Кенийские откровения



    Как всегда, вопрос о поездке куда-нибудь на майские праздники остро и неумолимо встал почти в самый последний момент (кто же мог знать, что праздники наступят вовремя и так стремительно). После новогодней поездки в ЮАР (впечатления о которой впоследствии придется вывешивать под рубрикой "триллер") ощущение, что надо ехать в Африку были столь очевидно, что деваться нам было практически некуда, тем более, что в ЮАР животных мы толком и не посмотрели. Выбор пал на Кению, так как цены для Африки вполне божеские, все животные присутствуют, также сыграло немаловажную роль, что мы оба вымотались так, что хотелось тупо лежать на пляже и просто балдеть, а пляжи Момбасы подходят для этого как нельзя лучше. И под воздействием этой усталости мы совершили огромную, непростительную ошибку, а именно: запланировали только одно сафари в Масаи Мара. Остальное время было с наслаждением предусмотрено на пляж.

    Перед отлетом сделали прививку от желтой лихорадки (для поездки в ЮАР она не требуется). Лично у меня она прошла вообще без последствий, а вот у супруги на короткое время поднялась температура (что она и объяснила тем, что у нее сильный иммунитет, в отличие от моего, во как). Затем был куплен пресловутый лариам, и на этом медицинская часть подготовки была закончена.

    Летели Эмиратами, все как всегда хорошо за исключением того, что по прилету в Найроби шел хотя и мелкий, но затяжной коварный дождь. Он то и сыграл с нами злую шутку. Багаж выгружали очень долго, так как тележки для развоза багажа открытые, без крыши, и грузчики опасались намочить багаж. Во время ожидания наше внимание привлекла одна местная женщина, она как-то странно себя вела, а потом подошла ко мне и что-то спросила. Пришлось обращаться к помощи переводчика (конечно своего). Вопросы были немного странные на тему, а почему вы здесь так долго, куда следуете и т.д. Спустя какое-то время она призналась, что работает в полиции и контролирует зону выдачи багажа на предмет сохранности последнего.

    Наконец, вещи получены, на выходе нас встречает очень обеспокоенный водитель, который должен отвезти нас на местный аэродром для вылета в Масаи Мара, а времени в обрез из-за задержки багажа. Накрапывает мелкий противный дождик, но на этом неприятности не заканчиваются, впереди огромная пробка, водитель делает что может, объезжает по обочине, по встречной (видимо таких штрафов как у нас еще нет), но дело швах. Наконец видим из-за чего сыр- бор, перевернулся грузовик и подъехавший на помощь кран перегородил всю дорогу (вот так всегда в жизни, неприятности одних оборачиваются крупными неприятностями для других). Наш водитель весь на нервах, постоянно звонит куда-то, ему звонят, о чем говорит, мы не понимаем, говорит-то на каком-то своем наречии.

    Инга успокаивает меня и говорит, что волноваться нечего, так как местные линии всегда немного опаздывают. Наконец проезжаем пробку, водитель сворачивает в проулок (оказывается он все время запрашивал у диспетчера загрузку по дорогам), несемся, насколько позволяет возможность, наконец аэродром, до вылета еще 10 минут. Выскакиваем, бежим на регистрацию…
    - ваш рейс 5 минут как улетел.
    - как улетел, еще же 10 минут?
    - возникла угроза дождя на аэродроме прилета и рейс улетел раньше.

    Инга смотрит на меня жалкими глазами и на какое-то время впадает в ступор (водитель тоже). Следующий рейс только завтра утром. Делать нечего, надо решать проблему размещения. Водитель созванивается с офисом и нас решают поселить в отеле цепочки "SERENA", таком же, в каком мы должны жить в Масаи Мара, поэтому ночевка обходится нам бесплатно, в зачет ночевки в парке. Отель расположен недалеко от центра, во внутренней территории расположен большой бассейн, есть зимний сад. Выходить в город вечером без сопровождения не рекомендуется, да и не особо хочется, тем более, что супруга немного прихворнула. Погуляли по саду, посидели возле бассейна, взгрустнули по поводу несчастной судьбы и пошли ужинать. Как всегда, ужин поднял настроение, тем более что мы выпили бутылочку своего любимого красного "Шираза" (отступление по поводу южноафриканских вин сделаю в рассказе о ЮАР).

    Утром приехал представитель принимающей стороны, оформил нашу выписку, и мы поехали в аэропорт. На сей раз рейс улетел как и положено с небольшой задержкой.

    Надо сказать, что небольшие самолеты выполняют роль рейсовых автобусов, так как наземное сообщение не всегда возможно. Поэтому наш небольшой самолетик несколько раз садился и взлетал, выгружая и принимая по нескольку пассажиров, что на самочувствии моей супруги сказывалось не очень здорово. Наконец приземлились на какой-то взлетной полосе, и пилот попросил всех выйти из самолета, оказалось ему не понравилось что-то в двигателе, и он решил проверить его на земле. Пока он гонял двигатель на разных режимах, моя Инга хоть немного проветрилась. Наконец летчик бодрым голосом объявил, что все готово к продолжению рейса, но меня порадовало, как все настороженно отреагировали на это радостное событие. Народ подошел к пилоту и настойчиво выпытывал точно ли все в порядке, так что мне не пришлось прибегать к помощи моего приболевшего переводчика. Но вот все удостоверились в честности летчика и расселись по своим местам, а следующая остановка была как раз наша, так что мы недолго испытывали компетентность нашего пилота как техника-ремонтника.

