Англия-Шотландия-Уэльс



    Тур "Замки, дворцы и соборы Англии, Шотландии и Уэльса" я приметила еще за полгода до поездки. Вызвало доверие указание точных дат путешествия – значит можно конкретно планировать свой отпуск. К тому же программа была уникальна и беспрецедентна. Обычно подобные туры рассчитаны на 10-12 дней, из которых Лондону уделяется от силы 2 дня (день приезда и день отъезда). Считается, что в Лондон надо ехать отдельно, как минимум на неделю, чтобы всё, не спеша, осмотреть. Меня же такой вариант не устраивал. Хотелось увидеть всё и сразу, тем более время позволяло. И вот удача! Программа фирмы N (назовем ее так, чтобы не создавать рекламы) предполагала пребывание в Лондоне 4 полных дня. За этот срок, если грамотно спланировать время, можно многое увидеть. Всего тур занимал 2 недели. Окончательный вариант маршрута выглядел так: Лондон – Кембридж – Йорк – Дарэм – Эдинбург (2 дня) – замок Блэр – Глазго – Гретна Грин – Карлайл – озерный край – Ливерпуль – Честер – Карнарфон – Лланголен – замок Уорвик – Стратфорд-на-Эйвоне – Бристоль – Стоунхендж – Солсбери – Лондон (4 дня). Стоимость тура 1290 евро, но если нажать баннер на сайте фирмы и заполнить анкету, то полагается скидка 3%, итого 1251 евро, плюс виза 1980 рублей.

    В конце февраля я позвонила в турфирму. Мне сказали, что половина мест на этот тур уже продана. Пришлось поторопиться с оформлением отпуска и подготовкой справки с места работы. В турфирме менеджер, как водится, начала меня запугивать сложностью получения визы Великобритании. Кроме стандартного набора документов она порекомендовала мне принести в консульство паспорт моего мужа в доказательство того, что наш брак не фиктивный. Такой поворот событий внес в наши семейные отношения дополнительную изюминку. Мой муж начал активно использовать в общении со мной метод кнута и пряника, где в обеих ипостасях выступал его паспорт. Если я хорошо себя вела, паспорт мне торжественно выдавался, если плохо – немедленно и жестоко отбирался. К счастью, это длилось недолго. Уже в конце марта меня пригласили на собеседование в консульство.

    С дрожью в коленках я явилась на собеседование. В консульстве уже ждал Дмитрий, турлидер, которому предстояло сопровождать нашу группу в поездке. Я сдала ему старый и новый загранпаспорт, справку с места работы, анкету и фотографии и стала ждать своей очереди. Вице-консул вызывал соискателей на визу по одному и задавал вопросы через переводчика. Например, одну даму он спросил, была ли она когда-либо за границей и где, и та скороговоркой без запинки ответила: "Болгария, Турция, Норвегия, Польша". И я подумала, какая же она молодец, как хорошо подготовилась. А если бы мне задали подобный вопрос, что бы я могла ответить? Поднимая глаза к потолку, судорожно вспоминать, в каких странах я побывала за последние 10 лет? Или сказать, что вся информация о моих поездках отражена в моих паспортах? Но не сочтут ли это за невежливость? Так, прислушиваясь к чужим интервью, я скоротала минут 40. Наконец, дошла очередь и до нашей группы. Но что это? Вице-консул куда-то отходит, а его переводчица выкликает мою фамилию. Я подхожу к окошку, она с улыбкой отдает мне старый загранпаспорт и просит подойти за визой после 15-00. Уж не знаю, что их убедило в моей благонадежности, солидная ли справка с места работы или обилие виз в паспортах, но унизительного интервью с вице-консулом я избежала.

    За неделю до вылета турфирма, как в старые добрые времена, организовала собрание группы. Группа 35 человек, плюс сопровождающий Дмитрий: несколько семейных пар, одна семья с ребенком, одинокий молодой человек, остальные все женщины. Начал Дмитрий с заявления, что места в автобусе за туристами не закреплены, и, как говорится, кто куда успел, тот туда и сел. Затем он сказал, что, по его подсчетам, входные билеты в музеи обойдутся нам в 100 фунтов, и предложил сдать эти деньги ему в целях экономии времени. Сначала он соберет по 50 фунтов, а потом, по мере того, как деньги будут заканчиваться, соберет и остальные. Пожалуй, это разумно. Еще Дмитрий сообщил, что погода в Великобритании стоит замечательная, +20 градусов, и в дальнейшем по прогнозу ожидается столько же. У меня, правда, была несколько другая информация (+9/+12 ), но одна из моих коллег также авторитетно заявила, что в Англии сейчас все ходят в маечках, она-де по телевизору видела. Эти её маечки я вспомнила потом не раз, но об этом позже. А пока я уложила в чемодан изрядное количество маечек и легких кофточек и ни одного теплого свитера, кроме того, что был на мне в день вылета. Как он мне пригодился!

    25 апреля

    Вот и настал долгожданный день вылета. Точнее утро. А еще точнее ночь. Самолет вылетает в 7-20, соответственно в аэропорту надо быть в 5-20, из дома выехать в 5-00, а встать около четырех.

    Авиаперелет прошел на редкость быстро, если не сказать мгновенно. Регистрация, паспортный контроль, впуск в накопитель, затем сразу же – в самолет, и тут же взлет. Не успели попить-поесть-поспать – уже посадка. По моим подсчетам летели мы где-то 2 часа 40 минут, и сели на 10 минут раньше. Аэропорт прибытия – Гетвик. На паспортном контроле много таможенных офицеров. Среди них как цветные, так и белые люди. Я попала к очень приятной пожилой белой леди. Она задала мне несколько вопросов: цель моей поездки, как долго я пробуду в UK, какие города собираюсь посетить, сколько человек в нашей группе, и состоит ли наша группа из одних лишь леди. Я поспешила ее успокоить, ответив, что несколько мужчин у нас все-таки есть. Вот так с улыбкой я прошла паспортный контроль. Быстро, без задержек выдали багаж. Потрясающая скорость!

    В автобусе мы с соседкой заняли сиденье впереди. Вдруг к нам подошла бабуля из нашей группы, инвалид с отсутствующей рукой, и попросила уступить ей место. Я попыталась ей возразить, что все туристы находятся в равных условиях, и поэтому не совсем этично, ссылаясь на преклонный возраст, требовать для себя лучших мест, и предложила занимать хорошие места по очереди: сегодня это будем мы, завтра – она. Но бабуля настаивала и стыдила. Тогда Вера, сидевшая с краю, уступила ей место. Так эти места впоследствии и закрепились за этой бабулей и ее пожилой соседкой.

    А тем временем, мы, не заезжая в Лондон, отправились в Кембридж. Сразу бросилось в глаза обилие зелени. После питерских голых деревьев и газонов, цветущие яблони, японские вишни, тюльпаны, анютины глазки и разные другие цветы и деревья, которые не удалось идентифицировать, особенно впечатляли. Путь наш лежал вдоль полей рапса, цветущего желтым, и небольших меловых скал. Было раннее утро, погода стояла солнечная.

    Дмитрий рассказал нам историю возникновения Кембриджского университета. В начале 13 века в Оксфорде произошло убийство. В нем обвинили троих невиновных студентов, которые жили неподалеку от места преступления. Это происшествие вызвало волну бунтов и произвело раскол в Оксфордском университете. Часть профессоров и студентов покинули Оксфорд и переехали в деревеньку Кембридж, где основали свой университет.

    Вот и Кембридж. Очаровательный средневековый городок на реке Кем, отсюда и название. При въезде в город небольшие домики черного кирпича, утопающие в цветущих садах. На спортивных площадках собрались студенты. Прохожие и велосипедисты одеты по-летнему, в шорты, майки и вьетнамки. Но мне, когда я вышла из автобуса, почему-то было комфортно в кожаной куртке и свитере. Да и не только мне. По приезде Дмитрий, как и обещал, собрал с нас по 50 фунтов на входные билеты.

    Наша прогулка началась со стороны Backs, так называемых "Задов". Это великолепные сады и лужайки колледжей, выходящие на реку Кем. По реке курсировали ялики, управляемые шестом, наподобие гондол, на которых за умеренную плату можно было прокатиться. Как и Венеция, Кембридж изобилует мостами. Есть даже мост Вздохов, копия венецианского. Еще один интересный мост – Математический. Он деревянный, и, говорят, построен без единого гвоздя.

    А мы пошли по главной улице города, вдоль которой один за другим тянулись колледжи. Здания колледжей старинные, очень красивые, выполнены, в основном, из светлого песчаника, украшены скульптурой. Стандартный колледж – это квадратный двор, обрамленный четырьмя зданиями: учебным корпусом, спальным корпусом, хозяйственным корпусом и часовней. Таких дворов в колледже может быть несколько. В центре двора обычно лужайка.

    Мы зашли в королевский колледж. Он имеет очень красивую часовню, построенную в стиле неоготики. Этот стиль характререн наличием контрафорсов – выступов в стене здания, которые оказывают дополнительную поддержку кровле, и сводчатых веерных потолков. Внутри часовни находится картина Рубенса "Поклонение волхвов", которая в 1961 году была пожертвована частным лицом, пожелавшим остаться неизвестным.

    Внутреннее убранство капеллы изобилует резьбой по камню и барельефами, изображающими гербы. В основном это гербы со стоящими на задних лапах драконами и собаками. Хоры из черного дуба также украшены барельефами с гербами. Здесь встречаются дракон и лев, дракон и лошадь, дракон и орел, два льва и прочие вариации. Меня всегда интересовали знаки и символы, поэтому я задала вопрос нашему гиду Дмитрию, что символизируют данные барельефы. Дмитрий ответил, что это гербы спонсоров, на чьи деньги была построена часовня. Позже, уже в Лондоне, в Тауэре, я частично нашла ответ на свой вопрос. Львы, драконы, собаки, коровы, лошади, орлы, кабаны и единороги в разное время украшали собой гербы английских монархов. К сожалению, какому королю, какой герб принадлежал, мне запомнить не удалось, а блокнотика с карандашом под рукой не оказалось. Королевский колледж был заложен в 1441г. Генрихом VI. Возможно, дракон и собака – это его гербовые животные.

    Далее мы заглянули в колледж Святой Троицы со статуей Генриха VIII над воротами и еще в несколько колледжей, куда был бесплатный вход.

    После этого Дмитрий отвел нас на рыночную площадь и дал минут 40 свободного времени с тем, чтобы мы походили по рынку. Ассортимент товаров меня не впечатлил: выпечка, плетеные изделия, подушечки, индийские товары. Вера предложила мне сбегать к круглой церкви, которая является копией Храма Гроба Господня в Иерусалиме. Церквушка оказалась совсем небольшой и очень простой. Выполненная из кирпича и увенчанная конической крышей, она являла собой образец норманнского стиля. Внутрь нас не пустили, так как в это время проходила служба, но предложили зайти позже. Церковь утопала в цветущем садике. Мы обошли вокруг и двинулись в обратный путь. Возвращаться решили по другим улицам, но, в отличие от центральной, они оказались самыми заурядными: ухоженные жилые домики с палисадниками и никаких достопримечательностей.

    Когда вся группа в условленное время вновь собралась на рыночной площади, Дмитрий повел нас обедать. В пабе, куда мы пришли, была возможность заказать любые два блюда из меню за 6,5 фунтов. Таким образом, на человека выходило 3,25 фунта – для Великобритании смешная цена. Я заказала традиционную английскую еду фиш-энд-чипс, которая представляет собой треску, жаренную в кляре, и картофель фри. Не Бог весть что, но съедобно.

    После обеда мы посетили колледж святого Джона. Основанный в 1511 году матерью Генриха VII, он является образцом ранней тюдоровской архитектуры из кирпича. Более поздние строения из светлого песчаника выполнены в готическом стиле. В капелле колледжа проходила служба, пел хор мальчиков. Мы прошли сквозь многочисленные дворы колледжа, по мосту Вздохов – крытому с зарешеченными окнами, чтобы не лазали студенты, по Кухонному мосту, по аллеям парка на "Задах" с цветущими деревьями, плакучими ивами, клумбами, со студентами, сидящими на газонах, гуляющими или проезжающими мимо на велосипедах. Здесь завершилась наша прогулка по Кембриджу. Бросив последний взгляд на город и сфотографировав панораму колледжей, мы погрузились в автобус и отправились в Йорк.

