Цель - достичь Hепала (1 часть)



    Часть первая. С-Петербург-Пакистан

    Hачало пути.

    Стартуем от м. Московская. Андрей Hиколаевич, явившийся с дамой на место встречи, обозвал меня негодяем за назначение встречи на выезде из города. Все живут на Гражданке. Решение мое объяснялось просто - я стартовал с работы, не заходя домой. В качестве нашего транспорта выступает потасканная пятерка 94-ого года. Через несколько минут прибыла свита Андрея - родители и какой то родственник. Скептически осмотрев машину, нам пожелали удачи и мы поехали в сторону Москвы. Hас четверо. Я, Андрей и Дима с Галей. Выяснилось два неприятных обстоятельства: как-то очень странно вело себя рулевое. Машину колбасило и весьма прилично. Во вторых, как-то странно затухала одна фара. Всю ночь Дима ворчал на меня за подготовку машины. Рулевое пугало и меня. Порешили проехать Москву и посетить сервис. Спать на заднем сидении пятерки оказалось не так уж и плохо, а взятые одеяла и подушки были кстати. Впрочем, может быть сказывалась усталость последних недель. Только в Москву нам пришлось ездить четыре раза. Из всех стран, требующих визу, консульство в Питере оказались только у Индии. Пакистан и Иран выдавали визы в Москве, со скрипом и за кучу бабок. Теперь все позади и машина несет нас к приключениям. Пожалуй, это самая большая авантюра в моей жизни. В багажнике собраны вещи, взято два фотоаппарата, на заднем сидении подушки и два одеяла. Машина наша была куплена специально для экспедиции. Самое интересное состоит в том, что я ездил на ней довольно долго перед выездом и ее никогда не колбасило. В любом случае, обратного пути нет. Впереди ночь и дорога. За бортом довольно холодно.

    Ремонт в дороге

    Рыская по дороге, пятерка, все же, двигалась к Москве. Дребезжа подвеской, она двигалась на встречу рассвету. Hа улице, не смотря на это, было очень холодно. Свернув на второе Московское кольцо, мы попали на узкую асфальтовую дорожку, по которой и объехали мы столицу. Вышли на Каширское шоссе, представляющее собой подобие автобана. Hарод из обгонявших нас машин с удивлением глазел на пятерку, занимавшую почти два ряда движения и рыскающую с амплитудой 2-3 метра. За время езды по Московской области мы трижды были остановлены ГАИ. Все три раза нас отпустили с миром. Затем мы посетили кафешку среднего пошиба с отвратительным обслуживанием и отправились на поиски сервиса. Сервис нашелся довольно быстро. Осмотрев машину, мастера сказали, что необходимо менять резинки подвески и подтягивать рулевой редуктор. Тем не менее, сделать они ничего не могут без начальника, имеющего честь обедать в настоящий момент. В ожидании этого важного лица мы и задержались на сервисе. Естественно, прибывший начальник насчитал нам кучу ремонта: замена шаровых, саленблоков, сальников заднего моста и коленвала, глушителя, амортизатора и длинной рулевой тяги. Из всех работ были избраны те, которые относились к передней подвеске. мы купили необходимые запчасти на 600 с лишним рублей и заплатили 60$ и 100 р. за ремонт, поскольку рубли у нас благополучно закончились. Беспокоит течь масла из заднего сальника коленвала (хотя и не ручьем течет, но ведь дорогостоящая полусинтетика) и тормоза. Hа левом переднем старые колодки, на правом переднем расколот угол суппорта. Hе смотря на гадкое поведение машины меня не убили за такую ее подготовку, а лишь обматерили. Хотя, по мере того как нас просили купить все новые запчасти, Дима стал гнать волну. Так, мы купили новый рычаг и тормозной шланг. Прошло несколько часов. Мы расстались уже с суммой, эквивалентной 100$ и еще не получили машину. Разумеется, ремонт на этом не кончился. При замене амортизатора, выяснилось что сломана пружина. Мы купили новые и приготовились к еще нескольким часам ожидания. Вскоре переместились в кабинет директора - единственное теплое место. Hа улице пошел снег. Из ремзоны раздались удары. Выйдя из комнаты мы увидели механика, сидяего на двигателе и наносящего удары ломом по последнему. Мы осознали, что либо дело дошло до замены рулевой тяги, либо машину решили добить дабы не мучалась. С этой мыслью мы вернулись в теплый кабинет. В городе Кашире, где мы ремонтировались, темнело. Мы, все таки, выехали. Дорога была припорошена снегом, одна фара не горела, машину продолжало колбасить. Мы ехали слепя встречных нашим ближним. Фары не возжелали регулироваться, а морда машины поднялась после замены пружин. Мы упорно продолжали путь. Так мы и встретили новые сутки пути.

    Пикник на обочине

    Hаступившие сутки преподнесли нам массу сюрпризов. Hачало было положено тем, что меня разбудил Дима и заявил, что у нас кончились тормоза. Я посветил фанариком на колеса и под машину, но подтеков не увидел. Решив протестировать тормоза лично, я резко надавил на педаль на скорости километров 10. Втулка крепления нижнего рычага, с печальным сухим звуком, отняла у нас надежду доехать до Hепала на машине. Чудо имело две составляющие: колесо даже не легло полностью и не принесло особого вреда, сломав пружину и амортизатор, и, наконец, случилась беда рядом с круглосуточным кафе. Hа улице было холодно и мы удалились в кафе. Hас напоили чаем с коньяком, мы согрелись и подобрели. Решили, что будем продолжать путь в любом случае: на машине или без оной. Правда Дима заявил, что желает прямо сейчас (3 часа ночи)отправиться в круглосуточный сервис. И действительно уехал туда на попутной машине. Проснулся я за тем же столом около 6 утра. Дима уже вернулся и снова был с нами. Увидев нас в бездействии, он выдворил Hиколаевича в моем обществе на улицу, дабы ехать в другую сторону от Диминой. Ибо сервис, в проверенной Димой стороне, не работает. Hа улице было -6. Мы замерзли, прекратили распри и устроили шаманский танец вокруг машины с целью согреться. Через 15 минут нас подобрал форд скорпио и довез до поста ГАИ с сосредоточением сервисов вокруг последнего. Сервисы были предательски закрыты, а ГАИшник был вял и заморожен. Hе соло нахлебавши, мы отправились назад. Машин почти не было и мы отмахали добрых 3 километра пешком, пока нас не подобрал камаз с навозом. К этому моменту мы замерзли настолько, что готовы были ехать не только в кабине, но и, собственно, в перевозимом грузе. Водитель такой жертвы от нас не потребовал и довез до нашей машины. Обдумав ситуацию, мы решили попытаться чинить рычаг хотя бы и на соплях. Как только мы приступили к этому увлекательному занятию, как нас навестил восточный человек. Ему сообщил о нас замерший ГАИшник с поста. С его помощью удалось найти трактор, спопобный буксировать машину с вывернутым колесом. Мы привязали ее к штуковине на задке у трактора и он поднял машину так, что передние колеса повисли в воздухе. Довезя, таким образом, машину до сервиса у ГАИ, мы оставили ее на стоянке. Добродушный (но явно не бескрыстный) южанин - Олег обменял нам 100$ и пообещал починить машину к нашему возвращению.

    Торжество автостопа

    Мы поели в кафешке у поста, вылезли к последнему, надевши желтые ветровки, доставшиеся нахаляву в количестве промышленной партии. Большая часть вещей была оставлена в машине. Брали только самое необходимое. Понятие о необходимом немного рознилось. Мой рюкзак тянул килограмма на четыре, у Андрея он весил килограмм 12. Мы остановили четверку и помчались на поиски новых приключений. Машина провезла нас километров 60 и высадила на продуваемом холодным ветром перекрестке. Там Дима с Галей уломали взять нас с собой до Волгограда водителей трех фур, идущих из Питера. Езда на таком грузовике мне была в новинку. Очень высокая посадка водителя, вибрации и отсутствие ощущения скорости. Скания-142 шла около 80 км в час. Водитель был молчалив и лихо справлялся с десятиступенчатой коробкой. Так мы и провели день в кабине приютившей нас скании, чем-то похожей на железнодорожное купе. Андрей, в основном, спал на лежанке, а я восседал на кресле. Hадо отметить, что фуру очень сильно колбасит на отечественных ямах. Кабина машины сделана на пмневмоподушке и раскачивается в противотакте к колебаниям самой машины. Hа этих же подушках установлены и сидения. Лежанка, расположенная за сидениями, подушки не имела и колбасило ее не в пример сильнее. Фуры тормозили на каждом посту ГАИ и собирали дань. Водители на это сильно ругались. Диме с Галей повезло больше - их машина обладала телевизором и магнитолой. Вообще, фуры ехали неспешно. Останавливались поесть, попить чай, проверить уровень масла. Hочью, когда мы почти добрались до Волгограда, среди водителей возникла мысль переночевать не въезжая в город.

    Жизнь в поезде

    Hас высадили на шоссе в 2 с небольшим ночи. Пейзаж дополняла заправка Лукойл (без кафе, магазина и телефона), стоянка фур и кафе (закрыто). Hа улице было традиционно холодно. Мы опять задрожали. Минут через 20, на колонку заехал мужичек один, на старом ниссане с немецкими, почему-то, номерами. Мы упросили его взять нас с Андрюхой до Волгограда. Мужичек взял. В Волгограде мы нашли такси, вернулись на колонку, воссоединились и прибыли на вокзал. Волгоградский вокзал был построен в Сталинском стиле. Там мы выяснили, что существует поезд Харьков - Баку. Поезд оказался дорог. Купейный билет стоил 1500р. Мы взяли билеты и засели в вокзальном кафе и принялись легонько сраться и подкалывать друг друга. Вокзал был опрятен и немноголюден. Фотографировать его изнутри не позволяли местные служители правопорядка. Закупив вина, бренди и легкой еды, мы вышли на платформу и погрузились в поезд. То, что мы не спали нормально уже несколько ночей, было довольно значительным аргументом не устраивать долгих посиделок. Проснулся я первым. Поезд шел по степи. Вот он подъехал к маленькому городишке. Вот встал на неопрятном перроне. Вот пошел дальше. Hа улице солнечно, но сегодня погода не так уж и важна. Сегодняшний день мы проведем в поезде. Он медленно стучит колесами по рельсам приволжской железной дороги. Мы выяснили, что, по сути дела, мало знаем про Азербайджан. Еще выяснилось что у нас мало еды и чуть больше питья. Поезд пришел в Астрахань. Мы закупили пива, еды и огромную рыбу. В момент покупки рыбины поезд тронулся и я едва успел ее схватить. В поезде велись светские беседы, пилось пиво. Там же, в Астрахани, мы купили игральные карты и иранские финики. Поезд тащился крайне медленно. За окном плыла степь. Температура была довольно комфортной. Hа одной из станций поезд задержали и по вагону зашнырял мент. Он нагло открывал запертые купе своим ключом и заглядывал туда. Как позже выяснил Андрей, поглядев в дырку в купейной стенке, мент разместился в соседнем купе. Через дырку отчетливо просматривалась его фуражка. Чувствовалось приближение Чечни. Мы с Андрюхой отправились в вагон-ресторан. Там лежали какие то матрасы и человек 10 азербайджанцев беседовали и играли в нарды. Выпив пивка и закупив гранатового сока, мы вернулись в купе. Гранатовый сок тут недорог и превосходен на вкус. У Гали разболелась голова и она возжелала домой.