    По приземлении к нам подошел круглолицый гид, представился Сэмом, погрузил наши вещи в машину, и мы поехали в лодж. По дороге как всегда начинается сафари, Инга, плохо себя чувствовавшая, попросила немного его сократить, но, стоило ей увидеть зверей, как болезнь отступила перед великим инстинктом зоолога-первооткрывателя (сказывается первое биологическое образование). А теперь само время рассказать читателю, что из себя представляет заповедник Масаи Мара. По нашему (по- бразильски) Масаи Мара очень похожа на степь, по которой в зависимости от сезона бродят многочисленные стада антилоп гну, зебр, буйволов, слонов и прочей живности. А на них охотятся львы, леопарды, гепарды, гиены и хищники помельче. Степь эта огромна, со всех сторон огорожена высокими холмами, а со стороны Танзании естественной преградой является река Мара, и давшая название заповедника вкупе с народом ее населяющим, то есть масаями. Во время Великой Миграции через Мару и переправляется Великое Стадо в бескрайние просторы еще более огромной степи Серенгети, где и проводит большую часть года. Мы приехали в Масаи Мара в мае, когда Великое Стадо находилось в Серенгети, поэтому нам удалось увидеть только малое количество и гну и зебр. Зато всех остальных животных удалось увидеть сполна. Ну, вот, отступление закончено, продолжаем повествование.

    Прямо в двух шагах от взлетной полосы стоит парочка жирафов, и не просто стоит, а явно собирается что-то делать, но стоило нам приблизиться, как они пристально уставились на нас с явным неодобрением (в общем-то, я их понимаю, сам такого не люблю). К радости этой парочки, мы фотографируем их и продолжаем свой путь.

    Здесь я вынужден сделать еще одно небольшое отступление и рассказать, почему качество некоторых фотографий оставляет желать лучшего. Поскольку Инга плохо себя чувствовала, а я в основном снимал на видеокамеру, то впоследствии мне пришлось делать снимки в режиме стоп-кадра, а они, к сожалению, получаются не очень хорошего качества, но это единственный способ продемонстрировать все, что нам удалось "подсмотреть".

    Едем дальше, как вдруг Сэм притормаживает и показывает нам рукой куда-то вправо по ходу движения, мы ничего не видим, и недоумевая смотрим на гида, а он снова показывает вправо и говорит, что видел львов. Проходит две или три томительных минуты ожидания, и … на дорогу выходит львица, поворачивает голову и смотрит на нас оценивающе, затем, рыкнув переходит дорогу и скрывается в густой траве. Спустя короткое время за ней появляется львенок, потом еще и еще, и наконец последний львенок выходит на дорогу, осматривает нас, слегка недоумевая, а что мы-то здесь делаем, когда они идут по делам. Но, пока он размышлял о нашем существовании, его сородичи уже скрылись в траве, и он немного промахнулся с входом, пройдя немного ниже, изучая нас. Через минуту после прохода последнего львенка показалась еще одна львица, замыкающая процессию. Она внимательно оглядела нас, посмотрела назад и, убедившись, что все прошли, сама не спеша скрылась на противоположной стороне. Но это еще далеко не все. Первая львица дошла до небольшого холмика, залезла на него и, развернувшись назад, пристально наблюдала за всей процессией, и от ее всевидящего ока не укрылась оплошность последнего переходившего львенка. Она издала легкий рык, и наш заблудившийся дружок выскочил из травы, быстро вернулся вперед по дороге, и войдя в нужное место, скрылся в зарослях. После чего вся кавалькада исчезла высокой траве. Меня немного удивила реакция нашего рейнжера, он сидел, и радостно-глуповатая улыбка блуждала на его черном круглом лице, как будто он увидел очень редкое зрелище. На самом деле ничего странного здесь нет, все люди работающие в заповедниках любят животных не за деньги, а просто так от души, лично мы встречал в Африке только таких (может, нам повезло).

    Продолжаем разговор (в смысле сафари). Вот проезжаем мимо стада жирафов, один очень забавно чешет длинную шею о поваленный ствол. Подъезжаем к одиноко стоящему дереву, которое дает хоть какую-то тень посреди этой знойной степи. Конечно же, ее оккупировали цари зверей в количестве пяти штук, кои без задних ног и дрыхнут, не обращая ни малейшего внимания на подъехавший джип. Только один поднял голову, посмотрел на нас мутным взглядом, словно сказал: "а, это снова вы…" и вновь свалился как подкошенный. Больше они не только не подняли головы, но даже и ухом не повели в нашу сторону.

    Наконец Сэм говорит, что мы подъезжаем к лоджу, крутим головами и ничего не видим, кроме небольшого зеленого холма впереди. Наш лодж так искусно вписан в окружающий ландшафт, что непосвященный сразу и не догадается, что здесь человеческое жилье. Это Mara Serena Safari Lodg. Оформляемся очень быстро, бросаем вещи и выходим посмотреть на окружающий вид, а вид открывается потрясающий. Мы на вершине холма, и все просторы Масаи Мара прямо под нами - вот стадо слонов идет в сторону реки, вот одинокий жираф бредет к группе акаций, а вот буйволы уходят прочь. И все это можно наблюдать прямо со смотровой площадки у бассейна, правда необходим бинокль, но ведь у настоящего натуралиста он всегда под рукой.

    Наблюдая это великолепие, не сразу замечаю небольшую, очень ярко раскрашенную ящерку, которая греется на солнце неподалеку. По всей вероятности это сцинк, хотя на сто процентов не уверен. А внизу прямо под нами пробегает стайка мангустов, так быстро, что не успеваю их снять. Люди потянулись на обед, пора и нам, ведь потом нас ждет вечернее сафари по равнинам Масаи Мара.

    День второй

    Грузимся в машины, они открытые, сверху брезентовый тент от солнца и дождя. Джипы красивого зеленого цвета, на боках надписи и логотипы лоджа. Но мы оказываемся не одни, снами садятся три каких-то бородача мусульманина. Они приветствуют нас фальшивыми улыбками, один садится впереди с водителем, двое других на сиденье сзади нас. Не выдерживаю и говорю Инге: "Прямо Алькаида какая-то". Получаю удар в бок и шипение: "Ты что, это же международное слово, все понимают". Будто в подтверждение, старший косится на меня с переднего сиденья. Ничего не остается, как преувеличенно громко поинтересоваться у Сэма скоро ли трогаемся. Он бодро отвечает, что готов, и мы выезжаем.

