В Германию с фирмой RUTZ, или "Как я ездил в Лейпциг"



    Пол-Европы прошагали пол-Земли

    Сначала я очень хотел описать свою поездку в Лейпциг. Потом мне стало лень. Однако, через некоторое время выяснилось, что на словах мне приходится повторять ее описание так часто, что проще, наверное, ее все-таки записать. Все потенциальные читатели должны сказать спасибо Алексею Костину, как самому настойчивому и требовательному заказчику.

    Повествование имеет вид небольших хроник, так как изначально было частично надиктовано на диктофон, частично записано на клочках бумаги.

    21 июля (суббота)

    Нехорошие подозрения по поводу фирмы RUTZ начали оправдываться еще в Москве. Нам предложили грузиться в двухэтажный "Мерседес", о котором пассажиры, прибывшие ранее из Новосибирска, говорили нелестные вещи. Первое, там не работал спутниковый телефон (что еще можно было безболезненно пережить), второе - в туалете нет воды (это уже хуже), и наконец, третье, не работал кондиционер. Это, учитывая тридцатиградусную жару, было гораздо хуже.

    Действительно, когда мы поднялись на второй этаж, духота стояла жуткая. Но представители фирмы заявили, что кондиционер починен, и мы это почувствуем, как только автобус тронется. Автобус тронулся только через час. Народ обливался потом так, что не спасли даже махровые полотенца. Когда же, наконец, движение началось, стало понятно, что кондиционер как не работал, так и продолжал не работать. Что было сделано, так это открыта пара люков в потолке. Они проветривали салон достаточно неравномерно, издавая при этом жуткий шум. Но все-таки дышать стало возможно.

    Включили видеофильм. Но он был такого качества, что интерес вызвал, наверное, у пяти процентов публики.

    Примерно в полпервого ночи остановились около какой-то придорожной забегаловки, где-то в районе белорусской границы. Цены, как это обычно и бывает в таких местах, были вдвое больше обычных. Где-то на заднем дворе висел рукомойник (если кто еще помнит что это такое), так что можно было, по крайней мере, умыться.

    Спал плохо. Ночью похолодало, из люков в крыше нещадно сквозило.

    22 июля (воскресенье)

    В 5.30 утра въехали в Минск. Город понравился до умопомрачения. Ехали по центральным улицам. Выраженная помпезная архитектура. Все большое, с колонами, поддержками, и пр. Полчаса простояли на автовокзале. Забрали несколько пассажиров.

    В 9.30 подъехали к какому-то коровнику. Заколоченная будка туалета. Рядом, прямо на улице пара раковин и краны ((!) что значит ближе к Европе) с холодной водой. Пассажиры выстроились в нестройную очередь, помыть глаза, почистить зубы. По нужде ходили за коровник. Мальчики налево, девочки направо. Но это была прелесть. Мы пока двигались.

    К полудню въехали в Брест. Я ожидал, что это совсем маленький городишко (крепость, да и только). Однако город оказался достаточно немаленький, с новостройками. Похихикали над белорусским правописанием: "Адеса" (означает "Одесса"), "Абласная бальница". Подъехали к терминалу. Сдали паспорта. И вот тут была наша первая задержка. Сквозь таможню проходили часа три. Сначала сняли и увели трех тетенек из Казахстана (вернули потом только одну). Потом домотались до моего соседа. Он, оказывается, купил для знакомых машину в Германии (сам то он уже давно там живет). Перегнал ее в Москву и сейчас возвращался автобусом. А ему заявили "Показывай машину или деньги за нее". В общем, отвели в специальную комнату, обшмонали, отняли непродекларированных 200 марок и отпустили с миром.

