Таиланд



    Глава 1 - Перелет

    Перелет от вечной зимы, идущей по пятам, оказался не столь приятным, как это планировалось. В конце ноября должно было бы уже быть грязно, слякотно, холодно и противно, заносы на дорогах, свист ледяного ветра, отмерзающие носы... А вместо этого стояла тихая и по-своему красивая осенняя прохладная погода, с прозрачным воздухом и красно-желтой листвой под ногами. Но, билеты были куплены, дату вылета переносить никак нельзя, и вот мы уже сидим в самолете - роскошном Боинге-757, пусть и отлетавшем свое и списанном какой-то более респектабельной авиакомпанией.

    В советское время был такой анекдот про метрополитен имени Ленина - в метро объявляют: "Станция имени Ленина. Переходы на линию имени Ленина и линию имени Ленина. Следующая станция - станция имени Ленина". Совсем уж юных людей в самолете не видно, а все остальные - родом из этого самого прошлого имени Ленина, поэтому никто не смеется над тем, что говорят.

    "Мы рады приветствовать вас на борту самолета государственной туркменской авиакомпании имени Великого Сапурмурата Президента и еще кого-то там Туркменбаши. Наш самолет направляется в международный аэропорт имени Великого Сапурмурата Президента и опять-таки носителя еще каких-то титулов Туркменбаши".

    Еще он Великий Серал, но про это написано только в журнале, что заботливо положен в кармашек переднего кресла (причем положен, видимо, несколько месяцев назад, судя по пятнам и нехватке страниц). Если кому-то вдруг этого мало и станет тоскливо и одиноко - еще шесть портретов Туркменбаши висят в салоне самолета, еще около десятка - время от времени показывают на мониторах, иногда перемежаясь различными лозунгами (автора лозунгов, думаю, специально указывать не надо). Перед посадкой, кстати, самолет пролетает над городом Туркменбаши.

    Кормят в полете нормально, напитки разносят и уровень сервиса почти ничем не отличается от западноевропейского. А вот самолеты, конечно, знавали лучшие времена. У моего кресла не фиксируется в вертикальном положении спинка - при взлете всех вдавливает в кресла, а я со своим просто опрокидываюсь все дальше и дальше назад, к немалому удивлению сидящих прямо за мной пассажиров.

    У соседнего кресла сломан подлокотник. Перед стартом показывают аварийное освещение самолета - оно тоже не работает. И, самое забавное - где-то после часа полета были какие-то проблемы с воздухом - у нас кружилась голова, и помогло только срочное включение дутья из сопла над креслом. Тем не менее, эта гордость американской авиации минувших веков вполне тихо и мягко приземляется в Ашхабаде.

    Здесь ночь, +10 градусов, дует теплый воздух с далекого Каспия, светят звезды - наверное, хорошо тут жить, если б еще не Туркменбаши... Визы нет, но можно сбежать - вокруг ни души, трап самолета ведет прямо в степь, никаких тебе автобусов или гибких труб, по которым аэропорт засасывает в себя пассажиров прямо из самолета...

    Hаконец, замечаем табличку Bangkok и проходим за обладательницей этой таблички в транзитный зал. В зале ничего интересного - неработающее информационное табло, неработающие часы, два бара со скудным ассортиментом дорогого питья (банка пива стоит $2, рубли берут по курсу 1:30, что очень странно - в Москве курс 31,7), и собственно все. У дверей стоит местный мент в форме, удивительно напоминающей советскую. Через некоторое время заходят индусы, начинается шум, переходящий в драку. Когда драка заканчивается, к ее участникам подходит все тот же мент и что-то вежливо им говорит. У выхода из транзитного зала охраны нет, но он заперт на замок - чтобы вредоносные пассажиры не проникли в священную столицу древней земли - город Аш(х)(г)аба(д)(т).

    Время от времени уполномоченные лица выходят из этого зала, набирая на кодовом замке секретную комбинацию цифр - 555. Во, наконец, пришел и наш черед - вокруг бегают туркменские девушки и кричат "Бангкок, Бангкок" - пора грузиться в другой, но столь же раздолбанный Боинг. У моего кресла опять не фиксируется спинка, но на пассажиров, сидящих сзади, я уже не падаю - самолет взлетает куда плавнее, провожаемый по-отечески строгим золотым ликом Туркменбаши на стене аэропорта.

    Второй перелет занимает около шести часов. Hаши надежды на пустой самолет не сбываются - помимо русских из Москвы, подсаживаются туркмены-челноки из Ашхабада (говорят, благодаря разнице официального курса и курса черного рынка, они покупают билет туда-обратно за $120), подсаживаются немцы с Люфтганзы.

    Почти все места заполнены, самые сообразительные быстро пересаживаются в хвостовой отсек - там можно занять три пустых кресла и спокойно спать.

    Особенно просто там спать, если вы не чувствительны к внешним раздражителям - ибо там же собираются почуявшие свободу немцы, и начинают пить и веселиться всю ночь напролет. Мне повезло больше всех - мои соседи ушли назад, и я получил три кресла вдали от немцев, в самой тихой и спокойной части самолета. Правда, времени на сон мало - сразу после набора высоты начинается Афганистан, и выглядит он как сплошная чернота внизу - ни одного огонька даже над Кабулом. В надежде, что хотя бы на обратном пути удастся рассмотреть Афган, дожевываю второй за этот быстротекущий вечер (время-то идет почти вдвое быстрее) ужин, и, взглянув на сонные огоньки Большого Дели, укладываюсь спать.

    Бесполезный совет - не будьте большого роста, это часто мешает.

    Нормальные люди, сумевшие занять три кресла, спокойно спят на них, полностью вытянувшись - а я скрючился в довольно неудобную позу и сплю по 15 минут, после чего приходится переворачиваться. Вообще, естественный отбор ведет человека как биологический вид в тупик. По какой-то причине людям высокого роста легче найти себе полового партнера и размножиться - и вот мы вытянулись до таких размеров, что приходится покупать более просторные (и, стало быть, дорогие и жрущие больше бензина) машины, биться головой о низкие потолки и перекладины (говорят, в районе Ленинского проспекта в одном из переходов во время ремонта долго висел плакат "Осторожно, тут очень большие косяки"), и собственно крючиться в самолетах.

    Еще один бесполезный совет - как определить, что в самолете летят немцы.

    Очень просто - в этом случае, стоит самолету попасть в зону турбулентности, когда загорается картинка "пристегните ремни" над креслами - как слышен неповторимый звук десятков синхронно защелкиваемых замков на ремнях. Все остальные продолжают спокойно дремать сидя/лежа.

    Над Калькуттой уже совсем светло, спать тяжело - и я смотрю сквозь туманную дымку на эту огромную страну, столь похожую на Россию своей нищетой, грязью, заброшенностью, обыдлением едва ли не большинства населения - и древней культурой, высоким интеллектом выдающихся представителей, чем-то загадочным и непонятным издалека.

    Долина тысячи рек - реки мутно-желтые, с высоты не видно, есть ли в них грязная вода или это сплошь пересохшие русла - но все равно красиво и необычно.

    Океан, поросшие лесом холмы Бирмы, которая нынче уже и не Бирма вовсе, и мы приближаемся к международному аэропорту Бангкока - не имени Туркменбаши и даже не имени короля. Пилот сообщает сведения о температуре (всего-то +36) и времени до посадки настолько радостным и неофициальным голосом, что можно сделать только два предположения - либо он прилично набрался за время полета, либо он до безумия рад тому, что все-таки удалось долететь.

    Впрочем, может быть, он просто любит Бангкок больше всех других мест на свете.

    Впервые попавшие в Азию, мы ждем чего-то особенного. Особенного пока мало - разве что все как-то жмется друг к другу, самолет заходит на посадку прямо над городскими домами, а на взлетно-посадочной полосе установлен шлагбаум, когда он закрыт - по ней едет самолет, когда открыт - ее пересекают машины. Кругом снуют похожие на китайцев низкорослые желтолицые люди. Тайка собирает группу человек в 10, говорит им - "идите за мной". Они идут, а мы в замешательстве - нам-то куда?

    Но вот и мы нашли место, где дают визы. Туда стоит длинная очередь.

    Берем карточки и заполняем их красной ручкой. Красной - потому, что билеты мы покупали, не имея на руках загранпаспортов (ну зачем их брать, лежат себе дома и лежат - целее будут), и номера паспортов вписывали сами - уже в Домодедово. А это можно делать только красной ручкой.

    К русским в Таиланде вообще стоит относиться с большой осторожностью, и вот почему. Нам вся поездка обошлась чуть меньше, чем в $2000 на человека (правда, там была еще деловая составляющая, о которой тут нет смысла рассказывать - я не за все платил сам, и реальное уменьшение количества денег было поменьше). Это большая, но подъемна сумма для хорошего специалиста из Москвы. А кто едет из провинции? Нет, я далек от мысли, что все буржуи - гады и пьют кровь трудового народа. Но как-то так получается, что разница в менталитете между нами и некоторыми другими русскими оказывается много сильнее, чем между нами и местными тайцами или такими же туристами-европейцами. Причем страшнее всего даже не быки (хотя у нас все столкновения с диким бандитизмом вызывают лишь ностальгические воспоминания о 80-х - сейчас московский бандитизм слился с РУОП и другими официальными структурами, имеет благовидные названия и окультурился в той степени, насколько это вообще возможно для такого явления). Самое страшное - это тетеньки средних лет. Уж не знаю, кто они - бизнесвимен, жены бандитов, чиновников, или еще кто - но встреча с ними напоминает бесплатный цирк, где не всегда смешно, но выход закрыт до конца представления.

    Пока мы стояли в очереди за бланками, Л. легкомысленно кинул свой рюкзак на одно из свободных мест, а через несколько минут вернулся за ним.

    Чтобы вернуться, ему пришлось протискиваться мимо усевшихся на соседнее кресло таких же ожидателей визы. И в процессе протискивания он был пойман за руку тетенькой - очень темпераментной, очень большой, особенно в ширину, очень громогласной и очень пьяной - запах чувствовался за пару метров. Тетенька стала орать, что он что-то у нее из сумки украл, хватать его за руки и тянуть куда-то. Попытки объяснить на месте не увенчались успехом, я зашел в визовый отдел и попросил тайцев вызвать ментов.

    Объяснения заняли несколько минут - они с трудом понимали мой английский, я совсем не понимал их - говорят они с жутким акцентом, коверкают слова, про грамматику можно вовсе забыть. Этот языковой барьер постепенно уменьшается - привыкаешь понимать их жуткое наречие, но тогда пришлось нелегко. Они куда-то звонят, что-то говорят, но ничего не происходит. Разбушевавшуюся тетеньку оттаскивают ее знакомые, но она продолжает что-то кричать, иногда вырывается и снова набрасывается на Л. Тайцы молча спокойно смотрят - русские приехали, не впервой.

    Весь процесс выдачи визы сертифицирован ISO - гласит гордая надпись. Визу выдает конвейер из примерно десятка тайцев - каждый делает свою работу, ставит один-два штампа и передает следующему. Всего в различные бумажки ставится 20..30 печатей. Перешли бы на компьютер - можно было бы их десятерых заменить одним, но рабочие места нужно поддерживать. Над окошками надписи на китайском - и вообще все похоже на уголок Китая - десяток трудолюбивых узкоглазых людей щелкают штампами, стоит очередь, бюрократия. Про бюрократию - нас, естественно, завернули за то, что самая важная бумажка заполнена красной ручкой. Переписав ее заново синим, снова пролезаем к окну и узнаем, что вторую бумажку, конечно, тоже надо заполнять только синим. Нигде в правилах заполнения про это не написано, но на Востоке выделяться вообще страшный грех - и мы переписываем вторую бумажку. С третьего раза конвейер согласился заглотить наши паспорта, и в его утробе сытно щелкают штампы - тук-тук-тук.

    Визу дали до восьмого - а улетать нам седьмого рано утром. Жаль - хотелось бы использовать отведенное народом и королем Таиланда время до последней минуты - но туркменские Боинги летают только дважды в неделю, по выходным.

    Не прошло и трех часов (почти прошло) с момента посадки, как мы преодолели паспортный контроль и получили возможность забрать свои вещи из багажа. Так устроен родной и любимый (об этом позже) аэропорт Бангкока, что визы выдают по ту сторону красной черты, а вещи - по эту. С ленты багаж уже оттащили куда-то в сторонку, но улыбчивые тайцы охотно показывают, куда именно.

    Правда, все показывают в разные стороны, но это не важно - главное гостеприимство и искренняя радость на лицах. Наконец, находим багаж. У Л. с собой теплая куртка, идем в информационный офис и спрашиваем, где здесь камера хранения. "Нет тут такого - вещи можно оставлять максимум на неделю, две недели их никто не держит" - отвечают нам улыбчивые тайские девушки. "Но зато вы можете прямо тут и прямо у нас купить вот то, вот это и еще вот это!".

    "Но нам бы вещи кинуть" - отвечаем мы. "Сегодня - распродажа, цены снижены на 50%, завтра уже такого не найдете!"...

    Камера хранения, в том числе многомесячного, в аэропорту есть. Как и многое другое. Просто киоск "Information" называется так потому, что сидящие там люди очень хотели бы получить хоть какую-то информацию - сами они ничего не знают, очень огорчаются, когда их о чем-то спрашивают, и на моей памяти не дали правильного ответа ни на один вопрос - во всяком случае, сразу. Вообще, если кто-то считает, что в России бардак - поезжайте в Таиланд, станете снисходительнее к родине.

    Все эти мелочи не смогли испортить нам настроения - ведь мы сегодня прилетели в экзотическую страну, где столько всего ждет впереди. Пусть первый день в Бангкоке начался с мелких проблем - собственно, даже не в Бангкоке это было, аэропорт - вещь в себе. Проходим таможню, досмотра нет, вещи не светят - и покидаем здание. Шаг на мостовую - о, ужас, только не это. У меня случается короткий момент паники - что делать-то теперь, настолько все неожиданно. Я и прежде читал об этом, но и представить не мог, что это будет так...

    Глава 2 - Бангкок

    Сразу после выхода из аэропорта нас ждал сюрприз. Первое впечатление от Таиланда, полученное при первых же шагах за пределами аэропорта, оказалось едва ли не самым сильным. Мне очень хотелось не рассказывать об этом вообще, чтобы не испортить сюрприз для тех, кто прилетит впервые - но, с другой стороны, если эти прилетевшие впервые от этого сюрприза ненароком помрут - мне будет грустно, что не предупредил. Так вот, поскольку прилетели мы в южную страну, пусть и зимой - в аэропорту воздух довольно теплый и влажный.

    Я быстро сообразил, что в легкой куртке жарковато, и снял ее. Еще через час стояния за визой понял, что в рубашке тоже жарковато - но под ней ничего не было, и я не рискнул нарушать нормы поведения в аэропорту - тем более, что сами тайцы там ходили и вовсе тепло одетыми. И вот, когда все формальности были позади, и мы покинули здание аэропорта... Не знаю, как объяснить - ну, скажем, в бане были когда-нибудь? Так вот, после выхода, после буквально одного шага по настоящему Бангкоку попадаешь в такую баню, которая тянется вперед, влево, и вправо на сотни километров. И единственный выход из нее - обратно в аэропорт, воздух в котором, оказывается, ОЧЕHЬ сухой и холодный - работает мощнейшая система кондиционирования.

    Быстро понимаю, что назад в аэропорт вернуться и просидеть там две недели можно, но это уже слишком экстремальная поездка получится - хотя в этом что-то есть. Стою, заглатываю открытым ртом водяной пар, вся одежда уже мокрая - непривычно в баню в одежде попадать. Садимся в такси, едем по счетчику (можно сторговаться чуть дешевле, но не в такой момент). Машина - страшно раздолбанная Королла, даже у нас на такой ездить было бы зазорно.

    Часть рычагов прикручена веревочками, куски отделки салона отваливаются - сколько ж лет эта бедолага трудится... Но счетчик тикает исправно, кондиционер дует, я постепенно прихожу в себя. Вокруг - Бангкок, цветет зелень, ходят люди, прямо на улице варят еду с тошнотворным поначалу запахом, мосты - все сплошь имени королей, прошлых и настоящего. Все то замедляется, то ускоряется - хоть и выходной, а пробки. Вот и наш отель - настукало 300 с чем-то бат, сравнительно дорого.

    Отель Майами - хорош для тех, кому надо недорого поселиться в оживленной части города. Вокруг - сплошь современные гостиницы-небоскребы, и наш отель чем-то напоминает старенький москвич, оставленный живущим неподалеку дедушкой-ветераном на парковке у делового центра, среди сверкающих БМВ и Мерседесов.

    600 бат в сутки за номер - кстати, европейской тесноты в отелях нет, и даже если просишь два single номера - дают обычно два двуместных. Через некоторое время это казалось удобным - хочешь на левой кровати спишь, надоело - переходишь на правую.

    В номере есть горячая вода - центральной системы отопления в Таиланде не бывает, местным она просто не нужна - и вся вода греется в отдельных нагревателях. Мой нагреватель не работал, но я даже не стал просить его починить - после улицы, где +36 и 100% влажность, кроме холодного душа ничего не нужно. Есть кондиционер - дует очень и очень прилично, теплолюбивый Л. свой после акклиматизации отключал, а мне нравилась прохлада. Есть старенький телевизор без дистанционного управления, чем-то напоминающий советские - видно, когда-то промышленность наших стран шагала нога в ногу, а потом в Таиланд стали ехать туристы, и необходимость что-то производить отпала.

    Кстати, тайцы очень любят своего нынешнего короля, при котором страна стала жить сильно лучше - а я бы на их месте славил бы что есть сил японского императора. 99% автомобилей в Таиланде - японские. Фотоаппараты, лодочные моторы, кондиционеры - все японское. На некоторых сувенирах наклеена бумажная полоска Made in Thailand - верится с трудом, уж слишком китайский стиль и мотивы. Из своего тут - только природа, ну да легкодоступные девушки - этого хватает, чтобы привлечь туристов, а уж на привезенные им деньги купить все остальное. Японцев тайцы не любят - слишком гордые те, заносчивые. Тайцы, изображая японцев, растягивают глаза в щелочки - забавно, для нас-то они все узкоглазые. Ходят японцы по Таиланду, задрав нос. Денег у японцев дофига - умеют они работать. Я не припомню ни одной некачественной японской вещи. Я не припомню ни одного японского товара, у которого был бы не-японский аналог лучшего качества. Hо редко тратят японцы здесь свои несметные богатства, походят, посмотрят, и вновь спокойно и невозмутимо грузятся в самолет - домой.

    Стоит всего час походить по Бангкоку - и наступает акклиматизация.

    Hе то, чтобы совсем нормально - ходишь весь красный, но через какое-то время даже определенный кайф от такой жары получаешь. Только приходится постоянно пить холодную воду - к счастью, кола и минералка на каждом углу. Пива почему-то не продают, да и пить его на улице не принято.

    Говорят, с транспортом в Бангкоке было совсем плохо, пока не пустили Skytrain. Это такое антиметро, которое идет достаточно высоко над землей - остановки частые, билет относительно дешевый, в вагонах - кондиционеры, в общем - удобно. К сожалению, всего две ветки, одна короткая, другая - еще короче. Но и то хорошо - можно доехать от отеля почти до железнодорожного вокзала. Нам надо купить билет на поезд на юг - желательно сделать это пораньше, ибо иногда билеты успевают раскупить за два-три дня.

    Идем по улице, вокруг крупные названия на тайском, и совсем мелкие - латиницей, так что даже при очень остром зрении не всегда видно, что написано на противоположной стороне дороги. Смотрим карту, подходит очень хорошо одетый таец, спрашивает, что мы ищем. Ах, вокзал - он вот по этой дороге, тут совсем рядом, но он сегодня закрыт - воскресенье же. Меня эта фраза повергает в ступор, я иду и думаю - как же это вокзал закрыт, поезда ведь во всем мире ходят каждый день, неужели тут иначе? Л. продолжает беседу с ним - точнее, не может прекратить, ибо таец прыгает вокруг него, заглядывает в глаза и лопочет. Из его более-менее сносной английской речи выясняется, что наш спаситель готов, несмотря на выходной день, привести нас в свой офис, где мы сможем все-таки купить билет - правда, не на поезд, а на автобус.

    Попутно он уговаривает Л. сходить на массаж, Л. отказывается, но тот не слушает и договаривается встретиться с ним же в 4 вечера на углу - "я такой массаж тут знаю, офигеть!". Вот и офис, тайцы выскакивают открывать нам дверь, и на приличном английском уже другой господин рассказывает, что у нас есть всего два варианта попасть на юг - поездом или автобусом. Решайте сами, но знайте - поезд это полный отстой, а круче автобуса ничего не бывает. Автобус быстрый, комфортабельный и дешевый - всего 800 бат. А на поезде за 900 вы опоздаете на паром и будете потом целый день сидеть и ждать. Мы спрашиваем - за какое время надо покупать билеты на автобус? Оказывается, что если мы хотим ехать послезавтра, то билеты надо брать прямо сейчас. После короткого звонка выясняется, что на наш автобус есть только четыре места. Мы обещаем подумать и уходим. Думаю я в первую очередь над тем, как ловко этот господин звонил со своего мобильника - не нажав ни одной кнопки.

    Теперь мы хотим все-таки дойти до вокзала и убедиться в том, что он закрыт. Но по дороге нас вновь перехватывает наш знакомый. Ну что - купили?

    Радостная улыбка до ушей, заполняющая светом весь мир - от подземных чертогов до далеких галактик. Нет, говорим, не купили. Все-таки мужское самообладание - великая вещь. Его лицо смялось, как старая газета, черты исказились и задрожали. По всему было видно, что он вот-вот заплачет - но он сдержался!

    Как??? Не купили??? Вы же должны были купить!!! До этого мы сказали ему, что приехали в первый раз и сегодня первый день - видимо, такая легкая добыча никогда не срывается, поэтому удар оказался для него столь тяжелым. Он быстро берет себя в руки, продолжает идти рядом с нами, обида на лице сменяется проблеском надежды, он снова предлагает массаж и еще что-то, но мы уже не слушаем - отмахиваемся и идем. В итоге он отстает.

    Вообще, азиаты - особый народ. Прямого изъятия денег - такого, как воровство, грабеж, даже просто обсчет на сдаче - там практически нет. Но людей, желающих без особого труда подзаработать - пруд пруди, как и в любом другом месте Земли. Только в большинстве других мест такие возможности относительно редки, а тут каждый турист - ходячая шальная удача для такого вот доброго советчика с большой дороги. Если честно, это слегка напрягает. Чем белее у тебя физиономия - тем больше шансов, что первый же встречный попытается тебе что-то всучить и положить себе в карман часть твоих денег. К загорелым людям интерес заметно слабее - скорее всего, они тут уже давно и все эти многоходовки для них как на ладони.

    Вот уже и вокзал - идем вдоль путей, к нам подходит юная девушка с табличкой, на которой написано ее имя, фамилия, и значок туристической информации - это уже государственный сервис, тут не обманут. На вокзал идете?

    Так поздно идете, он, к сожалению, закрыт. Вот у меня табличка с расписанием поездов, лучший поезд - 19:15. Потом вы сможете купить на него билет, а сейчас, чтобы вы уж не зря сюда сходили - зайдите пожалуйста в наш офис, он вот тут, совсем рядом - нам есть что вам предложить. Вежливо прощаемся, и, не обращая внимания на стоны девушки, идем к вокзалу. У самого входа с десяток тайцев с табличками tourist information наперевес бросаются на нас, как на амбразуры.

