Хорватия. Трагикомедия с элементами патриотизма



    "Самый лучший отдых – это отдых от соотечественников", – в унисон подумали мы, решив отпраздновать Ксюхино 25-летие в каком-нибудь забугорье. После недолгих и непродолжительных дебатов жребий пал на Польшу, ибо после введения "Шенгена" в давно мечтаемые страны выбирать было особенно не из чего.

    Но не все оказалось так просто. Стремясь максимально удешевить отпуск, мы столкнулись с массой проблем. Например, минимальная цена за 3 ночевки в Кракове, включая экскурсии по неинтересным местам, составляла аж 160 евро!…

    Решив самостоятельно пробираться к братьям-славянам, мы рванули в Польское представительство. Но и тут случился облом: получение бесплатной визы грозило смертью от недельного простаивания в очереди у ворот консульства, а стремление соотечественников нажухать нас у этих же ворот тоже не налазило на голову: "Срочная виза стоит 150 грн." "А не срочная?" "Тоже 150" "А смысл?" "Вам нужен смысл или виза?"...

    Положение казалось безвыходным. Я вспомнила о маминой подруге-экскурсоводе и не ошиблась – тетя Люся решила проблемы через Львов. Ее коллега забронировала нам места в краковской гостинице, а первая попавшаяся турфирма в течение полутора дней оформила въезд за 50 грн.

    До отбытия оставалось чуть больше 2-х недель и я, тихо мечтая о неизведанных землях, расслабилась.

    Мамин звонок прозвучал, как атомный взрыв: "Не хочешь ли со мной слетать в Черногорию?" "Как?! Когда?!! А Польша?!!!" "Польша никуда не денется – вылет завтра, через недельку вернемся..."

    Соблазн в течение 2-х месяцев дважды побывать за границей был настолько велик, что фасад домика на мониторе, старательно выстраиваемый в течение полудня, поплыл перед глазами. "...Только бегом оформляй неделю за свой счет, хватай в бухгалтерии справку о доходах, сваргань на принтере пару фотографий 3х4 и к семи дуй в турагентство!"

    Дальше я носилась по коридорам, как мультяшная зверушка, чудом не сшибая с ног недоумевающих сотрудников.

    За 3 минуты до выхода, когда бумаги были подписаны, картридж мирно высыхал на "свежеиспеченных" фотках, а я после нервной беготни вытиралась влажными салфетками, вновь позвонила мама: "Черногория отменяется – все места проданы".

    Здра-асьте!!! Прие-ехали!!! Приплыли и прилетели!!! Мысль о том, что я только что подписала себе приговор и теперь, как последний лох, целую неделю буду работать на отечество бесплатно, поднимала настроение до невероятных высот. Мама же, прервав мои мечтания, продолжала: "Зато есть билеты в Хорватию, согласна?" Да хоть в Занзибар, лишь бы не "снова на работу"!!!

    Маленькое отступление. Этот год знаменателен не только Ксюшиным юбилеем. Шеф фирмы, где работает родительница, узнав, что в мае она отмечает свое "летие", решил преподнести царский подарок – оплатить заграничную поездку, оставив выбор страны за мамой. Хорошенько подумав и собрав нужную информацию, мамашка пришла к выводу, что другой возможности побывать во всех странах за один раз не представится, помчалась оформлять документы на тур по Европе.

    Но увы! Испанское посольство сказало "Не-а!" и все мечты увидеть чудеса света рухнули.

    Через неделю появился свет в конце туннеля – знакомый менеджер посоветовал Югославию, а точнее Черногорию. Природа, погода, море, обслуживание и горы с черногорцами прилагались за смешные деньги. При этом путевка на двоих стоила почти в 2 раза дешевле, чем на одного, вот почему на сцене появилась я. Но не с моим счастьем! Хорватия возникла, как последняя соломинка. Отступать было некуда.

    …Одолжив у группы поддержки кучку евро, нервно ссыпав верхний слой квартиры в дорожную сумку, с трудом угомонив выскакивающее сердце, мы затолкались в машину Женькиного друга и понеслись в Борисполь, откуда фирменный ковер-самолет "Киев – Сплит – Пула" с легкостью перенес нас в отстающее на час государство.

    Насчет легкости я погорячилась. Зона турбулентности, воздушные ямы и резкое лавирование меж облаков отразилось на количестве граммов предлагаемых напитков. Соплеменники предпочитали водку, мама – коньяк. Все мои попытки обратить ее внимание на белое безмолвие за окном ни к чему не приводили, мама только закатывала глаза и "уходила" в журнал "Туризм". Сидящий через проход мужик тоже с головой находился в "чтении": яркие страницы мелькали голыми задницами и другими частями тела. Словом, каждый расслаблялся, как мог.

    Когда объявили, что через 15 минут приземляемся, я снова выглянула в иллюминатор. Наш Пегас парил над седыми скалами, аккуратными городишками и прямыми трассами, медленно приближаясь к ярко-бирюзовой, густо-островной, солнечно-бликующей и так нетерпеливо-ожидаемой Адриатике.

    Самолет, сделав над морем последний разворот, резко пошел на снижение, а я, приказав желудку не двигаться, зажмурилась. Но все обошлось, 500-метровая взлетно-посадочная плоскость под бурные аплодисменты сограждан легко приняла нас в свои объятия, а первым моим впечатлением от заграницы стал свежий, насквозь пропитанный морем, воздух.

    С трудом разыскав туроператора, который, согласно маршрутному листу, должен был с плакатом в руке встречать группу украинцев, мы в числе 6-ти человек загрузились в душный "бусик" и отправились в городок под названием Брэла. Там, как обещал путеводитель, нас ждал незабываемый 7-дневный отдых с изысками национальной кухни на лазурном побережье среди радушных аборигенов.

    Гостиница "Марина", давшая нам приют, представляла собой "трехкрылое", разноэтажное и совсем юное (2-х лет от роду) здание, находящееся в 30-ти метрах от пляжа в густой тени хвойных деревьев.