    Подогнали наш автобус, но разрешения на отъезд не дают. Уже уехали три автобуса, которые подъехали после нас. Пришел водитель и объявил, что из-за проштафифишихся пассажиров автобус будут держать долго. Чтобы убыстрить этот процесс надо скинуться по две марки. Публика разделилась на два лагеря - те, кто не прочь был отдать по две марки, и те, кто этого делать не собирался. Я относился ко вторым. Количество рублей у меня было рассчитано как раз на обратную дорогу, доллары были только в стодолларовых купюрах, а как выглядят марки я даже и не представлял. Первые начали сбор денег, и когда оказалось что набирается порядка 90 марок, вместо 140, стали увещевать вторых. А в стане неплательщиков велись возмущенные разговоры типа: "Да я уже не первый раз езжу. Как фирма себя поставит, так к ней таможня и погранцы и относятся. Привыкли, что RUTZ платит, вот их и тормозят", "Да знаю я, это все водилы придумали. Сейчас отстегнут таможне полсотни, а остальное себе в карман положат". Наконец, после двадцатого пересчета собранных марок, один из ярых неплательщиков со свирепым лицом подошел к тетеньке, которая держала эту позорную кассу, забрал деньги и направился к пограничной будке. На перерез ему бросился один из водителей, быстро смекнувший, что сейчас произойдет. Но оказался недостаточно расторопен. Наш герой ввалился в будку, сунул пограничнику деньги со словами "Больше нет!". Получил пачку уже проштемпелеванных паспортов, отмахнулся от подоспевшего шофера и вернулся к автобусу.

    Ура! Мы, наконец, опять в пути!

    Буквально сразу нас завезли в придорожный ресторанчик пообедать. Здесь уже был цивилизованный туалет. Нас покормили довольно добротным обедом. Можно было что-то прикупить в буфете. Поразило, как все было быстро и организованно. Всю нашу ораву обслуживали всего две официантки. Место достаточно бойкое. Автобусы подъезжают и уезжают. Буфетчица только выкрикивает где какую партию размещать.

    Про польский язык

    Польский язык поражает большим количеством знакомых слов. Читаются они легко, хотя алфавит у них некириллический. Но весь подвох заключается в том, что бесполезно уповать на сообразительность и жизненный опыт чтобы понять значения слов, которые выглядят как знакомые. Значение у них совсем другое. Слово "склеп" означает по нашему "магазин", слово "диван" - то ли "пол", то ли "ковер". По прононсу язык показался мне достаточно благозвучным.

    Пообедав, народ высыпал на улицу, где дожидался, когда же кончат трапезу наши водители и с завистью наблюдая как народ усаживается в прохладные салоны исправных автобусов.

    До Варшавы ехали без приключений. Одна из пассажирок достала из багажа кассеты с фильмом "Гнев ангелов" (Это многосерийная мелодрама по Сидни Шелдону), и народ, потеряв бдительность закимарил.

    Ехали в основном по сельской местности. Дорога узенькая, явно не трасса федерального значения. Поляки большие мастера делать всякие заборчики, загородочки, штакетнички и пр.

    На окраине Варшавы наши сусанины исхитрились заплутать. Но это еще не беда. Беда оказалась в том, что у автобуса полетела пневматика. Он встал, осел и началось наше великое стояние в Варшаве.

    Было не понятно, насколько сложная поломка. Возможно ли исправить ее своими силами? Водители отмалчивались, выслушивали упреки, что-то лепетали о том, что им не разрешено контрактом звонить в фирму и просить помощи. Да и реально, о какой помощи могла идти речь? Если бы они и выслали автобус нам навстречу, он бы пришел только через день. Проходящие мимо автобусы сами были перегружены, да и они бы нас не нашли, по причине того, что мы стояли в каком то закоулке.

    Я пошел гулять по округе, смотреть достопримечательности и вообще окрестности. Вернулся, автобус стоял как вкопанный. Водилы сидели где-то глубоко в его чреве, тихо переговаривались, погромыхивали гаечными ключами. Народному гневу не было предела. Буйные головы предлагали уезжать электричками. Все кляли RUTZ на чем свет стоит. Опять нашлись бывалые люди которые уже не первый раз ремонтировались с RUTZем. Смеркалось.

    Наконец в начале первого ночи из-под автобуса появились чумазые водители. Все исправлено. Можем ехать дальше. Они умылись минеральной водой из бутылок. Наконец мы тронулись. Хоть я предварительно и достал из багажа теплую одежду (которая у меня состояла из спортивных штанов), она не спасала. От открытых люков в потолке холод стоял несусветный. Сами люки были прикрыты металлической сеткой, и воздух, рассекаясь об нее, производил ужасный шум. Отправили гонца к водилам, чтобы они исправили ситуацию. Сделали небольшую остановку. Нашли специальный ключ, один из водителей поднялся к нам на второй этаж и что-то покрутив, и заверив, что теперь все в порядке удалился. Тронулись. Стало холодно как на Северном Полюсе. Присмотрелись сквозь сетку. Оказывается, он раскрыл люк еще сильнее. Один дядя спустился вниз, отнял у этих недотеп ключ, пассатижи, и, наконец, закрыл ужасные пробоины.

