Недавно гостила в чудесной стране (взгляд на Израиль из русской провинции)



    Все началось с замужества. Не буду вдаваться в подробности этого события, все как у всех – встретились, полюбили, женились. Тут, как говориться, и сказке конец. А дальше начинается суровая правда. Дело в том, что у мужа есть бабушка. Явление не такое частое, если учесть, что мы уже не дети. А у бабушки есть сестра, но дело не в этом, а в том, что живет она в Израиле, куда благополучно отбыла из Москвы в 90–е годы. И эта самая сестра, в дальнейшем Тетя Надя, ненавязчиво приглашала племянничка в гости, обещая всякие заманчивые вещи.

    Я сейчас задумалась, а не это ли заставило его сделать мне предложение, вдвоем–то ехать веселее? Короче, объявили мы семейству, что не надо нам никакой свадьбы и прочего, что полагается молодоженам, а надо нам приглашения, визы и денег на мороженное в свободно конвертируемых деньгах, в качестве подарка. И вот отгремел марш Мендельсона, пропиликали ЗАГСовские тетки Хаву Нагилу, которую на роспись заказал муж в предвкушении поездки. Особенно пикантно сочеталась древняя музыка с нашими абсолютно славянскими лицами…

    Отгуляли мы скромную свадебную пьянку, подсчитали семейные взносы в наше счастливое будущее, выпили по этому поводу посошок и поехали в стольный град Москву, за визами. Опущу разные подробности получения этого документа, главное было то, что его дают только тем, кто имеет еврейские корни, причем может подтвердить это документально.

    У мужа проблем не возникло, бабушка Тамара Абрамовна своим свидетельством о рождении убедительно доказала свое происхождение вплоть до третьего колена. Родство с внучком доказывалось отдельно.

    С выдачей же визы мне, возникли у неправославных чиновников некие затруднения, так как еврейских корней у меня ну просто до прискорбного не наблюдалось, а свежая печать о бракосочетании в паспорте вызывала подозрения в желании примазаться к вековой истории славного народа и на халяву проехаться в чудо–страну. Короче, когда мы пришли забирать свои документы, это выглядело так: муж получил паспорт с открытой визой сроком на три года, а так же полный респект и приглашение приезжать в любое время, будут рады. В моей же паспортине значились две недели пребывания. И пожелание мужу "Ну и супруга ваша пусть уж съездит…".

    Дальше мы купили билеты на самолет, подивившись разнице цен на одно направление в различных авиакомпаниях, и стали считать дни до отлета. Счастливого пути нам пожелало чуть ли не пол–города, так как нахвастались мы всем, кому можно.

    Ранний подъем, электричка, Москва, электричка, Домодедово, ждать замучились, контроль, полетели… Летели мы, понятно, никак не Боингом – старая Тушка, где из окон дуло, турбины выли над ухом, да и вообще было неудобно. Кормили жуткой гадостью, но мы ребята тренированные, жаловаться не стали. Прилетели. Еле разодрали глаза, соображаем плохо, ночь глухая, какой, на фиг, Израиль, домой бы и баиньки…

    Встречены мы были неласково. Очередь на контроль, стоим, ничего худого не чуем. В окошке черная баба берет мои документы и начинает изучать. И лицо у нее каменное. И начинает она мне всякие вопросы задавать. И выясняется неприятная подробность, что мы с мужем как две умные собаки – все по-английски понимаем, или догадываемся, а сказать – кроме фак ю ничего в голове не пляшет.

    И доходит до меня суть ее вопросов, а кто я собственно, такая, и на каком основании приехала? Я ей талдычу, как могу, что я жена вот этого прекрасного парня в желтой курточке. Она интересуется, типа, чем докажешь? Почему у нас с мужем разные фамилии? Надо сказать, что фамилию я не меняла, так как не успела бы поменять загранку, а очень хотелось, чтобы наше путешествие было именно свадебным. Как ей объяснить наши национальные особенности, что жена может и не носить фамилию мужа? А как доказать, что мы женаты? Русский паспорт со штампом даму совсем не убедил, а больше нигде этот факт не описан.

    Короче, ситуация разъяснилась при помощи русскоговорящей уборщицы, к большому нашему облегчению. Задержали нас почти на час, мы потом с трудом отыскали наши рюкзаки, и вообще уже ничему не рады были. Встречала нас тетя Надя с водителем. Пара слов о тете Наде. Старухой ее не назовешь – очень бодрая пожилая дама. Даже чересчур бодрая, на мой взгляд. Там вообще, старики ничуть не похожи на наших. В Израиле быть стариком – как у нас выиграть в лотерею – жизнь становится приятна и легка.

    Нет, они, конечно, в Ниццу отдыхать не ездят, но государство кроме пенсии, платит деньги на съем жилья, на лекарства, а так же присутствует куча всяких социальных льгот. Короче, жить да радоваться таким людям. Ну, они и радуются помаленьку – ездят на экскурсии, например. В Израиле есть что посмотреть, вот они и смотрят. А кроме того, климат там для стариков полезный. Чистый морской воздух, дешевые фрукты и государственные гарантии существенно продляют жизнь.

    Приехали мы домой. Мы, конечно, слышали, что Надя живет скромно, но даже в страшном сне не предполагали, что настолько. Кто-нибудь видел квартиру площадью 11 кв.м? Нет, не комнату, а квартиру, с кухней, сортиром, душем и жилой площадью? Это она из экономии так устроилась, сумма государственных выплат одна и та же, а на нее хочешь – особняк снимай, хочешь – будку. А ей одной больше и не надо было.

    В комнате стояла Надина кровать, довольно просторная, и кресло. А еще к нашему приезду был специально куплен надувной матрац на пол, на который предполагалось уложить моего мужа. В общем, композиция следующая: Я на раскладном кресле, муж на полу на матраце и Надя на своем просторном ложе. Прохода между нами нет – лежим впритык.

    Замечу, к слову, что наше путешествие было именно свадебным, и мы, как молодожены, рассчитывали на некоторые удобства в этом плане… А на раздельное спанье, да еще вместе с тетей, не рассчитывали никак. Удивиться всему увиденному мы смогли довольно вяло, так как были насмерть замучены перелетом и последующими потрясениями – улеглись.

    Муж выдержал на полу не больше часа – холодно было как в собачьей будке – полы каменные, отопления нет, а зачем? Скоро весна, затем лето, жарко будет ужасно, а зимой – потерпите. Евреи вообще народ терпеливый и выносливый. А для особо нежных есть электрические обогреватели. А Израиль это вам не Россия, там за электроэнергию платят как полагается, и каждый лишний оплаченный киловатт призывает граждан к стойкости в быту. В общем, замерзнув, он попросился ко мне на кресло. А кресло это, мы потом померили, было шириной около 60 см. Даже в туристическом походе норма на одного человека равна ширине пенного коврика, то есть 70 см! А нас двое, и ребята мы не мелкие.