    По уровню обслуживания отель, как и все его соседи, был 3-хзвездночным, а точнее, "3-хзвездночным с половиной", как заверил нас киевский турагент. "Половина" включала в себя оснащение номеров по последнему слову техники, с которой потом мы с мамой – дикие восточные славяне – отчаянно сражались в течение всей недели.

    Решив, что на первый ужин пока наряжаться не будем, мы спустились в ресторан.

    Огромное пространство было густо заставлено красиво сервированными столиками, меж которыми вальяжно передвигались поселенцы с тарелками. Сцены для культурной программы, к коей мы спешно собирали вечерние одеяния, не наблюдалось, зато вместо нее на почетном месте стояла простая столовская раздаточная.

    Гы-гы, наивные!

    Помнится, мой бывший шеф, побывав однажды в оксфордской столовой, с восхищением рассказывал, как изобиловал там "шведский стол". Предвкушая параллельность меню, мы с любопытством подошли к стойке.

    Да-а!.. Такого "разнообразия" мы и представить не могли! В сверкающих никелем емкостях громоздились порезанные сосиски, колбаса, ветчина, балык, сыр, вареная морковка, вареная картошка, вареные бобы, вареная капуста, вареная свекла, вареные яйца, яичница, омлет... Рядом в огромных чанах дымились "разнообразные" супы: помидорный (50% разогретого томатного сока плюс 50% кетчупа), кукурузный (3 зернышка кукурузы на 5 л воды) и гороховый (пропорции те же). Воды не жалели также для кофе, какао и "натуральных" соков. Благо, хоть чай подавался в виде пакетиков и отдельно кипятка, что позволяло тихонько тырить по полному кулаку чая и готовить любимый напиток в номере в нужных пропорциях.

    Завершая тему кулинарии, добавлю, что поистине вкусные блюда, как рассказывали вездесущие соотечественники, наблюдались лишь в бесчисленных прибрежных ресторанчиках. Ни в экскурсионных поездках, ни в ближайших гостиницах "изысками национальной кухни" туристов не баловали.

    Конечно же, дело было не в лени "радушных аборигенов", а в почтенном возрасте и, соответственно, "изношенности" желудков гостей отелей – почти 80% всех поселенцев составляли пенсионеры.

    Развлечения Брэлы тоже были ориентированы на вышеупомянутое большинство: кафе с огромными телевизорами (мы попали в аккурат на Чемпионат Европы по футболу), сувенирные лавки и... танцы! Первый же вечер нам показал, как умеют отдыхать за границей.

    Тогда, после "плотного" ужина мы с мамой, влекомые "звуками му", направились осматривать окрестности. Уже довольно стемнело и, только очень близко подойдя к танцующим, мы смогли рассмотреть контингент.

    Прямо на бетонной набережной среди качающихся лодок, веселых музыкантов, ярких фонарей и любопытных туристов кружились пары. Это не были телодвижения типа "Кто-во-что-горазд-под-любые-звуки", как обычно наблюдается на родине. Танго, фокстрот, вальс, румба, рок-н-ролл... Каждый поворот головы, поднятие ноги, выгиб тела были выверены до точности. Создавалось впечатление, что это развлекает публику группа профессионалов. А от мысли, что возраст танцоров начинался с 30 и зашкаливал за 70, просто срывало крышу!

    А теперь рвет крышу от тщательного подбора рифмы, поэтому дальше ограничиваюсь сухим отчетом.

    Музыка действительно была классная, ибо, как оказалось, группа "Бонака" в Хорватии довольно известна. Мы с мамой даже хотели купить их диск, но он стоил 50 кун (приблизительно 50 грн.), а посему мы отложили это дело "на потом", если останутся деньги.

    Денег, конечно же, не осталось. Даже если бы и остались, тот танцевальный вечер был первым и последним – "Бонака" в Брэле задержалась всего на пару часов.

    Кстати, мы с деньгами вообще здорово пролетели. Еще в киевском аэропорту парень на паспортном контроле, узнав, какую сумму мы везем (у нас на двоих было 220 евро) ехидно ухмыльнулся. Тогда я не придала этому значения, а потом, когда мы чуть ли каждый день сталкивались с финансовыми проблемами, перед глазами сразу всплывала его рожа.

    А финансовые проблемы были не только потому, что пугали ценники (Югославия вообще страна для "небедного" отдыха), а еще нас на каждом углу ловко жухали "радушные аборигены".

    Насчет "небедных" курортников вспоминается забавный эпизод, произошедший во время первого ужина.

    Тогда мы с мамой с озадаченными лицами и тяжелыми подносами в руках искали свободные столики и кто-то из официантов, сжалившись, посадил нас вместе с соплеменником. Мужик невозмутимо жевал вареную ботву и вообще производил впечатление человека со стальными нервами.

    Мы разговорились. Оказалось, что он – большой любитель отдыхать отдельно от семьи (в хорошем смысле), уже таким макаром объездил пол-Европы, в Хорватии, правда, впервые. Развивая тему "Отдых с точки зрения географии", он поведал, что, несмотря на вышеперечисленное, лучшего места, чем его дача, просто не найти. Мама, почувствовав родственную душу, поинтересовалась, далеко ли участок. А, узнав, что рядом с Дымеркой (в период последнего голодомора наша семья арендовала в тех краях огород и мы питались несколько лет исключительно "своим"), мама и вовсе воспрянула духом. "Вы туда на электричке добираетесь?", – радостно спросила она, приглашая к совместным воспоминаниям о дороге. "Зачем же "на электричке"? У меня свой "Фольксваген"!", – в тон ей ответил дядька.

    Кстати, после того ужина ни мы, ни односельчане мужика больше не видели и в самолете летели уже впятером. Наверное, взял мужичонка в аренду любимый "Фольксваген" и покатил по югославскому побережью навстречу новым географическим открытиям.

    Да, по поводу автомобилей. Стояли мы как-то на остановке, ждали автобус до Макарски (Наивные! Он там летом вообще не ходит). Услышали рядом русскую речь, обрадовались. Молодая московская пара, сдержанно признав в нас собратьев и узнав, сколько в прошлый раз мы заплатили за автобус (10 минут вылились нам в 10 грн. с человека) поделилась с нами соображениями о местном транспорте. Оказывается, если взять автомобиль в аренду, то денег на это дело, даже не сравнивая с путешествиями на автобусе, уйдет самая малость.