    Не успеваем спуститься с нашего холма, как навстречу нам идет птица-секретарь, важно переступая своими длинными ногами и выискивая в траве змей и ящериц, коими она и питается с удовольствием. Между прочим, занесена в Красную книгу, как исчезающий вид. Останавливаемся, снимаю на камеру, как вдруг слышу голос старшего бородача: "Go,go". С удивлением смотрю на него и оказываюсь не один – Сэм тоже оглядывает его с нескрываемым изумлением. А этот приверженец ислама небрежно показывает рукой, мол поехали, чего тут смотреть. Я уже подбирал в голове наиболее приличные из известных мне английских слов (а в уме как назло крутится то fool, то fack you), как Сэм опережает меня, говоря, что если кто куда-то торопится, то может следовать своей дорогой с той скоростью, которой ему подсказывает его разумение, а мы приехали сюда смотреть животных. Я утвердительно крякаю и вызывающе смотрю на попутчиков. Два боевика сзади молча ждут указаний своего старшего, тот досадливо морщится, бормочет что-то про себя, но на открытую конфронтацию не идет. Победно переглядываемся с Сэмом, и с это минуты он нарочито обращается только к нам и Ингой, спрашивая, пора ли продолжать путь или мы еще не насладились созерцанием той или иной сценки из жизни природы, и напрочь игнорируя попытки бородача подгонять нас.

    На самом деле, мне до сих пор непонятно кой черт занес их на эти галеры, в смысле в Масаи Мара, животные интересовали их как свинина в пост, то есть никак. Я и по сей день думаю, что это были какие-то эмиссары или разведчики, косившие под туристов. Но получалось у них плохо, задние все время засыпали и клевали носом, пока старший не будил их гортанными криками, тогда один вскакивал, делал своей мыльницей снимки чего попало, и дальше валился спать. Все таки, надо было проявить бдительность и сдать их в местное ВЧК, или как там у них называется (до сих пор совесть мучает иногда). В общем наша любовь к животным снова подверглась суровым испытаниям, но я хочу сразу успокоить своих читателей и заявить, что мы с достоинством и терпением вышли из этой сложной ситуации, и стали еще более закоренелыми животолюбами и природофобами! В чем, надеюсь, вы и убедитесь из дальнейшего повествования, вот!

    По дороге то и дело попадаются стада антилоп импала, то гаремы самок со своим доминантным вожаком, то стада молодых самцов, еще не добывших себе самок в честном бою. Хотя трава и достаточно высокая, она не дает укрытия крупным животным, поэтому слонов, буйволов, зебр и антилоп гну видно издали, хотя двух последних очень мало, они все сейчас в Серенгети на территории Танзании. Масаи Мара похожа на ровную бесконечную степь, пронизанную извивающимися ниточками дорог, сходящимися, расходящимися, перекрещивающимися, разветвляющимися, живущими своей жизнью. Гид постоянно разговаривает по рации, получая наводки от своих коллег. Вот он положил рацию, сказал, что недалеко замечена семья гепардов, поймавшая добычу, и мы доблестно бросаемся вперед (несмотря на балласт сзади). Прибываем вовремя, импала уже частично обглодана; гепарды вынуждены есть очень быстро, ведь лев, леопард и гиена отнимут их добычу в один момент. Но сейчас никого нет и гепарды не спеша вкушают трапезу, не забывая однако посматривать по сторонам.

    Пересекаем реку Мара, она сейчас местами очень неглубокая, даже не верится, что в период дождей здесь утонет несколько десятков или сотен обессиленных зебр и гну, и крокодилы, пресытившись, будут лениво отрывать куски мяса от их разбухших туш. Но сейчас все спокойно, и ничто не предвещает этой ежегодной трагедии. Закон дикой природы неумолим: смерть одних - всегда жизнь для других. Периодически из высокой травы выскакивают семейства бородавочников, и смешно задирая свои тоненькие хвостики, пропадают в траве. Два водяных козла, устав от выпаса прилегли отдохнуть на травку. Надо сказать, что хищники нападают на водяных козлов крайне редко, только в период голода. Объяснение здесь простое – их мясо очень вонючее и маслянистое, поэтому пока будет возможность, в первую очередь охота будет идти на импал, зебр, гну и буйволов (мне кажется козлы на них не в обиде). Впереди на фоне бескрайней саванны отчетливо выделяется одинокое дерево. Но, подъехав, понимаем, что оно не одиноко, грифы свили гнездо на верхушке и обозревают свысока окрестности. Стало прохладнее, солнце клонится к закату, наш путь лежит обратно в наш гостеприимный лодж, тем более что моджахеды уже в открытую хотят перейти к военным действиям. Прощаемся с Сэмом, получив инструкции на утреннее сафари, идем на ужин и ложимся спать.

    День третий

    Утром выясняется интересная подробность, оказывается, из нашего номера далеко не все собираются ехать на сафари. Некоторые особи женского пола по причине плохого самочувствия собираются отправить на борьбу с моджахедами меня одного! Мое законное негодование, как всегда не возымело никакого действия. Делать нечего, настроив себя на сражение с превосходящим силами противника, иду к машине. Возле нее дожидается один Сэм, спрашиваю где "Алькаида", получаю ответ: "Они не поедут, вчера устали". Да не устали они, а либо высмотрели, что надо, либо надоело притворяться (а, может, узнали про мой воинственный настрой и испугались?). Последняя мысль так согрела мое сердце, что не сразу надел ветровку, а только когда окоченевшее тело остудило горячее сердце. По утрам, пока не встанет солнце, довольно прохладно, а учитывая встречный ветер от движения, тем паче. Солнце только- только встает, птицы вовсю свистят и чирикают, впереди в утреннем тумане бесшумно плывут огромные тени, это слоны уже начинают день. Поднимаемся на холм, и прямо перед нами оказывается стадо буйволов, они перестают жевать свою жвачку и пристально, не мигая, уставились на нас. Буйволы всегда смотрят в одну сторону, поэтому возникает слегка жуткое ощущение, что мы мешаем всему стаду, а их там около сотни. Рейнджер предусмотрительно не подъезжает слишком близко, у него на машине еще остался след от встречи с огромным быком. Постояв немного, продолжаем свой путь, и буйволы снова принимаются пережевывать траву.