    Но мы, словно ледоколы среди айсбергов, невозмутимо держим курс прямо на кассу вокзала - она, разумеется, открыта всегда, как и сам вокзал.

    Билеты есть, их навалом, стоят в районе 600 бат. Покупаем билеты, на улице начинает быстро темнеть, и мы едем домой - отдохнуть часок после столь ожесточенных атак местного населения на наши бумажники.

    Погуляв по улице, забитой лотками с туристическими товарами, большинство из которых откровенно низкого качества, мы пришли на площадь Nana - второй по величине в Бангкоке островок любителей секс-туризма. Вообще, если вас всерьез интересуют все подробности именно этой направленности - из этого рассказа вы почерпнете лишь самые общие сведения, а детали можно найти в форуме Винского (точную ссылку не даю - он вроде как думал переезжать, но на поисковиках находится за две секунды), да и много где еще.

    Итак - что Таиланд предлагает любителям секс-туризма. Почти никакой экзотики - ну, девушки, конечно, азиатские. С двумя исключениями: во-первых, много трансвеститов. Тайцы работать не любят почти поголовно, и некоторые мужчины, завидуя легкой женской доле - такие деньги срубить, всего лишь чуть-чуть потрахавшись - делают себе пластические операции. Стоит дешево - всего около $2000, но для здоровья вредно - живут после такой операции бывшие молодые люди лет по 20, не больше. Да и кому они потом нужны - трахать их желающих мало, деньги больше не текут рекой, начинаются болезни, лечиться дорого... Вот так просто и жестоко выглядит все, лишенное западной рафинированности. Шокирующая, тык скыть, Азия - с ее традиционным наплевательством на человеческую жизнь. Впрочем, буддисты - что им сделается.

    Родился - умер, родился - умер, мелькают годы и века, крутится колесо. Так вот, трансвеститы, говорят, не сообщают о том, кто они есть - поэтому совсем невнимательные могут неожиданно нарваться. С другой стороны, кому-то должно именно это и нравиться.

    Давным-давно Таиланд был центром детской проституции. Сейчас с этим покончено твердо - за это дают 20 лет тюрьмы, и желающих рисковать не осталось.

    Ребенок - это до 15 лет. С 15 до 17 нельзя брать за это деньги, но наказание за платные секс-услуги есть только для нее - клиент уже ничем не рискует.

    С 17 можно все.

    Формы и места, в которых уставший от ворчливой жены белый человек может найти себе счастье, довольно разнообразны.

    Во-первых, массаж. Массажей много, но такие массажи сильно отличаются от всех прочих, лечебно-развлекательных. Попав внутрь - не перепутаешь.

    Чаще всего это переделанный отель, reception превращен в подсвеченный розовым аквариум, набитый живыми и скользкими рыбами. Выбрав себе такую рыбину, идешь с ней в один из бывших номеров этого отеля. Пять минут массажа приличия ради (тут не обманывают, написано массаж - значит будет массаж) - и дальше все как обычно. Словом, бордель борделем. Кстати, ходят в такие места почему-то исключительно русские. Стоит где-то от 900 до 2500 бат.

    Во-вторых, бары. Обычные стойки, столики - посередине большая сцена, и там мнутся девушки с номерками. Официантки, как правило, относительно одетые - но тоже с номерками. Есть места, где бывают шоу, иногда достаточно интересные. В других - только девушки с номерками, делают вид, что танцуют у шестов на сцене. Один неосторожный взгляд - и соответствующая девушка подходит и присаживается к тебе. Несколько стандартных вопросов - откуда приехал, как давно тут, etc - и тебя пытаются развести хотя бы на напиток для девушки. Вообще, схема оплаты в барах такая: вход бесплатный, но надо обязательно заказывать напиток. Стоит он в районе 80..100 бат, и от вида напитка зависимость слабая. Одного достаточно - никто не будет настаивать, что надо купить второй, когда первый выпит. Напиток для девушки стоит от 100 бат и выше, в среднем 120. Это обычная кока-кола, которую она зачастую даже и не пьет - а денежки бар зарабатывает. После покупки этого напитка девушку можно хватать за любые места и т.п. Финальная цель игры - забрать ее к себе в номер. Стоит 1000..2000 бат (можно торговаться) + около 500 бат - bar fine, деньги бару за то, что девушку у них забрали. Говорят, на эти 2000 бат бедная семья этой девушки в далекой северной деревеньке может жить целый месяц. Просто на уборке риса им столько не заработать - всемирный кризис сельскохозяйственного перепроизводства однако.

    Есть еще бары под открытым небом - там девушки одетые по всем законам приличия, но в их намерениях сомневаться не приходится, особенно когда они хватают тебя за руки и затаскивают внутрь. В принципе - то же самое, что и закрытые бары, но нет громкой музыки, и с девушками можно просто поговорить.

    Это уже больше похоже на нормальные человеческие бесплатные отношения - сидишь в баре, пьешь, угощаешь девушку, разговариваешь с ней (можно еще поиграть в тайские народные игры или бильярд). Играют, кстати, они довольно неплохо - почему-то вспоминается анекдот "а я думал, ты в шахматы играешь". Мимо время от времени проходят слоны - чтобы не забывал, где находишься. Еда для слона стоит намного дешевле, чем напиток для девушки, и радуется он искреннее - но все-таки слоны у туристов не пользуются такой популярностью, ибо трахать их затруднительно.

    Есть еще дискотеки и просто улица - свободный рынок, цены ниже, но в барах морковки (терминология опять-таки от Винского) постоянно проходят медкомиссию - а на улице, разумеется, риск повыше.

    И последнее - караоке. В этом месте девушек эээ... арендуют не на два часа или одну ночь, а на несколько дней. То же самое можно сделать и в других местах, но тут на этом специализируются. Цены с оптовой скидкой заметно ниже, а пользы больше - такая девушка добросовестно исполняет роль временной жены. Стирает и гладит одежду, торгуется с продавцами и таксистами, работает переводчицей, экскурсоводом и т.п.

    Еще одна забавная деталь - у большинства таких девушек на шее специальный амулет с маленьким портретом короля. Толи они его так чтят за столь удачную возможность реализации права на труд, толи это просто особый знак отличия "проверено королем".

    Проснувшись с утра, я иду чистить зубы и бледнею от одного взгляда в зеркало. И чем сильнее бледнею, тем ярче на фоне белого лица светятся они - мои оранжевые зубы. Ну вот - только приехал, а уже заразился чем-то ужасным.

    Почему-то приходит на ум рассказ "Смерть в Бангкоке" - первое, что я нашел на поисковике, когда искал просто какую-то информацию об этой столице. Все так хорошо начиналось, и вдруг... надо в больницу - а страховки-то нет, куча денег - если, конечно, это заболевание не со 100% летальностью - тогда и стараться незачем. Увидеть Бангкок и умереть - в изначальные планы второй пункт не входил, но жизнь неумолимо вносит свои коррективы. Впрочем, есть еще надежда - может быть, это такая особая форма желтухи, и я еще успею увидеть напоследок заснеженные поля и скорбные лица родных. В порыве отчаяния принимаюсь ожесточенно тереть зубы - с них течет коричневая вода, но они очень медленно и неохотно светлеют.

    20 минут непрерывной чистки, болит весь рот - но зубы вернулись в прежнее состояние. Что это было - не знаю до сих пор, видимо, так действует курица в местном соусе, которой я отведал прошлым вечером. Но почему так сильно и с задержкой - загадка.

    Поздним утром едем смотреть достопримечательности Бангкока. Находим тук-тук - самобытный мотороллер с фургоном. Нам говорят, что сегодня день Будды, поэтому храм Будды сегодня закрыт - зато работают массаж и ювелирная фабрика. Если кто-то еще не догадался - на ювелирной фабрике, запрятанной где-то в трущобах, без вывесок и особых примет, тоже не грабят и не убивают - просто продают очень дешево драгоценные камни на распродажах в честь Будды, государственного праздника или еще чего-то. После покупки эти камни оказываются полудрагоценными - и совсем не тем, за что их выдавали.

    Наконец, находим нормального тук-тукера, согласного отвезти нас к храму. Договариваемся на 130 бат - сейчас мне кажется, что это жутко дорого, но дальше торговаться лень, хочется посмотреть на храмы и покататься на тук-туке. И вот мы мчимся по улице, когда все остальные стоят в пробке, в бешенном темпе меняя ряды, прыгая на встречку... Из нашего прицепа видно плохо, все мелькает - люди, улицы, дома, деревья, машины. Но вот вращение калейдоскопа замедляется - мы приехали, стоит какой-то храм. Почти все время, пока мы ходили около этих достопримечательностей - вокруг сновали люди, предлагавшие тук-тук, массаж, билеты...

    Мы узнали, что храм Будды закрыт до 12, закрыт до 1, закрыт на ланч(!) - видимо, это такой эзотерический намек на склонность к чревоугодию, погубившую человеческую форму последнего исторического Будды. Научившись отмахиваться или просто игнорировать суетливых продавцов счастья по сниженным ценам, мы рассматривали дворцы, храмы и монахов.

    Красиво, необычно - но по части храмов я был разочарован. Любая религия рано или поздно вырождается в идолопоклонство, но буддизм самой своей сутью был лучше всего защищен от этого. Увы, и его не минула та же участь. Во всяком случае, в храмах, открытых для посещения массовыми туристами, я увидел лишь пародию на православие, перекрашенное в восточные цвета. Так же ставят свечи к статуям святых, так же собирают деньги, так же бьются лбом об пол, прося у Будды лучшего перерождения. Как и в прошлые века, люди толпой идут на поклон к статуе человека, увидевшего луну в небе - и никто из никогда не поднимает головы и не замечает того, что все та же луна висит прямо над ними и озаряет своим светом всю процессию - эту и все последующие до конца истории человечества.

    Насмотревшись на потрепанного лежащего Будду, и на маленького и непривлекательного (уж слишком много там кричащей безвкусной роскоши) изумрудного, забредя в запретную для туристов зону королевского дворца (табличек-то нигде нет), в общем, насмотревшись на стандартные туристические достопримечательности, мы купили открыток - втридорога, потому что еще не знали, как тут нужно торговаться. За открытки хотели 180 бат - мы предложили 20, они быстро сбросили до 100, 70, 50 - в итоге сошлись на 30, всего в 6 раз дешевле начальной цены. Буквально через пару минут другие продавцы бежали за нами и сами предлагали такие же открытки по 20 за упаковку - значит, и за десятку бы отдали. Во сколько бы раз вы ни сбросили цену, с какими бы стонами ни расставался продавец со своим товаром за эти смешные деньги - можете быть уверены, переплатили вы скорее всего вдвое-втрое.

    Вечером начинается тропический ливень. По приказу короля в Бангкоке дождь всегда идет вечером - в это трудно поверить, но я - очередной тому живой свидетель. Днем - ни капли, но стоит закончиться коротким сумеркам - и полило как из ведра. Промокаешь насквозь тут же, но приятно - водичка теплая, да и потом простудиться шансов мало. Только на skytrain'е ехать уже не так приятно - кондиционеры стараются, и ледяная одежда прилипает к телу.

    Hа следующее утро истекают двое суток нашего пребывания в Miami Hotel - выписываемся, забираем вещи и прямо с вещами идем в ресторан. Наверное, основную прибыль рестораны получают от продаж кока-колы - все до единого блюда острые, надо сразу запивать - и мы глушим американскую газировку литрами.

    За оставшееся время пытаемся успеть съездить в древний городок, от которого остался один только храм. Таксист удивляется - едете туда, и сегодня же назад? Это ж далеко - зачем так поздно едете? Знал бы он, что у нас через четыре часа поезд...

    Обычный рейсовый автобус с кондиционером стоит 34 бата. Туристические в этом направлении не ходят, но если бы ходили - стоили бы в районе 150..200.

    Разницы никакой - просто другие цены для набитых деньгами фарангов.

    Во время поездки тянет в сон, и кажется, что едешь по подмосковью на дачу - такие же домики, зелень вокруг, светофоры и пробки...

    За час с небольшим добираемся, оставляем сумки у продавцов какой-то местной еды - к слову сказать, когда мы их забирали и попытались дать им денег, они сделали круглые глаза - за что?, и наотрез отказались.

    Храм, наконец-то - настоящий буддийский. Все хорошо - слышна музыка, вокруг ходят туристы и просто местный народ, внутри сидят монахи, рядом продают сувениры и еду - но это застава без ворот. Входа нет. Обойдя дважды вокруг по внутреннему дворику, убеждаемся, что входа действительно нет - ибо входить незачем, некуда - да и некому. Мы, кстати, в этот храм еще билет купили. Стоит 20 бат, в кассе посмотрели, как на идиотов - билет покупаете?

    За деньги? На билете, правда, не написано, что права прохода внутрь он не дает - по причине невозможности такого прохода. Но совершенно не обидно - кажется, мы что-то в местной жизни начинаем понимать.

    Тайцы всегда улыбаются - и никогда не плачут, никогда не злятся, никогда не кричат. Никогда никуда не торопятся, никогда не нервничают, никогда не выходят из себя. Их с рождения учат, что в эти ворота им никогда не войти - и они не бьются об них головой...

    Скоропостижно, как всегда в этих местах, темнеет. Один из плюсов (для тех, кто едет летом - наверное, минусов) близости к экватору - и зимой, и летом (впрочем, тут так времена года не называют) день длится 12 часов, в 6 утра рассвет, в 6 вечера - закат. До поезда остается совсем чуть-чуть - я бы даже сказал, что мы уже безнадежно опаздываем, но всеобщая неторопливая пофигистичность проникает и в нас - грузимся в автобус и едем в полусне.

    К счастью, пробки только на выезд, въезд в Бангкок - свободный, и вот мы снова на автобусной станции. Время 18:45, поезд в 19:15 - а нам надо еще его найти. Ловим такси, обещаем 200 бат за эту короткую поездку, если будем на вокзале в 19:00. Водила, почувствовав манящий запах хрустящих купюр, обещал сделать все возможное и невозможно - и мы помчались! Словно самолет, разгоняющийся перед взлетом, словно вихрь, ураган, быстрее небесных птиц и рыб морских неслись мы по улицам Бангкока, почему-то полупустым. Таксист раскручивал движок своей машины аж до 2000 RPM, а максимальная скорость на самой длинной и совершенно пустой улице достигла почти 60 км/ч - наверное, менее храбрых путешественников хватил бы инфаркт на месте от такой безумной гонки. Мы же просто хмурились, а водитель-лихач, завидев в 20 метрах перед собой мигающий зеленый и нажимая на тормоз, лишь горестно ворчал - надо же, опять не повезло, а я так старался...

    Но все-таки ехать было недалеко, и только благодаря этому мы успели - когда наш гоночный автомобиль с визгом и черным дымом от колес оттормозился со скорости 20 км/ч перед вокзалом, водитель получил свои незаслуженные 200 бат - время было уже 19:10. Тем не менее, мы успели - и найти поезд, и найти наш вагон, и найти наши места. И даже подождать немного, пока поезд поедет - без всяких объявлений, гудков и свистков тихо поползет в теплые края. Ну то есть не тихо поползет, а помчится - ведь это не простой поезд, и даже не скоростной - а экспресс! Стоит, конечно, дороже - но зато уникальная возможность промчаться с ветерком, почти как на нашей электричке.

    Останавливается, конечно, почаще - не просто у каждого маленького полустанка, а еще и у каждой горы, домика, большого дерева - на то он и экспресс. Но есть у такой торопливости и свои достоинства - в окошко можно присмотреться к настоящей жизни Таиланда. Бангкок, даже совсем нетуристические его места - это все-таки столица, город с ненастоящей жизнью, больше похожий на другие столицы государств, чем на города древнего Таиланда.

    В нашем вагоне едут сплошь фаранги (не знаю, называются ли этим словом только белые или все не-тайцы) - второй класс, вагон с кондиционером, местным может холодно, может зазорно ездить с белыми свиньями, может просто незачем тащиться в такую даль. По вагонам ходят люди, торгуют местными пивом, холодной водой и чипсами. Никакой домашней пищи - дымящейся там картошки с огурцами или яблок. Удивительно, но чая проводник тоже не предлагает - тут вам все-таки не Китай, хоть лица и похожи. Зато приносят картинки с тремя видами ужинов. Говорят, у плохих проводников два вида таких картинок с разными ценами - одна для местных, другая для нас. Поезд государственный, и это запрещено, разницу проводник кладет себе в карман. Из трех ужинов два кажутся абсолютно несъедобными, третий и самый дорогой (250 бат) можно попробовать.

    Берут с нас по 270 бат - может, цена не включала налог, такое бывает.

    Или проводник решил еще чуть-чуть заработать. Такое не просто бывает - такое, увы, сплошь и рядом. Суммы смехотворные, но когда такое повторяется раз за разом - развеиваются остатки уважения к тайцам, крутящимся в околотуристической сфере. Впрочем, оно едва ли им нужно - уважением сыт не будешь, а на лишние 20 бат, полученные с глупого фаранга - можно нормально пообедать местной едой.

    Бывший некогда всеядным, Л. принесенную еду есть почти не может. А я спокойно съедаю салат из какой-то очень подозрительной травы, с некоторым даже удовольствием - курицу с орехами, политую местным соусом. Если бы не этот соус, кстати - вполне ничего была бы еда по европейским меркам. Но он сводит любой вкус к одному - приторно-сладкому с горечью. Этот запах витает над центром любого города, так пахнет из окна любого дома, и даже мы со временем привыкли и пропитались им. Ломаюсь я только на супе - Л. не смог его попробовать, а я съел почти половину - процесс был заснят на камеру, я морщусь, давлюсь, но продолжаю кушать супчик. И только когда мне попадается в нем... нет, не буду про это рассказывать, памятуя о повсеместной привычке читать за едой. В общем, не доел я супчик, вот и весь сказ. Кроме нас, кстати, ни один человек из этого поезда не заказал ужина - может, просто боятся. Может, что-то знают.

    В вагоне вешают занавески - и каждое место превращается в отдельный, закрытый от посторонних отсек. Очень удобно - можно спать, когда все вокруг еще бодрствуют. Можно читать всю ночь, не мешая никому. Но я смотрю в окно - за окном проползают (по местным меркам - проносятся, конечно) маленькие станции, рисовые поля, горы, деревья, сиамские кошки и собаки на улицах маленьких городков. Интересно, все-таки - как они живут тут, где вечное лето, джунгли с тиграми и змеиные норы, и работа одна для всех - рисовое поле, что начинается сразу за домами...

    Насмотревшись, забываюсь беспокойным сном - мне снится, что луна каким-то образом провернулась на небе, и месяц висит теперь боком - рожками вверх. По узкой полоске земли (слева - море, справа - Бирма) поезд идет на юг.

    Глава 3 - Самуи

    Просыпаюсь на рассвете и смотрю в окно. На небе висит узкий серп убывающего месяца - рожками вверх. Даже Луну тут колбасит - наглядевшись на все, что творится снизу, она уже не может чинно висеть прямо, как ей полагалось в строгой и размеренной Европе. На островах я видел Луну и вовсе повернутой не в ту сторону - месяц уже не лежал на спине, а снова приподнимался, но рожки его были повернуты влево, как у молодого - а он был стареющий и скоро пропал совсем, чтобы снова появиться и снова пропасть. Впрочем, месяц - это объект в сознании, сконструированный человеческим разумом, подсевшим на объекты - в действительности ведь ничто не появляется и не пропадает, лишь световые пятна движутся по поверхности так называемой Луны. Вещи _происходят_, вещи без названий, причин и категорий, а уж появлением или исчезновением считать то или иное событие - зависит лишь от того, на какую сторону Луны мы смотрим.

    Рано просыпаться я не люблю, в школе был отличником один год - когда учился во вторую смену, и по утрам голова не работает совсем - мысли, если и есть, то исключительно философские. Все в той же легкой прострации выхожу из поезда. Прибегают тайцы, кричат - сюда идите, в наш автобус - нет в наш, крики, свист, хочется спать. Покупаем билет (автобус+паром), грузимся в автобус под уверения, что через час будем уже на Самуи. Я практически сразу засыпаю, так и не успев ознакомиться с природой и прочими достопримечательностями южного континентального (точнее, конечно, все-таки полуостровного) Таиланда. Я был уверен, что такая возможность у меня будет, и не одна - но судьба в виде ленивого Л., времени и денег распорядилась иначе.

    Очередное расстройство в это сонное утро - нас выгоняют из автобуса. Мне почему-то казалось, что мы поедем на пароме прямо в нем - а потом и дальше по острову, и смысла вылезать нет. Но на паром грузимся самостоятельно, находим самые лучшие места впереди. Долго, долго загружается паром - автобусами и грузовиками. Первые привезли сюда туристов, вторые - везут землю и камни для строительства. Своих стройматериалов на острове нет, моста, разумеется, тоже - вот и везут понемногу и строят по чуть-чуть, маленькие домишки и кафешки. На соседний (правда, по другую сторону суши и в другом море) Пхукет построили мост - и все здания там многократно крупнее, жизнь бурная и вполне себе цивилизованная.

    Поплыли - светит солнышко, но не так жарко - кругом вода, ленивые волны бьют по нашему старенькому тихоходному парому. Солнышко зимой ближе к Земле и потому светит еще ярче, и я сижу на самом солнечном месте палубы и смотрю вдаль. Потом, отдирая от рук куски слезшей сгоревшей кожи, я конечно пожалел об этом купании в солнечном свете - но тогда было только приятно и интересно. Мы едем на курорт - на суперкурорт, море зеленое, прозрачное, теплая вода, песок, необитаемые островки...

    Рядом с нами стоит южноазиатского вида девушка, тоже приехавшая сюда отдыхать - выглядит необычно, азиатские туристы (кроме японцев) тут сравнительно редки. Девушка что-то громко поет - непосредственные все-таки они, дети природы. Так и приплыли - в солнечном свете, с брызгами и песнями.

    Никакой автобус после парома нас не ждал. Мы оказались в маленьком поселении на берегу - к счастью, там нашелся интернет, и мы смогли вспомнить места, где забронировали бунгало. Как туда добираться, если не на такси - оставалось непонятным. Брать напрокат байк с такими здоровыми сумками было бесполезно, и мы стали искать машину. Практически все машины, которые давали в аренду - были Suzuki Caribian, забавной пародией на джип. Нормально ездить на такой машине сложно, но для развлечения - в самый раз. На первом же углу мужик настойчиво рекомендовал нам Сузуки - мол, это его личная машина, лучше не придумаешь. Хотел 700 бат в день, в контракте написано, что всю полноту ответственности за все возможные события несем мы. Если еще вспомнить о том, что машина - праворульная, движение - левостороннее и хаотичное, правила довольно туманные и т.п. - брать на таких условиях не хочется, и мы идем в офис туристической информации. Они звонят в рентовалку Budget, и оттуда обещают приехать за нами и сдать нам в аренду другой Сузуки, за 800 бат в день, но с полной страховкой. Единственный минус этой страховки - франшиза в 5000 бат, то есть если мы виновны в аварии - первые 5000 бат (около $120) платим мы, все остальное - страховая компания. Условие неприятное, но очень разумное - иначе бы туристы на рентованных машинах играли бы в настоящий Кармагеддон (страховая все оплатит). Впрочем, говорят, на Hовый Год и играют - по несколько сотен погибших в день.

