Памятник Маяковскому



    Не прошло и месяца после моего увольнения из "KEGOCа", как я, уже в ранге инженера-технолога ПТЦ "Кианит", поехал в свою первую "полнометражную" командировку в Москву. По дороге мне предстояло заехать сначала в Новокузнецк и сделать там авторский надзор за проведением футеровочных работ на местном алюминиевом заводе. Я уезжал из Алма-Аты на поезде #286, который представлял собою этакую "сборную России", потому что на самом деле это были три совершенно разных поезда: вагоны с 1го по 5й шли по маршруту Арысь – Новосибирск, с 6го по 10й – по маршруту Арысь – Омск, а последние семь, с 11го по 17й, которые прицепили к этому поезду на АлмаАте1, шли из Алма-Аты в Новокузнецк.

    Меня проводили огромной компанией: мамка, дядька Вовка и Кеша. Малков, разумеется, принёс бутылочку, мы хряпнули по стаканчику прямо на перроне и я поехал. Проезжая через полчасика позади Дмитриевки, я помахал из окошка рукой домику Мукаша, но во дворе никого из его пацанов не увидел...

    Мы ехали себе потихонечку по Великой Казахской Степи, а когда посреди неё попадался какой-нибудь разъездик в три домика, я сразу вспоминал компьютерную игру "Железнодорожный магнат – 2", в которую играл тогда юрист Нурлик – мне тут же хотелось построить на каждом таком разъезде водонапорную башню, склад, ресторан, гостиницу и казино...

    Но самое интересное ждало нас впереди. В полдвенадцатого ночи, когда весь нормальный алма-атинский народ уже давно сидит либо на берегу Капчагая, либо в "Инаре", а наш поезд только отъехал от станции Матай, в ярко-чёрном звёздном небе над нами пролетел космический корабль "Прогресс"!

    В тот день Казахстан снял для России запрет на запуски ракет типа "Протон", введённый после двух, произошедших подряд, катастроф такой ракеты-носителя. Огромная ярко-голубая звезда, за которой тянулся сильно расходящийся в стороны белёсый хвост наподобие кометного, обогнала нас как-то по диагонали и ушла в сторону Китая. В какой-то момент она вдруг погасла, но через секунду разгорелась вновь. По-видимому одна из ступеней ракеты погасла и включилась следующая.

    Наутро, когда наш поезд пропускал в Копан-Булаке встречный новосибирский 201й, оказалось, что там едет моя старая знакомая бригада проводников – Ормашку я так и не увидел, зато помахал рукой через открытое окно удивлённому бригадиру Кайрату и крикнул ему, чтобы он передал привет моему другу. Печальная картина открылась нам сразу за Семипалатинском: в то лето 1999 года случился крупный лесной пожар и сосновый "Ленточный Бор", тянувшийся оттуда до станции Аул, слева по ходу поезда практически весь выгорел. А какие были сосенки...

    На таможне между Локтем и Рубцовском нас никто не проверял. Россия вдруг убрала у себя второй путь от Рубцовска до Алейской... В Барнауле наш состав разобрали на три части соответственно маршрутам и каждую поставили на разные пути, прицепив по отдельному электровозу. Мы уехали в Новокузнецк самыми первыми.

    Всю дорогу мы догоняли грозовую тучу и под утро в неё всё-таки въехали. В Новокузнецк, оказывается умиравший целых три недели до этого на 42градусной жаре, я сам себе "привёз погоду" и вылезал из поезда под проливным дождём... Меня встретили, отвезли в гостиницу, а потом немного прокатили по городу. На одной из его площадей оказался огромный памятник. Я сначала и не понял, что это за монумент, но вскоре сообразил, что это же тот самый Владимир Владимирович, который написал:
    "Я знаю, город будет,
    Я знаю, саду цвесть,
    Когда такие люди
    В стране советской есть!"

    Город и вправду был, сады по дачам, правда, уже отцвели, а люди... Люди во весь рост праздновали День Металлурга. "Кто тяжело работает, тот тяжело отдыхает!" – вот где была живая иллюстрация к приколам "Русского Радио"!

    Площадки, битком полные пьянющих в умат мужиков, стояли, как и у нас в Алма-Ате, абсолютно на каждом углу. Но мне-то хотелось посидеть чисто по-казахски и я пошёл искать "мясо на палках". Искал часа полтора, потому что площадок было много, но шашлык готовили всего в 4 – 5 местах на весь Новокузнецк. На небольшой точке у пляжа на реке Томь (киоск, мангал и 4 столика) командовали парадом две русские тётки лет под 60: одна – шашлычница, вторая – барменша. Хрюшке, которую они поджарили на сосновых поленьях, накануне исполнилось лет 300. Но я героически съел две палки, запив их пивом "Ворсинское". Никакого ворса ни внутри, ни снаружи этих бутылок обнаружить не удалось – уже за это можно было сказать спасибо Барнаульскому пивзаводу.

