Бразильский пирог. Часть первая - Сальвадор–де–Баия



    Что можно считать символом Бразилии? Государственный гимн, флаг, герб?

    Да, конечно. Все это так, но уж слишком официально.

    Может быть сказочно красивая природа, футбол, криминал, самба, красочные карнавалы? В какой – то мере тоже. Но эти символы сами по себе не столь однородны для всей страны и, в зависимости от штата, имеют свою, местную, специфику.

    Наши представления о Бразилии покрыты сильным налетом романтики и очень далеки от реальности. Что нам, в сущности, известно об этой латиноамериканской стране?

    Все наши знания основываются, преимущественно, на литературных источниках, авторы которых, Даниил Хармс или Ильф с Петровым, в Бразилии никогда не были. Начитавшись рассказов о том, как Колька Панкин и Петька Ершов хотели слетать в Бразилию, большинство наших русскоязычных сограждан мечтают о том же самом. Нет, до сих пор не дает нам все-таки покоя одиозная фигура Остапа Бендера, который, надо сказать, внес самый большой вклад в дело великой бразильской мечты.

    Лично мне Бразилия, сейчас, после возвращения оттуда, представляется в виде большого, большого пирога, состоящего из слоев, каждый из которых совершенно иной – по вкусу, цвету, материалу и, наконец, по личному визуальному восприятию. При этом наибольшее удовольствие можно получить лишь попробовав все слои вместе.

    Есть страны *удобные* для путешествий , в том числе и самостоятельных.

    В них имеется все что требуется для туриста – устоявшийся сервис, необходимый набор достопримечательностей, каждая из которых лежит на определенной *полке*, соответственно запросам приезжих, то есть их ментальности и карману.

    Об этих странах известно почти все - из любимых с детства книг, теле и радиопередач, а сейчас и из интернета. Обычно, там кто – то уже до нас побывал – родственники, знакомые, знакомые знакомых и так до бесконечности

    А есть страны не очень *удобные* для туризма, даже организованного. Это, скорее, для тех, кто любит что – то экстремальное, необычное , например экзотические города, неосвоенные уголки природы и тому подобное. Выбор таких стран тоже достаточно богатый. А информация о них, наоборот, весьма скудная.

    Есть страны, где *любят* туристов, вернее их кошелек.

    А существуют и такие где просто любят гостей, любят открыто и искренне.

    По–моему все сказанное очень подходит для такой, далекой от нас, страны как Бразилия - сложите вместе все эти характеристики – и получите тот самый *пирог*, попробовать который я и поехал в самом начале веснытам, в южном полушарии.

    И отправился в путь, как всегда, индивидуально, что в данном, бразильском, случае вариант своего рода экстремальный. Эта довольно рискованная, в плане личной безопасности, поездка частично объясняется моей недостаточной информированностью о некоторых особенностях Бразилии, а, частично, излишней самоуверенностью.

    И все–таки, мои одиночные скитания по просторам огромной, пятой по площади, страны, оставили в памяти массу впечатлений, приятных и не очень, но главное – это желание вернуться, несмотря ни на что, хотя бы еще раз, а, по возможности, и побольше.

    Планета Бразилия

    С легкой подачи Остапа Бендера для большинства людей, выросших в *великом и могучем* Советском Союзе, город Рио–де–Жанейро символизировал всю Бразилию и представлялся прекрасной мечтой, чем–то нереальным, неземным.

    А настоящий Рио - огромный современный мегаполис и живет там целых семнадцать миллионов человек.

    Это не только многокилометровые набережные и пляжи Копакабана и Ипотанема, с многочисленными отелями, ресторанами, уличными кафе и толпами праздных туристов, но и один из крупнейших в мире комплексов хай – тек - высоких технологий, южноамериканская *силиконовая долина*.

    Но Бразилия – это не только Рио–де–Жанейро.

    Сан–Пауло – третий в мире после Токио и Мехико мегаполис – официально двадцать миллионов жителей, неофициально – двадцать пять, а сколько на самом деле – никто не знает, да и не стремиться узнать. Этот город, рекордсмен по количеству убийств на душу населения, в то же время, один из крупнейших мировых центров высокой моды, город банков и инвестиционных компаний, крупнейший промышленный центр Южной Америки. Только одна автомобилестроительная отрасль Сан-Пауло выпускает почти для половины планеты машины таких престижных марок как Форд, Фольксваген, Хонда.

    Сальвадор – третий по размеру и самый колоритный город в Бразилии. Здесь все еще витает дух тех времен, когда он был столицей страны. Конечно, прошлого величия давно уже нет, но атмосфера старой колониальной Бразилии чувствуется в старом городе на каждой его улочке.