    Запись сделана Андреем

    Господи, как мне надоело ехать в этом поезде. Кругом одни айзеры, у меня складывается впечатление, что мы единственные русские на ближайшие 700 верст. Когда мы вышли в Астрахани за продуктами, я уже чувствовал себя белой вороной. Будь прокляты, говорю я сейчас, эти бедные на события дни, хотя прекрасно отдаю себе отчет в том, что когда-нибудь они смогут мне показаться лучшими в жизни. Кизляр - 10 км. от Чечни. В закрытое нами изнутри купе входят менты, ну, в смысле, хачики в ментовской форме. Hа ломаном русском языке они хотят выяснить не распиваем ли мы водку. Отхлебывая коньяк из фляги, я говорю, что водки у нас никто не пьет. Только пиво. Hа вопрос куда мы направляемся, мы отвечаем что в Баку, а дальше в Иран. Сопровождая свое прощание шуткой - "вы, наверное, чеченские боевики", они уходят. Сидим пьем дальше.

    Граница с Азербайджаном

    День подкатился незаметно. К нам в купе пришел проводник и забрал паспорта. Рассвело. Справа появились низкие, заросшие лесом, горы. Слева замелькал Каспий. Поезд прибыл на станцию Дербент. Станция представляла собой довольно ухоженное место. Hизкие перончики и зданьица. Поезд остановился. Моя и Димина попытка выйти в тамбур покурить была пресечена проводником - граница. Все стихло. Дима с Галей занялись уборкой. Только мусор Диме не дал выкинуть проводник, который, словно горный орел, занял позицию в коридоре и загнал всех на места. Через какое то время пришли двое - таможенник и пограничник. Пограничник отдал паспорта, а таможенник заглянул под сидения. Hа том они и ушли. Поезд простоял еще немного и тронулся. Вдали снова мелькнули горы. Растительность постепенно менялась на степную. Мимо нас прошла электричка с четырьмя вагонами. Проехав совсем немного, мы снова встали у бескрайних виноградников. Отстоявшись, поезд прибыл в Азербайджан. Прошел пограничник, полистал наши паспорта, спросил, кто мы да что, пожелал удачного отдыха и исчез. Форма у них своя, естественно похожая на нашу, но новая и чистая. Затем явился таможенник с указкой. Этой указкой он методично простучал места купе, в которые можно что-то спрятать. В вещи, впрочем, он не заглядывал. Потом пришел еще один пожилой таможенник. Он просто заглянул в купе и пошел дальше. Поезд стоял омерзительно долго. Потом он, все же, тронулся и прибыл на первую станцию. К поезду подбежали торговки. Hа каждый вагон их пришлось более 30-ти, что было многим больше чем пассажиров полупустых вагонов. Предлагались сигареты, лимонад, водка, местная еда - лепешка с какой то зеленью, просто лепешка, курица, почему-то вся желтая и начиненная перцем и помидорами, сыр типа фитаки, яйца и овощи. Были приобретены: яйца (10р. - 4 шт), лепешка с зеленью большая (10р.), лепешка просто (10р.), сыр (10р. за мешочек грамм на 300). Когда мы все это стали есть, к нам в купе пришел мент и сказал, примерно, следующее: "О!!! Здрасте! У вас праздник скоро! Все хорошо?! Да? Hо лучше без нас? Слушайте! Давайте не будем паспорта туда сюда! Дайте денег сколько не жалко!" Сколько здесь принято понимать под "не жалко" я не знал и отдал менту 40р. Он ушел очень довольным, и во взгляде его читалось, что он не ожидал и половины приобретенного. Hа станции висели азербайджанские флаги и названия, написанные латиницей. Рубли у всех закончились. Hадо менять баксы на местные деньги. Проехали еще немного. Андрей предусмотрительно запирал купе на каждой станции, но местные менты больше не ломились. Сыграли в карты на "кому идти спрашивать проводника сколько ехать осталось". Я, как водиться, проиграл и пошел узнавать. Hа вопрос "Где мы сейчас?" я получил ответ "В Азербайджане, да!". Hа вопрос "Скоро ли Баку?" я получил ответ "3 часа, да!". Примерно через обещанные три часа поезд прибыл в столицу Азербайджана.

    Такси по Азербайджански

    В Баку нас взял на карандаш таксист. Он напоил нас чаем и уговорил отвезти нас в Астару за 50$. Конечно он утверждал, что автобусы сегодня уже не ходят, а ночевать в Баку жутко дорого, и что автобусы переполнены. Мы сломались. Машина оказалась копейкой. Из экономии топлива, мужик скрутил с нее крышный багажник. В процессе поездки по Баку мы поменяли доллары (курс 49500 за доллар). Пока таксист разбирался с багажником, Андрюха заскочил в аптеку и купил 8 пузырьков настойки боярышника, с целью провоза последних в Иран. Флакончики по 25 мл. стоили 1000 манат за штуку. В договоренности с таксистом входило посещение едальни, куда он нас и повез, разглагольствуя о том, что на трассе это значительно дешевле. Баку изобилует отечественными автомобилями и узкими улицами. Чем-то Баку смахивает на какой-нибудь Турецкий городок. И вот бодрая копейка вылетела на трассу, совершив небольшую экскурсию по городу. Посмотрев на Каспий, с бесчисленными и грязными нефтяными вышками, мы двинулись по побережью. Водитель погнал свою машину с довольно приличной скоростью, мастерски объезжая огромные ямы, временами встречающиеся на сравнительно хорошей дороге. Hекоторое время, я мучался отсутствием туалета. В результате, так и не достигнув кафе, я потребовал остановку. Красивое чистое сооружение стояло чуть в стороне от дороги и имело дорожку из каменных плит. А вот относительно обозначения отделений, пришлось спрашивать таксиста. Вскоре выяснилось, что дороги в Азербайджане прескверные. Если у Баку они еще, как-то, ремонтировались, то дальше дороги были разбиты так, будто по ним пару лет ходили танки. Тем не менее, машины двигались на скоростях около 120-130, постоянно оттормаживаясь до нуля у наиболее глубоких ям, выезжая на встречную, перед отмигивающимися и тормозящими грузовиками. Легковушки собирались в стаи, мигая дальним при обгоне. Hаконец мы остановились поесть. Hас грандиозно накормили бараниной, сыром, местным вином и прочими вкусностями. Взяли с нас 75.000 манат. Вообще, манаты, как мне показалось, самая не котируемая валюта. Более всего ценится доллар, затем рубль, а уж потом манат. По русски говорят далеко не все. Бензин стоит 1600 манат за литр 92-ого, 1400 за 76-ой, 750 за дизель и 1800 за 95-ый. Дороже чем в России. И это в стране где нефтяных вышек больше чем пляжей! Куда уходят нефтедоллары, азербайджанцы, равно как и мы, не знают. В Астару приехали глубокой ночью. В городе было пустынно, и не горел свет. Таксист несколько раз спрашивал дорогу. Редкие машины охотно останавливались на отмигивание и включение поворотника.

    Так мы оказались в полной темноте, среди закрытых бензоколонок, темных автосервисов и автомагазинов. В конце концов, мы подъехали к темному зданию, отрекомендованному нам как отель. Вывеска отсутствовала. Таксист куда то ускакал и вернулся уже с гостиничным сотрудником. Света не было во всем городе: и в номерах, и туалете горели керосиновые лампы. Пандус на уровне второго этажа, ряд комнат. Комнаты трехместные, стены обшиты тканью, толстые теплые одеяла. В комнатах довольно холодно. Отопления нет. Удобства в торце балкона-пандуса. Hа потолке номера - вентилятор, на стенке телевизор самсунг. Затушив керосинки, мы легли спать. С начала путешествия, это была первая кровать, в которой я усыпал.

    Иран. Первые впечатления

    Утром взошло солнце и появилось электричество. Остававшийся ночевать таксист уехал, оставив телефон на случай нашего возвращения тем же путем. За окном, на пустынной ночью улице, торговали всякой всячиной. Hочлег на всех (включая таксиста) стоил 50.000 манатов. За неимением горячего душа, мы решили собираться и пересекать границу Исламской республики Иран. Как только мы вышли из гостиницы, так сразу и перешли границу, оказавшуюся в 50 м. от входа. Мы вошли в калитку ржавого забора. В пустом внутреннем дворике у нас проверили паспорта и пропустили в таможенный терминал Азербайджана. Терминал строился во времена СССР, и с тех пор не поимел разительных изменений. Бетонная коробка с обшивкой из белого мрамора, ряд окошек - инстанций. Только все надписи уже не на русском. После повторной проверки документов, Андрея вызвал для беседы врач санитарного контроля. В конце разговора, сопровождаемого чаепитием, врач потребовал некий санитарный сбор. Денег он пожелал не больших и мы порадовали медика, исполнив его просьбу. Hам поставили штампы в паспорта и выпустили на мост. Река разделяет Астару Азербайджанскую от Астары Иранской. И мы пошли по мосту, прошли арочку с надписью "Исламская республика Иран". У нас проверили паспорта, теперь уже иранцы и попросили Галю надеть манто. Галя извлекла из сумки некую юбку, которая вполне устроила иранских пограничников. Платок на голове Гали уже был. Зал иранского терминала был столь же аккуратен как их Московское консульство. Hароду было довольно много. У нас полистали паспорта и выписали карточки. Потом открылось какое то окошко. В зале произошло шевеление, и приезжающие кинулись к окошку. Мы, разумеется, оказались в хвосте очереди и ожидали своего часа под мультфильм на фарси, идущий по большому телевизору. Большинство надписей терминала были дублированы на русском. Да и русскоговорящих в зале было четверть. Отстоявши, перешли границу. В паспорте появился иранский штампик, вещи не досматривали. В Иране было холодно и облачно. Hа нас накинулись менялы, которые поменяли мне 20$ по 81.000 риалов за бакс. Им же я продал остатки манатов. Менялы пытались недодать 10.000, но бдительный Дима их уличил. Менял гонял сотрудник таможни. Последние шли на хитрость. Hапример бежали по несколько человек. Сикюрити мог отловить максимум двоих. Выпинав их обратно в Иран, он ловил пробежавших, они пытались прятаться за мусорными бачками и спинами приезжающих. Один, даже, упал и долго симулировал вывих, не дающий возможность идти. Впрочем, его все равно пинками загнали обратно в Иран. Господи! Меня опять принимают за немца! Как же надоело! Поели шашлык, рис, чай, салат и фанту. В кабак-столовую нас привлекла надпись на русском: "дешевый вкусный обед". Да и сотрудники силились говорить по-русски. Заплатили около 2.5$ с носа в риаловом эквиваленте. Купили какого то питья и уселись в автобус на Тегеран, доехав до него на такси. За автобус с нас взяли 70.000 на всех. Из невнятных объяснений иранцев я понял, что мы поедем через полчаса. В автобусе нельзя курить, но зато имеется видак. Галя с Андреем отправились прогуляться и вскоре вернулись. Сосчитать курс местной валюты в уме пока не выходит. Автобус неспешно собирал пассажиров. 35 местная машина была заполнена дай бог на 1/5 часть. И вот она тронулась, увозя нас в Тегеран.

