Эльфиопия

    Страницы: 1 2 3 

    IV. Настоящая Эфиопия

    Из Арба-Мынча 19 марта мы направились сначала в Ченчу – деревню в 40 км к северу от города. Там, высоко в горах, живут ткачи народности дорси. Ткут яркие накидки, штаны, шляпы и т.п., но внешне ничем не отличаются от тех же галласов (галла) или сидамо, по краям которых мы проезжали. Гораздо большее впечатление произвела окружающая природа – хвойные леса, как в Карпатах, и раскинувшиеся внизу, словно крылья гигантской серебристой птицы, два озера – Абая и Чамо, над которыми низко-низко нависли белоснежные кучевые облака. Здесь близко экватор, а горы делают и небо ближе, и потому небо имеет мягкий нежно-голубой цвет. При этом оно кажется больше, чем даже у нас за городом. И становится как-то тепло и светло на душе... Я думаю, не только из-за красок, но ещё потому, что на Родину возвращаться всегда хорошо. Великий Африканский разлом, по которому мы движемся к югу – прародина всего человечества. И еще большой этнографический музей под открыым небом.

    Лет десять назад европейцев было здесь на порядок меньше. Сто лет назад их здесь почти не было. Первым описал эти края Александр Ксаверьевич Булатович в 1898 году, а первым губернатором Экваториальной Эфиопии стал тоже наш соотечественник Николай Леонтьев. Правда, потом он несколько зарвался, так, что Менелику пришлось его выслать из страны, но тем не менее именно России принадлежит заслуга в том, что эти земли были присоединены к Эфиопии и удержаны в её границах.

    Наша экспедиция носит громкое название "Дорогой русских исследователей Африки". Но это для пиара. На деле же, непонятно, как её называть правильнее. К примеру, тот же Булатович жил на Украине и похоронен там же. А первым из подданных Российской Империи в Абиссинии побывал Манучар Качкачишвили как минимум на 120 лет раньше Булатовича. Я президенту Саакашвили письмо напишу – организуем вместе экспедицию "Дорогой (великих) грузинских исследователей Африки". Деньги он получит там же, где и зарплату получает – из фонда Сороса, а их распределением займусь я сам...

    В благотворительный тур по странам Африки отправился певец Шура. Цель этой гуманитарной акции - показать голодающим детям континента, что голод - еще не самое страшное в жизни... (народный анекдот)

    Можно много и долго рассуждать о глобализации, о влиянии культур и цивилизаций друг на друга. Африка, пережившая период колониализма, являет собой наиболее удобный предмет для этих рассуждений. Эфиопия, во времена Менелика II сама являвшаяся "колониальной державой", стоит немного особняком, ибо сумела отстоять свою независимость от европейских государств. Но 2500 лет тому назад она сама подверглась мощному культурному влиянию южноаравийских царств, в результате чего и родилась уникальная эфиопская цивилизация.

    Я так скажу: не надо бить себя в грудь, мол "мы, белые, поработили черные народы Африки, и продолжаем их портить и развращать по сию пору". Не всё так просто. Конечно, европейские колонии в Африке – штука не очень хорошая, но и после ухода белых лучше не стало. Просто грабить народы Черного Континента стали "автохтоннные" (эндемичные) чиновники и племенные аристократы. Как и в экс-СССР: вместо партноменклатуры – новая "элита". Не надо строить из себя и Мать Терезу: кажущаяся бедность здесь не нищета в нашем понимании, а образ жизни. Люди жили здесь так и сотни, и тысячи лет назад, просто футболок не носили и воду пили не из пластиковых бутылок. Живут ли в нищете пигмеи? Или бушмены? Нет, они живут естественно, как жили их предки. Со своей системой ценностей. Без иностранной гуманитарной помощи.