    Настал мой звездный час - я сажусь за руль. Почему-то абсолютно спокоен - а ведь предстоит мне нечто такое, чем будут гордиться мои потомки - водить праворульную пародию на джип по левосторонним дорогам с обильным и хаотичным движением. Поворачиваю направо через сплошную и вклиниваюсь в поток. Впечатления - как первый день за рулем, страшно, неудобно, но интересно. Передачи надо переключать левой рукой (суметь их включить - отдельная задача, устройство коробки не очень этому способствует), поворотник включать - правой. Если перепутать - правой рукой бьешся в дверь в поисках рычага КПП, левой - включаешь дворники вместо поворотников. Где-то после 50 км/ч автомобиль практически перестает держать дорогу - его мотает из стороны в сторону. Но остальным участникам дорожного движения, как водится, на наши трудности наплевать - они выезжают на нашу полосу, обгоняя по встречке, обгоняют нас - вплотную к боку, в пробках в узкую щель между левым бортом и припаркованными машинами пытаются проскочить мотобайкеры... Вскоре случается маленькое происшествие - не чувствуя габаритов и уклоняясь от летящего в лоб обгонщика по встречной, я левым зеркалом чуть-чуть задеваю зеркало припаркованной машины. К счастью - без последствий, зеркало на шарнире и легко складывается.

    Останавливаемся, ищем бунгало - через интернет они сдаются по 1200, на месте стоят 500. Простое бунгало без излишеств - кондиционера нет, горячей воды нет. Впрочем, крутится вентилятор, рядом море, а вода и без того достаточно теплая. Бросаем вещи и идем купаться. Море ну очень теплое, минимум градусов 25.

    Мы на острове, вокруг почти океан - вода сильно соленая. Купающихся на удивление мало, чистый песок, прозрачная вода. Плавать можно часами - вылезать не хочется, риска замерзнуть нет никакого. Можно просто перестать бултыхаться и лежать в полусне - вода держит, тепло, хорошо, на том берегу где-то далеко-далеко Камбоджа, но ее не видно - до горизонта огромное сияющее море, неторопливые волны, птички летают...

    Самуи - один из самых неизгаженных цивилизацией среди туристических островов. В 70-х туда приплыли на лодке хиппи, и стали жить-поживать среди первозданной природы. Время идет быстро - теперь на этом острове есть городки, есть электричество, построили даже международный аэропорт (правда, про него стоит рассказать отдельно), куча отелей, хайвеи и рестораны. Увы-увы - совсем скоро на Земле не останется места, куда можно приплыть на папирусной лодке, чтобы на берегу не встречало такси до отеля. Но у берегов Таиланда есть еще необитаемые острова - и у всех желающих все еще остается последний шанс успеть.

    Вдоль берега на Самуи тянется плотная полоса бунгало и отелей, переходящая у самого пляжа в рестораны. Ресторанов много, каждый вечер у них - happy hours, цены падают, но, в общем, особой разницы не заметно - как не выделяются явно более дорогие и более дешевые. Просто по-человечески поужинать можно бат за 200 с человека, плотно - 300, с риском лопнуть, не встав из-за столика - 400. Это для крупного человека с нормальным аппетитом - сами тайцы столько едят, наверное, за неделю. Европейская и местная кухня стоят примерно одинаково, но мы нашли фестиваль тайской кухни - куча блюд, любое по 50 бат.

    Вроде бы, королем тут интересуются больше, чем духовными поисками - а деньгами больше, чем королем. Но буддизм незримо присутствует в каждой мысли, в каждом поступке - и ресторанные меню он тоже не обошел стороной. Заказываю блюдо NONAME - так и написано. Нет названия, нет ингредиентов - есть только еда как-она-есть, вне системы человеческих описаний. Зато вкусно.

    В сумерках добираемся до едва ли не главной достопримечательности острова - двух камешков, олицетворяющих, скажем так, мужское и женское начала.

    Причем олицетворяющих очень наглядно и явственно. Утверждается, что никто специально не придавал им таких форм - все сделала вода. Верится с трудом, особенно глядя на огромный каменный фаллос, гордо торчащий из скалы - но полна чудес могучая природа, почему бы и скульптором ей не поработать...

    Наступление ночи встречаю, лежа на теплом "женском" камне. В каменную эээ... как это принято называть поэтично? Грот любви? Врата сладострастия? В общем, туда забегают волны, разбиваются и каждая девятая обдает меня брызгами живительной влаги. Сидящий рядом Л., злорадствующий по поводу моего намокания, говорит "кажется, я понимаю, почему здесь никто не любит работать". И, в общем, действительно - сложно про это рассказать, но здесь возникает такое чувство, что больше уже никуда не нужно идти и не нужно ничего делать - только лежать на теплой скале, смотреть на темное море, на черное небо, огни которого сливаются с огнями далекого портового городка... Хочется навсегда забыть свое имя, личную историю и род занятий - и больше никуда не возвращаться отсюда.

    Удивительно, но в эти минуты мы поменялись ролями - вечно суетливые фаранги молча и неподвижно сидели, созерцая гармонию мира - а местные жители неподалеку действовали не по-тайски проворно - ибо они ловили рыбу. Рыба в этом священном месте ловиться в тот день не хотела, и скоро тайцы ушли. Чуть позже в сгустившейся тьме сошли с древних камней и мы, направившись к машине.

    Западная торопливость брала свое - за два дня на острове нам нужно было еще столько всего успеть...

    Hочью едем на Rocky Beach Ritual Party - у этого феерического зрелища (и не только зрелища) есть свой сайт и свой фан-клуб - перепевать уже рассказанное там я не хочу, а в двух словах об этом не расскажешь. Тем более, что чуть ли не все приехавшие сами знают, что это такое - маршрутка до этого скалистого пляжа едет 10 минут, стоит 200 бат с человека (безумно дорого по местным меркам) - и маршрутки едут набитые.

    На следующий день отдых становится более активным - впрочем, мы все больше походим на обычных туристов, приехавших поваляться, покушать и погонять на скутере. Последнее стоит дорого (впрочем, оно почему-то везде дорого) - 700 бат за 30 минут. Ревет мотор, летят брызги - я научился летать по гребням волн, не опускаясь до основной поверхности моря. Главное - аккуратно играть газом и не крутить руль слишком резко. Вот один такой скутер с бравыми фарангами перевернулся. Плыву туда, чтобы поглазеть на чужую беду - как забавно они бултыхаются, пытаясь перевернуть его обратно - не так-то просто это сделать.

    Но Л. успел раньше - и тут происходит совершенно невероятная вещь. Вместо того, чтобы посмеяться и ехать дальше, как сделал бы на его месте любой нормальный человек, он хочет им помочь! И вот он уже в воде, помогает перевернуть и залезает обратно. Увы, медаль за спасение на водах ему не светит - фаранги, быстро поблагодарив, уезжают докатывать драгоценные минуты, и мы тоже разъезжаемся. Вскоре Л. тоже покинул корабль и вылетел в открытое море, но его суденышко не перевернулось, и помощь не потребовалась. Удивительно, но за все время я ни разу не навернулся, хотя постоянно был к этому близок, а однажды уже думал, что питие соленой воды неотвратимо. Сейчас даже жалею - все равно был мокрый с ног до головы, а одним приключением меньше. Вообще, жизнь становилась какой-то не то, чтобы пресной - буржуазной какой-то. Интересные, но почти безопасные развлечения, все неожиданности заранее спланированы, все места для маневров огорожены буйками... Кто мог знать, что приключений в этой поездке будет более, чем достаточно - а это последнее затишье перед бурей, и даже затишье заканчивается - слышны первые дуновения пока еще легкого ветерка.

    Сумуи - совсем маленький островок, километров 20 в диаметре, но здесь есть и свои джунгли с дикими зверями, и свои горы, и водопады. Зверей и горы мы будем смотреть на севере, и потому выбираем самый большой и красивый водопад.

    Дорога к водопаду - вполне приличная грунтовка, но идет она круто в гору, и местами почему-то сильно наклоняется то влево, то вправо. Пару раз мне приходилось останавливаться, сдавать назад и заезжать иначе - джип Сузуки, будучи очень маленьким, высоким и легким, обладает несравненной проходимостью - но при этом его проще простого перевернуть. За полкилометра до водопада дорога официально заканчивается большой слонопарковкой. Слоны паркуются справа, машины и мотоциклы - слева. Останавливаемся на крутой горке перед въездом на парковку, Л. выходит, чтобы узнать, можно ли проехать дальше. И в этот момент машина, которую я держу тормозом, начинает катиться назад.

    Если вы знаете жизнь не по голливудским фильмам, то наверняка замечали, что все по-настоящему страшные и опасные вещи выглядят неброско, даже малозаметно для посторонних. Взрывы, погони, перестрелки - это все атрибутика развлекательных шоу, а обычно все происходит тихо, буднично, даже привычно. Я катился в пропасть, до которой оставалась пара метров, тормоза не держали (до сих пор не понимаю, почему - видимо, перегрев). Я не успел по-настоящему испугаться, не успел ни о чем подумать. Вся жизнь человека - это такое вот путешествие вдоль края обрыва, поэтому я с удивительным спокойствием и даже интересом наблюдаю процесс, как будто со стороны. Голова - наблюдает, а руки делают. Руки дернули ручник - не помогло.

    Воткнули передачу - не помогло, машина продолжает ползти назад.

    Никто бы и не увидел, как машинка тихо летит с обрыва - все смотрели в другую сторону, а я все катился и катился, вот уже под задними колесами шуршит трава, растущая на самом краю. Пользуясь случаем, хочу передать благодарность фирме Сузуки (надеюсь, ее представители меня слышат). Все-таки заводится эта машинка очень быстро, за что ей спасибо - уж если не оборвалась ее судьба в тот жаркий ноябрьский день, то пусть и во всех следующих катаклизмах выживет и спасет своих неумелых водителей-фарангов.

    Машинально завожу машину, включаю полный привод - о чудо, резкий рывок вперед, я поспешно отъезжаю подальше от края, и паркуюсь на слонопарковке. Нам предлагают дальше ехать на слоне - кому как, а с меня на ближайшие полчаса хватит, хочется пройтись пешком по твердой земле. На земле без перемен - все те же пальмы, гнилые кокосы под ногами, жара. Идем купаться в водоем.

    У самого водопада нас встречает табличка о том, что там делать нельзя.

    Не помню, можно ли в нем купаться - точно нельзя залезать и еще много чего другого. Тайское нельзя - это не то, чтобы совсем нельзя, это что-то типа "ну нафиг вам это надо? куча других ведь развлечений есть вокруг, ничуть не хуже. Не делали бы вы этого, а?".

    В общем, в водопаде мы, конечно, купались. Теплая вода со страшной силой бьет и отталкивает тебя, надо очень точно продумать точки опоры, чтобы удержаться на месте. В Таиланде много мест, где можно проторчать часами - ради одних только неповторимых ощущений. Но через полчаса приходят (с проводником, конечно - должно быть, тяжело одним в таком диком месте) какие-то люди, похожие на прибалтов. Они тоже плюхаются в воду - в такой тесноте уже не так интересно, пора вылезать. Кстати, ни один из них в сам водопад залезть не смог - видимо, не додумались, как упираться.

    Лезем на скалу и сушимся. "Какой сегодня день недели?" - спрашиваю я у Л. "Слава Богу!" - отвечает он и смеется. "Не знаю. Так давно мечтал, что не буду знать, какой сейчас день недели".

    Когда мы возвращаемся, опять начинает темнеть. Вроде бы уже пора привыкнуть, но все никак - не укладывается в голове, что жаркий и летний (по нашим меркам) день может закончиться так неожиданно и так рано.

    Слоны неторопливо покидают парковку - их рабочий день закончен, пора домой. Остаются обезьяны и медведь. Около одной из обезьян - гора бутылок кока-колы. Она умеет их открывать, выпивать, и, демонстративно пнув ногой, отбрасывать в общую кучу. Выглядит это очень забавно - в наших зоопарках обезьяны какие-то измученные и вялые, а тут, в природной среде, им раздолье - качаются на ветках, пьют кока-колу, словом - вылитые туристы. Не знаю, в почете ли тут дарвиновская теория, но то, что параллели тайцы проводят, когда поят обезьян колой - особых сомнений не вызывает. Hо, в принципе, шутка безобидная, а обезьяны и вовсе смешные.

    Дальше привязан местный медвежонок - я хочу его потрогать, но меня предостерегают. Даже когда они маленькие - это очень сильные звери, один такой медведик разрывает лапами дерево пополам. Чуть ли не самое сильное животное на свете. А по виду не скажешь - похож на добродушную собаку, особенно мордой и глазами.

    И все-таки дальнейшую поездку надо планировать, хоть и очень не хочется думать о каком-то воображаемом будущем. Я хочу дальше на юг - в Малайзию и Сингапур, поездами. Л. - самолетом на соседний Пхукет, продолжать отмокать в море и расслабляться. Надо бы зайти в какую-нибудь будку по продаже билетов.

    Заходим. С Пхукетом никаких проблем - самолет летает дважды в день, билет стоит чуть больше 2000, лететь 50 минут (а ехать - семь часов). С поездкой на экватор все хуже. Такого, как я хотел - чтобы сел на поезд, за ночь доехать до Куала-Лумпура, за вторую ночь - до Сингапура, чтобы экономить и деньги, и время - такого, увы, нет. Нет даже прямого поезда - есть только стыковки, причем все дневные. И поезд, разумеется, идет медленно - на дорогу потратишь целый день.

    Есть автобусы, с ними чуть лучше - ходят быстрее, цены приемлемые, но времена отправления - тоже придуманы максимально неудобно. И, говорят, эти автобусы - это обычные машрутки, тесновато там, мягко говоря. Самолет в Сингапур стоит $200, оттуда в Малайзию - еще $150, оттуда в Чанг Май - еще больше 200. Дорого.

    Жаба давит. Теперь мне кажется, это было бы самым лучшим вариантом - бросать вещи в камере хранения, гулять весь день по городу до ночи, а ранним утром - перелет. Hо жара, природная лень и жадность сделали свое дело - я согласился на Пхукет. Чуть-чуть жалею до сих пор - конечно, Пхукет классный курорт, а в Малайзии - ислам и национализм, но уж очень я люблю просто разные страны - независимо от того, насколько комфортно там жить.

    Жаль только, что не построили в этих странах нормальной скоростной железной дороги, и вообще с транспортом как-то все не так.

    Покупаем билет на Пхукет - и следующей главой будет рассказ о скучной поездке на очередной курорт, вместо захватывающих приключений в совсем далеких и непонятных странах. Тем больше поводов когда-нибудь вернуться и все-таки довершить начатое. Особенно если времени будет побольше - вечная несбыточная мечта.

    Вечером мы находим ресторан настоящей тайской кухни. Мне он кажется подозрительным, но Л., отбросив сомнения, смело заходит туда. Я иду следом.

    Он, кстати, за свою неосмотрительность был наказан сильнее моего - но рассказ об этом выходит, увы, за рамки данного повествования в силу неприличности. Еда неплохая, но вкус у нее довольно странный. А реакция на организм - и вовсе неописуемая. Вкупе с переменой времени, резкой сменой температуры и влажности, режима питания и много чего еще - загадочные травы, что добавлены ко всем блюдам, вызывают что-то типа перезагрузки с последующим тестом всех систем. На секунду темнеет в глазах, а потом поочередно - по секунде примерно - хочется есть (несмотря на набитый желудок), потом пить. Потом спать, курить (я никогда всерьез не курил), трахаться, бежать, стоять, сидеть, спать, чесаться, трястись, моргать, плеваться, икать - очень, очень многого может хотеть организм, оказывается. Тест всех систем заканчивается, но облака легкого дурмана в голове не рассеиваются. Вскоре и Л. приходит в себя (как оказалось - временно, следующий удар его накрыл минут через 15, и был куда ощутимее), я тоже уже могу перемещаться - и мы идем в самое знаменитое местное заведение, классифицировать его сложно - нечто среднее между баром и дискотекой.

    Вообще, скажем прямо - чем больше людей, тем труднее мне их любить. Пока народу мало - еще куда ни шло, а когда собирается большая толпа, и всем одинаково весело или там грустно - я настроиться на эту общую волну никак не могу, да и не хочу особо. "Рядом мелькает, словно в бреду / Горе, сменяя счастье. / Я наблюдатель, я мимо иду / Не принимая участья" - такой стих написала одна моя знакомая в далеком детстве. Может быть, это не поэтический шедевр, но степень моей эмоциональной вовлеченности в общественную жизнь передает достаточно точно.

    Играет полуживая музыка, мерцает стробоскоп. Вместо того, чтобы влиться в общее настроение - мои мысли вдруг уходят далеко-далеко. Для местных, видимо, эта трава в таких дозах - обычная еда, а для нас это слабый наркотик. У меня начинается думка - видя движения тел во вспышках стробоскопа, я понимаю, что время дискретно. И тут меня озаряет! Все странности современной физики, в частности, знаменитый принцип неопределенности - происходят из-за того, что наш мир - это математическая модель, которую на каком-то суперкомпьютере обсчитывают в целых числах. И все эти неопределенности - просто погрешности округления, связанные с необходимостью отбрасывать младшие разряды при, например, умножении. Даже точность вычислений известна - собственно, известна как постоянная Планка. Из целочисленных вычислений как раз и вытекает дискретность пространства- времени, квантованность материи и все прочие свойства материального мира. И у всех уравнений должна существовать такая форма, когда они будут иметь только целочисленные решения. Мне уже видятся эти формулы - нет только красной ручки, чтобы их записать.

    На следующее утро я проснулся с совершенно свежей головой, только плохо помню, как я попал домой. К сожалению, величайший научный прорыв современности - физика целых чисел - выветрился почти полностью, оставив лишь смутные воспоминания на уровне общих идей. Надеюсь, что кому-то повезет больше - теперь, когда направление для исследований точно известно, осталось вновь найти тот ресторанчик, покушать травки и формулы все-таки записать. Мне до сих пор кажется, что в этом что-то есть.

    Снова море - смыть остатки ночных псевдонаучных кошмаров. Самолет в два, а нам надо еще успеть вернуть машину и еще что-нибудь посмотреть. К монаху, высохшему и мумифицировавшемуся на свежем воздухе без посторонней помощи, мы уже не успеваем - а жаль. Остается только огромная статуя Будды в океане - едем к ней.

    Статуя Будды действительно огромна - но мы ж не жители тихих европейских средневековых городков с миниатюрными домиками и тихой размеренной жизнью. Нас масштабами не удивишь. Зато рядом есть прекрасные аттракционы. Всего за десятку можно постичь смысл жизни - при помощи допотопного автомата. Монах-кассир берет деньги, нажимает кнопку - и в горшочек сыпется рис. Надо взять этот рис и рассыпать его по другим горшочкам, которые едут в недрах машины. Завершив свой жизненный цикл, горшочки переворачиваются, и рис из них снова высыпается в общий котел. А если нажать кнопочку - этот рис можно снова разложить по горшочкам, снова и снова. Вот так и вся наша жизнь - и рис, и горшки остаются без изменений, но их сочетания все время меняются. В кого-то это вселяет определенную надежду, в кого-то, напротив - глубокую тоску. К счастью, большинство туристов смысла этой игры не понимает - ну любят на востоке рис, вот и пересыпают его.

    Другое развлечение задумано куда более безобидным, на философские мысли не толкает, и вообще совершенно небуддийское какое-то. Надо сделать пожертвование (от 20 бат и до сколько хочешь), взять маркер и написать на каменной плите свое имя. Особого смысла увековечивать имена не видно, и на одной из плит появляется надпись "ФАРАНГИ - ВОH ОТСЮДА", призванная укрепить братство двух народов - желтолицего коренного населения-гегемона, и пестроцветной нации туристов всех мастей. Жаль только, что лишь немногие сердца тронет этот пламенный призыв - мало кто здесь пока умеет читать по-русски.

    МЕЖДУНАРОДHЫЙ аэропорт острова Самуи издалека заметить сложно. Аэропорт, кстати, частный - что само по себе редкость. Истории его создания я не знаю, но восстановить ее, глядя вокруг, несложно. Было футбольное поле, засеянное отборной травой первыми поселенцами-хиппи. А рядом с ним - маленький рынок под открытым небом, только небольшие навесы над торговыми рядами. Hаверное, чтобы фенечки на траву с поля менять, ну или там пацифик новый к празднику прикупить. Но вот показался над тропическим островом звериный оскал туристической индустрии, и закончилась мирная жизнь добрых хиппов. Траву вытоптали, посреди поля налили асфальта - это, типа, взлетная полоса будет.

    Из рынка сделали здание аэропорта - левый ряд прилавков это местные авиалинии будут, правый - международные. Строить, конечно, ничего не стали - зачем, навес спасает от дождя, холода тут не бывает, а к жаре пора бы уже и привыкнуть.

    Поэтому закрытых помещений в аэропорту нет. Но зато есть настоящий рентгеновский аппарат - все как у больших, светят вещи. Вообще, жизнь бурлит - работают тут аж человек 20, и каждому дело нашлось. И паспорта проверить, и аэропортовский сбор собрать - все умеют, и к каждому делу по двое-трое приставлено, чтобы не перетрудиться кому и рабочие места опять-таки занять.

    Тесно, правда, за этими маленькими прилавками - но что поделать. Самолет - подстать аэропорту. Он, кажется, тут один. Называется Siem Reap - похоже, что камбоджийский. Винтовой. Конструкции несколько эээ... не вполне современной, он, тем не менее, пока летает. Пассажиров-камикадзе набралось под сотню - и как они только в эту крохотную машину все забьются.

    То бишь это не они - весь ужас ситуации в том, что это мы. Но хочется на все это смотреть со стороны - вот они делают последние шаги по трапу... Последний взгляд в голубое небо... Садятся в кресло - нет, все-таки мы садимся. Самолетик проезжает чуть-чуть, и вдруг, страшно накренившись назад, взмывает вверх.

    Впрочем, мы уже и всю полосу проехали к этому моменту - короткая она совсем, приходится прилагать усилия, чтобы успеть взлететь. А тяжелый реактивный самолет тут бы просто разогнаться не успел - успокаиваю себя я и разглядываю стюардесс. Что-то с ними не так - не похожи на местных они, хотя и разрез глаз, и скулы... Страшная догадка озаряет меня, и я поглубже вдавливаюсь в кресло, как будто в этом есть какой-то смысл. У них лица намного светлее, чем обычно бывают у таек, потому что они - мертвенно-бледные. Прижались к дверям и не шевелятся, а самолет со скрипом продолжает набирать высоту, натужно вращая винтами.

    Глава 4 - Пхукет

    Самолетик, натужно вращая винтами, летит над красивым морем, горами и джунглями - примерно вдвое медленнее и вдвое ниже, чем летают привычные нам реактивные машины. Несмотря на наследственную боязнь высоты, обычно в самолетах мне не страшно. При взлете я понимаю, что с каждым набранным метром высоты мы все дальше от аэродрома с его большим трафиком, все больше времени до земли, и если вдруг возникнут какие-то проблемы - уже можно успеть переключиться на резервную систему. После набора высоты и вовсе не страшно - во-первых, за эту, самую долгую часть полета, происходит всего около 3% всех происшествий - а во-вторых, разноцветные квадратики земли снизу уже не воспринимаются как нечто такое, что может вдруг страшно вырасти в размерах и стать последним рисовым полем, лесом или дорогой в этой жизни. Слишком высоко, мы на орбите и летим себе спокойно. Посадка тоже не страшна - с каждой минутой все ближе земля, все меньше высота, уже и в случае отказа двигателей можно по инерции дотянуть. В винтовом самолете все иначе - летит он низко, пейзаж внизу хорошо различим, резервных систем мало...

    Стюардессы, наконец, отлепляются от дверей, их бледность постепенно проходит - неужели даже им так страшно при взлете нашего современного лайнера, соответствующего высоким Камбоджийским нормам безопасности?..