    Пожалуй, это был один из самых длительных переездов в нашем путешествии – 3 часа. В автобусе Дмитрий продолжил разговор на тему образования в Великобритании. Сам он, закончив педагогический институт им.Герцена, несколько лет проработал в одной из Лондонских школ учителем английского языка. Да, да, не удивляйтесь, именно английского. Дело в том, что работать в муниципальных школах никто не хочет, и англичане вынуждены искать учителей по всему миру. Дмитрий не стал подробно объяснять, в чем причина, сказал только, что работать в такой школе было крайне тяжело из-за отвратительного поведения детишек, в особенности учащихся женских классов, девочек 14-15 лет. Наверное, родители поприличнее отдают своих чад в частные школы, а так называемое "быдло" – в муниципальные.

    Обучение может быть как раздельным, так и смешанным. Все зависит от школы. Самые престижные школы, например Итон, это интернаты, где дети и учатся, и живут, уходя домой только на выходные. Причем условия жизни в Итоне просто-таки спартанские. В спальнях отсутствует система отопления, и температура в них зимой опускается до +8 градусов. То есть из лучших детей страны растят сверхлюдей: закаленных, морозоустойчивых. Теперь я понимаю, почему англичане при +10 ходят в майках и вьетнамках. Они просто с детства привыкли не бояться холода. Это очень крепкая здоровая нация, нация воинов. За такими людьми будущее. А мы, русские, изнеженные паровым отоплением и другими благами цивилизации, простужающиеся от любого сквозняка, если срочно не изменим образ жизни, через пару сотен лет выродимся.

    Вот вдали показался Йорк-минстер, розовый в лучах заходящего солнца. Дмитрий объявил, что ночевать мы будем не в Йорке, а за городом. Такого поворота событий я не ожидала, но сегодняшний день был таким длинным и насыщенным, что хотелось только спать. Я уже предвкушала, как сейчас растянусь на кровати, но моя соседка Вера имела на меня другие виды. На самом деле я ей очень за это благодарна.

    Вера предложила пойти прогуляться по окрестностям. Времени было 18-00. Попив кофейку, а все отели по пути нашего следования были оснащены чайно-кофейными принадлежностями, мы вышли на улицу. Пейзаж вокруг гостиницы был, прямо скажем, пасторальным: поля, луга, бегают кролики. В пяти минутах ходьбы находился центр местной тусовки – магазин и паб. В пабе сидели люди, напоминающие посетителей подобных заведений в российской глубинке, какие-то алкаши с разбитыми лицами. Мы подошли к бармену и спросили, как нам добраться до Йорка. Он посоветовал воспользоваться автобусом, объяснил, где находится остановка, написал расписание, дал на всякий случай номер телефона, по которому можно вызвать такси. Мы выяснили, что автобус до города идет минут 15. Пришли на остановку, и что мы видим… По воскресеньям автобусы не ходят. Спросив у прохожих, в каком направлении находится Йорк, мы отправились туда пешком. Все же, не теряя надежды на появление автобуса, мы на каждой остановке притормаживали и вглядывались вдаль. Постепенно частные коттеджи, мимо которых мы проходили, сменились многоквартирными домами, отелями, магазинами. Так мы достигли Йорка.

    В Йорке мы первым делом взобрались на крепостную стену XIV в. и обошли вокруг города, полюбовавшись сверху на черепичные крыши и на Йоркский собор, окутанный сгущающимися сумерками. Когда мы спустились со стены, уже стемнело. Мы подошли поближе к Йорк-минстеру и по узким улочкам, мимо многочисленных площадей со старинными церквушками отправились к Клифордской башне. Это сложенная из камня гигантская круглая башня, стоящая на высоком холме. К башне ведет лестница. Я поднялась наверх, откуда мне открылся вид на большую квадратную площадь, обрамленную тремя зданиями с портиками и колоннами. Затем вдоль реки мы вернулись к городским воротам и оказались на улице, ведущей в нашу деревню. Быстрым шагом мы дошли до отеля где-то за час. Попили чаю и спать.

    26 апреля

    Сегодня у нас намечена официальная экскурсия в Йорк. Я с нетерпением ждала ее. Ведь одно дело осмотреть город в темноте, и совсем другое – при свете дня, да еще и с гидом. Еще очень хотелось посетить музей викингов Йорвик-центр, который мы вчера заметили. Но будет ли на это время…

    Итак, в 9-15 после весьма приличного завтрака, буфета с неплохим выбором горячего, мы отбыли в Йорк. Причем наши туристы начали подтягиваться к автобусу аж за 40 минут до назначенного времени с тем, чтобы занять места получше. Таким образом, когда мы с Верой вошли в автобус, все места кроме последнего ряда были заняты. Пришлось брать, что осталось. Мы разместились по одной возле окон. Вдруг в автобус входит пожилая пара и начинает возмущаться, что мы заняли их места. Мы резонно возразили, что места ни за кем не закреплены, да мы и сами не рады, что сюда сели. Супруги сказали, что они всю жизнь путешествуют на заднем сиденье, и никто никогда не претендовал на их места. Мы пообещали, что завтра же нас здесь не будет, и на этом инцидент был исчерпан. Позже мы поняли, почему этим людям так нравится сидеть сзади. Время от времени парочка прикладывалась к фляжке, после чего вокруг распространялось специфическое амбре. Когда к середине пути содержимое фляжки иссякло, супруги стали припадать к бутылке из-под минеральной воды, наполненной огненной жидкостью желтоватого цвета. В общем, каждый получает удовольствие, как может.

    По прибытии в Йорк автобус остановился у реки, и мы двинулись через мост в сторону собора – Йорк-минстера – главного англиканского собора Англии. Это грандиозное здание, строительство которого началось около 1200 года и длилось более трехсот лет, поэтому налицо смешение стилей от Раннего Английского и Орнаментального Готического до Перпендикулярного. Стрельчатые окна, устремленные ввысь башни, тонкая ажурная резьба по камню, изумительные витражи – красота необыкновенная. Перегородку, отделяющую хоры от остального помещения собора, украшают статуи 15 королей, начиная от Вильгельма Завоевателя и заканчивая Генрихом VII. В соборе множество часовен, гробниц, рельефных украшений. Мы бродили там минут 40.

    В сувенирном магазине на выходе я подверглась какому-то непонятному ажиотажу. Мне почему-то показалось, что это последний магазин, который мы посещаем в Йорке, и другой возможности приобрести сувениры из этого города не будет. Хотя в магазине и не было ничего особенного, я все же купила тарелочку, магнит и, о боже, брошку – кельтский крест, покрытый цветной эмалью. Тарелочка с магнитом были самыми заурядными. Конечно, можно было бы найти и получше, но стоили они относительно недорого. Другое дело брошь, которая стоила около 8 фунтов. Мне она не очень-то понравилась, просто очень хотелось иметь брошку в кельтском стиле. Единственное, что я не купила, так это книжку Йорк, но я не теряла надежды встретить ее на русском языке, да так и не встретила.

    Покинув собор, мы вслед за Дмитрием устремились на продолжение экскурсии. Шли, шли, потом вдруг остановились, и Дмитрий куда-то исчез, наказав нам ждать. Люди забеспокоились и стали спрашивать друг у друга, что происходит. Никто не знал. Наконец, оказалось, что мы идем в супермаркет искать адаптеры. Большинству группы такой расклад не понравился, поэтому Дмитрий дал нам 40 минут свободного времени на самостоятельный осмотр Йорка. За это время мы с Верой успели добежать до Клифордской башни и сфотографироваться возле нее. Хотели зайти в Йорвик-центр, поинтересовались в кассе, сколько времени займет осмотр экспозиции. Оказалось, минут 45 – 1 час. Не успеваем.

    Оставшееся время мы решили посвятить сувенирным магазинам. Вот тут-то я и расстроилась. Во-первых, я увидела гораздо более интересные тарелочки и магниты. Пришлось продублировать предыдущие покупки. Но, самое главное, я встретила лавку с великолепными кельтскими украшениями под серебро, являющимися копиями всемирно известных археологических находок. Именно о таких украшениях я и мечтала, а не об этом дурацком эмалевом кельтском кресте. Стоили изделия порядка 12 фунтов. И меня задушила жаба. Огорчало то, что первую группу покупок я совершила необдуманно. Потратила деньги и приобрела не то, что, действительно, нравится, а первое попавшееся. Короче, кельтские украшения я в тот раз так и не купила, и настроение было вконец испорчено.

    К тому же меня ввело в недоумение отсутствие экскурсионной программы в Йорке. Мы посетили собор почти без комментариев гида и были отпущены в свободный полет, да и то, на чрезвычайно короткий срок. Если бы мы с Верой вчера вечером не осмотрели город, можно было бы считать, что мы не видели Йорка. Неужели весь маршрут пройдет также бестолково?

    Мы погрузились в автобус и поехали в Дарэм. Ехать около часа. В дороге нас застал жуткий ливень, но в Дареме стояла отличная солнечная погода. Этот совсем небольшой городишко раскинулся на холмах. Автобус остановился под старинной городской стеной, и мы по узкой лестнице устремились вверх. Постепенно нашему взору открылась очаровательная средневековая площадь. На ней находилась церковь с остроконечным шпилем, башня с часами, статуя Нептуна поражающего морское чудище и конный памятник какому-то военачальнику в костюме, напоминающем либо украинского гетмана, либо турецкого янычара. Такие памятники частенько встречаются в Англии. В зданиях, обрамляющих площадь, расположились кафе, рестораны, магазины и даже рынок. На площади было многолюдно и оживленно.

    А мы отправились по одной из улочек к Дарэмскому собору. Серая громада собора возвышалась на высоком холме. Вообще я заметила, что английские соборы бывают двух видов: либо с остроконечными шпилями, либо с высокими квадратными башнями. Но все они в плане имеют форму креста. И Йоркский, и Дарэмский соборы относятся ко второй группе моей классификации. Дарэмский собор был построен в конце XI века как усыпальница святого Кутберта, бывшего при жизни архиепископом. После смерти гроб с его телом несколько раз эксгумировали, и всякий раз не обнаруживали никаких следов разложения. В результате нетленные мощи были перенесены в собор и захоронены здесь. Приклонив колени на специальную подушечку, я прикоснулась к мраморной плите над могилой святого Кутберта.

    Здание собора выполнено в Перпендикулярном стиле. Тут нет кружевной резьбы по камню и лепнины, как в готических храмах. Здесь все более аскетично: сводчатые потолки поддерживают толстые круглые колонны серого камня. Причем колонны резные: некоторые по спирали, некоторые зигзагами, а некоторые ромбами. Выглядит очень оригинально, больше я нигде такого не встречала. В соборе я приобрела книжку на английском языке за 3 фунта.

    Вокруг собора раскинулось старое кладбище – плиты с полустертыми надписями, кельтские кресты. Напротив собора – крепость: стена с воротами, украшенными гербом, зубчатые башни красноватого камня. В ней сейчас находится колледж. Мы зашли вовнутрь, сфотографировались.

    В оставшееся время мы с Верой решили перекусить. Зашли в одну забегаловку, видим – лежат багеты – батоны, набитые всякой всячиной. Ну, думаем, сейчас нам их подогреют в микроволновке. Я выбрала себе багет с креветками за 1,95. Подхожу, заказываю. Меня спрашивают: "Здесь будете кушать или навынос?" Отвечаю, что здесь. Мне выдают только что вымытую, но не вытертую красную пластмассовую тарелку, на нее кидают батон и пробивают в кассе 2,70. Напоминаю, что цены указаны в фунтах стерлингов. Я уточняю, что я заказала багет за 1,95. Мне отвечают, что данная цена действует, если я буду брать багет навынос. За пользование же многоразовой пластиковой тарелкой полагается наценка. Ни о каком разогреве речи, естественно, не шло. Посовещавшись с Верой, мы решили взять наши багеты с собой.

    Уплетая багеты, мы прогулялись по близлежащим улочкам, которые все приводили нас к каким-то мостам. Никаких особых достопримечательностей мы не увидели. Полюбовались с одного из мостов видом крепости на скале и вернулись на ратушную площадь. Там заглянули на рынок. Обычный рынок, где продаются продукты и дешевый ширпотреб. Время еще оставалось, и мы сбегали в бюро информации с целью купить книжки на русском языке, но их там не оказалось. Всего в Дарэме мы провели 1,5 часа.