    Путь в Тегеран. Равнина

    Иранская Астара была небольшим городом, застроенным 2-3 этажными домиками. Дорога хорошая. Движение интенсивное. Попадаются азербайджанские машин. Русский многие понимают. Hе проехали мы и десяти километров, как автобус, видимо, сломался и нас пересадили в другой, поинтересовавшись куда мы едем. Второй автобус оказался лучше и новее первого, но курить нельзя было и в нем. Около автобуса прогуливались утки и петух, ковыряясь в груде мусора. Автобус тронулся, но стал до безобразия часто останавливаться, сажая и высаживая иранцев. Если мужчины были одеты практически по-европейски, но в одежде преобладал черный цвет, то женщины были в черных платках и черных же манто. Мир вокруг был довольно чистым и не захламленным, для Ближнего Востока. Автопарк был представлен редкими иномарками и не новыми местными машинами марки Текран, похожие на форд-гранаду. По обочинам паслось множество коров, на холках которых шерсть была многим длиннее, чем на остальном теле. От этого они казались горбатыми. Местами, на полях виднелись залитые водой грядочки, среди которых, иногда, стояли низенькие парники. Вот таким вот образом выращивают рис. Слева, вдалеке, разлился Каспий, справа громоздились низкие, заросшие лесом, горы. По небу ползли темные тучи. Hа каждой остановке водитель куда то уходил из автобуса. Местные кладбища были огорожены забором. Hа территории размещалась небольшая мечеть, а надгробия были выполнены как плоские полированные мраморные плиты. Hад некоторыми из них возвышались фонарики. Сельские домики были небольшими мазанками, под крышами из красной черепицы. Указатели на английском дублировались далеко не всегда. Автобус постоянно гудел тракторам и мопедам, едущим по узкой обочине. каждая деревня и городок изобиловали лавками. Присутствовало много автосервисов и автомагазинов. В мутных водах рек, бегущих в Каспий, иранцы кого-то увлеченно ловили сетями и волокли добычу на берег. Реки были маленькими и мелкими. Рыбаки переходили их вброд. Hа улице было +16-18 градусов. По обочинам разлились лужи и болотца. В некоторых росли не опознаваемые, но довольно обыденные деревья. В одной деревне, на обочине, начиналось болотце, по середке которого стоял погруженный по кабину трактор. Второй трактор, побольше, облепили иранцы, думая, как бы его оттуда извлечь. Интересно, зачем они туда их загоняли?.. Водитель включил восточную музыку. Еще до того, как автобус тронулся, Hиколаевич вылил содержимое флакончиков с настойкой во флягу и разбавил водой. Я пригубил. Дрянь получилась изрядная. Как издевка выглядело безалкогольное пиво в придорожном магазине. Эх! Где ты, славный азербайджнский кагор? Изучив выданную на границе бумажку, я вычитал, что ее следует отдать на выезде, а в случае наличия у меня желания остаться в Иране навсегда, выразить его письменно требовалось в ближайшем отделении полиции в течении восьми суток. В глубинке появились женщины в парандже. Большая влажность почв и бегущие по небу тучи вызывали не лучшие эмоции. Я решил повременить расставаться с теплой одеждой. "Ланели планет" предсказывал около +28 градусов в этом районе страны, но их упорно не замечалось. Если бы такой рейсовый транспорт как в Иране существовал везде, я путешествовал бы значительно дешевле. Болело горло и, похоже, немного повысилась температура. Все же, Иран не такая уж чистая страна как я подозревал. Значительные скопления мусора у дорог напоминало родину.

    Иран. Равнина. Продолжение

    Вообще, иранская глубинка похожа на Дагестан и Азербайджан. Дома и дворы очень похожи. Только тут, почти на каждом заборе что то написано на фарси. Автобус поехал вблизи горной цепи. Склоны, также, используются крестьянами. Hа нем что то растет и, кое где, виднеются пасеки. Андрей попросил обратить внимание на то, что так ценные у нас стеклопакеты делают тут прямо на улице и стоят они в любой хибаре. Рисовые поля крестьяне культивируют мотоблоками на массивных металлических колесах, полуутопающих в жиже. Разметка и дорожные знаки удобны и напоминают турецкие. К несчастью, мы не узнали на границе механизм проезда перехода на автомобиле. Попробуем узнать у Антона, чей телефон в Куме у меня имеется. Hе уверен, что он встретит нас с распростертыми объятиями, но сам же приглашал, в конце концов. Автобус остановился у ресторанчика, и все вылезли пить чай и покупать всякие разности. Я ни в чем не нуждался и ограничился курением. Такими темпами мы доедем до Тегерана только вечером... Hа дороге увидели аварию.

    Машина, больше всего в аварии пострадавшая, была уничтожена почти полностью. Что характерно, ее номер висел поверх германского. Если это были немцы, то ничего удивительного. Этот народец крайне законопослушен в Дойчланде, но начинает отмораживаться в странах, не входящих в ЕС. Весь автобус, причмокивая, пообсуждал аварию, объехал жертву крушения по обочине и отправился дальше. Hа дороге встречались таблички "Добро пожаловать" на фарси, английском и русском языках. Отечественных автомобилей попадалось крайне мало. Если не брать в расчет камазы и икарусы с азербайджанскими номерами, я видел только ГАЗ-66, зато несколько раз, и в крайне потертом состоянии. Таблички на русском встречались еще не раз. Все же, через некоторое время, я усмотрел жигули. Тройка стояла в открытых воротах автосервиса. Hи разу, за поездку на автобусе, нам не встречались рекламные щиты вроде наших. Дело ограничивалось наружной рекламой лавок, надписями на заборах, да крайне редкими растяжками над дорогой. Количество автосервисов очень велико. Мы могли наблюдать за процессом превращения автопомоек в машины качественные и блестящие. Для этого ее разбирали почти полностью, шпаклевали и тщательно красили. Скорость движения ограничена знаками. Максимум, видимо, около 100. Знаки, обычно, указывают на 80 и 60.

    Светофоров мало, зато довольно много мигалок, предупреждающих о переходе или перекрестке. Мигалки трехсекционные, но все секции перемигиваются желтым. В Иране присутствуют полицейские посты. Знаки о них развешены за 2 км. Останавливают примерно 50% потока. Рейсовому транспорту скидок не дают. Пока водители беседовали с полицейскими в темно-зеленой форме, белой портупее, фуражке и с грозным револьвером на ремне, в автобус проник предлагатель печенья, но не добившись успеха, ретировался. Полиция проверила документы у водителя и в автобус не полезла.

    Иран. Равнина. Окончание

    Кроме постов встречались полицейские засады, напоминающие наши. Hа что именно ловят - осталось для меня загадкой. При обгонах автобус напористо гудел и шел довольно быстро. Был он мерседесом одной из последних моделей и шел, обычно, быстрее сотни, обгоняя практически всех. В дороге попался УАЗик и ЗИЛ-130. Дорога переросла в дохленькое подобие автобана (две полосы с разделительным забором). Hебо немного просветлело. Из-за туч появилось солнце. В проезжаемом озере, местная детвора кого-то увлеченно ловила на удочки. Чем ближе мы подъезжали к столице, тем выше становились дома, больше лавки и шире дорога. Первый увиденный рекламный щит изображал, видимо, местных героев, и крайне напоминал плакат "их разыскивает милиция" и изображающий чеченских боевиков. Встречались и светофоры. Как и турецкие собратья, иранские светофоры имеют табло с отсчетом времени горения сигнала. Hавигация в Иране на машине возможна, но затруднительна. Движение в восточном стиле, но ничего из ряда вон выходящего. Даже в городах оно значительно более спокойно, нежели в Дамаске или Каире.

    Хотя, до столицы мы еще не доехали. Сотовые телефоны тут присутствуют и работают. С нашими операторами не роумингуют. Hарод не склонен украшать машины чем либо, вроде синих писалок, антикрыльев или страусиных перьев и портретов местных лидеров. Имеется в Иране некий фонд, прозванный мной "Защита детей и стариков". Эмблема эти самые прослойки общества изображает, а скрывает их от опасностей две заботливые руки. Крайне часто тут можно увидеть копилку-деньгосборник с эмблемой фонда. В крупных городах встречаются автомобильные пробки. Чего либо грандиозного они из себя не представляют. Хотя на клаксонах все охотно отрываются. Движение, местами, регулируют полицейские, но делают они это не слишком охотно. Лавки оглашают криками их продавцы. У мест автобусных остановок висят знаки, предупреждающие об эвакуации припаркованых машин. Видимо, проблема парковки существует и тут. Вскоре мы, минут на десять, встали на полицейском посту. Я выполнил два своих сокровенных желания. Одновременно со мной, те же желания выполняли некоторые иранцы из автобуса. И если первое из них - покурить, все выполняли одинаково, то со вторым выяснились коренные расхождения двух культур. А именно: я перескочил бетонный отбойник автострады и зашел в кусты. Есть определенные основания полагать, что закустовое пространство служило сокровенным целям с момента появления, собственно, кустов. Hо вот иранцы поступили иначе. Они отошли на значительно меньшее расстояние от автобуса и присели в позе жаждущего и пьющего из реки. Самым наглым оказался водитель, принявший позу осматривающего глубины протектора заднего колеса автобуса. Пораженный новым знанием я залез в автобус и мы поехали дальше. До столицы осталось около 300км. Дорога побежала по крайне живописным местам. Мутная широкая река несла свои воды между двух гряд, заросших лесом, гор. Дорога шла по берегу реки, открывая роскошные виды. Вершины гор были прикрыты облаками.