    Бразилия слишком велика, чтобы с первого раза можно было ее понять, хотя бы частично. Да и страной в нашем понимании ее назвать трудно.

    Это планета, вобравшая в себя различные культуры - индейские, европейские, африканские, имеющая несколько климатических и природных зон, страна вечнозеленых тропических лесов, огромных рек и горячей смеси казалось бы несовместимых народов, образующих единую бразильскую нацию.

    В этих моих впечатлениях вы не встретите рассказа ни о Рио–де–Жанейро, ни о дебрях амазонской дельты, ни о *золотом треугольнике*.

    Этот тур был экстремальным не только по форме, но и по содержанию – места, которые я посетил, только начинают осваивать русскоязычные туристы, но процесс этот пошел и в последнее время очень интенсивно.

    Сальвадор–де–Баия – первый взгляд по дороге из аэропорта

    Во время подготовки к этой поездке, мне попалась информация о том, что в бразильском штате Баия практически незнакомы с русскоязычными туристами. Верилось с трудом.

    Действительно, до последнего времени, этот штат не был приоритетным в бразильских турах, как для российских, так и для русскоязычных туристов из Израиля, Германии, США и других стран. Интересно, но многие из моих тамошних собеседников не знали, что вообще в мире есть такая страна – Россия. Германию, Израиль, Австралию знали, а при вопросе о России, удивленно смотрели и качали головой.

    Отношение бразильцев к Израилю тоже неоднозначное. Местная пресса, как и везде, благодаря нашим доблестным высокооплачиваемым работникам МИДа, естесственно перекошена в арабскую сторону. Что же касается моих собеседников,то они относятся к Израилю с большей симпатией, чем газетчики, зависящие от прихоти спонсоров.

    Перелет в другое полушарие – одна из не самых приятных сторон подобных поездок. Полеты продолжительные по времени и ,поэтому, многое зависит от перевозчика.

    Авиакомпания мне попалась небольшая и самолет соответственный – расслабить мышцы и вытянуть ноги в течении всего рейса почти не удалось.

    Продолжительность полета до Сальвадора – пятнадцать часов.

    Завершив над океаном вчерашний день, мы вернулись в него обратно – разница во времени с московским семь часов.

    Посадка в Сальвадоре бразильском – прошу не путать с Эль–Сальвадором, столицей одноименной центральноамериканской страны. Ночь. Местное время - три часа.

    Зал прилета почти пуст. Работают только обменные пункты - два киоска рядом, через стенку, в обоих курс одинаковый, как впоследствии оказалось – самый выгодный, только фирмы разные – кому какая понравится.

    В стороне несколько полицейских внимательно следят за происходящим. Рядом с ними представители службы безопастности в штатском, увидев - не ошибешься.

    Только сейчас, спустившись с небес на землю, вспоминаю, что занесло меня в страну с очень высоким уровнем преступности. Но, при подготовке к поездке, этот факт воспринимался довольно абстрактно. Теперь же, увидев взгляды полицейских в полупустом зале аэропорта, мне стало немного не по себе. Но что сделано, то сделано.

    У выхода из терминала - большая стоянка такси. Все шоферы в одинаковой аккуратной форме, достаточно вежливые и не такие назойливые, как например в Париже или Риме.

    В стороне, ближе к другой двери, пара автомобилей с теми же символами такси, водители которых выглядят несколько подозрительно, как и их далеко не новые машины. Однако они мирно беседуют с полицейским, правда кто его знает, что здесь за полиция.

    Один из этих таксистов, высокий толстый негр, очень вежливо предложил свои услуги. Так как общественного транспорта в это время не предвиделось, пришлось рискнуть. По дороге выяснилось, что мой водитель имеет какие – то проблемы с дорожной полицией, поэтому мы ехали из аэропорта не по главному скоростному шоссе, а по другому, альтернативному, вдоль берега Атлантического океана, через пригородные поселки, мимо каких - то складов, мастерских и старых неухоженных строений – мой первый взгляд на Бразилию получился не слишком приятный.

    За те тридцать минут езды до отеля по совершенно пустым ночным улицам нам встретилось, а я специально считал, всего пять человек, да и те довольно подозрительного вида. Зато соборов было намного больше и почти у каждого мой шофер притормаживал и крестился так неистово, словно не вел автомобиль, а спокойно молился в церкви.

