Огни Магнитки



    Осенью 2002 года мне пришлось торчать пару месяцев в филиале нашей фирмы, находившемся в Екатеринбурге. И тут у нас вдруг "созрели" очередные клиенты на магнитогорском цементно-огнеупорном заводе и я собрался туда в командировку. Первый раз я услышал об этом городе от своего "временного" одноклассника Витьки Мамкаева. Парнишка выступал с цирковой труппой воздушных акробатов и, поскольку гостиница алмаатинского цирка находилась рядом с нашей школой, Витька на два месяца гастролей попал к нам в класс. Родом он был из Магнитогорска и не раз рассказывал о своём городе.

    Много позже, почти под самый развал Советского Союза, один из трёх самых лучших пивзаводов Казахстана в те времена – карагандинский – вдруг начал делать пиво под названием "Огни Магнитки". На этикетке было нарисовано множество огонёчков огромного промышленного города.Удивляло, конечно, какое отношение имели эти самые "Огни" к Караганде, но пиво было классным...

    Поезда из Екатеринбурга в Магнитогорск почему-то не ходили, но в расписании Южного автовокзала оказалось аж 4 рейса в день. Проехать предстояло более пятисот километров и я попросил билет на маршрутку. Мне отпечатали какойто компьютерный билетик и если бы знать заранее...

    Когда я к обеду субботы появился на автовокзале, у платформы стоял обычный красный "Икарус" челябинского автопарка. В самых недобрых предчувствиях я спросил у водителя, во сколько мы приедем в Магнитогорск. Оказалось, что аж в 0030, то есть через десять с лишним часов! Огни Магнитки в моём представлении сильно померкли, а наш автобус тем временем отправился в свой дальний рейс.

    В Екатеринбурге светило яркое солнышко, однако все прогнозы обещали мокрый снег с дождём и до минус двух. Поэтому я не удивился, когда через какой-нибудь час дороги небо вдруг затянулось тяжёлыми серыми тучами. Но трасса была абсолютно сухой и наш "Икарус" бежал себе девяносто, лишь один раз тормознув минут на пятнадцать у небольшого придорожного кафе.

    Сотовая сеть "Уралтел" шла непрерывно от Екатеринбурга до Южноуральска и телефончик у меня всё время работал. На остановках вдоль всей трассы на Челябинск попадались люди, которые махали руками нашему автобусу. И хотя в салоне было два или три свободных места, водитель так никого и не подобрал, ибо перед самым Челябинском нас остановила контролёрша местного автовокзала и с самым свирепым гестаповским видом перешерстила у всех проездные документы . В этот момент нас вдруг накрыла густая пелена мокрого снега. Огромные хлопья его щёлкали по лобовому стеклу, как звуки холостых выстрелов. Один из дворников у нашего автобуса не работал и стекло моментально залепило толстым слоем снега, а резинка на другом была такой давности, что очищала только две небольших полоски. Наш "рулевой" вкатился в Челябинск практически на ощупь, долго вёз нас вдоль какогото проспекта с трамваями, затем сделал пару поворотов и остановок в самом центре города и привёз нас к железнодорожному вокзалу, в одном здании с которым была и автостанция.

    "Челябинские" вышли сразу, "магнитогорских" осталось человек пятнадцать (как раз на "ГАЗель"!), но тут нас ждал сюрприз: водитель ве лел забрать манатки, выйти на платформу и через двадцать минут сесть в другой автобус! Народ, матерясь, вылез на перрон. Лужковский пример заразителен: по посадочным платформам бродило трое ментов, трясших у всех документы. Но никого из нас они не тронули. Рядом стоял шедший нам навстречу 969й рейс Кустанай – Екатеринбург. Новёхонький бело-жёлтый "Мерседес О303" с кустанайскими номерами, уютно и сыто урча, покачнулся пару раз с боку на бок (совсем как самолёт!) и покатил на трассу. Наш Казахстан, в котором любая машина – иномарка, дал фору России – челябинский междугородный автопарк мог похвастаться только какимито новыми "дальнобойными" "ПАЗиками", сильно смахивавшими на "IVECOOtoyol M29".

    Впрочем, нам достался не "ПАЗик", хотя их тоже ставили там на магнитогорские рейсы. К платформе подкатил такой же красный "Икарус", как и в Екатеринбурге, но ещё более "убитый" и с совершенно другим номером маршрута. Я кое-как успел купить в здании вокзала пластиковый стаканчик чуть тёплого разливного бочкового кофе и заскочил в автобус.

