Под песком снег, а по пляжу гуляют медведи


    Страницы: 1 

    В прошлом году Кенозерский национальный парк расширился за счет присоединения нового сектора "Онежское поморье".


    На этой площадке еще только предстоит с нуля выстроить парковую инфраструктуру. Сейчас эти места труднодоступны, такими они останутся еще долгое время. Тем интереснее было поучаствовать в первом волонтерском проекте на этой территории.


    Лагерь под названием "Вечная стоянка карбасов" был запланирован в Яреньге, старой поморской деревне, которая стоит на Летнем берегу Белого Моря уже более четырех сотен лет.


    Жизнь деревни всегда была тесно связана с морем. Для выхода в море использовалось небольшое деревянное судно, которое называлось карбас, они отличались своими размерами и конфигурацией. Производство такой лодки очень трудоемкий процесс, поэтому в каждом доме к карбасу относились как к члену семьи. Старые карбаса никогда не разбирались и не сжигались, они либо оставлялись в море, либо доживали свой век на морском берегу. Так со временем побережье Яреньги превратилось в небольшое кладбище карбасов, которое, к сожалению, оказалось сильно замусоренным местными жителями, кроме того, многие лодки прилично занесло песком. В Яреньге появилась идея сделать музей под открытым небом - собрать все брошенные суда на одну площадку и снабдить каждый небольшой табличкой с описанием.


    Дорога до Яреньги заняла чуть меньше суток поездом Москва - Архангельск. На вокзале собираемся с остальными волонтерами и представителями Кенозерского парка. Рассаживаемся по трем машинам и едем около двухсот километров до деревни Луда. По дороге заезжаем в Северодвинск, где подбираем съемочную группу местного телеканала и орнитолога. На минеральном источнике пьем солоноватую Куртяевскую воду и заезжаем в кафе "Перекресток". В дороге признаки русского севера проступают вполне отчетливо: на прилавке лежит копченая рыба, вдоль дороги торчат частоколом стройные елки с облезшими макушками, рядом с входом припаркован гусеничный вездеход, а на дерево приколочено написанное от руки предупреждение о стоящих в лесу волчьих капканах.


    Когда приезжаем в деревню Луда, упираемся в край земли, за которым выход в Белое Море и Северный Ледовитый океан. Дальше дорога только по воде. Нас восемь волонтеров из Москвы, Санкт-Петербурга и Челябинска, четыре девушки-эколога из архангельской организации "Этас", сотрудники телеканала и орнитолог.


    В катер все не поместятся, делимся на две группы. Я оказался во второй, мы ждем катер в гостевом доме. Когда он подъезжает, грузим в него запасы еды и выдвигаемся прямо в шторм. Качает так, что через некоторое время становится плохо с непривычки. Несколько раз волна бьет в лобовое стекло катера. Сопровождающие нас сотрудники парка рассказывают жуткие истории про шторм. Мы не то чтобы очень сильно боялись, но когда спустя час впереди показался берег, моя нервная улыбка стала более искренней. На пустынном берегу нас ожидает машина, а в воде радостно и совершенно безбоязненно плещется тюлень, которого, кажется, только радует всеобщее внимание и направленные на него объективы камер. Дальше едем еще минут сорок мимо песчаных холмов вдоль берега моря. В Яреньгу приезжаем изрядно уставшие.


    Изначально предполагалось, что жить мы будем в палатках, но нам сказали, что местный клуб приютит нас у себя, эта новость не могла не порадовать, особенно учитывая погоду. Согласно полученной в Архангельске инструкции, мы выгрузились у деревенского клуба и даже занесли вещи внутрь. Но оказалось, что нас там не ждали. В итоге мы переместились в гостевой дом к местной жительнице, Терещенко Маргарите Петровне. Она своими силами организовала в деревне музей "Поморская изба", для которого долгое время собирала экспонаты - предметы поморского быта и старинную одежду. Еще Маргарита Петровна пишет стихи, сказки и может рассказать много интересного о поморских традициях и истории деревни. За все время пребывания в ее доме, мы чувствовали заботу и уют. Но в силу обстоятельств, в Яреньге мы задержались, к сожалению, ненадолго.