    Спал опять плохо.

    23 июля (понедельник)

    Рано утром подкатили к какой то забегаловке. Завтрак был слабенький. Какая то сарделька и чай. Польско-германскую границу, вопреки ожиданиям, преодолели легко. Главное теперь у нас был ключ от люка, и мы сами регулировали подачу воздуха в салон в зависимости от скорости автобуса и забортной температуры.

    По Германии ехали все время какими-то полями. Злаковые, часть из которых уже убрана, огромные ветряки - вот и весь пейзаж. Дали крюка, заехали в Берлин (вернее на его окраину). Высадили четырех человек и рванули на юг. Но не тут то было. Перед Магдебургом попали в пробку, в которой простояли два с половиной часа. В Магдебурге часть пассажиров отсадили в маленькие "бусики" (типа "Газелей") и их повезли по западным городам - Бремен, Ганновер и пр.

    Итак, вместо 8.30 обещанных, в 17.30 мы въехали в славный город Лейпциг.

    Лейпциг был первым, по настоящему европейским городом, с широкими улицами, высокими домами. Площадь перед железнодорожным вокзалом обрамлена толпой различных отелей и представляет собой главную транспортную развязку города. Потрепались минут пятнадцать с одним парнем, который вот уже год живет в Лейпциге и вместе со мной на одном автобусе возвращался из гостей. Все переселенцы из Германии, с которыми я познакомился в автобусе, выехали в Германию по немецкой либо еврейской линии. Не имеют работы, живут на "социале" в 1200 марок. И уже многие месяцы и годы. Не понимаю таких людей.

    Железнодорожный вокзал, в здание которого я направился менять свои доллары, поразил. Оказывается это самый большой в Европе железнодорожный вокзал. Не так давно ихнее МПС - "Дойче Банн" выделило фантастический кредит на реконструкцию. К старому зданию вокзала были пристроены 20 платформ, накрытых стеклом. Все это блестит и сверкает. В старом здании была вырублена вся начинка и построен трехъярусный супермаркет. Это вроде должно окупить кредит.

    Не зная языка, с сумками, весь провонявший трехдневным потом я решил отложить просмотр видов на завтра. Имея инструкцию, присланную организаторами мне по электронной почте, я выдвинулся в район моей будущей дислокации. Перед этим я поужинал каким-то куском мяса в здании того же вокзала. Стоило некоторых усилий жестами объяснить продавцу чего же я хочу. (К сожалению, мои знания немецкого имеют уровень отличный от нулевого только потому, что в детстве я смотрел фильмы про фашистов и знаю слова типа "Шнель!", "Фаер!", "Гитлер капут!").

    Про немецкие трамваи

    Ехать мне предстояло на окраину Лейпцига, в городишко с названием Маклиберг. Прямого маршрута трамвая туда нет - примерно в середине пути надо делать пересадку. Некоторое время у меня отняло знакомство с автоматом по продаже билетов, то там, к счастью, была возможность получать сообщения на английском языке. На остановке было вывешено расписание всех трамваев, следующих через нее. Также висела карта маршрутов. Наконец стояло шестистрочное табло, на котором светилось название станции, текущее время, и время отправления четырех ближайших маршрутов. Какая-то фантастика! На табло горит, что через минуту должен отходить одиннадцатый номер - и точно, в конце улицы появляется трамвай с одиннадцатым номером. Трамваи у них двух видов. Одни в точности как в Туле, старые чешские трамваи, а другие новомодные, состоят из трех коротеньких вагонов, скрепленных гармошкой, так что в сущности это один большой трамвай. В эти вагоны без проблем могут въезжать инвалидные коляски и там стоят автоматы по продаже билетов. Во всех трамваях висит табло, на котором загорается название следующей остановки, и. кроме того, даются объявления голосом. Двери на маленьких остановках автоматически не открываются - их надо открывать самому нажав на кнопке изнутри либо снаружи трамвая. Ездят трамваи очень быстро и достаточно бесшумно.

    Так же развиты и автобусы, но я ими вообще не пользовался.