    По мере продвижения вглубь города, улицы стали приобретать более приличный вид и вскоре мы подъехали к отелю, заказанному заранее, еще из дома.

    Сальвадор - отель номер один и отель дополнительный

    Одетый с иголочки афробразилец за стойкой регистрации, показав на часы, а было четыре часа утра, на прекрасном английском языке, заявил, что мой номер можно получить только через десять часов, то есть в 14–00 - таков общепринятый международный стандарт. Конечно, сказал он, можно было бы поселить меня прямо сейчас, но, к сожалению, все номера до утра заняты, свободных мест пока нет и он приносит свои извинения.

    Так начинался один из главных бразильских *аттракционов* - раскрутка туристов, вымогательство там, где только можно. К счастью или нет, но в этом вопросе я был достаточно информирован при подготовке к этой поездке.

    Посожалев о том, что мне придется ждать еще целых десять часов, регистратор сообщил, что есть *альтернативный*, вариант.

    Он куда–то позвонил, если вообще позвонил, и тут же предложил провести остаток этой ночи, всего за сорок долларов в прекрасном отеле, совсем рядом, а тот – же негр–таксист, который все это время ждал в холле, стоя немного в стороне, вызвался меня туда отвезти, причем бесплатно.

    Согласованность действий всех персонажей этого спектакля была очевидна.

    Но возразить было нечего.

    После пятнадцати часов полета, сидеть еще десять в лобби отеля или гулять по ночному незнакомому городу - это было бы уже слишком. И, согласившись на предложенные условия, потом абсолютно об этом не пожалел.

    Тот же таксист привез меня в великолепный отель международного классса, расположенный прямо на берегу океана, в окружении кокосовых пальм, рядом еще несколько высотных отелей. Вокруг идеальная чистота. Так, вместо одного, заказанного отеля, получился еще один, дополнительный, но это стоило того.

    Гостиница *номер один*, заказанная заранее, совсем новая, ей всего два года. Много обслуживающего персонала, вышколенного, услужливого, одетого с иголочки, готового выполнить любое желанее гостя, правда в пределах своей должности, и не более.

    Лобби, сверкающее отполированным гранитом, компьютер для самостоятельного поиска необходимой информации о городе, штате Баия и о всей стране.

    Специальный лифт спускается к бассейну и тренажерному залу. Там же, рядом, и бар.

    Над бассейном, на этаж выше – огромный балкон – променад, выходящий прямо на океан и соединяющийся с небольшим залом, обставленным мебелью с белой кожанной обивкой.

    Вид из окна номера великолепный. Внизу раскинулся огромный современный город с уходящими вдаль кварталами новых многоэтажных зданий разной высоты, формы и внешнего вида. В их наружной отделке, преобладает белый цвет, хотя встречаются и другие оттенки.

    Вместо старинного патриархального городка, мне преподнесли нечто совсем другое.

    Что ж, будем осваивать то, что есть.

    Что такое Сальвадор

    Говоря о штате Баия, я вспоминаю... школьный курс геометрии.

    В основе этой науки – аксиомы, на них базируются первичные теоремы а далее по нарастающей, вплоть до высшей геометрии.

    Так и штат Баия мне хочется сравнить с аксиомой, тем самым первичным основанием, от которого родилась и продолжает развиваться страна Бразилия.

    Сан-Сальвадор-да-Баия-ди-Тоду, таково полное название столицы штата, и сегодня остается самым *бразильским местом* страны. Именно этот город был первой столицей и именно в этом районе, немного ниже по побережью, впервые высадился отважный Педро Кабрал - человек, открывший Бразилию для португальцев. Поэтому эта единственная страна континента, где и сегодня государственным языком является португальский.

    Вскоре Сальвадор превратился в первоклассную, для своего времени, военно-морскую базу и самый неприступный бастион Португалии в Новом свете. Во многом этому способствовали удачное географическое положение и ступенчатое строение побережья в этом месте.

    Сальвадор построен на высоком склоне залива Всех Святых. А потому, как тогда, так и сейчас в историческом центре – старом городе - существует два Сальвадора - верхний и нижний. Верхний город, или Сидаде Альта, и, в первую очередь, его самый старый квартал - *Пеллорино*, всегда считался местом государственной, административной и духовной жизни. Здесь находилась резиденция губернатора, расположен кафедральный собор и тут же жили самые известные аристократические семьи Бразилии. Если вы хотите узнать настоящую Бразилию, Бразилию времен расцвета работорговли и сахарного бума, то лучшего места для этого не найти.

    Не случайно один из основателей магического реализма и классик бразильской литературы Жоржи Амаду закручивал на этих улочках драматическое действие большинства своих романов.