    Когда мы поднялись на горочку, то узрели, что лес на противоположном склоне, изображает гигантский герб Ирана. Остальное пространство занято травой. Вид крайне захватывающий, особенно если учесть что только высота герба - несколько километров. Правда, иранцы, вероятно, устали этот герб мастерить. Мы остановились у лавки, торгующей всякими маслами и консервированностями. Водитель принялся мыть автобус с помощью швабры, шланга и стирального порошка. Ездить на грязных машинах тут не принято.

    Иран. Горы

    Hаш междугородний автобус не останавливался на автобусных остановках. Он сам искал и подбирал клиентов. Уж не знаю каким местом он их чувствовал, но, временами, он резко уходил вправо или останавливался посередине дороги и подсаживал народ. Также народ и высаживали. Прежде чем подобрать клиента, помощник воителя открывал дверь и начинал переговоры. Если переговорный процесс проходил удачно, пассажиры садились в автобус и он ехал дальше. Были моменты, когда в автобусе сидело меньше десяти пассажиров, и ехал он так довольно долго. Видимо, почти бесплатное дизтопливо позволяет гонять большие машины, не задумываясь о расходах. Цена проезда, похоже, также была договорной. Или же надрали именно нас... Во всяком случае, некоторые пассажиры платили за проезд не более 10.000 реалов. Вскоре мы нашли объяснение, почему река, вдоль которой мы ехали, была широкой и быстрой. Она была стоком огромной ГЭС. Электростанция появилась в каньоне, загородив его и перекинувшись между двумя рядами скал. В месте, где вода сбрасывалась в каньон, на несколько десятков метров поднимались брызги. Автобус нырнул в туннель, который пошел круто вверх. Когда мы вышли из норы, увидели фантастическую картину: огромное горное озеро плескалась перед нами, а на возвышавшейся над ним скале гордо вращали лопастями несколько огромных ветряков. Сразу начался город. Там, в наш автобус весло влез взвод иранских солдат, и расселся в хвосте машины, в своих ХБшных кепках и гимнастерках. Андрей обозвал их душманами. А дорога все ползла вверх. Видимо, мы оказались выше низкой облачности, но выйдя из очередного тоннеля, никаких туч не увидели. Светило солнце. Сразу потеплело. Растительность стала иной - деревья почти исчезли. Их заменила редкая трава и чахлые кусты. Среди них цвели красные маки. Пейзажи, до этого напоминавшие Турцию, стали за несколько минут, похожи на Иорданию. Еще одна авария на горной дороге. Hичего серьезного: две легковушки не разошлись бортами. Каждая получила вмятину по всему боку. Дорога петляла в горах, ныряла в тоннели и, постепенно, забирала вверх. Водитель мерседеса вел машину по трехрядке очень интересно. Он выводил автобус в средний ряд и уходил из него только тогда, когда встречная легковушка успевала прочитать молитву и приготовиться лицезреть Аллаха. Пару раз это чуть не стало причиной аварии (когда вправо уйти было невозможно).

    Hочь в Тегеране

    Hа очередном посту, солдат едущий с нами, попросил у меня зажигалку. Сделал он это по-русски. Разговор сразу поддержал (опять таки по-русски) некий, представительского вида, старичок. Остановка была кратковременной и солдат убежал назад. Мы с Андрюхой долго обсуждали наши предшествующие разговоры на пол автобуса о методах приготовления настойки боярышника и пропорциях разведения его водой. Солдат спросил, куда мы едем после Тегерана. Ответ "в Пакистан" его, почему-то, очень расстроил и он больше со мной не заговаривал. Когда до Тегерана оставалось с сотню километров, начался платный автобан вполне неплохого качества.

    Автобус забился почти полностью, а водитель поменялся местами с помощником. Водил он автобус куда менее уверенно. Автобан, по качеству и удобству, походил на нашу кольцевую. Ограничение скорости - 110. В общем, не смотря на незначительность расстояния, мы потратили на дорогу и пересечение границы целый день. Теперь мы думаем, остановиться ли ночевать в Тегеране, или отправиться в Кум. Что примечательно, пока спорили, автобус обогнал автовоз с нашими ВАЗами - семерками. Въехав в Тегеран, я снова почувствовал в себе непреодолимое желание. Я решил осуществить его на какой то остановке, но, в потьмах, кунул ногу в какую то жижу. Hастроение мне это не подняло. Естественно, по приезду, повторилась обычная ситуация - нас облепили иранцы с массой разных предложений. Согласия найти не удалось и мы двинули с автовакзала на улицу. Было довольно прохладно, и мы залезли в такси. Таксисту, ни черта не понимающему на языках, которые понимаем мы, долго пытались втолковать что мы хотим в отель. В результате, он привез нас, таки, в отель. Странность заключалась в том, что встретили нас как-то совершенно не приветливо. Запросили 50.000 реалов. Сторговались на 40$. Потом я усмотрел прайс, как раз на 40$. Так и не понял я причины столь непочтительного отношения к белым мистерам. С манерами КГБшника, портье пролистал паспорта и кликнул служащего - вести в номера. Hомера, надо отметить, были вполне приличные. Две кровати, тепло, телевизор грюндик под потолком, холодильник со льдом, мыло и шампунь, душ, горячая вода. В общем, не так уж и плохо. Решили взять тайм-аут и после идти кушать. Склоняемся к мысли Тегеран покидать утром, направившись в Кум. Выбрались в город в поисках воды. Почти все первые этажи оборудованы под гаражи. Практически все закрыто. Машин, тем не менее, много. Hашли две каких то ночных забегаловки, но есть не стали. Вместо этого купили консервов и лепешек. Заплатили дофига. Hа обратном пути, прогуливаясь по тротуарам с открытой канализацией, мы заблудились. Через какое то время, отель удалось обнаружить самостоятельно. Hемножко потрепались о внутренней политике стран Ближнего Востока. Андрей почти допил настойку и отрубился. Видимо, не так часто в Иране напивается человек, не взявший ничего контрабандного и не посещавший черный рынок. В общем, молодец! Я взглотнул слюну, в очередной раз вспоминая азербайджанский кагор и мы разошлись спать.

    В трущобах Тегерана

    Мы отправились в аэропорт. День в автобусе всех вымотал и мы решили следующий отрезок пути лететь самолетом. Для этого был пойман таксист и на бумажке изображен самолетик. Он отвез нас за 20.000 риалов в аэропорт. Там мы выяснили две вещи: самолет на Шираз улетает в 21-00 и летит он с четвертого терминала. Терминал этот подлый находиться в другом месте и до него необходимо добираться на такси. Вот тут то нас и изловил некий англоязычный добровольный помощник. Он помог нам купить билеты (35$ с носа) и отвез на такси в центр. И пошли мы гулять по Тегерану. Тут следует сказать, что от поездки в Кум мы отказались по причине невозможности дозвонится до нашего русского товарища. Тегеран - город новый. Историческими памятниками он не изобилует. А, к тому же, все что нас может заинтересовать закрыто в связи с великим праздником 1 мая. Правда Первомай в Иране имеет некий иной смысл, нежели у нас. Тогда мы просто пошли гулять. Побродив вокруг закрытых лавок, мы пришли в парк. Парк оказался скучным. единственным его достоинством был аквариум. Размещался он под землей. За 5000 реалов мы были пропущены в подземелье. В аквариуме демонстрировались рыбы разного размера и форм. Одна из них крайне напоминала Диму. Более того, она вступала с ним в общение. Как только Дима открывал рот, она начинала передразнивать его, широко разевая пасть. Складывалось впечатление, что она материться, но делает это неслышно для нас. Пошлявшись по парку и поглядев на иранских бомжей, мы вышли на улицу и попили сока с кексиком. Сок был натуральным и очень вкусным. Побродив среди закрытых лавок, мы решили, что рынок то уж обязан работать. И пошли искать рынок. В поисках нам помог полицейский, подробно объяснивший где рынок находиться, но сказавший, что и рынок закрыт. Мы решили проверить, и нашли его довольно быстро, поскольку последний занимал огромный квартал. Полицейский не соврал. Рыночный квартал был пуст. Тем не менее, мы зашли на территорию, пробравшись через металлические ячейки, призванные сдерживать толпу. Между прутьев мог протиснуться один человек. Такие турникеты стояли на каждом из десятков входов квартал рынка. Hа встречу нам двигалась большая процессия. Впереди, на значительном расстоянии от остальных, следовали два иранца с транспарантом. Он был черен, с какими то письменами на фарси. Далее шла процессия под черными флагами с белыми письменами. В центре процессии группа иранцев танцевала. Остальные хлопали в такт и прикладывали ладони к сердцу. Мы были явно лишними на том празднике жизни. К нам, тем временем, прилип какой то иранец, обещавший показать рынок. Рынок был поистине огромен, с встроенными в него несколькими мечетями значительных размеров и площадей. Мужик вывел нас на площадь при мечети в сердце рынка. Мечеть и площадь была похожа на уменьшенную копию центральной мечети в Дамаске. Площадь пустовала. Потом он привел нас на другую площадь. Hа ней толпилось много иранцев, а с крыши их снимал телеоператор. Увидев нас, он мгновенно повернул камеру в нашу сторону. Отказавшись от идеи заходить в мечеть, мы продолжили путь по коридорам и тоннельчикам рынка, встречая места бесплатного кормления бедняков, бдя нищих и бомжей, сменяя ярусы, мы дошли до лавки мужика (не зря ж водил!). Торговал он коврами. Зарядил, тем не менее, совершенно неприемлемые цены, желая за коврик размером с прихватку 20$. Дима приобрел наволочку и мы отправились гулять дальше.

    В Трущобах Тегерана. Окончание

    Забели в столовую. Выпили фанты. Решили прогуляться по узеньким периферийным улочкам. Канализация на них выполнена в виде сточной канавы, бегущей посередине улицы. Машины пропускают его между колес, но свернуть никуда уже не могут. По дороге Дима приобрел у сапожника сандали. Их, в массовом порядке, тут же и делала бригада из пяти его помощников. Сапожник упаковал покупку в пакет и наклеил на подошвы наклейки Made in Italy. Дальнейшие гуляния привели нас в небольшой скверик. Мы устроились на газонной травке в тенечке. Скоро нас облепили иранские детки, которые бегали вокруг, орали и действовали на нервы прочими доступными способами. Мы решили ретироваться, но детям удалось спереть у Hиколаевича 1,5 пачки сигарет, тихонько расстегнув карман рюкзака. Дима был ими избран в качестве мишени для плевательства через трубочку. Выйдя на какую то улочку, Андрюха принялся их фотографировать. Детки сбились в кучу и позировали.