    Маклиберг представляет собой некоторое подобие тульского Мяснова, но с ну очень аккуратными домишками, жмущимися друг к другу. Улочки тоже очень аккуратные. И заборчики аккуратные. Все в общем аккуратное:

    Я нашел дом, где мне предстояло жить. Позвонил. Из дверей выпорхнула аккуратная (разумеется) фрау (Катарина, как выяснится впоследствии), и что-то тараторя, повела меня в дом. Я шел не очень, потому что был неуверен, а туда ли я попал. А есть ли у них места, а ждут ли они меня вообще. Попытался затеять разговор: "Do you speak English?". Все бесполезно. Мы смущенно смотрели друг на друга, и она потихоньку подталкивала меня к дому. Вошли в дом. Изъяснялись языком жестов. Она показала мне мою комнату. Провела по дому, показала все душевые-ванны-туалеты. Выдала комплект полотенец и махровый халат. Объяснила, что через час должен явиться ее муж (Насколько я это понял. "А может сын?"), и он уж говорит и по-русски, и по-английски. Полиглот какой-то:

    С огромным облегчением я содрал с себя футболку, которая успела покрыться струпьями соли, и отправился в душ. Да, такой душ я видел впервые. Это блестящая колонна с толпой краников, каких то пимпочек и пр. Оказалось, что этот душ поливает сверху, сбоку, и еще одну поливайку можно держать в руках.

    Только я вышел, побрился, как собственной персоной появился Кост Вайсбах. В руках он держал амбарную книгу, и объявил, что я должен записать в нее свое имя. Английский он знает плоховато, русский еще хуже - это знания оставшиеся от школы: "Советский человек лучший человек в мире", "комсомол", "Олег Кошевой".

    Что же представлял из себя пансионат Вайсбах. Когда-то, по-моему году в 68, молодые супруги Вайсбах, оба повара по профессии, купили этот дом за какое то число десятков тысяч еще ГДРовских марок (Кстати, сейчас, по уверениям Коста, цена его дома 400-450 тыс. нынешних марок). Вырастили троих детей, которые сейчас живут отдельно. Комнаты освободились. Два или три года назад сделали капитальный ремонт - поменяли все окна, сантехнику и пр. и занялись гостиничным бизнесом. У них две комнаты сингл и одна дабл. Не так уж чтобы от постояльцев отбоя не было. Кост получает пенсию, хотя ему еще нет 65. Говорит, что болен и крутит пальцем у виска. По темпераменту очень напоминает профессора из фильма "Назад в будущее". Но все это я узнал потом. А в понедельник вечером он поинтересовался когда я предпочитаю завтракать. Оказывается, завтрак входил в стоимость пансионата. Договорились, что завтрак будет в 7.30. Мы раскланялись, и я отправился погулять по Маклибергу.

    Уже смеркалось. Домики в основном частные, но встречаются и двух, и даже трех этажные. Много автомобилей припарковано на ночь прямо около домов. Поразило большое количество (для такого захолустья) всяких забегаловок.

    Вернулся уже заполночь. Записал свои впечатления за день. Посмотрел мелькающие картинки в телевизоре.

    Спал плохо.

    24 июля (вторник)

    Проснулся от того, что за окном что-то скрипнуло. Глянул на часы - 6.05. Выглянул в окно. Кост куда-то собирается, выкатывает велосипед. Увидел меня, замахал руками. Побежал за дом выкатил второй велосипед. Оказывается в Маклиберге есть парк, а в парке чудесное озеро. У Коста утреннее купание. Доехали минут за 6-8.

    Озеро действительно чудесное - прозрачное, огромное, гектаров 100, с широким песчаным пляжем. Пляж как раз убирали. Это явление. Впереди шли три или четыре женщины, опорожняли урны, и собирали всякий крупный мусор. За ними ехал трактор (довольно большой, как Т-80; до этого я видел трактора как брелоки). У трактора привешен агрегат, похожий на картофелекопалку, только сетка мелкоячеистая. Через эту сетку он просеивает песок от всяких пробок, окурков, засохших водорослей и пр. Пляж за ним идеально ровный.