    Сэм привез меня к каким-то норам, глушим машину и ждем. Вот осторожно показывается чей-то нос, втягивает воздух и пропадает. Сэм причмокивает, видимо это сигнал, что все спокойно, потому что через минуту из нор вылезают несколько пятнистых гиен, их шерсть кажется красной в лучах восходящего солнца. Где-то на горизонте виднеется воздушный шар, он низко и бесшумно летит над землей, позволяя сидящим в нем воздухоплавателям любоваться видом утренней саванны.

    Постоянно встречаются антилопы топи и импалы со спринбоками. Наблюдаю интересное содружество самцов импалы и топи. Пока один щиплет траву и, соответственно наклоняет голову, другой, забравшись на небольшой бугорок зорко смотрит по сторонам. Через некоторое время они меняются местами, этот симбиоз дает им неплохие шансы заметить подкрадывающегося хищника, до того как он выйдет на дистанцию атаки. Радуемся за сообразительных антилоп и продолжаем путь, тем более что Сэму уже дали какую-то наводку по рации. Через пятнадцать минут догоняем двух львиц, бредущих по открытому пространству, гид говорит, что это наши старые знакомые, только без львят. Они охотились ночью, и спрятали малышей в безопасном месте, а сейчас спешат найти свое потомство. Немного проводив их, желаем скорейшего воссоединения и едем на завтрак в лодж. Но, оказывается, нас ждет сюрприз на завтраке. Сэм предлагает мне сходить за Ингой и вернуться, так как завтрак будет на природе.

    Не успеваю переступить порог номера, как меня сразу огорошивают историей, как она наблюдала за утренней охотой гиен и на ее глазах они со страшным хохотом разорвали бедную импалу. Оказывается для сафари лучше из номера не выходить. Успокаиваю возбужденную супругу и тащу к машине, получая по дороге все новые и новые подробности происшествия. Сэм тоже получает свою порцию рассказа, восхищенно цокает и закатывает глаза, не забывая поглядывать на дорогу. Приехали прямо к реке, Сэм показывает на тропинку и приглашает нас идти туда, хотя обычно мы сами никуда не ходим. Опасливо продвигаясь вперед, замечаем невдалеке столик, а возле него молодца масая, который недолго думая наливает нам по полному фужеру шампанского (а в голове проносится знаменитое: "Шампанское по утрам пьют только аристократы или дегенераты"). Резонно представляя себя первыми, хлопаем по фужерчику. Как ни странно, трава мгновенно становится зеленее, а солнце желтее. Нас приглашают пройти дальше.

    Еще несколько шагов и мы оказываемся на небольшой полянке, превращенной в лужайку для пикника. Стоит несколько накрытых столиков, невдалеке полный набор шведского стола с поварами в белоснежных колпаках. Просто именины сердца какие-то! Требуем продолжения банкета и тут же его получаем. Но самое интересное состоит в том, что крайние столики стоят прямо у воды, в которой плещутся… бегемоты. Берег, конечно, крутой, так что они нас не достанут в любом случае. Это совсем не лишне, бегемот едва ли не самое опасное животное Африки. Выпиваем, закусываем, бегемоты резвятся в двух шагах. К нам подходит еще один воин-масай и приглашает на небольшую экскурсию.

    Оказывается, по соседству с нами, метрах в пятидесяти, в небольшом затоне, лежит парочка огромных нильских крокодилов, прикидывающихся бревнами. Хотел было подойти поближе и сфотографировать, но масай не позволил, объяснив, что их малоподвижность весьма обманчива. Крокодил может мгновенно перейти от фазы "бревна" к фазе стремительного нападения. Покачав печально головой, воин поведал, что его брата недавно изуродовал огромный крокодил. Возвращаемся назад, как вдруг из лесочка на противоположной стороне выбегает большой бегемот и бойко несется к воде, едва успеваю "щелкнуть" этого спринтера. К сожалению, всему хорошему приходит конец, вот и наш завтрак не миновала сия горестная участь. Фотографируемся с масаем, с Сэмом и едем собираться к отъезду (конечно, не забыв дать небольшие чаевые воину и Сэму). Наконец, вещи погружены и мы едем на аэродром. Что это за конструкция предлагаю судить вам по фото. Благополучно прилетаем в Найроби и узнаем, что наш рейс задержан по погодным условиям в Момбасе, говоря проще, там идет сильный дождь. Наши мокрые приключения в Африке продолжаются!

    День четвёртый

    Честно говоря, сидеть в местном аэропорту в Найроби, не самое лучшее времяпровождение. Там есть все необходимое для пересидки, но не более того. Поэтому, когда объявили наш рейс в Момбасу, мы, мягко говоря, обрадовались. С другой стороны, я прекрасно помню нашу посадку в Йоханнесбурге в канун Нового 2006 года, когда непрерывные молнии озаряли бледные от ужаса лица попутчиков и весь самолет стоя аплодировал летчикам, которые, по сути ничем и не могли помочь, если бы молния вдруг решила проверить нас на крепость и вшивость. Являюсь фаталистом по сути и по знаку гороскопа, но постоянно испытывать судьбу, считаю не правильным и глупым занятием. Сказано же: "Не искушай Господа своего". Прилетев же в Момбасу, и увидев огромные лужи и слегка моросивший еще дождик, и услышав уходящие раскаты грома, справедливо решил, что переждать грозу лучше в плохоньком здании аэровокзала, чем в комфортабельном фюзюляже самолета.

    Водитель нас уже дожидался и ничем не показал, что ему пришлось ждать нас лишних три-четыре часа. Загрузив вещи в багажник микроавтобуса, он пригласил нас в салон и мы тронулись. Аэропорт Момбасы находится на острове. Поэтому надо переправиться на пароме через узкий морской пролив, проехать собственно через город и через часа полтора прибываем в отель Диани Риф. Саму дорогу помню смутно по двум причинам: во-первых, уже устали и хотели спать, а во-вторых, все-таки моросил дождь, да и освещения на улицах как вы понимаете, не было. Эту дорогу жизни, я опишу на обратном пути из Момбасы уже днем. Быстро проходим формальности, принимаем душ и блаженно падаем в объятья давно поджидавшего нас сна.