    Кроме того, израильское гостеприимство поразило нас еще в одном, тетя Надя с некоторым непониманием отнеслась к тому, что нас, вообще то, надо кормить. Нет, врать не буду, к нашему приезду Надя потушила овощи (кто ей сказал, что редиску тоже тушат?) и приготовила вегетарианский борщ.

    Причем трапеза выглядела очень культурно – овощи подавались в холодном виде и на тарелочке, а борщ в пиалушке, куда вмещался ровно один половник этого лакомства. Я заставила себя съесть все что дают, а привередливый муж, сглотнув борщ, поморщился на холодные овощи и сообщил, что он сыт, спасибо… А здесь надо упомянуть тот факт, что ехала я в гости будучи в положении довольно интересном. Месяце эдак на четвертом. Представьте себе аппетит здоровой беременной женщины и молодого мужика после целого дня прогулок на свежем воздухе!

    На третий день такой диеты, муж подошел ко мне и пожаловался, что ему уже в сортир сходить не с чем. Тогда я взялась за хозяйство. Пошли мы в магазин и, не выпендриваясь, набрали продуктов попроще. Надо сказать, что там даже попроще довольно дорого. Но жареная картошка и пельмени как нельзя лучше поддержали нас в этом нелегком, полном тягот и лишений, путешествии.

    Надя, которая сначала приняла нас как самых долгожданных гостей, как-то сникла, когда я начала вести наше хозяйство, а потом и вовсе стала вести себя как свекровь, которой мамы дочерей пугают. Мелочные придирки и выступления на тему, как надо правильно выбирать себе жену, действовали на нервы, тем более, что я вообще к ней в гости не напрашивалась. К чести своей, замечу, что ни разу не позволила себе ответить, хотя терпение было на пределе.

    Итак, как выглядел наш отдых? Вставали мы в 6 утра, быстро готовили завтрак и бежали на автобус, которым отправлялись на экскурсию. Возвращались уже затемно и валились спать на наше неудобное лежбище, где даже гудящие ноги было не выпрямить. Каждый день нашего пребывания в Израиле был расписан Надей буквально по минутам, и ни о каком свободном времени и речи быть не могло. А мы-то, дурачки, надеялись, что будем сами неторопливо гулять, изучая древнюю культуру, а больше местные обычаи, кухню и природные особенности.

    Нет, нам удалось несколько раз вырваться на свободу под негодующие вопли тетушки о том, что мы потеряемся, или что на нас нападут злые арабы. К тому времени накал страстей достиг того уровня, что о злых арабах мы начали мечтать – ох уж мы бы разрядились! Но Надя переживала зря – в восемь часов вечера городишко Хадера вымирал. Пустые улица, нет машин, безлюдье…

    Только на центральной улице жизнь как-то текла – молодежь сидела открытых кафешках с интернациональной пластмассовой мебелью, медленно проезжали машины. Что характерно – нигде не увидишь пьяных, никто на улице не пьет пиво – не принято. Тихо все, вежливо. Вечерами, если оставались силы, мы уходили гулять по пустым улицам, шли к торговому центру, который был открыт допоздна и жизнь в нем била ключом. Эти прогулки были для нас единственной возможностью поговорить и обсудить прошедшее за день.

    Надя, человек обычно очень общительный, сидела дома как пришитая, игнорируя разного рода приглашения, постоянно на нее сыпавшиеся, она отвечала: "Я не могу, у меня гости". В результате, эти самые гости вынуждены были сбивать ноги на хадерских улицах, чтобы просто побыть вдвоем. Офигительное свадебное путешествие!

    Кстати о прогулках, однажды мы прогулялись чуть дальше обычного, и пришли в другой город – там все рядом, на одной стороне улицы один город может быть, а через дорогу – другой. Однажды мы задали вопрос хозяину кафешки, (армянин, на которого мы здесь смотрели бы как на чурку, стал там самым родным человеком) : "А где бы здесь можно было развлечься?" И получили ответ: "В центре". На вопрос, как в этот центр проехать, подразумевая центр Хадеры, получили ответ "Садитесь на автобус, и едете в Тель-Авив".

    Несмотря на паскудный прием, который нам был оказан, надо отдать Наде должное - приобретая экскурсионные туры она искренне старалась доставить нам удовольствие и окультурить калужскую серость… Правда она и здесь умудрилась проявить излишнюю самостоятельность, приобретая экскурсии она вполне могла посоветоваться с нами и поинтересоваться нашими вкусами, чтобы не переплачивать. Туры эти в Израиле стоят как самолет, примерно…

    Для сравнения, не самый дорогой тур на троих стоил столько же сколько золотой гарнитур с агатами, состоящий из колье, серег и двух браслетов, моя мечта, продающийся в одном из лучших и дорогих ювелирных салонов Израиля. Так что, выложив на эти экскурсии все свои запасы, она, возможно, ждала какого-то другого отношения с нашей стороны, при этом, своим поведением в быту убивая все желание быть благодарными…

    Больше всего мне запомнился Иерусалим – грандиозный город, попадая в который начинаешь ощущать его дыхание и воспринимать как живое и разумное существо. Каждый камень – история. Есть там, конечно, и спальные районы, торговые и деловые центры, которые москвича, например, не поразят размахом, но я говорю о сердце города. В центре Иерусалима, в непосредственной близости от святынь трех мировых религий, находятся кварталы, где живут ортодоксальные евреи, да-да, те самые, с пейсами, в черных пальто и с огромным количеством детей. Правда, в кварталах, которые прилегают непосредственно к Храму Гроба Господня и к Стене Плача, живут очень богатые ортодоксы. Например, владельцы Алмазной биржи тоже там живут. Подальше, но тоже близко, живут евреи попроще.

    Уклад жизни, заведенный в их домах и семьях, не менялся веками. И будь то квартал для бедных, где вспоминается век XVIII, или же квартал богатый – в этих домах не найдете телевизора и газет (правда, хитрые евреи, которые занимаются бизнесом, не считают компьютер порождением зла, в отличии от телевизора, и используют его для просмотра котировок). Эти люди – завсегдатаи у Стены плача, они туда как на работу ходят.

