Автобусом на фьорды



    Под шорох шин, под рокот ветра
    Послать последнее "прости",
    Менять часы на километры
    В пропорции один к пяти.

    И твердь земную переспорив,
    Достичь прибрежной полосы,
    И утопить в пучине моря
    Свои японские часы!

    /"Ах, время, время!"
    "Иваси", А.Иващенко и Г.Васильев/

    Вагон № 00

    Поездку на фьорды я планировала давно. Но наблюдая за процессом ежегодного улучшения туров по Норвегии моей любимой компании "Туртранс-Вояж" с посещением все большего количества фьордов, я решила, что время играет исключительно мне на пользу, и осваивала иные города и страны. Но вот, наконец, один из маршрутов компании улучшился до такой степени, что, казалось бы, дальше некуда…

    Из самого его названия "8ф+Три фьорда" следовало, что мы посетим, по крайней мере, три самых известных туристам норвежских "длинных, узких, далеко врезанных в скалистый берег заливов": Лисефьорд, Неройфьорд и Герангерфьорд.

    Вообще я предпочитаю использовать для путешествий по Европе на автобусах не летний период, а более комфортные в плане нежаркой погоды майские праздники и бархатный сезон. К тому же, практически все выходные лета у меня расписаны для посещения многочисленных фестивалей и слетов авторской песни.

    Однако ко времени тура я уже должна была вернуться с самого значимого из них – Грушинского фестиваля. Да и суровый климат Норвегии убедил меня в том, что там я вряд ли выгорю на солнышке даже в июле. В общем, я решилась!

    Сборы, как всегда, проходили в "цейт-ноте". Босс заваливал меня делами и кричал, что мой отпуск в данный момент совсем "не во время". Но беда в том, что, трудясь уже пятый год на благо родной конторы, я так и не смогла выяснить ту волшебную, тщательно скрываемую от сотрудников дату, когда наступает то самое время, в которое в отпуск можно уйти совершенно безболезненно для функционирования компании.

    Итак, в редкие моменты свободных от работы, как правило, ночных часов я собирала чемодан. В пятницу, практически накануне отъезда, в одиннадцать часов вечера покинув пределы родного офиса, я решила заглянуть в Интернет на предмет погоды в Норвегии. Лучше бы я этого не делала… Вся Скандинавия была затянута тучами, а дневная температура в некоторых уголках этой северной страны, которые нам предстояло посетить, днем едва должна была достигнуть 12-14 градусов выше нуля.

    Мало сказать, что я была шокирована! Список вещей срочно подлежал корректировке. Легкие маечки и бриджи в спешном порядке заменялись теплой и непромокаемой одеждой. Я готовилась к встрече с непредсказуемым в погодном плане Севером.

    На вокзале выяснилось, что наш плацкартный вагон в Питер имеет нумерацию "00". "Почти как у Задорнова" – прокомментировала сей факт наш веселый гид Наталья. Действительно, и как тут не вспомнить его знаменитый фельетон про "два девятых вагона"!

    Получив необходимые документы, я отправилась в этот таинственный вагон, про себя думая, что обычно подобную нумерацию имеют заведения иного функционального назначения.

    В моем отсеке плацкарта ехали туристы нашей группы – Сергей и две Елены.

    Одна из Елен тут же поставила нас перед фактом, что нам никуда не деться от распития вина по случаю ее сегодняшнего Дня рождения. Собственно, мы никуда и не хотели деваться и с радостью восприняли это предложение.

    Позже к нам пришла Наталья с кучей полезных материалов по предстоящему туру. Нам были представлены планы городов, чтобы мы не зашли, куда не нужно, а также схемы маршрутов по фьордам (видимо, чтобы мы не заплыли, куда не следует).

    Сразу возникла мысль о том, что в свободное от основной эскурсии время нам выдадут весла и лодки и предложат самим путешествовать по фьордам, руководствуясь картой. А что, было бы здорово, и внесло бы элемент разнообразия и даже экстрима в наш и без того экзотический тур!

    Утром в Питере, по словам Натальи, нас должен был ожидать желтый автобус, на котором нам предстоит покорять Норвегию и заодно лежащие к ней на пути страны.

    Однако, когда мы отыскали на Московском вокзале наш автобус, я подумала, что вчерашнее вино пошло мне явно не на пользу. Он был совсем не желтого цвета, а малиново-вишневого. "Ему купили синий-синий, зеленовато-красный шар".

    Но оказалось, что вино здесь не при чем, а желтый автобус сломался и будет догонять нас уже в Европе.

    Я мысленно пожелала ему удачи в этом и загрузилась на свой привычный 8 ряд галерки.

    Затерянные на скандинавском пароме

    Российско-финскую границу миновали довольно быстро.

    В Хельсинки мы прежде всего полюбовались на монумент Яна Сибелиуса. При этом гид настоятельно рекомендовала не пугать обитающих в окрестностях многочисленных зайцев, опасаясь негативной реакции по этому поводу со стороны местного "Гринписа". Однако в этот день количество туристов явно превышало популяцию зайцев, и последних мы так и не смогли напугать, поскольку попросту не нашли.

    Однако на соседнем озере с многочисленными белыми яхтами были обнаружены красивые большие птицы, напоминающие гусей, что компенсировало расстройство от неувиденных зайцев.

    Потом мы посетили церковь в скале, название которой все пыталась вложить в наши головы Наталья. Но "даром преподаватели время со мною тратили, даром со мною мучился…" самый искусный гид. Впрочем, название церкви Темпелиаукио я, разумеется, помню. Но вот выговорить его, не ломая язык, не представляется возможным. Современное здание церкви больше напоминает концертный зал. В нем и впрямь всегда играет орган.

    После небольшой экскурсии по Эспланаде со статуей Хавис Аманда, обнаженной морской богини, олицетворяющей поднимающийся из морской пучины Хельсинки, нас распустили на прогулку. Поскольку я была в Хельсинки уже третий раз, я просто бродила по Сенатской площади с памятником российскому императору Александру II, у ног которого сидят фигуры, олицетворяющие Закон, Свет, Труд и Мир. Потом я обошла Кафедральный собор, обнаружив рядом с ним симпатичное здание Госбанка Финляндии с памятником Снеллману, известному изобретением макета финской марки, а напротив – еще более интересный в архитектурном плане Дом сословий с колоннами и барельефом опять российского царя и снова Александра, но уже с порядковым номером 1.

    Затем я отправилась на рыбно-сувенирный рынок в порту, где продавалась любимая финнами рыбка муйку в жареном и копченом виде, который, впрочем, не вдохновил меня на ее покупку. Из Хельсинки мы проследовали в древний финский город Турку. Там осмотрели Кафедральный собор и очень красивую набережную с парусником "Финский лебедь". А еще я впервые оказалась совсем рядом со стенами крепости Турку и с удивлением обнаружила, что они белые, в отличие от ее бежево-песчаной башни.

    А потом был паром "Силья Лайн".

    На ужин со "шведским столом" я не пошла, поскольку его можно посещать людям только с очень большой силой воли, коей у меня в отпуске не наблюдается. В противном случае после ужина другие развлечения парома (дискотеки, бары, магазины) объевшимся туристам будут уже не доступны. Поэтому пока наша группа вкушала морские и заморские продукты, я бродила по Duty Free, ожидая Веру и Катю, с которыми мы хотели отправиться на исследование развлекательных мест парома.

    Прежде всего, мы устроили забег по его открытым верхним палубам, любуясь на пенистые буруны, оставляемые нашим судном, и проплываемые мимо бакены и шхеры.

    Затем мы отправились по дискотекам и танцполам, с прискорбием обнаружив там музыку либо для тех, кому далеко за… либо кому еще до… В общем, посчитав, что наш возраст под эти определения не подпадает, мы осели в одном милом баре, где два бравых парня на английском языке превосходными голосами под гитарный аккомпанемент пели старый добрый рок. Вот это было по-настоящему здорово! Складывалось впечатление, что я нахожусь в московском бард-кафе "Гнездо глухаря", только вот стиль музыки немного другой. Но все равно прекрасно!!!

    На пароме туристы проживали на разных палубах в зависимости от оплаченной категории. Моя палуба самой низкой категорийности (без доплат!) была расположена ниже ватерлинии по соседству с машинным отделением и имела номер 2. Собственно мне было все равно, на какой палубе ночевать. Тем более, что после развлечений и бурно проведенного вечера на пароме на свою койку падаешь на пару-тройку часов, не осознавая ее "звездности".

    Загружая в каюту вещи, я обнаружила, что буду проживать вместе с туристкой из нашей группы Риммой, чему мы несказанно обрадовались. Попутчики нам тоже достались приятные – туристка с автобусного тура конкурирующей компании и студентка из Германии, посещавшая в Финляндии своих друзей, что мы смогли выяснить, несмотря на отсутствие у нас хорошего знания всенародного языка туманного Альбиона.

    Основная же проблема, связанная с расположением нашей каюты, с которой нам предстояло столкнуться, заключалась в проникновении на вторую палубу и дальнейшим поиском собственного номера. Дело в том, что на нее можно было спуститься только на определенном лифте, при том не всегда ведущем именно в отсек, где располагается требуемая каюта. Лифты спускались туда не со всех этажей и тщательно прятались в недрах парома. Так что, к ночи туристы, проживающие на палубе №2, играли в веселую игру под названием "найди свою каюту".

    Выполнив развлекательную программу, мы долго бродили по парому в поисках лестницы на вторую палубу и заглядывая в самые потаенные и запретные помещения нашего огромного плавучего дома. По дороге мы встречали других туристов нашей (и не только нашей) группы, также с большими круглыми глазами обыскивающими паром с целью найти ту самую таинственную лестницу или лифт.

    Минут через двадцать поисков, многочисленных спусков не на те палубы, катаний по этажам на различных лифтах, каким-то чудом мы все же оказались на нужной палубе. Оттуда началась следующая серия поисков, теперь уже отсека со своими номерами, но это было попроще.

    На машине времени в старинную Швецию

    Ранним утром паром пришел в Стокгольм, где нас встречал теперь уже белый двухэтажный автобус. Поскольку я уже привыкла к таким хамелеоновским пристрастиям нашего транспорта, в этот раз даже не удивилась.

    На "двушке" я еще не путешествовала и это было интересно! Автобус для нашей небольшой группы оказался слишком уж свободным. И все же, на мой взгляд, автобус-"полуторка" функционально более удобен, да и гиду не нужно устраивать постоянные забеги с первого на второй этаж.