    То же мне, Америку открыли! Да если бы кто-нибудь из нас "владел рулем"!.. Ну, да ладно...

    Кстати, наличие россиян на хорватском побережье превышает украинцев раза в 2-3. Причина тому – устоявшиеся дружеские отношения российских и югославских турфирм. Поэтому разница в стоимости московских и киевских путевок ощутима – от 150 $.

    Теперь о море (наконец-то!). Первое, на что обращаешь внимание – оно СОВСЕМ НЕ ИМЕЕТ ЗАПАХА! То есть у гостиничных берегов оно очищено от тех самых водорослей и ракушек, которые и придают "дикому" побережью неповторимый горький аромат. Зато вода прозрачна настолько, что, сидя верхом на буйке, с интересом наблюдаешь, как под тобой лениво шевелятся морские звезды, "огурцы" и редкие рыбы.

    А еще с пляжа открывается вид на ближайшие острова. Точнее, непрерывная полоска земли настолько навязчива, что ощущение бескрайности стихии, готовое было вырваться, как только мы ступили на хорватскую землю, умирает, так и не родившись.

    Пляжи при гостиницах насыпные. Ужас! Настоящий строительный гравий! Острый, белый и скучный. Так что мои мечты развлечься сбором заморских ракушек накрылись медным тазиком.

    Зато окружающая природа пленяет, поражает и вдохновляет! И сосенки, тянущиеся под углом в 45 градусов к морю, и не родные Хорватии пальмы, торчащие в каждом дворе, и выше человеческого роста разнообразные кактусы, и цветы, растущие в самых неожиданных местах...

    В Хорватии, кстати, имеется несколько природных заповедников. Настоящие жемчужины! Наши киевляне ездили на экскурсию в Национальный парк (60 евро с носа без стоимости питания), потом с восторгом рассказывали, как река Крка из-за порогов создает множество водопадов, самый большой из коих - 80 м (!). А еще там есть пресное озеро с удивительно-малахитовым цветом воды, в которой плавает много форели. И все эти красоты пересекают деревянные мостики-дорожки, с которых можно часами любоваться сказочными пейзажами.

    Так что природа настолько буяет и заполняет собой все свободные поры, что "прогибаться" в архитектуре хорватам нет никакого смысла. Здесь доминанта – фон: отвесные скалы, кустистые склоны и горные хребты, нависающие над крохотными городками, волнующее и ослепляющее море, и, конечно же, зеленое буйство, как ни в чем не уступающая пятая стихия.

    Поэтому прибрежные города похожи друг на друга, как "партия и Ленин". Единственное их различие – это местоположение церкви: либо на горном склоне, как в Брэле, либо на самой набережной, как в соседней Башке Воде, либо где-то посредине, как в Макарске.

    Кстати, именно церкви наводят на мысль, что у городов есть возраст. Стремительный многоярусный параллелепипед колокольни со спаренными ренессансными окошками и кубообразный храм под двускатной крышей – единственные уцелевшие в войне сооружения.

    Дома хорват молоды и просты: 2-3 этажа, либо оштукатуренные, либо "открытый" ракушечник; обращенный к морю и утопающий в зелени балкон-терраса; и, конечно же, черепичная крыша – неизменный атрибут ВСЕЙ прибрежной архитектуры.

    Нам удалось увидеть и различия жилья для "богатых" и "бедных".

    Вышеописанные жилища (а их большинство) принадлежат аборигенам "средней руки" или сдаются внаем. "Бедные" хорваты обитают в 6-этажном бетоне среди лысых дворов, прячась от палящего солнца лишь за навесными жалюзями. "Зажиточные" дома сокрыты от любопытных взоров крутыми спусками-подъемами, ажурными калитками в глухих беленых заборах и культивированными растениями с фонтанами. Но их немного.

    Как-то, гуляя по брэловской набережной, мы обнаружили настоящую "патрицианскую" виллу. Террасы, колонны и каменные решетки словно сошли с учебника по древнеримской архитектуре. "Живут же лю...", – присвистнули было мы, но, узрев табличку с надписью "Sobe", успокоились. Сдается!

    Хорваты – народ практичный. Они вкладывают средства лишь в то, что приносит прибыль. И правда, зачем грохать себе дворец, если за ним требуется дорогостоящий уход? "Шоб було краще, нiж у сусiда"?.. Не-а! Менталитет другой! Поэтому "бесполезные" кошки и собаки, живущие на задворках, производят впечатление голодных узников.

    Но иногда дороговизна узкой полоски между крутыми горами и морем толкает аборигенов на крайние меры и "хорватская практичность" просто озадачивает.

    Как-то из окна автобуса мы пронаблюдали интересное сооружение: в 2-х метах (!) от отвесной скалы стояла 4-х этажная гостиница. "Dobre doshli!" ("Добро пожаловать!"), – радушно приглашала табличка. Интересно, сколько хозяева берут за проживание? Наверное, дорого, поскольку в этой полной гармонии отдыхающим просто не хватает экстрима.

    Завершая тему архитектуры, добавлю, что за впечатлениями от старинных дворцов, замков, храмов, монастырей и театров из Брэлы нужно двигаться либо на юг (в Дубровник), либо на север (Сплит, Пула, Шибеник), либо на северо-восток (Загреб).

    Старый Дубровник (а из перечисленного мы были только в нем) действительно нечто особенное: несколько кварталов XIV века, окруженные со всех сторон крепостной стеной, а вокруг стен – морем, сохранены в новом городе в первозданном виде. Жилые дома (в которых и доныне обитают люди) совсем не отличаются от современных малоэтажных – тот же известняк, жалюзи и черепица. И только дворцы и храмы – "лица" эпохи – выдают влияние венецианских завоевателей.