    Поплавали минут двадцать. Когда выходили из воды, солнышко появлялось из-за деревьев и воздух потихоньку прогревался. Но все равно было по-утреннему прохладно. Кост, натягивая майку, рубаху и куртку, сразу проникся уважением к русской закаленной натуре, видя, что я одет в одну футболку и шорты. Вернулись в 6.55. (Надо отметить, что утренние купания так и продолжались у нас до последнего дня). Я пошел принимать душ, а Кост готовить завтрак. Ровно в 7.30 раздался удар гонга. Но это я потом уже понял, на второй день, что это гонг. Поначалу я решил, что это какая то кастрюля упала, и продолжал заниматься своими делами. Ровно через пять минут Кост постучался ко мне: "Мистер Середин, пожалуйста, в салон завтракать!". Прошли в салон. Это огромный зал, одна половина которого устроена как типичная большая комната в России - диван, стенка, телевизор, а вторая это столовая - огромный овальный стол. Завтрак - это то, что у нас принято называть тормозком: четыре куска различной колбасы, три куска разного сыра, яйцо, банка йогурта, конфетюр в розетке, хлеб, галеты. Все обставлено очень аристократично. Серебряный кофейничек, серебряный молочничек, сахарок в серебряной сахарнице, щипчики, чтобы этот сахарок захватывать (как говорит Жванецкий: "Чтоб я так жил!").

    После завтрака я решил подготовиться к докладу. Примерно часа через полтора хозяева предложили подбросить меня в центр - они ехали на какую-то ярмарку за дешевыми продуктами. Автомобиль у них - новая "Шкода Октавиа". Немецкую машину иметь оказывается дорого даже в Германии. В центре я сразу направился в информационный центр. Мне разъяснили как добраться до Ренессанс-отеля, и я купил двухсполовинойчасовой бас-тур. До бас-тура было еще времени навалом и я пошел осматривать достопримечательности в центре. Город (старая его часть) расположен очень компактно. Да и по населению Лейпциг не велик - 400 тыс. жителей. Сразу вышел на центральную Аугустус Плаце, в центре которой расположено два фонтана, а по периметру находятся главпочтамт, опера-хаус (билет, однако от 120 DM), какой то старейший банк, главный корпус университета, концерт-холл. Несколько параллельных улочек соединяют Аугустус Плаце с другой, не менее центральной Какой-то Плаце. Все это пешеходная зона. Сначала была идея фотографировать, но ее пришлось оставить, потому что снимать пришлось бы на каждом шагу.

    В 13.30 явился к информационному центру - начиналась экскурсия. Автобус был заполнен почти полностью. Улыбчива, крупных размеров дама поприветствовала всех, объявила, что на борту присутствуют иностранные гости, поэтому рассказывать она будет на двух языках немецком и английском. Как потом выяснилось, англо-говорящих было всего трое - я, один итальянец, и девочка из Штатов. Экскурсия была чудесная. Объездили толпу всяких мест. Запомнился монумент в честь какого-то сражения с Наполеоном. Правда, он пострадал во время бомбежек и сейчас немцы ищут средства на реконструкцию. Рядом русским правительством в 1913 г. возведена русская церковь, копия, той, которая стоит в с. Коломенское. Это в память русских жертв в том сражении (а вообще с обеих сторон, французов и союзников, погибло что-то около 40 тыс.). Церковь действует, по выходным бывают службы, приход около 400 человек. Конечно, запомнился костел, в котором работал и похоронен после смерти Бах. По выходным там проходят службы с органными концертами. Народ ломится со страшной силой, надо по телефону записываться. Уже много лет они реставрируют старинный орган, на котором играл сам Бах, в надежде услышать истинные звуки. Огромные деньги вложены в выставочный комплекс для проведения ежегодной ярмарки. Современные здания из стекла, бетона. Вот-вот должны открыться.

    После экскурсии еще потрепались с экскурсоводшей, оказывается, она не плохо говорит по-русски. Сказала, что туристов из России бывает очень мало, процентов пять, а может и меньше от общего числа.