    В самом центре *Пеллорино* находится дом, подаренный ему бразильским правительством. Именно в этих местах один из персонажей Жоржи Амаду, донья Флор ходила к колдунье, которая совершала таинственные обряды кандобле. Уже много лет Сальвадор считается родиной этой малоизвестной религии, вывезенной рабами из Африки. Смешавшись с христианством и местными индейскими верованиями, она приняла самые фантастические черты.

    Нижний город, или Сидаде Байша, стал передовой линией обороны всей Баии, то есть собственно Бразилии в тогдашних ее границах, и местом жительства *низших* сословий и простолюдинов. Здесь находились многочисленные рынки и торговые ряды, доки, казармы и портовые сооружения. Но главное, была построена цепь хорошо укрепленных фортов, прекрасно сохранившихся до наших дней. Они делали Сальвадор практически неприступным для атаки с моря, потому что растянулись по золотому Атлантическому побережью на многие километры и находились во всех стратегически важных местах.

    Чтобы преодолеть 50 метров разницы между верхним и нижним городами построен специальный подъемник – лифт – *Ласерда*.

    Сегодня Сальвадор считается одним из самых колоритнейших городов страны. Говорят, что только побывав в этом месте, можно понять психологию бразильского общества и многие особенности его менталитета.

    Сальвадор - это модель, социальный срез всего общества, наш первый кусок *бразильского пирога*.

    Сальвадор из окна автомобиля

    Общение на английском языке с местными жителями это большая проблема – они его или не знают совсем, или почти не знают. Например, наш разговор с гидом – таксистом состоял, в основном, из жестов и пары английских и испанских фраз. Но, ничего, договаривались.

    Вдоль берега Атлантического океана на многие километры тянутся великолепные песчаные пляжи, а за ними, районы современных многоэтажных зданий для *среднего* и *чуть выше среднего* класса.

    Панорама, представшая передо мной при взгляде из окна отеля – один из таких районов – Ондина. Начиная от старинного маяка Барра, попадаешь в иной город, как – бы в другой слой *пирога* - район Кампо гранде.

    Улицы здесь теннистые, много особняков и красивых старинных зданий начала прошлого века. Центр Кампо гранде, да и, до недавнего времени, всего штата – это, конечно, Plasa de Bahia – площадь Баия, с прекрасным парком, окруженном очень красивыми литыми решетками. Здесь, в старинных зданиях, до недавнего времени располагалась вся местная власть.

    Сейчас управление штатом Баия сосредоточено в новом футуристическом административном центре, недавно построенном рядом со скоростным шоссе, ведущим в международный аэропорт.

    Кампо гранде, в то же время, и центр культурной жизни Сальвадора. Здесь расположены почти все городские театры, а их пятнадцать, не считая различных студий, а также несколько городских музеев и парков.

    По мере спуска из Кампо гранде вниз, к морю, пейзаж опять изменяется. От старого порта собственно и начинается исторический центр Сальвадора.

    Нижний город, Сидаде Байша, с прежних времен так и остался скоплением старых многоэтажных запущенных зданий, складов, заводиков и прочего припортового барахла.

    Отсюда пассажирским лифтом *Ласерда* можно подняться на *Пеллорино*. Но если продолжить движение вдоль побережья залива Всех Святых, то оказываешься на авенида де Оскар Пуэндес. Она и еще две параллельные улицы образуют коммерческий центр Сальвадора – здесь и здания банков, различных компаний и, здесь же и гордость горожан – Институт и музей какао - штат Баия еще с восемнадцатого века считается самым крупным в мире экспортером какао.

    Миновав коммерческий центр опять оказываешься в другом слое *пирога*, в районе железнодородного вокзала *Калькада*, внутрь которого мне настоятельно советовали не заходить и не искать приключений на свою голову.

    Судя по внешнему виду здания, его построили еще во времена расцвета работорговли, но то ли так и не закончили, а, может быть, просто с тех пор не ремонтировали.

    Соответственно и привокзальные районы – Марес и Рома – имеют такой – же обшарпанный вид вид. Какие дома – такие и жители. Это хорошо видно на близлежащем рынке – одной из резиденций местного криминала.

    Следующий по маршруту – неожиданно - очень приличный старинный район Монте Серрат.

    Здесь два интересных места – сам старинный маяк Монте Серрат и собор стиле барокко Бонфим, один из 365 соборов Сальвадора, по одному на каждый день года.