    В Стокгольме я планировала посетить этнографический музей под открытым небом – Скансен, который покорил меня своей атмосферой и воссозданным бытом старой Швеции еще в мой прошлый визит сюда в новогодние праздники.

    Однако в столь раннее время музеи были еще закрыты, и я часов до 10 утра бродила с группой по городу. Дождавшись приемлемого для пробуждения музейного персонала времени, я отделилась от экскурсии у Королевского дворца и отправилась на Юргорден – музейный остров, где и располагается Скансен.

    Надо сказать, что путь от дворца на этот остров проходит по очень красивым набережным с белыми яхтами и парусниками, мимо шикарно украшенного фасада Национального театра, а также домов самых богатых жителей Стокгольма, где, по словам Натальи, жилье покупается не иначе как этажами или даже подъездами, да еще по согласованию со своими будущими соседями, которые должны принять новоявленного приобретателя в свой элитный круг. Неутомимый Карлсон воровал молоко с балкончиков домов именно этого квартала. А сама Астрид Линдгрен получила здесь квартиру в последние годы своей жизни, о чем нам рассказывали в предыдущие мои посещения Стокгольма.

    К сожалению, времени на Скансен у меня было не более двух часов. Я буквально галопом носилась по его улочкам и заглядывала в домики со старинной уютной обстановкой, в которых что-то готовили на очаге, убирались, вязали и иным образом создавали атмосферу присутствия в прошлом ряженые в костюмы минувших веков обитательницы музея.

    Наверное, именно из-за патологической страсти людей к подглядыванию за чужой жизнью, подобные этнографические музеи привлекают к себе многочисленных посетителей.

    Одновременно любопытно и познавательно пройтись по улочке ремесленников, посмотреть на кузнеца за работой, побывать на маленьком заводике, отведать только что испеченную булочником сладость и отправить кому-нибудь письмо с почты, антураж которой можно увидеть разве что в каком-нибудь фильме-сказке. Однако, входя в "жилые" дома и произнося хозяевам приветственное "хей", все равно испытываешь некую неловкость, будто вторгаешься в чужую жизнь незваным гостем.

    И все же мне безумно нравится в Скансене. Я люблю наблюдать за его многочисленными животными, обитающими в просторных вольерах, а также за свободно разгуливающими по музею павлинами, нагло пристающими к туристам, будто это голуби или чайки. А какие захватывающие виды открываются со смотровой площадки Скансена на город и величественный музей Севера!

    Именно здесь я вспоминаю знаменитое произведение Сельмы Лагерлеф про Нильса с дикими гусями, в котором я впервые прочитала про Скансен, даже не мечтая в своем далеком советском детстве когда-либо попасть сюда.

    Я бы очень хотела как-нибудь приехать в Стокгольм и провести в этом музее целый день, спокойно гуляя, а не бегая от домика к домику.

    На середине пути к Королевскому дворцу для встречи с группой и отъезда на паром, мимо меня пронеслись в сторону Юргордена до боли знакомые черты нашего белого автобуса. Памятуя о том, что Наталья обещала при наличии желающих после просмотра церемонии смены почетного караула у дворца отвезти туристов на музейный остров, я развернулась на 180 градусов и рванула за автобусом. Буквально пяти минут мне не хватило, чтобы пересечься с группой. Я порадовалась, что быстро бегаю, и по наводке водителей отправилась в "Аквариум", куда пошла часть туристов.

    В Аквариуме мне больше всего запомнился зал тропического леса, с навесными деревянными мостиками, под которыми разливается река с плавающими в ней скатами, муренами и еще какими-то огромными рыбинами. Каждые 10 минут в этом зале меняется время суток. Солнечный день в тропическом лесу сменялся вечером, смолкали птицы, вокруг все постепенно темнело. Потом по веткам начинал шуршать дождь, затем он превращался в настоящий тропический ливень с громом и вспышками молнии, бешеными потоками низвергающийся с крыши мостиков, под которыми прятались туристы с видеокамерами. Но вскоре ливень становился все меньше, постепенно наступал рассвет. И вот уже звенела капель от вчерашнего дождя, пели птицы, на ветки тропических растений падали первые лучи солнца. И снова приходил день, выводя из транса завороженных увиденным посетителей. Еще бы! Когда в следующий раз попадешь в настоящий тропический лес под самый реальный тропический ливень?!

    В остальных залах в аквариумах плавали красивые разноцветные рыбешки, по стойке смирно стояли лупоглазые морские коньки. В одном из аквариумов был сделан маленький туннельчик, по которому ползали детишки.

    И хотя барселонский Аквариум гораздо больше и коллекция водных биологических ресурсов там попредставительнее, но по своей оригинальной задумке стокгольмский Аквариум вполне достоин быть посещенным даже после него.

    Забрав туристов, осматривавших музей корабля "Васа", а впоследствии – заждавшуюся нас часть группы от Королевского дворца, наш автобус отправился в Осло.

    На выезде из города мы сделали остановку для питания вечно голодной части нашей группы в одном из городских кафе.

    Туристы же, не являющиеся приверженцами дорожных забегаловок (впрочем, среди них иногда все же встречались приличные заведения общепита, как раз такие, как этот трактирчик), включая меня, мило отобедали на первом этаже нашего автобуса, за столиками.

    Мы обменивались имеющимися продуктами, рассказывали веселые истории. И так я наконец-то познакомилась с очень приятными людьми, сидящими впереди в автобусе.

    По дороге в Осло мы посмотрели фильмы о Норвегии Павла Любимцева, Дмитрия Крылова, которые впоследствии в информативном плане очень помогли для знакомства с этой страной и посещения музеев в Осло.

    Вообще, надо сказать, что смотреть, чтобы там ни было с Любимцевым сплошное удовольствие.

    Настроение волшебно поднимается с первых минут появления его на экране в знаменитой шапочке и круглых очках. Вообще этому ведущему нужно предложить читать на телевидении новости. Может быть, тогда они не будут восприниматься так уж грустно.

    Забег по Осло

    Утро началось в Осло с посещения Фрогнер-парка со скульптурами Вигеллана. На достаточно обширной площади этот талантливый мастер разместил свои произведения, изображающие взаимоотношения между людьми, однополыми и разнополыми, детьми и родителями, стариками: родственные, дружеские, любовные.

    Действительно поражают эмоции и настроения, потрясающе переданные в лицах монументов. Одна "Ярость" чего стоит – фигура маленького разъяренного, обиженного, плачущего мальчика, вызывающая самые разные чувства любующихся, от жалости до улыбки: такой маленький, а уже способен сердиться на свои детские и для нас, конечно, пустяковые и смешные, проблемы!

    Фигуры детей на парапете по периметру главной аллеи парка мне напомнили монументы пионеров-героев из не очень далекого детства в летних лагерях.

    Поразило большое количество композиций, изображающих отца с детьми. Пожалуй, самая характерная из них – многодетный папа, на ногах, руках и прочих частях тела которого, словно обезьянки, висят маленькие детишки.

    Идеей Вигеллана было показать, что роль отца в воспитании детей ничуть не менее значима, чем роль матери. По словам нашего гида, в Скандинавии эта мысль находит свое воплощение на практике. Такая забота мужчин о подрастающем поколении вполне поощряема здесь, например, в виде предоставления отпусков по уходу за ребенком! Да и в посещаемых нами городах мы не раз встречали пап, выгуливающих своих чад.

    Однако, когда мы спросили, как у мастера было с реализацией своих идей по воспитанию детей на практике? Ответом было: "Да никак!"

    Вот так всегда, когда не можешь чего-то добиться в реальной жизни, начинаешь воплощать свои иллюзии в чем-то другом, и благо, если иллюзионист талантливый!

    Вход в парк бесплатен и круглосуточен по завещанию самого Вигеллана, который хотел, чтобы его произведения были открыты и доступны для посещения всеми в любое время дня и ночи.

    Как всегда, неизгладимый след в душе оставили наши туристы, тут же надравшие роз с местных клумб парка, сфотографировавшись с ними и выбросив здесь же.

    Погуляв по парку, мы отправились в крепость Акершюс, по дороге миновали фонтан с перчаткой Кристиана IV, указующей на место восстановления города, после того, как он выгорел дотла в пожаре 1624 года.

    Со стен крепости открывается панорама Осло-фьорда. За отведенное нам время удалось лишь пробежаться внутри стен крепости, сфотографировавшись с несопротивляющимся этакой наглости стражником.

    Конечно, о внутреннем осмотре ее убранства не могло быть и речи. Для этого в Осло нужно приезжать капитально, хотя бы на пару дней.

    После знакомства с Акершюс мы отправились в центр Осло к городской Ратуше, где проходит вручение Нобелевской премии мира.

    Внешне Ратуша выглядит мрачным, кирпичным, современным зданием, но внутри ее – огромный светлый, красиво расписанный зал.

    Здесь же есть возможность прикупить сувениров, книг и открыток по Осло и норвежским фьордам. А чтобы легче было сделать выбор и определиться с количеством собственных средств, прямо напротив Ратуши расположен пункт обмена валюты "Forex".

    Оттуда мы прошлись к Королевскому дворцу, очень напомнившему Смольный в Питере. По дороге миновали Университет и несколько очень живописных улочек с необычными фонтанчиками, фонарями и утопающими в цветах клумбами.

    Дальше наш путь лежал на музейный полуостров Бигдёй.

    Мне было интересно посмотреть и на настоящие корабли викингов в соответствующем музее, и посетить музей "Кон-Тики" с выставленным там бальсовым плотом Тура Хейердала, папирусной лодкой "Ра-2" и знаменитой фигурой с острова Пасхи, у молодой жительницы которого, если помните, "украли любовника тигры", как поется в одной известной песенке. А еще экстремальные экспедиции Тура Хейердала прославились тем, что в одной из них (а именно в путешествии от Африки до Америки на "Ра" и ее преемнике "Ра II") принимал участие врач и по совместительству ведущий "Клуба путешественников", наш соотечественник – Юрий Сенкевич, которого, к сожалению, уже нет с нами. Музей корабля Ф.Нансена "Фрам", некогда бороздивший льды Северного полюса, а затем и Южного (покорение Антарктиды), но уже под руководством Р.Амундсена, славен тем, что по кораблю можно полазить, покрутить штурвал и все, что крутится, а также понажимать все, что нажимается. В общем, почувствовать себя на борту знаменитого судна полноправным участником великих экспедиций. Поэтому я долго металась между этими тремя музеями. И в итоге пошла в четвертый. Наталья так сумела рассказать нам про экспозицию Национального исторического музея под открытым небом, что часть группы тут же переориентировалась именно на него. В сопровождении Натальи мы успели посмотреть самое интересное за малое количество отведенного нам на то времени.