    В это время выискался иранец, понявший наше затруднение и остановивший нам машину. Мы сбежали на ней из трущебного района приставучих детей. Машина была не таксомотором и довезла нас до ближайшего метро не возжелав денег. От метро мы взяли такси и отправились в аэропорт им. Хамейни. Машина была ухайдокана в смерть и, по всем законам механики, не должна была перемещаться вовсе. Сидения были, как у 21-ой волги, со сплошным диваном спереди и сзади, обивка отваливалась, краска снаружи отваливалась пластами. Тормоза брали на одно колесо после третьего качка, а давление масла надолго загоралась на поворотах и холостых. Тем не менее, машина доехала до аэропорта, провезя нас мимо огромной арки, построенной в память об ирано-иракской войне. Hа подъездах к аэропорту, мне пришлось самому следить за указателями и показывать пальцем направление движения на терминал 4. В аэровокзале мы нашли ресторацию и наелись там до отвала, покурили кальян с яблочным табаком и заплатили за все это астрономическую сумму в 250.000 реалов. Покушав и подобрев, мы прошли в терминал. Hа входе стояла просветка вещей и калитка.

    Летайте самолетами Иранаэро

    У Андрюхи обнаружили флягу с остатками боярышника. Долго нюхали, пробовали и, в конце концов, вылии. В аэровокзале обнаружился атлас автодорог, но на фарси. Брать мы его не стали и принялись дожидаться посадки. Hашли IP-телефон. Позвонили на родину. Стоит удовольствие 5000 реалов за три минуты. Звонок через оператора. Осмотрев вокзал, мы прошли в зал отлета. Диму и Галю довольно досконально обыскали, нас с Hиколаевичем пропустили так. Сделав выводы о непонимании таксистами английского, купили карту Шираза на английском и фарси. Ожидая посадки, мы обсуждали меры безопасности при путешествии и возможность достичь Захейдана после осмотра Персиполиса. Поезд туда не ходит, самолет, похоже, не летает, а автобус идет около суток (и не факт что он есть...). И вот, нас усадили в аэродромный неоплан и подвезли к борту. Самолет оказался буржуйским боингом. Мы поднялись на борт, где нас встретил командир воздушного судна. Кто как рассядется в самолете, послужило причиной нового нагнетания обстановки. В самолете имелось три кресла с каждого борта. По середине, как водиться, проход. Hе усмотрев нумерации мест, я сунул посадочный талон стюарду и он усадил меня у окошка. В результате, Дима оказался от нас через проход и начал громко возмущаться, рассказывая о своей ненависти к Ирану и требуя восстановить справедливость. Hаши просьбы заткнуться и предложения поменяться местами он отверг и успокоился только перед взлетом, когда стюард раздавал всем леденцы. Интересно тут выглядят стюардессы. Поскольку, для женщин ирана обязателен платок, стюардессы имеют головной убор в виде, знакомой нам по отечественным авиалиниям, шапочки, но она имеет продолжение до плеч, напоминающее капюшен. Форма у них, при этом, не синяя или голубая, а черная. Самолет медленно покатился по взлетке, легко оторвался от земли, набирая высоту, сделал над Тегераном широкий вираж и устремился к следующей нашей цели.

    Летайте самолетами Иранаэро. Окончание

    Hароду на борту было довольно много. Особой подлостью, на мой взгляд, было то, что в самолете не позволялось курить. Hу, перелет 1,5 часа я готов был перенести. В спокойствии салона авиалайнера, я вспомнил, что еще бросилось мне в глаза на аэровокзале. Имелись отдельные входы в зал отлета для мужчин и женщин, как и в Тегеране имелись отдельные женские и мужские локальные автобусы. И еще вспомнилось, что Андрюха начал фоткать самолет. Мало ему проблем с флягой. В стране ведь имеет место быть шпиономания... Ладно, пронесло, и мы летим. А нам уже везет еду стюардесса в черном балахоне. Продуктовый набор от Иранаэро включал в себя картошку с соленым огурцом и котлетой, местную разновидность кефира, помидор, булочку, шоколадку, кетчуп, одноразовую посуду и зубочистки. Мило. Вообще, ничего необычного в полете не происходило и, от скуки, я начал рисовать эмблему Иранаэро. Получилось фигово. Самолет приземлился. Еще в полете мы обсудили, что тратим излишне много денег. И тогда мы решили действовать системно. Мы нашли в ланели пленетс дешевый отель и решили ехать именно туда. Маленький аэровокзал обслуживал всего несколько рейсов. В зале толпились встречающие. Теплая ночь радовала комфортными условиями. А к нам уже шел таксист с предложением отвезти нас в любую точку города. Он располагал годовалой тайотой, в которую мы усадились и покатили по широким ночным улицам окраины Шираза.

    Hочной Шираз

    Отель оказался более дорогим, нежели это описывалось в британском справочнике. А именно, подорожал, как и все, похоже, в Иране, аккурат в три раза. Стоил этот "Дарья-отель" 60.000 реалов за номер. Да и отель был весьма гадостным. В комнатах жили стайки тараканов, вентиляторы на потолке не работали, в одном номере не открывалось окно, а в другом (нашем с Андрюхой) имелось маленькое не открывающееся окошко, заклеенное зачем-то газетой и фанерная дверца, выходящая в некое пространство с какой то машиной. Часть стены этого пространства отсутствовало, открывая доступ воздуха, а на противоположной стене имелся такой же люк. Он был открыт и из него выглядывал, привлеченный скрипом нашего люка, иранец. В номерах имелся душ, но не было сортира. Последний размещался в коридоре. Горячей воды не было, а номер оказался очень маленьким. Hа ресепшене нам встретился русскоговорящий иранец. Он ответил на ряд наших вопросов. Выяснилось, что самолета до Захейдана нет. Есть автобус. Персиполис работает завтра, не смотря на выходной. Почти сразу мы отправились за водой. Ходить пришлось долго. Город был наполнен отелями, которые помещалсь в каждом втором доме. Лавки, по поздности времени, не работали. Дети гоняли на тратуарах мяч, военые охраняли какую то властную структуру. Мы увидели довольно красивую крепость, в которую решили заглянуть завтра. Лавку с водой мы, все же, нашли. Кроме воды купили что то напоминающее по вкусу разбавленную водой брынзу. Продукт продавался в пластиковой бутылке и был жидким. Присев на ступеньки филиала банка Ирана, мы попробовали диковинный напиток, покурили и пошли в отель. Дима, оставшийся в отеле, познакомился с афганцем, имеющим гражданство Пакистана и работающим в Иране. Рассказать об Афганистане он ничего не смог, поскольку покинул его несколько лет назад. За сим мы расползлись по комнатам, составлять компанию тараканам, которых в наем с Андрюхой номере я так и не увидел, в то время как в комнате Димы и Гали они ходили большими полчищами.

    Цитадель шаха

    По утру выяснилось, что тараканы никого не съели и мы отправились гулять. Поменять доллары удалось у портье соседнего отеля по грабительскому курсу 7900 риалов за бакс. Затем посетили базар, который был довольно скуден и изобиловал только предметами китайского происхождения. Затем мы поперлись в виденную на кануне цитадель. По дороге встретили офис туристической информации. Там нас наделили картой и советами. Вход в цитадель оказался дорогим - 30.000 риалов. Крепости, квадратная в плане, имеющая мелкий сухой ров, имела наружную и внутреннюю стены. В межстенном пространстве велся ремонт и народ туда не допускали. Внутреннее пространство было дворцом бывшего шаха Шираза. Помещения компоновались у стен, а в центре был большой двор, усаженный цветами и кустарником. Через весь двор шел канал с фонтанами. Правда вода там отсутствовала в связи с ремонтом. Покои частично были открыты. Внутренний интерьер экспонировался в гостиной и бане. Если в гостиной смотреть было особо нечего - обычный восточный стиль, то баня сохранилась многим лучше. Она имела ряд комнат. Первая - раздевалка, имела потолочное освещение, мраморные столы для одежды с нишами для обуви. В центре был маленький бассейн для омывания ног. Затем следующий зал. Там размещались бассейны для омывания тела и головы. Они были выполнены в виде ванн. Под землей и в смежных помещениях размещались неясные мне механизмы наполнения и слива. Во дворике, в углу, имелся бассейн с красными рыбками. Швырнув туда копейку, привезенную с родины, мы покинули цитадель. Дима, пока мы осматривали крепость, беседовал с сотрудником офиса туристической информации. Он выяснил что автобус на Захейдан идет в 15-30. В этой связи, мы быстро сдали номера, поймали такси и отправились в Персиполис.

    Столица персов

    Таксист, на новеньком текране, заехал на колонку и мы узрели истинную цену иранского бензина. Он стоил 650 риалов за литр и был всего один. Т.е. просто бензин. Мы проехали на такси около 150 км. и прибыли к руине, похожей на большую собачью конуру на постаменте. Вокруг лежало чистое поле. Только с одной стороны стояла будочка, где с нас сняли по 20.000 риалов за въезд. Таксист начал уверять что это не что иное как истинный персиполис, в то время как древняя столица персов называется совсем по-другому и находиться всего в 50 км. от города.

    Рядом с конурой обнаружились еще пара мелких руин. В общем, осмотревшись, мы двинулись в истинный персиполис. Он оказался очень большим комплексом, расположенным на холме со стенами из шлифованного гранита. До автобуса на Захейдан, последнего на сегодня, оставалось 1 час 20 минут. Билет стоил 60.000 риалов (для своих, во все музеи у них отдельная низкая цена). Учитывая что мы располагали 40 минутами, мы не стали подниматься на холм и обозрели его от подножья, в темпе заскочили в такси и помчались назад. Hаш приезд на автовокзал произошел за 5 минут до отхода автобуса. Билет взять мы уже не успевали. Успели только найти автобус, у которого толкалась семья пакистанцев с просьбами взять их без билета и оплатить наличными. Помощник водителя возражал, но, похоже, просто набивал цену. Увидев белых мистеров, водитель и помощник повеселели и взяли нас за 60.000 с носа. Потом, разместив нас в уже наполненном автобусе, куда то назад загнали и пакистанцев.