    Там вообще не видно никакой торжественности и пафоса, который у нас принято придавать культовым местам. Просто, буднично. Стена разделена перегородкой на мужской и женский секторы. На подходе к стене проводится жесткий досмотр. Впрочем, досмотр проводится на входе в любой крупный магазин и музей, вообще в общественное место. Правда, обычно это делается довольно небрежно…

    На женском секторе меня порадовала демократичная обстановка – за пластиковыми столиками сидят ухоженные дамы, и треща по мобильному телефону, параллельно читают какую-то книгу… Наверное, ту самую, которую должны постоянно перечитывать правоверные евреи. К самой стене подходить и загадывать желание я постеснялась, мне показалось это неправильным, так как я только что вышла из Храма Гроба Господня, где поклонилась главной святыне христианства. Поэтому Стену плача осмотрела как туристка.

    Муж же, не только подошел, но и постоял там с задумчивым лицом. Еще он сделал кучу интереснейших снимков, порой бестактно залезая камерой верующему прямо в Тору.

    Еще раз убедилась я, насколько же успех экскурсии зависит от личности экскурсовода. Хоть мы в основном, гуляли везде самостоятельно, но кое-что услышали, и это "кое-что" запомнилось на всю жизнь. Например, как вам такой факт, что знаменитой могилы Царя Давида не существует? С незапамятных времен искали ее евреи по всему Израилю, может триста лет искали, а может и тысячу – не нашли. И тогда они собрались и ДОГОВОРИЛИСЬ, представляете? что могила пусть будет… ну хоть вот здесь… Примерно… И построили саркофаг, и люди ходят туда, плачут и молятся. И те, кто придумал, тоже ходили, молились и плакали. А теперь какая разница, есть там кто, или нет? Место намоленное.. Вот такие евреи циничные люди.

    Так мало того, они же, чтобы далеко не ходить, решили, что тайная вечеря происходила в том же здании, где могила построена, только этажом выше. Неоднозначное впечатление производит и сам Храм Гроба Господня. Это не похоже на церковь в нашем понимании. Там представлены, как на выставке, алтари всех христианских конфессий. Заходи с камерой, снимай – никого не трогает. Там вообще никого нет. Службы проводятся раз в году на Пасху. К Гробу очередь.

    Когда видишь наших священников и их прихожан, приехавших из русской глубинке по какой-то непонятной нам разнарядке, становится не по себе. Так или иначе, в этом намоленном месте начинаешь ощущать некоторый религиозный экстаз, к которому я лично совершенно не склонна.

    Проходя непосредственно к Гробу Господню, сперва проходишь небольшое проходное помещение, в котором под стеклом лежит камень, на который присел тот самый ангел, принесший Марии весть о кончине Христа. Затем крохотная комнатка с очень низким потолком – можно пройти только по одному и пригнувшись. Здесь довольно неуместно смотрится аляповатая картина, изображающая снятие с креста, и стоит запаянный саркофаг, где предположительно находится гроб.

    Там снимать у нас рука не поднялась. Вышли мы оттуда в понятном волнении, там даже самого заклятого атеиста проймет. У каждого, если в душе покопаться, найдется с чем обратиться к Создателю, преклонив колени в таком месте – ну и у нас нашлось…

    Вышли мы, и тут же попали на местного Остапа Бендера, который непонятно изъясняясь и что-то показывая руками, повел нас куда-то вглубь Храма. Мы пошли, мало ли что надо человеку. Он привел нас в какой-то закоулок, надо сказать, что их там очень много, Храм огромный, показал нам дыру в стене и объяснил что-то типа "Здесь Мария взяла миро для помазания тела Христа…" Может, он что-то другое сказал – не ручаюсь, мы поняли его именно так. Потом обильно помазал нас пахучим маслом, а в ответ на наши благодарности потребовал денег. Ну, ссыпали мы ему какую-то мелочь, пожалев о том, что во время этого инцидента все религиозные переживания, приобретенные в таком святом месте, куда-то испарились.

    По окончании экскурсии по святым местам, нас решили побаловать десертом – знаменитым музеем Йад-Вашем, посвященный геноциду евреев во время войны. Это такое замечательное место, что там даже снимать нельзя. Я видела как-то давно передачу, где показывали фотоэкспозицию из верхних залов, где съемка еще разрешена. Так сказать, вариант light. Мне и беглого взгляда хватило, я девушка впечатлительная. Представляете, что там в других залах? Там, по моему, три этажа, и в самом низу расположена экспозиция, посвященная детям… Короче, место явно не для беременной женщины. Мы и не пошли туда.

    Я не могу понять, как могут люди, хоть раз посетившие столь веселое место, возвращаться туда вновь? В нашей группе были такие разговоры: "Томочка, вы не представляете, какой там ужас… Дети, малыши, горы трупов – сердце разрывается… Да, я-то знаю, я четвертый раз еду…". Да, такой музей необходим, туда водят школьников и студентов для того, чтобы память о геноциде не умерла в народе.

    Каждому еврею с рождения вдалбливают в голову, что он живет в стране, окруженной враждебным миром, который так и норовит сделать ему, еврею, гадость… Не мне судить, но возможно именно благодаря такой памяти, передающейся из поколения в поколения, этот древнейший народ не вымер и не ассимилировался.

    Ну, а мы тоже не скучали – этот музей окружает неплохой лесок, там очень порадовали цветочки всякие и дикий можжевельник. Пивка не хватало для полного комфорта. Музей расположен на высокой горе, откуда открывался просто потрясающий вид на Иерусалим. Во всяком случае, мы получили ничуть не меньшее эстетическое удовольствие, если можно так выразиться, чем те, кто следовал оплаченной экскурсионной программе.

    Еще одна экскурсия по святым местам была явно куплена Надей зря. В программу входило посещение разных мест, связанных с рождением Христа и Девы Марии. Кроме того, предполагалось посетить реку Иордан, а так же знаменитый кибуц, дабы ознакомиться с достопримечательностями местного сельского хозяйства.

    К моему огромному удивлению, Назарет – город католиков. Причем арабское население, которого там большинство, тоже исповедует католическую веру. Храм, посвященный Марии и Иосифу – католический. Кстати, там стоит единственный в мире памятник Иосифу, чьи заслуги в воспитании, так сказать, будущего мессии, незаслуженно замалчиваются. В общем, экскурсия была довольно нудная и неинтересная.

    Кибуц нас тоже не впечатлил – колхоз и колхоз. Только вместо картошки – поля бананов, но это местная специфика… Несколько развлекло нас посещение греческого православного монастыря. Маленькая церковка розового цвета, окруженная садом – очень уютно, тихо и располагает ко всяким благостным мыслям.