    Нашей задачей было расчистить территорию от мусора и освободить лодки от песка. Мы рассчитывали на 4 дня работы, а после надо было тем же путем возвращаться обратно до Архангельска. За эти дни у нас было время, и поработать и погулять по Яреньге. Во время дождя деревня, казалась, вымерла, но как только появлялось солнце, безлюдные улицы понемногу оживали.


    В деревне живет около 70 человек, есть магазин, но некоторые продукты заказывают заранее, товар приходит по воде. В деревне каждый встречный, включая маленьких детей, с тобой здоровается. Избы до сих пор не запираются, если хозяина нет дома, дверь просто подпирается снаружи палкой. В семнадцати километрах вдоль берега моря находится еще одна деревня - Лопшеньга, там аэродром, куда летает АН-2, сюда добираются и на самолете.


    Лето в этом году на Белом море позднее, на березах в лесу только-только распускаются листья. Местный инспектор парка показательно ковырнул в одном месте горку из прибрежного песка, под песком обнаружился лед. Природа вокруг разная: разноцветный мох, песок, хвоя, камни, которые спрятаны в лесах, озера с черной водой, ручьи, реки и непроходимые болота. Гуляя по берегу, под ногами видны следы медведя. Если над головой кружат крачки (птицы похожие на чаек), лучше прикрыть голову руками и поменять траекторию движения, возможно, рядом в песке лежат яйца, защищая которые злые птички могут напасть и клюнуть в голову.


    Вдоль берега стоят одинокие тони - рыбацкие избушки. Они находятся на почтительном расстоянии друг от друга. У каждого рыбака своя тоня - рыбу он добывает только в условном коридоре, который идет от его избушки в море, и не забирается на чужую территорию.


    Ближе к морю у кладбища карбасов раскиданы остовы сельскохозяйственной техники. Рядом гуляют лошади. На возвышении стоит традиционный для поморских деревень поклонный крест. Шум моря слышен почти в любой точке деревни. Жизнь здесь течет медленно и плавно. Белые ночи только добавляют ощущения застывшего времени. Погода меняется быстро, и каждый раз преображается море. Оно выглядит суровым и опасным, безразличным и вязким, как ртуть, приветливым с оттенками синего, но строгим. По дороге в поезде я перечитывал "Солярис" Лема, отчасти еще и поэтому океан казался мне живым существом.


    Многие волонтеры купили билеты в расчете на 4 дня. Но погода внесла коррективы. Из-за начавшегося шторма, который мог длиться неизвестно сколько, мы спешно выходили из деревни через лес по болотам до ближайшей лесозаготовочной трассы, на которую за нами пришел транспорт. С рюкзаками в лесу шли больше десяти километров. Тропа отсутствовала, были только ее остатки и направление. Сапоги глубоко уходили в болотную жижу, что добавляло нагрузки. Многие спрашивают меня: "Зачем тебе это надо?". Мой ответ был таким: "Это приключение. Таким образом ты узнаешь, что ты можешь".


    "Я не уверен, что смог бы здесь жить, но стоило вернуться Москву, как сразу же захотелось обратно. Это желание со мной до сих пор. Поэтому ждем новых волонтерских проектов в Онежском поморье!"

    Автор текста - Максим Чистяков

    Общая редакция - Кристина Яковлева

    Дата поездки - 19-23 июня 2017

    Максим Чистяков
    31/07/2018

    Страницы: 1 



    • Facebook
    • ВКонтакте

    Новости из России

    31.07.18 В Санкт-Петербурге пройдет водный SUP-карнавал
    "Победа" и Минтранс хотят отменить бесплатный провоз портфелей, сумочек, одежды, лекарств, колясок, костылей и товаров Duty Free
    30.07.18 Авиабилеты за рубеж подешевеют
    27.07.18 В Подмосковье определены места для безопасного купания
    26.07.18 "Руслайн" будет чаще летать из Москвы в Ижевск
    Внутрироссийские и премиальные билеты "Сибири" подорожали
    25.07.18 28 июля отменено большинство вечерних рейсов "Аэроэкспресса" в Шереметьево
    В Гатчине пройдет "Ночь света"
    24.07.18 "Сибирь" хочет летать из Петербурга в Анапу
    Внутрироссийские и премиальные билеты "Аэрофлота" снова подорожают
    [an error occurred while processing this directive]