    Смотреть в окно - только расстраиваться, и я беру рекламный буклет и пристально его изучаю - карту острова, отели, достопримечательности... Не запомнил из прочитанного ни слова, но перелет проходит намного быстрее. Достаем GPS, смотрим, как падают высота и скорость - легкий самолетик заходит на посадку заметно быстрее тяжелых Боингов.

    Аэропорт Пхукета - уже настоящий, крытый, с лентой для забора багажа, киосками, всяческими сервисами, банкоматами. Маршрутка почти в любую точку острова стоит 120 бат. Покупаем билет и садимся.

    Нам надо на Патонг - самое оживленное место на всем побережье. Если Вы любите уединение вдали от шумных городов, Патонг - это не Ваш выбор. В противном случае - наоборот, только на Патонге есть все - разве что народу многовато, бывают пробки, и, возможно, чуть подороже.

    Разводилу после нескольких дней пребывания в Таиланде можно если не точно распознать, то заподозрить уже по одному взгляду. Чем упитаннее сам человек, чем шире у него лицо - тем больше шансов, что он окажется хитрым и алчным.

    Логическую базу подводить не берусь, но личная статистика такова. Водитель нашей маршрутки - упитанный широколицый мужчина средних лет - не внушал доверия сразу. Где-то в середине поездки он остановил машину и стал докапываться до всех пассажиров - куда им конкретно надо, в какой отель.

    Большинство бодро показывало ему какие-то бумажки с отмазками, а нам и еще двоим пассажирам показать было нечего. Поэтому мы остановились у офиса очередного турагентства, нас попросили выйти, и они стали рассказывать нам о том, какие шикарные отели есть у них. Вообще-то он стоит 1500, но специально для вас мы сделаем скидку - будет 1200. Мы пьем прохладную воду, которую всегда предлагают в таких местах - путеводитель рекомендует ее не пить, может быть зараза. И лениво качаем головами - полуденный зной быстро приведет к тому, что тайцы выдохнутся и мы поедем дальше. Опыт показывает, что это куда лучше, чем активное сопротивление. Они делают звонок по выключенному мобильнику, долго беседуют - можно ли дать еще большую скидку? И говорят: "OK, специально для вас - особая цена, 1000. Это сверхдешево - сейчас высокий сезон, таких цен больше нет". Мы вежливо прощаемся и неторопливо возвращаемся в маршрутку.

    900! - кричат нам в след. 800! - мы машем на прощание руками, сотрудницы турагентства сникают, и мы едем дальше.

    А вот другие пассажиры оказались не столь стойкими - их удалось развести, и сейчас мы увидим, куда же их привезут за спеццену в 1200. Так и есть - старый, обшарпанный отель, очень далеко (больше километра) от моря, рядом - только дорога и больше ничего. Лица попутчиков вытягиваются, но делать нечего - радушный водитель передает их вещи не менее радушному швейцару отеля, оба широко улыбаются - срубили бабок-то на добрых глупых фарангах.

    Наш добрый водитель снова подсаживается к нам, рассказывает про спецпредложения - но мы неумолимы. С досадой он вновь садится за руль, развозит пассажиров - и, когда остаемся только мы, снова начинает занудные разводильские разговоры. Мы хотим просто на Патонг, в любую его точку - и все тут. Он все-таки привозит нас к "своему" отелю, пытается подталкивать к стойке, где прямо на улице регистрируют приезжих - повторяет check-in, check-in here. Цены - больше 1000, и его заклинания не помогают. Слегка трясясь от жадности, он сыплет аргументами - "сейчас высокий сезон, я пять лет работаю, это дешевле всего" - мы отказываемся и просим его высадить нас просто в середине Патонга. Он, в свою очередь - тоже отказывается, показывает на наши сумки, говорит что-то типа "выматывайтесь". Нет комиссионных для бедного тайского водилы - и нет больше гостеприимства, нет улыбок.

    Это первый случай, когда неприятные впечатления от общения с тайцами перешли некий предел, до которого можно через минуту обо всем забыть. На фоне обычного московского хамства такие случаи не кажутся чем-то необычным, но в Таиланде все-таки вежливость и уважение друг к другу - норма, соблюдаемая повсеместно, и отклонения от нее режут глаз, ухо и надолго врезаются в память. Мы записали его номер, чтобы в минуту грусти поднять себе настроение, настучав на него властям - говорят, действует быстро и эффективно, лишение лицензии - минимум, что можно получить в такой ситуации. Номер где-то потерялся, ну и хрен с ним. Пусть власти сами думают, как вылавливать и изничтожать таких хапуг. Ибо они - пожалуй, главная проблема, способная оттолкнуть от Таиланда туристов. А без туристов Таиланду хана, как России без нефти или там США без внешних врагов - не прожить.

    Делать нечего - надо брать байк, кому-то ехать на нем искать отель, кому-то оставаться. Байк мы не умеем водить оба, но Л. читал путеводитель и имеет хотя бы смутное представление о местных отелях. Итак - жертвой быть ему.

    К счастью, ближайшая рентовалка байков совсем рядом - на автобусной остановке. Хозяин пункта проката - узколицый таец с живыми и умными глазами. Доброжелателен, и, узнав, что у нас нет отеля - не предлагает нам своих сверхдешевых вариантов, а честно сдает байк - отличную новенькую Хонду, 125 кубиков. И даже дает короткий урок вождения, после которого Л., покачиваясь, вклинивается в бурный поток и уезжает. Я оставляю сумки в пункте проката и иду гулять пешком.

    Главная улица Патонга похожа на центр европейского города. Магазины, рестораны жмутся друг к другу, вместо маленьких лавок с сушеными тараканами - супермаркеты, вместо бунгало на берегу - отели. И все дороже, чем на Самуи.

    Л. возвращается быстро. В первом же месте, совсем неподалеку отсюда, сдают приличные комнаты по 600 с кондиционером, и по 350 - без. Комнаты, кстати, отличные - даже есть балкон, где можно разлечься в шезлонге и читать газету.

    Как-то во время дождя я так и поступил - говорят, был похож на типичного отдыхающего американца. Нормальная горячая вода льется сразу, кондиционер способен комнату заморозить чуть ли не до ледяных узоров на стеклах, и все остальное - тоже на уровне. В чем наколка - непонятно. Мораль - все та же самая. Никогда не разговаривайте с незнакомцами, особенно когда они хотят помочь вам потратить деньги. Боюсь, что с помощью нашего доброго водилы-разводилы за 1200 мы бы жили заметно хуже.

    Вечерний Патонг бурлит - резкий контраст с тихим Самуи. Идем по главной улице - вот есть Макдональдс, стыдно конечно, но после волшебной самуйской травки и всех ее последствий хочется совсем простой и стандартной еды. Цены московские - в принципе, настоящий ресторан тут не дороже, но и у макдональдса несовместимых с тайской пищей посетителей хватает.

    Неподалеку - ресторан морской кухни с меню на русском языке. Вообще, чем дороже и понтовее место - тем больше там русских заведений. Hа Самуи я не видел ни одного - хипповский остров браткам не приглянулся.

    Hа Самуи мы собирались поехать кормить рыб ("кормить собой рыб", как я говорил, не догадываясь, как близка к правде эта шутка) - но так и не успели.

    Здесь же однодневный тур по островам Пи-Пи, с кормежкой, привозом-отвозом, и всем прочим - стоит аж 2500 бат с человека. Но специально для нас есть, как всегда, особая цена - 1800. Предлагаем 1000, потом 1100 - они опускаются до 1300. Мы демонстративно уходим, они не бегут нас догонять и соглашаться, лишь печально говорят вслед - 1100 не можем. Погуляв еще полчасика и увидев, что все прочие туристические лавки вообще закрыты, возвращаемся и соглашаемся на 1200. Не так приятны эти разноцветные фантики, которые трудно привыкнуть считать деньгами - как осознание того, что мы сумели их перегнуть и купили хоть что-то за правильную цену.

    Теперь моя очередь кататься на байке. Учусь достаточно быстро - сел и поехал. И понравилось. В детстве мама предложила мне такую сделку, понимая, что машины и скорость мне безумно нравятся, и стороной все равно не пройдут.

    Я не езжу на мотоцикле, а мне к 18-летию дарят машину. Не знаю, надеялись ли они выполнить это обещание, или с самого начала оно было обманом, призванным сохранить мне жизнь - но свою часть я выполнил честно. Мотороллер, правда, водил - но он большой, медленный и неуклюжий.

    Никогда не поздно иметь счастливое детство. Я выехал на хайвей и мчался по нему, вокруг была южная, очень южная ночь, светили звезды, пели невидимые существа под каждым кустом - саламандры, ужи и мокрицы. Иногда останавливался, чтобы погреться - на скорости от ветра становилось непривычно холодно. Постояв и полюбовавшись вдали от людей, я вновь садился и гнал - и так несколько часов. Hедокатанное в детстве удовольствие лезло аж из ушей, не закрытых шлемом - несмотря на штраф и реальную опасность, у меня и мысли не было его надеть и испортить себе весь кайф настоящей жизни без страховки.

    Я даже стал байкерские песни вспоминать - но смог только одну: Твой дом! Стал для тебя тюрьмой! (еще мой дом - Владимирский централ, но это уже совсем другая песня - и обе какие-то не слишком оптимистичные).

    Hакатавшись до судорог в руках и ногах, я пошел купаться в ночной океан. В ту ночь, как по заказу, был средней силы шторм. Найдя безлюдное, как мне поначалу показалось, место, я загнал байк на скалу, повесил на него одежду и полез. Купаться ночью, в шторм, здесь тоже наверняка запрещено - но всерьез помешать кому-то сделать что-то, что он хочет, тут боятся - и пока я, отбросив свои цивилизованные привычки и разумную осторожность, рисковал с каждой налетевшей волной разбить дурную голову о скалы (уфф, вот это настоящая дикая жизнь - ревет океан, клокочут волны, пытаясь загнать тело жирное в утесы и там раздолбать его в пыль и брызги - но человек сильнее, человек сражается с природой, все больше сливаясь с ней) - в общем, пока я так развлекался, в ночной темноте вокруг деревьев появился десяток полицейских.

    Они ничего не говорили и близко не подходили - просто смотрели на меня и ждали, пока я вылезу, чтобы отвезти в тюрьму за нарушение запрета.

    Пройдя техосмотр, я отказался сразу получить талон, а пошел в кабинет начальника этого пункта техосмотра и заявил там о том, что хочу талон на разумный срок. Человек, сидевший в кресле - усталый и бледный после рабочего дня, сказал мне, что он точно ничем мне не сможет помочь - такие вопросы вне его компетенции, он заместитель этого самого начальника, а начальник будет завтра. Приехав на следующий день с утра, я увидел начальника - бодрого и жизнерадостного, активно перебиравшего какие-то бумаги на столе. Я быстро объяснил ему, что вчера разговаривал с его заместителем, обо всем договорились, и ему осталось только подписать бумагу - заместитель-то сам не может такие документы подписывать, полномочий нет, а так он всегда "за". "Hачальник" поднял на меня глаза, улыбнулся и четко и раздельно произнес: "А ЭТО Я И БЫЛ". На это я ответа не нашел и получил-таки свой техосмотр до января.

    Мораль, в общем, такова - я плохо различаю лица людей. Совсем сложно мне понять, один и тот же человек со мной общается вчера и сегодня, или два разных. Такая особенность иногда привносит в жизнь много интересных и увлекательных элементов, но порою и доставляет определенные проблемы. В частности - я до сих пор не знаю, тот ли это таец был, что и вчера, или другой. Внешне - очень похож, но по поведению - как подменили человека.

    Отказавшись от его услуг на первой парковке, на второй, на третьей - везде предлагалась одинаковая рухлядь по завышенным ценам - я вежливо извинился и сказал, что, наверное, не так его понял, и лучше поищу сам.

    В ответ тот начал очень навязчиво объяснять, что затратил на меня кучу времени, сжег бензин (бензина на эти поездки ушел, наверное, стакан), и требовать 50 бат за услуги. Я в свою очередь объяснял, что ничего от него не получил, и за не оказанную услугу платить не хочу. Потом подошли его знакомые и тоже стали хором уверять, что он так старался и перенапрягся и израсходовался весь, а я не хочу дать ему жалкий полтинник. В итоге я плюнул, сунул ему двадцатку и зашагал прочь - он взял ее с такой укоризной во взоре, как будто это я у него вымогал деньги, а не наоборот.

    Это был второй случай откровенно некорректного (на мой взгляд) поступка со стороны тайцев - и оба, что интересно, произошли почти в одном и том же месте - на южном краю Патонга. Наверное, самые жадные разводилы устроили здесь закрытый клуб и постоянно совершенствуют свое мерзкое искусство.

    В процессе обхода прочих рентовалок выяснилась удивительная вещь.

    Оказывается, хорошие люди работают здесь днем, плохие - ночью. Вывески типа "аренда мотоциклов" остаются, но под ними сидят уже не законные владельцы бизнеса, а разводилы-агенты, привозящие к настоящим рентовальщикам за приличные комиссионные. А настоящие сидят где-то в глуши, на маленьких неприметных улочках. Но теперь я научился их находить.

    Наконец, нахожу более-менее приличный байк, оставляю в залог паспорт - мидовский паспорт вызывает неподдельный интерес и удивление - "О, Россия" - причем именно Россия, не Раша - говорят тайцы. И, сдерживая гордость от своих познаний, говорят: "у вас там холодно сейчас - минус пятьдесят! И воюют у вас все время, но зато все - очень богатые". Еще и до этого я слышал схожее высказывание "Russia, America - big money!". Видимо, не торгуются американцы - не привыкли, да и денег дофига. И не торгуются русские туристы - не знают английского, да и денег у тех, у кого есть возможность приехать - почти у всех дофига. Я вот только маргинал. Приехать - приехал, а 50 бат жалко отдать разводиле.

    Байк, кстати, оказался хуже нашей основной Хонды - но потрудился в тот вечер он за десятерых. Я решил объехать весь остров (а он не такой уж маленький), дабы посмотреть, что еще есть в мире, кроме Патонга - и заодно покататься, выпустив на волю новорожденную страсть к мотогонкам.

    Остров я таки объехал - заняло это около четырех часов. Особой мотогонки не получилось - где-то на 100 км/ч я начинал задыхаться от встречного ветра, а в глаза со страшной силой били малярийные комары и прочая нечисть. Уже потом умные люди сказали мне, что у шлема есть стекло, защищающее от всего этого - тогда мне и в голову не приходило надеть шлем.

    Во время поездки я убедился, что место для жизни мы выбрали правильно (в смысле не для жизни вообще, в этом как раз были сильные сомнения, не покинувшие меня и по сей день - а для жизни на Пхукете). За пределами Патонга - лишь и гладь, море и пальмы, песок и деревянные домики, никакой кипучей деятельности, а ночью и вовсе все засыпает, как в деревне.

    Где-то в середине своего турне я почувствовал себя не очень хорошо.

    Оказывается, если сгореть на солнце - повышается температура, бьет озноб, и надо есть мясо, лежать под одеялом в темноте и много спать - кожа в это время регенерирует. Вместо всего этого я мчался все дальше и дальше по трассе, удивляясь тому, что впервые мне тут на улице холодно - и иногда останавливался, чтобы погреться и осмотреться.

    Много чего интересного видел я в той поездке - горы и водопады, мост над океаном в ночи и парк динозавров - но этот рассказ и так разбухает выше всяких мыслимых пределов, и потому расскажу только о двух событиях, оставивших о себе неизгладимую память.

    Уже возвращаясь на Патонг, увидел я совершенно необычное и непонятное зрелище. На темном-темном острове, около темного-темного пляжа с темным-темным морем, стояли - на расстоянии метров 20-30 друг от друга - много-много шикарных девушек и махали мне сумочками. Девушки были по-настоящему красивы - или, во всяком случае, казались такими во мраке. Обычно тайки, увы, оказывались не в моем вкусе. Места совершенно безлюдные, вокруг - ни машин, ни байков - никто и никогда не ездит, только я случайно прикатил в этот дикий уголок - ждали, стало быть, именно меня. Просто прошел слух, что я приехал - и вышли самые прекрасные девушки острова, чтобы подарить мне свою красоту. Высокая, видимо, была у меня в тот вечер температура. Возрадовавшись, что был вознагражден судьбой за долгие годы лишений, я притормозил и стал приглядываться к милым девушкам, в которых вскоре без труда узнал ... ну, разумеется, трансвеститов - прибавил газу, и скоро кошмар остался позади. Но как они стояли, как они махали - это надо было видеть, сколько воплощенной и совсем не пошлой женственности было в каждом взмахе... И до сих пор не могу понять - кого они там ждали, если не меня.

    И совсем уже на подъезде к родным местам, когда силы были на исходе - поехал я в Гору. Примерно половина всей моей дороги пролегала через более-менее гористую местность, и к крутым спускам, подъемам и поворотам горного серпантина я привык - и получал немало удовольствия от езды в почти горизонтальном положении при входе в крутой поворот - благо было сухо и о возможности больно навернуться думать не хотелось. Но эта Гора была особенная - не знаю, сколько градусов, такие впечатления всегда обманчивы - скажем так, это был самый крутой из всех заасфальтированных склонов, когда-либо виденных мною в жизни. Разумеется, упустить возможность забраться на такую горку я не мог - и я поехал. Быстро понял, что ни на третьей, ни на второй передаче я туда заехать не могу. Но при попытке переключиться на первую - остановился и заглох.

    Про то, что у мотоцикла есть ручной тормоз - я узнал позже. А тогда я стоял в тихом и безлюдном месте, на середине склона высокой горы - снизу виднелись огоньки прибрежных поселков, сверху - сплошная чернота. Я держал мотоцикл на себе - подножка, на которую он ставится при парковке, на этом склоне его совершенно не держала. Развернуться, затолкав байк в горку не хватало сил - он был все-таки довольно тяжелый, а я больной - на всю голову.

    Так и стоял минут двадцать, понимая, что навечно меня не хватит, и когда-нибудь я выроню байк и он со страшной скоростью полетит вниз, и в лучшем случае превратится в груду искореженного металла, в худшем - поможет превратиться в такую груду еще чему-то там, внизу. И остается только надеяться, что эти груды будут без мяса и костей. А в это время надо мной сверкали молнии и шумел ветер - с далекого океана приближалась гроза, способная придать дополнительное очарование этому моему приключению на склоне холма. Несколько неловких движений только ухудшили ситуацию - теперь я стоял так, что не смог бы ни завести мотоцикл, ни сдвинуть его вперед, да и сам был очень стеснен в движениях.

    Через двадцать минут мимо проезжали тайцы. Дурацкая гордость не позволила мне просить о помощи - я стоял с невозмутимым видом, якобы любуясь окрестностями - и ничто, кроме бледного лица, трясущихся от напряжения рук и несколько необычной позы не выдавало того, что у меня есть проблемы. Тем не менее, тайцы оказались догадливыми, и помогли мне - подержали байк ручным тормозом (правда, одного тормоза не хватало, чтобы удержать махину на этом склоне, поэтому в процессе заводки помогал второй тормоз - я), свезли его с горы, и даже провезли меня на моей же тачке в сторону Патонга - чтобы я снова не заблудился. Про деньги и речи не было, они только вежливо улыбались и всем видом показывали, что всегда рады помочь любому попавшему в беду.

    Из этого случая я сделал три вывода: во-первых, все-таки перенасиловать организм не стоит, и надо иногда отдыхать. Во-вторых, мотоцикл и горы - не такие простые штуки, как кажется. И в третьих - обычные тайцы все-таки очень хорошие и отзывчивые люди. А те, что пытаются всеми правдами или неправдами срубить на нас денег - таких меньшинство, но видим мы их чаще других, потому что они так хотят.

    В день отлета Л. летал на парашюте над морем - а я понял, что просто не смогу надеть на себя эту штуку - слишком больно ремни врезаются в кожу, покрытую ныне жуткими волдырями - сгорел я очень и очень сильно. С завистью провожал я взглядом витавшего в небе товарища - однажды во время прыжка с парашютом он сломал ногу в двух местах (мы прыгали вместе - я тогда же сел на высоковольтную линию - этим, видимо, объясняется ряд странностей в моем последующем поведении, которые вы можете заметить и по этому рассказу). Но в этот раз все обошлось, он мягко плюхнулся в море, и мы поехали в аэропорт.

    Прямого рейса Пхукет-Чанг Май нет (точнее, есть на схеме перелетов - но в Таиланде с авиакомпаниями происходят странные вещи. Они то открываются, то закрываются вновь - видимо, не выдерживая конкуренции. А цены на внутренних рейсах в целом довольно низкие, и это при вполне приличных и новых самолетах (тот винтовой, на котором мы чудом пережили перелет с Самуи - не в счет).

    В Чанг Май мы летим примерно за 5000 бат, двумя перелетами по часу с коротким ожиданием в Бангкоке.

    Перелеты ничем не запомнились - взлет, посадка, взлет, посадка. Тихие и плавные наборы высоты и снижения, одинаковая скудная еда и разноцветные лица вокруг. Вот уже и Чанг Май - с высоты он почему-то кажется совсем безлюдным. Из этих краев родом бедные девушки, не знающие, что можно трахаться с тайцами - бесплатно и ради удовольствия, и всю свою жизнь посвятившие только туристам. Здесь живут и работают слоны, живут и не работают женщины с длинными шеями - фотографируются за деньги и этого хватает, здесь в горах ночью бывает прохладно - путеводитель рекомендует брать с собой свитер.

    Здесь мы возьмем большой-большой джип и поедем на нем куда глаза глядят - наигравшись в Таиланд туристический, попробуем на своей шкуре почувствовать, что такое Таиланд настоящий.

    Вдоволь наплескавшись, вылезаю. Даже больше, чем вдоволь, наплескавшись - нырнуть в море в шторм несложно, а вот обратно вылезти большая проблема.

    Полицейские подходят, но, видя, что я уже вылез сам - почему-то разворачиваются и растворяются среди пальм и цветов. Неужели эти десять человек в форме ждали, чтобы помочь мне, нарушающему закон, если у меня вдруг будут с этим какие-то проблемы - и не хотели ни моих денег, ни моей свободы? Дикая страна!

    Ссадины разъедает морская соль (задел все-таки скалы, как ни старался), и мне пора домой. Тем более, что уже четвертый час ночи - а в семь вставать и ехать за рыбами...

    Первый звонок будильника я проспал, второй меня разбудил, я подумал о чем-то приятном и снова погрузился в сон. Вокруг стучали и кричали, но что мне, не устрашенному гонкой на мотоцикле по ночной дороге и океанским штормом - какие-то крики и стуки людишек? Но если человек и сильнее природы, то исключительно своим упорством, я бы даже сказал - назойливостью. Крики не прекращаются, английский язык начинает перемежаться русским - и я просыпаюсь.

    Оказывается, снизу нас давно ждет маршрутка с туристами, мы сейчас едем за рыбой, Л. давно проснулся и собрался. Hаскоро умываюсь, хватаю какие-то ненужные принадлежности, и выпрыгиваю на улицу. Вид у меня, говорят, был специфический - но когда нас фотографировали (прощальный снимок перед посадкой в скоростную лодку - тонут они часто), я получился уже вполне ничего. Поскольку вы знаете, что эти строки я пишу уже дома - нет особой нужды скрывать, что лодка не утонула, и снимок приладили не на надгробие, а на сувенирную тарелочку.

    В лодке человек десять - удивительно, но вездесущих немцев не видно.

    Странные молчаливые люди, не слишком активно купавшиеся и кормившие рыб - оказались норвегами. Самая большая компания - человек пять-шесть итальянцев.