    Далее нам предстоял трехчасовой переезд в Эдинбург. Дорога бежала через холмы и знаменитые вересковые пустоши Йоркшира. К сожалению, пора цветения вереска еще не наступила, но картина все равно впечатляла. Представьте себе, огромное абсолютно пустое пространство, где насколько хватает глаза – впереди, сзади, справа, слева до горизонта – нет ни одного дерева, ни одного строения, лишь холмы, покрытые зеленой травой, да темно-коричневые клочья вересковых кустов. И над всей этой красотой – сказочно синее небо и яркое солнце. Зрелище завораживающее. Хочется бродить по этим волшебным пустошам и думать, мечтать, медитировать. Повсюду на лугах пасутся овцы, коровы. Видели также кроликов, и даже фазанов.

    На границе между Англией и Шотландией автобус остановился. Дмитрий пошутил, чтоб мы приготовили паспорта. Граница отмечена каменной глыбой, с одной стороны которой написано Англия, а с другой – Шотландия. Мы все сфотографировались с обеих сторон камня. Несмотря на солнце, было очень холодно из-за пронизывающего ветра.

    К 18-00 мы добрались до Эдинбурга. Город безумно красив и необычен. Он раскинулся на семи холмах. Причем это не просто холмы, а высокие отвесные скалы, между которыми, как через реку, перекинуты мосты. Все здания в городе выполнены из темно-коричневого песчаника. Это придает Эдинбургу мрачный, но величественный вид.

    Наш отель тоже стоит на скале, нависающей над бурной горной рекой. При заселении получилось очень смешно. Нам достался номер на 5 этаже. Мы сели в лифт, нажимаем на кнопку – лифт не трогается с места. Выходим, пересаживаемся в другой лифт – та же история. Уже в третьем лифте один англичанин, наш случайный попутчик, подсказал нам, что мы и так уже находимся на 5 этаже. Мы очень удивились, но послушно вышли из лифта и, действительно, обнаружили свой номер на том же уровне, что и ресепшн. Разгадка пришла, когда мы выглянули в окно. Где-то далеко внизу бурлила и пенилась горная река. То есть получается, что первые четыре этажа отеля как бы прилеплены к скале. Вход расположен на вершине скалы, а этажи идут как вверх, так и вниз. Заселившись, мы быстренько попили кофе и отправились гулять.

    Путь к центру города пролегал через жилые кварталы так называемого Нового Города, застройка которого происходила в 1760-1840 годах. Четырехэтажные дома темно-коричневого песчаника образуют овальные площади. Из дымоходов на крышах выходит множество мелких, каминных, труб. В этом районе живут представители среднего класса. Интерьеры квартир выдержаны в лучших традициях современности: огромные окна-витрины первых этажей расположены достаточно низко и не занавешены – любуйся, кто хочет! Мы прошли мимо церкви святой Марии с тремя остроконечными шпилями. Церковь выполнена из того же материала, что и жилые дома, и все вместе они образуют единый архитектурный ансамбль.

    Еще несколько площадей с памятниками, и мы оказались возле собора святого Джона. Рядом с ним расположена лестница, ведущая вниз. Мы спустились по ней, и оттуда, снизу, нам впервые открылось чудо – Эдинбургский замок. Он возвышался на отвесной скале и будто парил в воздухе. Замок темно-коричневого камня как бы вырастал из темно-коричневой породы скалы, словно творение рук человеческих продолжало творение природы. Проникнувшись духом увиденного и сделав фото, мы поднялись по лестнице и вышли на Принцесс-стрит – главную торговую улицу, отделяющую Новый Город от Старого. На одной стороне Принцесс-стрит бесконечная цепь магазинов, а на другой – променад типа набережной, но внизу не река, а парк, расположенный в долине между холмами. Мы шли по этому променаду и любовались видом Старого Города на противоположной стороне долины, строгим и величавым.

    Дойдя до монумента Вальтера Скотта в виде ажурной готической башни, мы перешли на другую сторону улицы и заглянули в сувенирный магазин, где я купила магнит и футболку для мужа с шотландским флагом. Возле Северного моста Принцесс-стрит плавно переходит в Ватерлоо-стрит. Там мы обнаружили небольшое старинное кладбище, расположенное на пригорке. Тем временем сумерки сгустились. Ватерлоо-стрит упиралась в высокую гору, на которой стояло множество монументов, но мы решили сегодня туда не ходить, и, перейдя через мост, очутились в Старом городе.

    Для начала мы нашли памятник собаке, шотландскому терьеру по кличке Бобби. Когда хозяин Бобби умер, пес на протяжении 14 лет ежедневно ходил на его могилу, а затем отправлялся в паб, где его кормили. За веру и верность Бобби был увековечен в бронзе.

    Плутая по вечерним улицам, мы вышли на Виктория-стрит. Эта улица замечательна тем, что имеет два уровня: одна сторона у нее обычная, а другая с балконом-галереей. На галерее в первых этажах домов расположены магазины, кафе, рестораны. Кое-где между зданиями мы стали замечать щели – узкие проходы. Это так называемые "closes" – тупики. Мы заглянули в одну из таких щелей, и, минуя крошечный аккуратненький двор-колодец, вышли на Королевскую Милю, главную улицу Старого Города длиной ровно в милю. Она условно делится на две части: Хай-стрит ведет к Эдинбургскому Замку, а Кэннонгейт – к Холируд Хаузу, резиденции шотландских королей. Улица достаточно широкая, покрыта брусчаткой и с обеих сторон обрамлена на удивление высокими старинными зданиями того же темно-коричневого камня с магазинами в нижних этажах. Еще средневековые источники упоминали, что в Эдинбурге много 12-этажных небоскребов. Некоторые здания имеют внутренние дворы, украшенные скульптурами, например, статуей Александра Македонского. Кое-где непрерывный ряд домов прерывается, образуя площадь. На одной из площадей воздвигнут собор святого Жиля с великолепным ажурным куполом, заметным издалека. Здесь же находится раскрашенный в разные цвета памятник единорогу со щитом и Андреевским флагом. Мифическое животное единорог является символом Эдинбурга. По Королевской Миле мы дошли до площади перед замком и двинулись в обратный путь.

    Назад мы решили возвращаться не по Принцесс-стрит, а по одной из параллельных улиц – Роуз-стрит. Тут мы вспомнили, что еще не ужинали. Есть не особо хотелось, но закинуть в желудок что-то горячее было просто необходимо. На глаза попался индийский ресторан. Взглянув на меню, вывешенное на улице, я с удовлетворением заметила, что здесь можно заказать блюдо за 2-3 фунта, и предложила Вере зайти. В ресторане мы были, похоже, единственными посетителями. Официант-индус вызвался помочь разобраться в меню. Я спросила, что он может порекомендовать в интересующем меня диапазоне цен. Но индус, он и в Шотландии индус. У них в природе всучить клиенту товар подороже. Он сказал, что в выбранном мною перечне блюда являются стартовыми, типа салата, да и порция там маленькая, а мне, если я хочу поесть, надо заказывать основное блюдо стоимостью от 8 фунтов. Вера поддалась на провокацию и заказала нечто за 8 фунтов, плюс хлеб, плюс рис, плюс вино. Я же твердо стояла на своем, заказав какую-то вегетарианскую горячую закуску и пиво. В результате нам принесли абсолютно одинаковые по размеру порции, небольшие, но сытные, обе горячие, обе вкусные, но существенно различающиеся по цене. Когда принесли счет, Вера ахнула. Ей насчитали 15 фунтов. На вопрос за что, ей показали на рис и хлеб, существенно удорожившие заказ. Я же поела за 4,50. Дала официанту 5 фунтов и приготовилась ждать сдачу, но Вера начала меня убеждать в том, что официант воспринял это, как чаевые, и заторопилась уходить, увлекая меня за собой. Пришлось подчиниться. Вслед я услышала: "Спасибо, мэм!" Оказывается, официант все же собирался дать сдачу, но специально выждал время – вдруг у меня нервы не выдержат. Что ж, его расчет оказался верен. На радостях индусы пригласили нас на кухню, где показали технологию приготовления индийских лепешек тандури.

    На улице шел довольно сильный дождь, а зонтов у нас не было. Вера надела капюшон, а я – полиэтиленовый пакет на голову. По темным пустынным улицам добрались до отеля, попили чаю, и спать.

    27 апреля

    Завтрак в отеле просто замечательный: буфет с богатым выбором горячего, фруктов, выпечки. Кроме всего прочего, мы отведали национальное шотландское блюдо хаггис, приготовленное из рубленных овечьих внутренностей, которое на вид представляет собой темно-коричневую массу типа паштета, а на вкус очень даже ничего.

    С утра шел дождь. В первой половине дня нам предстоит автобусная экскурсия. Автобус проехал по Георг-стрит, мимо площадей с памятниками, которыми изобилует Эдинбург. К сожалению, в этом туре нам не предоставили лицензированных гидов, поэтому идентифицировать многие памятники мне не удалось. Дмитрию задавать вопросы было бесполезно – он просто не знал на них ответа. Иногда он в этом честно признавался, а порой давал недостоверную информацию. Так, например, монумент Вальтера Скотта он почему-то упорно называл монументом Роберта Бернса. Поэтому я решила больше не мучить Дмитрия. Пусть уж лучше он исполняет свои обязанности турлидера: поселяет нас в отели, отводит покушать, покупает входные билеты, – а с историческим аспектом программы я как-нибудь сама разберусь. Главное, чтобы в дальнейшем Дмитрий выделял достаточное количество свободного времени для самостоятельного осмотра городов, чтоб не получилось, как в Йорке – 30 минут на город.

    Тем временем, мы подъехали к Кэлтон-хиллу, тому самому холму, на который мы вчера решили не ходить. И слава Богу, потому что холм очень высокий. Наверх ведет крутая лестница. У ее подножия к скале прикреплена мемориальная доска, посвященная князю Владимиру. Это подарок от правительства Украины в честь тысячелетнего юбилея со времени принятия Украиной христианства. Забавно.

    Под зонтами мы добрались до вершины. Вершина кишела телевизионщиками компании Би-би-си, что-то там снимающими. К нам подошел секьюрити, и я испугалась, что дальше нас не пропустят. Но все оказалось гораздо проще. Нас лишь попросили временно не заходить на определенную часть территории.

    На вершине холма находится много монументов. Старейший среди них – мемориал Нельсона. Это круглая 30-метровая башня, построенная в 1807 году, вскоре после гибели Нельсона в битве при Трафальгаре. Обращает на себя внимание Национальный монумент в виде полуразрушенного греческого храма с колоннами типа Парфенона, воздвигнутый в честь окончания войны с Наполеоном. Тем же архитектором создан монумент Дугалда Стюарта, политика и профессора философии, напоминающий греческую ротонду. Любопытен мемориал Пушки. Эта старинная пушка была захвачена британцами во время завоевания Бирмы. Кроме того, с Кэлтон-хилла открывается захватывающий дух вид на скалу Трон Артура. Шел дождь, сероватые облака окутывали эту неправильной формы скалу, а клоки черных туч проходили ниже ее вершины. Ассиметричный пик скалы напоминал корабль, плывущий в тумане.

    Побродив по Кэлтон-хиллу, мы загрузились в автобус и поехали к уже виденному нами памятнику собачке Бобби. Я сфотографировала памятник, поскольку вчера не смогла этого сделать из-за темноты. В заключение экскурсии автобус остановился возле Эдинбургского замка, и мы попрощались с нашим водителем до завтра. Сегодня нам достались неплохие места в автобусе, во втором ряду, и мы решили пойти на маленькую хитрость. Накануне я заметила, что многие люди оставляют на сиденьях какие-то безделушки, наподобие надувных дорожных подушек, игрушек, пакетов, журналов. Практика показывала, что если на сиденье что-то лежит, оно считается занятым, и никто на него не претендует. Поступили, таким образом, и мы.

    Площадь перед замком имеет внушительные размеры. Вчера она была пустынной, а сегодня забита автобусами, машинами и туристами. С двух сторон площадь открыта и опоясана балюстрадой, подойдя к которой, можно полюбоваться видом на город сверху. На площади несколько конных памятников. Подножие одного из них – гигантская каменная глыба – напоминает постамент питерского Медного Всадника. В нишах крепостной стены при входе в замок установлены статуи героев Шотландии. Один из них – сэр Роберт Брюс.