    Заходя во многочисленные сувенирные лавки, я пыталась определить, каким же "хлебом" жива Хорватия. То, что туризм здесь не на последнем месте, было видно и не вооруженным глазом: открытки-календари-футболки-брелки-значки-флажки-тарелки-чашки-зажигалки-пепельницы-ручки с видами и надписями просто доводили до истерики! "Дары моря" в виде разнообразных ракушек, кораллов, несчастных звезд и ежей наталкивали на мысль о рыболовной промышленности. Ювелирные изделия и бижутерия сообщали о дружбе с Польшей и иже с ней. Большое количество вино-водочных изделий в плетеной таре намекали на близость виноградников. Немногочисленные резные деревянные шкатулки предупреждали о бережливом отношении к природе. Вышитые рубахи, скатерти и рушныки (кстати, довольно неплохие) объявляли об открытии старых запасников. Грубые кожаные босоножки местного производства (почему-то продающиеся в сувенирной лавке брэловского отеля) хвастались наличием домашней скотины. Три морских камешка, наклеенные на синее сукно, вставленные в деревянную рамку 20х20 см и впариваемые туристам по 40 грн., говорили о фантазии местных предпринимателей. Насыпной гравий с гостиничных пляжей, как выяснилось позже, гордо возвещал о наличие карьеров на территории близлежащих островов и строительной деятельности аборигенов. Растиражированные репродукции хороших акварелей и оригиналы плохих, которые продавались почему-то только в Дубровнике, сообщали о том, что талантливые художники здесь никому не нужны...

    Кстати, о картинах. В фойе нашей гостиницы несколько дней подряд проходила выставка-продажа работ местного художника. Картины – чудо! Яркие, радостные, живые... Техника смешанная: акварель, цветные карандаши, тушь-перо и фломастер. Сюжеты безобидные: пара лодочек на утренней воде, одна из площадей старого Дубровника, вечерние горы, парковые пейзажи и море во всех проявлениях... А на фоне этого праздника – грустный маленький человечек с глазами Пьеро и мечтательным выражением лица.

    Мы не могли купить его работы по банальной причине (одна картина – 80 евро). Но кроме меня и мамы, бедных украинцев, вросших от восхищения в землю, есть же и богатые немцы, живущие в нашем отеле! Вот они, вышедшие из ресторана под акомпонимент желудка, переваливающиеся от сытого ужина и остановившиеся у картин, чтобы... поковыряться в зубах и обсудить меню! Уррроды!!! Я же слышала, как вы "зер-гуд'ствовали" по поводу лодочек (фойе, коридоры и ресторан украшены работами этого художника), тыча грязной вилкой в сторону стены столовки!..

    Бедняга, понимая, что его картины покупать никто не собирается, загрустил. Чтобы как-то его взбодрить, я, набравшись духу, произнесла на жутком английском, что его работы – вери бьютифул, что для нас, северян, каларз неожиданные, но все равно super! Что я тоже немного artist, а точнее, architector, поэтому знаю, что говорю и т.д. Он, распознав русский акцент, рассказал (на русско-английском), что сам он самоучка, что объездил почти весь мир, где много рисовал, что, действительно, его работы больше ценятся на севере...

    Пока мы "болтали", произошло чудо – один из постояльцев решился на покупку двух картин (полюбившихся мне лодочек и городскую площадь). Ура! Мама позже сказала, что у меня был такой счастливый вид, будто я САМА ПРОДАЛА СВОИ работы!

    По поводу яркого колорита вспомнилась одна забавная темка.

    Когда я начинала "архитектором-дизайнером", у нас работала Лиля-витражистка. Родом она была из Керчи, там же и закончила художку. Так вот, когда они с подругой подрабатывали тем, что писали маслом копии Шишкина (для крымского народа это, своего рода, экзотика), то цвета зелени подбирались почти люминесцентные! А что, их так учили – в точности передавать цвета натуры. А цвета натуры в Крыму, на которых и тренировались будущие художники, и были как раз "почти люминесцентные". И только переехав в Киев, Лилька поняла, что в наших "сосновых борах" деревья дают густую тень, а природа не такая яркая, как на юге.

    Но я отвлеклась. Расскажу-ка об окружавших иностранцах и нашем с ними общении.

    Итак, немцы (пенсионеры). На брэловском побережье их подавляющее большинство. Народ сдержанный, чопорный и сУръЕзный. Истинные арийцы! Губы плотно сжаты, улыбаются редко. Такое впечатление, что не отдыхают, а готовятся к очередной войне. Из толпы выделяются одеждой цвета "каки" и одинаковыми панамками.

    Как-то, попав на пляже в немецкую оккупацию – возле их топчанов за 20 кун в тот день было немного места для нашей бесплатной подстилки – мы вызвали с их стороны к себе сдержанный интерес (как вначале подумалось нам) и откровенную жалость (как осознали потом).

    Одна из бабуль после долгих раздумий обратилась к нам с вопросом: "Шпрехен зе дойч?" Мы показали, что "не шпрехен". Бабка, игнорируя ответ, что-то быстро затараторила, размахивая руками в сторону лежанки, тыча нам под нос кошелек и делая уходящие телодвижения. Я включила воображение и вскоре сообразила (сказался опыт игры в "Крокодила"), что бабуся собиралась уходить и, чтобы мы не платили за топчан, решила передать его нам в наследство. Мы отказались, гордо ответив "Данке шон!", чем вызвали на немецких лицах легкие улыбки.

    Второй раз я "улыбнула" арийцев, когда мы возвращались в аэропорт.

    Как я уже говорила, нас оставалось пятеро и отдельный транспорт для нас не предусматривался (кстати, он бы и не предусмотрелся, если бы нас было шестеро). Это выяснилось намного позже, когда мы, сильно понервничав, догадались расспрашивать о нашем тур-операторе всех стоящих у входа. Откликнулся водитель, помогавший немецкой группе загружаться в автобус. Он сказал, что фирма "Зэта" перепоручила нас ему и показал подтверждающие документы. Елки-палки! Хорошо, что среди нас был немецкоговорящий киевлянин, иначе неизвестно, когда бы мы уехали! И уехали ли бы вообще!!!.. Кто знал тогда, что эти "неподобства" были каплей в море по сравнению с тем, что произошло потом.