    Словно дети малые - то бегают и кричат, то устанут и спят, зато плавают и ныряют профессионально. И пара юных японцев (в смысле, японец с японкой) - худые, глазастые, и тоже молчаливые и незаметные. Словом, сплошь представители морских держав - одни мы сухопутные.

    Это была наша единственная организованная экскурсия - и организованная, надо сказать, отлично. В лодке постоянно кормили и поили желающих - водой, кока-колой, экзотическими фруктами (я даже сначала подумал, что это ланч и есть). Возили по разным островам, показывали высоченные скалы и прочие достопримечательности. Жаль только, что в пещеры на одном из островов мы так и не попали - слишком много народу там было. Хотя, возможно, тайцы тут единственный раз схитрили - холодно им в этих пещерах, а для нас - идеальный климат, только темно.

    В самом начале поездки привозят на необитаемый остров. Ничего нет, только песок, абсолютно чистая и прозрачная вода, скалы и подводная пещера, к которой страшно подойти - оттуда лезут толпы огромных крабов. Над берегом нависают скалы, очень удобно - можно плавать в тени, ибо кожа уже вся красная.

    Итальянцы и японцы привычно мажутся кремом от загара - даже для них солнышко слишком уж яркое. А нам лень заниматься такой фигней - авось как-нибудь обойдется.

    Дальше начинается то, ради чего, собственно, все затевалось - кормление рыб. Все, кто изучает подводный мир, делятся на две большие категории - бравые герои-аквалангисты и попсовые пловцы с масками и трубками. Первое дорого, опасно даже не столько для жизни, сколько для здоровья (Л. рассказывал кучу пугательных историй про знакомых, у которых кровь из ушей лилась) - но, наверное, очень интересно. Пока мы на подводные развлечения не подсели - начинать следует, как обычно, с чего-нибудь полегче.

    Маски тут неправильные - клапан заделан, и вдыхать, и выдыхать надо ртом. Первое короткое плавание - ознакомительное, привыкнуть, осмотреться и назад. Но уже в это первое плавание вокруг много интересного. В первую очередь, конечно, рыбы - у самой поверхности плавают (фактически мы плаваем прямо по ним, но они не пугаются) маленькие золотистые ангельские рыбы. Ниже - большие красные, еще ниже - морские ежи, какая-та пугающего вида биомасса, кто-то типа ужей и другие чудовища. Во время поездки нам давали каталог с описанием рыб, встречающихся тут - но всех запомнить по именам невозможно, да и незачем. Вновь залезаем в лодку (очень непросто это сделать из воды, оказывается) и плывем дальше.

    Остров обезьян - заселен (сюрприз!) действительно обезьянами. Мелкие прыгают по веткам, большие невозмутимо сидят внизу и спокойно смотрят на проходящих мимо туристов. Л. попытался дернуть одну обезьяну за хвост - и тут же все они разом развернулись и наглядно продемонстрировали заявление типа "еще раз попробуешь - мы тебя в клочья разорвем". При этом никто ни до кого не дотронулся - ни Л. до обезьяны, ни они до него - но все друг друга поняли - и даже поняли, что поняли друг друга.

    На другой такой же лодке сюда приплыли русские. Еще не слышно речи, но распознаются сразу - по пучеглазой девушке, одетой, в отличие от всех, не в купальник, а в обычное нижнее белье - правда, довольно плотное и непрозрачное, увы. Советский цирк - он самый лучший в мире цирк.

    Не подумайте, кстати, что я с предубеждением отношусь к России или русским. Уж всяко меня оправдывает то, что я сам такой. Но выделяются русские на общем фоне - почему-то в Европе это не так заметно, а тут сразу бросается в глаза. Неправильно было бы говорить, что мол наши лучше или хуже других - но отличаются от общей массы все, как ручной работы изделия от фабричных - какое все кривое-косое, какое - уникально красивое, но каждое - непохожее на остальных.

    Hаобщавшись со старшими братьями по разуму (они-то круглый год тут сидят и бананы жуют, а мы в суете городской мерзнем), снова грузимся в лодку - и снова пора кормить рыб. Берем в руку специальный хлеб, столь любимый местными рыбами - и плюхаемся в воду.

    Грести одной рукой, держа хлеб над водой, я не могу - и время от времени хлеб окунается в воду. По этой причине я плыву, окруженный тысячами рыб - стоит окунуться хлебу, как они набрасываются на него. Стоит вновь поднять хлеб над водой - как они набрасываются и начинают довольно ощутимо клевать меня. Вот и сбылось невольное пророчество про "кормить собой".

    Подгребают большие глубинные рыбы, и после пары по-настоящему сильных укусов я сдаюсь и отбрасываю остатки хлеба в сторону. Лучше все-таки смотреть на этот пир со стороны, чем участвовать в нем.

    Рыб столько, что за ними не видно ни кусочка дна. Как заметает осенью землю ворохом желто-красных листьев - так замело океанскую воду ворохом желто-красных рыб. Даже когда еда заканчивается - их остается много. И некоторые продолжают поклевывать меня - понравилось, видимо, им сладкое человеческое мясо.

    Рыб можно ловить руками - сначала это трудно, руки под водой непривычно короткие - но потом приноравливаюсь и уверенно хватаю их одну за другой.

    Правда, толку чуть - они все равно выскальзывают. Жизнь кипит - рыбы кушают хлебушек, меня и друг друга, растут кораллы, плавают вокруг итальянцы...

    Очень красиво - я уже привык к неправильной маске и вовсю любуюсь, а тем временем теплое тропическое (почти экваториальное) солнышко греет мне спину - даже, в общем, не греет, а жжет кожу, и без того неплохо облученную ультрафиолетом за прошлые дни.

    Но результат был заметен лишь много позднее, а тогда ничего, кроме экзотического подводного мира, для меня не существовало.

    Еще один результат - кровоподтеки в местах укусов самых отъявленных рыб. Но укусы эти зажили достаточно быстро, а вот с избыточным загаром я намучался.

    Hаплававшись так, что вода лилась из ушей, мы погрузились в лодку и поехали еще на один остров - обедать. Шведский стол, набираешь еду сам, но поставить ее на столик и пойти с новой тарелкой за другой едой/напитками нельзя - оставленную еду тут же унесут проворные птицы с желтыми клювами, осадившие этот маленький ресторанчик под открытым небом. Еда входит в стоимость экскурсии, и ее много - поэтому добрые туристы щедро угощают птичек, которых становится все больше. Хорошо хоть обезьян тут нет - эти бы изо рта кусок вырвали.

    Потом был еще один островок, совсем маленький - там по плану надо было загорать или купаться, но началась небольшая буря - хлынул тропический ливень, зашумели волны, скрылись в серой мгле соседние острова - и мы поплыли назад. А перед отплытием - достали специальное устройство типа якоря. Это устройство кидают тому, кто оказался за бортом - и на нем затаскивают обратно в лодку. Удивительно, но этот якорь не пригодился - лодку мотало по бушующим волнам, то с левого, то с правого борта всю картину вдруг закрывала стена воды - но отважные путешественники, жители, напомню, морских держав - держались крепко и никто не улетел за борт.

    После короткого отдыха я пошел брать второй байк - одного на нас с Л. было мало, он тоже приноровился быстро и эффективно добираться в нужные места, и пешком ходить уже не хотел.

    Без малого в шесть вечера пришел я на парковку, где стояли десятки байков, и было написано "motorbike for rent". До этой минуты я жил с уверенностью в том, что все байки на парковке сдаются. Оказывается - нет, сдаются один, иногда два - и все, остальные просто тут ночуют. Тетенька показала всего три байка, которые есть у нее - соотношение их характеристик и цен мне показалось заметно хуже, чем было у нашего первого байка - и я пошел туда, где доброжелательный таец сдал нам его.

    Таец сидел на своем обычном месте - я поздоровался с ним, и сказал, что мне нужен еще один байк. "Нет проблем" - сказал он, "поехали, сейчас сдадим еще один". Я поехал с ним на соседнюю парковку. И тут оказалось, что принадлежит она не нашему мистеру, а его знакомому - поэтому и цены такие необычные - раза в полтора выше рыночных. Но я в Таиланде не первый день, и сразу догадываюсь, что эти лишние полцены - комиссия моего доброго знакомого. Так я разочаровался в человечестве.

    Впрочем, чтобы зря не наговаривать на людей - сделаю еще один маленький экскурс. Много-много лет назад я честно проходил техосмотр. Со сроками техосмотра тогда был бардак - приезжая в ноябре, я получал талон всего на два месяца, потому что последняя цифра номера моей машины была единичкой. Сейчас, кстати, этот дебилизм удалось преодолеть - и то после суда, создавшего прецедент. А тогда единственным выходом было - пойти в ГАИ и заявить, что мол не хочу на два месяца, хочу на побольше. Во всяком случае, официально такая возможность существовала, и я решил ею воспользоваться.

    Глава 5 - Север

    Сразу после посадки в Чанг Мае звоним в рентовалку North Wheels - якобы самую лучшую из местных (у меня тоже остались о ней только самые положительные впечатления). Говорят, что за нами заедут и завезут к ним в офис. Ждали мы долго - часа два, наверное - а ехать от офиса до аэропорта минут 15. Немного обидно - сжирается время, на Пхукете мы проснулись рано, чтобы лететь утром, лететь всего час, а когда мы попадаем в офис North Wheels - уже слегка вечереет. Первым делом нам предлагают уже знакомый Сузуки за 800 - мы, смеясь, отказываемся, они тоже смеются и достают табличку с настоящими машинами. Цены по памяти, примерные:

    Toyota Corolla / Nissan Sunny 1.5 manual 1500 бат/день Toyota Camry 2.2 auto 3000 бат/день Toyota Landcruiser 4500 бат/день Mitsubishi Grandis 2.8 diesel manual 2000 бат/день

    Стоит еще какой-то огромный джип, показываем на него, тайцы делают круглые глаза - вам такого точно не надо, эта семиместная машина для больших групп. В итоге берем Grandis - тоже очень внушительных размеров джип. За трехдневную аренду дают скидку 10%, итого всего за 1800 в день со страховкой получаем довольно неплохую машину для бездорожья. Минус - дизель без турбины, поэтому, несмотря на приличный объем, гоночным этот джип никак не назовешь. А так - 4 независимых ABS, водительский airbag, все электро, почти новый, чистый, все работает.

    Рентовалка - одно из немногих мест, где тайцы бегло говорят на очень хорошем и понятном английском, поэтому долго общаемся с ними. Берем у них карты местности, спрашиваем про Бирму - нет, говорят они, вы точно не хотите ехать в Бирму на этой машине (это не вопрос, а именно утверждение). В контракте тоже написано, что машина не должна покидать пределов Таиланда. Жаль - Бирма, в отличие от Таиланда, совсем не избалованное туристами место - и природа там совсем настоящая, и люди, и мягкая диктатура в стране, и войны иногда случаются - ничто не напоминает тайский полуискусственный рай. Ладно, может быть, бросим машину у границы и сходим пешком. Чанг Май - это северная столица Таиланда. Примерно то же самое, что Питер для России - тоже 700 километров на северо-запад, тоже меньше денег, но больше достопримечательностей и красивее.

    Несмотря на относительную бедность, движение здесь, в центре города, еще плотнее, чем в Бангкоке. Л. хотел брать скромный седан, я настоял на большом джипе - хотелось поиграть в настоящий offroad и вообще. Договорились, что берем джип, но вожу по городу его я. Сажусь за руль, въезжаю в ползучую пробку - как и в Москве, никто не пропускает, но если медленно вкатываться - рано или поздно пролезешь. Дальше мы едем кто куда на одной и той же машине - я уверен, что мы едем дальше на север в сторону Чанг Рая, Л. - что мы едем в самый внушительный из всех храмов Таиланда - Doi Suthep. На самом деле мы едем ни туда, ни туда - Suthep road не ведет к храму, да и в Чанг Рай по ней доехать затруднительно. Hо мы выехали из города, закончились пробки, впереди горы с розовыми облаками, закат над джунглями - обалденно красиво, только ради этого одного стоило ехать. Еще час блужданий - Л. подключает GPS к ноутбуку с картой (да, мы были оснащены по последнему слову техники - fool with a tool is a well-equipped fool), пытаясь понять, где мы находимся - а я просто еду по красивой дороге, любуясь сумерками в предгорьях.

    Вот и разобрались - ехали мы по дороге, которая ведет чуть-чуть в бок от того места, куда нам нужно - а нужную дорогу с ней соединяет горный перевал. Совсем стемнело, машин становится все меньше, латинские названия населенных пунктов сменяются тайскими...

    Кстати, мы так и не выучились, но для самостоятельных путешествий вдали от туристических мест может быть полезен простой навык чтения надписей на тайском. Правила там простые - есть штук 7..10 разных букв, и еще много разновидностей почти каждой буквы. Разновидности определяют особенности произношения, но даже если их не различать - вместо ЧАHГ РАЙ прочитаете скажем ЦИАHК РАОИ, и скорее всего поймете, о чем речь. Правда, говорят, скоро латинские названия будут повсеместно.

    Водительский стаж у меня заметно больше, но по горам я не ездил никогда. Л. говорит, что я еду слишком тормознуто, а скоро ночь. Дорога совсем опустела, и я, внутренне трепеща, уступаю ему место за рулем. Пара лихих поворотов, свист резины (машина-то тяжелая), у колес мелькает пропасть, какая красивая смерть - бросить эфемерный цветок своего джипа в пустоту за краем обрыва... И вот уже все успокоилось, Л. тоже едет тормознуто, меня перестает трясти, и я, открыв окно, любуюсь звездной ночью в горах. Есть такие вещи, о которых и пытаться написать бесполезно - ну скажу я, что красиво это. Каждый культурный человек приучен знать, что красиво, и при включении соответствующего раздражителя послушно восхищаться. Но бывают моменты, когда вдруг чувствуешь, что подошел совсем вплотную к чему-то такому... Как будто стоишь у дверей родного дома после многих лет скитаний - дверь, конечно, всегда заперта, внутрь попасть невозможно, но хватает уже того, что ты совсем рядом.

    Дорога через горный перевал - куда лучше по качеству покрытия, чем можно было бы ожидать. Hо ее не ремонтируют - после обвалов, оползней и прочих мелких неурядиц просто ставят предупреждающую табличку на тайском - мол, там впереди посреди дороги валяется камень в несколько тонн или допустим часть дороги уползла в пропасть - обычное дело.

    В Чанг Рае уже поздний вечер - машин на улицах мало. Улиц тоже мало, днем тут пробки - и поэтому движение во многих местах одностороннее. Но нам некогда разбираться с этим, усложняя маршрут - едем как нам удобнее, не обращая внимания на знаки. Благо полиции не видно и вообще все ограничения, как всегда на тайских дорогах, носят рекомендательный характер.

    Первый же отель, встреченный нами, особого впечатления не производил. Невысокий, с претензией на роскошность, но какой-то очень неуверенной, как если бы на здании, бывшем вчера общагой, нарисовали пять звездочек, и потом напряженно вглядывались бы в лица вновь прибывших - заметят они, что это в сущности общага, или нет. Ну, конечно, здесь все было не так плохо - но смысл такой же, отель тужился, чтобы выглядеть круче, чем он в действительности был. На севере все дешевле, поэтому цена за номер убивала наповал - 2000 бат. В Амстердаме посреди ночи, помнится, практически столько стоило койко-место в комнате на пять человек - но здесь таким ценам не место, и мы гордо поехали прочь. Тем временем на город опускалась ночь - гасли огни, пропадали машины, закрывались рестораны.

    Выручила книжка - в самом начале в ней были описаны самые дешевые места. Уж не знаю с какой придури, Л., ни единым движением не выдавая своих намерений, решил ознакомиться с тем, как тут живут те, у кого с деньгами совсем туго. Я об этом не знал, и, следуя его указаниям, проезжал улицу за улицей. Огни города гасли, впереди была мутная речка-вонючка и трущобы.

    Надпись, однако, гласила, что это не трущобы, а guesthouse. Вернулся с осмотра Л., смеясь - все нормально, есть даже горячая вода, но душ совмещен с туалетом. Я тоже засмеялся, вежливо смеялся и хозяин этого заведения - и никаких признаков обиды не было в его добродушном лице. После хорошей машины, с приличными по меркам этих небогатых мест с деньгами в кармане, когнитивный диссонанс мне не грозил - и потому я согласился попробовать, что такое номер за 140 бат в сутки, где душ льет прямо в унитаз.

    Вообще - нормально, можно так жить. Если вашу голову уже прогрызли черви социального статуса - тогда, конечно, нелегко бы вам тут пришлось. Но как еще одно приключение, ночевка в таком номере (это даже не номер, это одноместный домик-бунгало) - в чем-то даже приятнее жизни в евростандартном комфортабельном отеле. Стены в трещинах, по ним бегают ящерицы. Желто-зеленые, полупрозрачные - уникальный животный мир Таиланда тут можно наблюдать, не вылезая из постели. Душ над унитазом - наверное, мы просто недолго в этом месте пробыли, а после определенной тренировки это может показаться удобным. Постельное белье - чистое, правда, одеяла какие-то странные - но ими можно не пользоваться, и так тепло. Есть даже вентилятор. Кондиционера нет - не беда, тут все-таки север, гористая и более прохладная местность, да и привыкли мы уже. Жили ж как-то люди без них раньше - и не тужили особо. Даже вода тогда была мокрее и солнышко ярче светило.

    "Откуда вы?" - задает стандартный вопрос хозяин этого заведения. Позже, правда, оказалось, что он и не хозяин вовсе - просто случайно рядом был, вот и вписал нас. Из России - честно отвечаем мы.

    Был у Маяковского такой известный стишок о советском паспорте - все помнят, все проходили в школе. Удивительно, насколько мало изменилось с тех пор. Со всего мира едут сюда люди, и, не повернув головы кочан, и чувств никаких не изведав, регистрируют их равнодушные портье. Но для некоторых стран бывают исключения, да еще какие!

    "Ух ты! Русские! Нет, правда русские?" - на хорошем английском спрашивает он нас. "Угу" - грустно подтверждаем мы, чувствуя новый подвох. Уж если и в поселении в таком месте нам откажут за пятую графу... "Честно говоря, русских я вижу второй раз в жизни - и первых запомнил навсегда. Приезжали в 99-м году четверо - не в обиду кому говоря, они были немножко, как бы это сказать, не в себе. Пришли ко мне и заявили - веди нас в казино. А вся беда в том, что в Таиланде азартные игры запрещены, и казино просто нет - ни одного во всей стране. Но они не унимались, и я отвез их в ближайшее казино - а находится оно в Бирме. Они были счастливы! Самый старший выиграл 10000 долларов. Двое средних по возрасту проиграли, а самый младший тоже выиграл, сколько - не знаю. Такие вот везучие были самый молодой и самый старший. Дааа... Русс-ки-е... Дааа..." Нас он запомнит едва ли - вели себя тихо, в казино не ходили... Разве что приехали на огромном джипе, арендованном за 40 долларов в день (в этом guesthouse даже парковки не было для машин - только для байков), а жили за трешник с носа. Хотелось оставить ему на чай тысячу бат, чтобы знал наших - но не сложилось как-то, тихо попрощались и уехали утром.

    Читаю надписи на двери домика - их непривычно много. Видимо, любит хозяин свое скромное заведение - столько всего понаписал. И о том, что прямо тут можно заказать еду. И о том, что своего интернет-кафе здесь нет, зато есть неподалеку - и схема как пройти. Тут же учат тайскому боксу, стирают и гладят (это, впрочем, везде так), и можно получить визу и сходить с проводником в Бирму, Лаос, Камбоджу. А вот это объявление навевает тоску - несет от него безысходностью какой-то, вечной достоевской промозглой тьмой: "Если вы нуждаетесь в полотенцах, мы можем их вам предоставить - под залог 100 бат каждое. Если вы захотите их оставить - забирайте, а мы на ваши 100 бат купим себе новых. Такая схема позволяет нам снабжать полотенцами всех желающих". На фоне грязных, откровенно говоря, занавесок - полотенце под залог выглядит флагом мировой нищеты, в которую ты окунулся - к счастью, не тонешь, просто залез искупаться неоднозначного удовольствия ради. Может, зажрался я просто с серебра с золота. Но в целом, повторюсь, интересное место.

    Хоть один раз за поездку - стоит попробовать. LEK's guesthouse называется.

    Разместивших в этих роскошных апартаментах, мы теперь хотим еще и кушать. С этим тут тоже проблемы. Книжка рекомендует одно заведение как самый крутой ресторан в городе. На месте - меню только на местном языке, внутри куча тайцев - сидят и дружно жуют, и все это похоже на столовую общепита. Едем в итальянский ресторан - хочется от местной пищи отдохнуть, все хорошо в меру, а у нас впереди куча дальних поездок, и желудочно-кишечное расстройство сейчас было бы совсем не кстати. Hо увы - итальянцы давно спят, ночь на дворе. Поели мы в полутьме - пробившись через плотные ряды подсвеченных розовым морковок, мы нашли все-таки закуток, где кормят - в такое время это было непросто. Плотно поужинав подозрительной пищей, вернулись в наши роскошные жилища. Машину пришлось парковать бампером в дерево - иначе она либо закрывала собой всю улицу, либо могла нырнуть в мутную речку.

    Следующий день оказался самым коротким за всю поездку - проснулись мы поздно, выехали из эээ... места, где жили - в первом часу дня, а темнеет и всякая разумная жизнь прекращается в этих краях в районе шести. Остается лишь жизнь, основанная на потакании низменным инстинктам человека - но и про еду, и про морковок тут уже было сказано достаточно, поэтому повторяться не буду.

    Мы едем на северо-восток, в золотой треугольник. Едем долго, сбиваемся с пути, нам показывают дорогу... Сам треугольник - место вполне себе туристическое, много автобусов, сувениров, есть даже музей - редкость для Таиланда. Вот только еда подкачала - есть только буфеты с кока-колой и чипсами, да местные кушанья - кровь змеи, сушеные кузнечики и прочие деликатесы. По золотому треугольнику возит лодка - с заходом в территориальные воды Бирмы, с экскурсией в Лаос и т.п. Лодка - очень тонкая, сделана из какой-то коры, а сзади - автомобильный мотор. Обязательно надо надевать жилет - хотя не совсем понятно, какой от него прок. Может, крокодилы в этой речке знают, что туристов в жилетах нельзя кушать? Крокодилов, правда, не видно - но и тайцы, всегда пофигистично относящиеся к требованиям безопасности, надевают на себя жилеты. Похоже, дело серьезно.

    Удар! Еще удар! Еще! Лодка подпрыгивает на волнах, мы подпрыгиваем в лодке. Стоит расслабиться на секунду - и ты за бортом. Все как в жизни.

    Вот и первая остановка. Казино стоит на острове, принадлежащем Бирме - именно тут сумасшедшие русские выигрывали 10000 долларов. Казино, разумеется, на самом деле тайское - но формальная принадлежность острова Бирме позволяет обойти запрет на азартные игры. Такая вот оффшорная зона.

    Еще какие-то острова и берега - почти неотличимые на вид, принадлежат они разным странам. Пограничных застав не видно, и, находясь посередине, трудно разобраться, где Таиланд, где Лаос, и где Мьянмар. Hасладившись свободой от юрисдикции всяческих государств, наша лодка швартуется у берегов Лаоса. Вот уж куда я точно не собирался в эту поездку - так это в Лаос. И, как это обычно и бывает - фактически только туда и попал.

    За 20 бат, не проверяя паспортов, нам дают Визу Государства Лаос - настоящий пограничник в лаосской форме не глядя шлепает красные печати на маленькие клочки бумаги. Не потерять бы этот важный документ.