    Часто можно слышать мнение, что в потребительском отношении к европейцам и вообще в исчезновении "эндемичной и аутентичной" культуры виноваты туристы. На самом деле, влияние международного туризма на менталитет нации не так уж сильно, как может показаться. Наоборот, иногда даже оно помогает консервации каких-то элементов материальной и духовной культуры, которые под воздействием глобализации исчезли бы вовсе. Так они сохраняются хотя бы в форме "традиционных деревень"и представлений для туристов. Лучше хоть что-то, чем вообще ничего.

    Наибольший вред наносили и наносят... духовные миссии и международные гуманитарные организации. Первые с остервенением пытаются всех африканцев обратить в христианство, вторые уже навели последних на мысли, что весь мир им должен. Я читал заметки одного миссионера, который посвятил достаточно много времени обращению племен мурси в апостольскую веру. Просто маньяк какой-то! Невольно приходит на ум печальный опыт Французской Полинезии, где такие же маньяки в сутанах сгубили цивилизацию "мореплавателей солнечного восхода".

    Мы живем в многоуровневом мире, в котором всё относительно. Как относительна разница между так называемыми богатыми и бедными странами и народами, ибо на получение куска хлеба люди затрачивают здесь и там одинаковое количество энергии. А если кто-то хочет дотянуть уровень жизни жителей Буркина-Фасо до уровня Люксембурга, то дадим ему флаг в руки и отправим в Африку строить общество всеобщего благоденствия! Мы разные, и это прекрасно. К сожалению, этого не понимают маньяки, старающиеся причесать весь мир под одну гребенку.

    В отличие от стран, испорченных "европеизмом", Эфиопия естественна. Здесь нет наигранности и "традиционных деревень". Все обряды, танцы, жилища, одежда, еда – НАСТОЯЩИЕ. Даже когда перед вами разыгрывают какое-то действо, то токмо для вашего удобства, а не для очковтирательства. В реальной жизни они делают то же самое, ведут себя так же. Так же одеваются, так же украшают себя. В этом отношении Эфиопия и интересна для путешественника. Она вообще вмещает в себя сразу несколько стран. Северо-Запад – это массивные нагорья, это монастыри и храмы, страна учености и восточно-христианского фанатизма. Это базальтовые стелы Аксума, горный монастырь Дебре-Дамо, скальные церкви Лалибелы и замки Гондэра. Это колыбель древнейшей африканской государственности, дожившей до наших дней. Восток – это равнины Данакиля, царство гордых кочевников-афаров и сомалийцев. На Западе, в долинах рек Собат и Баро живут нилотские народы ануак и нуэр. На Юге, в долине Омо и её притоков – чернокожие народы, говорящие на кушитских языках и на языках омотических (омотских), которых многие лингвисты относят к отдельной группе, отличной от кушитской.

    3000 лет назад кушиты были единственной этнической группой, заселявшей эту часть Африки, от верховьев Нила до побережья Индийского океана. Государство Куш существовало с XIX века до н.э., а в 1080 году до н.э. стало независимым от египетских фараонов.В середине I тысячелетия до н.э. на территорию, зачеленную кушитами, проникают переселенцы с аравийского полуострова – предки современных арабов. Смешавшись с автохтонами, они формируют сначала этнос аксумитов, а в исторической перспективе и современных амхара, тыграй, гураге. Бывшая окраина древнего мира стала одним из важнейших его центров. В III-IV веках нашей эры Куш был завоеван поднявшимся государством Аксум, а двести лет спустя армия аксумитов дошла до нынешней Медины в Аравии. Круг истории замкнулся.

    Культурный импульс, полученный от аравийцев, а затем и принятие христианства монофизитского толка поставили аксумитов и их прямых потомков в положение культуртрегеров среди своих теперь уже бывших кушитских собратьев. Амхарцы и тыграйцы стали смотреть на нехристианские (и не мусульманские!) народы как на дикарей, не заслуживавших уважения со стороны тех, кто ведет свою историю со времен царицы Савской. Разделение было как культурным, так и расовым (существует особая, "эфиопская" раса), ибо внешне "чистокровные" амхарцы скорее темнокожие кавказоиды, нежели негроиды. Размежевание существует и сейчас, несмотря на годы строительства социализма и связанного с ним обязательного братства народов.

