Бразильский пирог. Часть вторая - Игуасу



    Дорога на юг – в *холодные края*

    Далее мой путь лежал на юго–запад, в самое сердце Южной Америки, в точку, находящуюся в месте встречи Бразилии, Аргентины и Парагвая.

    Размеры Бразилии и слаборазвитое железнодорожное сообщение, не оставляли иного варианта, кроме воздушного, хотя хотелось посмотреть страну из окна не поезда, так автобуса, сервис которых здесь поставлен на очень высокий уровень. Но время...

    В Бразилии есть множество авиакомпаний, часть из которых действует только в пределах одного–двух соседних штатов, а наиболее крупные,*Вариг* и *Таам*, летают по всей стране и за границу.

    Полет из Сальвадора в Рио–де–Жанейро, а потом продолжение до города Фосс–де–Игуасу, в ту самую точку, в сердце континента.

    Сальвадорский аэропорт, как и все бразильские – голый серый бетон, масса сувенирных магазинов и обязательные ювелирные *H. Stern*.

    На электронном табло у выхода на посадку время отправления рейса на Рио 12-10. Все в порядке, по расписанию. Но потом начался балаган.

    Где–то в час дня с неба *свалился* Боинг–737. Именно *свалился*, резко и неожиданно. Самолет приземлился и, почти не замедляя хода, сделал крутой вираж по летному полю, как заправский лихач на шоссе и подкатил прямо к переходному рукаву. Полчаса, и мы так же лихо взлетели.

    В Рио–де–Жанейро шел мелкий, моросящий, похожий на осенний европейский, дождь. Температура – десять градусов, хорошо что хоть плюс.

    Вот вам и Южная Америка, теплые края.

    По времени мой самолет до Фосс–де–Игуасу уже час назад как улетел.

    Но, пройдя переходной трап, я прямо попал к стойке с номером своего рейса. У выхода никого не было, кроме работника аэропорта, который махал мне рукой, сигнализируя, как я понял вначале, что меня все ждут.

    Войдя в самолет и увидев совершенно пустой салон, я сначала растерялся, подумав, что ошибся и сел на другой рейс. Но все было правльно.

    Минут через двадцать салон быстро заполнился пассажирами и мы взлетели.

    На этот раз самолет был больше – Боинг–757 , изменился и состав пассажиров. Здесь были в основном иностранные туристы и, как обычно, очень много немцев. В салонах идеальная чистота, самолеты новые. В общем лететь приятно, несмотря на балаган с временем вылетов. Но знающие люди говорят,что в Бразилии это норма. А куда торопиться?

    В Фосс–де–Игуасу шел сильный дождь. У выхода из самолета каждому пвссажиру вручили зонтик, а при входе в терминал – забрали обратно.

    Мы находимся в глубине южноамериканского континента, температура воздуха все та же – десять градусов. Вот вам и обещанные *холодные края* в дебрях субтропиков.

    Фосс–де–Игуасу – город и люди

    Внеся в комнату мой чемодан и получив чаевые, коридорный не уходил, а продолжал стоять у двери, пытаясь что – то сказать. Уже имея некоторый опыт, я догадывался, что начинается обычная бразильская раскрутка, правда на этот раз не прямо у стойки регистрации, сразу по приезду, а немного позже, в номере. На этот раз предлагался набор стандартный набор экскурсий – водопады Игуасу, плотина Итайпу и шоппинг в Парагвае.

    Все это было бы хорошо, но не хватало наличных денег, а расплачиваться кредитной карточкой в подобных случаях нежелательно, тем более в Бразилии.

    Еще в Сальвадоре, в течении нескольких дней, я пытался получить деньги, причем в разных местных банках, включая самый солидный Bank of Brazil. Но безуспешно. Кредитка выбрасывалась из банкоматов, хорошо еще, что хоть ими не проглатывалась.

    Отделения банков, особенно залы банкоматов, требуют особого описания.

    На улицах, на наружных стенах зданий, эти автоматы, говорят, когда–то, видимо очень давно, все–таки были.

    Но местный криминал решил вопрос очень просто и изящно.

    К месту установки банкомата подъезжал грузовик, аппарат прикрепряли к машине толстым тросом, грузовик спокойно трогался с места, увозя вырванный из стены банкомат, полный наличных денег, в неизвестном направлении.