    Наш, туристический Лаос - это остров, вся площадь которого до отказа забита сувенирными лавками. Продавцы - настоящие лао, без обмана. Цены похожи на тайские, и указаны в тайских батах - но то, что продавцы - не тайцы, видно сразу. В отличие от самоуверенных, иногда почти наглых тайцев, местные жители - удивительно тихие, застенчивые. Сколько я ни пытался торговаться - они сразу соглашались на любую названную мной цену. Потом и торговаться расхотелось - нелегко им, должно быть, в народной республике Лаос живется. Певучие тихие голоса, тихие и незаметные, до невероятных пределов вежливые и сговорчивые люди - таким увидели мы туристический Лаос. Но что творится в настоящем, континентальном Лаосе - не знаю и гадать не берусь. Может быть, там все иначе.

    Последний пункт нашей программы - берег, у которого речные баржи из Китая разгружают свой товар. Днем - легальный, ночью - контрабанду. Все смотрят на это сквозь пальцы - Китаю нужен рынок сбыта, Таиланду не повредят дешевые китайские поделки. Вот и грузят, никого не боясь и не стеснясь, ящик за ящиком, ящик за ящиком. Трудолюбивые китайцы - носят на руках тонну за тонной по такой жаре, и не устают нисколько.

    Выбираемся из лодки - уже вечереет. Последняя на сегодня экскурсия - музей опиума. Познавательно - рассказано, в каких деревнях когда его сажают, и когда собирают - чтобы зря не ездить. Тут же лежат разнообразные кальяны и другие полезные в хозяйстве предметы. Увы, их не продают - и дегустации опиума тоже нет. Немало огорченные этим прискорбным обстоятельством, мы грузимся в джип и едем обратно в Чанг Рай. Hадо бы приехать пораньше - чтобы завтра встать в шесть утра и успеть и на слонов, и к длинношеим, и, главное - в Бирму. Не знаю, почему она мне так запала в душу - хорошего там мало. В детстве я читал Камю - и мало приятного было в этих рассказиках про Бирму.

    Читал путеводитель - военная диктатура, какие-то армии время от времени ходят, устраивают войны, приграничные города Таиланда эвакуируют. Еще Мьянмарские авиалинии - самая худшая авиакомпания всех времен и народов, переплюнула даже кубинцев, взлетающих с пассажирами на заведомо аварийных самолетах. Ну не то, чтобы вообще худшая - просто шанс погибнуть максимален, если лететь именно ее рейсом. В общем, очень хочется в Бирму - вопреки всему. Жаль только, что приграничная Бирма - она туристическая и ненастоящая, сувениры и цены в батах. А вглубь без машины и приличного запаса времени не добраться.

    В Чанг Рае мы шикуем - снимаем номера по 1000 бат (23 доллара - в Москве не во всякий клоповник за столько пустят). Гостиница - нечто среднее между четырьмя и тремя звездами, на мой взгляд. У нас такой номер, говорят, примерно в 10 раз дороже. Комфорт особенно чувствуется в сравнении со вчерашним нашим прибежищем. В ресторане никого нет - мы одни, вокруг суетятся официанты, на сцене - живая музыка, играют и поют для нас - супербогатых туристов, потративших по $23 за номер (завтрак включен), да еще по десятке на обжорную и очень вкусную еду.

    А теперь надо усилием воли заставить себя никуда не ходить, подняться в номер и лечь спать - чтобы выспаться к шести утра, быстро позавтракать и...

    В шесть утра мы, конечно, не проснулись - я даже будильник не ставил, понадеялся на Л., но и он не смог - не в человеческих силах в такую рань вставать. Но где-то часов в девять-десять уже сидели и завтракали. Завтрак, кстати, тоже обалденно вкусный - у нас его стоимость включена в проживание, но вообще он стоит 100 бат. И за эти 100 бат - куча любой еды всех времен и народов, вокруг бегают, чай-кофе-соки свежевыжатые подливают. Таиланд вообще очень дешевое и приятное место в плане покушать, но тут соотношение качество/цена явно зашкаливает выше любых разумных пределов.

    В общем, насытившись и с силами собравшись, до зари поднявшись - едем мы на север, сначала - в лагерь слонов. Дорога петляет, указатели невнятные, мы то и дело проскакиваем нужный поворот и разворачиваемся. Дорога - по две узкие полосы в каждую сторону, и нашему огромному джипу для разворота нужная она вся - включая обочину. Во время очередного такого разворота случилось досадное недоразумение. Мы, как обычно, повернули не туда. За рулем, как всегда в трудные минуты, был я - и мы привычно разворачивались, как вдруг я увидел темную точку, в облаках пыли вылетевшую из-за поворота и целившуюся прямо в меня. Я остановился, но было уже поздно - тюк, и точка, оказавшаяся женщиной на мотоцикле, отлетает от нашего крыла и падает в кусты.

    Волосы по всему телу встают дыбом - это точно тюрьма, труп, лежащий теперь в кустах, в этой местности нам не спрятать и не скрыться - все на виду.

    И тут же опускаются, когда труп сам встает на ноги и потирает ушибленную руку.

    Мотоцикл, тем не менее, разбит - а на крыле нашего джипа небольшая вмятина, даже краска цела. Мгновенно прибывают родственники, друзья и знакомые мотоциклистки - по-английски никто не говорит, и, узнав, что мы не говорим по-тайски - стоят и молча ждут. Мы звоним в страховую, они говорят - скоро приедет наш агент, а вы пока ждите.

    Мы ждем. Толпа растет. Среди приехавших только одна девушка настроена явно дружелюбно по отношению к нам - говорит по-английски, извиняется и предлагает нам сесть на ее мотоцикл, если мы устали стоять. С чего такая любезность - непонятно. Еще один подъехавший смотрит с плохо скрываемой ненавистью, но ничего не делает и молчит. Все остальные - совершенно нейтральные зрители этого шоу. Приезжает полиция - разговаривают со свидетелями, потом с нами. Улыбаются.

    Вот оно - настоящее приключение, незапланированное и волнующее. Говорят, лучше отсидеть год в российской тюрьме, чем месяц в тайской - и я радостно смотрю на голубое небо с ярким солнышком - повезло, что тетенька все-таки жива и относительно здорова. А потом задумываюсь и понимаю, что виноват ли я в этой аварии - еще очень большой вопрос. Я явно переехал две сплошные, но она - поворачивала и видела, что поперек дороги стоит машина. Не стала останавливаться, попыталась объехать по встречной, не смогла этого сделать (хотя места было навалом), и въехала в нашу машину, в тот момент вовсе стоявшую на месте.

    Приезжают еще одни полицейские, смеются над чем-то, нас почти не трогают - общаются с тетенькой. Мы еще раз звоним в страховую и даем им трубку - они долго о чем-то беседуют, благо мобильная связь тут недорогая.

    У меня забирают права (вот и началось) и говорят ехать за ними. Страховая подтверждает, что ее представитель на место не приедет, а будет ждать нас в полиции. Ну что ж - я берусь трясущимися руками за руль, выезжаю, стараясь не задавить кого-нибудь из многочисленной толпы, собравшейся вокруг, и вот мы едем обратно в Чанг Рай, куда больше уже не собирались в эту поездку.

    На сельской дороге, где мы провели пару часов около раскоряченной машины, было светло и солнечно - а здесь, в полиции, начинают собираться тучи. Первый звоночек - нас заставили загнать машину в глухой тупик, и сзади приперли другой. Стало быть, не уехать нам отсюда самим больше. Что странно - Л.-то все-таки посадить бы не должны.

    В отделении просят паспорта, общаются с нами обоими - так, как будто и за рулем были оба. И вот приходит наш единственный друг и защитник - представитель страховой. Он широко улыбается, и вообще похож на привычного нам человека из западного мира, разве что лицо желтое - но разве можно в этом его винить, тем более, что он пришел нам помочь.

    Полицейские удивительно доброжелательные - не знаю, сколько надо дать денег нашим ментам, чтобы они общались так вежливо. Наверное, всего золота мира мало - как ни за какие деньги не научишь крота летать. В ходе очень короткой беседы я снова пересказываю ту же историю - мол, остановился, тут удар, сделать ничего не мог. Но был суд, приговор суров и строг - 400 бат за регистрацию инцидента, и катись себе дальше. Заняло все это минут пять.

    Напоследок просят подписать протокол - он на тайском языке, там стоит мое имя, но про что он - понять не могу. Спрашиваю у полицейских - неволнуйся, говорят, тут просто написано, что все было так. Как - так? Вот как было, так и написано.

    И тут я совершаю роковую ошибку. Вместо того, чтобы написать на протоколе "я подписываю, но не понимаю ни слова из этих надписей на тайском", я просто подписал. И теперь часто по ночам просыпаюсь в холодном поту, прислушиваясь к шагам у лифта - не пришла ли за мной тайская полиция, чтобы отвести меня в тюрьму, согласно подписанному мной приговору. Впрочем, сейчас русская зима защищает меня от тайской полиции лучше, чем целая армия охранников - в такую погоду они сюда не сунутся. Но что будет летом?

    Напоследок спрашиваю у полицейских - "а кто виноват-то все-таки?" - в русской школе они не учились, и этого классического вопроса не понимают.

    Спрашиваю у нашего страховщика - "не знаю", говорит он и беззаботно улыбается.

    Пофиг, вы идите, тут столько еще вокруг интересного, а я уж сам с ними разберусь. Все улыбаются, рады были с нами побеседовать - только тетенька мрачная сидит. Боюсь, не в ее пользу поворачивается это дело, и вместо кучи денег со страховой получит она еще и счет за ремонт крыла нашего джипа. Во всяком случае, с нас больше денег не взяли, когда мы возвращали машину. А в страховке написано про франшизу (deductable) в 5000 бат при нашей вине.

    И вновь покидаем гостеприимый Чанг Рай, с огромным трудом выехав задом из полицейского тупика на огромной машине (это только в России называется джип, а во всем мире повозки такого размера классифицируются как Truck, то бишь грузовик. А джипы мельче). Hервно оглядываясь в поисках других байкеров-камикадзе, мы неторопливо ползем к лагерю слонов.

    Настоящие слоны - не те, что ходят в Бангкоке, а выросшие здесь на вольных хлебах - огромные, и поначалу кажутся страшными. Потом уже чувствуешь, что они очень добрые и умные - но уважение к этой махине, способной раздавить тебя одной ногой, все равно остается. Посадка на слона производится с высокого балкона. На балконе почему-то большой и красивый портрет Иисуса Христа. И так удачно он здесь смотрится, что возникает уверенность: Христос - покровитель слонов. Совершенно непередаваемое ощущение - никакой логической базы под этим нет, но просто очевидно, что Христос и слоны связаны в истории человечества неразрывной и очень важной нитью.

    Сама поездка на слоне - одна из тех вещей, о которых рассказывать бесполезно. Ну едут люди на слоне и едут, и не такое бывает - ничего особенно интересного. Но если ехать самому - впечатлений очень много. Сидишь на большой высоте, снизу топает огромная масса - под ним прогибается земля. Сильно качает - надо держаться, падать далеко и очень больно. Вокруг идет обычная жизнь - висят пауки с ладонь величиной, в которых можно въехать прямо лицом, если зазеваться. Крестьяне лениво трудятся на полях - выполняют сельскохозяйственную программу короля и выращивают рекордный урожай конопли.

    Словом, все как всегда - ничего необычного. Время от времени слон, страшно наклоняясь над обрывом, тянется хоботом, чтобы отломить и сжевать молодую пальмочку. Говорят, работа проводника опасна тем, что в такие моменты слон все-таки может упасть - при всей своей разумности такая туша с большим трудом удерживает равновесие на краю. Но наш проводник давно слез со слона и смело идет рядом - а вот мы раз за разом повисаем над пропастью, стоит этому обжоре заприметить хоть что-нибудь мало-мальски съедобное.

    Зато приседает слон очень мягко и аккуратно - спящий младенец в люльке на его спине не проснулся бы. На голову нашему серому транспортному средству вновь садится проводник (обрывы-то закончились), и слон так же плавно поднимается и идет дальше. Последний пункт слонопрогулки - река. Мы, как и сказано в Учении Будды (эту книжку я украл сегодня в отеле, а Л. локти кусал потом, что свой экземпляр оставил), должны перейти эту реку вброд. Слон скрывается под водой почти полностью - лишь иногда высовывая хобот, чтобы подышать. Мы сидим на самой верхней точке слона, лишь чуть-чуть возвышающейся над поверхностью, и уже, кажется, забив на буддистские заповеди, плывем.

    После поездки, конечно, хочется покормить нашего слона. Но сделать это непросто - стоит он вдалеке, и дорогу к нему перекрывают хоботами другие слоны. Все-таки удивительно умные звери - упорно требуют банан за проход, и связка быстро тает - но если твердо и настойчиво объяснить слону, что бананы должны остаться для нашего ушастого транспорта - он покорно убирает хобот и дает пройти бесплатно. При этом слон может одновременно жевать одну порцию бананов, держать изгибом хобота другую, и брать третью. Интересно, наверное, быть слоном - но всю жизнь бы я не согласился, так мало разнообразия в жизни при таком интеллекте - повод для нервных расстройств.

    А теперь наконец-то наступает самый желанный и долгожданный момент - сейчас будет настоящий offroad racing! Ради этого мы брали джип, ради этого терпели скромную разгонную динамику дизеля, ради этого мучались при разворотах и парковках. Зверская махина съезжает с асфальта - мы едем в глушь, в деревеньки, куда почти нет дороги, и жизнь мало чем отличается от первобытной.

    Включаю полный привод (и время от времени переключаю дифференциал на пониженную) - по диким дебрям, стараясь не корежить животный и растительный мир, но беспощадный к грязи, лужам, камням и кочкам, мчится наш джип.

    Тут своеобразный Вавилон местного значения - деревеньки принадлежат разным племенам, и обычаи, внешний вид и даже архитектура - отличаются, иногда весьма и весьма сильно.

    В большинстве деревень по-английски никто не говорит. К туристам иногда сбегаются старушенции - продавать местные изделия по баснословным ценам.

    Честно говоря, даже я бы смог, наверное, изготовить такую расшитую ленточку - а вот продать ее за 100 бат не смог бы точно. Тут же именно это и пытаются сделать - иногда довольно настойчиво.

    Старушенции выглядят так, как будто им действительно много лет. Скорее всего, это свидетельствует о том, что лет им не много, а очень много - все тайцы и особенно тайки выглядят заметно моложе европейцев соответствующих возрастов. И чем старше - тем заметнее эта разница. Где-то в семьдесят-восемьдесят лет человек выглядит на наши пятьдесят. Этим старушенциям на вид за восемьдесят - стало быть, настоящий их возраст должен быть далеко за сотню. И все так же бодро бегают и жуют мерзкий орех. От этого ореха, обладающего слабым наркотическим действием - кровят десны, гниют и выпадают зубы. Страшно смотреть в открытый улыбающийся рот бабуськи, жующей такое, весь залитый кровью, с торчащими в стороны гнилыми пеньками - а ей хоть бы хны, жует отраву и радуется жизни.

    Взрослые практически никогда не выходят встречать таких гостей, как мы. Максимум - помашут с крыльца. А после набега старушек-коммерсанток, к нам подбегают дети. В тайском обществе, как и почти везде на Востоке - сильна социальная иерархия, и есть понятие статуса. Как и везде, этот фактор слабее действует среди молодежи, городских жителей, и ослабевает год за годом - интеграция в мировую культуру с ее европейским равноправием не проходит бесследно. Но в деревнях жизнь идет по тем же законам, что и столетиями прежде - и статус значит очень многое. Первый критерий, определяющий статус - это возраст. При прочих равных чем старше человек, тем выше его статус - и потому даже дети на какое-то время оставляют свою непосредственность и молча ждут, пока не пообщаются старшие. И только после этого подбегают, повисают на джипе, заглядывают внутрь, что-то кричат на непонятном языке...

    Так, во всяком случае, обстоят дела в деревнях успевших слегка цивилизоваться народностей. Даже в деревне племени Карен из легендарных длинношеих женщин была только одна, довольно старая - и без золотистых колец на шее. Вопреки расхожему убеждению, при снятии колец сильно удлиненная и хрупкая шея не сломалась под весом головы, а продолжала спокойно и уверенно ее носить. Такое впечатление, что бабуське это не доставляло совершенно никаких неудобств - но со стороны смотрелось необычно и слегка пугающе. А более молодые женщины уже ходили с обычными шеями, презрев вековую традицию своего народа.

    Но были и совсем дикие поселения. Одна из таких деревень расположена на вершине холма. Живут там отшельники, не знающие речи, не признающие цивилизации. На холм на машине не заехать - и, оставив ее у подножья, мы стали приближаться к деревне. Наш путь лежал мимо маленького пруда - и, когда мы подошли к пруду, жители деревушки нас заметили. И выбрали довольно необычную форму приветствия. Вместо того, чтобы что-нибудь нам продать или сфотографироваться, или хотя бы просто с интересом разглядывать - они стали махать руками. Как-то очень по-особенному махать - сначала я даже не понял, что происходит. Но в глади пруда вдруг случился огромный БУЛТЫХ, потом - еще один, потом что-то увесистое упало в кусты у дороги.

    Хорошо, все-таки, что деревня стоит в таком глухом месте, приезжают туда фаранги нечасто, и потому у местных жителей, видимо, редко бывает возможность попрактиковаться в кидании огромных камней в голову приехавших зевак. Или, может быть, камни слишком тяжелые - или удача в который раз оказалась на нашей стороне - но только ни один камень в нас не попал. Зато, оказывается, бегаем мы ну очень быстро, и буквально через несколько секунд укрылись от града камней за крепким корпусом джипа. А когда камнепад стих - столь же быстро запрыгнули внутрь и покинули это гостеприимное местечко.

    Возвращаясь в обжитые края, мы увидели указатель - Light & Sound , 6km.

    Что это такое - мы не знали, но раз уж дорога все равно вела туда - почему бы и не посмотреть. 5km, 4km, 3km - вот уже начинается движение, перед нами выехал грузовик и неторопливо катится вперед... 600m, 400m до Light & Sound - настойчиво сообщают указатели. Мы пытаемся предугадать, чем бы это могло быть - но любые идеи на эту тему оказывают в корне неверными. Мы подъезжаем к перекрестку, и тут собственно Light & Sound и происходит. Света, правда, было немного - только горящие стопари грузовика впереди, оттормаживавшегося в пол. Зато звука - сколько угодно - гудки, свист резины, оставляющей жирные полосы на дороге. У него, видимо, нет АБС - при торможении его слегка заносит, но зато на такой дороге останавливается он очень быстро. Мы же сохраняем управляемость, но тормозить так быстро не можем. Чудом успев остановиться перед самым бампером грузовика, мы не можем толком понять, что это было - грузовик и тот, кто тормозил перед ним - поворачивают и уезжают, а мы продолжаем движение прямо, потрясенные реалистичностью представления Light & Sound и оказываемым им эффектом.

    Все, пора выбираться из глуши - впереди долгая дорога в самую северную точку Таиланда. Выбравшись из гористой местности, мы довольно быстро едем по хайвею - и все-таки приезжаем в приграничный городок уже в пятом часу вечера.

    Магистраль, никуда не сворачивая, ведет прямо в Бирму - но становится все уже и уже с каждым километром. У самой арки, возвещающей, что Таиланд здесь заканчивается - парковка машин на десять, и нам там находится место. В общем, несерьезная какая-то граница. На той стороне маленького мостика через речку - тоже несерьезная праздничная арка "Union of Myanmar". Люди ходят по мосту пешком и без вещей - в гости или просто погулять.

    Жизнь вблизи границы всегда отличается от того, что происходит в глубине страны. Во многих странах жители приграничных городов имеют специальные отметки в паспортах, позволяющие им посещать городки на той стороне без виз и приглашений, по любой причине или вовсе без таковой. Но мы - дети железного занавеса, и нам вход воспрещен даже тут. В паспортном контроле нам объясняют, что сегодня для нас граница закрыта - и сначала нам нужно обратиться в иммиграционный офис, что в двух километрах отсюда - а потом уже приходить. И все это - только завтра. А завтра нам уже надо возвращать автомобиль и лететь обратно в Бангкок - так что увы, ничего не вышло.

    Все, кому я рассказывал про эту поездку - считали самой большой ее неудачей то, что случилось в самом конце, и про что вам только предстоит прочитать (если, конечно, хватит терпения). Я же, честно говоря, до сих пор больше всего жалею о том, что не попал в Бирму. Уж очень там интересно - пусть и слегка опасно, но, в отличие от уже туристической Камбоджи - Бирма осталась по-настоящему необычным местом с жизнью дикой, странной и прекрасной.

    Недавно читал рассказ о поездке туда человека, объехавшего уже 59 стран - и он говорил, что ничего подобного не встречал больше нигде.

    Впрочем, в Бирму я все-таки попал, хоть и нет об этом отметки в моем паспорте. Дело было так: Примерно вровень с началом ничейного моста стоит монумент "Самая Северная Точка Таиланда", у которого активно фотографируются люди - надо ж, в какие северные края забрались, не убоявшись мороза - до экватора почти 2000 км. Около этой арки установлена малозаметная металлическая табличка. На табличке написано, что граница проходит не по реке, а по этому ее берегу, который все считают тайским - и начинается в двух метрах отсюда.

    Найти лаз, по которому можно продвинуться еще метров на 10 на север - было делом техники. И вот мы, наконец-то, в Бирме - сбылась мечта детства, хоть и до смешного скромно сбылась - впереди забор, и дальнейшее продвижение в глубь территории Бирмы может быть чревато депортацией.

    А этого нам ни в коем случае допустить нельзя - в Бирму обязательно надо будет вернуться, но уже всерьез и надолго.

    Наступление вечера я встречал, оставаясь в Бирме и глядя на мост, по которому топали люди, ехали, перестраиваясь по диагонали с правой стороны на левую (в Бирме правостороннее движение) легковушки и бензовозы (видимо, с бензином в Бирме тоже туго). Радостная толпа сновала туда и сюда, как у себя дома - но мы были чужими на этом празднике жизни, и нам ничего не оставалось, кроме как повернуть назад и поехать прочь.

    В четвертый раз мы в Чанг Рай не поехали - хоть это и настоящий рай, но пока с нас хватит. Тем более, что вечер хорошо использовать для поездок, а день - для осмотра достопримечательностей. Поэтому мы решили сразу вернуться в Чанг Май, из которого сбежали сразу после прилета, и переночевать там.

    Ехали долго - в дороге вдруг стало голодно, и пришлось купить на заправке чипсов, шоколадок и другой подобной еды - стыдно, конечно, но все лучше, чем голодать. Номер в отеле за 1200 бат оказался чуть скромнее, чем за 1000 в Чанг Рае. Входивший в стоимость завтрак за 150 - скуднее, чем чанграйский за 100.

    Зато народу в ресторане было побольше - и к нам уже никто не подходил с чаем и кофе, приходилось ходить за ними самим. Вообще, в самом Чанг Мае, похоже, делать по большому счету нечего - по ценам, ассортименту, уровню сервиса и количеству людей это золотая середина между Бангкоком и среднеразмерными северными городками. То бишь - все дешевле Бангкока, но дороже Чанг Рая.

    Всего меньше, чем в Бангкоке - но больше, чем в Чанг Рае. И т.п. Утром, немного поблуждав по односторонним дорогам, мы выехали на горный серпантин, ведущий к Doi Suthep. Этот храм - самый знаменитый во всем Таиланде, стоит на вершине огромной горы. В свое время туда ходило что-то типа фуникулера - по закрытой трубе ездили поезда, поднимая тех, кому не по силам было одолеть длинный подъем по лестнице. Но несколько лет назад случилась трагедия - что конкретно произошло, нигде не уточняется, но, должно быть, жертв было много - и паровозик этот по трубе ездить перестал.