    Войдя на территорию монастыря, мы увидели павлина. Надо заметить, что мы снимали в Израиле все, что видели, так, на всякий случай, а вдруг что-то интересное попадется. Пропустить павлина мы никак не могли. Только снимать павлина без его великолепного хвоста просто не имеет смысла. На наши уговоры показать красоту, упрямая птица не поддавалась. Тогда мы не нашли ничего лучшего, как устроить прицельный обстрел павлина мелкими камушками, чтобы он, рассердившись, распустил хвост. Я думаю, мы не одни были такие умные, потому что натренированная птица проявила чудеса изворотливости, рванув по двору противоприцельным зигзагом, так что мы ни разу не попали.

    Зато вознаградила нас за мучения местная курица. Вы видели курицу, свободно расположившуюся на цветущем дереве, метрах в двух над землей? То ли взлетела она туда, то ли по ветвям забралась – это так и осталось для нас загадкой. Причем, птица совершенно непуганая, или уже закаленная ежедневным общением с туристами. На наши бесцеремонные попытки познакомиться поближе, курица не реагировала.

    Знаменитая река Иордан удивила нас несказанно. По всяким былинным преданиям, где говориться о том, что там крестились целые народы, Иордан представлялся мне РЕКОЙ, размером примерно с Днепр… На самом деле, знаменитая купель размерами не больше Переплюевки. Исторически сложилось, что один берег реки Иордан "наш", а другой - "их".

    Наш берег забран в гранит и весьма окультурен, что несколько снижает пафос места, а на чужом берегу растет лесок. Наша группа неорганизованно расползлась по святым берегам, и мы развлекали себя самостоятельно. Во-первых, мы решили окреститься святой водой, раз уж выдался такой случай. Муж бодро скинул ботинки и постоял в теплой воде босиком, довольно жмурясь. Что характерно, народ, заметив это, тут же позабыл про все приличия и тоже полез в воду. Я разуваться не стала, но вспомнила, что приехала на экскурсию, скажем так, вдвоем, и предложила окрестить будущего ребенка, путем поливания моего животика святой водой. Что мы и сделали. Но даже не это знаковое событие определило настроение дня и до сих пор вспоминается долгими зимними вечерами.

    Важно окрестив потомство, будущий отец не сходя с места поймал рыбу. Голыми руками. Стайки рыбешек грелись на мелководье, совершенно не стесняясь туристов, зная, что рыбалка в реке Иордан не принята. Ну мы и наказали их за доверчивость. Кстати, эта рыба была не похожа ни на одну из ранее мною виденных, так что с определением вида нашего трофея мы несколько затруднились. Налюбовавшись, отпустили обратно, поборов желание засушить и привезти домой в качестве сувенира.

    С удовольствием вспоминаю экскурсию на Мертвое море. Ехать надо было через весь Израиль, но это того стоило. Над морем расположена старинная крепость Массада. Вернее, была расположена, сейчас там живописные развалины, которые потихоньку реставрируются. Не вдаваясь в исторические подробности, сообщу, что в стародавние времена один из римских императоров осаждал эту непокорную крепость, и ее гарнизон предпочел коллективное самоубийство позорной сдаче в плен. При этом, они демонстративно оставили захватчикам погреба с продовольствием и оружием, как бы говоря этим, что совершили этот поступок не из-за того, что не могли вынести блокады, а из иных, героических соображений.

    Место культовое, мы присутствовали при репетиции присяги Израильских военнослужащих. Присягу принимают на развалинах твердыни в обстановке невозможной торжественности. При посещении этого мемориала, наша семейка опять отличилась.

    Массада, как я говорила, расположена на немалой горе, куда ведет фуникулер. Но для особо экстремальных граждан есть тропа пешеходная. Подниматься по ней не рекомендовали, она предназначена для спуска, который занимает уйму времени, позволяя при этом разглядеть получше разную местную красоту, вроде камней и песка. Мы все послушно направились к фуникулеру, но мой муж уперся, и заявил, что пойдет пешком. Несмотря на мои уговоры – решение его крепло прямо на глазах. Мы поехали, он побежал. Вместе со мной переживала большая (женская) часть нашей группы – искали глазами его фигуру, тыкали пальцами и переспрашивали меня, не мой ли муж тот красавец в желтой маечке, который уже почти достиг вершины? Я отвечала, что мой – в белой… Завершив подъем, экскурсия пошла своим чередом, я же не сводила глаз с дороги, переживая и ругаясь…

    Прибежал, на одном дыхании, почти без отдыха, поднявшись на очень приличную высоту. Часть пути вообще преодолел на руках, пока не сообразил, что тропа начинается чуть дальше… Вымотался, но был очень счастлив.

    Обратный путь он проделал так же, но за меньшее время, по пути нарвав мне чудных горных эдельвейсов. Экскурсовод в автобусе залилась по этому поводу соловьем, так что группа нам чуть ли не аплодировала. При этом Надя не забыла испортить мне удовольствие, напомнив про гигантский штраф, который пришлось бы заплатить за цветы, если бы кто-нибудь из официальных лиц увидел…

    Пляж Мертвого моря, куда нас привезли, несколько не соответствовал моим первоначальным представлениям, видимо, для нашей экскурсии был выбран ничейный кусок, не принадлежащий ни одному отелю или оздоровительному центру, которых там немерянно. Удобств и развлечений минимум, зато по берегу в изобилии валялись мотки колючей проволоки, унизанные толстенными кусками соли, которая кристаллизуется там чуть ли не из воздуха.

    Предварительно мы посетили фабрику, которая производит знаменитую на весь мир косметику с солями и минералами Мертвого моря. Там выяснилось, что большая часть нашей группы приехала из Америки специально, с расчетом прибарахлиться. У них эта косметика стоит просто невозможных денег – ну примерно столько же, сколько и в Израиле, только в долларах… Я, в общем, ехала с той же целью, но моя жадность быстро угасла, потому что нам эта радость оказалась не по карману, так поглазели, насколько глаза раскрываются, и послушали лекцию.

    А в лекции говорилось, что косметика, конечно, хорошая, но оптимальный результат достигается только комплексной терапией, то есть мало искупаться и намазаться, надо еще и воздухом целебным подышать, без которого желаемого эффекта может и не быть. Это правда, воздух там такой, что хотелось набрать в карман и увезти на родину, где и вдыхать по утрам, в целях профилактики. В общем приехали, нюхнули целебного воздуха, пошли к морю…

    Тут надо заметить, что в автобусе нам читали курс по технике безопасности, где, в частности, говорилось, что если вода Мертвого моря попадет в глаза – это очень плохо, а в легкие – вообще кранты… Поэтому ни в коем случае не нырять, не брызгаться друг в друга и вообще не шалить и вести себя прилично. Именно этим объяснялось наличие на каждом таком пляже вышки со спасателем, казалось бы, зачем, ведь утонуть там в принципе невозможно – глубина не та, да и вода держит…

    Мы внимательно прослушали эту информацию, покивали головами, после чего мой муж разбежался, и вошел в воду ласточкой. Боже, что было… Ядовитый рассол, водой это не назовешь, обжог глаза, дыхалку – в общем кошмар и временная инвалидность. Пока он отплевывался и приходил в себя на берегу, я совершила заход в пучину. Ну и гадость это Мертвое море, скажу я вам… Малейшая ссадина на коже начинала дико зудеть и чесаться, а я сдуру еще и умылась, думая, что хваленые лечебные свойства этой жидкости разом устранят все недостатки кожи, возникший в результате долгого путешествия в пыльном и душном автобусе В результате кожа на лице просто облезла клочьями. Но в общем, отойдя от первых впечатлений, мы нашли купание довольно забавным – да, там действительно можно сидеть на воде и читать газету.