    Еще погулял по городу. Поразило огромное число забегаловок, ресторанчиков, баров. Кажется, что их больше чем жителей. Как же они не прогорают? Наивность:

    К 18.30 направился в Ренессанс-отель на регистрацию. Никак не мог попасть на галерею ?1, на которой, судя по вывеске внизу, и была регистрация. Познакомился в парнем из Германии, который тоже искал эту галерею. Зовут его Роланд Линдер (в немецком не говорят звук "р" раскатисто как России - "р-р-р", поэтому его имя "Холанд"), он из города Любек, это на северо-западе Германии. Оказалось все очень просто: в лифте цифра "1" означала второй этаж. Гостеприимной хозяйкой всех встречала Петра Пернер. Вручали сумку с трудами конференции, бэджем и пр. В 19.00 открыли небольшой велл-комминг парти. Было 5 сортов сыра и 3 вина. Народу немного человек 15. Молодежь скучкавалась за отдельными столиками. Болтали про науки, политику, обо всем. Часа через полтора поступило предложение пойти погулять по вечернему Лейпцигу. Вот тут то я увидел что все эти забегаловки, бары и ресторанчики заполнены так, что невозможно свободного места найти. Посидели неплохо. У немцев есть недостаток. Они пытаются между собой начинать говорить по-немецки. Вернулся в Маклиберг на последнем трамвае 23.55.

    Записал наблюдения. Посмотрел телевизор. Поготовился к докладу.

    Спал более-менее.

    25 июля (среда)

    Поплавав с утра, и поняв, что ронять кастрюли два дня подряд ровно в 7.30 это уж слишком даже для немецкой аккуратности я пошел на завтрак, где познакомился с Таном. Тан - аспирант и Амстердамского университета, по национальности вьетнамец. Он тоже приехал на эту же конференцию и был вчера на регистрации. Смотреть Лейпциг они пошли вероятно своей, азиатской компанией. Тан ничего практически не ел. Где-то посередине завтрака появился Кост со своей амбарной книгой. Сразу вспомнил Хо-Ши-Мина, и что-то еще про Вьетнам.

    На трамвае в 8.07 мы выдвинулись к Ренессансу. В 8.45 конференция начала свою работу.

    Про, собственно, конференцию

    В конференции было заявлено 26 докладов. Участников было еще меньше. Это дало возможность давать на каждый доклад по 30 минут. В научном плане почти все для меня было интересно. Много докладов было обзорных, ставящих те или иные проблемы. Сами презентации отличались высокохудожественным вкусом и качеством исполнения. Народ использует PowerPoint, четверо из пяти выходят со своим ноутбуком. Докладов на прозрачках было всего 5-7. Со стороны Ренессанса были обеспечены все условия. Секции по 4-5 докладов. Между секциями чудесные кофе-брейки. Организаторы поддерживали обеды, которые проходили тут же внизу, в ресторане Ренессанса. Это было здорово, потому, что народ усаживался за огромные круглые столы и продолжал обсуждать научные проблемы, трепаться на всякие социальные, политические и пр. темы. Так что два с половиной дня все варились в собственном соку, и хоть раз с каждым успеваешь перекинуться хотя бы парой фраз. Представительство было интернациональным: Финляндия, США, Греция, Италия, Польша, Россия, Япония, наверное, еще что-то забыл. Молодежи, типа меня, было около четверти от всех участников. Из наиболее ярких участников запомнились Ари Вийса из Финляндии (но это у меня, наверное, национальная любовь к финнам), Шалом Вейс из IBM (с которым мы, оказывается, имеем общих знакомых по Ратгерсу), Томас Хуанг из США. Хотя все были люди приятные, и еще раз повторюсь, общий уровень был очень высокий.

    Вечером должно было быть закрытое заседание программного комитета, но то ли было заказано мест больше, то ли еще что, но в ресторан повели всех желающих. Предупредили - одна еда, и одна выпивка за счет конференции, остальное - из своего кармана. Тут, я помню, велись разговоры о футболе, об объединении Европы, о единой валюте, и о современных проблемах Македонии, и не угрожают ли эти проблемы южным границам Европейского Союза, и в, частности, Греции.

    Потом еще немного погуляли по Лейпцигу. Домой вернулся пораньше, чтобы подготовиться к докладу.

    Спал неважно.

    26 июля (четверг)

    Второй день конференции был копией предыдущего. Прямо сразу после моего доклада был запланированный перерыв. Вышел в холл. И не поверил своим глазам - навстречу мне шествовал В.В. Рязанов, собственной персоной (доктор наук из ВЦ АН). Он, оказывается, подскочил на пол дня из Дрездена, где отдыхал с семьей. Тут я в очередной раз в своей жизни отметил, как все-таки приятно общаться на родном языке.

    Выполнял задание В.В. - фотографировался с Томасом Хуангом.