    Проснувшись утром, понимаем, что фраза: "как Новый Год встретишь, так он и пройдет"- верна по определению. В окне монотонно стучит мелкий, но противный дождик. Но, никакое природное явление не может победить тягу русского путешественника к завтраку. Встаем, умываемся и спускаемся в ресторан. Завтрак вполне традиционен: яичница или омлет, салаты, колбасы, сосиски, мармелад и сливочное масло. Ну, кто может объяснить мне эту мистическую особенность моего организма? Дома я уже лет как двадцать не ем бутерброды со сливочным маслом, а вот в самолете и в отеле просто не могу обходиться без этого кулинарного изыска. Режешь в самолете эту несчастную булочку тупым пластмассовым ножичком пополам, проклиная всю Алькаиду вместе взятую, а она, подлая, злорадно крошится, что автоматически приводит в действие механизм воспитательного зуда моей добрейшей супруги: "Опять ты весь обкрошился (облился, испачкался и т. д.)"? Ну как объяснить этой врожденной добродетели и аккуратности, что булочка во сто крат вкусней, когда намажешь ее по половинкам, а не сверху? В отеле, слава Богу, нет такой проблемы: чинно кладешь ломтик хлеба в тостер, и пока набираешь себе тарелочку-другую заморить червячка, он выплевывается (или выезжает, в зависимости от конструкции), и уж тут зевать нельзя – надо срочно намазывать его тепленького маслом, которое лежало в тарелке со льдом, и уж тогда оно (масло), чуть подтает и размажется ровным слоем, а не будет лежать ужасными бесформенными кусками, оскорбляющими мои эстетические чувства, и бутерброд станет в два раза вкуснее.

    Да, так о чем я? А, о завтраке и о дожде. После завтрака, решаем исследовать отель поподробнее, благо в нем довольно много крытых галерей, позволяющих насладиться чудесным морским воздухом, не подвергнувшись воздействию уже поднадоевших осадков. Сверху заманчиво виднеется полоска синего моря, игриво пробивающаяся сквозь верхушки пальм и макушку пляжного бара. Решаемся на вылазку, но сначала заходим о чем-то спросить на ресепшен. Возле администратора стоит женщина и мучительно беседует с ним о чем-то. Останавливаемся неподалеку, ждем, женщина поворачивается к дочери и громко кричит на чистейшем русском языке: "Ксюха, а ну иди сюда, он ничего не понимает". Подходит Ксюха, ее английский немного лучше, но не настолько, чтобы администратор рецепции, понял все, что от него хотят. Мама укоризненно говорит о том, что надо же как следует учить язык в институте, и что теперь нам делать и т.д. и т. п. Вот он, мой звездный час! Подхожу ближе и вкрадчиво интересуюсь, не нужна ли соотечественницам помощь в столь деликатном деле, как переговоры с администратором рецепции за тридевять земель от родимой стороны? Мама недоверчиво смотрит на меня глазами уже кем-то раз обманутой женщины, вздыхает, и, рассудив, что придется, видимо довериться такому опасному типу как я, интересуется, знаю ли я английский? С негодованием отвергнув столь нелепое предположение и уловив нарастающее раздражение в ее глазах, жестом заправского фокусника подзываю своего личного переводчика и церемонно представляю его (ее). Как только Светлана поняла, что я не ловелас в свободном полете, а вполне занятый уже мужчина, и не опасен ни ей, и уж тем более ее чаду, то с ней происходит волшебная метаморфоза, она вмиг превращается в добрую, немного усталую женщину, которая с благодарностью принимает помощь Инги. Успешно (не без помощи моей дорогой супруги) закончив опасно затянувшиеся переговоры, провожаем маму с дочкой в номер, договариваемся встретиться спустя пару часов и провести разведку боем морского побережья.

    Народу в отеле не много, это связано с тем, что идет небольшой ремонт главного бассейна и бара. Мы знали об этом заранее, и это нас не беспокоило. Мы не любители, приехав на море, проводить время возле бассейна, что мы – иностранцы какие. Всегда поражался особенностью их буржуинского менталитета – лежать с книжкой у бассейна, когда под боком чудесное, волшебное, лазурное, чарующее море! Какой заряд энергии, минералов и микроэлементов получаешь, нежась в прозрачной морской волне! Сама природа мягко массирует организм и отшелушивает отмершие клеточки твоего уставшего, непослушного тела. После десяти дней, проведенных на море, чувствуешь себя помолодевшим лет на десять, кожа упругая, загорелая, бархатная на ощупь. Смотришь на себя в зеркало и задаешься вопросом: "А кто же этот смуглолицый красавец, что прищурив глаз, молодецки смотрит на тебя в зеркале? Ба, да это же я! Ну, хорош! Оказывается, есть еще порох в пороховницах и что-то там в ягодицах!". Кстати, о ягодицах. С большим удивлением прочитал где-то, что женщины уделяют повышенное внимание именно этой части мужского тела. Дорогие женщины, правда ли это? Просветите меня, если вас не затруднит.

    Дождь прекратился, наши попутчицы присоединились к нам, и мы пошли на пляж. Дорожки мокрые, местами лужи (оказывается дождь шел уже три дня), огибаем не работающий бар и выходим на пляж. О пляжах Момбасы надо рассказать особо. Сам пляж считается государственной собственностью. Но по территории пляжа со стороны отеля курсирует несколько охранников в форме и с дубинками. В реалии это означает следующие: по полосе пляжа шириной метров десять от моря ходят все, и местные торговцы, предлагающие различные сувениры, и отдыхающие. Но по мере продвижения вглубь от моря к отелю энтузиазм продавцов слабеет, взгляды охранников становятся строже, и, перешагнув некую невидимую черту, вы оказываетесь в не зоны досягаемости торговцев и можете спокойно наслаждаться отдыхом. Причем, если вам захочется поговорить с продавцом на вашей территории, нет проблем: делаете знак охраннику, что все в порядке, и он не реагирует на нарушение границы, но все равно наблюдает за вами, вплоть до ухода местного. Я ни разу не видел применение дубинки охранником, наоборот они часто дружески беседовали с местными торговцами, но соглашение о разделе сфер влияния соблюдалось строго.