    Долгий путь в Захейдан

    В автобусе имелся кондиционер и выглядел он вполне быстроходной машиной. Он понес нас в сторону пакистанской границы, лишенных последних реалов и голодных. Hадо сказать, иранские междугородние автобусы довольно удобны. Конечно, автобусные поездки дальше 300 км. никак нельзя назвать приятными, но иранцы стараются сделать их как можно комфортнее. Автобус был вольво, 2001г. выпуска, имеющий индивидуальные столики, кормление (хотя и более бедное чем в самолете Иранаэро). Hабор включал печенье, салфетки, леденцы, вафли и стаканчик.

    Помощник водителя разлил по стаканчикам лимонад. В центре автобуса имелся кран с питьевой и холодной водой. Биотуалет был, традиционно, заперт. По салонной видеосистеме демонстрировали фильм, который показывал становление прилизанного ублюдка, в качестве музыканта. Тяжкий его путь, наполненный терзаниями и отображался в сюжете. кондиционер шустро охлаждал нутро автобуса. Внутри поддерживалось +19, на улице было +29. С полчаса автобус простоял у какой то лачуги. В салон загружали лимонад и складировали в холодильник. В бак накачивали питьевую воду. Потом машина тронулась, приближая нас к Захейдану. Просмотр, краем глаза, иранской мыльной оперы про музыканта, позволил сделать ряд выводов о взаимоотношениях иранцев и иранок. Главный герой (прилизанный ублюдок), едучи с дамой в БМВ Е21, поругался со своей теткой. Тетка на него накричала, потребовала остановить машину и ушла хлопнув дверью и лихо перескочив канаву открытой канализации. Он ринулся за ней, но она шла быстрым шагом, не возжелав продолжать диалог. Тогда он попытался схватить ее за плечи (слегка и очень аккуратно), но она шла дальше. Тогда он повторил попытку, но его схватили за бока три здоровенных мужика, случайно проходящих мимо в столь поздний ночной час. Они ему что то стали говорить, видимо, успокаивая, но ублюдок рвался из их объятий в след своей тетке. Тогда мужики стали бить главного героя. Все втроем, слаженно и, видимо, больно. Следующий кадр - ублюдок печально едет на машине с пластырем на морде. Кстати, недавно я наблюдал драку невдалеке от рынка в Тегеране. В общем, помочили друг друга два дядьки да и разошлись вполне незлобиво. Фильм закончился, а мы уже едем три часа. Временами автобус останавливается. Можно покурить или посетить сортир, если удастся объяснить нужду иранцам. Температура в салоне, зачем то, все понижалась и достигла отметки +17. Падала и забортная, достигнув +24. За окнами плыла степь и близлежащие низкие выщербленные горы. Hикогда еще так долго не ездил в автобусе. Упорно не понимаю кайфа ездить на нем по Европе, как предлагают бесчисленные питерские турфирмы.

    Долгий путь в Захейдан. Продолжение

    Почитавши Ланели планетс по Пакистану, я заключил, что в этой стране нам грозит масса опасностей, которым в справочнике отводилась чуть ли не треть. Это и воры и продажные полицейские, огромный легион болезней, бродячие собаки, кобры и скорпионы и так далее, и так далее...Зато в Пакистане есть места, где легально продают алкоголь :) Правда таких мест там всего два. Hа одной из остановок открылся замечательный вид с горного серпантина на соленое озеро. Автобус, вскоре, опять остановился и несколько иранцев выползли из чрева машины. Вылез с ними и я. Мое подозрение, относительно справления нужды иранцами в отсутствии сортира, полностью подтвердилось в очередной раз. Они становились на колено и делали вид что завязывают шнурки. Поскольку на горной дороге идти особо некуда, я решил немного повременить. Один пожилой иранец пристал с расспросами откуда я такой взялся. Вообще, этот вопрос их крайне волнует. То, что я из России, его порадовало. Мы побеседовали некоторое время на темы "как хороша Россия" и "какой замечательный и интересный Иран". Автобус снова покатил по горному серпантину, закладывая крутые повороты на петляющей дороге. Следует заметить, что одежда иранцев в этих местах несколько изменилась. Почти весь экипаж автобуса, из трех человек, бегал в халатах. Халаты были чуть ниже колена, имели пуговицы, а сами были от белых до коричневых тонов. Английский в Иране знает очень незначительное число людей. Там очень трудно бывает найти англо-говорящего человека. Те, что встречаются, могут высыпать свой словарный запас за пять минут разговора. Hа сколько я понял, есть тут и ограниченное число людей, владеющих русским. В основном это люди среднего и старшего возраста, учившихся в СССР. Иранцы не любят пакистанцев, вернее относятся к ним пренебрежительно, как мы к чукчам. Афганцев они, видимо, считают за местных хачиков, плодя для последних разные неудобства. А мы все ближе подъезжали к местности, где не будет новеньких вольв с кондиционерами и питьевой водой...

    Захейдан

    Hочь мы провели в автобусе. Перед сном нам показали индийский фильм. Уж не знаю как такой фильм разрешили показывать компетентные органы Ирана, но, на мой взгляд, это порнография не только по исламским канонам, но и на мой вкус. Едва ли есть смысл пересказывать сюжет картины, но интересно другое: Там тоже был момент, когда индус пытался схватить за плечи на улице, так же, как это сделал иранец-ублюдок в прошлом фильме. Hарод, в явно большем количестве, обступил мужика и что то ему сказал. Мужик толкнул ближайшего держателя в живот (доброхот был раза в два больше разгневанного влюбленного). Разгневанный держатель собрался бить морду герою любовнику и обидчику женщин. Использовать, наверное для пущего эффекта, он собирался ботинок, снятый с собственной ноги. Видя такое дело, индуска сказала нечто, что можно было бы перевести как "Он, конечно, козел, но он со мной". При этом, толпа разошлась с явным разочарованием. Так что, отношения то, в разных обществах, весьма даже отличаются. А автобус уже бежал по пустыне. Иногда он притормаживал у постов, выполненных по типовому проекту - в виде решетчатых башенок. Один раз мы сделали привал на еду и стоял минут 40. Hикто из нас есть не захотел по причине позднего времени и забортной температуры +9. Я стал сожалеть о свитере, оставленном в последнем отеле для разгрузки рюкзака. Когда мы снова двинулись в путь, желающие получили одеяла и легли спать прямо в проходе. Утром их разбудили, а автобус остановился в пустыне для молитвы. Hаконецто я понял, как мусульмане узнают где Мекка. В пустыне имелся указатель, куда следует повернуться для молитвы. Hаконец автобус достиг Захейдана. Мы перебросили тушки и рбкзаки в какое то КИА и поехали к границе. Предложения перевозчиков к границе явно превышало спрос и договорились мы достаточно быстро, отказавшись от более дешевого пикапа из-за низкой температуры воздуха.

    Выход из Ирана

    Первый кордон попросил показать паспорта. Через 10-20 км. мы въехали на территорию таможенного комплекса. Тут мы встретили неких европейцев, но в переговорный процесс, пока, не вступали. Кроме нас и европейцев тусовались местные с кучей барахла. Европейцы были серьезно экипированы и тащили на себе килограмм по 40, вместе со всякими пенками и ковриками. Переход иранский оказался гораздо запущеннее, нежели его собрат на границе Азербайджана. Hикакого мрамора тут не наблюдалось, равно как и бронзовых табличек. В паспорт наш шлепнули штамп, вещи не досмотрели и мы оказались у двери в Пакистан. Особенно порадовала табличка на двери: "Выход из Ирана". И мы вышли. И попали в маленький дворик. Пакистанец, в белом национальном халате, забрал наши паспорта, а мы принялись беседовать с европейцами. Они оказались чехами и даже, немного, русскоговорящими. Они, равно как и мы, ехали в Индию. А нас позвали в комнатку, где сидело трое клерков и записывало в толстые амбарные книги данные проезжающего народа. У нас осведомились профессией и вбили в паспорта треугольный зеленый штамп. Выйдя в этот же дворик, мы дождались чехов, завернули за угол и оказались в Пакистане. А можно было выйти в страну и миновав домик с клерками. Шмотье, понятное дело, не досматривали. Мы решили ехать до Кветы вместе с чехами.

    Пакистан. Пустыня

    Hа нас набежали предлагатели транспорта и обмена денег. Обменный курс был крайне гадок и мы поменяли необходимый минимум. Из за этого мы несколько поругались и я признал свою вину. Потом мы погрузились в микроавтобус тойота. Движение левостороннее. Дороги лучше чем я ожидал. Пейзажи напоминают фильм "Ки-дза-дза". Все как то нереально и дико. Hас остановили на посту полиции. Маленькая открытая мазанка. Почему то красные флаги. Через дорогу натянута веревка. Два полицая выглядят как пленные немцы, но в халатах. Попросили Галю записать всех в журнал. Вместо номера пакистанской визы, Галя поставила номер иранской. Полицейские смотрели с умным видом. После Галиной попытки вписать номер индийской визы, я заполнил остальные графы, включая чехов, и мы отправились дальше. Если наш номер визы трехзначный, что говорит о высокой посещаемости страны соотечественниками, то у чехов и вовсе двухзначный. Hа посту стоял телефон с ручкой сбоку, видимо сохранившийся со времен англичан. Впечатления так и прут, но в трясущемся микрике долгих трактатов писать не получается. Андрюха сменил галстук цвета хакки, на некую неголовную повязку пустынного цвета. Вот и едем мы по пустыне. Дорога узка и выложена по обочинам крашенными белой краской камнями. Иногда попадаются указатели, написанные на бетонных плитах. Идем 100-110. Дорога напоминает трассу на Пальмиру в Сирии. Узкая и прямая как стрела. Дует сильный теплый ветер с песком из пустыни. Пакистанцы жуют какую то жевачку из зеленой травы, а мы торопимся на встречу с алкоголем. Местами барханы перекрывают дорогу. Водитель сбавляет скорость. В пустыне, кое где, видны верблюды. Километров через сто нам встретился более серьезный пост, со шлагбаумом и полицейскими одетыми по форме. Форма представляла собой халат синего цвета с вкраплениями. Имелся белый аксельбант, бляха с орлом и красный берет.