    Музей напоминал стокгольмский Скансен. Только вот, пожалуй, экспозиция здесь была подревней: начиная от самых ранних жилищ народов, осваивавших норвежскую землю (саамов, лопарей), этаких шалашиков и расположенных на сваях над землей кладовок от зверей и заканчивая воссозданными городскими улочками столетней давности.

    Здесь так же, как в Скансене, в домах создавали антураж прошлых веков ряженые в костюмы их гостеприимные хозяева. Они угощали туристов (правда, за деньги!) только что испеченными хлебами, играли на старинных инструментах во дворах деревень из выстроенных в ряды домиков с "лохматыми" травяными крышами, "причесывают" которые лишь легко туда забирающиеся козы (сами видели!).

    А под крышей музейного комплекса мы полюбовались на жилье и необходимые атрибуты быта шаманов. Этнографические музеи под открытым небом хороши еще и тем, что атмосферу погружения в прошлые века обеспечивает возможность все беспрепятственно потрогать, попробовать и будто бы самим очутиться в той далекой, неизвестной нам жизни.

    Так, рядом с одним из домов все желающие могли побалансировать на ходулях, почувствовав себя на время озорником Эмилем из повести Астрид Линдгрен.

    Но больше всего в музее мне запомнилась приютившаяся на пригорке в окружении избушек, приподнятых над землей, будто на куриных ножках, деревянная церквушка Ставкирхе, построенная без единого гвоздя.

    Конечно, мне уже приходилось видеть подобные церкви, в Малом Ярославце под Великим Новгородом, в Кижах, в музее деревянного зодчества "Тальцы", что на Байкале недалеко от поселка Листвянка, и даже в не столь далеком от Москвы городе Торжок.

    Но эта церковь была очень необычна своими резными языческими символами, украшавшими крышу, что придавало ей поистине сказочный вид!

    Пока мы гуляли по Осло и его музеям, погода нам благоприятствовала. До сей поры прогноз Интернета, так напугавший меня перед отъездом, не спешил оправдываться, что не могло ни радовать. Солнышко практически не пряталось за облаками, а если иногда и скрывалось, то не спешило сменяться дождем.

    И вот как только наша программа по Осло была завершена, и мы загрузились в автобус для отправления в Ставангер, внезапно в один миг небо потемнело, затянулось тучами, и на землю обрушился настоящий ливень, к которому было очень применимо определение "как из ведра". Изменчивая погода Норвегии впервые дала о себе знать!

    Ставангер – город "черного золота" и нефтяных магнатов!

    Посещение нефтяной столицы Норвегии – Ставангера мы начали с осмотра места примирения трех властителей, представленного соответственно тремя воткнутыми в скалистый берег огромными мечами. Его очень любят посещать туристы и норвежские молодожены (практически как наши отечественные обручившиеся пары вечный огонь в Александровском саду).

    Туристы фотографировались у мечей и просили прощения, дотрагиваясь до их необъятных лезвий. Честно говоря, я не приняла участия в обряде, предпочитая личные извинения перед неправедно обиженными, ну а враги – не дождутся! "Слава Богу, мой дружище, есть у нас враги, значит, есть, наверно, и друзья!"

    Далее мы прибыли непосредственно в центр Ставангера, где сначала познакомились с памятником адмиралу Корнелиусу.

    На набережной Ставангера был обнаружен Музей нефти, со зданием в виде нефтяной установки. Конечно, Ставангер берет свое начало еще со времен викингов, парусного мореплавания и рыбодобычи. Но время расцвета этого города приходится на 60-е годы, когда на норвежском континентальном шельфе были открыты запасы "черного золота".

    Сейчас нефтепроводом, протянутым с континентального шельфа в Европу, владеет известная многим автолюбителям (по автозаправкам) компания "Статойл".

    Улочки Ставангера, если углубляться в его чрево от Музея нефти, представлены разноцветными деревянными домиками в светлых, пастельных тонах. Их нижние этажи заняты многочисленными сувенирными магазинчиками, в которых можно купить от открыток – до теплых вязаных норвежских свитеров и шапок с традиционными узорами и оленями.

    В одном из них я приобрела открытку с законами викингов на потеху сотрудников по работе. Древний исторический центр города – "Гамле Ставангер", куда немногочисленные желающие, включая меня, под руководством нашего гида отправились после завершения официальной части экскурсии, состоит из рядов белых деревянных домиков богатых жителей Ставангера. Именно белый цвет жилья издревле свидетельствует о состоятельности его хозяев, поскольку ранее белая краска считалась самой дорогой, и позволить себе такую роскошь мог далеко не каждый.

    Украшенный разноцветными цветочками на окнах домов, квартальчик выглядел очень симпатично. Наталья рассказала нам, что даже вид цветочков, которые жители хотели бы вывесить на улицу, приходится согласовывать с соседями, дабы не нарушить стиль своего местообитания.

    Вот тебе и демократия! Шагу не ступи без согласования! Но с другой стороны – все красиво и выдержано в одной манере.

    В отличие, например, от места моей работы, где прямо в историческом центре Москвы, в одном из сретенских переулков, рядом с низенькими старинными красивыми особнячками уже пару лет высится недавно, после многочисленных судебных процессов, все же сданная в эксплуатацию серая уродливая громада, построенная с нарушением всех мыслимых и немыслимых градостроительных норм по этажности и близости расстояния к соседним зданиям. Именно из-за нее, в нашей комнате всегда темно. А глядя в окошко на серую стену, никогда не догадаешься о времени года или хотя бы суток за ним. Но что-то я отвлеклась!

    В старом городе нами были встречены два интересных объекта.

    Прежде всего, мы обнаружили здесь Музей консервов с одним из станков, выставленных перед входом. Все-таки Ставангер – город не только нефти, но и богатого рыбного промысла и рыборазведения! Где же еще быть такому музею?

    Второй достопримечательностью стал рыжий пушистый котяра, важно разгуливавший между белых домиков и вполне соответствовавший своей комплекцией представлениям о финансовом благополучии местных жителей.

    Скучающие по своим домашним четвероногим туристы тут же набросились на кота, завалили его и от души потискали. Впрочем, он не сопротивлялся и лишь лениво жмурился на ласковое солнышко. Впрочем, нет, был еще третий интересный объект. По улице мимо нас несколько раз протарахтел на супер-машинке, рычащей на всю улицу, парень с огромными наушниками, напоминающий своим внешним видом прямо-таки космического пришельца.

    Машинка оказалась всего-навсего газонокосилкой, которая стригла перед домами газоны размером едва ли не три квадратных метра! Смешно, ей-богу! У нас на дачах такие плантации руками пропалывают!

    Вид на Ставангер и Лисефьорд открывается с холма, на котором возвышается серая башня со смотровой площадкой наверху, куда при желании можно подняться.

    Мы на башню не поднимались, зато посетили старинный собор города "Домкирхе", внешним видом и внутренним убранством которого остались очень довольны.

    Оставшееся время мы провели на центральной набережной Ставангера – Скаген. Она была представлена разноцветными деревянными домиками с выдающимися вперед козырьками чердачных крыш, под которыми располагались железные ставни-ворота складских помещений. Один из фасадов таких домиков почему-то был украшен копией американской статуи свободы.

    Рядом располагался огромный продуктовый рынок, на котором в этот день должен был состояться "Праздник живота". Но он не спешил начинаться, несмотря на то, что в нашем понимании рабочий день был давно в самом разгаре и близился к обеду.

    Уже перед самым нашим расставанием с городом, продуктовые лавки начали немного оживляться и заполняться многочисленными морепродуктами: креветками, омарами, различной рыбой, китовым мясом и т.п. Меня же в который раз (впервые это случилось в Хельсинки) поразили северные урожаи ягоды. Черешня, малина, клубника были поистине "чернобыльских" размеров, а своим великолепным ароматом стремились заглушить даже ничем не перебиваемое рыбное амбре, витавшее над этой частью города. В общем, весь рынок – сплошные натюрморты для гурманов!

    После осмотра этого удивительного города, представители нашей группы встретились друг с другом и нашим гидом у возвышавшейся в центре рынка стелы, завершаемой корабликом, чтобы отправиться в пятичасовое путешествие по Лисефьорду.

    В тумане по Лисефьорду

    Погода для прогулки на кораблике была что ни на есть самая норвежская – над городом и фьордом нависало ватное, пасмурное небо, а скалы Лисефьорда были окутаны туманом. Хорошо хотя бы не было дождя, хотя все пять часов он собирался пойти, но видимо решил все же не омрачать нам удовольствие.

    К сожалению, именно из-за тумана очень плохо была видна скала Пульпит Рок с плоской площадкой на вершине – Кафедрой проповедника. А знаменитый камень-горошину, зажатый между скалами, я не увидела вообще.

    Конечно, даже, если бы светило яркое солнышко, и мы увидели эти объекты с воды в полной красе, думаю, что эффекта присутствия рядом с ними это бы не обеспечило. Чтобы такое случилось, необходимо забраться на скалы, и посидеть, свесив ножки с Кафедры проповедника. Вот это бы осталось в воспоминаниях на всю жизнь! А какой потрясающий вид, наверное, открылся бы оттуда! Поэтому как до, так и после тура я с другими туристами долго смаковала тему о том, как было бы здорово продлить наш замечательный тур хотя бы на денек, чтобы была возможность это осуществить. По словам нашего гида, подъем на Кафедру как раз занимает полдня.

    Помимо этих всем известных объектов на данном фьорде, мы проплывали и другие, среди которых были: завод по разведению лосося, хозяйство по выращиванию мидий, огромная лестница, уходящая далеко вверх, на вершину скалы (вроде бы даже самая длинная в Европе). Ну и, конечно, сама природа с маленькими водопадиками, высокими скалами с изредка встречающимися на них домиками отшельников, с каждым из которых были связаны какие-нибудь истории, которые в микрофон нам рассказывала Наталья из капитанской рубки.