    Как я уже говорила, Эдинбургский замок стоит на 133-метровой скале – вершине потухшего вулкана. Изначально здесь была крепость пиктов, перестроенная в VI веке Эдвином, королем Нортумберленда. В средние века замок служил одновременно и фортификационным сооружением и резиденцией шотландских королей. Эти мощные стены были свидетелями многих событий прошлого.

    А дождь все усиливался. Когда мы подошли к гигантской пушке Монс Мег с разбросанными вокруг нее тяжелыми ядрами, он полил как из ведра. Спасаясь от дождя, мы вошли в часовню Маргариты, самое старое здание в Эдинбурге, построенное в начале XII века. Зашли, и тут же вышли, поскольку помещение крошечное. Под зонтами добежали до музея, где хранятся сокровища короны: меч, держава, украшения. Оригинально решена экспозиция об истории королей Шотландии. Их образы как бы выходят из стен замка. Самый древний король нарисован на стене, второй слегка рельефен, третий еще чуть более выпуклый, и так далее, пока последний король полностью не отделяется от стены в виде восковой фигуры. Ливень не располагал к длительным прогулкам. Покидая замок, мы заглянули в сувенирный магазин, где всем желающим наливали виски. Это пришлось очень кстати, так как я уже изрядно продрогла.

    Далее Дмитрий повел нас пешком по Королевской Миле. По пути зашли в собор святого Жиля, тот самый, что поразил меня великолепием архитектуры и изяществом купола. Этот собор, выполненный в готическом стиле, был построен между 1387 и 1450 годами на месте языческого римского храма. Внутри собора интересна капелла чертополоха. Каменные цветы чертополоха как бы вплетены в кружево веерного потолка готического свода. Только рыцари Чертополоха имели право молиться в этой часовне. Шотландский рыцарский орден Чертополоха состоял из 16 членов плюс царствующий монарх. Место каждого рыцаря отмечено его эмблемой: шлемом, гербом, родовым животным. Над сводчатым входом в капеллу расположены два основных символа Шотландии: чертополох и волынка, с дудящим в нее ангелом. Окна собора пышно оформлены чудесными витражами. Самый знаменитый из них изображает короля Давида. Собор святого Жиля иногда именуют по-гэльски, киркой.

    Широкая парадная высотная Хай-стрит постепенно сужается, переходя в более скромный и низкоэтажный Кэннонгейт. Здесь чаще встречаются цветущие садики. Столичная надменная торжественность сменяется милой домашней провинциальностью. Вот и Холируд Хауз, официальная резиденция Ее Величества королевы. Строгого вида трехэтажный дворец, больше похожий на замок, темно-коричневого камня, как и большинство зданий Эдинбурга. Несколько круглых башен-флигелей, увенчанных коническими крышами, по углам дворца. В одной из них находились личные покои Марии Стюарт, куда вела узкая винтовая лестница.

    Королева Мария Стюарт весьма почитаема в Шотландии. Памятны все места, где она когда-либо останавливалась. Эта ситуация напомнила мне ленинские места в бывшем СССР. Хотя иронизировать тут, конечно, грех. Мария Шотландская была незаконно лишена престола, преследуема и, наконец, безвинно казнена английской королевой Елизаветой I. Говорят, Мария была блестяще красива и пользовалась грандиозным успехом у лиц противоположного пола. Ее острый ум ничем не уступал красоте. Неудивительно, что ревность довела ее второго мужа, лорда Дарнлея, до страшного преступления. В своих собственных апартаментах Мария стала свидетельницей убийства ее личного секретаря, а возможно и любовника, итальянца Давида Риччо.

    А пока мы собрались у дворцовых ворот в ожидании Дмитрия, который покупал нам входные билеты. За воротами интересный старинный фонтан с лепниной. Я зашла в находящийся тут же сувенирный магазин. Здесь продавались товары королевской мануфактуры. Вещи, действительно, изумительной красоты и отличного качества, но и недешевые соответственно. Великолепные гобелены, подушки, посуда. Я не удержалась и купила за 8 фунтов тарелку с королевским гербом: на голубом фоне стоят на задних лапах лев и единорог, поддерживая щит. Еще мне очень понравился индийский отдел этого магазина. Там были замечательные книги об Индии. Особенно же хороша была хлопчатобумажная футболка с длинными рукавами. Рисунок ткани, из которой она была изготовлена, представляла собой индийскую миниатюру в стиле Раджастанской школы. Стоила футболочка 38 фунтов. Вещь очень оригинальная и качественная. Я уже была на грани того, чтобы ее приобрести, но вовремя взяла себя в руки. Удержал меня от покупки слишком маленький на мой вкус вырез горловины футболки. Когда я вышла из магазина, оказалось, что меня ждет вся группа. Дмитрий уже раздал всем билеты, осталась только я.

    При входе можно было взять плейер с аудио-гидом, но лишь на английском языке. Я подумала, что гораздо больше узнаю, слушая экскурсию Дмитрия, но мои надежды, как и следовало ожидать, не оправдались. Вера же, напротив, взяла плейер и осталась очень довольна. Правда полностью прослушать запись она не успела, так как Дмитрий весьма стремительно несся по залам. В Холируд Хаузе мы увидели покои короля и королевы, спальни, гостиную, столовую, Большой зал с портретами королей на стенах. Короли как реальные, так и легендарные, от Фергуза I до Карла II. По скрытой лесенке мы поднялись в уже упоминаемые мною апартаменты Марии Стюарт. Ее спальня с кроватью под балдахином, в свое время названная самой известной комнатой в Шотландии, достаточно просторна и имеет несколько эркеров, в которых размещены портреты. В одном из залов собраны личные вещи, мелкие безделушки и драгоценности шотландской королевской семьи. Жаль, конечно, что у нас не было гида. Без комментариев профессионала этот музей очень проигрывает.

    Вокруг Холируд Хауза раскинулся ухоженный парк. Все кругом было в цвету – красота! Рядом с дворцом – руины Холирудского аббатства. Легенда гласит, что однажды шотландский король Давид I охотился в лесу. В тот день ему не везло – добычи не попадалось. Вдруг он увидел оленя. Король уже приготовился было убить зверя, но неожиданно его внимание отвлекло появившееся в небе серебряное облако, из которого возник святой крест. Олень тем временем убежал. В благодарность за это чудо Давид I в 1128 году основал монастырь Холируд (Holy Rood), что в переводе означает Святое распятие. В свое время в этом аббатстве короновались, венчались и были похоронены короли и королевы Шотландии, в том числе Мария Стюарт венчалась здесь. Годы реформации разорили аббатство. Сейчас от него остались одни руины. Но какие! Словно кружевной каменный оконный переплет, мощные круглые колонны, состоящие из пучка тонких колонн, и древние могильные плиты, лежащие на земле. Здесь царили тишина, покой и умиротворение.

    Далее в программе у нас было свободное время. В мои планы входило посещение интерактивного музея "Наша динамичная планета". Вера же хотела побывать в Национальной галерее Шотландии. Я предложила ей сначала сходить, куда я хочу, а потом, куда она. Вера согласилась. Музей "Наша динамичная планета" располагался как раз недалеко от Холируда. Узнав о наших планах, к нам присоединились еще несколько женщин из нашей группы.

    Путь наш лежал по самой окраине Эдинбурга, мимо скалы Трон Артура. Увидев ее вблизи, я встала, как вкопанная. Передо мной был грандиозный скальный массив странной ассиметричной формы. Скальная порода желтого цвета, изборожденная тысячелетними дождями и ветрами, кое-где поросла клоками вереска. Наверх скалы вела дорожка, по которой карабкались люди. Дождь уже закончился, но солнца не было. Все вокруг было умытым и свежим. В воздухе разливалось светлое спокойствие. Я почувствовала, как мощная аура Трона Артура затягивает меня, привлекает к себе. Мне захотелось полазать по скале, подняться наверх. К сожалению, я усилием воли подавила свой порыв. Во-первых, побоялась, что после дождя там может быть грязно и скользко, во-вторых, времени было в обрез, а планы были наполеоновскими – я ж еще и шопинг на сегодня задумала.

    Позже я узнала, что Трон Артура имеет древнее вулканическое происхождение. Он возвышается на 251 метр над уровнем моря. Название скалы происходит от гэльского "Ard-na-Said", что в переводе на английский означает "Height of Arrows" – высота стрел. Здесь возможны два толкования: либо на этой скале раньше были охотничьи угодья, либо это просто самая высокая точка. Существует местная традиция – приветствовать летнее солнцестояние с вершины скалы.

    Есть гипотеза, что горы на Земле являются творением людей предыдущих цивилизаций, которых мы именуем Богами или сынами Богов. Древние люди обтачивали горы с помощью специальных устройств – ваджра, управляемых психической энергией человека. При этом горам придавалась коническая или пирамидальная форма. Под такими горами располагаются пещеры самадхи, где хранится генофонд человечества. Символами подобных гор служат пирамиды Египта и Мексики, курганы скифов, кельтов, скандинавов, а также буддийские ступы Индии, Непала, Тибета и др.

    Кроме того, горы являются местом перехода из одного измерения в другое. Мы живем в трехмерном мире, но параллельно с нами существуют миры более высокого порядка: четырехмерные, пятимерные и более. На Тибете параллельные миры именуют Шамбалой. Жители Шамбалы могут появляться в нашем мире. Чаще всего это происходит в горах. Например, на Тибете. Но Британские острова, и особенно зоны, исторически населенные кельтскими племенами, Шотландия, Уэльс и Ирландия, издавна славятся своей волшебной аурой. Здесь нередки случаи явления людям гномов, эльфов и прочих сказочных существ. Здесь уже в нашей эре творил свои чудеса великий маг и чародей Мерлин, советник легендарного короля Артура. Здесь сохранилось множество мегалитических сооружений непонятного назначения. Здесь в прежние времена господствовала каста жрецов-друидов, которые были не чужды колдовству. Здесь в замках до сих пор водятся приведения, а в озерах живут чудовища. Миллионы лет назад в этих местах бушевала стихия, извергались вулканы, а сейчас ничто не может нарушить величественной красоты и покоя этих скал. Это настоящие места Силы. Здесь установлен мощный энергетический канал с космосом. Излучения от этого канала напитывают тебя чудесной счастливой энергией на всю жизнь, очищая карму. В этом суть совершения коры вокруг горы Кайлас и более обыденных ритуалов, таких как обход вокруг буддийской ступы или, скажем, православный крестный ход. Удивительно, что Трон Артура не имеет форму конуса. Видимо, в подобной, смещенной в сторону, ассиметрии кроется какой-то тайный смысл, недоступный нам, смертным. Как бы там ни было, Трон Артура – истинное место Силы. Я ощутила это на себе.

    Итак, я пренебрегла зовом сердца и предалась суетным туристическим забавам. Музей "Наша динамичная планета" внешне выглядит как огромный надувной шатер белого цвета. Войдя в просторный холл, мы подошли к кассе. Тут у части наших девушек, в том числе и у моей соседки Веры, энтузиазма явно поубавилось. Они сказали, что этот музей, по всей вероятности, неинтересный, что у них большие планы, и они не могут терять время. Возможно, их смутила высокая плата за вход, около 9 фунтов. В результате, со мной остались лишь две единомышленницы, Света и Тамара. Мы попрощались с нашими спутницами, договорившись встретиться в 18-00 у мемориала Вальтера Скотта, чтобы вместе провести вечер, и пошли осваивать музей.

    Куда идти, непонятно. Кассирша махнула рукой в сторону лестницы, ведущей вниз. Спустившись, мы обнаружили полутемное помещение, набитое какими-то приборами, датчиками, табло, мониторами, фотографиями народов мира. Все мелькало и мигало. Со звуковым сопровождением тоже было не легче. Создавалось впечатление, что кто-то постоянно крутит ручку радиоприемника, ловя трансляции со всей Земли. Постепенно мне удалось постичь замысел создателей. Здесь был центр измерений пульса планеты. Монитор погоды, изменений окружающей среды, датчик численности населения, где каждую секунду меняется последняя, десятая по счету, цифра: на Земле постоянно кто-то рождается и кто-то умирает.