    С тех пор разработана целая система безопасности при получении наличных.

    Все банкоматы переведены в специальные закрытые помещения. Здесь обязательно присутствуют два здоровенных охранника с оружием, а у входа, с наружной стороны обязательный попрошайка, словно вывеска банка.

    Внутри во всех возможных и неозможных местах развешаны плакаты о вероятности подсматривания секретного номера кредитки, опастности ее воровства и т. д. Между собственно банком и залом банкоматов – стена из пуленепробиваемого стекла, дверь с каким–то сложным замком и внутренний охранник, на вид, еще круче наружных.

    В одном из отделений, увидев за стеклом служащего банка, я попытался получить у него консультацию, но внутренний *шкаф* даже и разговаривать не стал, а после повторной просьбы, по его виду и поднятому дулу автомата. я понял, что надо быстрее уносить отсюда ноги.

    Точно та же картина повторилась и в Фосс–де–Игуасу.

    Обойдя несколько банков, я уже совсем было отчаялся и решил прекратить эти эксперименты, пока еще хоть кредитка не проглочена бразильской финансовой системой. Случайно попалась на глаза вывеска гонконгского банка HTSB, который выдал наличные деньги без проблем. И здесь тоже была охрана, причем каждый банкомат располагался как бы в отдельном отсеке, а из–за разделительных стенок выглядывал человек подсматривающий секретный номер. Это фотография в полный рост, наклеенная на картон, но такая натуральная, что, даже зная о ней, я невольно вздрогнул, получив деньги и пряча их поглубже.

    Теперь, имея в кармане определенную сумму, можно продолжать разговор об экскурсиях, а, вернее, самый настоящий базарный торг.

    Фосс–де–Игуасу расположен в самой глубине Бразилии, в штате Парана. По местным меркам городок небольшой - *каких–нибудь* триста тысяч человек, и живут они, в основном, с доходов от туризма.

    Здесь, на стыке границ трех стран - Бразилии, Аргентины и Парагвая, находится туристская жемчужина континента – самые большие в мире водопады.

    Представьте себе широкую полноводную реку Игуаса, впадающую в еще более мощную Парана, которая, пройдя половину Южной Америки и, сливаясь с Рио де ла Плата, впадает в Атлантический океан в районе Буэнос – Айреса и Монтевидео.

    Река Игуасу служит естесственной границей Бразилии и Аргентины, а Парана отделяет эти страны от Парагвая.

    Сами же водопады Парагваю не достались, но там не растерялись и придумали, как повернуть поток туристов к себе.

    Так, на этом небольшом, относительно размеров окружающих его стран, клочке земли, возникли три города с почти одинаковыми названиями – Фосс–де–Игуасу, Пуэрто Игуасу в Аргентине и Сиудад–дель–Есте в Парагвае – это почти один город, разделенный Т–образным перекрестком при слиянии двух великих рек.

    Получился своего рода туристский мегаполис с двумя международными аэропортами по обе стороны реки Игуасу, причем каждый из них располагается между водопадами и одноименным городом так, что, прилетев в Аргентину, можно посмотреть водопады со стороны Бразилии и наоборот, практически за один день побывать сразу в трех странах.

    День в Парагвае

    Как я уже говорил, основная аттракция – водопады Игуасу - Парагваю не достались. А туристы, то есть их деньги, совсем рядом. И тогда была придумана новая, местная, достопримечательность – шоппинг, своего рода дьюти–фри, однако с отнюдь не низкими ценами.

    Город Сиудад–дель–Есте – часть туристского мегаполиса района Игуасу – это название получил сравнительно недавно, вернее не получил, а вернул себе прежнее.

    Во времена правления военно–фашистской диктатуры город носил имя президента страны, генерала Стресснера – Сиудад–дель–Стресснер.

    В Парагвае, после окончания второй мировой войны, обосновалось большое количество, сбежавших от победитлей, нацистских военных преступников, многие из которых до сих пор находятся в розыске. Пожалуй, их эдесь самый высокий процент по отношению к другим странам континента.

    Для местных жителей, в основном потомков индейцев, новоявленные гости были что–то вроде инопланетян. Страна бедная, находится в глубине континента и весьма замкнутая на своих проблемах.