    Но об этом позже.

    Так вот, заняли мы свободные места в автобусе, коих оказалось на одно меньше. Угадайте, кто устроился на полу?.. А как вы догадались?

    Кстати, передвигаться по хорватскому побережью на дне комфортабельного автобуса не так уж плохо. Во-первых, это был не ровный пол, а 15-тисантиметровая ступенька (почти полноценное "советское" сиденье). А во-вторых, внизу было прохладней, чем наверху (все же лучше, чем на мягких седушках в душном бусике по пути в Брэлу).

    Арийская раса, конечно же, была в шоке. Еще бы! У них так ездят в транспорте только домашние животные! Бедняги (это я о немцах) долго смотрели на меня с нескрываемым сочувствием, пока я не развеселила их, сказав, что "I am VIP person" и что мне здесь "very super!"

    На немцев, кстати, ориентирована вся Хорватия. Германия – их главный инвестор и обе эти страны экономически взаимовыгодны: для немцев побережье Югославии – дешевый курорт, в хорватских карьерах добыт белый камень, из которого построен Бундестаг, хорватские строители хорошо в Германии зарабатывают, большинство хорватских телеканалов транслируются на немецком, и вообще, немцы, заказывая в гостиничном ресторане дорогое вино, оставляют официантам щедрые чаевые...

    Поэтому обслуживающий персонал расцветает буйным цветом, узрев на горизонте старого буржуина с кислым лицом от затянувшегося запора, и тут же делает морду сапкой, заметив нас с мамой, весело шагающих навстречу.

    Вначале мы старались это дело не замечать (нам их "платная" улыбка ни к чему), но на пятый день мои нервишки не выдержали. Отловив одного еще молодого, но уже "железобетонного" хорвата, я, размахивая кулаками и толкая его в грудь, выдала ему на русском все, что я думаю по этому поводу. Мой ликбез на тему поведения в обществе принес плоды – бедняга потом, делая над собой невероятное усилие, здоровался с нами в течение 2-х оставшихся дней.

    Кстати, хорваты – народ славянский. Хоть и католики, как их любимые немцы, и чуть ли не крестятся при виде нас, нищих чужаков, а все равно, черты лица мягкие, восточно-европейские, язык в разной степени понятен украинцам, полякам и чехам. И храм их называется "церква", и парниша, не владея русским, сделал правильные выводы...

    А еще на брэловском побережье отдыхали французы. Неунывающая компашка из обгоревших на солнце 10-ти бабулек и дедулек, громко хохочущая в ресторане над собственным остроумием, имела всех ввиду – и настороженно наблюдавших за ними хорватских официантов, и немецких гостей, недовольно косящихся в их сторону.

    Нам французы понравились. Смех их заразительный, поведение без комплексов. Очередной взрыв хохота заставил нас с мамой сдержанно хрюкнуть, что не осталось не замеченным красно-лысому дедульке: подняв бокал вина, он повернулся к нам и, что-то весело произнеся на французском, торжественно его опрокинул.

    Но больше всех мы наобщались с англичанами.

    В один из первых дней, облазив окрестности за пару часов, мы осознали, что, если не поедем хоть на какую-нибудь экскурсию, просто сдохнем от скуки!

    На набережной стояла "скрепка" с наклеенными фотографиями хорватских красот, а рядом суетился абориген-зазывала. За 15 минут общения на англо-хорватско-немецко-русско-украинско-польском он описал, что нас ожидает (а ожидали нас близлежащие острова с древними городами, золотыми пляжами и рыба, запеченная в гриле прямо на катере), вписал в экскурсию под названием "Fish-Picnic", получил аванс 20 евро (та экскурсия была самой дешевой – 40 евро с носа. Кстати, единственная, на которую мы съездили. До всего остального добирались своим ходом) и, клятвенно пообещав, что во вторник будет "сан шайн" (он договорился), объявил, что наша "биг боат" отправляется с главного причала "эт зе ейт оклок" утра.

    Насчет "сан шайн" он был прав – погодка удалась. С погодой вообще нам в поездке повезло: солнце светило с утра до вечера в течение 6,5 дней и только полдня бушевал шторм.

    Наш катер оказался настоящим красавцем. Декорированный рыболовной сеткой и множеством буйков, он производил впечатление пиратского корабля.

    Мы пришли по времени впритык, поэтому почти все столы были занятыми. Нам досталось место у левого борта. Напротив уже сидело семейство из 3-х человек – пожилые мама-папа и парнишка, страдающий болезнью Дауна.

    На наше "Гуд монин!" (как здороваться по-немецки – вылетело из головы) их лица озарились и мы услышали чистейшее "Good morning!" Ух ты! Англичане!

    Чуть позже мы узнали, что они живут огромной семьей в частном доме в Уэльсе, что помимо младшего 20-тилетнего Стефана, который плыл с нами, у них еще 3 сына, что старшие дети полноценно трудятся на благо родины, что нашу попутчицу зовут Шейли (как зовут ее мужа – не помню) и что ей 60 лет...

    Мы же из-за бедного словарного запаса выдавили только, что мы "фром Юкрейн" и что нас зовут "Олга энд Лудмила".

    Конечно же, несмотря на внятное произношение "доброй рыжей феи" (как впоследствии мы окрестили Шейли) и ее терпеливое разъяснение вплоть до рисования на салфетке, информация на английском воспринималась мною тяжело. Последние курсы успешно выветрились из головы, а прихваченный англо-русский разговорник – "ауэ хэлп", как объяснила я улыбающимся англичанам – злил ограниченным количеством тем. И все же мы понимали друг друга.

    Помнится, преподавательница курсов рассказывала, что англичане – народ эмоциональный (мы даже на уроке тренировались в английских эмоциях). Мне тогда поверить в это мешал стереотип, что истинный джентльмен всегда себя контролирует. Но когда мы сталкивались потом в ресторане (оказалось, что и живем с ними в одном отеле), и наши "леди энд джентльмены", завидев нас, верещали, как дети малые, с преподавателем пришлось согласиться. Особенно в наше последнее утро.