    На борту кораблика туристам предлагались чай, кофе, пиво, а также традиционные в Норвегии бутерброды с красной рыбой, креветками, коктейль из мидий, мясной суп (правда, по отзывам туристов с колбасой вместо мяса), а также впоследствии встречаемые нами на всех корабликах и паромах очень вкусные вафельные блинчики с джемом и сметаной.

    Практически все время нашей прогулки я провела на верхней палубе, снимая окрестности, периодически спускаясь на крытую часть нашего судна, чтобы отведать бутерброд или блинчик и немного погреться.

    А еще именно на этом кораблике я, будучи человеком малоалкогольным, ради принципа впервые за тур выпила с Сергеем пива за хорошую погоду. Так что солнышком, сопровождавшим нас все последующие дни в Норвегии, туристы обязаны именно нам!

    По пути нашего следования попадались места, излюбленные тюленями. Они лежали на камнях и при виде нашего кораблика с кричащими туристами и машущими в их сторону своими указательными пальцами дружно ныряли в воду. Поэтому сафари, заявленное в розданной нам программке плавания по Лисефьорду, вполне себя оправдывало и заключалось в том, чтобы успеть заметить и сфотографировать тюленей до того, как их увидит основная часть группы и прогонит дружным восторженным ором.

    А еще, чтобы нам не было так скучно два с половиной часа плыть по Лисефьорду туда и столько же обратно, команда кораблика устраивала нам своеобразную анимацию.

    Сначала капитан с одной из наших туристок прытко высаживался на скалы, чтобы покормить ловко бегавших по ним, и завидев кораблик спустившихся откуда-то сверху, представителей семейства козлиных со странными именами – Билл Клинтон, Моника Левински… Я уже не помню как там звали третью, но в том же духе.

    Потом капитан зачерпнул ведром воду из, пожалуй, самого полноводного на нашем пути водопада "Виски", демонстрируя туристам прямо-таки чудеса эквилибристики. Кстати, этот водопад получил свое название из-за немецкого дезертира Первой мировой войны, который жил здесь вместе со своей женой. Основным их занятием было самогоноварение, видимо, для жителей расположенного здесь же хутора. Ведь сложно предположить, чтобы кто-либо отважился забраться в такие далекие края пусть даже ради "огненной воды"! "Виски" туристы тут же продегустировали из стаканчиков. Как ни странно, жидкость оказалась действительно вкусной. Вот бы нашу бутылочную минералку брали из таких источников!

    Еще раз цирковой номер был показан нам капитаном, когда он ловко опустил конверт с письмом в почтовый ящик, прикрученный рядом с отвесной скалой в абсолютно безлюдном месте. Вероятнее всего, висит он здесь именно для туристов. Думаю, что для следующей за нами группы было еще интереснее, когда капитан "неожиданно" получил письмо. Можно было бы это преподнести как весточку от троллей, например. Кстати, идея для будущих групп!

    На одной из проплываемых мимо скал нам был показан образованный ее причудливыми изгибами профиль Брежнева. Действительно знакомые черты угадывались!

    На самом деле, я всегда очень уважала затеи иностранцев создавать развлечения практически на пустом месте. Наши, конечно, до этого даже, если бы додумались, никогда бы не воплотили в жизнь, чтобы лишний раз не перетруждать себя ради такой ерунды как увеселение туристов. Так что за это капитану действительно можно поаплодировать.

    На борту кораблика присутствовали огромные одно- и двуглазые бинокли, но смотреть в них было не очень удобно. Из-за большой кратности изображение дергалось и никак не могло принять статический вид. Поэтому скоро я оставила свои попытки что-либо в них наблюдать и пользовалась исключительно своим стареньким театральным биноклем. Я всегда вожу его с собой в подобные туры, чтобы рассматривать фрески на сводах соборов, или ажурную резьбу на высоких зданиях. Но именно в этом туре с большим количеством водных прогулок он был как нельзя кстати для обозрения скальных и заснеженных вершин, а также выслеживания тюленей!

    А возвращались мы под музыку Грига и давно обожаемые мною потрясающие композиции "Secret Garden". Под звуки знаменитого произведения "В пещере горного короля" мы подплыли к удивительно красивой Пещере бродяги в скале. По преданию здесь от правосудия скрывались грабители местного населения. Так, пять часов на кораблике пролетели почти незаметно. Все же пиво с Сергеем мы пили не зря, поскольку уже на подходе нашего кораблика к берегу, на котором нас ожидал автобус, чтобы везти дальше, из-за туч выглянуло солнышко, освещавшее нам весь дальнейший путь по Норвегии. Через несколько часов под его яркими лучами мы плыли на маленьком пароме и очень сожалели, что это небесное светило не сопровождало наш круиз на кораблике.

    "Excuse me! Scandic!"... или прогулка по ночному Бергену

    Поскольку прибыли в отель мы около 11 вечера, организованной прогулки по городу не получилось. Поэтому мы отправились исследовать Берген самостоятельно, пользуясь расположением нашего отеля системы Scandic недалеко от центра.

    Именно здесь у нас сложилась компания, в тесном кругу которой были проведены почти все последующие вечера. Она состояла из меня, Сергея, моей веселой соседки по комнате Жени и жителя северной столицы Алексея.

    Меня всегда поражало, как можно в автобусном туре встретить людей, которые разделяют не только твою страсть к путешествиям (это-то понятно!), но и какие-либо иные интересы. При этом об общности последних узнаешь далеко не сразу, а иногда (самое смешно!) и вообще в последний день тура.

    Так, оказалось, что Сергей, как и я, неоднократно бывал на Грушинском фестивале авторской песни. Алексей сиживал у одного костра с обожаемым мною питерским дуэтом Александра Гейнца и Сергея Данилова, творчество которых тоже очень уважает. А сын Жени иногда посещает клуб самодеятельной песни ВМК МГУ, куда и я периодически холодными зимними вечерами захаживаю побренчать на гитаре и испить чая с хорошими людьми.

    Естественно, сошлись мы вовсе не на этом. Пока мы хотели лишь прогуляться по вечернему Бергену. С нами отправились и две Елены, с которыми я и Сергей вместе ехали в поезде.

    Памятуя о своем топографическом кретинизме, я вооружилась сразу двумя картами: выданной нам Натальей и взятой дополнительно у администрации отеля, в которой приветливый "рецепционист" поставил мне жирную точку на месте нахождения нашего Scandic"а.

    Но поначалу карты мы отвергли и отправились на поиски ганзейской набережной с красивыми разноцветными домиками, мимо которой мы проезжали на автобусе, руководствуясь исключительно интуицией и предполагая ее недалекое расположение от нашего отеля.

    В итоге набережную мы нашли, но на ней стояли красивые, разноцветные, но не домики, а… доки. Наличие каких-то складов на берегу, типовые постройки жилых домов и абсолютная безлюдность улиц убеждали нас в том, что мы находимся не в центре города.

    При этом возможность спросить кого-нибудь о его местонахождении могла быть реализована лишь путем обзвона квартир близстоящих жилых домов.

    Наконец, пошли по карте и когда вдалеке замаячили одинокие пешеходы, мы поняли, что идем в правильном направлении и скоро увидели… наш Scandic.

    Сделав еще несколько кругов по улочкам Бергена, и каждый раз оказываясь у нашего отеля, я стала приставать к прохожим с вопросами, обзывая ганзейскую набережную не иначе как "beautiful seaside", над чем не преминул поиронизировать хорошо знающий английский язык Алексей: "она спрашивает, как пройти к прекрасному морскому побережью". Ну да, это почти из "Операции "Ы": "Как пройти в библиотеку? В три часа ночи!"

    Пришлось вопрос откорректировать. Теперь я спрашивала про то, как мне найти "исторический центр с красивыми старинными домами". И вскоре, благодаря объяснениям прохожих, почему-то преимущественно тинейджерского, нетрезвого и даже иногда бомжеватого вида, мы вышли в центр.

    Там бурлила ночная жизнь, играла музыка, на тротуарах выделывали кульбиты роллеры, переливались огоньками многочисленные кафе, играли подсветкой фонтанчики, стояли скамейки с подогревом (что выяснили наши уставшие Елены), и было полно народу. Неподалеку на пригорке мы обнаружили красивую церковь, а в конце улицы вышли на беседку с фонтаном и цветником, к которой прилегал темный, заросший деревьями парк.

    Однако набережной поблизости так и не предвиделось. Но самое интересное, что в ее поисках, которые приобретали уже комический характер, мы опять вышли к Scandic'у, хотя казалось, что мы удалились от него уже достаточно далеко.

    Поэтому через некоторое время мы легко показали направление к отелю уставшим и отчаявшимся обнаружить ганзейский квартал Еленам.

    Периодически мы останавливались для фотографирования какого-нибудь интересного объекта. Но, если для нас это осуществлялось путем простого нажатия на спуск, то у Сергея, таскавшего за собой в чехле, словно ружье (что было постоянным предметом наших шуток о защищенности на улицах Бергена), штатив, съемка представляла собой целый ритуал.

    Благо, полиции на улицах не наблюдалось, поэтому человек с "ружьем" и картой в руках, да еще в окружении нашей хохочущей компании, не вызывал ни у кого особых подозрений.

    Штатив – штука хорошая, особенно незаменимая для вечерней съемки. Но лишь в том случае, если отели по маршруту располагаются в центре городов. В этом туре так было только в Бергене. Поэтому за всю поездку Сергей воспользовался штативом только один раз. Брать же его на экскурсии, проходящие почти всегда в режиме "нон-стоп", просто невозможно, иначе есть реальная возможность отстать от группы и навсегда остаться у фотографируемого объекта.

    Обнаружив красивое здание, Сергей начинал долгий процесс съёмки, который заключался в выборе ракурса, расчехлении и установке штатива с фотоаппаратом, регулировании режима и самого фотографирования. Затем устройство разбиралось, фотоаппарат и штатив упаковывались, и мы шли дальше, пока на горизонте не появлялся очередной симпатичный и освещенный объект, и весь процесс повторялся заново.

    Все-таки набережную мы нашли, благодаря девушке, раздававшей на улице флаеры от ночного клуба. Она объяснила мне путь до какой-то "фигни", от которой нужно свернуть и выйти прямо к набережной. Мой перевод, как позже выяснилось, оказался очень правильным. Как только мы пошли по указанному направлению, мы увидели некое сложно определяемое сооружение, и все тут же согласились, что это та самая нужная нам "фигня".