    Верхняя станция пассажирскогой лифта *Ласерда* расположена в сердце исторического центра города, в его ядре *Пеллорино*. Внешне с восемнадцатого века этот район почти не изменился. Но внутренне...

    В старинных, отреставрированных зданиях живет сегодня не колониальный высший свет, а довольно разношерстная публика, в основном *свободных* профессий. Среди них, говорят, попадаются и потомки португальских знатных родов того еще, старого, Сальвадора, наследники домов и, в большинстве своем, прокученных состояний.

    Сам *Пеллорино*, из – за большого притока туристов, смотрится относительно прилично – старые дома отреставрированы, выкрашены в яркие цвета, каждый дом в свой, хотя в целом это все напоминает оперение попугая. Но здесь так принято.

    Однако, в том же историческом центре, чуть выйдя за границы *Пеллорино*, попадаешь в районы старинных зданий того же времени, но неухоженных, частично развалившихся, без окон и дверей, однако с признаками жизни внутри – не знаю только люди какого слоя общества там обитают, так как изучение этого вопроса небезопасно.

    Старый город плавно переходит в кварталы Сальвадора современного. Граница между ними весьма условна - скорее всего это вытянутое в длину озеро Тороро, в центре которого из воды бьет фонтан и возвышаются несколько скульптур, представляющих современное бразильское искусство.

    К озеру примыкает огромный стадион *Форте Нова* - обязательная принадлежность бразильских городов, так же как арена для корриды в Испании.

    Футбол в Бразилии – дело общественное. Кроме огромных стадионов, таких как например *Марокана* в Рио – де – Жанейро, вмещающий около 300 тысяч человек, футбольные площадки есть везде, даже в самых невообразимых местах. Прекрасные песчаные пляжи побережья Атлантического океана – это футбольные поля, переходящие одно в другое. Так и в Сальвадоре, так и на сорокакилометровой ленте пляжей Копакобана и Ипотанема в Рио, так и по всей Бразилии.

    За озером Тороро открывается вид на новый, современный город, лес многоэтажных домов, которые, однако, тоже выглядят соответственно *слою*, к которому относятся их обитатели. Вот пример одного из таких *слоев*.

    Между моим отелем и авенидой Океаника находился *микрорайон* престижных домов для класса немного выше среднего.

    Здания невысокие, этажей по шесть, каждое построено по индивидуальному проекту, с, отличным от соседнего, цветом наружной отделки и обязательным бассейном на крыше, в пентхаузе.

    Тут действует своя, полностью автономная, система безопасности. Каждое здание огорожено по периметру высокими металлическими заборами. Идешь по улице, а домов не видишь, только выставку оград.

    При каждом здании - ворота со шлагбаумом и охранником – здоровенным африканцем. Но это только для въезда автомобилей в подземный гараж.

    Для людей же имеется специальный вход, очень напоминающий проходную большого завода, с другим, тоже черным, охранником, а порой и не одним.

    Никаких звонков, переговорных устройств и прочей техники. Только здоровенные негры и телекамеры, установленные поверх ограды и перекрывающие своим полем обзора все возможные и невозможные подходы к зданию. Не так просто, зато надежно. Хоть сейчас занимай круговую оборону.

    Так защищен каждый более не менее приличный многоэтажный дом, а о виллах я уже и не говорю.

    Весь этот, уходящий вдаль, лес домов прорезают отличные скоростные магистрали, то пересекающие друг друга на разных уровнях, то ныряющие в тоннели, то переходящие в широкие авениды, с обязательной разделительной полосой в центре.

    В штате Баия есть свой парламент с депутатами, министерства и, естесственно, масса государственных служащих.

    По моему мнению, в подобных странах люди, занимающиеся политикой, поставили себя, а затем и стали в глазах простого народа, особой кастой. Это постоянно подчеркивается, вбивается в голову и воспринимается простыми людьми как данность, как часть их жизни.

    Сальвадорский международный аэропорт назван именем Депутата (вот так, с большой буквы) Луиса Эдуардо Магалхаеса.

    Большинство прорезающих город проспектов тоже названы именами депутатов как местного, так и федерального парламента. По всему Сальвадору установлены огромные стеллы, что–то вроде военных мемориалов, только не хватает *вечного огня*. Каждый такой монумент - это памятник определенному депутату.

    Мне стало очень любопытно, что такого великого они сделали для города, для страны.

    Вопрос так и остался без ответа. Кроме того, что *депутато муэрте*, как сказал мой гид, никакого другого объяснения получить не удалось.

    В центре залива Всех Святых – Тодос ос Сантос протянулся остров Итапарика, имеющий важное стратегическое положение при входе в сальвадорский морской порт.