    V. Народы Эфиопии

    Если попытаться найти народы, описанные Булатовичем в его книгах "От Энтото до реки Баро" и "С войсками Менелика II", на современной этнолингвистической карте, то можно попасть в довольно затруднительное положение, подобно тому, в какое попал наш Доктор Смерть, когда поинтересовался у Бини, как называется диск, который женщины-мурси вставляют с свои раскуроченные губы. Доктор был очень обрадован, узнав, что диск называется "плеть". Пришлось ему пояснить, что скорее всего речь идет об английской "plate" - тарелке, поскольку диск её напоминает (так же, впрочем, как и пепельницу). После необходмых уточнений удалось выяснить, что диск называется "шекла". Однако дальнейшие расспросы самих мурси показали, что "шекла" - это амхарское слово, а мурсийское название данного предмета – "деби". Поэтому скорее всего следует предположить, что Булатович записывал названия встречаемых им народов со слов его проводников-ашкеров, которые были, естественно, амхарцами. Плюс ко всему войны, голод и вызванные ими миграции привели к почти тотальному изменению и без того пестрой этнической мозаикиЭкваториальной Эфиопии. Подобно тому, как "слоны идут на север" (пароль из анекдота про Штирлица), масаи (машаи у Булатовича) мигрировали почти на тысячу верст к югу, на территорию Кении. Пожалуй, только мурле можно на 100% идентифицировать. Но они сейчас живут в основном в Судане. Народ "сурма" тоже можно с трудом найти на этнографических картах. Сурма сейчас – целая группа малых народов нило-сахарской языковой семьи, в число которых входят мурси. Сурма – тоже амхарский термин.

    Оставив в стороне всю эту путаницу, давайте обратимся к классической науке и рассмотрим, каковы есть кушиты.

    Кушиты говорят на языках афразийской семьи, и последние можно разделить на 5 групп: 1) северо-кушитскую (кочевники беджа на Севере Эфиопии и в Эритрее); 2) центрально-кушитскую (агау; именно народ агау создал мудрую династию, к которой принадлежал царь Лалибела); 3) восточно-кушитскую: афар, сомали, сидамо, галла (оромо), консо, арборе (эрборе), дасанеч (гелеб), цамай, варази; 4) западно-кушитскую (омотскую, сидама), которую западные лингвисты уже выделяют в отдельную ветвь языков афразийской семьи: хамер, ари, диме, каффа, моча, гимирра, валяйта и т.д.; 5) южно-кушитскую (некоторые народности Кении и Танзании). Уже сейчас кушиты составляют большую часть населения Эфиопии, а галла (галласы у Булатовича) вообще являются самым многочисленным народом страны. Правда, в большинстве своем они христиане, так что с амхарцами у них, можно сказать, стратегическое партнерство. Афары и сомалийцы – мусульмане; именно они составляли основу войска Мухаммеда Гранье в XVI веке, когда христианская Абиссиния чуть было не пала под натиском мусульманских кочевых орд. В бассейнах Омо и Баро ни мусульманство, ни христианство не имеют доминирующего значения. Здесь свои, "традиционные культы и верования".

    Какие этносы вообще населяют Эфиопию? Назовем экскурс кратко и ясно:

    Народы Эфиопии

    АМХАРА. 18.000.000 человек. Афроазиатская семья, семитская группа (далее для краткости языковая принадлежность будет обозначаться так: афроазиаты, кушиты и т.п.)
    АФАРЫ (ДАНАКИЛЬ). 1.000.000 человек. Афроазиаты, кушиты.
    АГАУ. 180.000 человек. Афроазиаты, кушиты.
    АРИ. 160.000 человек. Афроазиаты, омоты.
    АЛАБА. 130.000 человек. Афроазиаты, кушиты.
    АНФИЛЛО. 500 человек. Афроазиаты, омоты.
    АНУАКИ. 45.000 человек. Нило-сахарская семья, нилоты. Живут в долине реки Баро.
    АРБОРЕ (ЭРБОРЕ). 4.500 человек. Афроазиаты, кушиты.
    АРГОББА. 10.000 человек. Афроазиаты, семиты.
    БАИСО. 1.000 человек. Афроазиаты, кушиты.
    БАМБАСИ. 5.000 человек. Афроазиаты, омоты.
    БАСКЕТТО. 58.000 человек. Афроазиаты, омоты.
    БЕНЧ. 175.000 человек. Афроазиаты, омоты.
    БЕРТА.125.000 человек. Нило-сахарская семья, нилоты.
    БИРАЛЕ. Жили до недавнего времени в районе Вейту. Были очень малочисленны (50 человек). К настоящему времени практически вымерли или смешались с соседними племенами. Языковая принадлежность не определена.
    БОРО (ШИНАША). 20.000 человек. Афроазиаты, омоты.
    БУРДЖИ. 35.000 человек. Афроазиаты, кушиты.
    ДАСАНЕЧ (ГЕЛЕБ, МЕРИЛЛЕ). 33.000 человек. Афроазиаты, кушиты.
    ДИМЕ. 7.000 человек. Афроазиаты, омоты.
    ДИРАША. 50.000 человек. Афроазиаты, кушиты.
    ДОРСИ (ДОРЗЕ). 20.000 человек. Афроазиаты, омоты.
    ВОЛАЙТА. 1.300.000 человек. Афроазиаты, омоты.
    ЙЕМСА. 90.000 человек. Афроазиаты, омоты.
    ГАМО-ГОФА-ДАУРО (КУЛЛО). 130.000 человек. Афроазиаты, омоты.
    ГУРАГЕ. 1.900.000 человек. Афроазиаты, семиты.
    КАФФИЧО. 600.000 человек. Афроазиаты, омоты.
    КАРО. 250 человек. Афроазиаты, кушиты.
    КОНСО. 150.000 человек. Афроазиаты, кушиты.
    ЛИБИДО. 37.000 человек. Афроазиаты, кушиты.
    МАДЖАНГ. 15.000 человек. Нилоты.
    МЕЛО. 20.000 человек. Афроазиаты, омоты.
    МУРЛЕ. 200 человек. Нило-сахарская семья, группа сурма.
    МУРСИ. 45.000 человек. Нило-сахарская семья, сурма.
    НУЭР. 65.000 человек. Нило-сахарская семья, нилоты.
    ОРОМО (ГАЛЛА). 19.000. 000 человек.Афроазиаты, кушиты.
    ТЫГРАЙЦЫ. 3.500.000 человек. Афроазиаты, семиты.
    ЦАМАЙ. 9.000 человек. Афроазиаты, кушиты.
    ХАДИЙЯ. 950.000 человек. Афроазиаты, кушиты.
    ХАМЕР (БАННА, БЕШАДА). 50.000 человек. Афроазиаты, омоты.
    ХАРАРЦЫ. 22.000 человек. Афроазиаты, семиты.
    ЧАРА. 7.000 человек. Афроазиаты, омоты.

    Как ни кратковременно было наше путешествие (с 17 по 30 марта), мы проехали по землям как минимум половины народов из этого списка. Поначалу нас пугали тем, что самые недружелюбные люди – хамеры. Оказалось всё совсем наоборот...

    VI. Съемка в Гесергио

    Вечером 19 марта мы достигли городка Консо. В самом городке и вокруг него живет довольно многочисленный народ, который даже амхарцы считают трудолюбивее себя. Климат здесь достаточно засушливый, местность пересеченная, а что делают здесь ливни, смывающие плодородный слой почвы, мы видели, проезжая овраги величиною с Большой Каньон. Консо додумались строить террасы по склонам гор и холмов, для того, чтобы сохранить землю и влагу. Теперь ЮНЕСКО собирается включить эти террасы в свой реестр объектов мирового культурного значения. Скот консо держат в стойле, не выпуская его на "поля", а навоз собирают и используют как удобрения.