    Однако Парагвай тоже воевал, и воевал много. Особенно кровопролитной была война с Боливией в начале тридцатых годов прошлого века – за пустынный район Чако, где и сейчас живет только два процента и без того малонаселенной страны. Военные в Парагвае – это особая элита. В городах названия многих главных улиц так или иначе связаны с местными войнами и их героями – военными.

    То есть, в стране создана идеальная почва для военной диктатуры. И даже сегодня, после падения коррупционного, впрочем как и все предыдущие и последующие, режима Стреснера, многие парагвайцы мечтают о возвращении того времени, справедливо считая, что старая власть уже достаточно наворовала и есть надежда, что и народу что–нибудь перепадет.

    У новых же карманы пока недостаточно заполнены, то есть надежды хоть на какое–то улучшение пока не предвидится.

    Но жизнь продолжается и в этой, одной из беднейших стран континента.

    И, конечно, с тем же криминальным уклоном, как и у соседей.

    Например, город, куда я направлялся – Сиудад–дель–Эсте – считается основным южноамериканским центром по перевалке краденого, особенно частных автомобилей.

    По мере приближения к границе стало попадаться больше машин с парагвайскими номерами, в основном старых, неухоженных, наполненных каким–то барахлом.

    На той стороне, сразу за пограничным постом, появились ряды торговых палаток, слепленные из всего, что попадалось под руку – листов жести, досок, дырявого брезента. По обеим сторонам шоссе, под проливным дождем, шли люди с огромными клетчатыми китайскими баулами, похожие на русских *челноков* начала девяностых годов. Дождь смазывал их очертания и казалось, что это не люди, а тени, много теней, бредущих неизвестно куда.

    Между машинами, кидаясь прямо под колеса, сновали мальчишки, продающие какую – то ерунду, раздающие рекламу и просто попрошайки.

    Мой гид-водитель велел спрятать всю фото и видеоаппаратуру, несмотря на запертые замки нашего автомобиля.

    Вскоре въехали в Сиудад–дель–Эсте.

    Многоэтажные дома, стоящие очень близко друг к другу, их нижние этажи это беспрерывная лента магазинов. На тротуарах – тоже идет бойкая торговля, но прямо из рук. В общем – один сплошной базар. Для кого–то очередное туристское развлечение, а для кого–то ежедневный труд, борьба за выживание.

    Мы остановились у большого торгового центра *Американа*. В этом четырехэтажном здании напрочь отсутствовал лоск, присущий подобного рода заведениям - грязная выщербленная лестница и голые кирпичные стены.

    Зато на каждом этаже стоял вооруженный охранник и это придавало своего рода уверенность в личной безопасности.

    Множество магазинов, в основном электроника. Цены четырех–пятизначные – в местной валюте, правда берут и бразильские реалы и американские доллары, однако к евро отношение настороженное, могут и не принять. При переводе оказывается, что товары отнюдь не дешевые, при этом 99,9% из того, что здесь продается в лучшем случае китайского производства, а, возможно, сделанные здесь же, за углом.

    И что интересно. Несмотря на ярко выраженный индейские черты местного населения, все продавцы, которых я видел в магазинах и даже охранники – типичные европейцы.

    Говорят, что в южной часть Бразилии и на севере Парагвая живет много потомков эмигрантов из Европы.

    По дороге *домой* мы проехали через сам город Сиудад–дель–Эсте. За пределами торговой зоны он, на удивление, довольно чистый и ухоженный.

    У самой границы мы попали в огромную пробку. Заперли все двери, закрыли окна, то есть полностью блокировали машину.

    Вокруг толпились мальчишки–продавцы всякого хлама, а по мосту через реку Парана, в Бразилию и обратно, так же шли и шли одинаковые люди с теми же одинаковыми клетчатыми сумками, набитыми разными товарами для продажи.

    А дождь все шел и шел.

    Итайпу

    Говорить о том, что все главные достопримечательности района достались только Бразилии и Аргентине, будет не совсем правильно.

    Парагвай тоже кое-что получил.

    Здесь реализован совместный бразильско – парагвайский проект – гидроэлектростанция *Итайпу*, которая половину вырабатываемой энергии отдает Парагваю, покрывая почти весь его расход, а половину – Бразилии.