    Окончательно стемнело, правый дворник у этого "Икаруса" тоже не работал, вдобавок ничего не показывал спидометр и не горела подсветка приборов. Наш новый "рулевой" периодически включал свет над своим креслом, чтобы посмотреть, что там у него показывают все оставшиеся в живых стрелочки. Первые полчаса дороги по окнам хлестали хлопья снега, но к Южноуральску непогода вдруг поутихла, а вскоре и асфальт на трассе стал абсолютно сухим.

    На автостанции этого городка часть народа вышла, но, как только автобус свернул с кустанайской трассы на магнитогорскую, нас остановила целая толпа ментов, желавшая разъехаться по домам. Некоторые из них выходили потом в каких-то посёлках, но двое доехали до самого Магнитогорска.

    "Икарус" бежал по широченной и практически пустой трассе. Сначала в окошке промелькнул указатель "Пласт" и слева от дороги на какое-то время возникло жиденькое озерцо подслеповатых огоньков, которое быстро исчезло. Потом лишь изредка попадались огонёчки каких-то колхозов, у павильона остановки одного из них, примерно за полтора часа до Магнитогорска, водила устроил нам пятиминутный перекур.

    Километров за тридцать до города дорога вдруг стала идеально ровной, "рулевой" вжал педальку в пол и в этот момент снова повалил густой снег. Трасса моментально стала белой. Сквозь беснующуюся пургу за окошком изредка проглядывали едва различимые огоньки и только попавшаяся нам махина огромного элеватора была освещена по своим углам и казалось, что это – грозный военный корабль, который упорно пробивается сквозь бурю и шторм навстречу врагам. Название станции, на которой он стоял, оказалось на редкость под стать погоде за окном – Буранная.

    А вскоре показались и те самые Огни Магнитки, которые Караганда так любовно и искусно рисовала на пивных бутылках. "Икарус" долго ехал по какомуто проспекту вдоль заводов и, как потом оказалось, переехал местное водохранилище по самому дальнему от челябинской трассы мосту, называвшемуся "Казачий переход". Потом водила повернул на проспект Ленина и покатил назад к вокзалу, высаживая по дороге людей. Непонятно, зачем он это делал, ибо в Магнитогорске была ЦИВИЛИЗАЦИЯ: в двенадцатом часу ночи, несмотря на пургу, по улицам исправно бегали ярко освещённые трамвайчики всех 29ти маршрутов, работало множество киосков и магазинчиков, а на "линию" уже вышла разношёрстная снегоочистительная техника!

    Мне предстояло найти общежитие цемзавода и добрая женщина – местная жительница, ехавшая вместе со мной, остановила автобус на углу нужных улиц и затем довела меня почти до самой общаги.

    Не Mосква же!!!

    Общежитием цементноогнеупорного завода мог бы гордиться не только Магнитогорск или Челябинская область, но и, пожалуй, весь Уральский Федеральный округ! В тёплом пятиэтажном здании всё было аккуратно побелено и покрашено, никаких потёков и паутин по потолкам, все стёкла были мало того, что целые, так ещё и стерильно чистые! Но самое главное, тут не было никаких "общежитских" запахов!!!

    "Гостиничная" секция была на пятом этаже. По её центру располагалась огромная "кают-компания" с телевизором и диванами, вокруг неё было четыре комнатки: одна одноместная с персональным санузлом и ещё три двухместных. Один коридор вёл оттуда на кухню с электроплитой "Индезит", холодильником и всякой кухонной утварью, а второй коридор выходил к санузлу, в которм было два туалета, умывальник и просторная душевая без ванны. Причём всё это было абсолютно бесплатно. Я заселился в одной из двухместных комнат и, умотанный обоими "Икарусами", упал спать.

    Огни Магнитки с рассветом потускнели, но пурга ещё продолжалась. В 9 утра за мной прислали дежурный заводской "КАвЗик". Мне ведь обещали начать футеровку именно с утра в воскресенье! Но, как это обычно и бывает, что-то вовремя не срослось и начало работ отложили на утро понедельника.