    В конце зала мы увидели двери лифта, на которых значилось "Машина времени". Через пару минут эти двери разъехались в разные стороны, пропустив нас вовнутрь. Служитель музея, молодой парень, напутствовал нас, сказав, что будет держать за нас пальцы. Двери закрываются, и мы несемся вниз сквозь годы, века, тысячелетия, миллионы и миллиарды лет. За стеклом мелькают атрибуты эпох: газеты начала XX века, средневековые гравюры, страсти Христа, египетские скульптуры, первобытное общество, а на табло высвечивается, какой год мы проезжаем. Все это сопровождается соответствующими звуками. А потом ничего, просто звезды и тишина.

    Ба-бах… Взрыв. Лифт останавливается. Мы входим в зал. Двери за нами закрываются, и на стенах вокруг нас начинается кино. К сожалению, мой английский далек от совершенства, поэтому в тексте, которым сопровождался фильм, мне не все удалось уловить. А рассказывались там интереснейшие вещи. Мы стояли посреди Вселенной, вокруг нас горели звезды. Через какое-то время звезды выстроились, образуя Млечный Путь. Затем две планеты столкнулись у нас на глазах. И снова взрыв. Так образовалась Земля.

    Двери открываются, и мы переходим в следующий зал, где нам показывают историю становления планеты. Континенты постоянно меняли очертания. Землю буквально колбасило от бесконечных землетрясений и извержений вулканов. Суша то поглощалась океаном, то поднималась с морского дна, то дыбилась, формируя горы, то проваливалась, создавая низменности. Причем самыми древними считаются горы Шотландии. Вот почему я в них влюбилась. Мы наблюдали все это на экранах вокруг нас, и вдруг пол под нами затрясло, земля разверзлась, и в трещину потекла лава.

    В следующем зале – ледниковый период. Мы на огромной скорости несемся вслед за ледником, сметающим все на своем пути. Ледник образует неровности рельефа, озера, фьорды. Он ломает скалы, гонит перед собой камни, из нагромождения которых получаются новые горы. Эту картину мы тоже видели на экранах, расположенных по периметру зала.

    А мы переходим в следующий зал, где нас ждет знакомство с первыми существами на Земле. В небольшом бассейне булькают амебы и другие простейшие. Разнообразные по величине и по внешнему виду древние ящеры, казалось, обступают нас. Один динозавр настолько велик, что не поместился в помещение. Одна его нога уже проломила потолок и стояла на полу, а другая нависала когтистой лапой, грозя расплющить все, что попадется на ее пути. Здесь же и первобытный человек, косматый, сутулый, похожий на обезьяну. Таким видят его создатели музея.

    Дальнейшая экспозиция рассказывает о различных природных зонах планеты. В зале Арктики и Антарктики реально холодно из-за находящегося в его центре айсберга. Еще прикольнее в зале тропического дождевого леса. Неожиданно загремел гром, сверкнула молния, и хлынул настоящий тропический ливень. К счастью, нас он не замочил, поливая лишь ту часть зала, где были декорации.

    В последнем зале фильм проецировался на потолок. Дети улеглись прямо на пол, а мы расселись на лавочках, опоясывающих круглое помещение. Машина времени промчалась по настоящему, увозя в будущее. Перед нашими глазами пронеслись войны, катаклизмы, эпидемии, промышленные объекты, засоряющие окружающую среду, и в завершении всего – голая безжизненная планета. Вот что ждет человечество через несколько столетий, если мы сейчас же не одумаемся и не начнем принимать срочные меры по предотвращению экологической катастрофы. Вот такой музей – интересный, наглядный, познавательный, поучительный. Хотя, конечно, за такие деньги могли бы и побольше спецэффектов сделать.

    Музейную программу я на сегодня выполнила. Оставался шопинг. На Королевской Миле меня заинтересовали несколько магазинчиков. С них-то я и решила начать. Выйдя на Кэннонгейт, мы с Тамарой и Светланой решили попить кофе в одном из кафе. Хозяином там оказался итальянец, немного говоривший по-русски. Он напоил нас замечательным капуччино с печеньем.

    Подкрепившись, мы прошли несколько метров и увидели музей Эдинбурга. Вход туда оказался бесплатным. Экспозиция бедноватая и не очень интересная. Документы, посуда, инструменты и образцы производства ремесел, процветавших в городе. Одна из витрин посвящена верному песику Бобби. В ней представлено несколько портретов собаки, а также кое-какие бумаги, касающиеся ее хозяина. Здесь я узнала, что Бобби был белым (по бронзовому памятнику этого не поймешь).

    Проведя в музее Эдинбурга минут 20, мы двинулись дальше по Кэннонгейт, но, не пройдя и нескольких метров, Светлана заметила еще один музей. На этот раз это был музей людей. Он тоже бесплатный, но гораздо интереснее предыдущего. Здесь тоже рассказывается об истории Эдинбурга, но как бы в лицах. Восковые фигуры наряжены в костюмы разных эпох, помещены в соответствующие декорации и иллюстрируют определенную сценку из жизни. Причем каждая такая сценка сопровождается табличкой, на которой указаны имена, фамилии, годы жизни, род занятий действующих лиц и приведена небольшая статья об изображенном эпизоде. Так, мы увидели женщину-бомжа, растрепанную, грязную и пьяную, сидящую где-то на чердаке. Рядом спали ее пятеро голодных детей. Муж женщины умер, и теперь она влачит нищенское существование. Действие происходит в конце XIX века. Вот прачка того же времени, стирает и развешивает сушиться белье. Вот молодая франтиха пришла на примерку к портнихе. А вот горничная в аккуратной униформе сметает пыль с хозяйской мебели. Вторая Мировая война. Домохозяйка готовит на кухне кофе, а ее сын крутится возле радио, слушая новости с фронта. Середина ХХ века. Две разодетые дамочки сидят в кондитерской и сплетничают за чашкой чая с пирожными. 1980-е. Панки с крашеными чубами и заклепками бездельничают, подпирая стену. Целые эпохи проходят перед глазами. Все понятно и знакомо. И в Эдинбурге, и в Петербурге люди живут одними и теми же проблемами: веселятся, страдают, развлекаются, работают. Все настолько похоже – быт, мода, житейские ситуации, как будто и не было политического противостояния, холодной войны, железного занавеса. Одним словом, приятный музей.

    После осмотра музеев мы таки отправились по магазинам. Но поскольку интересы у каждой из нас были разными, мы решили на время разделиться. Моей целью было приобретение мохерового пальто в шотландскую клетку, но таковых в Шотландии не оказалось. Были накидки, жилеты, шарфы, пледы, кое-где были даже пальто, но, к сожалению, не клетчатые и вполне заурядные. Неожиданно я наткнулась на магазин кельтских украшений, тех самых, что так запали мне в душу еще в Йорке. Здесь выбор был гораздо больше. Я купила брошь – копию всемирно известной археологической находки из кургана древних кельтов: три лошади вплетены в сложный витиеватый орнамент, характерный для искусства этого народа. Кроме того, я приобрела кулон – круглая бляха с трилистником, сквозь которую продета кожаная веревочка с двумя коническими отвесиками по концам. Вещь весьма оригинальная и стильная. К каждому предмету прилагалось описание с расшифровкой значения изображенных на нем магических символов, а также небольшая брошюрка о кельтской символике вообще с каталогом украшений. Пройдя почти до конца Королевской Мили, я не встретила больше ничего интересного.

    Тем временем выглянуло солнышко. До встречи с девушками у меня еще оставалось время, и я решила пробежаться по магазинам Принцесс-стрит. С Хай-стрит я свернула в один из "тупиков" который вывел меня на крутую залитую солнцем каменную лестницу, ведущую вниз вдоль обрыва. Лестница старинная, как и все здания Старого Города. На одной из ступеней сидел нищий, молодой симпатичный парень с голубыми глазами, и очень активно тряс перед прохожими своей шляпой. Я обошла его стороной.

    Спустившись к мосту, я пересекла его и оказалась возле туристического информационного бюро. Там я надеялась найти книгу об Эдинбурге на русском языке, но тщетно. Здесь же расположен подземный супермаркет "Принцесс-молл". Не обнаружив там ничего достойного внимания, я вышла наружу и приступила к осмотру магазинов главной торговой улицы города. Если на Королевской Миле расположены в основном сувенирные шотландские магазины, то здесь находятся обычные крупные супермаркеты, такие как "Маркс и Спенсер".

    Любопытна история создания сети супермаркетов "Маркс&Спенсер", в простонародии "Маркс и Энгельс". В начале ХХ века одессит Миша Маркс приехал в Лондон. У него нет ни гроша, но зато полно идей. И вот он находит богача Спенсера, и они совместно открывают свой первый магазин. Несколько лет назад сеть супермаркетов переживала кризис и была на грани разорения. Но руководство фирмы в этой ситуации приняло нестандартное решение: вместо того, чтобы снизить, они наоборот подняли цены, и это сыграло положительную роль – кампания выкарабкалась.

    Магазины ширпотреба меня, честно говоря, не впечатлили. Цены умеренные, но нет ничего, что хотелось бы иметь: одежда весьма обычная и безликая. И вновь я зашла в шотландский магазин. Мое внимание привлекла длинная юбка красного цвета в клетку. Вернее, это была не юбка, а килт – национальная шотландская одежда, как для женщин, так и для мужчин. Килт был сшит по всем правилам: без всяких современных молний и пуговиц, лишь три кожаных ремешка, да декоративная булавка, скрепляющие полотнище тончайшей шерстяной ткани наивысшего качества. Причем задняя часть юбки – в складку, а передняя – гладкая, с запахом. Стоила юбка 65 фунтов, но она того стоила. Я померила – выглядит просто шикарно.

    Пошла расплачиваться на кассу. Любезный продавец, поняв, что я иностранка, предложил мне оформить такс-фри. Естественно, я согласилась. Денег жду до сих пор. Этот вид такс-фри предполагает какую-то хитрую систему, по которой необходимо после соблюдения всех формальностей в аэропорту отправить документ обратно в магазин, а там уж магазин перечислит мне причитающуюся сумму на карточку. Причем в анкете не было даже вопроса, к какой системе относится моя карта. Уже в Питере в банке мне сказали, что это дохлый номер – деньги меня просто не найдут. Кроме того, даже если деньги и переведут в наш банк, получить их будет все равно очень сложно, так как у меня рублевый счет, и для банка будет якобы проблематично перевести фунты стерлингов в рубли. Они-де работают лишь с долларами и евро. Довольно странная ситуация. Но в момент оформления такс-фри мне было приятно.

    Купив юбку, мне захотелось приобрести к ней шарфик. Я подошла к стенду с шарфами, но там висели только узкие шарфики, а мне хотелось пошире. Услужливый продавец, видимо, не выпускавший меня из вида, угадав мое желание, подошел ко мне, держа в руках широкий шарф, именно такой, как я хотела. Я поинтересовалась, совпадает ли тартан на юбке с тартаном на шарфе. Продавец ответил утвердительно, показав на ярлыке наименование тартана – королевский Стюарт. Надо сказать, что каждый клан в Шотландии имел свой собственный тартан – клетку определенной раскраски. На вид тартан кажется симметричным. На самом деле, он ассиметричен. Существуют сложные правила составления тартанов. Тартан королевского клана Стюартов представляет собой ярко-красный фон с решетками черного, белого, желтого, ярко-синего и ярко-зеленого цветов. Поэтому вещи этого тартана легко сочетать с однотонными вещами контрастных цветов. Короче, я купила этот шарф за 16 фунтов, присовокупив и его в мой такс-фри.

    Довольная покупками, я вышла на улицу. На часах было около 18-00 – время нашей встречи с девушками. Вскоре подошла Вера, и мы отправились обедать. Пока мы не виделись, Вера посетила три картинных галереи: Национальную галерею Шотландии, портретную галерею и галерею современного искусства, куда она попала перед самым закрытием, и не успела осмотреть полностью. Галереи небольшие, но, по ее словам, достойные.

    Обедать мы решили в Старом городе. Но предварительно нам хотелось побывать в музее виски, что на площади перед Эдинбургским замком. Музей уже закрылся, и нам предложили заглянуть завтра. С горя мы зашли в очередной шотландский магазин и там приобрели по шерстяному берету с помпоном в тартане королевского клана Стюарт за 13 фунтов. Я жалею, что не купила еще и накидку того же тартана. В Питере я столкнулась с проблемой, что мне не с чем носить мой килт. То есть, со свитерами проблем нет, а вот с пиджаками и верхней одеждой сложнее. И дело даже не в цвете, а в фасоне. Юбка длинная, и к ней надо какой-то коротенький пиджачок или курточку, каковых в моем гардеробе не оказалось. А шерстяная накидка была бы в самый раз, ведь юбку я в основном ношу в сухую прохладную погоду. Что меня удержало от покупки накидки, так это приобретенное в Мексике пончо, которое благополучно лежит на полке шкафа в моем офисе и достается оттуда лишь в те дни, когда неожиданно отключают паровое отопление. Не знаю, сколько раз в жизни я бы надела эту накидку, но так устроен мир, что всегда больше сожалеешь о не сделанном, чем о сделанном.