    Говорят, сюда стоит приехать, чтобы увидеть настоящую сельскую Баию. Однако, те поселки на Итапарике, которые показывают на экскурсиях, скорее напоминают туристские аттракции с уклоном на народные промыслы – бусы, ракушки и, конечно, множество изделий из разноцветных камней – основные бразильские сувениры.

    Продавцы, пристающие к туристам на набережной Сальвадора или в *Пеллорино*, упорно подчеркивают, что продаваемые ими изделия сделаны на острове Итапарика.

    О фавеллах и сальвадорском карнавале

    Панорама Сальвадора была бы неполной, если не рассказать о разбросанных по всему городу фавеллах – чисто бразильской реальности.

    Фавеллы можно встретить в самых разных районах Сальвадора, даже в относительно богатых. Официально - это самострой, группа домов, возведенных на занятых самовольно участках земли, обычно на какой – либо возвышенности, поблизости от большого строительства, часть материалов которого и идет на постройки домов в фавеллах.

    На самом же деле все несколько сложнее.

    Бразильская фавелла не просто поселок – это образ жизни, государство в государстве.

    Посторонний человек свободно не пройдет там и шага, однако многие местные туристические фирмы организуют экскурсии по фавеллам.

    Происходит это так. *Наружный* гид подвозит вас к входу и передает *внутреннему*, который и проводит сам тур, а потом *возвращает* туда, откуда взял. При таком условии можно дать стопроцентную гарантию вашей безопастности.

    В фавеллах своя, обычно криминальная, власть, которая совсем не заинтересована в потере доходов от туризма.

    В большинстве этих поселков есть свое внутреннее и спутниковое телевидение, не говоря уже о таких благах цивилизации как электричество, водопровод и канализация. Похуже, правда, с благоустройством. Дороги здесь, в основном, грунтовые, но попадается и асфальт.

    Фавеллы есть в каждом крупном городе Бразилии. Даже столица, город, построенный в шестидесятые годы на новом месте, в глухом районе Амазонии, по четкому проекту Оскара Нимейера, с жестким, до метра, делением между жилой и административной частями, город с высоким уровнем безопасности, в последнее время уже тоже обзавелся фавеллами.

    Глядя на фавелу со стороны, видишь что–то похожее на арабскую деревню.

    На холме расположен ряд, относительно приличных, двух–трехэтажных домов, примерно одного стиля, довольно капитальных и совсем не похожих на развалины старого города, порта и района вокзала. Здесь все выглядит куда солиднее. Потом, по дороге домой, пролетая на самолете над городом, я увидел сверху, какие огромные площади занимают эти поселки.

    Стоимость съема однокомнатной, самой простой, квартиры в фавелле сейчас доходит до двухсот долларов в месяц. Однако, это выход для многих горожан, даже имеющих приличную работу, но при этом не в состоянии снять или купить квартиру в *нормальном* районе из – за непомерно высоких цен на жилье.

    Сегодня в фавеллах живут и студенты, и инженеры, и творческая интеллигенция, и квалифицированные рабочие – то - есть люди, не имеющие никакого отношения к местной криминальной элите. При этом можно даже выбрать район проживания – центр, парковая зона, приморская набережная – эти поселки есть повсюду.

    Сегодня фавеллы это неотъемлимая часть бразильского образа жизни, его гордость, беда, а для кого-то источник дохода.

    Говоря о Сальвадоре, нельзя не вспомнить и знаменитые бразильские карнавалы. Попав на здешнюю тропическую почву несколько веков назад, карнавал стал для бразильцев не просто праздником, а образом жизни.

    В мире наиболее известен карнавал в Рио – де – Жанейро. Однако одновременно их проводится не один, а целых три, в разных городах, при этом самый большой из них в Сальвадоре, а уж затем в Рио и Ресифе.

    Если вы хотите посетить карнавал поспокойнее – то вам в Рио или Ресифе, а если нужно что–то экстремальное, необычное – тогда добро пожаловать в Сальвадор–де–Баия.

    Из всех карнавалов, проводимых обычно в конце февраля, начале марта, сальвадорский считается самым большим в мире. В это время цены в гостиницах поднимаются примерно раза в два, а для местного криминала наступает самое напряженное время, так же, как и для полиции.

    Прогулки туриста - одиночки

    Несмотря на то, что в Сальвадоре преобладает афробразильское население, в районах, расположенных вдоль берега Атлантического океана, в том числе Ондина, где я жил, публика несколько иная.