    Красные от натуги люди идут пешком, часто останавливаясь на длительный отдых. Мы же забираемся легко - наверное, дело в том, что мы приехали сюда на джипе с кондиционером, и успели отдохнуть перед восхождением. И лишь оглянувшись назад, я понимаю, что высота действительно приличная - далеко внизу копошатся маленькие фигурки.

    У храма есть отличная смотровая площадка. С нее видно сам город Чанг Май и его аэропорт. Аэропорт не очень оживленный, и, когда самолеты не садятся и не взлетают - кажется, что снизу натянуто просто полотно с нарисованной картиной. Не колышутся ветки деревьев, не летают птицы, не ходят люди. Не дымят трубы, не ездят машины - с высоты город кажется абсолютно неподвижным. Как так получается - я до сих пор не смог разгадать, ибо, если находишься в самом городе - жизнь вокруг бурлит со страшной силой.

    Но и из самолета, и со смотровой картинка одинакова - ничего не происходит. Около храма есть много любопытных мест. Одно из них - дерево, растущее из маленьких коробочек с прахом усопших. Археологи далекого будущего, раскопав радиоактивный пепел, должно быть, сильно удивятся - ибо все люди с европейскими именами и фамилиями (а таких тут много) умирали в 20-м и 21-м веках, а все азиаты - в 26-м. Никаких особых пометок о том, по какому летоисчислению указан год, тут нет - так что через 500 лет будет большая неразбериха. К счастью, мы по этому поводу можем не волноваться.

    В книжном магазине при храме продают все подряд. От книг по буддизму - упрощенных на английском и серьезных на тайском - до пособий типа "как и где выбрать правильную морковку в go-go барах и как ее трахать". Буддизм, конечно, одна из самых демократичных религий - но чтобы настолько...

    Внутри храма, как всегда, тишина и полумрак. Двое монахов трудятся - один кропит всех святой водой (прохладной и очень приятной на этой жаре, уфф), другой - молча повязывает веревочки людям (в основном тайцам - туристы почти не подходят к нему) на левую руку. На удачу. Зная, что здесь никогда и никому не откажут, и прихожане не делятся на исповедующих буддизм и иноверцев - ибо в буддизме нет ничего, что можно было бы исповедовать - подхожу за веревочкой и я.

    Я смотрю на монаха, он смотрит на меня. Повязывая веревочку, он вдруг неожиданно размыкает уста и задает обычный для Таиланда, но совершенно неожиданный тут вопрос : "where are you from?".

    И тут я допустил самый главный промах. Несмотря на всю подготовку в этой области, от неожиданного вопроса я опешил и ответил - мол Moscow, Russia.

    Конечно, на самом деле это было такое скрытое испытание, и я его, увы, не прошел. Стоило мне ответить, что я, как и все прочие иллюзорные существа псевдонаблюдаемой реальности - родом ниоткуда - и я мог бы ходить в оранжевой одежде монаха, поливать деревья и петь мантры. Впрочем, мне кажется, тот монах все-таки что-то заподозрил - уж очень он странно на меня смотрел и загадочно улыбался, как будто знал, что я знаю что-то такое, что знает и он.

    Ну, разумеется, когда я говорю "я" - я имею в виду "не-я" - это и называется мной. И когда говорю о знании - имеется в виду, конечно не-знание - это и называют знанием.

    Но веревочку - утешительный приз - я все-таки получил, и, в странной прострации покинув полумрак храма, вышел на залитую солнцем смотровую молча таращиться на неподвижную картинку внизу.

    Потом как-то очень быстро промелькнули: покупка орхидей на рынке (хорошо, что не купил еще и рыб, как меня просили), возвращение в рентовалку и возврат машины, раннее прибытие в аэропорт и перенос сроков вылета на два часа раньше (денег с нас, разумеется, не взяли ни копейки - просто вклеили новое время в билет, и лети себе).

    Все это время меня не покидало ощущение, что я все так же смотрю на неподвижную картинку - и, вновь увидев Чанг Май из окна самолета, я понял, что так оно и было. В этом городе нет никакой жизни - вблизи еще можно ошибаться, принимая игру света и тени за набор каких-то событий, но сверху уж точно видно - ничего этого нет, и единственным более-менее существующим объектом был наш самолетик, летевший по вечернему небу в сознании невидимых и неподвижных прихожан, стоявших на смотровой площадке у храма Doi Suthep с веревочками на левой руке, и молча смотревших в пустоту.

    Глава 6 - Паттайя

    В самолете читаю местную газету и узнаю, что празднования дня рождения короля начинаются вот буквально в то самое время, когда мы летим.

    Хочется успеть еще и на них, хотя едва ли там будет что-то по-настоящему интересное - ну, толпы людей со свечами на ночных улицах, кругом портреты короля и музыка. Пока садится самолет - темнеет, праздник начинается, и как всегда - без нас. Мы идем сдавать вещи в камеру хранения - нет больше сил таскать огромные сумки с месячным запасом одежды, туалетной бумаги и сувениров.

    В первой камере хранения вещи не берут - она только для местных рейсов, местные ночью не летают, поэтому ранним утром нам оттуда ничего не забрать. Идем в международный терминал по длинной трубе в полкилометра - снова киоск Information, снова там говорят совсем не то, что есть на самом деле - ходим, ищем, находим наконец-то, сдаем. Огромен международный аэропорт Бангкока, мы уже третий раз сюда попали - а не видели еще и половины его, живет он какой-то своей непонятной жизнью, и никто не знает - зачем и почему, где и что.

    Вообще, Москва - это чуть ли не единственное место на Земле, где работа до полуночи, а то и круглые сутки - норма жизни. В Европе тоже все закрывается довольно рано, про маленькие провинциальные городки России и говорить нечего (как-то я так вечером застрял с одним ноутбуком в городке без вечерних рейсов, без гостиниц, но зато с кучей гопников - но это совсем другая история).

    В семь часов вечера автобусы в Паттайю не ходят - может быть, всем туристам пора ложиться спать, а может быть - надо дать заработать таксистам. Билеты на такси продают прямо в аэропорту. Я говорил, что надо просто выйти на улицу да и поймать такси подешевле, но Л. был непреклонен - нафиг ловить, возьмем прямо тут. Прямо тут предлагали за 1800, но прежде чем он успел раскрыть рот, чтобы согласиться - я показал ему на соседнее окошко, где то же самое было за 1500.

    Нам выдали билетики со штампом "INCLUDE TOLLWAY". Tollway - это платная дорога (кстати, потрясающего качества). То, что было написано include, а не includes - меня не удивило, английский в Таиланде вообще сильно трансформирован. Как есть традиционный и упрощенный китайский - так, видимо, через какое-то время будут два независимых языка - обычный и упрощенный английский.

    Жадный таксист, почти не говоривший по-английски, незадолго до въезда на tollway начал повторять - tollway - you pay! tollway - you pay! Оказалось, это не стих такой и не лозунг, и даже не мантра - а хочет он денег с нас за въезд на эту дорогу. На наши вопросы он ответить не смог - не понял он этих вопросов, а все говорил you pay! you pay now! В конце концов я догадался сам - благо к восточной хитрости за почти уже две недели привык. Штампик означал "DOES NOT INCLUDE TOLLWAY", но ставят его по левому краю так, чтобы слова DOES NOT не попали на бумагу. Типа, и штамп нужный стоит, и глупый фаранг раньше времени возмущаться не начнет.

    Отдали мы ему еще затребованный им стольник, на платные дороги он потратил 85 (я специально считал - такая жадность обуяла), 15 с довольным видом положил в кармашек - опять обманул глупых фарангов, а они ничего и не заметили. Пустячок - а приятно.

    Машина неслась хорошо за 150 по шикарной дороге высоко над землей, снизу был Бангкок, впереди - берег моря и столица секс-туризма Паттайя, третье место по инфицированности ВИЧ на душу населения в мире. Вообще, конечно, надо не читать отчеты вроде этого, а съездить и попробовать все на своей шкуре - только тогда поймешь, какое влияние оказывает на человека пребывание в стране, где абсолютно все к твоим услугам - были бы деньги, причем не такие уж большие. Пока мы ехали над вечерним Бангкоком, я на полном серьезе размышлял о недостатках нынешнего королевского юбилея. Вот едем мы, а ничего не видно. А если бы король был ростом метров хотя бы в 50 - на него можно было бы смотреть прямо из машины, ехать и смотреть. Эти мысли навевали легкую грусть - не все еще продумано у тайцев, такого пустяка - и не сделали.

    Tollway, бывший по сути своей эстакадой, закончился так, как и положено всякому мосту - обрывом в середине. Дальше мы ехали снова по земле, тихо, бесшумно и без особых впечатлений. Отель Фурама - первая стоянка, расположение которой мы выбрали неудачно. Впрочем, всего-то на одну ночь, да без больших сумок - перебьемся. Жизнь кипит где-то далеко, а тут - спальный район, тишина и покой. Нас регистрируют очень тщательно - на одну ночь, почти без вещей, русские, виза скоро заканчивается. Сверяют фотографии в паспортах, каждую цифру в номере, каждую букву в имени. Где-то здесь русские туристы на радостях ограбили банк - после этого одно время даже визы по прилету не давали. Потом поняли, откуда деньги едут, и давать стали - но чувство национальной гордости переполняет каждый раз, когда выражение лица тайца меняется при взгляде на российский паспорт. Здесь нас тоже знают - и тоже боятся. Дома ты никто, едешь себе в офис, думаешь над требованиями к очередному проекту, стоишь в пробке, бодаешься с заказчиком - а тут ты принадлежишь к Русской Мафии, великой и ужасной. Некоторые люди везде, где не просят паспорт, говорят, что они, например, из Польши - я так делать не стал, свой крест надо нести, но понять их нетрудно.

    На улицах много людей - шикарные полуобнаженные девушки, совсем недавно бывшие юношами, призывно разгуливают по главному пешеходному проспекту.

    Сегодня очень целомудренный вечер - день рождения короля, все самые злачные места закрыты, и улица начинает напоминать Арбат. Протискиваемся через толпу - поет и играет какая-то местная группа на местном языке, над ними сияет лик короля, все здорово, но непонятно. Чуть дальше - следующее зрелище. Юная, но уже созревшая девушка, из одежды на которой - лишь прозрачное платье, прыгает и поет о чем-то (наверное, о своей неиссякаемой любви и преданности к любимому вождю)- опять-таки под его портретом. А дедушка старый - ему все равно.

    Дедушке, между прочим, сегодня 75 - в Европе был бы юбилей, но тут это число ничего не значит. Двенадцатеричная система по-прежнему в ходу, и 72-ю годовщину праздновали куда ярче. Выглядит и держится король для своего возраста очень и очень - и есть хорошие шансы, что мы еще увидим пир на весь мир в его 84-й день рождения. Еще он, кстати, американец по праву рождения - родился в США, но променял безбедную жизнь в американском раю на псевдоруководство раем таиландским. Впрочем, едва ли его спросили - он король, а эта работа подразумевает минимальное количество личной свободы. Каждый шаг расписан на годы вперед - может быть, король давно умер, а вместо него ходит и говорит стандартные приветственные речи дорогущий сверхсовременный робот - японский, как и все прочее тут.

    Прохожу дальше - глаз отдыхает на тоже не слишком сильно одетых, но явно рожденных сразу женского полу девушках европейской наружности. Кроме Паттайи, больше нигде я их не видел - так что этот город мог бы носить гордое звание борделя международного - если бы, конечно, такое звание присуждалось официально. Или, по крайней мере, тайско-русско-украинского.

    Hо русские здесь не только девушки и не только работают.

    Вокруг слышна русская речь. Ближе к концу улицы надписей на русском все больше - начиналось все просто с меню на русском языке, а закончилось обменниками, где "особый курс для гостей из России", и русским рестораном.

    Каюсь, на цены взглянуть забыл - дорогущий, должно быть.

    На скамейках на берегу сидят тайские морковки - и с ними общаются многочисленные гости из Германии и других стран Европы. Такое вот сексуально-коммерческое братство народов - сидят все вперемешку и весело смеются.

    Море, говорят, грязное - я так и не искупался в Паттайе ни разу. А сейчас еще туда ползет нефтяное пятно - совсем хорошо будет отдыхающим.

    В Паттайе есть все черты крикливой роскоши, столь хорошо знакомые жителям столицы. Например, это единственное место во всем Таиланде, где я видел дорогую машину - псевдоспортивное купе мерседес-500. И, как почему-то всегда неизбежно бывает таких местах - слегка грязновато.

    Возможность искупаться тут предоставилась мне лишь однажды. Местная пристань - это просто неширокий деревянный мост с перилами, уходящий в море.

    Когда-то сюда приходили корабли с американской морской пехотой - собственно, благодаря этому и возник город. Сюда стали ехать за легкими деньгами девушки со всего Таиланда - и одно время это место было самым процветающим и дорогим.

    Так вот, с этой пристани отправляются в недалекое плавание корабли - одни надолго, другие на полчаса. На одних можно только покушать, на других - и переночевать тоже. И, конечно, чтобы не скучно было ночевать - морковки к вашим услугам, как всегда и везде в этой стране.

    Вот на этой пристани я и стоял, прислонившись к перилам. И не слишком рано понял, что столбики, на которых держатся эти перила - не прибиты к мосту, а болтаются в воде сами по себе. И перила эти собираются улететь назад, в море, прихватив за компанию и меня. В принципе - ничего страшного, водичка теплая - если, конечно, глубоко и нет камней. Но поскольку собираюсь лететь я спиной вперед - в отсутствии камней и наличии глубины убедиться не представляется возможным, и посему лететь я не очень хочу. Наверное, на самом деле это длилось одно мгновение - но мне показалось, что секунд десять я, отчаянно размахивая всеми доступными конечностями, балансировал на краю скользкого моста. Но все-таки в итоге остался на нем - к вящему огорчению сочувствующих зевак. После чего поспешил этот мост покинуть и перейти к более стандартным развлечениям, не таящим никаких сюрпризов.

    Одним из таких развлечений был тайский бокс. Театрализованное это представление повторялось раз за разом с очень небольшими вариациями. На сцену выходили двое - один будущий победитель, другой побежденный. Я разработал простую систему, позволяющую определить, кто есть кто. Полной гарантии она, конечно, не давала - но с Л. мы спорили несколько раз, и каждый раз выигрывал я. Жаль, что азартные игры тут запрещены, и про тотализатор не было и речи - у меня была бы неплохая возможность напоследок заработать лишнюю пару тысяч бат.

    Формальные признаки, позволяющие определить будущего победителя, таковы. Если он стоит в левом углу - скорее всего, он победит. Если на нем красные трусы и он в левом углу - это 100% гарантия победы. Боец в красных трусах всегда встанет в левый угол - это правило не знает исключений. В редких боях ни у кого не будет красных трусов - тогда надо смотреть на другие признаки.

    Самый главный - это левый угол. Второй по значимости признак - как боец ведет себя в перерыве между раундами. Если он смотрит в зал, улыбается и фотографируется со зрителями - это победитель. Если ушел в свой угол и молча сидит в тени - побежденный. Заканчивается бой всегда одинаково. Будущий побежденный пропускает град ударов будущего победителя - и падает на пол. Судья считает до четырех-пяти, побежденный вскакивает и с новыми силами бросается на победителя.

    Длится это секунд 10-20, после чего удачная контратака, и победитель нокаутирует незадачливого соперника. Тот тут же вскакивает, но уже поздно - победитель объявлен, судья поднимает ему руку, и он идет собирать деньги со зрителей.

    Не знаю, верит ли кто из присутствующих всему этому. Но, вполне возможно, что боксеры настоящие - просто нет им никакого резона тратить силы и получать травмы в настоящем мордобое - вот и устраивают такой примитивный спектакль. Но если бросить им вызов и выйти на ринг - они будут сражаться всерьез. Кто-то из российских туристов - мастер спорта по боксу - однажды так сделал. Потом ходил весь в синяках и царапинах, но тайца он все-таки победил - и когда он на следующий день пришел туда же, все тайцы-боксеры, все сотрудники заведения и все зрители вставали и пожимали ему руку.

    На следующее утро мы выписываемся из отеля - до вылета осталось меньше суток, пришла пора прощаться. Находим такси - за 800 бат нас встретят в 2:30 ночи и повезут в аэропорт, навстречу холодам и тревогам обычной жизни, от которой мы уже успели отвыкнуть. Днем Паттайя почти безлюдна - все отдыхают от бурных ночных развлечений (кстати, заканчивают работу все ночные заведения Паттайи в два часа ночи - это специальное исключение, учитывающее специфику данного места. Везде - строго в час. Не знаю, кто за этим следит - но соблюдают это правило все, несмотря на явное недовольство).

    Вокруг есть несколько интересных мест - тир, очень большой и серьезный, где стреляют из настоящего оружия, и боевые гранаты бросают. Зоопарк и ферма крокодилов в старинном парке - по сути, тот же зоопарк, но более крутой. Любовь к животным сильнее милитаризма, и мы едем в гости к крокодилам.

    Старинным, кстати, этот парк называть не совсем правильно - особых признаков умеренной древности, какие можно встретить в заросших тихих парках маленьких европейских городков, тут не наблюдается. Почти любое качество вещей проходит в своем развитии три этапа. На первом этапе - оно еще слишком слабое, чтобы проявляться. На втором - оно набралось силы и старается всеми доступными силами заявить о себе - чтобы не было сомнений, что мол вот оно какое. А на третьем - оно развивается настолько, что нет нужды никак его демонстрировать - есть оно и есть, без всяких сомнений и споров. Человеческих качеств - от эрудиции до уровня доходов - это касается в первую очередь, но и неодушевленные вещи тоже подвластны этому закону. Вот и парк не кажется древним. Парку миллион лет, и все эти годы он, похоже, был таким - серые камни без возраста и вечнозеленые вечно молодые насаждения среди этих камней.

    Бассейн с крокодилами, где проходят шоу - это просто пластиковая коробка с низкими бортиками. При желании можно дотянуться и погладить крокодила рукой, но инстинкт самосохранения не дремлет и желание это блокирует.

    Тем более, что крокодилы здесь крупные - после тщедушных заморышей из наших зоопарков, трехметровые затаившиеся чудовища вызывают подсознательное ощущение настоящей опасности.

    И, несмотря на то, что крокодилов тут перед представлениями хорошо кормят - ощущение это разделяет даже шоу-мэн, показывающий всякие фокусы, кладущий в пасть крокодилам руки и голову. Когда он подходит ближе - видно, что лицо у него очень напряженное, очень серьезное и покрыто, несмотря на стопроцентную влажность, мелкими капельками пота. Крокодил - это вам не мудрый слон, и когда и что перемкнет в маленьких мозгах у этой большой рептилии - неведомо даже дрессировщику, день за днем таскающему ее за хвост.

    Есть у крокодила, впрочем, два любопытных качества. Первое - отсутствие лишних движений. Зеленая тварь может много дней валяться на одном месте, сливаясь с окружающим пейзажем, полуприкрыв глаза, и лишь раз в несколько минут поднимая нос из воды на миллиметр - подышать, и снова плавно погрузиться. Живого крокодила от мертвого можно отличить только за полчаса пристальных наблюдений, да и то есть риск ошибиться. Но зато если рядом добыча - крокодил, только что бывший полудохлым и не двигавшийся с места несколько дней - делает один, но очень точный бросок, один, но очень мощный хлопок пастью - и чья-то судьба на этом заканчивается, а крокодил снова переходит в standby и снова терпеливо ждет следующую жертву. Воплощенная смерть, одним словом.

    Другое качество крокодила на фоне первого кажется совсем необъяснимым.

    Это - его готовность помочь своим сородичам путем акта частичного самопожертвования. Когда становится совсем голодно, крокодилы собираются вместе - в круг, дабы свершить действительно загадочный и мистический крокодилий ритуал. И каждый из них по очереди становится в центр - становится, замечу, добровольно, и никто не пытается откосить. Остальные крокодилы держат его, а один откусывает кусочек хвоста - такой, чтобы без него не загнуться, но и чтобы самому с голоду не помереть. Когда в круге побывали все - крокодилы с надкусанными хвостами расходятся и вновь продолжают жизнь охотников-индивидуалистов, ждущих только момента для нанесения точного удара.

    Каким образом в процессе эволюции могло возникнуть такое - загадка.

    Здесь же этих гордых животных выращивают, чтобы делать из них ремни, сумки, портфели и бумажники. По достижении зрелости крокодилы сдают экзамен.

    Сдавшие на все пятерки смогут жить до старости, выступая в шоу - а остальные будут принесены в жертву моде и искусственному отбору. Последний, видимо, благодаря необычайной своей строгости уже через несколько поколений даст нам крокодилов-интеллектуалов, затмевающих величайшие умы человечества. А пока они тихо лежат в неглубокой воде, стараясь держаться подальше от центра бассейна - чтобы их не схватили за хвост и не заставили участвовать в шоу.

    Интересных мест в этом парке довольно много - можно фотографироваться с тиграми и медведями, они настоящие и громко рычат, когда берешь их за шкирку. Можно кормить золотистых карасей и каких-то рыб помельче - но, плавая в море, кормить рыб было интереснее. Можно смотреть, как едят мясо маленькие крокодильчики, или как русские туристы кричат от огорчения, вломившись в фотолабораторию - оказывается, это не ресторан! Можно кататься на хоботе у слона или сидеть у него на спине, когда он встал на задние лапы.

    Всякого зверья тут много, причем климат благоприятствует - живность как на подбор крупная, жизнерадостная и активная. Многих животных я просто никогда не видел живьем (тапира, например), а тут их можно аж потрогать через прутья вольеров. Про других - не знал, что они бывают таких размеров.

    Например, я до этой поездки был уверен, что птицы крупнее человека встречаются только в мультфильмах про другие планеты и в книжках о доисторических эпохах.

    Однако - нет, бегают страусообразные твари по 2-2.5 метра, подойдешь близко - и такая птичка раскроит тебе череп одним ударом клюва. Юные полутораметровые страусята содержатся менее строго - и иногда сбегают и расхаживают по парку.

    Один такой бежал на меня - работники фермы истошно кричали "в сторону мистер, в сторону, мистер - иначе хана", но потом изловили его и бодро поволокли домой, в застенки.

    Но самое, пожалуй, занимательное развлечение - это ловля крокодилов на удочку. Не совсем ловля, конечно - официально это называется кормежкой, но похоже больше всего именно на сюрреалистическую рыбалку.

    На длинную палку-удочку крепится веревка, заменяющая леску (любая леска бы тут порвалась). А на веревку привязывается наживка - целый куриный окорок.

    Снизу, под рыболовным балконом - пруд, кишащий крокодилами. Главное отличие от традиционной рыбалки - тут сидеть и терпеливо, стаканчик за стаканчиком, ждать поклева не надо - клюет еще в воздухе. Стоит поднести курицу к поверхности мутной воды на полметра - как с оглушительным плеском трехметровое тело по дуге выскакивает наружу, поднимается на эти полметра в воздух, хватается зубами за окорок и больше уже его не отпускает. В это время можно как угодно им мотать. Полным выигрышем в этой игре считается вытаскивание крокодила из воды и поимка - но это едва ли возможно, он очень тяжелый и страшный. Полное крушение всех надежд - пять букв, вторая "и" - это когда выигрывает крокодил и перетаскивает тебя с балкона в воду, зарабатывая сытный обед для себя и своих друзей. Но такое фиаско тоже, честно говоря, маловероятно - удочку можно и бросить в последний момент.