    С площади перед замком мы спустились по крутой каменной лестнице и оказались с противоположной части скалы. Там мы нашли приятную площадь с тьмой всевозможных недорогих заведений. Мы зарулили в паб, набитый молодежью. Я заказала хаггис и Гиннес. Мне принесли огромную порцию хаггиса с картофельным пюре и тыквой. Я объелась. Обошлось мне это удовольствие в 6 фунтов. Проведя остаток вечера в пабе, мы отправились в отель и в 21-00 уже были дома.

    28 апреля

    Когда мы пришли на завтрак, метрдотеля на месте не оказалось, и мы сели за свободный столик. Набрали себе еды на шведском столе, сидим, едим. Вдруг смотрим, всех русских из нашей группы препровождают в "резервацию", отгороженную от основного зала непрозрачной стеклянной стеной. Хихикнули про себя – мы-то в зале для белых людей. Понимание пришло позже. Кофе и тосты разносили официанты. Наш столик они упорно игнорировали. Пришлось поманить их пальчиком и попросить обслужить нас. Официанты отошли в сторону, собрались в кучу и стали что-то бурно обсуждать, кивая на нас и указывая в сторону "резервации". Мы сообразили, что метрдотель, усадив клиента за столик, закрепляет за ним определенного официанта. А мы, усевшись самовольно, оказались вне зоны обслуживания. Впредь будет наука.

    В 9-15 мы загрузились в автобус. Наши хорошие места не заняли – сработали брошенные на сиденье проспекты. За пределами Эдинбурга мы остановились, чтобы сфотографироваться возле двух мостов – железнодорожного и автомобильного, которые переброшены через залив, отделяющий Лоуленд, где мы были, от Хайленда, куда лежал наш путь. Лоуленд и Хайленд – две части Шотландии, одна холмистая, другая гористая. Со смотровой площадки, где мы остановились, открывался живописный вид на оба моста. Мощные перекрытия железнодорожного моста выкрашены в красный цвет. Автомобильный же мост, напротив, легкий, воздушный. Он имеет подвесную конструкцию, наподобие моста через Босфор в Стамбуле. Это самый длинный в мире подвесной мост. Его длина 1,5 мили. По этому мосту мы и въехали в волшебную страну Хайленда.

    Постепенно ландшафт начал меняться, от относительно невысоких холмов переходя к горам, скалистым или поросшим травой. Большинство гор имели правильную пирамидальную форму. День был солнечный. Вокруг было так красиво, так привольно, хотелось бродить по этим горам, гулять по этим долинам, дышать этим звонким пронзительным воздухом.

    Мы ехали в замок Блэр. Дорога к нему очень живописна. Она идет вдоль горной реки, на противоположном берегу которой возвышаются отвесные серые скалы. В скалах устроены каменоломни. Вот и замок – длинное белое оштукатуренное здание в три этажа с многочисленными башенками и флигилечками. Вокруг громадная территория, включающая лес, речку с мостиками, парк оленей, пони, детский городок и обихоженный сад Геркулеса с декоративным прудом и скульптурами. Перед замком большая площадь. Нас встречала женщина-волынщица. Дуя в большие меха с многочисленными трубками, она извлекала из них прекрасные звуки веселой народной мелодии.

    Замок Блэр принадлежит герцогам Атоллам с 1457 года, когда графство Атолл было пожаловано в награду сэру Джону Стюарту, сводному брату короля Якова II Шотландского. Прежние хозяева замка, настоящие Атоллы, вымерли в XIV веке. На протяжении всей истории существования замка здесь любили останавливаться члены королевской семьи. Так в 1564 году у графа Атолла IV гостила Мария Стюарт, а в XIX веке здесь часто бывала королева Виктория. За оказанное гостеприимство Виктория разрешила Атоллам держать свою собственную армию, которая не подчинялась английской королеве. Это разрешение действует до сих пор. Правда, теперь солдаты этой армии исполняют обязанности обслуживающего персонала замка: садовников, гидов и т.д. Нынешний хозяин замка, последний герцог Атолл, уехал жить в ЮАР, а свое родовое гнездо превратил в музей. Сейчас это уже весьма пожилой седовласый человек. Дмитрий сообщил, что у Атоллов нет наследников: герцог не имеет детей, и вообще он нетрадиционной ориентации.

    Посетителям замка полагается экскурсионное обслуживание. Сотрудники замка одеты в клетчатые килты и жилетки в сине-зеленой гамме. Видимо, таков тартан клана Атоллов. Дмитрий хотел проводить экскурсию сам, но мы настояли на том, чтобы воспользоваться услугами лицензированного гида с синхронным переводом Дмитрия. И не пожалели об этом. Женщина-гид рассказала нам много интересного, обратив наше внимание на разные мелкие детали. Например, она объяснила назначение каминного экрана. Дело в том, что женская косметика раньше была не так совершенна, как сейчас. Дамы наносили на лицо густой слой белил, румян, туши, а потом садились возле камина, косметика плавилась и стекала, оставляя безобразные разводы. Чтобы этого не происходило, были изобретены каминные экраны.

    Экскурсия началась в небольшой прихожей, оформленной в охотничьем стиле. Стены обиты темным деревом и украшены оружием и оленьими черепами и рогами. В центре помещения стол со стульями того же дерева с фирменным знаком Атоллов, напоминающим скорее демона с тибетской танки, чем символ шотландского герцога: человек, обнаженный по пояс, в чалме, со зверским выражением лица, держит в поднятых руках кинжал и ключ. Каково происхождение этого знака, мне выяснить не удалось. Может быть, кто-то из Атоллов воевал в Индии или участвовал в экспансии Британии на Восток?

    Далее наш путь лежал через анфиладу многочисленных комнат, гостиных, столовых, спален, богато декорированных старинной мебелью, гобеленами, фарфором, картинами с портретами обитателей замка и членов королевской фамилии. Повсюду царила роскошь. Кстати, вопреки моим ожиданиям, так как я рассчитывала увидеть здесь суровый аскетизм шотландских рыцарей. Одна из гостиных обставлена очаровательной мягкой мебелью с обивкой, вышитой крестиком. Эта вышивка – работа дочери одного из Атоллов. Девочка начала вышивать, когда ей было 11 лет, и закончила в 32 года. Замуж она так и не вышла. В этой же комнате над камином висит картина, изображающая семью на пикнике. Девочка с венком в руках и есть та самая мастерица-вышивальщица. Не обошли мы вниманием и опочивальню Марии Стюарт, в которой ничего не изменилось со времени визита королевы.

    В сувенирном магазине, кстати, весьма недешевом, я купила тарелочку с изображением замка и книжку о нем. После экскурсии нам дали 20 минут свободного времени с тем, чтобы побродить по окрестностям. Я зашла в лес Дианы, походила между высоченными вековыми кедрами, прикоснулась к их мощным стволам, подышала здоровым хвойным воздухом, полюбовалась журчащей горной речушкой, вобрав в себя энергию этого замечательного места. На опушке леса я заметила деревянную скульптуру – символ рода Атоллов – человек в чалме с кинжалом и ключом. В конце аллеи – статуя охотника и оленя. Но время истекло, пора возвращаться к автобусу.

    Следующий пункт нашей программы – завод виски "Эдрадур". Это самый маленький завод в Шотландии. Можно было бы сделать еще меньше, но тогда получился бы уже не завод, а самогонный аппарат, что по законам Шотландии запрещено. Чем меньше завод, тем лучше качество напитка, так как есть возможность тщательнее контролировать процесс производства.

    У входа на завод нас встретила бабулька-гид в шотладском килте и повела на экскурсию. Завод представляет собой несколько деревянных сараев: в одном хранится зерно, в другом осуществляется непосредственно процесс производства, в третьем находятся бочки с готовой продукцией. А нас повели в четвертый сарай, где проводится дегустация. Правда, дегустацией это назвать нельзя, так как нам предложили по глотку только одного сорта напитка. Пока мы смачивали горло огненной жидкостью, нам продемонстрировали фильм, рассказывающий о технологии производства виски. Ознакомившись с теорией и результатами, мы отправились смотреть, как все происходит на практике.

    Для производства виски необходимо три ингридиента: ячмень, вода и дрожжи. Зерна ячменя проращивают и высушивают на торфе. Затем полученный солод вместе с остальными двумя компонентами в определенной пропорции кладется в гигантский чан и бродит там при определенной температуре заданное количество времени. Первый промежуточный продукт – 8-градусаная бражка – перегоняется в другой чан, где она доходит до кондиции в 25 градусов, после чего отправляется в третий чан, где ее крепость достигает высшей отметки 70 градусов.

    Готовый 70-градусный виски разливают в бочки, привезенные из Испании, в которых до этого хранился херес. Дубовые бочки, впитавшие в себя херес, придают цвет прозрачному виски. Виски выдерживают в бочках от трех до 30-50 лет. При этом ежегодно виски теряет 1 % своей крепости, так называемая доля ангела. Таким образом, через 30 лет виски естественным образом становится годным к употреблению, достигая удобоваримой крепости 40 градусов. Это самый ценный виски.

    Другой способ понижения градуса виски – выдерживать его от трех до 12 лет (67-58 градусов), а затем разбавлять водой. Такой виски называется single malt, то есть приготовленный из одного сорта зерна.

    Третий способ – blanded – солодовый спирт виски смешивают с другими сортами алкоголя, пшеничными, так как производство напитков из пшеницы намного дешевле.

    Виски производится в Шотландии, затем его транспортируют на заводы, смешивают по вышеуказанным технологиям, разливают по бутылкам, наклеивают этикетки брэндов, например Jonny Walker, и продают. После экскурсии нам предложили зайти в фабричный магазин, где я приобрела маленькую бутылочку виски singl malt 13-летней выдержки.

    В автобусе один из туристов нашей группы взял слово. Оказалось, что он профессионально занимается алкоголем и читает лекции в специальной школе, где готовят барменов, менеджеров по продаже спиртных напитков и т.п. Александр еще раз очень подробно рассказал нам о технологии производства виски и ответил на все интересующие нас вопросы.

    Настало время ланча, и мы остановились в небольшом городке Питлокри, чтобы перекусить. В столовой самообслуживания я заказала тарелку супа, сервированную хлебом с маслом за 1,85. Получилось вкусно и сытно. В оставшееся время мы пробежались по центральной улице. Вера зашла на почту и отправила открытки друзьям, а я приобрела тарелочку с волынщиком.

    А потом началась сказка. Мы ехали к озеру Лохломонд, созерцая фантастические пейзажи Шотландии: горы, скалы, порожистые реки, водопады, пробившие себе путь в отвесной каменной породе и иногда стекавшие прямо к дороге, попадая в чаши, предусмотрительно возведенные чьей-то заботливой рукой, штормящие озера, стада овец и овцебыков. То тут, то там на глаза попадались стоящие вертикально каменные глыбы. Что это, творение природы или дело рук человеческих, менгиры или просто обломки камней? На каком-то этапе мы свернули с автострады и поехали по узкой дорожке. Крышу автобуса царапали ветви вековых деревьев, сомкнувших кроны над дорогой. Возникла ассоциация с легендой о спящей красавице. Помните, принцесса уколола палец веретеном, и все королевство уснуло. Так спали они несколько сот лет, пока один прекрасный принц случайно не заехал на заброшенную дорогу. Огромные старые платаны и эвкалипты переплели свои древние ветви, образуя сплошной зеленый коридор. Кругом было тихо и пустынно. Никто не нарушал покоя этого заколдованного места. Мы видели перед собой точно такую же картину, какая предстала перед глазами того сказочного принца.