    Консо вообще народ своеобразный. Например, у них практикуется обряд погребения, при котором на могиле ставится так называемая "вага" - деревянная статуя покойного. Правда, делается это не во всех случаях, а только когда человек погибает в бою или от зубов и когтей хищников. Бени нам показывал несколько раз эти статуи, называя их "тотемами". У других местных языческих народов никаких подобий кладбищ мы не видели.

    Сам городишко Консо никакого интереса не представляет, но в двадцати верстах от него лежит деревня Гесергио. Местные гиды называют её New York Village. Дело не в архитектуре её хижин, а в пейзаже, который открывается за деревней: она стоит на краю широкого каньона, "стены" которого изрезаны эрозией так, что создается впечатление, будто перед тобой – ряд конусообразных, остроконечных башен. Зрелище грандиозное, однако едва ли смахивающее на Нью Йорк, каким он представлялся смотрящему на него с палубы парохода эмигранту из Бердичева.

    Первый контакт с местным населением погружает нас в тяжелую реальность, с которой нам надо будет мириться в ближайшие несколько дней. Бени предупредил, что прежде чем фотографировать кого-то, надо договориться о цене. Обычная такса на Юге Эфиопии – 2 бырра.

    - Один снимок обычно стоит два бырра, - предупредил Бени.
    - То есть тому, кого я снимаю, я должен 2 бырра? – решил уточнить я.
    - Да. И за каждый снимок – 2 бырра.
    - И что же, они будут считать, сколько раз я нажму на затвор?
    - Будут. Они очень догадливые.

    Вырисовывалась перспектива, похлеще чем с зажравшимися "пирамидальными" бедуинами Египта. Дело не в копеечных двухбыррах, просто сам процесс собирания гонораров "фотомоделями" дезорганизовывал процесс съемки как таковой. Справедливости ради надо сказать, что среди аборигенов попадались довольно сообразительные модели, которые правильно понимали, зачем к ним в деревню приехали люди с фотоаппаратами и видеокамерами: не просто поснимать немые манекены, а запечатлеть какое-то действо, жизнь деревни. Иначе в объективе оказывалось либо застывшее лицо, не выражавшее никаких эмоций, либо лицо, перекошенное злобой, губы, посылающие проклятия на голову того, кто замыслил не заплатить за съемки двух бырр ("эти белые все жулики!"). Наиболее "продвинутые" жители деревни приглашали к себе во дворы и хижины, показывали свой быт, свою семью. И естественно, зарабатывали гораздо больше, чем жалкие два бырра. Улыбкой всегда можно заработать больше, чем угрозами.