    Словом, англичане нам очень понравились и, что удивительно, мы им тоже. Может, на фоне надменных немцев мы были для них чем-то на манер отдушины, не знаю. Но при этой мысли мы с мамой решили (на свою голову!) подарить новым друзьям в качестве сувенира пару украинских монет, чем логически завершить наше общение, ибо до конца нашего отпуска оставались всего сутки. Но одним разом "логически завершить общение" не удалось.

    Вооружившись жменькой мелочи, мы спустились к ужину и сразу нашли наших друзей (они все время занимали один и тот же столик, почти в центре зала). Мы сказали, что у нас для них есть презент ("О-у!"), а точнее, маленький сувенир ("О-У!!! О-У!!!")... Увидев монетки, они так заверещали, что на нас испуганно стали оглядываться все сидящие в зале! Шейли достала кошелек и мы, не успев удрать, обнаружили в ладонях английскую мелочь во главе с фунтом!

    Такой несправедливости мы стерпеть не смогли и, спустившись к последнему завтраку, мы, пожелав англичанам на прощанье счастья и удачи, торжественно вручили им нашу металлическую гривну и немного новой мелочи.

    Ма-ма до-ро-га-я! Что тут началось!.. Пока Шейли с мужем, радостно вскочив, стали судорожно хлопать себя по карманам, приговаривая, что сейчас они подарят нам 5-тифунтовую монету, Стефан, чудом не перевернув стол, бросился нас обнимать!..

    Бедные окружающие (о нас я и вовсе молчу)! Они были настолько шокированы, что забыли, зачем вообще сюда пришли! Посмотреть на бескорыстную англо-украинскую дружбу прибежали даже повара, поэтому мысль о том, что как бы незаметненько ретироваться, мы похоронили тут же, в любознательной толпе.

    Так что наше общение закончилось хоть и вничью, но с невыгодным для англичан валютным курсом.

    Кстати, в эпицентре внимания капиталистов мы с мамой пребывали всю неделю. Еще в первые дни, когда мы только осваивали окрестности, все время чувствовали на себе пристальные взгляды. Вскоре, увидев, КТО на меня смотрит, я поняла и причину: на мои "бухенвальдские" 53 кг с завистью таращились "складчатые" туристы.

    Что касается мамы, мы подбирали версии довольно долго, пока не встретили толпу одинаково одетых немцев. Точнее, ОДИНАКОВО ПРОСТО – однотонные футболки, парусиновые брюки или "капри".

    И такие "одежные" сочетания на всем побережье мы встречали довольно часто. Так что мама своей доставшейся в наследство ажурной блузочкой "ришелье" и кокетливой шляпкой с цветочками настолько привлекала внимание, что, как только мы начинали дефилировать по набережной, ВСЕ сидящие в открытых барах футбольные болельщики моментально поворачивались в нашу сторону! Наверное, боялись, что эта странная пара - стареющая проститутка и ее молодая сутенерша – пришла нарушить их моральный покой.

    Так что мы классно поразвлекли и поразвлеклись.

    Был еще и неприятный момент в той поездке, который здорово нам подпортил настроение.

    На третий день пребывания прямо из номера гостиницы исчез мой топик. Мы терялись в догадках: ночью был сильный ветер и шторм, с балконов даже слетали пластмассовые стулья, но на лоджию я его не выносила, так что улететь он никак не мог; балкон же, уходя, мы всегда запирали, а горничная производила впечатление порядочной женщины...

    Перевернув весь номер (мама даже диван разбирала), для начала мы решили расспросить горничную. Она, конечно, ничего не видела и не находила. Зато мы находили – после шторма на балконе обнаружился мужской носок. Повесить, что ли, объявление в холле: "Меняю носок на блузку"?

    Шутки шутками, но надо было что-то делать.

    Прихватив для образца похожий топ (у меня их 3 штуки одного типа), мы спустились в "рецепшн" и попытались (на англо-русском) донести проблему до персонала. Персонал тоже был ни при чем. Т.е. вначале нас долго на всех языках убеждали, что топик скорее всего улетел с балкона, а, услышав, что дело не в балконе, и вовсе потеряли к нам интерес. Сволочи! Да если бы какой-то немец предъявил претензии по поводу пропажи того же носка, тут бы вся Брэла стояла на ушах!!!

    Словом, отпуск только начался, а настроение было подпорчено на всю неделю вперед. Я, плюнув, попыталась погасить в себе негативные эмоции – блузку все равно не вернут, здесь без языка и авторитета ничего не докажешь, так что нужно, стиснув зубы, наслаждаться морем, солнцем и природой. Мама же решила не сдаваться и, чтобы хоть как-то расшевелить этих уродов, задумала написать претензию на имя администрации отеля.

    Вооружившись английским разговорником, мы сварганили довольно стильное письмецо, в котором клеймили позором равнодушный персонал и вывели мораль о "не плюй в колодец!" Вручили бумагу, правда, перед самым отъездом, тихо надеясь, что топ найдется. Зря надеялись! Эти козлы, мало того, что искать не собирались, так еще перестали с нами здороваться и за нашей спиной корчили рожи! Ну, ничего, как я уже упоминала, один из них получил от меня по полной.

    Историю с топиком можно закончить цитатой "Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно!" – по прилету домой я обнаружила его у себя на кресле... Хы-гы!..

    Оказывается, я его ПРОСТО НЕ ВЗЯЛА!.. Ай да Олька! Ай да сукин сын! ВОТ ЭТО ПЕРЕМКНУЛО!!!

    Когда мы с мамой перестали друг на друга таращиться, обрели дар речи и вспомнили, в каком истерическом состоянии собирались (не обращая внимания ни на вещи, ни на их количество), решили отправить в Брэлу e-mail с извинениями. Что вскорости и сделали.

    Так что, как гласит народная мудрость, "дурних не сiють, не орють – вони самi ростуть"...

    Развивая тему собственной глупости (кажись, мне начинает нравиться. Даже боюсь увлечься!), добавлю еще пару занятных эпизодов.