    Наконец, мы сделали остановку на берегу таинственного и древнего озера Лохломонд, образованного вулканами, ледниками и мировыми водами, когда-то обрушившимися на Землю. Слово "лох" на гэльском языке означает озеро, например, Лохнесс, Лохливен. Мы прогулялись по узкой полоске песчаного пляжа, полюбовались высокими скалами на противоположном берегу и пошли осматривать близлежащую деревеньку. Центральную ее часть занимает церковь посередине старинного кладбища. Я вошла в нее, внутри – никого. Резные дубовые хоры, витражи, тихо, уютно. Побродила по кладбищу меж полустертых плит, и в автобус.

    В 19-00 мы прибыли в Глазго. Наш отель, современный, высотный, расположен чуть в стороне от центра на берегу реки Клайд. Рядом находится концертный зал – копия сиднейской оперы. Быстро выпив по чашке кофе, мы с Верой, вооружившись картами, уже привычно отправились на вечернее свидание с незнакомым городом. Поначалу центр разочаровал нас своей эклектичностью: старинные здания соседствовали с современными, создавая архитектурную какофонию. Крупный город, оживленное движение, высокие дома. Но вот мы вышли на уютную закрытую со всех сторон рыночную площадь: арки с фонарями, здание музея, конный памятник, по-моему, англичанину Веллингтону, которому какие-то шотландские шутники надели на голову металлический конус в красно-белую полоску – дорожный знак для разделения полос. Чуть дальше средневековая церковь, башня с часами, напротив – книжный магазин, в который мы не преминули заглянуть.

    Завтра мы покидаем Шотландию, а книг о ней я так и не купила, тщетно надеясь найти что-то на русском языке. Теперь, когда никаких иллюзий на этот счет у меня не осталось, я уже была согласна на любой язык, лишь бы в книгах были фотографии. Первое, что я чаяла приобрести в этом магазине, был фотоальбом о Глазго. Но как раз его-то там и не оказалось. Представляете, в Глазго отсутствует книга о Глазго. Смешно. Зато здесь был богатый выбор альбомов об Эдинбурге и о Шотландии в целом. Обратила на себя внимание книжка о Шотландии в ярко-синем переплете. Книги этой серии о разных странах только-только начали издаваться у нас в издательстве Астрель, и я уже пополнила свою библиотеку фотоальбомами о Китае и Индонезии. Я еще, помнится, восхитилась нашими авторами, фотографами и издателями, мол, полезное дело начали, молодцы. Оказывается, это всего-навсего перепечатка. Полагаю, что до книги о Шотландии у нашего Астреля еще не скоро дойдут руки, поэтому я купила ее здесь. Тем более что стоит она тут в два раза дешевле, порядка 10 фунтов (500 рублей), а у нас больше 1000 рублей – неслабая наценка за русский перевод. Еще мне понравилась книга об Эдинбурге, тоже в твердом переплете, большого формата, с великолепными фотографиями и, как потом выяснилось, с неплохими текстами. Естественно, купила и ее. Тоже за 10 фунтов. Книги сразу заметно увеличили вес и объем моего багажа, но оно того стоило.

    Пока мы выбирали книги, на Глазго спустились сумерки. Нагруженные пакетами, мы двинулись дальше. С каждой минутой город нравился нам все больше и больше. Вот мы вышли на Георг-сквер – огромную площадь, заставленную памятниками. Первыми мы идентифицировали Викторию и Альберта, гарцующих на бронзовых конях. Но наше внимание привлекал памятник в центре площади, возвышающийся на столбе. Кто это? Кто может быть выше Виктории и Альберта? Быть может, кто-то из их венценосных предшественников? Удивлению нашему не было предела, когда мы прочитали надпись на постаменте – Вальтер Скотт. Великому писателю, посвятившему жизнь прославлению красоты Шотландии, благодарные потомки воздвигли монументы, кажется, во всех крупных городах своей гордой страны. Храбрые шотландские сердца ценят талант дороже королевскх регалий. Тут вполне уместно выглядит то, что мемориал писателю занимает более выигрышное положение и смотрится шикарнее, чем стоящие рядом памятники королей, тем паче, что эти короли, какими бы хорошими они ни были, англичане. По периметру квадратной площади установлено еще множество памятников различным деятелям науки, искусства и полководцам. В дальнем конце площади Георга расположился мраморный монумент, посвященный жертвам войны. Венчает всю эту грандиозную композицию величественное здание мэрии.

    А нам надо было двигаться дальше к кульминации нашего сегодняшнего похода – кафедральному собору Глазго. Еще минут 20 – и мы у цели. Тем временем окончательно стемнело, и стал накрапывать дождик. Собор дыбился над нами мощной темной махиной, с остроконечным шпилем, без лепки, резьбы и статуй. На горе, на линии горизонта мы заметили некрополь. Шикарные надгробия черными силуэтами, казалось, зловеще парили в ночном небе. Зрелище было просто завораживающее. Напротив собора – музей религии святого Манго, покровителя Глазго. Тут же находится небольшой домик, где останавливалась Мария Стюарт. Неподалеку установлен памятник исследователю Африки и первооткрывателю водопада Виктории Давиду Ливингстону. А рядом – государственное здание, фасад которого украшен статуей королевы Виктории.

    Назад мы решили возвращаться другим путем – вдоль реки Клайд. И не пожалели об этом, так как увидели множество интересных зданий, соборов, площадей, старых башен, часы одной из которых светились очень красивым голубым цветом.

    Любопытно, как в Великобритании организовано дорожное движение. Известно, что оно левостороннее. Но и светофоры тут работают по схеме, отличной от нашей. Они установлены на каждом перекрестке и снабжены кнопкой. Когда пешеход подходит к переходу, он нажимает на кнопку и долго-долго ждет зеленого света. Почему же так долго? – недоумевала я. Озарение снизошло на меня в Глазго. Оказывается, сначала зеленый сигнал светофора горит для тех, кто едет прямо. Затем он загорается для тех, кто поворачивает. И только потом он разрешает переходить улицу пешеходам. Таким образом, упраздняется камень преткновения всех сдающих экзамен по вождению в ГИБДД – выполнить поворот, пропустив пешеходов. А нам, пешеходам, тоже не нужно ждать милости от природы в виде вежливого водителя, соизволит от нас пропустить или нет. Когда идут пешеходы, автомобили стоят, как вкопанные. Правда, это значительно замедляет движение, как автомобилей, так и пешеходов, но зато делает его безопаснее. Как говорится в старинной русской пословице – тише едешь, дальше будешь. Безопасность всегда должна быть превыше всего.

    В отель мы вернулись около пол-одиннадцатого. В баре холла встретили Светлану и Тамару из нашей группы. Девушки пили пиво. Мы присоединились к ним. Поболтали, обменялись впечатлениями. В баре было шумно и многолюдно. Немного потусовавшись, мы поднялись к себе, попили чаю, так как жутко замерзли, и спать.

    29 апреля

    После завтрака, обильного как обычно, мы прокатились на стеклянном панорамном лифте нашего отеля. С утра пораньше Дмитрий нас ошарашил, объявив, что экскурсии по Глазго не будет. Увидев наше возмущение, он пошел на уступки и пообещал уговорить водителя отвезти нас в кафедральный собор. Когда же мы указали Дмитрию на то, что Глазго стоит в программе нашего тура, он заявил, что города типа Йорка, Глазго, Карлайла, Бристоля и т.д. обозначены в программе как места ночевок и никаких экскурсий там не предполагается. Вот так номер. Мы-то покупали тур с целью осмотреть именно эти крупные города, а не мелкие богом забытые деревеньки, в каждой из которых Дмитрий предоставлял нам по 2 часа свободного времени. Это еще раз утвердило меня во мнении, что мое путешествие в моих руках, и надо приложить максимум усилий, чтобы сделать его интересным и приятным, вопреки бестолковому гиду.

    Университет Глазго, который мы вчера не успели осмотреть самостоятельно, так и остался вне поля нашего зрения, равно как и старинные торговые кварталы на противоположном берегу реки Клайд. Дмитрий наотрез отказался просить водителя проехать мимо интересующих нас объектов.

    Итак, минуя виденную нами накануне Георг-сквер, мы подъехали к кафедральному собору. Скромность внутреннего убранства собора компенсировали великолепные резные хоры и чудесные витражи. Это относительно новое здание воздвигнуто над старым собором, поэтому, спустившись в подвал, мы очутились под низкими кирпичными сводами меньшего по размеру собора XI века. Там похоронен покровитель Глазго святой Манго. Я преклонила колени на специально положенную подушечку и прикоснулась к плите надгробия. На этом экскурсия закончилась.

    Мы отправились в городишко Моффэт совершать набег на тамошние магазины шотландской шерсти. Расположенный в живописном горном месте, крошечный аккуратненький Моффэт буквально утопал в цветущих садах. Несмотря на малый размер, в Моффэте имеются две церкви – с остроконечным шпилем и с квадратными башнями. Архитектура центральной улицы также очень приятна. Это в основном фахверки или просто беленые домики. Один из домиков имеет башню с часами. На главной площади городка установлен памятник длиннорунной овце – кормилице жителей. Видимо, городок процветает за счет обработки шерсти. Бронзовая овца, или скорее барашек, стоит на гранитном необработанном валуне.

    В первых этажах зданий находятся магазины. Честно говоря, они меня не впечатлили. В основном там продавались какие-то страшные вискозные блузки по цене 10 фунтов за 3 штуки и не менее страшные полушерстяные свитерки и кофточки. Все это было такое заурядное, обычное, неинтересное, что хотелось пулей выскочить из этих магазинов. Зачем нас сюда привезли? Правда, кое-где на прилавках скромно лежали действительно качественные свитера из натуральной шотландской шерсти. Стоили они недешево, в среднем 30 фунтов. Это были объемные вещи, в основном, натуральных цветов. Перемерив кучу разных пуловеров и кофт, я выбрала белый свитер прямого силуэта с воротником-стойкой, с разрезиками по бокам, с вывязанным рельефным рисунком. Я так утомила продавщицу, что та даже не предложила мне оформить такс-фри, а сама я совершенно забыла об этом. В другом магазине я приобрела тарелочку с чертополохом – символом Шотландии. На стоянке автобуса тоже был большой магазин сувенирной продукции Шотландии, в том числе и одежды. Здесь можно было наблюдать процесс производства тканей с тартаном на ткацком станке.

    Следующим пунктом нашей программы была деревня Гретна Грин. Эта деревушка находится на границе Шотландии и Англии. Знаменита она своими давними свадебными традициями. До XII века процедура вступления в брак в Великобритании была очень простой. Достаточно было мужчине придти в дом к женщине и заявить на нее свои права, и они становились мужем и женой. Со временем в Англии ужесточились законы. Разрешалось либо венчаться в церкви, либо регистрировать гражданский брак с 21 года. К счастью, этот закон не распространялся на Шотландию, где брак разрешался (да и сейчас разрешается) с 16 лет, причем согласия родителей при этом не требуется. Само собой разумеется, что юные влюбленные англичане не преминули воспользоваться этой лазейкой в законодательстве и частенько сбегали в ближайший населенный пункт Шотландии, деревеньку Гретна Грин, где тайно венчались. Вскоре желающих обвенчаться стало так много, что священнослужители уже не могли справиться с бесконечно растущим потоком брачующихся. Спрос рождает предложение. И за умеренную плату обряд гражданского бракосочетания согласились совершать простые жители деревни Гретна Грин: кузнецы, лавочники, пекари. Отсюда пошло выражение "священник от наковальни".

    Ныне Гретна Грин чисто коммерческая деревня, живущая за счет туристов. Здесь масса лавочек, кафе, ресторанов, музей, но самое главное – это шоу со свадьбой. Устроили этот аттракцион и для нашей группы. В качестве женихов и невест вызвались участвовать две супружеских пары: одни лет 45, другие за 60 – пенсионеры. Еще одного мужчину выбрали отцом, а женщину – матерью новобрачных. Их ролью было изображать протест против происходящего. Отцу выдали цилиндр, матери чепец, а невест обрядили в фату. Остальная группа выстроилась в небольшом амфитеатре. Шоу-мен – "священник от наковальни" – спросил согласия родителей, но, получив отказ, не растерялся и обратился к нам, гостям, согласны ли мы на эти браки. Мы дружно ответили, да. С юмором проведя необходимую церемонию и задав брачующимся шуточные вопросы, "священник" попросил женихов и невест положить свои руки на наковальню и замахнулся молотом. Все ахнули, а виновники торжества замерли, но руки не убрали. К облегчению всех присутствующих "священник" звонко ударил молотом по краю наковальни, не задев ничьих рук. Потом всех сфотографировали и предложили оставить свои адреса, заплатив по 4 фунта, – якобы фото вышлют.