    Позже я заметила, что купались мы там одни, американские русские, которые затаривались косметикой на фабрике, просто уселись на берегу и с ходу затеяли пикник. И то сказать, хотя на берегу было довольно тепло, но на дворе стоял февраль, и температура моря соответствовала времени года. Накупавшись, мы совершили обход пляжа на предмет других достопримечательностей, и обнаружили нашу группу, греющейся около специального бассейна, где била вода из какого-то сероводородного источника. Вода там была градусов 60 и запах соответствующий, но наши мужики , забив на предупреждение не купаться там больше 10 минут, вольготно устроились в этом джакузи, потягивая напитки и лениво переговариваясь. Я в воду не пошла, слишком горячая для меня была, и устроилась на бортике, а муж резвился и наслаждался вовсю.

    Тут ко мне подходит одна дама из Бруклина и дивным русским языком с одесскими интонациями интересуется деликатно: "А вы, я смотрю, таки второго ребенка ждете?" Я удивляюсь, почему, мол, второго, когда наоборот первого? А она мне: "Так вон же ваш, плавает…" В общем, экскурсия удалась на славу, мы еще долго ее вспоминали.

    Очень интересный у них взгляд на искусство. Я не скажу, что мы очень образованы в этом плане, но каждый ребенок, получивший более-менее интеллигентное воспитание при слове "скульптура" и "живопись" представляет себе нечто классическое. Нет, мы, конечно, всячески приветствуем новые концептуальные веяния в искусстве, но увиденное в Тель- Авиве нас заставило недоуменно переглянуться и пожать плечами.

    Привезли нас на какую-то площадь, где в живописном беспорядке располагались жуткие куски железа, немалых размеров. В двух словах – некий известный в Израиле художник облагодетельствовал народ своими творениями, подарив их городу. Город подарок принял и расположил его на центральной площади, на радость гражданам. Навсегда врезалась мне в память монументальная композиция под названием "рожающая женщина". Как я ни старалась, не смогла в этом куске чугуна с торчащей из него арматурой, узнать ничего женского или рожающего. Возможно, у меня недостаточно развита творческая фантазия… Выбрав из представленного ассортимента наиболее человекообразные фигуры под названием "мужчина и женщина", мы с ними сфотографировались на память.

    В самый первый день нашего пребывания в Израиле мы поехали с Надей в музей Ралли. Это музей, открыт кем-то из Ротшильдов, на радость публике. Экспонаты представлены самые разнообразные. Мы, предварительно проинструктированные Надей, ехали смотреть конкретно скульптуры Сальвадора Дали, которых там несколько. Причем каждая скульптура представлена в двух вариантах – в выставочном и, как бы это сказать, карманном, но тоже авторской работы. Наверное, на случай, если большая потеряется… Музей маленький, но какой-то очень уютный и простой, располагающий к искреннему восприятию работ.

    Художественные полотна мне не понравились по причинам, изложенным выше – они больше напоминали рисунки учеников художественной школы, а скульптура там хороша. В нижнем зале совершенно неожиданно встретились экспонаты археологические, представленные там совершенно бессистемно – так, до кучи… В общем, впечатление сложилось приятное. Жаль только, что нас оттуда быстро выгнали, так как начинался Шабат.

    Шабат – это явление, о котором стоит рассказать особо. Начинается он где-то в середине пятницы, около 15 часов, а заканчивается поздно вечером в субботу. Так вот, на это время жизнь в Израиле замирает совсем. Нет, конечно такие мегаполисы как Тель Авив и Хайфа могут себе позволить относится к Шабату не так строго, но городишка Хадера вымирал полностью. Причем не работали не только евреи, что понятно, но так же и арабы, которых там столько же, сколько евреев, армяне и грузины, приехавшие из б. СССР, а также русские. Такой всеобщий Шабат. Причем, если еврей в этот день не работает, это объясняется религиозными соображениями, а остальные, видимо, отдыхают за компанию.

    Наша первая самостоятельная прогулка по городу пришлась именно на это благословенное время. Вышли мы, не обратив внимания на Надины предупреждения, мечтая о бутылочке пивка. Какое пивко, что вы… Нас встретил мертвый город. Ни машин, ни людей, темно… Из живого – только кошки, которых там немерянно и они совершенно свободно гуляют по городу. Бродячих собак мы там не видели, а кошки шастают везде, толстые, ухоженные и наглые до безобразия. Причем, гонять их там не принято. В самом сердце Иерусалима, у Храма Гроба Господня на каменном парапете возлежал котяра, размером с хорошего поросенка – всем котам кот, своими размерами соответствуя статусу места.

    Так я о шабате: не работают магазины, транспорт, рынки, кафе… Железнодорожный вокзал в Тель Авиве не работал! Насчет аэропорта не скажу, но я бы не удивилась, узнав, что он не работает тоже.

    К слову об искусстве. Однажды запланированная экскурсия не состоялась по каким-то причинам, и мы, поскучав на автовокзале, стали надеяться на собственное времяпрепровождение, прикидывая, а не сходить ли на море. Наши планы разрушила Надя, заявив, что нечего терять время, поедем в гости к ее подруге в город Цфат.

    Надо сказать, что мы не пожалели. Цфат -город довольно современный, но нас отвели в старую его часть, сопроводив экскурсию дельными комментариями. Это место нас просто очаровало. Маленькие каменные улочки, завивающиеся в лабиринт, двухэтажные живописные домики – все очень напоминало мне приморские городки, где все кажется очень теплым и домашним. Ощущение усилилось тем, что почти каждый домик занимали мастерские художников, подавляющее большинство которых было нашими бывшими соотечественниками. Вот где искусство!