    Как я уже упоминала, наш отель по степени обслуживания был "3-хзвездочным с половиной": кондиционер, который мы научились включать почти "под занавес"; телевизор с немецкими каналами; в ванной встроенный фен (так вот, что это за штуковина!); вместо ключа – магнитная карточка, с которой мы намучились сами, задолбали обслуживание, а в конце концов оказалось, что все очень просто; коридорное освещение на фотоэлементах – свет гас, как только мы подходили к номеру, и открывать двери приходилось вслепую и холодильник-бар, который мы 2 дня принимали за подставку под телевизор, пока меня не разобрало любопытство.

    А в холодильнике – мамка дорогенька! – и коньяк, и водка, и вина, и джин, и бренди, и виски, и шнапс, и куча разной газировки! Алкоголь, правда, в бутылочках "мал мала меньше", зато тоники были в стандартной таре. В день обнаружения клада мы решили выдудлить всю газировку в номере, а "градусы" забрать домой в качестве сувениров.

    В тот вечер (после торжественно распитой бутылочки минералки) мы заснули с мыслью, что жизнь налаживается.

    Жизнь разладилась после завтрака – вернувшись, мы обнаружили на столике счет за минералку в размере 15 кун (и это за 250 мл?!!), а в холодильнике – пополнение недостачи.

    И почему мы решили, что нас угощают?... Хорошо, что не начали "разговляться" горячительным!...

    Радовало то, что не мы одни прилетели из "тундры". В соседнем отеле поселились две женщины из Питера – тоже мама с дочкой. Жили они на полном пансионе, т.е. в стоимость путевки входила 3-хразовая кормежка. Только завтраки и ужины были "стандартными", а с выбором обеденных блюд определялись сами отдыхающие (к ним во время завтраков подходили официанты с карточками). Так вот, наши славянские сестры решили, что за удовольствие нужно платить дополнительно, поэтому мужественно отказывались от обедов...

    Но вернемся к отечественным баранам.

    Осваивая номер, в прикроватной тумбочке мы нашли кем-то забытый хорватский журнал. Издание нас заинтриговало, поскольку пестрело красивыми природными и городскими пейзажами. "Кроша", – прочитала на обложке мама. Развернув журнал посредине, мы попытались найти это место на карте. Города так и не нашли, зато я узнала, как называют хорваты родную Адриатику – "Йорданово море". Все у них, не как у людей!

    Киевляне тоже о Кроше не слыхали и мы решили "попытать" аборигенов. К тому времени наши отношения с мальчиками на "рецепшн" были подпорчены, поэтому мы обратились к "независимому эксперту" – женщине, продающей в холле открытки и путеводители.

    "Где это место?", – спросили мы на русско-английском, развернув журнал перед ее носом. "Оно здесь!", – ответила она на хорватско-немецком, обводя пальцем карту. "Гениально!", – подумали мы на русском и повторили попытку. Женщина смущенно улыбнулась – до нее первой дошло, что Крошей мы называли всю Хорватию...

    Приключения продолжились по дороге домой. Точнее, "дорожные" приключения начались последней ночью.

    Наш мирный сон прервал неожиданный звонок на мамин мобильный – UMC брата каким-то образом прорвало горные кордоны. "Вы где? Мы с Сережей уже выезжаем!" 15 минут ушло на доказывание, что до отлета еще 1,5 суток, но мысль, что нас поджидает какая-то неприятность, глубоко засела.

    В последний раз искупавшись утром в прозрачной водичке и позагорав под ласковым южным солнышком, мы с грустью загрузились в немецкий автобус и отправились в сторону Родины.

    "С грустью" еще и потому, что самолет на Киев улетал аж в 20.40, а привезли нас в аэропорт только в 5 вечера. Е-мое! Сколько еще времени могли наслаждаться морем! И все потому что, видите ли, господа-немцы улетали домой в 17.30!.. Впрочем, чего это я? Они-то как раз и не виноваты.

    Итак, до регистрации пассажиров оставалось 3 часа чистого времени, и мы, сдав багаж, решили осмотреть окрестности и докупить сувениров на оставшиеся пару кун. Но при выходе из здания поняли, что в "зоне отчуждения" окрестности представляют собой какие-то "зазаборные" хозяйства, а сувениры можно найти только в крохотном киоске аэропорта. Мы с мамой решили не отчаиваться и, оставив односельчан в кафе спорить о насущных проблемах, отправились на поиски моря.

    Море нашлось неожиданно сразу, спустя 10 минут пешего времени. Поиспросив разрешения у сторожа кемпинга посидеть на берегу, мы спустились к воде.

    Вот он – источник аромата, который так порадовал меня в первые минуты прилета! Узкий берег вдоль бетонного забора, усыпанный диковинными камешками, ракушками и маленькими мертвыми звездочками; густые водоросли, повторяющие колебания волн; пара ящериц, загорающих на песке; город на горизонте, вырастающий прямо из воды – вот пейзаж, которым мы наслаждались почти 2 часа. А над всем этим – стойкий запах соленой стихии. Красотища!..

    Собрав 2-хкилограммовую коллекцию ракушек и камешков, мы решили, что время прошло с пользой, пора и честь знать.

    На территорию аэропорта мы проникли в 18.45. Киевлян нигде не было видно, но это не пугало, поскольку до отлета оставалось еще куча времени. А посему мы решили не спеша осмотреть здание.

    Сплитовский аэропорт был маленьким – короткая взлетно-посадочная полоса, с которой самолеты взмывали в небо почти вертикально, и само здание в 2 этажа.

    Несмотря на то, что аэропорт был совсем новым (результат бомбардировок прежнего стратегического пункта), с точки зрения эстетики строение ничуть не привлекало. Единственно оригинальным сооружением был навес над подъезжающим транспортом – эдакое перепончатое существо высотой метров в 5-6. Зато внутри здание было напичкано "последним словом техники": многочисленными теле-табло, лифтами-капсулами, фотоэлементами в санузлах и кондиционерами.

    Соотечественников по-прежнему не было видно – ни в кафе, ни в вестибюле, ни под навесом. Тревожное ощущение, родившееся еще в Брэле, которое я тогда списала на боязнь перелетов, усилилось. А случайно упавший взгляд на табло и вовсе заставил врасти в землю – над головой невозмутимо светилась надпись: "Split – Kiev-Borispol – 18.40".