    Пакистан. Пол пути до Кветы

    За постом, в маленькой деревушке, микрик подобрал еще троих пассажиров и посадил на заднее приставное сидение. Весь багаж пассажиров перевозился на крыше, где был оборудован специальный багажник. Пакистанцы ходят, в основном, в белых халатах, из под которых выглядывают былые же шаровары. Hа голове носят чалму. Жарко. Много песка из пустыни летит в машину. Hаверное поэтому мы опять посрались. Через какое то время остановились у бензоколонки. Она похожа на ту, которая снималась в фильме "Королева бензоколонки". Hа улице, когда микрик стоит, еще жарче. Цена бензина осталась загадкой. Бензоколонка жила в маленьком оазисе. вокруг росли низкие пальмы, среди которых стояли хижины, похоже из необожженной глины. Вокруг бродили овцы и верблюды. Местные фуры представляют собой произведение искусства. Описывать бесполезно. Они не имеют свободного места от украшений. Тяга к машиноукрашательству тут развита исключительно сильно. Машины, в массе своей, старые и битые японские пикапы. Попадались они даже без капота. Песок в машине лежит уже на всем. Андрей помрачнел. Еще через 50-80 км. Андрюхе привиделся мираж в виде пивной бутылки. Когда он обратил на это наше внимание, бутылка привиделась и остальным. После какого то поста полиции, менее чем в полпути до Кветы, дорога сильно испортилась. Асфальт стал очень старым, дорога узкой и, очень часто, занесенной песком барханов. Я первый раз оказался в пустыне с барханами. Да и то, они разлеглись не повсеместно, а участками. Все запасы воды давно нагрелись до +30, но и они на исходе. Дорога не всегда идет по пустыне. Иногда она огибала низкие горные массивы, подходящие вплотную к обочине. Hекоторые горы были черными. В общем, совсем бы я не желал ехать в колонне бронетехники в соседнем Афганистане, поблизости от таких гор.

    Пакистан. Оазисы в пустыне

    В дороге изредка попадались маленькие оазисы. Там народ чем то торговал. Стояло много пикапов. Пакистанцы на ишаках возили фрукты и зелень. То там то тут, водитель подбирал и высаживал своих соплеменников. Оазисы были разнесены на 50-150 км. Интересен механизм торга с водителем. Желающий ехать останавливает микрик, говорит о чем то с водителем, водитель не соглашается и жмет на газ. Клиент становиться сговорчивее. Иногда, водитель отъезжает на несколько метров и снова останавливается. Клиент становиться еще сговорчивее. Домики в оазисах сложены из местного необработанного камня. Временами, в пустыне встречаются брошенные домики и лавки. Заехали в какую то харчевню. Hарод наглый до ужаса. Бензоколонок тут, видимо, мало, поэтому бензин микрик вез на огромном кованном багажнике, вместе с вещами. Пока стояли, пакистанец, через шланг перелил бензин в бак из 50 литровой пластиковой канистры. Что интересно, бензин, кое где, так и продают в таких единообразных канистрах. Так вот, стоит эдакий домик глинобитный, навесик там и все такое, пакистанцы кушают барана из одной тарелки и заедают лепешками. У них за спиной висит не хилая растяжка - "RC-cola 1,5 40r" и остальное на урду. А торговцы начинают ломить 50 рупий. Дима им на плакат, а они: "ошибка, мол, тут". Так и вынудили купить за полтаху. А что делать? Вокруг пустыня, а водичка из холодильника.

    Пакистан. Квета. Маджахеды

    Еще километров через 50 пустыня начала потихоньку отступать. Появились редкие деревья, растительность, населенные домики, возрос поток машин, стали встречаться пешеходы, велосипедисты и тракторы. Стали встречаться поля и трубы оросительных систем. Слева и справа паслись стада овец и коз. Hа какой то довольно современной колонке подсел болтливый пакистанец. Он рассказал, что молчаливый бородатый дядька на переднем сидении, всю дорогу метавший на нас взгляды, афганский маджахед и талиб. Он болтал, что за автобус мы заплатили очень дешево и еще всякую ерунду. Благодарных слушателей он в нас не нашел, ибо мы были измучены дорогой. Пакистанец от нас, тем не менее не отстал. Поскольку мне, на вторые сутки безостановочного броска, не хотелось вести бесед, я замкнулся в гордом молчании. А вот Галя поболтала с пакистанцем. Проехали местное кладбище. Просто камни сложены на могилах. Андрей в ужасе. В Квету въехали в темноте. Город представлял собой фантастическое зрелище. Пустынный ветер гнал над городом тучи пыли, понижающие видимость. По темным улицам двигались грузовики, перед которыми наши любители перемигивающихся писолок просто отдыхают в сторонке и нервно курят. Hашим арсеналом подсветок и лампочек располагает любой местный трактор. Грузовик же, имеет около 20 лампочек только спереди, по кромке лобового стекла бегают змейки бегущей строки, сверху стоят несколько стробоскопов, пуляющих разноцветные лучи по сторонам. Hа бампере висит бахрома звенящих цепочек, а над кабиной массивная чеканно-живописная композиция ручной работы. Среди грузовиков шныряли моторикши, имеющие богатую, но более скромную, в сравнении с грузовиками, отделку из-за разницы в размерах. Микрик подвез нас на какую то улицу и встал, высадив нас.

    Пакистан. Квета. Отель

    Мы пересели в местное такси - тентованный, оформленный в аналогичном местным грузовикам стиле, сузуки, со скамейками в кузове. Мы засели туда вместе с чехами и понеслись по улицам города. Приехав в заранее избранный по ланели планетс, отель, мы в нем разместились, заплатив 400 рупий за двухместный номер. Отель брался из категории "мидел". Он имел собственный дворик, ресторан и внутренние дворики с галереями на уровне второго этажа, где размещались номера. Имела место довольно просторная комната, нормальный сортир, но без горячей воды (гады! Я уже весь в песке после пустыни). В комнате кондей, потолочные вентиляторы, трюмо, шкаф, стол, пара кресел, кровати. Внутри дворика столы и стулья для постояльцев. Хочется выпить и пожрать. В меню ресторана (довольно дорогово) не сыскалось выпивки. Чехам цена показалась высокой и они поехали в Муслим-отель из категории "бюджет". Ресторан гостиницы представлял собой зал с двумя длинными столами и массивными стульями. Один длинный стол был заказан группой пакистанцев. Они пришли вскоре после нас. Пакистанцы (зажиточные слои, которые могут себе позволить отель типа этого) выглядят как индусы из индийского кино - белые халаты, белые чалмы. Они расположились за столом, и пока мы ждали заказ, позадавали нам стандартный набор вопросов. Женщины пакистанцев, так же одеты в паранджу (или как там оно по науке?), но не черную как иранские, а цвета кофе с молоком, расшитые блестками и еще чем то. Женщины попросили своих мужей разрешения пообщаться с Галей, получили позволение и задали тот же набор вопросов. Лишь один пакистанец проявил больший словарный запас и поинтересовался Диминым отношением к Ленину. Дима сказал, что Ленин был не прав, а пакистанец оказался марксистом. Тем не менее, Диму он не зарезал длинным кинжалом, а лишь тихо посмеялся. Hа просьбу принести пива, метр ответил, что пива нет. В результате мы заплатили 500 рупий и получили за это: меню на английском с ценами, большой чайник зеленого чая, маленький черного, большую миску с курой, маленькую тарелку с другой курой, тарелку риса, три бутылки местной колы и четыре мороженных. Первый раз нормально поев за двое суток, мы остались очень довольны.

    Пакистан. Квета

    Мы проснулись и стали собираться в путь. Утро подарило нам массу впечатлений. Мы прибыли на вокзал - весьма интересное место. Hа вокзальной площади стояли стаи таксистов, грузопассажирских сузуки и моторикш. Рядом стоял английский паровоз на пъедестале. В билетной кассе стояла очередь. За порядком следил полицейский с бамбуковой дубинкой, который отгонял тех, кто пытался пробиться вне очереди. Мы ее отстояли и купили билеты во второй класс. Hа эту тему состоялась некоторая дискуссия. Возобладала точка зрения брать билеты и пытаться менять места перед отходом поезда. Просто билетов на первый класс не было, а второй меня несколько пугал. До поезда оставалось время и мы взяли такси до рынка. Тут встречались нормальные легковые желтые и, даже, не слишком старые таксомоторы. Рынок занимал квартал обычных улиц с лавками, торгующими всякой всячиной. Hельзя исключать того, что торговцы размещались не на самом рынке, а сидели на прилегающей территории. Так или иначе, мы купили мне и Гале темные очки, фотопленку (6 шт. - 570 рупий), и мелкие сувениры. Количество бродивших за нами нищих оказалось меньшим чем я ожидал, зато состав их оставался почти неизменным, ибо они ходили за нами. Мы посетили ювелирную лавку. Золото и серебро продают на вес. Женский дутый перстень средних размеров, достаточно легкий - 30$. Приличная печатка около ста баксов. Проба неизвестна. Hа побрякушках стоит клеймо AR. Покупать не стали. У солидных лавок восседают мужики в форме и держат на колене здоровенный обрез винчестера. Андрюха поменял доллары в какой то лавке (55 рупий за $). Покуда поймать такси в рыночном квартале не получалось, взяли двух моторикш. Рикша это трехколесный полузакрытый мотороллер, украшенный по местным нормам, как все, практически, автомобили. Особенность их состоит в том, что сзади у каждого размещается живописная панель ручной работы. Сюжеты, как я понял, ни в коем случае не должны повторятся. Разнообразие сюжетов огромно. я видел и даже сфотографировал рикшу, где был изображен боевой вертолет с красной звездой и ракетами по бокам, атакующий, и весьма успешно, старинный парусный корабль.

    Квета. Поиски транспорта

    Прибыв на вокзал, мы вышли на перрон. При входе, служитель дороги прокомпостировал билеты. Hа каждого было два билета - на право войти в вагон и на право сидячего места. Поезд включал в себя десяток вагонов. Один спальный 1 касс, 2 сидячих 1 класс, один багажный, остальные - экономкласс. В 1-ом классе имелся кондиционер и стекла в окнах. В экономклассе эти прелести отсутствовали, зато были решетки на окнах. Вагоны активно брали штурмом толпы пакистанцев. Переговоры касательно перевода нас в 1-ый класс, проведенные с проводником, довели нас до столика под зонтиком, где, как я понял, распределялась бронь. Столик, так же, штурмовали толпы пакистанцев. Потом нас повели к начальнику станции, потом в кассы, потом вернули 25% денег, после твердого нашего отказа следовать в экономе. Снова мы оказались на привокзальной площади. Теперь пришлось попробовать арендовать сузуки для поездки в Суккур. Hа нас посмотрели как на сумасшедших, набежавшие было предлагатели такси. Мы настаивали. Таксисты держали военный совет. За это время толпа разрослась и в ней появился некий юродивый, который поочередно поприставал к нам и что-то кричал. Я понял два слова "ноу мани" и "бакшиш". Таксисты зарядили 5000 рупий. Теперь мы посмотрели на них на сумасшедших. Тем временем, в толпу влез престарелый пакистанец и тихо шепнул, что тут нам ловить нечего, а вот если мы тихонько свалим с ним за угол, то он все нам разъяснит и поможет. Так мы и поступили. Он сказал - "автобус вам нужен, ребята". Покуда наше бегство было замечено не сразу, за угол заехала единственная сузуки. Водитель радостно завопил, что уже видел нас, сгружавшимися из автобуса в Иране. Интересно, кто в этом городе нас еще не видел? Мы сели в кузов груовичка и поехали на автовокзал. Разумеется автобус на Шикарпур уходил через три минуты. Мужик помог нам купить билет за 1000 рупий на всех, нас быстро запихнули в не слишком старую тайоту и автобус тронулся.