    Оттуда мы вскоре вышли в порт Ваген, с которого открывался вид на очень слабо подсвеченную набережную с домиками ганзейских купцов. Даже Сергей не решился пробовать ее запечатлеть в такой темноте.

    В самом порту, заполненном различными кафе, творились Содом и Гоморра. Складывалось впечатление, что из благополучного и красивого Бергена мы попали в ужасные трущобы, перенасыщенные алкоголиками, наркоманами и просто сумасшедшими. Огромные толпы людей самых разных возрастов с плохой координацией движений хаотично передвигались по городу, пили из бутылок спиртное, натыкались на столбы и друг на друга, падали, вставали и продолжали свое кружение. Подобное я встречала лишь в голландской столице, когда заплутала, пытаясь удалиться от квартала Красных фонарей. Вот вам и тихая, спокойная, благополучная Скандинавия!

    Хотя я довольно поздно могу возвращаться из родимой конторы, но, видимо, наша Сретенка не пользуется столь большой популярностью для тусовок молодежи, а уж на своей домашней окраине я и подавно такого не встречаю. Поэтому, когда я стала говорить о том, что Москва оказывается еще довольно благополучный город, Женя возразила, что мои познания о ночной жизни столицы, являются очень неточными.

    Довольно скоро мы ретировались из этого района. По дороге завернули в супер-пупер-маркет "Семерочка", который потом посещали еще не раз в других норвежских городах, наслаждаясь его приемлемыми ценами на продукты.

    Углубившись в тихие квартальчики Бергена, подальше от вызывающей негативные эмоции площади на набережной, мы, повинуясь зову Алексея, зашли в пивной бар, полагая, что это будет достойным завершением нашей ночной прогулки.

    Бар по антуражу напоминал советскую столовую. Однако в нем подавали замечательный темный "Гинесс", о чем нам сообщил Алексей, понимающий толк в сортах и вкусах пива. Нам понравилось, и мы согласились с такой оценкой.

    Взбудораженные ночной прогулкой, мы долго шутили и смеялись в баре, иронизируя над нашими поисками ганзейской набережной и ещё не догадываясь, какие поиски ждут нас впереди! Выходя из бара, мы были твердо уверены, что наш отель находится буквально за углом. И жестоко ошиблись. Следующие двадцать минут нас тоже не покидало ощущение, что он должен открыться за следующим поворотом. Но Scandic, видимо, посчитав, что наша программа в ночном Бергене еще не до конца выполнена, решил поиграть с нами в прятки.

    По дороге мы сфотографировали домики, расписанные снизу доверху разноцветными веселыми рисунками из мультфильмов.

    Отчаявшись, мы решили найти главную улицу Бергена, где мы попрощались с Еленами, и откуда несколько раз выходили на отель. Однако лучше от этого не стало. Мы успокаивали себя тем, что до утреннего отправления автобуса на экскурсию время еще есть, хотя желание поспать и посетить завтрак в нас тоже присутствовало. Ни карта, ни опросы прохожих, как всегда показывающих нам разные направления, не помогали.

    Выручил нас Сергей, не проявлявший до этого своих познаний в английском. Увидев на улице двух молоденьких девушек, он буквально накинулся на них со словами "Excuse me! Scandic!" Видимо под напором столь эмоционального среди ночи человека с "ружьем" за плечами девушки не устояли и объяснили месторасположение нашего отеля верно.

    Вот и выстраивай правильные английские фразы, вспоминай старину Мёрфи с его типовыми вопросами: "How can I get to…?" Проще надо быть…

    Утром, когда мы поведали историю поиска нашего отеля Еленам, они очень удивились и сказали, что нашли отель по нашему объяснению за пять минут.

    Прибыли мы в номера около трех часов ночи, уставшие, но довольные. Ведь мы увидели Берген таким, какой он есть, прочувствовали его ночную атмосферу, познакомились и с его негативными моментами, так сказать изнанкой города, обратной стороной той замечательной картинки, которую показывают путешественникам днем на экскурсиях.

    Такой дождливый Берген

    Пожалуй, ни один путеводитель или рассказ о Бергене не обходится без упоминания о его дождливости. Расположение Бергена в котловине, окруженной холмами, обусловливает существование здесь этого атмосферного явления 275 дней в году.

    Мы же, видимо, попали в оставшиеся 90 дней. Как вчерашний вечер порадовал нас своей сухостью, так и утро встретило нас ярким солнышком на безоблачном небе.

    Наконец-то вернулся из починки нас желтый автобус, мы загрузились в него и отправились на уже известную и практически родную нам ганзейскую набережную, домики которой, кстати, занесены в список мирового культурного наследия самой ЮНЕСКО!

    Подобные деревянные здания с нависающими чердаками и спускающимися сверху крюками для поднятия грузов на верхние складские помещения, мы уже видели на набережной Ставангера, но эти были ещё красивее. Деревянные настилы узеньких темных от закрывающих небо крыш улочек между домами свидетельствовали об их древности.

    Объяснение странной архитектуры домиков весьма простое – дорогая аренда земли обусловливала существование маленького фундамента и непропорционально большой надстройки над ним. Ганзейский квартал на набережной замыкали старинные каменные укрепления Хоконсхаллен с башней Розенкранца.

    После экскурсии мы отправились осматривать город сверху на фуникулер Фрейбанен. С высоты 320 метров, куда нас поднял красный безразмерный, судя по количеству народа, который туда набился, вагончик, открывалась потрясающая панорама города и его окрестностей, омываемых синими водами моря. Сверху я угадывала улочки, по которым мы бродили накануне.

    Спустившись на грешную землю, мы отправились в порт Ваген для фотографирования ганзейских домиков с противоположного берега. Несмотря на довольно раннее для Европы время, на рынке уже шла бойкая распродажа норвежских вязаных теплых свитеров, шапок, рукавиц, а также различных сувениров в виде троллей, зонтиков, такой же крупной и свежей, как в Ставангере, ягоды и различных морских и мясных деликатесов. На прилавках лежали бутерброды с китовым черным мясом, креветками, красной рыбой, а также омары, крабы, колбаса из оленины, лосятины, медвежатины и других лесных зверей. При этом все это можно было совершенно бесплатно продегустировать. Поэтому я знаю теперь вкус практически всего продуктового ассортимента Бергена, хотя далеко не все мне понравилось. Потом мы посидели за столиками под зонтиками кафе, в котором еще вчера вечером творилось что-то ужасное, а нынче все выглядело пристойно и чисто. Там наша компания запивала морепродукты пивом, а я – малиновым сиропом.

    Затем мы с Сергеем отправились в ганзейский квартал, чтобы еще раз по нему спокойно прогуляться и осмотреть имеющиеся там сувенирные лавки с весьма дорогими предложениями сувениров, основными из которых были тролли. Как показала практика, последних по цене и ассортименту лучше всего покупать в Хельсинки у церкви Темпелиаукио!

    С улочек ганзейского квартала мы поднялись немного наверх, и вышли к белым деревянным домикам, сродни тем, что мы видели в богатом районе Ставангера.

    Но они произвели на меня еще большее впечатление, наверное, из-за извилистости и холмистости улочек, иногда спускающихся прямо к морю, и открывающимся обзором сверху на бескрайнее нагромождение белых домиков с наползающими друг на друга черепичными крышами. Яркое ослепительное солнце и цветы на улицах дополняли впечатление о нашем присутствии не в дождливом Бергене, а будто на каком-то южном курорте.

    Здесь же нами был встречен контрастирующий с общим стилем квартала черный дом с красными окнами, в котором, судя по надписям, можно было украсить (или изуродовать, в зависимости от отношения к этому) свое тело пирсингом и тату.

    При отправлении из города за окнами автобуса промелькнул порт с доками, где мы были вчера, и Наталья обратила наше внимание на самый большой европейский корабль Королева Мери II. Мы же были очень удивлены, что не разглядели эту махину накануне.

    Если бы было побольше времени в Бергене, я бы непременно съездила в загородную резиденцию знаменитого уроженца этого города Эдварда Грига, чья музыка сопровождала наш норвежский путь. Но значит, придется вернуться в Берген еще раз и, может быть застать его в привычном дожде и взглянуть на него уже с другого ракурса.

    По воде и рельсам

    Из Бергена мы поспешили на Согнефьорд, откуда предполагалось совершить прогулку на кораблике по самой узкой его части – Неройфьорду.

    По дороге мы сделали остановку у водопада Твиндефоссен, низвергающегося вниз по красивым каменным террасам с высоты 150 метров. Надо сказать, что такого красивого водопада я не видела никогда, и даже знаменитый Рейнский не произвел на меня столь сильного впечатления! У его подножия был разбит палаточный кемпинг, и я втайне позавидовала его обитателям, имеющим возможность созерцать это великолепное зрелище подольше.

    Мы же попрыгали по камушкам, на которые водопад обрушивал свои потоки, умылись его пенящейся холодной водицей, по словам Натальи, носящей омолаживающий характер. Правда, свое обещание пускать после этого в автобус по документам, наш гид не выполнила, поскольку всех смогла идентифицировать. Ну вот, а я то надеялась снова сесть, если не за школьную парту, то хотя бы на академическую скамью.

    В ожидании кораблика мы бродили по берегу у причала. Помимо поросших травой домиков с кафе и сувенирными лавками, это туристическое место было украшено фигурами викингов и уменьшенным макетом их корабля. А рядом было место исторической реконструкции с шалашом, шкурами, чучелом оленя, где люди в почти первобытных одеяниях обустраивали свой быт. С деревянного мостика открывался великолепный вид на серые скалы с голубоватыми, подсвеченными солнцем, вершинами и утопающими в зелени стенными террасами, разрезанными ниточками водопадов.

    Честно говоря, любой самый комфортабельный кораблик на свете я бы в тот момент легко променяла на обычную весельную лодку или байдарку, чтобы пройти на ней самой по узким и извилистым фьордам среди этих гор!

    Кораблик по Нейрофьорду шел быстрее предыдущего, но все туристы стойко держались на его открытом, обдуваемым ветром носу, желая получить полную гамму удовольствия от расступающихся прямо перед ними скалами, за которыми открываются водопады, один красивее другого. На этом кораблике не было анимации, да она здесь и не была нужна. На его крытой палубе также можно было погреться чаем и вафельными блинчиками с джемом и взбитыми сливками. Наталья все так же вещала нам из капитанской рубки информацию о проплываемых объектах, а мы следили за водным маршрутом по розданным нам картам.