    В первый вечер, выйдя на Океанский проспект, протянувшийся по побережью, я увидел такую картину. Тротуары заполняла толпа людей в майках и шортах, занимающихся спортивной

    Публика почти на сто процентов европейского вида, если иногда и попадались афробразильцы, то только спортсмены. Начало и конец этой ленты скрывались в далях проспекта.

    Это хождение постепенно ослабевало к ночи, а с утра возобновлялось снова. Я же отправился за первыми вечерними впечатлениями.

    В руках карта города, на плече сумка с фотоаппаратом и видеокамерой – типичный вид туриста, что означает для местного криминала, особенно в вечернее время, самый подходящий объект.

    Кстати о карте города. В сувенирном магазине при отеле ее не нашлось. Других же магазинов, даже продуктовых, во всей округе мне не попадалось, почему-то только одни отделения банков да несколько бутиков, торгующих аксессуарами из крокодиловой кожи по заоблачным ценам. Пришлось, извините, выдрать план города из телефонной книги, которых у меня в номере было три. В первых двух уже кто–то постарался, а из третьей мне досталась только половина района Ондина.

    Кстати, примерно на четвертый день нашелся план города и в магазине при отеле. Он просто лежал под картой штата и продавщица немного про него забыла. Покупателей мало, где уж тут все помнить.

    Прокладывая свой маршрут на первую прогулку, я обнаружил большой торговый центр – шоппинг Барра – и, судя по плану, совсем близко, если идти напрямую, переулками.

    Свернув с ярко освещенного, заполненного *ходоками*, Океанского проспекта, я двинулся по темным улочкам к своей цели. В голове и мысли не было, что прогулка здесь вечером да еще в таком вызывающем виде – это наглость и чистой воды экстрим, который может закончиться и не очень хорошо.

    По карте – близко, а в действительности не очень. В конце концов в полутьме переулов показались яркие огни проспекта Сентенарио, с потоком машин, автобусными остановками полными людей, переходными пешеходными мостами и, наконец, целью этого похода - торговым центром Барра.

    Здесь уже была охрана, кстати запретившая мне снимать внутри видеокамерой и фотоаппаратом, по причине нарушения права частной собственности. Что ж, везде есть свои странные законы.

    Зато на улице, перед главным входом, мне удалось запечатлеть входящую и выходящую публику. Снимал просто так, а смотреть потом оказалось интересно – зимний вечер обычного рабочего дня, на улице тридцать градусов тепла, влажность где – то процентов под девяносто и нарядные люди, гуляющие, целующиеся, смеющиеся, жующие – в общем как везде. Правда на другой стороне Земли. Но и это относительно – что считать той, а что другой стороной.

    Пора было возвращаться в отель. Судя по карте, проспект Сентенарио выходил на авенида Океаника. Путь этот более дальний, но безопасней вечерних прогулок по полутемным пустым переулкам.

    Так я и шел по ярко освещенной авенида Сентенарио, но в том месте, где, судя по карте, должно было быть искомое пересечение, его не оказалось. Широченный проспект вдруг закончился, как – то сразу, словно растворился в темноте, так же внезапно пропал поток автомобилей – они расползлись в разные стороны по соседним улочкам.

    Впереди были какие–то полутемные подозрительные переулки. Но выбора не было. Что вперед, что назад.

    Пройдя метров триста по этим улочкам, где изредка попадались забегаловки, по иному их не назовешь, с африканцами, публикой абсолютно непохожей на только что заснятую совсем рядом праздную толпу у Барры, я увидел впереди яркие огни. Это показалась долгожданная авенида Океаника, заполненная спортолюбивой европейского типа публикой.

    В Бразилии, даже гуляя в вечернее время вдоль побережья, даже по ярко освещенным проспектам, нельзя расслабляться. И, главное, несмотря на то, что океан совсем рядом, только пересечь пляж, не рекомендуется сходить с тротуара. Попав на пляж, оказываетесь уже в другом мире, где вашу безопастность, по крайней мере сохранность вашего имущества, уже никто не гарантирует.

    В этот вечер я вернулся в отель без приключений. И успокоился, перестав думать о бдительности, забыв, где нахожусь. И был за это наказан.

    *Боевое крещение*

    На следующий день, с утра, взяв ту же карту половины района Ондина и все свои фото–видеопринадлежности, я снова отправился в поход по Сальвадору, в полной уверенности после вчерашней вечерней прогулки, сейчас, днем, на улице совершенно безопасно.