    Второе испытание ждало нас тогда, когда в тот же день, 19 марта, мы заехали в деревню народа арборе (эрборе)... На поляне выстроились разукрашенные арборейцы, при этом выстроились грамотно – в ряд. Напротив встали мы. Шестнадцать человек. В ряд. С виду это напоминало "стенку" на льду Москвы-реки на Масленицу 1914 года. Бени пошел договариваться с вождем племени насчет разрешения на съемки. Обычная такса в этих краях за "общее разрешение" - 30-50 бырр с машины. Но это разрешение – очень общее. То есть ни к чему не обязывающее. Всё равно снимаемому придется платить 2 бырры, или 10, в зависимости от того, насколько ты его задействуешь. А сниматься хотят все. Потому что план. У нас, у тех кто снимает на видео, свой план по планам (*план- кадр по телевизионной терминологии). У них – план по сбору денег с богатых белых придурков, которые приехали в "зоопарк" за дешевой экзотикой. В связи с тем, что вождь племени был пьян, он не мог держать ситуацию под контролем, да и вообще вряд ли кто-нибудь здесь мог хоть что-то контролировать. После того, как мы рассеялись и вошли в гущу аборигенов, начался полный беспредел: белые фотоохотники отбивались от наседавших черных фотомоделей как могли; наиболее физически крепкие вырывались за пределы деревни и снимали на длинном фокусе (*длинный фокус – увеличение) пока их не настигали разъяренные арборейцы, соображавшие наконец, что кто-то издали их снимает, не заплатив. Я просто не выключал камеру, нося её под мышкой. Поставить где-нибудь штатив если и удавалось, то только на пару-тройку минут. Единственным, что несколько разрядило ситуацию, было состязание по стрельбе из лука, которое организовал Сергей Пахомов. Я поставил на пенек коробочку из-под фотопленки и пообещал приз в 10 бырр тому, кто попадет. Стреляют арборейцы метко, так что коробочка долго на пеньке не простояла. Потом Сергей придумал соревнование по прыжкам в длину. Под занавес я собрал наиболее симпатичных и сообразительных ребятишек, порепетировал с ними немного и научил кричать в камеру хором "Русский экстрим". Последнее слово давалось им сложнее всего; получалось что-то вроде "Русский эсрим" или даже "Айскрим". В результате они всё-таки прокричали пару раз название программы правильно. Но взрослым не понравилось, что я учил их детей кричать в камеру какие-то непонятные, наверняка похабные слова. С большим трудом мне удалось добежать домашины. С ещё большим трудом машине удалось вырваться из кольца окружения и догнать наш автокараван, на полных газах удалявшийся от стойбища гостеприимных арборейцев.

    Пришла пора приоткрыть карты и объяснить, зачем нам нужны съемки. С фотографями всё понятно, а вот видео нам надо для программ "Русский экстрим" и "Их нравы". Главными героями команды "Русского экстрима" у нас выступают Егор Бероев, он же Фандорин из "Турецкого гамбита" и его жена Ксения Алферова. Люди они очень любознательные, во многих вещах хорошо подкованные. Так что здесь они оба – очень даже в теме.

    Сюжеты для "Их нравов" снимает оператор Петр Паничкин. Сегодняшее посещение деревни арборейцев его просто всбесило. И не только его. Меня тоже. Не знаю, как Алексея Бражникова, корреспондента "Их нравов". У него на лице всегда написано, что ему весело и хорошо. А вот Эдуард Резник, который тоже для "Русского экстрима" кое-что снимает, был настолько обескуражен при первой же встрече с арборейцами, что был готов сейчас же развернуться и уехать в Кению. Конечно, просто так уехать в Кению ему бы никто не дал, прежде всего пограничники, но видно было, что человек очень расстроен. Только Костя Букарев непоколебим, как скала.

    Лучше всех себя чувствовали Доктор Смерть с Киллером, любители "глубокого туризма", которые начали стихийное братание с местным населением.И еду их попробуют, и напитков выпьют, и девок местных – красавиц – поцелуют. Вообще, я давно заметил, что в Африке многие впадают в состояние безудержного веселья. Видимо, колыбель человечества провоцирует приступы синдрома Питера Пена.

    Кстати, это имя в Эфиопии лучше не произносить. "Гив ми э пен!" (Дай ручку мне!) – это обращение детворы и студенчества в этой стране стоит на втором месте после заклинания "Ван бырр!" (один бырр). Даже в учебнике английского языка, который коварные глобалисты спецально издали для развращения юных эфиопских душ, первая фраза так и звучит: “Give me a pen!”

    Мини-словарик местного пиджн-инглиш выглядит примерно так:
    1. Мистер, ван бырр! (Господин, один бырр, пож-та!)
    2. Мистер, ту бырр!(Господин, два бырра, пож-та!)
    3. Гив ми э пен! (Дайте мне ручку!)
    4. Ай эм э стьюдент!(Я студент!)
    5. Ай эм вери пуэ!(Я очень бедный!)
    6. Ай эм вери хангри! (Я очень голоден!)