    Лучший результат, которого я смог добиться - это обойти крокодила в хитрости и скорости реакции. Когда он выпрыгнул из воды, я с размаху опустил окорок ему на морду - извернуться и схватить его зубами он не успел, и, должно быть, жутко обиделся, если крокодилы умеют обижаться - приплыл покушать, а дали по морде. Но уже через несколько секунд и этот окорок был съеден - те же крокодилом или, возможно, его более удачливым собратом. Как я уже говорил выше, у меня плохая память на лица.

    Вечером в Паттайе начинается шоппинг - у меня еще несколько тысяч бат, которые надо успеть потратить до отъезда. Тратить их трудно - нечего тут покупать, разве что совсем маленькие и недорогие безделушки бывают интересными. Все остальное - можно найти в Москве дешевле, лучшего качества и в большем ассортименте. Исключения - тайский шелк, деревянные фигурки ручной работы (и, скорее всего, китайские), да и те надо выбирать очень тщательно.

    Золото и бриллианты - только если разбираешься в них, да и то многие не советуют. В ювелирных магазинах - надписи на русском, что доверия тоже особо не добавляет. И "принимаем заказы на изготовление ювелирных изделий из российского золота" - местное, стало быть, хуже?

    В маленькую сумку много сувениров не влезает, и я с сожалением отмечаю, что деньги еще остались. Хочется потратить все до последнего бата - не выходит. Да и виза заканчивается только послезавтра, а нам уже улетать - не получается на 100% использовать, а жаль. До этого почти все - и джип, и байки, и время мы использовали так, что более интенсивное использование придумать сложно - а с деньгами и визой что-то не получалось.

    Снова стемнело, но этот прощальный вечер - уже не такой пуританский, как был вчера. Портретов короля поубавилось, зато открыты бары и шоу. Что такое тайские шоу - все, наверное, уже знают. В общем, девушки там при помощи своих многофункциональных половых органов делают то, что не всякий смог бы и руками. Задувают свечи, пускают дротики, лопая воздушные шарики. Достают метр за метром разноцветные веревки. Достают оттуда рыб и птиц. Достают гвозди и лезвия. Мне говорили, что это жуткое зрелище - не знаю, может я такой нечувствительный, но только ничего подобного не заметил. Как-то спокойно, хоть и без особого удовольствия, как на давно знакомой и привычной нетрудной работе, достают они всю эту утварь. Если задуматься, конечно, то одно не так повернувшееся лезвие (а что они острые - сомнений нет, ими потом резали веревки) может натворить не совсем приятных дел. А если такую девушку привести в номер, а она там лезвие забыла? Правда, опять же, вдруг кому-то и это понравится. Кстати, девушки, показывающие самые сложные номера таких шоу - как правило, менее привлекательные, чем те, кто умеет только топтаться голышом у шеста.

    Шоу за шоу - девушки разные (попадаются, кстати, и относительно ничего, даже среди исполнительниц смертельных номеров - или это алкоголь так действует?), но фокусы начинают повторяться. Один мой знакомый говорил, что не пьет кока-колу после того, как увидел в Таиланде процесс ее изготовления.

    Ни в одном шоу изготовления кока-колы я не увидел - грустно покидать эту страну, оставляя в ней эту тайну - но другого выбора уже нет. Время пролетело незаметно - пиво, голые морковки вокруг, почувствовавшие приближение момента закрытия заведения, утраивают активность и набрасываются одна за другой.

    Но мы гордо уходим - уже два часа. Последняя прогулка по ночным улочкам - свет в барах уже погасили, но народ еще не разошелся - идет ожесточенный торг. Цены в это время - самые низкие, потому что каждый клиент - последний на сегодня, про bar fine речь уже и вовсе не идет. Все это великолепие стремительно проплывает мимо - улочки становятся все темнее и безлюднее, невостребованные морковки грузятся в спецтранспорт и разъезжаются по своим домам - авось завтра повезет.

    Вот и наше такси. Вполне еще бодро выглядящая королла прошла уже 980 тысяч километров. Еще годик - и будет она продаваться где-нибудь в России ("только что из Японии, пробег 60 тысяч, отличное состояние, бережная эксплуатация). Впрочем, водитель, похоже, действительно машину бережет - быстрее 90 не разгоняется, на газ сильно не нажимает - ночью приятно просто неторопливо катиться. Я уже не могу бороться со сном - и поездка кажется мне совсем короткой, хоть ехали мы и вдвое дольше, чем в Паттайю. Мало того - в четыре часа ночи (!) в пригородах Бангкока мы попадаем в пробку. Но, к счастью, пробка небольшая - и вот уже наш аэропорт. Последние шаги во влажной тропической ночи - впереди один только холод. Уезжать не хочется, но, увы, других возможностей просто нет - и мы идем искать наши вещи. В киоске information привычно говорят, что вещи хранятся только в одном месте - вон там. Вон там оказывается, что наших вещей у них нет, а камер хранений тут несколько. Наконец, находим нашу, забираем сумки с барахлом, без которого прекрасно можно обходиться, оказывается.

    Воссоединившись с вещами, мы прощаемся с этим влажным и теплым воздухом - теперь он кажется таким родным. С этим знакомым ароматом, казавшимся нам тошнотворным две недели назад. С этими желтолицыми людьми, большинство из которых - все-таки доброжелательны и приятны в общении. С вертлявыми морковками и молчаливыми монахами, жадными таксистами и вежливыми полицейскими.

    С бездомными собаками, которых, судя по надписям на ошейниках, зовут "Покорми Меня". Со слонами и крокодилами, разноцветными рыбами в прозрачной воде самой чистой реки, у которой нет берегов.

    Через полчаса мы будем сидеть в самолете, бросим последний взгляд на все это, уже едва различимое внизу - и домой, улаживать накопившиеся дела, давиться в пробках, мерзнуть и ждать северного лета - пародии на местную зиму.

    Только вышло по-другому, вышло вовсе и не так.

    Глава 7 - Бонус!

    Подходим с вещами к стойкам регистрации - про наш рейс уже написано "Boarding". До этого было написано, что регистрация у четвертой стойки - подходим туда. Тайцы у четвертой стойки сонно улыбаются - нет мол, тут никакой регистрации, да и не было никогда. "А что же нам делать?" - спрашиваем мы. "А вот рядом Information, там знают" - радостно машет рукой сотрудник аэропорта.

    Я благодарен киоску Information - это был первый случай за все время блужданий по ставшему уже родным аэропорту, когда нам не дали неправильной информации и не указали направления, прямо противоположного тому, в котором надо идти. И ведь, оказывается, так мало для этого нужно - просто в это время в круглосуточном киоске Information абсолютно никого не было.

    Возвращаемся к четвертой стойке, беседуем с тайцами. Они, как всегда, никуда не спешат, и лениво отвечают. Hадпись Boarding сменяется на Final Call, и у меня зарождаются первые недобрые предчувствия. К этому моменту я окончательно проснулся. Тайцы заразительно смеются - ха-ха-ха, опаздываете на самолет, ха-ха-ха, Final Call. Ну, если что, завтра полетите.

    На тайских авиалиниях перенос сроков вылета возможен всегда и бесплатно. Не смог сегодня - на билете исправят дату, полетишь завтра, и ни копейки не возьмут. Вообще, там так - чем бОльшие деньги крутятся в отрасли - тем меньше желания брать дополнительную плату за какие-то особые услуги. Если ты заводишь бедных туристов в лапы алчных продавцов муры по завышенным ценам - ты получаешь полтинник-сотню, и за эти деньги кому угодно горло перегрызешь. А если ты большая авиакомпания, то брать с пассажиров лишние деньги, когда у них проблемы - недостойно. У нас все иначе, билет невозвращаемый и непереносимый, но тайцы едва ли знают, что так бывает, и весело смеются. Знали бы они, что в этот миг у нас по полштуки баксов как рукой сняло - а это чуть ли не годовой доход жителя северных провинций - может, не смеялись бы так. Хотя, кто знает.

    "Улыбайся - двуногому брату. Улыбайся - получая зарплату. Улыбайся - валяясь под трамваем. Улыбайся - будь самураем". Здесь эта старая песенка - не лозунг, слишком хороший, чтобы ему следовать. Здесь этот принцип воплощен в жизнь - и я, глядя на смеющихся тайцев, из последних сил улыбаюсь в ответ.

    Наконец, в киоске Information появляются люди - уже поздно, но последняя отчаянная попытка. Hас соединяют с туркменами, они не говорят по-русски, зато говорят по-английски с сильным русским акцентом - забавно, но сейчас не до этого. Они говорят "регистрация закончена - вы полетите завтра. Свяжитесь с нами днем".

    МЫ ОПОЗДАЛИ HА САМОЛЕТ. Даже на два самолета. Нет, конечно, мы себя называем не слишком лестными словами. Но, с другой стороны - много ли вы знаете людей, которым это удалось? Тех, у кого трепыхалось сердце - ах, ах, всего час остался, опаздываю - навалом. А вот просто так взять и очень тихо и скромно опоздать - я таких больше не знаю.

    Особых эмоций нет - безумно хочется спать. Последние дни я не высыпался, надеясь отоспаться в самолете, дома или еще где-нибудь - чтобы не тратить зря драгоценное время. Эту ночь не спал вовсе. Можно, конечно, разлечься прямо тут - на неудобных креслах зала ожидания, но это было бы полной капитуляцией - и признанием того, что случившееся с нами - не досадная мелочь, а катастрофа, способная перевести нас в статус полубомжей, и превратить в муку последний день пребывания здесь. Снова последний - ведь теперь у нас есть еще один день, это своеобразный бонус, мы не в холодной Москве - за окном пальмы, теплое утро, гостеприимный Бангкок живет своей радостной жизнью - и мы можем еще один день повертеться в этом разноцветном водовороте.

    Идем в Amari Airport Hotel - совсем рядом с аэропортом, очень прилично выглядящий. Меня гложут сомнения - дорого тут, наверное, отели в таких местах никогда дешевыми не были. А есть ли у нас теперь свободные деньги - большой вопрос, который прояснится только днем. Цены превосходят даже мои ожидания, и так скорректированные невесть откуда взявшимся пессимизмом. Одноместный номер стоит $101, или около 4400 бат. На севере в шикарной гостинице на эти деньги можно жить неделю, а у нас тут будет меньше шести часов - в 12 утра надо либо выматываться, либо платить за еще один день. Понимая, что нам этот вариант совсем неудобен, предлагают еще один - $25 за каждые три часа. Мы спим, а денежки идут... В Miami Hotel мы за эти $25 доедем на такси, проживем там сутки, и еще останется - в общем, печально взглянув на красоты Amari, где нам побывать не придется (хотя - как знать), отправляемся из родного и любимого аэропорта Бангкока, где знаем уже почти каждый уголок, в не менее родной и любимый Miami Hotel. Таксист дешевле 300 не везет (мы загорелые, и про счетчик речь уже не идет) - народу много, высокий сезон начинается, спит он в машине.

    Чуть ли не первый нормальный таксист попался - дружелюбный, разговорчивый, говорит на нормальном английском и задает нестандартные вопросы - но нам как назло не до него. Спать.

    В Miami Hotel нас не узнали. Или сделали вид, что не узнали - не поймешь. И отношение было значительно хуже, чем в первый раз - такие вот метаморфозы. Впрочем, и причина понятна - вписываемся на один день, морды помятые, сонные, вещей почти нет, визы заканчиваются завтра, из России - полный набор признаков неблагонадежности. Нас просят внести по 200 бат залога - чтобы вернуть их, когда будем выписываться. Дабы не уперли чего, наверное. В другой ситуации я счел бы это оскорблением - но, во-первых, понятны их мотивы - а во-вторых очень хочется спать.

    Наконец-то дают ключ, я добредаю до своей комнаты. Здесь работает горячая вода, хоть что-то хорошее есть на свете. Все, теперь наконец-то можно и заснуть. Даже сейчас, когда я пишу эти строки - я зеваю. И когда вы это читаете - вам тоже наверняка захотелось зевнуть, ведь правда? Вот так хотелось спать, что передается это через текст, через время и расстояние.

    Утром едем в офис к туркменам. Hайти их сложно - сидят в торговом центре, вывесок нет, да еще собираются переезжать. В офисе - две тайки выполняют секретарские обязанности, а руководит им человек с туркменским именем и фамилией, но на туркмена мало похожий, отлично говорящий по-русски и больше всего напоминающий обычного московского бизнесмена средней руки. Из разговора выясняется, что остановить самолет можно было - но стоит это $7000. Можно было продлить регистрацию - но это тоже денег стоит. А молодому туркменскому королевству (то бишь тьфу - конечно, республике) деньги нужны позарез. Поэтому куда лучше продать нам еще по билету сейчас, чем что-то для нас делать тогда. Все понятно, обижаться глупо - сами решили экономить при выборе перевозчика, сами и налетели. Билет в одну сторону стоит $438 - всего чуть-чуть дешевле, чем туда-обратно. Выгребаем предпоследние деньги - и вот у каждого из нас снова есть волшебный зеленый пропуск домой.

    Бонусный день в Бангкоке - это не то же самое, что все прочие дни. Говорят, люди, чудом избежавшие смерти, или вернувшиеся с того света, всю остальную жизнь живут совсем иначе - каждый день как подарок, на который они и не рассчитывали. Мы уже посмотрели все основные достопримечательности, купили все более-менее привлекательные сувениры - и теперь можно попробовать просто пожить тут, без всяких целей и задач.

    Первым делом, конечно, надо поесть. В дорогущем по местным меркам итальянском ресторане кормят вкусно, поят так себе. На зеркальных поверхностях пишут серебристые надписи про Hовый Год - признак места только для фарангов, ибо местные не умеют радоваться тому, что прошел еще один год от Рождества Христово - каковое, как историческое событие, состоялось вроде бы лет за пять до того момента, который принято считать таковым. Мы умеем верить в общепринятые условности и подчиняться им, а они - если и да, то своим собственным условностям, но никак не нашим. И потому серебристую надпись из баллончика выводит тайская официантка итальянского ресторана, вся побитая, и в десяти местах заклеенная пластырем. Должно быть, наш Hовый Год отмечать не хотела.

    Снова skytrain, и с приличной высоты смотрим мы на прекрасные улицы Бангкока, насильно проданные нам упорной судьбой. Хорошая возможность использовать карточку на 10 поездок до конца - как мы уже сумели сделать с деньгами. От визы остается кусочек в чуть меньше дня, но с этим что-либо сделать уже не в нашей власти - самолет будет утром.

    По Бангкоку приятно просто ходить - никуда специально не направляясь, ничего не ища. Просто тепло, хорошо и уютно - как дома. Нет постоянного напряжения от того, что одна ошибка может обернуться большими проблемами.

    Можно спать прямо на земле - если так захотелось, и не замерзнешь, и никто не обшарит карманы. Можно идти куда хочешь, делать что хочешь - под ногами всегда будет теплая земля, а вокруг - теплый воздух. Это тепло начинает со временем восприниматься как постоянная забота о тебе окружающего мира, и тут можно потерять бдительность, и, допустим, опоздать на самолет. Получив, впрочем, благодаря этому день жизни тут - просто жизни, без событий, о которых стоило бы написать, но ничуть не менее приятный и интересный.

    Вечером едем на Патпонг - в самом начале я писал, что Nana - второй по размаху центр ночной жизни Бангока. Так вот, Патпонг - первый. В частности, здесь и только здесь специальная улица голубых - больше нигде в Таиланде не видел, хотя, признаться, и не искал специально. Если у вас пока нет гомофобии - прогуляйтесь вдоль этих заведений, у которых сидят юные тайцы (все как один - в голубом, чтобы не было сомнений), хватают вас за руки, тянут внутрь, где ждут еще более противные педики. Ужас-ужас - эту улицу мы прошли совсем быстро, и возвращаться не хотелось. Пусть себе, конечно, развлекаются и зарабатывают как хотят - но хватать кого попало и тянуть к себе - это они зря.

    Таких же мест специально для лесбиянок нет, да и ни к чему - морковкам из бара в большинстве случаев все равно, с кем - только плати.

    Весь остальной Патпонг - это торговые ряды, и плотно притиснувшиеся к ним бары с шоу. Тут и сбылась моя вековая мечта, и, наконец, цель поездки была достигнута. Этот короткий момент кульминации, без которого я и не мог уехать, оказал и на меня неизгладимое впечатление. Я увидел, как делают кока-колу! И с тех пор больше ни разу ее не пил.

    Вышел из этого шоу я по-настоящему счастливым - мне звонили на мобильник какие-то люди, что-то говорили о моем творческом подходе к успеванию на самолеты, о каких-то особенностях психики, характерных для меня - я плохо это разбирал, я был счастлив, получив передачу мистического знания. Я ничего не расскажу здесь об этом - экзистенциальный опыт словами не передается, важно лишь то, что поездка - удалась. Кто-то привез отсюда домой тюки с одеждой для продажи на рынке. Кто-то - мешок нелепых сувениров.

    У меня же был самый дорогой и самый тяжелый груз на свете - я вез Знание. Я родился мужчиной, и, думаю, даже операция по смене пола не сможет научить меня делать колу самому - но я _видел_ как она делается, я _знаю_ , я посвященный.

    Шоу на Патпонге вообще разнообразнее всех прочих - даже в Паттайе такого ассортимента нет. Есть места, где шоу не такие простые, где много участников, есть даже костюмы, видна хореографическая подготовка. Правда, пытаются брать денег просто за просмотр - за наблюдение мини-спектакля "секс на мотоцикле, летящем в Hеведомое" с Л. содрали аж стольник. Мои деньги, предусмотрительно потраченные большей частью еще в Паттайе, были на исходе, и я сделал вид, что по-английски не говорю и намеков не понимаю.

    От меня быстро отстали - как я и предполагал, плата эта на самом деле добровольная, хоть и собирается принудительно - с тех, кто не нашел в себе силы на серьезный отпор. Чем-то напоминает службу в российской армии, но эти мрачные аналогии лезут в голову только сейчас - тогда хотелось только радостно смотреть во все глаза на этот новый и прекрасный мир, в надежде узреть в нем еще какой-нибудь таинственный ритуал. Но, конечно, ничего сравнимого с эзотерическим таинством изготовления кока-колы не было и в помине. Если вы тоже вступили в Братство Знающих - вы меня поймете, а если нет - о чем разговор?

    Утром просыпаемся рано - сутки пребывания в отеле заканчиваются в семь утра. Бангкок в туманной утренней дымке - в такое время здесь совсем не душно, приятно и даже относительно прохладно. Ловим такси и едем в аэропорт - там нам знакома уже каждая плитка пола, каждый киоск дезинформации, каждая регистрационная стойка. Аэропорт столь огромен, что, даже вместив в себя многотысячную толпу, обычно кажется полупустым.

    Но сегодня все меняется - сегодня летит армия. И, как всегда, южноазиатский милитаризм показал свой отвратительный оскал - в армию набрали детей. Узнать бы, на захват каких стран повезут самолетами этих ангелочков, едва ли могущих даже держать автомат. Если чем-то они и смогут брать - так это числом, их тут многие тысячи, все в одинаковой форме, с одинаковыми лицами. Где-то посреди этого людского моря торчит табличка "Georgia". Ага, штат Джорджия - видимо, пока мы отмокали в океане да месили джипом сухой глинозем, отношения Таиланда и США сильно обострились, и этот живой щит будет сброшен над просторами тихого южного штата. Иду дальше, вглядываясь в лица невинных жертв, ставших заложниками жестоких игр взрослых политиков, опять что-то не поделивших. Далеко впереди - следующая табличка "Belarus". Еще дальше - "Moldova", "Armenia", и далее по списку - почти все республики бывшего СССР. Самая большая толпа сидит у таблички "Russian Federation".

    Ну, конечно, это не война - это гуманитарный визит по культурному обмену и все такое. Но менее жестоким он от этого не становится - в Москве сейчас -15, в Минске - едва ли теплее. Тем, кто в Грузию летит, конечно, повезло больше - но остальные, как они выживут, если в +36 ходят тут в куртках? Самое интересное, что о результатах этой поездки я ничего не слышал, и погрузки в самолеты не видел тоже. Либо все померзли, едва покинув самолет, и дело это замяли, чтобы не обострять отношения - либо это была тренировка, а полетят мерзнуть они все-таки летом. Но зачем для тренировки было забивать собой аэропорт? Словом, странная история, и много воды утечет до той поры, когда мы узнаем правду об этом зимнем десанте.

    А вот и наша регистрация - как и вчера, у четвертой стойки. Идем к ней - утро не такое раннее, тайцы не сонные, но больше никаких отличий - регистрации тут нет. Но запас по времени у нас сейчас огромен, и регистрацию мы находим - идет она у пятой стойки. А в прошлый раз мы, такие дураки, не попали на самолет, не разобравшись в простой и гениальной туркмено-тайской системе регистрации. А все совсем просто - раз написано, что четвертая стойка, то значит и идти надо к пятой и ни о чем не думать. И ведь находятся идиоты, которым эта, предельно дружественная и учитывающая интересы всех пассажиров схема, может показаться неудобной. Таким пассажирам туркменско - тайское тайное общество по дальнейшему увеличению количества приключений в аэропорту заявляет решительный протест.

    Простояв в длинной очереди (туркменки грузят огромные мешки с одеждой), мы благополучно проходим регистрацию, потом - паспортный контроль (жалко визу - действительна она еще сегодня до полуночи, а мы уже все), потом металлоискатель звенит на меня - а в прошлых полетах не звенел, хотя в карманах - то же самое. В ходе корректного полуобыска ничего обнаружено не было, и вот они - последние шаги по тайской земле. По дороге к трубе, ведущей в самолет, у какого-то маленького ларька стоит банка для сбора даже не пожертвований, а просто денег - напоследок условности можно отбросить. Из надписи можно понять, что мол вам эти баты все равно не нужны больше, а нам - пригодятся. Все деньги мне потратить так и не удалось, но я все-таки приберегу их пока - на сувениры или, возможно, до других поездок сюда. Вот и наша труба. Все хорошее когда-нибудь заканчивается, как и все плохое - и наше пребывание в Таиланде, и так неожиданно затянувшееся, но заметно более хорошее, нежели плохое, закончится вот сейчас. Улечу я сейчас со спокойным сердцем - пусть всего не успел, но главного добился, и процесс изготовления кока-колы больше не тайна для меня. Разве этого мало? Итак, пора - сейчас загорится табло над входом в трубу - на посадку.

    Но только вышло-то по-другому. Вышло - вовсе и не так.

    Андрей Филимонов
    14/12/2002 12:33


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из Таиланда

    26.06.20 NokScoot обанкротилась и прекратила полеты
    21.05.20 AirAsia сделала киоски саморегистрации бесконтактными
    13.05.20 AirAsia хочет летать из Бангкока в Москву
    12.02.20 Thai Airways приостановит полеты из Бангкока в Москву
    05.11.19 Тариф дня: Москва - Бангкок у Gulf Air - 25285 рублей
    23.09.19 Тариф дня: Москва - Бангкок у "Аэрофлота" и "России" - от 27619 рублей
    19.08.19 Thai Airways сделала скидку на полеты в Таиланд поздней осенью
    01.07.19 Thai Airways сделала скидку на билеты в Юго-Восточную Азию
    10.06.19 Thai Airways временно изменит график рейсов Бангкок - Москва
    01.04.19 Тариф дня: Москва - Бангкок у Oman Air - 23864 рубля
    [an error occurred while processing this directive]