    Самое интересное сооружение комплекса – крупнейшая в мире плотина. Она в шесть раз больше Асуанской в Египте, по крайней мере, так написано во всех путеводителях.

    Не знаю, ту я не видел, но здесь сооружение действительно огромное.

    Плотина перекрывает реку Парана, ширина которой в этом месте достигает восьми километров.

    Экскурсии на плотину организованы только с бразильской стороны.

    После просмотра небольшого фильма о станции, туристы рассаживаются в одно и двухэтажные автобусы и вся кавалькада заезжает на территорию ГЭС. Вся дорога от посадки до первой остановки проходит через великолепный парк с разбросанными то тут, то там скульптурами. Газоны тщательно подстрижены. В эту дождливую погоду они сверкают, словно своеобразная радуга, всеми оттенками изумрудного цвета.

    Первая остановка – панорамный вид на плотину. В вечернее время это сооружение великолепно подсвечено с этой смотровой площадки открывается фантастическая картина.

    Затем кавалькада автобусов двинулась дальше вокруг гидросооружений. То здание, которое на фоне плотины выглядело игрушечным, вблизи оказалось огромным восьмиэтажным корпусом управления станцией, построенным так, что граница между двумя странами делит его точно пополам.

    Во внутренних помещениях этот раздел обозначен нарисованной на полу желтой линией.

    В завершении экскурсии автобусы проезжают по верхнему гребню плотины.

    Отсюда открываеся великолепный вид на реку Парана и всю панораму этого комплекса.

    Завершается экскурсия посещением экологического музея, название которого говорит само за себя.

    Нет слов!

    Вот и наступил день самой главной экскурсии – посещение водопадов Игуасу. Как и было обещано по прогнозу, дождь перестал, стояла чудесная погода. Мы выехали из города в направлении аргентинской границы, которая проходит по реке Игуасу. Вдруг мой гид остановил машину точно посередине моста и приоткрыл окно.

    Здесь оказалась еще одна местная рукотворная достопримечательность, как бы приложение к главной.

    Бордюрный камень, разделяющий проезжую часть моста и тротуар был выкрашен до середины в зеленый цвет бразильского государственного флага, а далее – в желто–голубой – цвет флага аргентинского.

    Здесь, в центре южноамериканского континента, на стыке двух его крупнейших стран и была наша первая остановка.

    Аргентинский пограничный пункт выглядел еще серьезней парагвайского и чем–то напоминал въезд в страны социалистического содружества из Западной Европы, в те давние времена противостояния двух политических лагерей. Сегодня такие сооружения остались там в том же виде, но служат для несколько иных целей, в чвстности для ограничения потока массовой эмиграции из восточноевропейских стран на благополучный Запад.

    Для чего возведено подобное здесь, в глубине Южной Америки, между странами с примерно одинаковым уровнем экономики? Может быть это связано с перевозкой незаконных грузов, как в случае с Парагваем.

    На аргентинской стороне внешне что–то изменилось. И не только дорожные указатели на испанском языке.

    По обеим сторонам шоссе тянулся густой лес, более густой и ухоженный, чем в Бразилии. И отнюдь не тропический, а настоящий сосновый, словно где–нибудь в Подмосковье. Это ощущение дополнялось также сырой прохладной погодой и затянутым облаками небом.

    По дороге попалось несколько военных мемориалов, сделанных в виде орудий на постаментах.

    В лесу прятались бесчисленные небольшие отельчики, кемпинги, мотели – их реклама, установленная на обочинах была такой же густой, как и прилегающий к шоссе лес.

    Мы въехали на большую площадь с установленным в центре аргентинским флагом.

    Мой гид сделал круг и остановился у главного входа в национальный парк *Игуасу*.

    Войдя внутрь, вместе с потоком многочисленных туристов, я направился, по их примеру, к станции внутренней железной дороги - Естасио Централ.

    Подошедший поезд более походил на игрушечный, вагончики без окон, разделенные на кабинки со скамейками. Не верилось, что вся эта толпа, полностью заполнившая платформу, может поместиться в эту игрушку. Но тут появилась бригада *утрамбовщиков* и в один миг перрон был пуст.

    Публика в поезде, в основном, испаноязычная, чисто европейского вида, много пожилых. Перед самым отправлением нас еще дополнительно *утрамбовали* группой подошедших позже туристов. И все поместились.