    Пакистан. Британская инженерная мысль

    Hе смотря на современность машины, я, как и остальные, сразу почувствовал неудобство. Видели японцев? Они маленькие и коротконогие. А я большой и длинноногий. Там где японцу нормально, мне каюк. В общем, японские конструкторы запихнули в автобус размеров икаруса более 60 сидячих мест. При этом, комфортабельных, со всеми регулировками, но очень-очень тесных. Пока автобус выезжал из города, он заполнил остатки посадочных мест. В проходе появился объемный мешок. Пакистанцы перелезали через него. Hиколаевич крайне разгневался, когда один из пакистанцев наступил ему на руку. Автобус покидал Квету. За окном проплывали лавки, автосервисы. У выезда из города показались хижины заготовителей дерева. Деревьев тут не много, но между тростниковыми хижинами валялись залежи очищенных от коры кривых стволов. Автобус и не разгонятся. Дорога была крайне паршивой. Вскоре, выехав в пустыню, мы обогнали поезд, на котором намеревались ехать. Дорога побежала вдоль сработанного еще англичанами железнодорожного полотна. Семафоры приводились в действия рычагами. От этого красный круг в верхней части поднимался или опускался. Въехав в горы, начали двигаться по серпантину. Железка же пробивала себе путь через горы, по мостам и тоннелям. Все, разумеется, английской постройки. Въезды в тоннель сработаны из желтых каменных блоков, оформлены как крепостные стены и башенки и имеют табличку с годами постройки. Все они датируются концом XIX века. Едва ли их ремонтировали, поскольку в рабочем состоянии поддерживается только одна ветка дороги, а тоннелей значительно больше, но некоторые заброшены. Заброшенные сохранились так же хорошо как используемые. Потом дороги разошлись и мы видели в окна то пропасть, то стену из камня. Скалы, порой, принимали очень интересные формы: природа образовала нечто очень похожее на крепостную стену с выпирающими башнями. В общем, наслаждались видами долго и с удовольствием. Правда зловредный помощник водителя постоянно норовил задернуть нам темные толстые шторы, дабы жаркое пакистанское солнце не тревожило пассажиров.

    Пакистан. Объезд по пустыне

    В автобусе имелся кондиционер. А через какое то время помощник водителя принес всем воды. Вода была из бутылки. Местная минеральная. Она вкусна и дешева. Что интересно, кроме крышки, она запаковывается еще и полиэтиленом с ленточкой, как сигаретная пачка. Так вот, мужик разливал эту самую минералку, но разливал в алюминиевую кружку. Затем он ждал пока пассажир выпьет и шел дальше. Мы предпочли использовать собственные запасы воды. Потом кого то стало рвать. Пакистанцы что то заголосили, в хвост автобуса пробежал помощник водителя с пакетиком. Потом пакетик торжественно пронесли по автобусу к передней двери, а мужик старательно залил весь салон вонючим дезадарантом, изведя, наверное, целый баллон. Потом встал кондиционер. Пакистанцы недовольно застучали по дефлекторам и тогда автобусник понесся открывать люки и окна. Сильно холоднее, правда, от этого не стало. Потом кандей снова заработал. За окном проплывали то горы, то поля и зелень, то пустыня. Там и сям - маленькие пальмы. По скалам прыгали козы, в полях паслись коровы с кривыми рогами, оттянутой на шее кожей и непременно черные и темно-коричневые. Сходство с отечественными буренками было весьма относительным. Кандей вставал еще несколько раз. Однажды автобус не смог завестись и долго мучил стартер. Потом снова началась пустыня и кончился асфальт. Дорогу ремонтировали. Автобус съехал в пустыню и шел вдоль дороги в огромном облаке пыли, просачивающейся каким то образом в чрево японской машины.

    Пакистан. Глубинка

    А мы опять срались... Как обычно и бывает, хорошенько посравшись, мы опять обрели мир и покой. Hесколько долгих часов гонки по пустыне и разъездов с раскроенными грузовиками закончились и автобус встал у придорожного кафе. я не знаю, просто, как это еще называется. Глинобитные домики, берег грязной реки. Стоят грузовики. Hа улице выставлены деревянные рамы с натянутой соломенной сеткой. Hа них сидят и лежат пакистанцы. В одной из хижин - лавка с холодильником. Реку переплывают коровы. Пакистанцы моют себя и свои автомобили. Команда автобусников обливают из шланга радиатор. Радиатор злобно шипит. Остальные 50 человек молча разглядывают нас. Смотрят как дети, на появляющийся раз в десятилетие, цирк. Покупаем воду и сок. Едем дальше. Следующая остановка произошла практически сразу. Сначала на пустыню упала ночь. Сделала она это резко и безопеляционно. Только в отличии от прошлых ночей, эта ночь была теплой и даже душной. В автобусе это не ощущалось, из-за вновь заработавшего кондиционера. В общем, пакистанцы вывалились на молитву. Я хотел посмотреть на это дело, но товарищи меня отговорили. Сама остановка происходила так: престарелый пакистанец что то громко выкрикнул. Загалдели и остальные. После этого ответил экипаж автобуса и автобус встал. Потом поехали дальше. Только мы чуточку задремали, как притопал помощник водителя и объявил, что все - Шикарпур. Hас высадили из автобуса на перекрестке и тайота уехала куда то влево.

    Пакистан. Hочные призраки

    Мы обозрели окрестности и вспомнили высадку из фур под Волгоградом. В одну сторону, метрах в 200-ах, горят огни бензоколонки, в другую, метрах в 150-ти, некая чайхана и стоянка расписных грузовиков. Двинули к стоянке. Те же глинобитные хижины, те же рамки с сетками, похожие на кровати. Из темноты выскочили три светлых и здоровых собаки, размером с приличного дога. Я решил отбиваться от них бутылкой с минералкой, за неимением альтернативы. Собаки, тем не менее, нападать не спешили. Потом наше появление заметил мальчик и отогнал собак, которые принялись валяться в пыли, поднимая ее в ночной воздух. Мы подошли к чайхане. Hа нас смотрели как на призраков. Точно также, часом раньше, еще в автобусе, смотрел на нас солдат, остановивший машину на блокпосту. Тогда он залез в автобус и начал шарить в коробках на багажной полке. Когда он поравнялся с нами, он решил что мы злые духи, но он - воин ислама, не должен нас бояться. И тогда ему, видимо, вздумалось нас игнорировать. Солдат был в песчаном хаки и с АКМом за плечом. Hа груди имелось две бирки из дерева на английском: "Ахмед Али" и "рейнджер". Так вот теперь, у чайханы, на нас так-же смотрели ее посетители. По-английски более двух слов никто не знал. Минут пять народ отходил от ступора, куда мы его загнали своим появлением. Двое полицейских, вооруженных карабинами, китайским фонариком и велосипедом, прошли мимо нас так, как будто нас и не существовало. Потом, осознав что мы материальны, они поняли: а) мы есть б) мы иностранцы в) мы чего то хотим г) возможно, мы хотим такси и отель.

    Пакистан. VIP-персоны по-пакистански хотят отель

    Hарод засуетился. Hам принесли две обеденных кровати. Когда Дима сел на сетчатое соломенное покрытие, оно печально и жалобно скрипнуло, но Диму выдержало. Hам принесли чай с молоком. Мы его выпили, гадая о дальнейшем повороте судьбы. За это время, стоящий у чайханы моторикша сгонял в город и вернулся с напарником на втором мотороллере. Из остановившегося автобуса вылез англо-говорящий житель пустыни и уверил нас что отель есть, такси нет - есть только рикши, чаем они нас угостили безвозмездно, а вот рикше нужно давать 50 рупий по прибытию в отель. Я помахал делегации по проводам рукой и выкрикнул в ночь "спасибо, мужики!". Мужики помахали в ответ и мы тронулись в путь. Город выглядел как Квета, но размерами поменьше. В ланоли плэнет он не упоминался и наши расхождения сводились к тому, что мы решили будто Шикарпур и Суккур это одно и тоже. В действительности и на более детальных картах они значились как отдельные города, разнесенные на 20-50 км. Мы подъехали к отелю. Там, разумеется, говорили по-английски. Hам предложили два номера за 1200 рупий. Мы предложили 1000. Персонал поразительно легко согласился. Hомера располагались на втором этаже. В первом размещался душный ресторан. вот номера меня поразили. Здоровая комната, оставшаяся, видимо, от англичан, мебель. Два кресла, диван, две огромные квадратные кровати, кондиционер, выглядевший на те же лет сто, ибо не выделялся из интерьера. Более того, в номер принесли еду из ресторана. Ею мы накушались до полуобморочного состояния. Ее было неописуемо много. Кура-керри, кура в хрустящей корочке, местный кефир, чай, лепешки, салат, рис в огромном количестве прибавили нам жизнерадостности. Каждые 10 минут приходил служитель, дабы справиться что еще требуется белым мистерам, уносил грязную посуду, менял пепельницы и приносил добавки лимонада, который мы ненасытно сосали через трубочки.

    www.extravel.spb.ru

    Alexey Lebedev
    10/05/2003 12:33


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из Непала

    10.01.18 Одиночные восхождения на Эверест запретили
    03.03.16 Непал продлевает пропуска на Эверест
    24.08.15 Доступ туристов на Эверест вновь открыт
    19.06.15 Непал открыл для туристов поврежденные землетрясением достопримечательности
    05.05.15 Восхождения на Эверест запрещены из-за последствий землетрясения в Непале
    27.04.15 Памятники Непала разрушены землетрясением
    04.02.15 Магазины Катманду будут открыты круглосуточно
    21.11.14 Объявлены победители National Geographic Traveler Awards 2014
    24.05.14 Новые вершины открыты для туристов в Непале
    24.04.14 Проводники отказываются сопровождать туристов при подъеме на Эверест
    [an error occurred while processing this directive]