    Прошел огромный кампус университета, одного из крупнейших в Бразилии и продолжил движение вдоль широкой авениды Аденар ле Баррос. На ее пересечении с проспектом Гаррибальди, у очередного памятника *депутату*, *зона действия* моей карты закончилась. Но на каждой автобусной остановке висел довольно приличный план города. Так я шел и шел от одной остановки к другой, сверяясь время от времени с этими планами.

    И, из–за своей самоуверенности, не заметил, что окружающий пейзаж как-то изменился.

    Остались широкие дороги, но пропали тротуары. С проезжающих мимо автобусов и автомобилей на меня как–то странно на смотрели их пассажиры. Остановки стали попадаться намного реже и карт на них уже не было. И шел я один, решив двигаться только вперед, самоуверенно считая, что держу правильное направление.

    Примерно через полчаса наконец я понял, что заблудился и, кажется, попал в район фавелл, конечно не внутрь их, но близко.

    Мимо проехал на велосипеде парень *латинос*, развернулся и подъехав ко мне, поздоровался за руку и что–то спросил. Продолжая улыбаться, он сорвал у меня с шеи золотую цепочку и, вежливо поблагодарив, поехал дальше.

    Так было пройдено пройдено первое бразильское *боевое крещение*.

    Я еще легко отделался, ведь в сумке у меня лежали фотоаппарат, видео камера, паспорт, билеты и деньги – и надо было постараться сберечь оставшееся, поэтому, остановив такси, я вернулся в отель, который, кстати, оказался совсем рядом.

    Несмотря на вчерашнее приключение,на следующее утро, в воскресенье, я снова отправился на прогулку вдоль сальвадорской набережной.

    Небо было затянуто тучами, температура воздуха – тридцать градусов, время от времени шел мелкий дождик и влажность поднялась почти до ста процентов. Но, несмотря на погоду, жизнь на набережной кипела.

    Все также было тесно на тротуарах от любителей спортивной ходьбы – количество их еще увеличилось по сравнению с обычным днем.

    На вдающемся в океан мысе, у огромной беломраморной статуи Христа, поменьше, чем в Рио, было полно спортсменов.

    Тут же, на набережной, памятник писателю Стефану Цвейгу, который перебрался в Сальвадор после захвата фашистами его родной Австрии. Интересно, что после победы над Германией, те же нацистские преступники сбежали сюда же, в Бразилию и здесь потомки палачей и их жертв, ассимилировавшись, тоже добавили свои специи в *многослойный пирог*.

    Все футбольные площадки на пляжах, а они тянутся вдоль всей набережной, переходя из одной в другую, заполнены чернокожими игроками. Очень много полиции. На каждом перекрестке по несколько патрульных машин. Кроме того, полицейские в штатском постоянно находятся в толпе на набережной.

    Миновав форт Барра, я стал подниматься по узкой старинной улочке, ведущей в сторону исторического центра.

    Слева показался парк, а в глубине его собор, как и все в Сальвадоре в стиле барокко. Слева от входа – скульптурная композиция *Рождение Христа*, заполненная цветами и свечами.

    Я зашел в церковь. Она небольшая и в этот воскресный день там было всего две семьи – одна европейская, другая афробразильская.

    Молитва уже закончилась, но люди не расходились.

    В храме было так хорошо и спокойно, что забывалось все - и то, что сейчас происходит на набережной, и о полиции там, на каждом углу, и о местном криминале, и, вообще, обо всех проблемах, в том числе и о своих собственных.

    Так, в последний день, Сальвадор повернулся ко мне еще одним лицом – лицом толерантности, спокойствия и умиротворения.

    виленский юрий
    21/03/2006 12:32


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из Бразилии

    03.07.17 Лучшим аквапарком мира назван испанский Siam Park
    01.03.17 Бразильский пляж стал лучшим в мире, испанский - лучшим в Европе
    24.01.17 Знаменитый карнавал в Бразилии пройдет в конце февраля
    02.12.16 Москва и Санкт-Петербург - в десятке самых популярных городов мира в Instagram
    29.07.16 Новый роскошный отель открылся в Рио-де-Жанейро
    28.06.16 В Рио-де-Жанейро открыта продажа олимпийских проездных на транспорт
    30.05.16 Париж, Баку и Рио - в первой тройке популярных городов спортивного лета 2016 года
    17.02.16 Ростуризм просит туроператоров предупреждать клиентов о риске заражения вирусом Зика
    05.02.16 Как туристу защититься от вируса Зика?
    14.01.16 В Рио-де-Жанейро пройдет главный карнавал мира
    [an error occurred while processing this directive]