    В дальнейшем я питался на ближайшей к гостинице площадке сосисками в тесте, пиццей и разливным тёмным новокузнецким пивом. Сама гостиница алюминиевого завода оказалась спаренной квартирой в жилом доме, два первых этажа которого занимала районная администрация, а верхние три были жилыми.

    У меня в комнате стоял телевизор и каждый вечер по местному тулеевскому телевидению показывали передачу "Открытый бюджет", в которой показывали цифры, сколько за прошедший день получено денег от налогов и прочего и сколько отчислено в такую-то больницу, в такую-то школу и так далее по всей области! Абсолютно все заводы и предприятия Новокузнецка работали, безработных практически не было, а торговцами на местном базаре были исключительно азербайджанцы.

    Сделав свою футеровку, в четверг я собрался из Новокузнецка в Москву. Накануне я пришёл в местное авиа-агентство – на ежедневный рейс "Ту154" в Москву билетов по 1600 рублей за неделю вперёд уже не было. В кассах вокзала плацкартных билетов по 560 рублей и купейных по 940, разумеется, тоже не оказалось и пришлось брать аж "люкс" за 1860 – дороже самолёта! Причём потом оказалось, что я и тут взял самый последний билет!

    При отправлении скорого фирменного поезда "Новокузнецк" по динамикам вокзала играл марш "Прощание славянки". Все вагоны, в том числе и наш "СВ", были забиты до отказа – народ ехал в отпуск. Поезд был синего цвета, между окнами вагонов закрашен ярко-голубым и над окнами – белые надписи "Новокузнецк". Наш вагон, вроде бы должный быть самым лучшим во всём составе, оказался с неисправным кондиционером, но зато в нём вместо дальнего туалета была оборудована душевая комната – удобство, которое мы оценили по достоинству особенно тогда, когда проезжали через Казанское ханство, и при этом у господина Шаймиева было + 34!

    Унитаз в бывшем туалете оказался снят, вместо него на полу была сделана круглая заглушка, которую закрывала деревянная решётка. Из потолка торчал краник, а на него был надет пластмассовый шланг, который вёл к укреплённому на кронштейне в стенке душу. Подождёшь станцию типа Омска, на которой заливают свежую прохладную воду, и идёшь купаться.

    Единственное неудобство было в том, что при приличной скорости на каждом повороте ты плавно уезжал по скользкому мыльному полу то к одной, то к другой стенке душевой и сочно шлёпался об неё...

    Паровоз между тем оказался не особенно скорым и делал остановки на совсем крохотных станциях. Цены вагона-ресторана улетели следом за космическим кораблём "Прогресс" куда-то туда же, поэтому я питался с перронов. Зато вкусно: в Барабинске одна русская женщина, оказавшаяся эмигранткой из Таджикистана, накормила меня совершенно изумительными настоящими мантами с фаршем, нарезанным вручную, а не через мясорубку, а в Красноуфимске я купил стаканчик местной земляники – аромат микроскопических ягодок не выветрился из купе до самой Москвы! На перроне Казани продавали горячее второе в пакетиках – половинка жареного цыплёнка (не окорочков!), несколько варёных картошин, хлеб и половинки помидоров...

    Вагон до Новосибирска был полный, с Тюмени нас осталось в нём двое или трое, но в Казани народу вновь набилось до отказа. Паровоз прикатил в Москву в 11 утра воскресенья. Мои орлы ещё накануне умчались всей толпой на какое-то не то Истринское, не то Икшинское водохранилище и поэтому никто за мной на вокзал не приехал. Я нырнул в метро и поехал в Ясенево – ключ от квартиры у меня уже был. Весь народ рассосался из Москвы по своим дачам и в вагонах метро сидело всего по 3 – 4 человека.

    С "Чистых Прудов" мне пришлось переходить на "Тургеневскую". Я прошёл уже почти весь подземный межстанционный тоннель, когда вдруг:
    – Эй, мужик, ну-ка, стой!

    Я обернулся. Передо мною маячила мерзкая рожа рядового лужковского мента. Тут же откуда-то появился ещё один и они на пару целых полчаса перетрясали все мои документы и сумку.

    Здравствуй, Москва...

    Михаил Уткин
    15/06/2005 13:13


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из России

    02.06.21 "Аэрофлот" второй раз подряд продлил срок действия элитных статусов на год
    01.06.21 Новый вокзал Москвы принес массу проблем пассажирам РЖД
    25.05.21 Новый Airbus A320 neo "Аэрофлота": гид Travel.ru
    24.05.21 "Аэрофлот" определил первые маршруты нового Airbus A320 neo
    19.05.21 "Аэрофлот" будет летать из Москвы в Иркутск пять раз в день летом
    17.05.21 "Аэрофлот" открыл дюжину собственных маршрутов из Петербурга
    21.04.21 Возвращающиеся из-за границы туристы должны пройти тест; некоторые - два раза
    05.04.21 "Госуслуги" провалили задачу создания англоязычных сертификатов вакцинации
    01.04.21 Пассажиров закрываемых маршрутов "Аэрофлота" не пересадят на рейсы "Победы"
    "Сибирь" будет летать из Новосибирска в Ростов и Калининград
    [an error occurred while processing this directive]