    Итак, выходим мы на пляж, и нас сразу обступает несколько продавцов сувениров, предлагающих изделия местных мастеровых. Поскольку отдыхающих немного по причине ремонта в отеле, то нам предстоит принять весь удар на себя. Хочу сразу подчеркнуть, что местные торговцы не такие наглые и прилипчивые, как арабские. Если четко даешь им понять, что не собираешься ничего покупать, то они отстают, взяв с тебя обещание купить что-нибудь позже. Побродили по песочку, омочили ноги в теплой, соленой водичке. Местные сразу предупредили, что для купания надо обувать специальные тапочки, потому что вблизи берега много морских ежей. Затем, последовало предложение показать нам Мадагаскар. В начале не понял (до Мадагаскара сотни километров), а потом догадался, что они имеют ввиду обнажившуюся во время отлива косу, метрах в двухстах от берега. Выяснив, что завтра будет такой же отлив, договариваемся перенести поход на Мадагаскар, снарядившись соответственно.

    Во время похода погода уже улучшается, солнце иногда пробивается сквозь побелевшие облака. Мы экипированы для похода: на нас резиновые тапки, сверху майки, снизу купальники и плавки, так как воды по самые…, ну в общем вам по пояс будет. Местные пошли вперед, один помогает дамам, один идет сзади. Дорога петляет, они ведут нас оптимальным путем, причем сами обуты не все. Как они так рискуют непонятно, пару раз оступившись, слышу противный хруст ежей под ногами. Идем минут двадцать, тридцать, наконец вступаем на "Мадагаскар". Он представляет собой косу метров пятнадцать шириной и метров триста длиной. Она вся покрыта водорослями - каменистая и скользкая. По косе бродят кучки местных, собирая и съестное и какой-нибудь материал, который пригодится для продажи. Мы не взяли с собой фотоаппараты, побоявшись утопить их, и нее зря – каждый хотя бы по разу "окунулся". За то по этой же причине мы не отвлекаемся, а внимательно слушаем экскурсоводов. Они с удовольствием показывают разную мелкую рыбешку, притаившуюся на дне больших луж, различных моллюсков и мелких морских звезд. Апофеозом экскурсии оказывается моллюск, которого местные называют "стоун фиш". Осторожно надавливают на него, и он выпускает небольшое количество красновато-фиолетовой жидкости. Экскурсовод предупреждает, что она более опасна, чем яд кобры. Подхожу к внешней стороне рифа и спрашиваю можно ли здесь искупаться, местные пожимают плечами и говорят, что можно, но на свой риск. Сразу за рифом вода темно-синяя, глубина начинается сразу, и, представив, что я могу там встретить кого угодно, желание проходит окончательно.

    Благополучно возвращаемся обратно, радуясь тому, что погода налаживается. Отдаем заслуженные чаевые, и с чувством выполненного долга идем отдыхать в отель. На следующий день устанавливается чудесная солнечная погода, и мы предаемся упоительной неге отдыха на чудесном белоснежном пляже. После двух дней лежания, дамы изъявляют желание посетить местный спа-центр, находящийся в отеле. Сходив на ресепшн и узнав цены, они притухают, но ненадолго. Свете приходит на ум светлая мысль, сходить и узнать цены в самом центре. Мои увещевания, что мол неудобно и т.п., отметаются, и выдвигаются убийственные аргументы о том, что я не хочу, чтобы они выглядели лучше, стали моложе, для моей же пользы и т.д. Хочу напомнить, что перевес сил 3:1 в пользу противника, так что исход битвы предрешён. Понурив свою буйную головушку, бреду за ними к центру, подходим на рецепцию и просим позвать менеджера. Приходит молодой индус (весь менеджмент отелей Момбасы – индусы), выслушивает наше предложение о 50% скидке при условии оплатить наличными прямо в кассу спа-центра, и, не моргнув глазом, обещает посоветываться, предварительно записав желаемые процедуры. На следующий день сдается и он на радость женщинам (куда ему, если даже я не сдюжил). И вот тут-то все дамы сыграли со мной злую шутку (видимо в отместку за сопротивление). Перед процедурами нам выдают халаты и тапочки, а свою одежду надо оставить в раздевалке. Спрашиваю совсем ли надо раздеваться, получаю утвердительный ответ, и дисциплинированно выполняю предписание. Затем все расходятся по процедурам. Захожу в кабинет, там уже наполняется ванна с какими-то травами, и миловидная негритянка знаками показывает мне снять халат и залезать внутрь. Немного смущаясь, объясняю на пальцах, что мол не совсем одет. Она не понимает, и снова приглашает на процедуру, и тут я слышу за дверью сдавленные смешки, и до меня наконец-то доходит, что происходит. С негодованием открываю дверь, все стоят скромно потупившись и еле сдерживают смех. Моя благоверная смиренно спрашивает: "Что-то не так дорогой?". Гордо не удосуживая никого ответом, молча беру у неё из рук плавки, и возвращаюсь в кабинет. Правда после ванны у меня еще было грязеобертывание, после которого последовал восхитительный массаж с использованием ароматических масел, и когда я вышел на открытую террасу, упал в кресло, и мне было предложено выпить зеленого чаю с лепестками каких-то цветочков, то мое негодование женским коварством уже испарилось (на их счастье). Спустя несколько минут, по очереди вышли эти невообразимо помолодевшие создания с выражением абсолютного блаженства на их еще недавно таких коварных лицах. С полчаса мы еще посидели на веранде, прислушиваясь к ощущению блаженства внутри себя, поблагодарили персонал и пошли восвояси. А эта шоколадная красавица так всю дорогу хихикала и смущалась, когда случайно встречала меня где-то в отеле, но я не в обиде.