    Я пошёл побродить по городу и первым делом появился на местном железнодорожном вокзале, так же, как и в Челябинске, совмещённом в одном здании с автостанцией. Там я переписал расписание автобусов в Екатеринбург и вышел на привокзальную площадь. Перед зданием универсама прямо напротив вокзала был стихийный базарчик – удельное княжество господина Муртазы Рахимова находилось сразу за западной границей города и башкиры торговали молоком, сметаной, мясом и разными овощами. Магнитогорским трамваям было, видать, скучно ездить поодиночке – они были сцеплены по два, а то и по три. Сев в такое "три в одном", я проехал пару остановок в сторону своей общаги. Я же говорю, что в городе была цивилизация – рядом с общежитием нашлось аж целых два компьютерных клуба и я залез на пару часиков в Интернет, а затем, накупив себе продуктов, вернулся в гостиницу и сел смотреть телевизор.

    С утра понедельника моя работа наконец началась. Мне предстояло показать, как правильно используется наша огнеупорная продукция, трём сменам рабочих-ремонтников, начинавшимся в восемь утра, четыре часа дня и в полночь. С первой и второй сменами всё получилось нормально и часов в шесть вечера я уехал в гостиницу, куда мне ближе к полуночи пообещали прислать "дежурку".

    Снова началась пурга и заводской "КАвЗик", отчаянно вихляя курдюком на заснеженных улицах, всё же смог доползти до общаги. За рулём сидел парнишка, который перебрался сюда на постоянное место жительства из нашего Казахстана – родом он был из Рудного. По дороге он посетовал на свою жизнь: зарплата в шесть тысяч российских рублей и комнатка в общежитии безо всяких перспектив. На что я ему резонно заметил, что найти вариант, как покрутить баранку за 25 – 30 тысяч тенге в месяц, он легко смог бы найти и у себя в Рудном, ещё легче – на какой-нибудь маршрутке по Кустанаю, а уж – тем более! – в Астане...

    В цехе обжига было сухо и тепло. В воздухе летала мельчайшая доломитовая пыль. Гулко ревели газовые факелы и электроприводы двух работавших печей. Вскоре подъехала бригада ремонтников третьей смены, я объяснил и показал им всё, что нужно, и работа закипела. Часы показывали половину второго ночи и можно было возвращаться в гостиницу. Но за окнами цеха вдруг возникло "северное сияние" – всё небо осветилось сначала ярко-голубым светом, затем – через пару секунд – светло-красным, ещё через секунду снова голубым и в цехе моментально наступила мёртвая тишина!

    Огни Магнитки погасли!!!

    Дежурная смена машинистов печей, схватив фонарики, понеслась по цеху – выключать всякие рубильники и перекрывать газовые вентили. Я коекак выбрался из здания – до сих пор удивляюсь, что при этом не расшибся об какуюнибудь трубу или железяку, которые во множестве торчали на разной высоте от пола, и не навернулся с крутых металлических лестниц – трапов. Пурга продолжалась, вместе с заводом погас и весь цемпосёлок вокруг него, и я в кромешной тьме пополз по сугробам в диспетчерскую.

    Несчастная женщина, сидевшая в одиночестве перед мёртвым пультом связи, не на шутку перепугалась, когда хлопнула входная дверь, но я сразу крикнул ей через коридор, кто я такой и зачем иду. Ни фонарика, ни свечек здесь не было и мне пришлось подсвечивать зажигалкой отдельный, подключённый мимо этого пульта телефон – единственный оставшийся в работе – когда мадам дрожащей рукой принялась накручивать домашние номера самого большого заводского начальства, чтобы доложить об аварии.

    Чуть позже выяснилось, что на электроподстанции, расположенной рядом с карьером, где завод откапывал себе из-под снега сырьё, сгорел от короткого замыкания огромный силовой трансформатор. Производственное оборудование минут через сорок смогли переключить на какую-то резервную линию и запустить, но весь посёлок цементников оставался без света почти до девяти утра.

    Ещё два дня я ходил по заводу, пока все работы не были доделаны. Всё бы ничего, но столовая цемзавода оказалась на такую же редкость позорной, насколько классной была их общага. Она принадлежала тресту столовых самого металлургического комбината ММК и находилась на таком "отшибе" от него, что персонал сего предприятия общественного питания просто "забил" на всё – ну трудно представить себе в наше время столовую, в которой бы не делали ни одного салатика! Начальству цемзавода она давно стояла поперёк горла, но с самим ММК они, являясь его дочерним предприятием, ничего поделать, естественно, не могли.