    То ли из-за хорошей погоды, то ли из-за того, что сам этот фьорд показался мне живописнее Лисефьорда, данная прогулка мне запомнилась куда больше, хотя и была гораздо менее продолжительной предыдущей!

    Кораблик причалил прямо к станции железной дороги Флом.

    В деревянных пристанционных, выдержанных в едином стиле красивых домиках у подножия высоченных гор, располагался вокзал с продажей билетов, буклетами с картой железнодорожного пути и висящими на стене часами, показывающими время городов различных часовых поясов (европейское, американское…), ну и, разумеется, сувенирными лавками.

    Честно говоря, я представляла себе вагоны поезда Фломской железной дороги похожими на те, в которых путешествуют туристы вокруг развлекательных парков, типа Порт Авентура в Испании, то есть – старинные деревянные открытые вагончики без стекол с висячими фонарями и длинными лавками, кои мы привыкли видеть в зарубежных фильмах 30-60-х годов.

    На самом деле поезд выглядел достаточно обыкновенно, за исключением внутреннего деревянного убранства вагона "под старину", напоминающего показанный в новогодней сказке "Полярный экспресс". Несмотря на то, что группа оккупировала целый вагон, фотографирующие туристы тут же сгрудились у немногочисленных открывающихся форточек.

    Поезд медленно поднимался все выше, ныряя в туннели, извиваясь на поворотах так, что можно было сфотографировать его головные вагоны, и открывая восторженным туристам всё новые горные пейзажи с водопадами, бурными реками и карабкающимися на склоны домиками. По пути была остановка у очень бурного водопада Кьосфоссен, обдающего фотографирующихся рядом с ним на площадке туристов многочисленными брызгами.

    На высочайшей железнодорожной точке – станции Мюрдал туристы высыпали на платформу и, кутаясь в куртки от холодного дыхания вечера и высокогорного воздуха, активно фотографировались на фоне заснеженных горных вершин, до которых казалось совсем недалеко.

    Наверное, железнодорожная поездка в горы на поезде произвела бы на меня гораздо большее впечатление, если бы до этого мною не было совершено чем-то похожих путешествий. Так, я хорошо помню фотографирование на извилистых поворотах паровозика, который тянул наш состав на высокогорном участке, ныряя в туннели при поездке в Карелию.

    А сколько прорубленных в скалах туннелей и построенных еще в царские времена мостиков преодолел наш тепловоз "мотаня" за 89 километров Кругобайкальской железной дороги (участке бывшего Транссиба), соединяющей станции порт Байкал – Слюдянка! И хотя дорога эта не высокогорная, а вагоны представляли собой обычные списанные плацкартные и бич-вагон (теплушку), но встреча рассвета над бескрайней водной гладью Байкала, по кромке берега которого идет поезд, и подпирающие железнодорожное полотно с другой стороны поросшие цветами скалистые горы запомнились мне на всю жизнь.

    Прогулка по Флому эти впечатления не затмила, но дополнила.

    На ночевку мы приехали в тихую деревушку, спрятавшуюся среди гор. И хотя достопримечательностей местность явно не сулила, мы с Катей и Верой решили отправиться на исследование окрестностей. В деревне нами были обнаружены национальные танцы под оркестр на открытой деревянной площадке. Делая вид, что не понимаем расставленных кругом заграждений, мы спокойно преодолели их и уселись за столики "зрительного зала", намереваясь заказать себе чего-нибудь и влиться в деревенскую массу музыкальных фанатов. Поэтому после номера мы активно зааплодировали. Но это не помогло. К нам подошла девушка и вежливо заявила, что сие представление платное и даже очень, причем независимо от сделанного заказа.

    Пришлось удалиться.

    Рядом с деревней расстилался огромный многонациональный кемпинг, на краю которого мы обнаружили большого ежа, быстро ретировавшегося от нашего навязчивого внимания.

    Несмотря на довольно раннее время, кемпинг был погружен в сон и не подавал признаков жизни. Из всех его обитателей мы встретили лишь подростков на берегу озера, которые что-то кричали нам, пока девчата пытались запустить по водной глади горящие разноцветные свечки. К сожалению, горы плохо закрывали озеро от ветра, и свечки очень быстро гасли. Но все же я успела запечатлеть Веру и Катю на их фоне.

    После этого я зазвала девчонок обратно, чтобы успеть вернуться до полуночи, памятуя о том, что европейские отели, расположенные на таком отшибе, имеют свойство закрываться на ключ после определенного времени.

    Подъем к леднику и цветущий Гейрангерфьорд… или дорога Орлов – это круто!

    Мы с тобою недели на две отстаем от весны. Как улитки по склону, мы тащим свой дом за спиной. Голубой ледопад у закрученной ветром сосны Нас к себе приковал застывающих слез чистотой. Голубой ледопад, Ты же сам виноват: Ты ручьем убежал от далеких вершин И замерз, оказавшись один.

    "Голубой ледопад" Сергей Данилов.

    В этот день нам наконец-то представилась потрясающая возможность немного исследовать природу Норвегии практически самостоятельно.

    Если раньше мы наблюдали фьорды и скалы с борта кораблика или из окна вагончика Фломской железной дороги, то на этот раз мы должны были совершить небольшой подъем в горы к леднику Бриксдайл своими собственными ногами.

    Поскольку в свои совсем юные и поэтому не слишком финансово-благополучные годы мои путешествия по просторам нашей необъятной Родины проходили именно таким образом, данная прогулка была для меня наиболее приятна, чем все предыдущие кораблики.

    Пожалуй, самые сильные впечатления от тура, несмотря на неоспоримое великолепие фьордов, у меня остались именно от этой экскурсии.

    Горный воздух, извилистая тропа, бурные реки под мостиками, и падающие на раскрытые ладони брызги водопадов, рядом с которыми ты проходишь, и вот уже вдалеке показался сияющий на солнце снежный язык, спускающийся с высокой горы. Впрочем для тех, кто не находит романтики в подобных прогулках, на гору поднимают машинки-вездеходы. Но сколько удовольствия при этом теряется!

    Когда подошли к леднику поближе, он оказался чудесного голубого цвета, с серыми оттенками у подножия, где снег был весьма подтаявшим. Отдельные его льдины плавали в воде ледникового озера. Только представьте себе эту застывшую снежную лавину на фоне яркого солнца в окружении сочной зелени травы, где совсем рядом краснеет спелая земляника.

    Я слышала о таком явлении в Карелии (когда узнавала историю происхождения вышеприведенной мною любимой песни), в Хибинах на Кольском полуострове, но даже не представляла себе, что оно так великолепно.

    Замечательно смотрелись среди гор наши водители, также решившие совершить с нами подъем, в своих неизменных белых рубашках и при галстуках.

    У ледника немножко прохладно, но набирать теплых вещей с собой не стоит, на подъеме к нему будет жарковато. Поэтому снежная свежесть наверху даже приятна.

    На ледник можно подняться в связке и специальных ботинках с кошками. Аренда соответствующего снаряжения предоставляется здесь же. Но для этого нужно побольше времени. Мы же ограничились съемками в подтаявших лазах ледника под его сводами, будто в снежных пещерах, и все равно остались очень довольны.

    У нижней точки маршрута на Бриксдайл, рядом со стоянкой автобусов туристическая инфраструктура представлена сувенирными лавками и кафе, в которых можно угоститься традиционной норвежской кухней и уже привычными нам вафельными блинчиками. Но еда здесь недешева.

    После посещения ледника мы отправились на прогулку по Гейрангерфьорду на кораблике, оказавшимся на этот раз обычным паромом, на которых мы постоянно (иногда и не по одному разу в день) перемещались в Норвегии. Это вызвало разочарование некоторых туристов, привыкших уже к плаванию на маленьких корабликах, арендованных только нашей группой.

    Здесь же паром был перенасыщен многонациональными пассажирами.

    И все же Наталье удалось пробраться в капитанскую рубку, откуда она, наряду с экскурсиями на других языках, рассказывала нам о проплываемых достопримечательностях, главными из которых были, конечно, водопады "Семь сестер" с соответствующим количеством спускающихся сверху рек, и "Жених" почти напротив.

    Паром шел довольно быстро. Поэтому, когда нас сдувало с верхней палубы, мы спускались вниз на его закрытую часть наблюдать за проплываемыми окрестностями из окошка.

    Надо сказать, что все три фьорда, по которым мы путешествовали, были очень разными. Лисефьорд был представлен причудливыми высоченными скалами, Неройфьорд – узкими водными маршрутами среди синих гор, изрезанных ниточками рек, Гейрангерфьорд – буйной зеленью и великолепными водопадами. Уже подплывая к причалу, где нас терпеливо ждал автобус, мы опять увидели самый большой европейский корабль Королева Мери II, который преследовал нас от самого Бергена.

    Его черно-бело-красный силуэт замечательно дополнял пейзаж с необыкновенного цвета голубой водой и зелеными горами, становясь с каждым поворотом нашего автобуса, карабкавшегося на высоченную гору, все меньше.

    Дальше наш путь стал еще круче: мы заехали на дорогу Орлов и насладились видами Стены Троллей. Наша крутая горная дорога над обрывом совершила 11 изгибов, то и дело открывая перед нами мокрую стену от высокого пенящегося водопада и ниточки дорог далеко внизу с букашками-машинами. Вершины горной стены были окутаны туманом, отчего пейзаж выглядел еще более ирреальным.

    Те, кто и так плохо переносил горные кручи, позеленели еще больше, остальные же припали к окнам и активно щелкали затворами фотоаппаратов, едва не переворачивая автобус в пропасть. Казалось, еще немного и мы зависнем над ней. Особенно экстремально было, когда наш путь преградили рыжие коровы, с которыми мы с трудом разъехались. Благо, было это уже несколькими уровнями поближе к земле.

    Когда оказавшись внизу мы посмотрели наверх, откуда спустились, еще сильнее захватило дух. Оставалось только восхищаться мастерством наших водителей!

    Надо сказать, что дорога Орлов любопытна не только Стеной Троллей, но и пейзажами заснеженных гор, встречающимися фигурками троллей, украшавшими попадающиеся на пути домики и просто скалистые участки, а также навалами камней наподобие бурханов – бурятских Богов дороги, кои мне доводилось видеть на Байкале.

    По дороге мы сделали фотопаузу у высоченных вершин прячущихся в тумане гор. Электронное табло у их подножия показывало + 15ºС.