    За довольно смешные деньги продавались потрясающий вещи – картины на шелке, графика и прочее. На тот момент в карманах у нас свободно гулял ветер, так как необходимость питаться хотя бы два раза в день свела на нет все наши валютные запасы. Поэтому мы восхищались бесплатно. Несмотря на премерзкую погоду (Цфат расположен на высокой горке и насквозь продувается ветрами, поэтому несмотря на яркое солнце холод стоял собачий и мы промерзли насквозь), впечатления от этой поездки остались самые теплые.

    Несколько раз нам все-таки удалось отбрыкаться от выстроенной Надей культурной программы и провести время по своему усмотрению. Например, пару раз выбрались мы на море. До моря надо было добираться около часа. Сначала мы сунулись было на пляж, принадлежащий какому-то отелю, обойдя при этом все кордоны, просто их не заметив. Но как-то нам не очень понравилось – сидят одетые люди, никто не купается, и вообще смотрят подозрительно.

    Погода к тому времени резко похорошела, стало тепло, как летом, но вода оставалась ледяной - как-никак февраль, кто ж там купаться будет? Только наша развеселая семейка… Как же, решили мы, побывать на море, Средиземном, между прочим, и не искупаться? Ну отошли подальше, нашли какой-то дикий кусок берега, сложили свои пожитки, и вперед! А вода чистая и прозрачная, искупавшись, мы начали ловить креветок и всякую прочую морскую живность, чтобы, как пес Шарик из известного мультика, сфотографировать и фотографию прислать. Причем, я как-то не подумала, что в цивилизованном Израиле купаться и загорать топлесс не принято. Вид обнаженной, слегка беременной дамы смущал местных арабов, бродивших там по своим надобностям, но, Слава Богу, обошлось без приключений, до меня в конце концов дошло, что я не дома, я оделась и нездоровый интерес угас.

    Еще мы занимались тем, что навещали всякие лавочки и магазинчики по интересам, где знакомились с продавцами, вели задушевные беседы и торговались. Причем, препирательствами по поводу цены занималась я - муж устранился, справедливо заявив, что это занятие мужчине не к лицу. Русскому, может, и не к лицу, а там это вполне принято. Выглядело это так: заходя в лавку, я громко интересовалась: "По-русски говорим?". Обычно какой-нибудь бывший земляк обязательно отыскивался. Если же нет – приходилось пускать в ход свой ломанный английский, на ходу придумывая новые обороты речи, начисто игнорируя общепринятые. Истерзанные продавцы в конце–концов сами поправляли мою грамматику. Но почти всегда понимали что мне надо. Коронная фраза: "Это же для моей еврейской бабушки, которая тоскует в далекой России" действовала безотказно – каждый продавец вспоминал свою собственную еврейскую бабушку, и, утерев слезу, снижал цену.

    В отношении шоппинга – Израиль – страна контрастов. Еда дорогая и невкусная. К настоящему мясу не подойти – цена кусается. Мы могли себе позволить только соевые полуфабрикаты жизнерадостного розового цвета. Кроме того, как ни удивительно, но Израиль – это типичная "страна зеленых помидоров". Поясню. При всем многообразии и изобилии фруктов на местном рынке и в магазинах, мы их есть не могли, потому что было очень странно хрустеть клубникой. Этот хруст был вызван тем, что фрукт попадал на прилавок в состоянии недостаточной спелости, но максимальной свежести. То есть у них не принято продавать так любимые нами бананы в темных точечках, которые свидетельствуют о спелости и мягкости – там такой банан считается некондиционным. Зеленый и хрустящий куда лучше!

    Проезд в автобусе безумно дорогой – три раза подумаешь, прежде чем куда-то поехать. И при этом отличную кожаную обувь умоляют взять почти даром – на наши деньги эти цены - просто смех. Прекрасные ювелирные украшения из белого золота и серебра радовали мое слабое сердце доступностью и разнообразием. Муж расцветал душой, изучая алкогольный ассортимент, тоже весьма доступный. Правда, предаться более тщательному изучению вкусовых особенностей местных напитков мы не могли – распивать вино в одной комнате с Надей было попросту невозможно, в кафе мы не попадали из-за нехватки времени и средств, а распитие на улице не принято и карается суровым штрафом. Правда, один раз мы таки плюнули на все, уселись на лавочку в центре города Хадеры и употребили бутылку дивного грушевого ликера.

    К слову об алкоголе. Однажды вечером Надя уехала посмотреть выступление балетной труппы из Тель-Авива, билеты на которое она неосмотрительно купила на всех. Мы ехать категорически отказались, заявив, что не для того мы ехали в такую даль, чтобы любоваться самодеятельным балетом в местном Доме Культуры. Оскорбленная в лучших чувствах, Надя уехала одна, переживая потерю внушительной суммы, потраченной на наши билеты. За эти деньги у нас вполне можно посетить балет в Мариинке и Большом.

    Не передать словами наше счастье – наконец-то мы остались одни! Нужно было использовать нежданный подарок наиболее продуктивно. Натянутые до предела нервы срочно требовали разрядки привычным русским способом. Муж побежал в магазин за пивом и вернулся с большим пластиком. Я, к сожалению, вынуждена была ограничивать себя в подобных удовольствиях по причине уважительной (см. выше), поэтому наблюдала происходящее, так сказать, из первого ряда.

    Придвинув к себе журнальный столик и выбрав стакан побольше, привередливо подышав на него и осмотрев на свет, муж откупорил заветный пластик и прикрыл глаза, собираясь полностью отдаться наслаждению. Темная жидкость шумно вспенилась, глоток… Горьким эхом отразились от каменных стен слова, рвущиеся из оскорбленного сердца. Это был квас. Оказывается, пластик пива – это сугубо русский размер, все остальные пьют его в объеме 0,3, максимум 0,5. Этого достаточно, чтобы жажду утолить, а для наших привычных целей совсем не подходит. Короче, разочарование было таким, что уже ни что не радовало, пришлось лечь спать.

    С куревом там тоже не важно. Ассортимент сигарет очень бедный, буквально три-четыре вида, всякие LM, Marlboroи Parlament, причем местного производства и по немалым ценам. В пересчете на наши деньги, пачка LM обошлась бы почти в 80 рублей. Мы были заранее предупреждены знакомыми, дай им Бог здоровья, поэтому сигареты привезли с собой. Что интересно – курят там везде – заходи не хочу в любой магазин с сигаретой – никто тебе слова не скажет. Может и зря, кстати…

    Еще несколько слов о местном колорите. Нас, конечно, интересовали не только магазины и древности, в первую очередь интересно было посмотреть на живых людей, жителей этой прекрасной страны. Как одеваются, что едят, как, в конце концов, выглядят? Увиденное нас несколько разочаровало. Наши наблюдения лишний раз подтвердили избитую истину, что русские девушки самые красивые в мире. За две недели пребывания мы встретили четырех симпатичных девчонок. Надо ли упоминать, что все они говорили по русски… Местные девушки, независимо от возраста, совершенно бесформенные, с плохой кожей и вообще производят впечатление полной неухоженности. Впечатление усиливается тем, что молодые девушки не носят ни юбок, ни туфель на каблуке. Джинсы и растянутая майка – полный унисекс.