    На банкет нас повели в старейший ресторан Лейпцига где еще в 16 в. Гете писал своего Фауста. Устроили получасовое театрализованное представление. Пришел дядя, наряженный как я не знаю что - короткие, выше колен, штанишки, гольфы, берет с пером. Он зычным голосом рассказывал историю ресторана, зачитывал отрывки из Фауста. На немецком это звучало красиво и впечатляюще, хоть и непонятно. Однако, тут же это дело сопровождалось английским переводом. Потом мы прошли в какой то затхлый полутемный подвал. Там уже стояли кружки с каким то сладким, густым вином; его надо было выпить, стоя на одной ноге, держась правой рукой за мочку левого уха и при этом произнося какие-то клятвы. (Это, похоже, из Фауста, но, стыдно признаться, до немецкой классики еще не добрался.) Веселуха, да и только! Часов в девять проводил Рязанова на дрезденский поезд.

    Закончилось это все часов в пол-одиннадцатого. Я, Тан и один поляк Кжиштоф поехали в Маклиберг, где мы пошли догоняться пивом в Ириш Паб.

    Вернулись домой уже далеко за полночь.

    Спал чудесно.

    27 июля (пятница)

    Это последний день конференции. Утро началось с того, что я проспал утреннее купание. Встал уже когда Кост возвращался с озера, так что плавать ездил один.

    Тан уезжает сегодня. Так что он собирает вещички.

    Было всего одно заседание, пять докладов. Народу осталось мало. Примерно к полудню это все завершилось. Сцены расставания, обмены визитками и пр.

    Часа четыре погулял по городу, сделал кое-какие покупки. Жара стояла жуткая и я решил вернуться в Маклиберг. Там, быстренько переоделся и пошел на озеро. Да, днем оно пользуется бешенной популярностью. По моим оценкам, на берегу разместилось около трех тысяч народу. Приятно удивило отсутствие у пятой части купальщиц верхней части купального костюма.

    Как раз в это время начался фестиваль воздушных шаров (в предыдущий день я видел анонс по телевизору). Зрелище потрясающее. Я насчитал около 25 шаров различных форм, расцветок и размеров. Они торжественно проплыли над озером и опустились где-то на окраине Маклиберга.

    Вернулся домой часов в восемь. Через полчаса явился Кост с бутылкой какой-то сладкой настойки, парой бутылок пива, и мы до ночи отмечали мой отъезд. Разговаривали обо всем: о войне (его отец погиб в России в 43 г. (А не лезь!)), о политике, об экономике, о разнице между русскими и немецкими женами, о детях.

    Я попросил его постучать ко мне утром, чтобы я не проспал на озеро.

    Собирал чемоданы.

    Спал спокойно.

    28 июля (суббота)

    В субботу я весь день добирался домой.

    В гонг не стучали. Был очень домашний завтрак. Искали по карте Тулу. Я подарил Косту русско-немецкий разговорник, тепло распрощались, и в 8.07 я выехал в центр. Там встретил трех участников конференции - профессора из США, двух аспирантов из Японии. Они, оказывается, летели во Франкфурт одним самолетом со мной. На автобусе доехали до малюсенького аэропорта. До Франкфурта летели ровно час. Времени я почти не заметил - протрепался с очаровательной немкой Норой. Она летела куда-то на юг Франции, тренировать язык. Во Франкфурте аэропорт огромен. Наверное, полчаса шел до своего гейта. До Москвы долетели за 3 часа. В Шереметьево простоял час на пограничном контроле.

    А дальше автобус, метро, электричка, такси, и я дома.

    Олег Середин
    14/09/2001 12:05


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из Германии

    03.02.20 Новые правила выдачи шенгенских виз: что изменилось?
    27.01.20 Nordwind Airlines и "Аэрофлот" откроют новые рейсы Москва - Ганновер
    20.01.20 Тариф дня: Ростов - Мюнхен у "Азимута" - от 2720 рублей
    23.12.19 В Германии дешевеют поездки по железной дороге
    23.10.19 "Азимут" будет летать из Краснодара в Мюнхен
    21.10.19 В Берлине подорожает гортранспорт - особенно для туристов
    11.10.19 В Берлине начался Фестиваль света
    24.04.19 Как будут работать консульства и визовые центры в майские праздники
    11.04.19 Все магистральные немецкие поезда будут с бесплатным доступом в интернет
    06.02.19 Germania обанкротилась и прекратила полеты
    [an error occurred while processing this directive]