    День пятый

    Наступила пора покупать сувениры, на радость местным торговцам. Предварительно мы уже со всеми познакомились, выяснили весь ассортимент товара, тем более что небольшой рынок располагался совсем недалеко, сбоку от нашего отеля. Надо сказать, что африканцы называют мужчину – папа, а женщину – мама. Зазывая на рынок, старший говорит: "Папа, луки-луки, поли-поли". Что в переводе означает – смотри медленно, не торопись, покупай как можно больше. Признавая во мне старшего, не зная каким я подвергаюсь издевательствам, он обращается преимущественно ко мне. Ходим по рынку, посмотреть есть на что: здесь и различные фигурки из дерева, маски и картины, написанные на холсте, и национальные накидки, разнообразные поделки из ракушек о прочих морских моллюсков и другие сувениры. Женщин, конечно, в первую очередь интересуют бусы, брелоки и прочие безделицы. Ну а я осматриваю в первую очередь крупняк – фигурки, вырезанные из дерева и, конечно, оружие, в виде трех ножей из плохонькой стали, но с ножнами из эбонитового дерева.

    Весь товар отбирается и относится под навес к старшему, он торжественно меня предупредил, что он лично будет торговаться с нами и назначать цену. Наконец, весь товар собран и начинается торг. Мама Света торгуется профессионально, азартно и снижает цену почти в два раза, старший закатывает глаза, говорит, что мы его разорим, что наступает конец его бизнесу. В ответ Света говорит Ксюхе: "Пойдем, дочка, нам здесь делать нечего". Старший тут же хватает её за руку, предлагает торговаться дальше, и все начинается сначала. Наконец, их совместные усилия увенчались успехом (спустя пару часов), и хотя торговец выглядит не таким уж и довольным, но, думаю, он не в проигрыше. Наступает наша очередь, что я, что моя Инга – мы не большие любители торговаться, хотя прекрасно понимаем, что первоначальная цена, конечно, завышена минимум в два раза. Сейчас уже и не вспомню, что почем, но мы сторговали фигурку масайского вождя (она стоит у нас в офисе), скульптурную композицию львицы, напавшей на семейство гну, нож, с эбонитовыми ножнами и небольшую картину маслом, изображающую негритянскую женщину с ребенком за спиной. Забегая вперед, скажу, что в сувенирном магазине под Найроби, куда нас привез по нашей просьбе водитель, все было дороже процентов на тридцать-сорок. Мы расстались с торговцами полюбовно, старший долго шел за нами и говорил, что рашен гуд пипл, просил приезжать еще и присылать друзей. Так, что я всегда готов выполнить данное ему обещание,… дело только за вами.

    Как всегда отдых пролетел незаметно, пора собираться в обратную дорогу, тем более что маму Свету с Ксюхой мы накануне проводили домой. Обратная дорога при свете дня кажется не такой ужасной. По краям дороги стоят хижины местных жителей, сколоченные из подручных материалов так, что иногда непонятно как она вообще стоит. Периодически мелькают школы, без окон, без дверей. Да и зачем они нужны, станет душно, надо будет ставить кондиционеры, а так само все проветривается, гениально. Но несмотря на поголовную и всеобщую нищету, наотмашь бьющую по глазам, детишки возле школ все одеты в броскую школьную форму, причем у каждой школы свой цвет, обязательно яркий, чтобы ребенка, бредущего вдоль дороги было хорошо заметно. При выезде из туристической зоны, проезжаем вооруженный родными автоматами Калашникова, блок-пост. Загородка стоит таким образом, что проехать может только одна машина, да и то только зигзагом, поэтому все едут медленно, изучаемые взглядами вооруженных людей. Внезапно нас обгоняет ярко раскрашенный микроавтобус, на задней двери которого красуется надпись… KGB.

    Подъезжаем к парому, останавливаемся, очередь. Остановка происходит прямо посреди рынка, где торгуют всем, и рыбой и кукурузой и одеждой и сувенирами и еще черте чем. Продавцы постоянно подходят к машине и что-то предлагают. Водитель заблаговременно предупредил, чтобы мы закрыли окна на всякий случай. Местные не любят, когда их фотографируешь, то ли стесняются, то ли какие- то религиозные соображения присутствуют, но стоит только навести фотоаппарат или видеокамеру, как они либо закрываются чем-то, либо отворачиваются и недвусмысленно дают понять, что они очень недовольны происходящим. Рискуя нарваться на большие неприятности, приоткрываю окошко и немного снимаю на видео (все только для вас уважаемые читатели). Наконец, причалил паром с противоположной стороны, откинулась створка и оттуда полилась пестрая толпа людей и машин.

    Практически все люди, идущие с парома, что-то несут или в руках, или на головах, один катит самодельную тележку с велосипедными колесами, другой просто катит два автомобильных колеса. Глядя на эту людскую вереницу "мешочников", понимаешь, как нелегка жизнь людей, занимающихся этим доморощенным бизнесом. Сразу становится ясно, почему так держатся за место персонал, работающий в туризме. Сама переправа занимает минут пятнадцать-двадцать, едем дальше уже без особых приключений. По дороге просим водителя завести нас в какой-нибудь сувенирный магазин (вдруг выяснилось, что у нас не хватает подарков). Магазин находится в пригороде Найроби и представляет собой большой, длинный сарай, в котором стоят огромные столы с сувенирами, крупные экземпляры стоят просто на земле. По сравнению с пляжным развалом цены "кусаются".

    Покупаем несколько безделиц и едем в Найроби. Вечером нас ждет посещение знаменитого ресторана Карнивор в пригороде Найроби, что в переводе означает плотоядный. В этом ресторане подается мясо различных животных, как традиционные говядина, баранина, свинина, курица, так и экзотические – мясо страуса, крокодила, буйвола, различных антилоп. Но экзотическое меню все время разное, в зависимости от различных обстоятельств. Прямо при входе в ресторан стоит огромная металлическая стойка, на которой табличками обозначено наше экзотическое меню. Сегодня вечером это: мясо верблюда, мясо крокодила, мясо страуса и фрикадельки из того же страуса.