    Платья я заметила только на правоверных еврейках, которые вообще выглядят неплохо, потому что сразу понятно, что это женщина идет, а к молодежи еще присмотреться надо. Кроме того, учитывая обязательную воинскую повинность для обоих полов, большая часть встреченных нами молодых людей носила форму и оружие.

    Вообще, израильское отношение к воинской службе заслуживает отдельного разговора. Прежде всего поражало то, что служба родине в мирное время там происходит строго с 8 утра до 5 вечера, с часовым перерывом на обед. Поутру рейсовые автобусы везут зевающее юношество служить, а вечером они едут домой к маме. Несколько обескуражило неуставное разнообразие вооружения – вроде в одном полку служат, а оружие у всех разное, у кого пистолет, у кого автомат длинный, у кого короткий… В общем, впечатление такое, что носят кому что досталось. Как будто в бою отобрали.

    А форма у них изобилует разного рода нашивками. Тут тебе и котик с крыльями, и крокодил, и еще какой зверь. Встречается и дерево и ножи разной формы – в общем, чтобы враг ни за что не разобрался, какого, собственно, направления деятельности это подразделение. Мы решили, что самые опасные в бою те, у кого крокодил нашит. Типа, зубами загрызут, даже без оружия. Позже мы разобрались в этой специфике, попав в магазин с армейской символикой. Оказывается, все эти ножи и звери означают не боевые заслуги, а просто сданную учебную дисциплину.

    Еще у мужской части непобедимой армии Израиля есть странная мода: Вот что сделает русский (да и любой другой ) мужик, встав с лавки, на которой сидел? Штаны подтянет, причем автоматически. Еврейский солдат, встав, штаны оттянет вниз. Для красоты и вентиляции. Прикольно видеть здоровенного детину в полном вооружении, в красном боевом берете и с нашивками чуть ли не за взятие Голланских высот, у которого штаны держатся на самом… Ну в общем, ниже кобчика. А когда такой воин наклонялся в общественном месте шнурок завязать – у нас дыхание перехватывало. А местные ничего, привыкли…

    Было бы неверно думать, что все виденное нами в этой стране автоматически относилось в разряд плохого. В Израиле мы увидели настоящую заботу о людях. Там удобно жить. Я не буду распространяться насчет пенсий и прочих государственных гарантий, но к местным правилам дорожного движения я так и не привыкла до конца.

    Светофоров довольно мало, зато везде расчерчены пешеходные переходы. И на какой бы скорости не шла машина, она затормозит перед переходом, пропуская пешехода. Я не могла отделаться от привычки настороженно крутить головой по сторонам и отпрыгивать от проезжающей машины. Однажды, переходя улицу, я уперлась, испугавшись толстого мерседеса, затормозившего на переходе. Так он, словно извиняясь, отъехал назад на безопасное расстояние, чтобы не пугать меня.

    Трудно было смириться и с тем, что если горит красный свет, пусть даже на совершенно пустой улице, никто не пойдет через дорогу. Стой и жди, пока зеленый загорится, это нормально. Зато автолюбитель едет на свой сигнал и не боится, что ему под колеса бросится шустрая бабуля с авоськами. Мне было очень трудно привыкнуть к такому порядку, освоилась я только перед отъездом, за что была наказана в родном городе, где, выйдя из автобуса на автовокзале неосмотрительно сунулась на пешеходный переход. Водитель нашего автобуса очень популярно объяснил нам, что здесь вам не Израиль, и пешеходные переходы сделаны вовсе не затем, чтобы он, водитель, перед ними останавливался, пропуская всяких уродов…

    Кроме пешеходных переходов, радовало сердце так же предупредительное обслуживание, чистота на улицах, а так же наличие санузлов везде, где только душа пожелает.

    Про наш отъезд на Родину из чудесной страны стоит рассказать особо. Утомленные родственным гостеприимством, мы начали считать дни до отлета где-то за неделю. Далекая Россия влекла неудержимо – издалека казалось, что мы, неблагодарные, не ценили свою прекрасную родину, где все говорят на понятном языке, ларьки работают круглосуточно, пиво в пластиках, а главное, наша крохотная квартирка стала казаться нам дворцом… Скорее бы домой!

    Тем не менее, не обошлось без эксцессов. Надя, к чьим закидонам мы уже успели попривыкнуть, отколола на прощание такой номер, что мы просто ахнули. В день нашего отъезда она просто уехала. С утра укатила на бесплатную экскурсию в Кнессет, нахваставшись всем вокруг, какая ей подвалила удача своими глазами увидеть место, где работает само правительство Израиля во главе с Шароном! Ну, типа, как если бы нам устроили экскурсию в Кремль, но не по памятникам архитектуры, а непосредственно в кабинеты руководства. В общем, на любителя экскурсия, но Надя была вся в восторженном предвкушении.

    Услышав такую новость, мы аж присели, а встав, поинтересовались, а как мы, собственно, доберемся до аэропорта в чужой стране, без языка и денег? Да фигня вопрос, говорит Надя, сядете на вокзале в электричку, которая идет во столько-то, потом в пункте N сделаете пересадку, и дуйте себе не сворачивая до самого Бен Гуриона. Израиль, дескать, страна маленькая, не ошибетесь. На это мы просто не нашли что ответить… В общем, и без того натянутые родственные отношения испортились вконец.

    Наступило утро. Мы старательно спали, пока Надя собиралась на свою экскурсию, не хотелось прощаться и вообще разговаривать. Хлопнула дверь, мы встали и обнаружили на столе записку с инструкцией, приведенной мною выше, и издевательские 20 шекелей мелочью. Отвели душу, покрыв тетушку матом, и стали собираться в дорогу. Апатия была такая, что мы даже не пошли прогуляться напоследок – не хотелось уже видеть этот город, эту страну и этих евреев в частности.

    До вокзала мы топали пешком со всей поклажей – денег на проезд в городском транспорте у нас уже не осталось, а Надины шекели мы завернули ей в ее же инструкцию – на память. 50 шекелей на билеты до аэропорта были нами предусмотрительно отложены заранее.