    На следующей станции, *Катаратас* - по-испански водопады, никто из пассажиров не вышел. Все ехали до следующей, конечной остановки.

    Здесь, на большой ухоженной *привокзальной* площади, располагались несколько ресторанчиков и магазинов, в основном сувенирных. Отсюда начиналась дорога, мощеная цветным камнем и уходящая в лес. Все направились туда.

    Вскоре дорога перешла в широкий мост, перекинутый над рекой, разделенной многочисленными островами. Идти пришлось довольно долго, мосту словно не было конца. Вначале он пересекал широченную реку Игуасу поперек, потом повернул вдоль течения. Во многих местах на мосту устроены уголки отдыха с несколькими скамейками и кое–где даже телефонами.

    Река несла свои воды по совершенно плоской долине и невозможно было представить, что где – то, поблизости может быть крупнейшие в мире водопады, так ровно и спокойно все выглядело.

    Вдруг впереди, посередине русла, появилась как бы яма в виде треугольника. При этом окружаюший пейзаж продолжал оставаться таким – же ровным и пасторальным.

    Мост резко повернул влево и внезапно закончился смотровой площадкой, обращенной в сторону... Нет слов!

    Та треугольная яма оказалась верхним краем водопада.

    Водопады Игуасу в переводе с языка индейского племени *гуарани* - *большая вода* - настоящее чудо света. Они представляют из себя впечатляющее зрелище низвергающихся с высоты 72 метров каскадов воды (1800 куб. м. в секунду, ширина потока до 3 км.). Поблизости, с бразильской стороны, расположен Птичий парк. Он был открыт в 1994 г. и насчитывает 150 разновидностей птиц. Здесь можно увидеть различных попугаев, несколько разновидностей туканов.

    В центре водопада давление воды увеличивается, и вниз несется поток пены. Земля слегка гудит и подрагивает от грохота, который слышен за 20-25 километров.

    Фантастически красивое зрелище дополняется разноцветной радугой над сверкающей водяной пылью и пышной тропической растительностью по берегам.

    Вода низвергалась с огромной высоты, превращаясь внизу в поток пены. Мелкие брызги, игравшие на внезапно появившемся солнце всеми цветами радуги, как – бы окружали это действо волшебным покрывалом.

    Трудно было представить себе, какой силы и мощи может достигать водный поток. Земля дрожала, из – за шума невозможно было говорить. Да никто и не говорил.

    Все молчали, пораженные увиденным и лишь потом, придя в себя, начинали лихорадочно снимать это невиданное зрелище.

    В мире есть несколько подобных водопадов – Ниагарский в Северной Америке и Виктория в Африке. Игуасу считается крупнейшим из всех.

    Согласно официальным источникам, он на двадцать метров выше Ниагары.

    Но не столь важна эта разница в размерах, сколько ощущение от встречи с чудом.

    Именно в таком месте начинаешь реально понимать насколько слаб человек перед силами природы и насколько он велик и силен, покоряя ее.

    Назад все шли немного подавленные, но, подходя к станции, понемногу приходили в себя и в поезде уже было шумно и весело.

    На станции Катаратас вышли почти все, и я за ними.

    И здесь опять площадь, магазинчики, кафе, ресторанчики и дорога, уходящая вглубь леса.

    Но на этот раз, мост шел не над водой, а среди деревьев, над глубокими ущельями. Потом начались бесчисленные лестницы, спуски куда–то вглубь, кроны деревьев сомкнулись над головой, стало темно и сыро.

    И тут началось другое чудо – царство небольших водопадов, спутников главного. Они низвергались и справа, и слева, под мостом и над ним и, казалось, им не будет конца. Но лестницы вели все ниже и ниже вглубь леса и, неожиданно, я оказался прямо перед тем самым большим водопадом, в нижней его части, почти рядом с ним.

    Мы возвращались *домой*, в Бразилию, а желто–голубой аргентинский флаг колыхался на ветру, провожая нас.

    *Золотой треугольник*

    Вот и попробовали еще один кусочек *бразильского пирога*.

    Он оказался таким же сочным и приятным, как и первый, но совершенно другого вкуса.

    И водопады Игуасу - это тоже Бразилия, но словно совсем другая страна – иная природа, иной климат, иные люди.