    О просьбах дать денег на мяч для сколачиваемой деревенской (городской) сборной по футболу и (или) прислать по почте кроссовки я уже рассказывал в повести "Путешествие в Средиземье". Диалог с пареньком-хамером из нашего кемпинга в Турми, куда мы прибыли вечером 19 марта, привнес нечто новое в мою коллекцию "баек попрошаек":

    - Мистер, у вас есть русские доллары?
    - Русских долларов не бывает. Есть американские доллары и русские рубли.
    - Мне нужны русские рубли. Я студент ( см. словарь, №4), я собираюсь в Москву.
    - О, как хорошо! Но у меня все равно нет рублей. Правда, если ты привезешь в Москву доллары, ты не пропадешь.
    - Мистер, а у вас есть доллары?
    - Конечно, друг мой (my friend!- очень распространенное обращение в Африке; к вам так обращаются даже тогда, когда в темном дакарском переулке приставляют нож к горлу и просят выложить наличность), у меня они есть, и я готов даже поменять их на бырры. Сколько тебе надо? 100? 1000?
    - Тысячу.
    - Ну что ж, я сейчас принесу доллары. А у тебя есть деньги для обмена.
    - (См. словарь, №5)!
    Вы можете спросить, как на всё это реагировать. В данном случае я громко рассмеялся. Ну не мог я сдержаться. Такой уж смешливый. Во всех остальных случаях предпочитаю вообще даже не смотреть в сторону приставалы. А если от меня кто-то что-то и получает, то я стараюсь подчеркнуть, что человек эти деньги именно заработал, а не выпросил. Показываю это не столько для него, сколько для окружающих, которые уже тянут руки за волшебным ванбырром. Диалоги же с обычными попрошайками меня только поначалу забавляли, потом надоели своим однообразием.

    Николай Баландинский
    11/04/2005

    Страницы: 1 2 3 

    Эльфиопия - фотографии из Эфиопии - Travel.ru
    Эльфиопия - фотографии из Эфиопии - Travel.ru
    Эльфиопия - фотографии из Эфиопии - Travel.ru
    Эльфиопия - фотографии из Эфиопии - Travel.ru
    Эльфиопия - фотографии из Эфиопии - Travel.ru
    Эльфиопия - фотографии из Эфиопии - Travel.ru
    Эльфиопия - фотографии из Эфиопии - Travel.ru
    Эльфиопия - фотографии из Эфиопии - Travel.ru
    Эльфиопия - фотографии из Эфиопии - Travel.ru
    Эльфиопия - фотографии из Эфиопии - Travel.ru
    Эльфиопия - фотографии из Эфиопии - Travel.ru
    Эльфиопия - фотографии из Эфиопии - Travel.ru
    Эльфиопия - фотографии из Эфиопии - Travel.ru
    Эльфиопия - фотографии из Эфиопии - Travel.ru
    Эльфиопия - фотографии из Эфиопии - Travel.ru
    Эльфиопия - фотографии из Эфиопии - Travel.ru

    Новости из Эфиопии

    08.10.19 Ethiopian Airlines вернет Boeing 787 на рейс Аддис-Абеба - Москва, но добавит остановку на маршруте
    21.12.18 Ethiopian Airlines уберет Boeing 787 Dreamliner из Москвы
    28.11.18 Ethiopian Airlines снова отложила запуск рейсов из Аддис-Абебы в Москву
    20.11.18 Ethiopian Airlines решила летать из Аддис-Абебы в Москву напрямую
    19.10.18 Ethiopian Airlines меняет Шереметьево на Домодедово
    11.09.18 Ethiopian Airlines отложила запуск полетов в Москву
    07.08.18 Ethiopian Airlines сократила частоту будущих полетов из Аддис-Абебы в Москву
    04.06.18 Ethiopian Airlines хочет летать из Аддис-Абебы в Москву через Стамбул
    11.03.16 Свияжск, Севастополь, Кольский полуостров и Бурятия входят в топ-20 главных направлений года
    21.11.15 Ethiopian Airlines поставила на рейс экипаж, целиком состоящий из женщин