    На вокзал мы прибыли с запасом времени, так как уже предвидели разного рода сюрпризы и неприятности. Сюрпризы не заставили себя ждать: Израиль страна прогрессивная до невозможности, поэтому билеты на вокзале продает автомат, а не тетушка в окошке. Система несложная, там на кнопочках автомата написаны пункты назначения, остальное набирается вручную и скормив автомату свои шекели, пассажир получает билет куда ему надо. А автомат понимает только на иврите, там даже для приличия ни одного английского слова не написано, не говоря уже о русском… И как, скажите, среди этих палочек и загогулин мы могли прочесть заветные слова "Бен Гурион"?

    Кроме того, мы совершенно не понимали, каким образом мы будем делать пересадку – мало того, что мы должны будем правильно услышать пункт пересадки по трансляции в вагоне, так надо еще умудриться правильно выйти из вагона и сесть в свой поезд. А на вокзалах очень хитрая система турникетов - билет с магнитной полосой, где обозначена определенная зона пребывания, и, сунувшись не в свой участок - например на другой перрон, обратно ты уже не попадешь – не пропустят. А денег больше нет, языка не знаем, и самолет рискует улететь на родину без нас.

    В общем, ситуация, мягко выражаясь… да что там, жопа полная, вот и все. Я думаю, Наде икалось в этот день, как никогда… В общем, стоим мы перед этим чудом техники в полной задумчивости, и совершенно не представляем, что делать. Земляков там почему-то не оказалось, билет нам купить некому, и поезд показать тоже… В конце концов, над нами сжалилась черная девочка с автоматом, караулящая вход на вокзал, и, скормив автомату заветный полтинник, выдала нам билеты. Мой английский достиг к тому времени небывалых высот, так что про билет до аэропорта она поняла сразу, только про пересадку мы никак не могли ей втолковать…

    И вдруг, откуда ни возьмись, появляется парень, который просмотрев всю пантомиму от начала до конца, спокойно говорит по русски: "А на фига вам пересадка, вон прямой поезд отходит". "Где???" "Да вон, уже двери закрываются!". Влетев в уже отходящий поезд, мы начали приставать ко всем подряд пассажирам, повторяя с вопросительной интонацией "Бен Гурион"? Все кивали… В поезде обнаружилась вся тонкость Надиной мести за наше недостойное, по ее мнению, поведение. Трансляция в вагоне звучала так, что как мы не напрягались, мы не могли разобрать ни слова и угадать населенный пункт, в котором предполагалось пересесть в другой поезд не смогли бы никогда. То есть, имели бы полную возможность вкусить все радости самостоятельного путешествия по Израилю, о чем мы сперва мечтали…

    Как ни удивительно, но до конечной станции, то есть аэропорта мы добрались вполне благополучно, если не считать, что на нервной почве муж начал просто на глазах лысеть, смахивая целые пряди волос. К счастью, потом это прошло… В аэропорт мы прибыли с порядочным запасом времени, которое убивали гуляя по зданию, трогательно прося прочих ожидающих присмотреть за нашими страшными рюкзачищами, на которые и так бы ни один вор даже спьяну не позарился. И вот он, долгожданный контроль – Родина все ближе!

    Контроль выгядел так: Очередь на осмотр багажа обходили израильские мальчик и девочка в форме и приставали с разными вопросами. В нашем случае это выглядело так:
    - В гостях были?
    - Да
    - А у кого гостили?
    - Да у тети, которая сестра бабушки, которая осталась в далекой России
    - А где вы были в Израиле? А что видели? И как, понравилось?

    Самый убойный вопрос следовал дальше. Девочка предположила, что мы, скорее всего, супруги, выказав недюжинную догадливость при взгляде на наши обручальные кольца. Получив подтверждение, она поинтересовалась, а сколько же мы женаты? Ну месяц… Округлив глаза, девочка спросила: "А сколько же вы вместе"? Мы даже решили, что ослышались и переспросили. Так сколько же, не унимается бестактная служащая. Не сговариваясь, мы закатили глаза, и дружно ответили "О-оооооо…", давая понять, что вместе мы давно... И не сосчитаешь… После чего и были с Богом отпущены.

    Без происшествий пройдя контроль багажа, мы расслабились. Нервное напряжение стало отпускать. На радостях, муж вскочил ногой на тележку и с гиканьем покатил вдоль очереди отъезжающих, видимо, воображая себя Чапаевым. На мои возмущенные вопли он логично отвечал, что так как он уже почти дома, то имеет право расслабиться как ему нравится. Дальнейший перелет прошел без приключений, рано утром мы оказались в замороженной Москве. Не хотелось даже говорить, из последних сил добрались мы до Калуги, где первым делом поехали к бабушке обедать, помня о пустом холодильнике, и там не преминули нажаловаться на тетушкино гостеприимство. Домой добирались лениво и медленно, мечтая каждый о своем: я о ванне, муж – о пиве. Ну и воздалось каждому по потребностям…

    Отдохнув дома и отчитавшись перед родными привезенными сувенирами и фотографиями, мы свои впечатления о чудесной стране Израиль определили так: там хорошо стареть, а молодым там делать совершенно нечего – удавиться, и то развлечение. Нет, страна конечно хорошая, но только для тех, кто там родился, или устроился, благодаря хорошим родственным связям. В общем, лучше будем русскими. Меня позабавило, что мой муж, который до этого на интернациональных пьянках с участием нашего друга Малахова - еврея по матери, бил себя в грудь, и доказывал что он всем евреям еврей, по крайней мере в душе, больше ни словом об этом не заикался, а на мои бестактные напоминания мог и обидеться.

    В общем, подводя итоги, пришлось признать, что русскому лучше всего живется на Родине, где все привычно и понятно. Для меня же посещение чудо-страны вылилось в то, что я больше худого слова о Калуге не скажу, хотя раньше считала наш городок самой последней дырой на конкурсе дыр. Все познается в сравнении.

    Елена
    01/06/2006 12:46


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из Израиля

    13.02.20 "Победа" уйдет из Израиля и ОАЭ почти на пять месяцев и сменит аэропорт в Дубае
    12.12.19 В Тель-Авиве появился субботний транспорт
    02.12.19 "Азимут" совершил первый рейс в дальнее зарубежье
    07.10.19 "Азимут" будет летать из Ростова в Тель-Авив с зимы
    05.08.19 "Победа" будет летать из Москвы в Эйлат
    16.08.18 В Эйлате пройдет джазовый фестиваль
    18.07.18 "Аэрофлот": бесплатная перевозка снаряжения для дайвинга/серфинга - теперь и в Израиль
    29.06.18 В Израиле открылся маршрут по следам крестоносцев
    28.06.18 В Тель-Авиве открывается музей естествознания
    26.06.18 В Тель-Авиве пройдет "Белая ночь"
    [an error occurred while processing this directive]