    Наступало грустное время - путешествие близилось к своему завершению.

    С одной стороны очень тянуло домой, а с другой – хотелось еще и еще.

    Опять аэропорт. Тот самый, где раздавали зонтики. Терминал небольшой, но очень уютный.

    Те аэропорты Бразилии, где я побывал – это голый бетон – мода шестидесяых–семидесятых годов прошлого века. Серый холодный цвет давит и нагнетает тоску. А может быть так и задумано.

    Пассажирский терминал аэропорта Фоллс–де–Игуасу выполнен в бежевых теплых тонах, скрашивающих грусть от расставания с этим прекрасным местом.

    Последний внутренний перелет той же авиакомпании.

    На этот раз самолет вылетел строго по расписанию и уже через два часа я оказался в Сан – Пауло, в международном аэропорту *Гуарулхос*.

    Мой завершающий рейс – полет домой - завтра рано утром, поэтому отель бвл заказан поближе к пассажирскому терминалу.

    От зала прибытия ходит бесплатный шаттл – регулярный автобусный рейс, проходящий через все отели в районе аэропорта *Гуарулхос*, самого большого из четырех, имеющихся в этом городе–гиганте.

    Отель оказался совсем новый, огромный, с холлом на всю высоту двадцати этажей, перекрытым стеклянной крышей. В холле, при входе – подсвеченные разноцветными огнями, фонтаны и искусственные пальмы.

    Моя цель в этом отеле была только одна - отдохнуть перед восемнадцатичасовым изнурительным полетом.

    Но, поднявшись к себе в номер и взглянув с высоты двенадцатого этажа на расстилающийся внизу город, я понял, что отдых на сегодня отменяется.

    Сан–Пауло – третий по размеру мегаполис мира, после Токио и Мехико.

    Вместе с Рио–де–Жанейро и Бело–Оризонте, он образует так называемый *золотой треугольник* - место, где проживает шестьдесят процентов населения Бразилии, где сосрелоточено семьдесят процентов предприятий страны, почти все банки и крупнейшие фирмы.

    Фантастическая цифра – двадцать пять миллионов человек в одном городе.

    Как же я мог упустить такой шанс и, хоть краем глаза, посмотреть на этого монстра, имя которому Сан–Пауло.

    Из окна моего номера открывалась панорама пригородного городка Гуарулхос, давшего свое имя международному аэропорту.

    В наступающих сумерках можно было различить уходящее за горизонт скопление старых, в основном двухэтажных, обшарпанных домов, тускло освещенные улицы, редкие неоновые вывески, в большинстве секс – шопов и *массажных* кабинетов и маленький сквер внизу, у входа в отель.

    То тут, то там, словно горные вершины, поднимались над этой убогой, низкорослой застройкой высотные здания отелей.

    А в стороне текла беспрерывная автомобильная река – это была скоростная магистраль, соединяющая аэропорт с центром Сан–Пауло.

    Она притягивала как магнит и, устав бороться с собой, я спустился вниз и заказал тур по городу.

    Городок Гуарулхос входит в зону большого Сан–Пауло. Однако мне повезло, так как центральная часть мегаполиса смещена на северо–запад, то есть в нашу сторону, поэтому дорога до площади Се, центра города, оказалась относительно недолгой.

    Когда мы выехали на скоростное шоссе, то стало понятно, что здесь уже настоящий столичный город.

    В Сальвадоре тоже было много торговых центров, и довольно больших, но здесь, в Сан–Пауло, совсем другой размах.

    По обеим сторонам дороги, один за другим, расположились гигантские моллы – шоппинги, по размерам похожие больше на ангары для самолетов. Почти на всех светились две огромные, видимые издалека, цифры *24*, которые тем самым сообщали, что торговля здесь ведется днем и ночью, без перерыва.

    Сан–Пауло – город не для праздных туристов – это неофициальная, фактически финансовая и промышленная столица страны, город, половину территории которого занимают заводы - главным образом автомобилестроительные.