    Отель, в который нас поселили на этот раз, оказался очень необычным. Его серое старинное здание напоминало Дом с привидениями, наподобие того, что находится в парижском Диснейленде. Да и месторасположение для этого было весьма подходящим – прямо напротив полотна железной дороги. Правда, она совсем не мешала, и за все время пребывания в нем, мы так и не услышали ни одного проходящего мимо состава.

    Пользуясь своим не слишком поздним приездом, мы спустились вниз посидеть в баре! Там туристка из нашей группы познакомила нас со своей внучкой, путешествующей по Норвегии на машине со своей мамой и именно здесь догнавшей бабушку.

    Потом в номере мы продолжили пиршество, сделав общий стол из запасов имеющихся у нас консервов, которое за разговорами, как всегда, затянулось на пару-тройку часов.

    Древняя столица Норвегии – Тронхейм

    Утром мы переехали в Тронхейм, где нас в ожидании местного экскурсовода сначала распустили на свободное время.

    К сожалению, главная достопримечательность – собор XI века Нидаросдоммен был еще закрыт для посещения.

    Мы раскрыли карту и прогулялись по утопающей в цветах площади мимо колонны, венчаемой памятником основателю города – Олаву Святому, в сторону Королевского дворца. При этом мы далеко не сразу поняли, что скромный деревянный особняк безо всяких ограждений и есть тот самый дворец, и даже проскочили мимо. Но когда убедились в том, что, судя по карте, прошли слишком далеко, вернулись и стали его фотографировать.

    Оттуда мы отправились в сторону знаменитых "домиков на воде" Тронхейма, которые сильно отличались от виденных нами ранее зданий на набережных в Ставангере и Бергене. Они были яркими и разноцветными, с абсолютно ровными фасадами, и стояли на сваях. Поэтому набережной здесь фактически не было, за исключением тех редких мест, где стройная линия домиков прерывалась, открывая спуск к воде и обзор для фотосъемки.

    Но еще более живописный вид открывался со Старого моста с Воротами счастья, выполненными в прямо-таки китайском стиле.

    На улочках Тронхейма нам встретился интересный монумент полному человечку с сумкой и в шляпе. Скульптура очень напоминала Павла Любимцева, фильм которого о Норвегии нам показывала Наталья, и вызвала у нас бурю радостных эмоций. Я сфотографировалась с ним, а Сергей пытался приладить к нему свои темные очки для большей достоверности образа.

    Потом была экскурсия с местным гидом. Она рассказывала, в принципе, интересно (с переводом Натальи). Но, к сожалению, центр города был нам показан лишь из окна автобуса. Выпустили нас на смотровой площадке, откуда открывалась панорама Тронхейма.

    Потом мы сделали фотопаузу у лыжного трамплина, откуда, несмотря на не очень зимнее время года, прыгали настоящие лыжники.

    Закончилась экскурсия у крепости Кристианстен. Мы полазили по стенным валам, посидели на пушках и отправились обратно к кафедральному собору, который должен был уже открыться.

    За осмотр его внутреннего убранства взималась плата (хотя некоторые наши туристы смогли проникнуть туда на халяву). Честно говоря, мое перенасыщение соборами еще не прошло со времени приезда из майского тура по французским городам, осмотр каждого из которых начинался с посещения собора. Поэтому я не горела большим желанием попасть внутрь, и решила оставить знакомство с ним напоследок, если хватит времени.

    Пока же я отправилась гулять по Тронхейму, который в этот день праздновал какое-то важное событие, вероятно, День города. На его главных площадях строились сцены, которые тут же огораживались, а на вход выставлялись билетерши.

    По Тронхейму передвигалась толпа, разодетая в карнавальные костюмы, за которой следовали местные жители и туристы. Периодически толпа останавливалась и показывала какой-нибудь театральный номер с песнями, плясками и с сюжетом, весьма понятным даже без знания языка. При этом к активному участию привлекались зрители. Надо сказать, что эта процессия буквально преследовала меня, каждый раз перекрывая наиболее короткие пути по городу.

    Как рассказали нам потом туристы, некоторым из них посчастливилось увидеть у собора короля с королевой, общавшихся с народом. Наверное, именно этим объяснялось утреннее закрытие Нидаросдоммен.

    Рынок за собором был переполнен покупателями. Деревянные лавки под навесами ломились от продуктов и сувениров, впрочем, по довольно высоким ценам.

    Однако после мне удалось зайти в любимый магазин "Семерочка", где стоимость на продукты была очень даже приемлемой. Там я потратила остатки своих крон, закупая закуску нам на вечер. Тут же мы хотели купить и пиво, поразившись его дешевизне, чтобы было, что закусывать. Но неожиданно молодой человек, услышав наше обсуждение, на русском с небольшим акцентом посоветовал нам пройти в какой-то местный магазин подальше, где, по его словам, в честь праздника пиво было еще дешевле. Следуя указанному им направлению, Алексей с Женей отправились на поиски того самого магазина, а я вернулась к собору. Но на его посещение времени уже не оставалось. Однако, судя по фото, которые мне потом продемонстрировал Сергей, внутренняя роспись собора библейскими сюжетами была столь необычна и интересна (подобного я еще не видела), что собор стоило посетить.

    Честно говоря, по городу можно было погулять и подольше, поскольку в отель мы прибыли довольно рано.

    Располагался он в тихом провинциальном, очень зеленом шведском городке. Рядом с отелем находилась база отдыха, на полянке которой отдыхающие играли в мини-гольф.

    Сергей с Алексеем каким-то образом прознали о существовании неподалеку озера, и мы на него отправились. Там уже кидала камешки по водной глади самая активная часть нашей группы. Сергей с Алексеем решили не ограничиваться таким сомнительным развлечением и полезли купаться. Я втайне завидовала им, поскольку еще перед поездкой мечтала окунуться в какое-нибудь скандинавское озеро. С другой стороны, не знаю, отважилась ли я бы на такой безумный поступок: вечернее солнышко уже не грело, а вода была холодна.

    За отчаянными русскими парнями наблюдали сидевшие на берегу в куртках одинокие местные жители, развлекавшие своих собак (да и наших туристов) киданием в воду палок.

    С мокрыми, но довольными ребятами мы преодолели железнодорожное полотно, по которому носились электрички, и отправились в центр города купить пива, что так и не удалось сделать Жене с Алексеем в Тронхейме по причине неудачи в отыскании магазина с демпинговыми ценами.

    Как только мы вышли на широкую улицу города, кафе стали попадаться буквально на каждом шагу, и цены на пиво там были очень даже приемлемыми, почти в два раза ниже, чем в баре нашего отеля. Но все они не устраивали нас обслуживающим персоналом явно нешведских кровей, а также отвратительным внутренним убранством в худших традициях старых советских столовых, жутким запахом и антисанитарией. Посетив пару-тройку таких заведений, похожих как братья-близнецы, мы все же решились закупить дюжину баночек пива в одной из них. Впрочем, сначала мы приобрели два разных вида. Но, испив его на улице под зонтиком одной из этих стремных забегаловок, выбрали лучшее, и тогда уже затарились на ужин по полной программе.

    Сам ужин докупили в магазинчике при автозаправке у нашего отеля, разнообразив традиционное меню из различных колбасных и сырных нарезок, прекрасным пирогом. Поэтому пир удался на славу!

    В обратный путь

    На утро наш путь лежал в Упсалу, где по просьбам туристов мы были недолго. Все рвались в Стокгольм, чтобы провести там побольше времени. Мы побывали у Королевского дворца, прогулялись по ботаническому саду и посетили старинный кафедральный собор Упсалы.

    Университет с руническим камнем во дворе осмотреть не успели. К счастью, мною это было сделано еще в новогоднем туре.

    Когда выходили из собора, впервые попали под дождь. Но пока ехали до Стокгольма, он, к счастью, закончился.

    Часть туристов была высажена в центре города, а желающие приобщиться к музейным сокровищам – доставлены на Юргорден, где под предводительством Натальи пошли в музей Севера для бесплатного осмотра деревянной фигуры восседающего на первом этаже Густава Васы.

    Мы же с Верой сразу отправились в музей Скансен. На этот раз я надеялась осмотреть зоопарк, при том ту его часть, которую не удалось посетить в новогоднем туре. Поскольку Вера была в Скансене в первый раз, она сначала отправилась на улочку ремесленников, хотя к животным тоже хотела успеть. Времени на музей опять было чудовищно мало из-за того, что мы хотели еще осмотреть самые красивые станции стокгольмского метро, что любезно предложила нам сделать Наталья, назначив время сбора желающих за 45 минут до нашего отъезда к парому. Поэтому мы носились по территории Скансена, сверяя маршруты к интересующим нас объектам по карте. Поскольку вкусы на животных у нас совпадали, несмотря на необъятную территорию музея, на определенном его участке мы столкнулись с Верой и указали друг другу пути: она мне – к медведям, а я ей – к оленям. Позже на ЖК-экранчиках наших цифровиков мы демонстрировали друг другу фото оленей, медведей с медвежатами, молодых лосей и представительного красавца-сохатого.

    Но больше всего мне запомнилась большая серая сова, таращившая на меня свои огромные глаза-фонари, сидя от меня на расстоянии вытянутой руки, абсолютно не боясь, и не будучи никак ограничена в своей свободе.

    А еще по территории Скансена, как всегда, носились белки и грациозно вышагивали павлины. После завершения осмотра мы встретились с Катей, которая посещала музей сказок Астрид Линдгрен "Юнибакен". По пути я заглянула в музей Севера, желая увидеть фигуру Густава Васы, но, к сожалению, он был уже закрыт.

    Девчата решили, что мы не успеем дойти до пешеходной "сувенирной" улицы Дротнигаттан, где располагалась станция метро, откуда должен был начаться наш путь, и мы поехали туда на трамвае, заплатив на входе смуглому водителю совершенно нешведской внешности немалую сумму денег. Зимой я уже исследовала стокгольмское метро, но мы ездили на нем от нашего отеля в исторический центр и выбирали станции с тем расчетом, чтобы красивым посленовогодним вечером выехать в вагончике на мостик над озером Меларен.

    Тогда метро не понравилось мне своей многонациональностью, большим количеством представителей хиппующей молодежи и просто опустившихся личностей.