    В среду мне устроили экскурс по промышленным анналам Магнитогорска, свозив на машинке на местный "Огнеупор". Мы долго мотались по каким-то безымянным улицам без жилых домов – вокруг были только заборы и проходные ММК, каждая из которых имела свой отдельный номер. День был предпраздничный и меня часа в четыре отпустили насовсем. Я понёсся на автожелезнодорожный вокзал и, отстояв около часа в очереди, взял себе назавтра билет до Екатеринбурга на маршрутку. На сей раз действительно на "ГАЗель", ибо билет оказался на 120 рублей дороже автобусного – почему мне никто не сказал этого, когда я ехал в Магнитогорск?!!

    Я решил приготовить на "Индезите" себе и ещё одному мужику, жившему в гостинице, "отвальный" ужин. Мне объяснили, что есть в городе такое место – "Куранты" называется – в киосках, расположенных там, можно купить и свежее мясо, и всё остальное. Я опять запрыгнул в трамвайное "три в одном" и прискакал на эти самые "Куранты" – в седьмом часу ве чера вся эта армада киосков, которая и вправду там оказалась, была уже давно закрыта. Тогда я побрёл вдоль проспекта Ленина и в районе местных ЦУМа и Университета наткнулсятаки на огромный крутой супермаркет, хоть и бедноватый по части овощей, но, тем не менее, на азу с говядиной, картошкой и солёными огурцами я всё там нашёл.

    Ужин получился на славу...

    День 7 ноября – красный день календаря! Как говорил один мой знакомый: "Вот вы всё смеётесь, а уже 85я Годовщина..." Маршрутка на Екатеринбург отправлялась ровно в полдень. Сияло яркое солнышко, искрился свежий снег и был лёгкий морозец градуса в два. "Газелька" магнитогорского автопарка подкатила к перрону почти за полчаса. Огромная тётка – контролёрша, с трудом поворачиваясь в её салоне, проверила у нас билеты и мы, даже чуть раньше расписания, отправились в свой дальний рейс . Снова длинные заборы магнитогорских комбинатов, потом какие-то двухэтажные домики – только где-то через полчаса мы выскочили на трассу. Дорога была покрыта снежным накатом, но к середине дороги до ЮжноУральска снег практически кончился. Маршрутка побежала по ровному асфальту, но явно не так быстро, как могла бы – мы приехали на южноуральскую автостанцию всего-то на полчаса быстрее "Икаруса". Короткая остановка – кому в туалет, кому в буфет – и мы вновь выскочили на трассу. Небо над Челябинском оказалось затянуто тучами, однако снега там на земле практически не было. Мне говорили, что такая "ГАЗель" должна объехать город по окружной, но наш "рулевой" попёрся в самый центр Челябинска. Правда, на железнодорожный вокзал он заезжать не стал. Мы долго ехали по улицам этого города, стоя почти на всех светофорах и пропуская трамваи.

    Долго ли, коротко ли, но мы всё же выскочили на екатеринбуржскую трассу. Водила остановился на заправке, короткий перекур и мы понеслись дальше. Стало совсем темно и сугробы вдоль обочин стали постепенно увеличиваться. В восьмом часу вечера, сэкономив где-то полтора часа по времени, наша маршрутка залетела во двор Южного автовокзала Екатеринбурга. Конечно, эта машина была мало рассчитана на пятисоткилометровые рейсы и весь народ крепко умотался. Было три или четыре градуса мороза и сыпал мелкий снежок. Беспросветная слякоть в столице Уральской Республики кончилась!

    Михаил Уткин
    15/06/2005 12:48


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из России

    24.11.17 В Калининграде открывается первый пятизвездочный отель
    23.11.17 "Уральские авиалинии" будут летать из Москвы в Тюмень
    "Архыз" начнет горнолыжный сезон в первой половине декабря
    В Кировской области разработан палеонтологический маршрут
    22.11.17 Новый аэропорт Ростова-на-Дону откроется через неделю
    Красная Поляна откроет сезон катания 15 декабря
    21.11.17 "Аэрофлот" и Utair расширили список бесплатных предметов ручной клади
    "Победа" будет летать из Москвы в Саранск
    В Рязани открылся Музей сказок
    20.11.17 Авиабилеты за рубеж снова подорожают
    [an error occurred while processing this directive]