    Приехали мы заблаговременно, поэтому нас сажают прямо в главном зале, недалеко от огромной жаровни, в которой на открытом огне и готовится все это изобилие. Походит официант, улыбчивый чернокожий паренек в стилизованной одежде – рубашке, расписанной африканским орнаментом, фартуке под зебру и соломенной шляпе. Он принимает заказ на напитки и объясняет правила работы ресторана. Для того, чтобы не утомлять клиента и не спрашивать непрерывно хочет он пробовать дальше мясо или нет, разработана оригинальная система знаков. На каждом столике стоит двухэтажная конструкция, на первом этаже находятся тарелочки с различными овощами и салатами, а на втором плошки с соусами и пирамидка с номером столика. Сверху на пирамидке расположен флажок особого назначения. Если флажок поднят – значит ты голоден, и тебе непрерывно предлагают попробовать новую порцию свежеприготовленного мяса. Его разносят на огромных шампурах и отрезают ножом прямо тебе в тарелку, и официант всегда посоветует с каким соусом его употребить. Если же желание вкушать мясо угасло, то просто опускаешь флажок, и все официанты проносятся мимо просто улыбаясь. Но только стоит взмахнуть волшебным флажком снова, как тут как тут, из-под земли вырастают добры молодцы с шампурами в руках и ну давай тебя потчевать то свининой, то бараниной, то крокодилятиной, то страусятиной, и так до бесконечности.

    А если, почувствуешь, что все, хватит уничтожать безвинных животных, то просто снимаешь пирамидку со второго этажа. Это верный знак твоему официанту, что настала пора отпаивать тебя чаями да кофиями разными. Благо и то и другое произрастает прямо здесь (не в ресторане, конечно, но в Кении). А еще есть добрый молодец, весь расписанный бисером, который разносит живительную влагу в виде напитка дава, представляющего собой… водку Смирнофф с апельсиновым соком или с лаймом. Жаль, что я уже перешел в другую питьевую категорию и предпочитаю мяско с красным вином, хотя обидеть молодца рука не поднялась, а поднялась рука для принятия одной единственной рюмочки, исключительно для фотографии, чтобы заснять сию достопримечательность для вас, мои дорогие читатели (чем только не приходится жертвовать ради людей, даже печень не исключение).

    Еще одной достопримечательностью ресторана были… два огромных, жирных кота, один рыжий, другой черный. Сказать, что они были толстыми, это значит ничего не сказать, они были точной копией кота из мультфильма про попугая Кешу с его знаменитой фразой: "А нас и здесь неплохо кормят". Кормили их тут все кому не лень, то один кусочек подкинет, то второй. Я имел неосторожность бросить кусочек мяса крокодила, кот так с негодованием посмотрел на меня глазами мороженого окуня, что моя рука прямо таки застыла в броске. Являясь потомственным любителем животных, я мужественно не стал больше кормить этих перекормышей, которые могли бы не то что сорок, а все сто сорок дней проголодать без всякого ущерба для себя.

    Теперь стоит рассказать и о самом экзотическом меню, рискуя заслужить порицание и вегетарианцев и любителей диких животных. Сначала о пресловутом крокодиле: его мясо очень сильно отдавало рыбой, а поскольку я рыбу не ем, то и попробовать не сумел (о чем не жалею, помятуя реакцию перекормленного кота). Хотя все, кто пробовал, в один голос говорят, что очень напоминает курятину. Что касается верблюда, то его мясо мне не очень понравилось, оно мягкое и какое-то ячеистое, что ли. А вот страусятина очень даже ничего, тоже напоминает курятину, но вкуснее, в любом виде, хоть в виде фрикаделек, хоть просто на гриле. Наелись мы страусятины, своей любимой баранины, запили все это своим любимым красным Южноафриканским Ширазом, и решили немного размяться, благо в соседнем зале было какое-то мероприятие, и там проходило шоу африканских барабанщиков с песнями, танцами и всякой другой африканской самодеятельностью. Ресторан пользуется популярностью у кенийцев, и они часто проводят там различные торжества от свадеб до различных юбилеев.

    Вдоволь насмотревшись представления, вернулись за свой столик, лишили нашу пирамидку высоты, низвергнув её на стол, получили за это надругательство чайничек зеленого чая. Испили его с видимым удовольствием, некоторые еще умудрились закусить своим любимым яблочным штруделем, и пошли себе на выход, где нас дожидался водитель, чтобы отвезти в аэропорт.

    Но судьбе было угодно порадовать нас на прощанье. Подъехал большой автобус с очередной порцией туристов, все они вывалились наружу и разбрелись кто куда: одни в магазинчик сувениров, другие в места постоянного посещения, третьи пошли изучать меню. Как вдруг одна дама, могучей наружности закричала через всю площадь: "Зин, подикось сюды, здеся такой смешной кроходильчик заховался". Пройдя мимо, я громко пожелал им приятного аппетита, чем ввергнул их в состояние легкого ступора, и с чувством выполненного долга, мы отбыли в аэропорт для встречи со своей многострадальной родиной.

    Вячеслав
    15/04/2008 04:13


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из Кении

    31.08.17 Вниманию туристов: в Кению нельзя ввозить полиэтиленовые пакеты
    22.02.16 20 лучших мест для сафари
    14.01.16 Кения удешевляет отдых туристов
    17.12.15 Ростуризм предостерегает: в Африке - холера
    21.11.15 Куда туристам отправиться на поиски сказки
    31.08.15 С 1 сентября Кения перестает выдавать визу в аэропортах
    01.07.15 Кения вводит электронную визу
    27.02.15 Самые опасные страны для женщин, путешествующих в одиночку
    25.12.14 Единая африканская виза стала для туристов бесплатной
    13.11.14 В Найроби открывается первый отель бренда dusitD2
    [an error occurred while processing this directive]