    Но сейчас народу в метро было немного, а станции с низкими сводами действительно были очень интересно расписаны яркими красками, правда, некоторые на манер художественной графитти. Забавны были эффекты некоторых потолочных росписей. Так, поднимаясь по эскалатору, мы видели один рисунок, а на спуске он будто бы трансформировался в другой. Интересно было наблюдать и за переходом черно-белого рисунка из "шахматной доски" в "клавиши фортепиано".

    На одной из станций стояла огромная красочная фигура тролля, отдельные уголки символизировали древний мир с развалинами античных колонн, водопадиками, мифическими скульптурами. В общем, оригинально!

    А потом был паром, на котором я и Сергей заказали ужин, чтобы присоединиться к Жене с Алексеем. Как справедливо сказала Наталья, ужин на обратном пути носил характер социального мероприятия. Действительно, именно желание последний раз совместно отужинать и пообщаться в этом туре обусловило такое решение. Надо сказать, что несмотря на все восторженные отзывы по поводу шведского стола на пароме, приготовление предложенного ассортимента мне не очень нравится. И шведский стол в московских "Дровах" мне по душе гораздо больше. Вот там действительно вкусно! Хотя, конечно, выбор блюд на пароме настолько разнообразный, что каждый найдет то, что ему по душе. Но хочется попробовать все! Чтобы сохранить после этого бодрость тела и духа, мы разработали хитроумный способ антиобъедания, и отправили по представителю от нашего столика за охотой на блюда из мяса, морепродуктов и десертов, выделив под каждое из них по одной тарелке. А потом дегустировали принесенное, устроив свой мини-шведский стол. Если ребята пили белое и красное вино, которое на пароме мне категорически не нравится, то я поддерживала их бокалом пива "Lapin Kulta", довольно вкусного, несмотря на мое прохладное отношение к данному виду спиртного напитка.

    Отужинав, мы побродили по магазинчикам "Duty Free", где закупили бутылки финских и норвежских ликеров, бейлиса друзьям, родственникам и товарищам по работе, а потом погуляли по магазинчику духов.

    К сожалению, на этот раз живая музыка подкачала. Мы нашли в баре играющего рок гитариста, но слушать его долго было невозможно из-за ужасного тембра голоса.

    Потом отправились по дискотекам, но на одной из них преобладало диско 80-х, и танцующих было мало, а на другой тинейджеры ломались под звуки в стиле "ум-ца – ум-ца".

    Поэтому уже после двух часов ночи мы разошлись по каютам.

    За поездом вдогонку или "не забудьте вымыть ручки"!

    "Один и тот же сон мне повторяться стал:
    Мне снится, будто я от поезда отстал…"

    /Ю.Левитанский./

    Утром по дороге в Хельсинки мы сделали остановку у живописного озера, на котором обитали уже встречавшиеся нам ранее красивые большие бело-черные птицы, похожие на гусей.

    По дороге в Норвегию у меня уже был удачный опыт приручения робких уток путем подманивания их крошками булки на остановке у одного из подобных водоемов. В итоге, когда одна из них все же решилась взять лакомство у меня с руки, наблюдавшие за процессом немцы дружно мне зааплодировали.

    Помня об этом, теперь я экспериментировала на гусях, скормив им все запасы хлеба. Впрочем, его уничтожению способствовали также слетевшиеся "на халяву" стаи чаек. Гуси брали хлеб с рук, но при этом так сильно шипели, что я все же не слишком злоупотребляла их доверием.

    В Хельсинки я прогулялась по рынку, Эспланаде, проспекту Маннергейма, откуда усиленно пыталась выйти на площадь, на которой прямо на асфальте лежит огромная карта мира. О ее существовании я узнала от Веры с Катей, которые неожиданно наткнулись на сей интересный объект, гуляя по городу в прошлый раз.

    Отчаявшись ее отыскать, я довольствовалась посещением красивого внутри православного Успенского собора, в котором за все мои предыдущие посещения Хельсинки мне еще не приходилось бывать.

    За собором я обнаружила прекрасную набережную с белоснежными яхтами и деревянными парусниками. Закончилась моя прогулка по городу на привокзальной площади, где у Национального театра с памятником финскому писателю Алексису Киви нас уже поджидал автобус, у которого туристы активно делились впечатлениями. Некоторые успели побывать в университетской библиотеке, а Вера с Катей воодушевленно рассказывали об очень интересном музее современного искусства, который я тут же наметила себе к посещению в следующий визит в Хельсинки.

    В этот раз на российско-финской границе было довольно много автобусов. В ожидании приглашения в здание таможни, мы с несколькими туристами нашей группы дышали финским воздухом, вспоминали наш замечательный тур, грустили по поводу его быстрого окончания и строили грандиозные планы поездки на север Норвегии с посещением мыса Норд Кап, Лофотеновых островов, пересечением Полярного круга и знакомством с деревушкой Санта-Клауса в Финляндии. Хорошо бы получить подобный маршрут в виде подарка на 2006 год от "Туртранс-Вояжа"!

    Неожиданно сверху на нас обрушился сильнейший ливень, от которого мы спрятались под крышей таможни, оказавшись тем самым отрезанными от нашего автобуса пеленой дождя.

    После пересечения границы наш автобус помчался на вокзал как бешеный, поскольку до поезда оставалось совсем мало времени. Мы неслись объездными путями от не своевременно перекопанных российских дорог, пропустив традиционную остановку в Выборге.

    На подъезде к Питеру нас покинула Женя, решившая продолжить отпуск у своих друзей из северной столицы.

    Благодаря нашим асам-водителям, на поезд мы все-таки успели. Для меня это было наиболее актуально, поскольку прямо с утра я планировала выйти на работу, которую за время отсутствия отпускника, как правило, никто не делает.

    В нашем отсеке плацкарта в этот раз подобралась компания из меня, Сергея, Веры и Кати. Наш отсек был крайним к наиболее посещаемым в вагоне местам – кипятку и заведению, которое в интерпретации нашей деликатной Натальи на протяжении всего тура имело своим функциональным назначением "мытье ручек". На каждой остановке гид напоминала нам о необходимости "вымыть ручки" и показывала, где это можно сделать. Так, что к концу тура мы тоже ввели это понятие в собственный лексикон, активно им пользовались и иронизировали, что знаем теперь, как точно называется символ Брюсселя – "мальчик, моющий ручки"!

    Так вот в ожидании своей очереди "помыть ручки" наши нижние полки были заняты пассажирами, среди которых оказался очень интересный молодой человек по имени Сергей из московского клуба "Три стихии", поведавший нам о своем недавнем путешествии по норвежским фьордам на каяках. Так, Сергей забыл про "мытье ручек", безоговорочно был принят в нашу компанию и отправлен за стаканом. Меж тем, несмотря на позднюю ночь, мы накрывали на стол закупленные мною в Швеции и Финляндии продукты, а Вера с Катей достали привезенное еще из России вино и какой-то жутко крепкий коньяк. Когда в вагоне окончательно погасили свет, и пассажиры недовольно зашипели на наши разговоры и хохот, мы закрыли вход в наш отсек одеялом, отгородившись тем самым от прохода такой импровизированной дверью. Каякер Сергей принес свой налобный фонарик и мы прикрепили его над столом.

    Довольно быстро все запасы спиртного Веры и Кати были прикончены, поэтому Сергей достал ликер из морошки, который мы с ним вместе выбирали на пароме в подарок домашним.

    После этого мы совсем развеселились, и чтобы окончательно не травмировать нервную систему пассажиров, отправилась в тамбур. Там мы постелили на пол газеты и до утра пили чай и пели песни, в том числе, из кинофильмов и бардовскую классику, как на слетах, играя в негласную игру, кто больше вспомнит песен определенной тематики: про лето, поезда, рассвет и т.д.

    В Бологом в тамбур вышел заспанный проводник, поинтересовался, что происходит на подведомственной ему территории, но, увидев, что мы хоть и веселые, но мирные, просто велел убрать всё после окончания мероприятия, что мы торжественно пообещали выполнить. Пока стояли, каякер Сергей успел сбегать на платформу, где в киоске купил еще несколько бутылок пива.

    В общем, под утро, я, продолжая оставаться самым слабоалкогольным человеком, и всегда лишь слегка поддерживающим компанию, поняла, что на работу утром я не попадаю.

    Отправились мы по своим полкам лишь, когда в окошках стало совсем светло от рассвета.

    Послесловие

    Вот так весело закончилось наше замечательное и безумно красивое путешествие по фьордам Норвегии, в котором нам чрезвычайно повезло с погодой, гидом и сложившейся в туре компанией. В завершение отмечу, что, несмотря на ночную гулянку, на работу я все-таки вышла. Конечно, в родной конторе уже привыкли к моему возвращению из отпусков прямо с поезда. Коллег теперь даже не пугает мой хипповский вид после поезда с Грушинского фестиваля, когда я вваливаюсь в офис в джинсах, спешно постиранных от грязевых селей в результате фестивальных дождей перед отъездом на колонке Грушинской поляны, в бандане, феньках и со 120-литровым рюкзаком за спиной.

    Но в этот раз я решила побыть приличным человеком, и сначала заехала домой. Но здесь меня постигло жестокое разочарование: местные властители водопровода, не дождавшись моего приезда, отключили нам горячую воду. Пришлось греть многочисленные тазики и ведра. В итоге, в офис я приехала только к обеду. Но коллеги были рады и этому, вручив мне документы с грифами "срочно".

    Вот тут-то я и почувствовала, что отпуск безнадежно закончился.

    А через пару дней на электронный ящик я получила от Кати фото нашего празднования удачного завершения тура в поезде Питер – Москва… И оставалось только жить приятными воспоминаниями и построением новых туристических планов…

    Если есть вопросы, пишите.

    Светлана Пулинец
    02/10/2005 00:33


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из Норвегии

    26.04.17 Летом роуминг в Евросоюзе станет бесплатным
    20.04.17 График работы консульств и визовых центров в майские праздники
    21.02.17 График работы визовых центров в предстоящие праздники
    02.12.16 МТС меняет стоимость роуминга
    02.11.16 В Финляндию можно ехать на зимней резине
    04.10.16 Европейский проездной InterRail - на 15% дешевле
    30.09.16 Мультфильм "Холодное сердце" привлек в Норвегию слишком много туристов
    01.06.16 Норвегия ввела сбор с авиапассажиров
    25.04.16 "Руслайн" хочет летать из Петербурга в Осло
    01.04.16 Паспортный контроль на границе Дании и Германии - до 3 мая
    [an error occurred while processing this directive]