    Развитие города началось тогда, когда земли в окрестностях Рио-де-Жанейро стали истощаться. Регион Сан Пауло отличался особыми красными почвами, способствовавшими бурному развитию здесь плантаций кофе. Волны иммиграций следовали одна за другой. В Сан-Пауло переселились приблизительно один миллион итальянцев, один миллион испанцев, огромное количество выходцев из России, Германии и Армении, и даже из Японии. В этом городе можно найти японский квартал Либердаде, итальянский - Белла Виста, арабский - Бом Ретиро. Некоторые из эмигрантов заменили на плантациях рабов, освобожденных в 1888 г.

    Как любой мегаполис, Сан–Пауло предлагает бесчисленное число аттракций на все вкусы.

    Сегодня это один из признанных мировых центров высокой моды, город искусства, науки, высоких технологий и, наконец, одна из финансовых столиц мира. Чтобы хоть немного понять их характер, в такие города нужно приезжать специально и, по возможности, на более или менее длительный срок.

    Но моя поездка имела совсем другую цель.

    Те же, кто хочет прочитать о Рио–де-Жанейро, Сан–Пауло, о дебрях Амазонии, о футуристической столице страны – городе Бразилиа, пусть немного подождут до моей следующей поездки, а если нет терпения, советую обратиться к другим источникам - информации об этих местах предостаточно.

    Мой неожиданный тур по Сан–Пауло – это своебразный бонус, что–то похожее на телевизионный клуб кинопутешестий, где вместо экрана – окно автомобиля, а вместо Сенкевича - бразильский водитель такси.

    Посмотрели исторический центр города – площадь Се с ярко освещенным кафедральным собором, небольшим, более подходящим для какого – нибудь провинциального городка, чем для центра огромного мегаполиса. Проехали по авениде Паулиста, состоящей из одних небоскребов, в которых размещены банки и инвестиционные фирмы, побывали на улицах, заполненых магазинами престижнейших фирм, с толпами нарядно одетых людей, проехали по пустым площадям с какими–то бродягами, роящимися в мусорных баках.

    Конечно, центр Сан–Пауло производит впечатление.

    Небоскребы самых разных архитектурных стилей и возраста – от первой половины прошлого и до начала нынешнего века, мосты, разязки, тоннели.

    По дороге обратно мой гид решил добавить небольшое путешествие по своему родному городу – Гуарулхосу, поэтому при подъезде к нему, съехал с главного шоссе и углубился в лабиринт грязных, мрачных, узких улочек с редкими пешеходами подозрительного вида.

    Ближе к центру города улицы становились поприличнее.

    Наконец мой гид с гордостью показал новый городской парк. Им оказался тот самый скверик прямо напротив входа в мой отель. Мы уже *дома*.

    Хватит, нагулялись

    Снова тот же самолет, стюардессы, пассажиры и та же теснота.

    Мы взлетели в шесть часов утра. Было еще темно – сентябрь здесь ранняя весна.

    Самолет полетел на север, обогнув Сан–Пауло. Так что панораму ночного мегаполиса увидеть не довелось.

    Через два часа показался ярко освещенный солнцем Сальвадор. Там было так же тепло и влажно, как и неделю назад.

    Снова взлетаем и наш самолет берет курс в сторону дома через Канарские острова.

    Мы попробовали два больших куска *бразильского пирога* и немного отщипнули от третьего. На сегодня достаточно – сладости в больших количествах вредны для организма. Продолжим нашу дегустацию в другой раз. Хочется думать, что скоро.

    виленский юрий
    21/03/2006 12:38


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из Бразилии

    03.07.17 Лучшим аквапарком мира назван испанский Siam Park
    01.03.17 Бразильский пляж стал лучшим в мире, испанский - лучшим в Европе
    24.01.17 Знаменитый карнавал в Бразилии пройдет в конце февраля
    02.12.16 Москва и Санкт-Петербург - в десятке самых популярных городов мира в Instagram
    29.07.16 Новый роскошный отель открылся в Рио-де-Жанейро
    28.06.16 В Рио-де-Жанейро открыта продажа олимпийских проездных на транспорт
    30.05.16 Париж, Баку и Рио - в первой тройке популярных городов спортивного лета 2016 года
    17.02.16 Ростуризм просит туроператоров предупреждать клиентов о риске заражения вирусом Зика
    05.02.16 Как туристу защититься от вируса Зика?
    14.01.16 В Рио-де-Жанейро пройдет главный карнавал мира
    [an error occurred while processing this directive]