    …Мы медленно переглянулись. Как "18.40"?.. Как может быть 18.40, если на 20.40... НА 20.40 "SPLIT – LVOV"??!...

    Да нет, они ошиблись, в билете же ясно написано: "Сплит – Киев-Борисполь – 20.40"... Нужно прояснить ситуацию в справочной.

    На деревянных ногах мы спустились на первый этаж. "Зэтс райт?", – дрожащим голосом спросила мама, показывая билет и тыча пальцем в ближайшее табло. "Yes!", – ответила барышня. И добавила: "Бла-бла-бла... two hours"… Два часа... Причем здесь "два часа"?.. Мы бы и по сей день стояли посреди холла, "как памятники русского деревянного зодчества", если бы не услышали по рубке: "Бла-бла-бла-Протас-бла-бла-бла!"...

    ПРОТАС??! Это мы – Протас!!!.. Где??!.. Куда бежать??!.. Мы заметались...

    Налетев на мирно проходящего работника в униформе, мы чуть не оторвали ему рукава и лацканы, вереща в лицо "МЫ – ПРОТАС!!!" и тыча пальцами вверх, где по нашим представлениям была рубка. Мужичонка оказался понятливым. Он вежливо сказал "ПрОшу!" и легко подтолкнул нас к лестнице с табличкой: "Passport Control".

    Через ступени мы перелетели одним махом. С трудом разлепив паспорта потными от волнения руками, мы сунули их скучающему персоналу. Те неспеша сверили наши перекошенные лица со снимками и удовлетворенно махнули рукой в сторону взлетного поля, где нас – ТОЛЬКО НАС – поджидала присамолетная развозка.

    "Не волнуйтесь!", – кажись, по-хорватски сказала сопровождающая барышня, со страхом "вслушиваясь в наше дыхание"... "Не волнуйтесь!", – уже по-русски повторили встречающие у трапа стюардессы. Броситься им на шею помешала только полная обессиленность.

    ...Способность мыслить, говорить, слышать, двигаться и дышать мы обрели минут 20 спустя, когда самолет уже набрал высоту. Пользуясь случаем, к нам подошли наши перепуганные киевляне: "Вы в порядке? У вас были такие лица..."

    Позже мы узнали, что изменение расписания стало неожиданностью и для них. Но больше всего они боялись, что мы отстанем от самолета, поэтому быстро предупредили команду. А бывалые путешественники поведали, что "прелесть" чартерных рейсов как раз и заключается в том, что время отлета в билетах помечено условно. А на самом деле самолет отправляется, когда в местном расписании возникает "окно", поэтому далеко отходить от аэропорта не следует...

    Хых! Зато мы ракушек набрали целый воз!

    Тогдашнее истерическое состояние помогло отвлечься от проблемы "вертикального взлета" из Сплита, но нас поджидали еще новые взлетно-посадочные испытания. Мы направлялись в Пулу – промежуточный пункт назначения.

    В хорватском небе близость отчизны ощущалась в количестве русскоговорящих пассажиров и в троице изрядно набравшихся молодцов, вокруг коих валялись объедки, куриные кости, мятые салфетки и бутылки из-под коньяка.

    Мужики вели себя скверно – грязно приставали к стюардессам и громко матерились, когда мужская часть команды призывала их к порядку.

    Один из них, решив, что дошел до кондиции, поднялся и, шатаясь, направился в конец салона. Все замерли... А зря! До туалета он так и не добрался – мощный фонтан рвотной массы обрызгал весь пол, стены и пару не успевших спрятаться пассажиров... Здравствуй, Родина!

    Если бы не посадка в Пуле согласно расписанию, мы бы приземлились там вынужденно – вызванная бригада уборщиц, вооруженных огромными пылесосами, приводила салон в порядок в течение целого часа (!). Благо, "веселых" попутчиков торжественно сняли с борта "корабля" в том же аэропорту и дальше мы летели уже без приключений.

    Наше путешествие подходило к концу. За окном месяц парил над гладью черных облаков и создавалось впечатление, что движемся мы по ночному полю в комфортабельном авто. Пережитые волнения навалились на веки сумбурным сном.

    В Борисполе мы оказались раньше намеченного срока – в полтретьего ночи. Мама первым делом "порадовала" Женьку "ранним" приземлением и нам предстояло еще 2 часа "куковать" в аэропорту в ожидании машины.

    Но, как оказалось, нам было, чем заняться – свой багаж мы отлавливали в течение 1,5 часов!

    Уже получили сумки прилетевшие позже пассажиры из Вены, Парижа, Мадрида и Барселоны, а мы, как последние идиоты, все перебегали от дорожки к дорожке, замирая каждый раз при сигнале табло...

    Когда мы, наконец, укомплектовались в машине и ребята, предвкушая наши захлебно-восторженые вопли, в унисон спросили: "Ну как?!", в ответ им "посыпалась площадная брань да зубовьий скрежет". Радости от поездки не было – впечатление от географических открытий густо перекрыло впечатление от хорватского гостеприимства.

    Но ничего, как сказала мама: "Впереди "Евровиденье" в Киеве, мы на вас еще отыграемся".

    Так что "dobre doshli" ту Юкрейн!

    Ольга
    05/12/2006 23:42


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из Хорватии

    24.04.19 Как будут работать консульства и визовые центры в майские праздники
    13.02.19 Визовые центры стран ЕС, Канады, Сингапура и Таиланда сменили адрес в Москве
    20.12.18 График работы визовых центров в новогодние праздники изменится
    30.07.18 Черногорию и Хорватию связал морской маршрут
    06.07.18 В Croatia Airlines начинается забастовка
    25.04.18 График работы визовых центров в майские праздники
    28.03.18 График работы европейских визовых центров на Пасху
    05.03.18 До конца марта - скидки на европейские проездные InterRail
    21.02.18 График работы визовых центров в ближайшие праздники
    19.12.17 График работы визовых центров стран Европы в праздники
    [an error occurred while processing this directive]