    В деревне мы перекусили. Было ужасно холодно, ветер, то и дело принимался дождь. Я страшно замерзла. В кафе я заказала тарелку горячего супа и хлеб с маслом. Горячая пища приятно согрела изнутри. В оставшееся время мы пробежались по сувенирным лавкам, осмотрели центральную площадь с абстрактными скульптурами. Одна из статуй привлекла мое внимание. Грубо сваренная из металла, она изображала скелет с молотом в руках, символизируя, вероятно, пресловутого "священника от наковальни".

    Деревня Гретна Грин была последним населенным пунктом, который мы посещали в Шотландии. Мне было безумно жаль расставаться с этой чудесной страной, в которую за несколько дней я успела влюбиться.

    Еще со времен римских завоеваний Англию и Шотландию разделяла пятиметровая каменная стена, наподобие Великой Китайской. Римляне покорили Англию, но гордых шотландцев им так и не удалось подчинить. Чтобы защитить свои владения от вторжения воинственных скоттов, римляне и воздвигли вал Адриана. Почему стену Адриана перевели на русский язык как вал, я могу объяснить только одним: какой-то грамотей-путешественник прочитал по буквам английское слово wall, да так и занес его в анналы. Вал Адриана пересекал Британский континент с запада на восток, от моря и до моря, и имел в длину 120 км. В более поздние времена местные жители разобрали стену для строительства своих домов и заборов. Мы посетили один из наиболее хорошо сохранившихся участков стены метр высотой. На жутком холоде и ветродуе я прошлась по древним камням, жалким остаткам былого великолепия.

    Сегодня нас завезли в отель очень рано, в 16-30. Это был уже второй раз за наше путешествие, когда отель находился не в городе. В небольшом отельчике под Карлайлом отсутствовал лифт, поэтому мне пришлось тягать чемодан и многочисленные пакеты с покупками на третий этаж. Продрогшая до костей и злая, я вошла в номер. Мы не осмотрели Глазго, нас весь день возили по каким-то Богом забытым деревням, и в результате раньше времени забросили в какую-то дыру, из которой неизвестно как выбираться. У Дмитрия нашлось достойное объяснение своего недостойного поведения. Якобы в этом отеле турфирма предусмотрела для нас полдня релакса: здесь и бассейн, и сауна, и тренажерный зал. Поэтому-то и привезли нас сюда пораньше, чтобы мы полностью насладились предоставляемыми нам благами. Но если дело обстоит именно так, как он говорит, почему же в турфирме нам не порекомендовали взять с собой купальники и спортивную одежду? Лично я ехала в экскурсионный тур с насыщенной программой, и мне даже в голову не пришло, что надо брать с собой купальный костюм. Люди из нашей группы поинтересовались в спорткомплексе, есть ли возможность взять купальники на прокат. Им ответили, что на прокат нельзя, а в вечное пользование за 22 фунта – пожалуйста. Из-за отсутствия купальника я расстроилась еще больше. Вера, как могла, успокаивала меня. Конечно, у нее хоть купальник был. Как обычно, выпив чашечку кофе и обсудив дела наши скорбные, мы вышли из отеля с намерением предпринять попытку добраться до Карлайла. Было так холодно, что я надела под куртку новый белый свитер из шотландской шерсти.

    Выйдя на центральную улицу нашей деревни, мы зашли в магазин и спросили хозяина, как нам добраться до Карлайла. Хозяин, пожилой мужчина, был так любезен, что вышел с нами на улицу и указал автобусную остановку. Вообще я обратила внимание на то, что в Великобритании, особенно в ее провинции, очень вежливые продавцы. Они всегда улыбаются, непрерывно благодарят и никогда не обсчитывают. Немного хуже с вежливостью обстоят дела в магазинах Лондона. Там в этой сфере заняты, в основном, цветные. Они, конечно, тоже говорят спасибо, но как-то без особой теплоты.

    Вскоре подошел автобус. Билет до Карлайла стоит 2,10. Ехать 10 минут. На автобусной остановке к нам присоединилась дама из нашей группы по имени Алла. Она тоже была не прочь съездить в Карлайл, но одной было страшновато. Узнав расписание автобуса в обратную сторону, мы отправились осматривать город.

    Войдя в городские ворота между двумя круглыми крепостными башнями красноватого камня, построенными около XVIII века, мы добрались до кафедрального собора 1152 года постройки. Громадный, красного кирпича, с квадратными башнями, снаружи он имел довольно мрачный вид, а внутри, напротив, был просторен и красив: замечательные витражи на окнах, резные дубовые хоры и потолок над хорами, отделанный в виде синего неба с золотыми звездами.

    Неподалеку от собора расположена крепость Карлайла. Внушительная и мрачная, она стоит за рекой на зеленом холме и, видимо, занимает жутко выгодное стратегическое положение. Это место облюбовали для своей крепости еще римляне в I-IV веках. К XI веку от римского укрепления уже ничего не осталось, и Вильгельм II основал здесь новую крепость, которую мы и видим сейчас перед собой. Внутрь мы не попали – крепость закрывается в 18-00.

    Далее мы прогулялись по кварталам старого города, застроенным небольшими домиками темно-коричневого кирпича. Я обратила внимание, что шотландцы в качестве строительного материала чаще используют камень, а англичане – кирпич. Над крышами домов возвышалась живописная пожарная колокольня. На главной торговой площади города, напротив башни с часами, на столбе установлена расписанная в разные цвета скульптура льва на задних лапах с книгой, в которой изложена история Карлайла. Статуя гармонично вписывается в антураж площади, так как все дома здесь оштукатурены и покрашены в разные яркие цвета. В заключение нашей прогулки мы увидели супермаркет Tesco, рекомендованный нам Дмитрием, как недорогой. Там я купила пластиковую баночку креветок в майонезе и хлеб. Обошлось мне это в 1,7 фунта. Карлайл оставил о себе приятные впечатления. В хорошем настроении мы сели в подошедший автобус и поехали обратно в свою деревню.

    В отеле я прямиком отправилась в сауну. Только она могла меня согреть после целого дня скитаний по ветру, холоду и дождю. Я рассудила, что в сауне мне купальник не понадобится. Взяла у служительницы пару полотенец, и пошла в женскую раздевалку, а Вера побежала в номер за купальником. Раздевалка оборудована шкафчиками, которые запираются на ключ, снабженный браслетом, надеваемым на руку или ногу. В сауне не было не души. Я постелила полотенце и растянулась на полке во весь рост. Как следует согревшись и пропотев, мне захотелось охладиться и поплавать. Но купальника-то у меня не было. Замотавшись полотенцем, я вышла к бассейну на разведку. Несколько человек плавало в большом бассейне, но в уголке за пальмами я заметила джакузи, где сидели 2-3 женщины. Желание окунуться было так сильно, что я решила рискнуть. Зайдя за пальмы, чтобы меня не было видно снаружи, я быстро скинула с себя полотенце и молниеносно нырнула в воду. Женщины в джакузи никак на это не отреагировали, и я подумала, что все нормально. Но я жестоко ошиблась. Молодой служитель, оказывается, видел все и, подбежав ко мне, вежливо сказал, что в голом виде в джакузи находиться нельзя. При этом он протянул мне полотенце. Я, не вылезая из бассейна, завернулась в него и продолжила сеанс. Тут окружающим женщинам стало меня жалко, и они посоветовали мне взять напрокат купальник. Я возразила, что, мол, слышала, что это невозможно. Но они наперебой стали убеждать меня в обратном. Когда они развеяли последнее мое сомнение в бесплатности аренды купальника, я вылезла из джакузи и пошла разговаривать со служителем. Любезный юноша тут же вынес купальник подходящего размера. Я зашла в раздевалку, надела его и уверенно и гордо зашла в большой бассейн. Вскоре ко мне присоединились Вера и Света, которые, пока я была в сауне, сыграли партию в сквош. Наплававшись до полдесятого, мы помылись в душе, высушили волосы феном и пошли к себе. В номере меня ждал ужин из креветок и горячий чай. Так закончился еще один день.

    30 апреля

    В этом отеле завтрак был порционным. Всей группе было велено придти одновременно в 7-45 – якобы так официантам будет удобнее нас обслуживать. Всех усадили за длинные столы, что создало дополнительные неудобства: таких продуктов, как хлеб, сок, кофе, фрукты, постоянно кому-то не хватало, хоть особо наглых среди нас не было: все старались взять по минимуму, думая о ближнем. В результате я не наелась.

    В 9-15 выехали. Дмитрий снова был в своем репертуаре. Он сказал, что посещение Карлайла не входит в нашу программу. Когда же группа, с середины вчерашнего дня промаринованная в деревне, справедливо возмутилась, он уступил, заявив, что это любезность с его стороны и со стороны водителя.

    В Карлайле мы первым делом направились в кафедральный собор XII века, уже виденный нами вчера. Но на этот раз один из служащих собора весьма преклонных лет, представившийся господином Армстронгом, провел для нас замечательную экскурсию. Дмитрий осуществлял вольный перевод. Как я уже говорила, собор был построен в 1152 году, но после этого многократно перестраивался. Первоначально он был католическим, а впоследствии стал англиканским.

    Пол собора выложен плитами из камня, добытого на морском берегу. Они хранят следы морских организмов – начала жизни на Земле. За восемь с лишним столетий грунт просел, а вместе с ним и собор. Причем происходит это неравномерно. В некоторых местах видны перекошенные своды, кое-где ушли под землю основания колонн. Сейчас здесь установлены маячки. Церковь предпринимает меры по предотвращению обрушения собора.

    На хорах, выполненных из мореного дуба, многие столбы обожжены. Это монахи, стоя на службе, засыпали со свечой в руках. По этой причине сгорели многие церкви. Понравившийся мне накануне синий со звездами потолок хоров является новоделом. Все места на хорах подписаны. Но указаны не фамилии, а звания и должности. Скамеечки на хорах откидные и имеют специальный выступ, куда можно немного присесть в те моменты, когда по ходу службы надо стоять. На каждой скамеечке вырезаны барельефы на библейские темы, которые ни разу не повторяются.

    В одном из нефов собора в витринах под стеклом хранятся три книги. В них записаны имена прихожан церкви, погибших в 1-ю Мировую, 2-ю Мировую и войнах более позднего времени, в Югославии, в Ираке. Каждую пятницу священник зачитывает по одной странице из каждой книги, молясь за упокой душ погибших, после чего страницы переворачивают.

    Узнав, что мы русские, господин Армстронг сказал, что впервые в своей жизни встретил русских в Берлине в 1945 году. Оказывается, он воевал в армии союзников. Я по-русски поздравила его с наступающим Днем Победы, но Дмитрий дал неточный перевод, по которому получилось не поздравление, а констатация факта, что 9 мая русский народ празднует День Победы.

    После собора мы отправились в крепость Карлайла. На этот раз нам удалось попасть внутрь. Вход в крепость платный, около 4 фунтов. Обычно, когда Дмитрий покупал билеты на группу, он отгонял нас подальше от кассы с требованием не толпиться и не мешать ему работать. Сегодня я случайно нарушила его запрет и подошла к кассе во время его торга с билетершей – мне просто хотелось посмотреть продающиеся рядом книги. И вот что я услышала. Дмитрий сказал кассирше, что нас 21 человек, и попросил дать скидку. Кассирша разрешила ему оплатить лишь 20 билетов, предоставив один билет бесплатно. Вся фишка состояла в том, что нас было не 21, а 33 человека (трое успели посетить крепость вчера и не пошли с нами). В таких небольших и недорогих музеях отсутствуют турникеты, а по головам никто туристов тоже считать не будет. Вот этой-то доверчивостью и не преминул воспользоваться наш предприимчивый Дмитрий. Впоследствии я стала наблюдать за ним и замечала, что при каждом удобном случае Дмитрий практиковал бесплатный проход в музеи части туристов. А теперь давайте умножим 4 фунта на 13-16 человек. Сколько получилось? Правильно, 50-60 фунтов. Неплохо, правда? Я, наивная душа, было, подумала, что навар пойдет в фонд группы. Но ради группы разве будет кто-нибудь рисковать и идти, можно сказать, на преступление. Я думаю, если бы его поймали, не видать Дмитрию британской визы, как своих ушей. А, следовательно, прощай работа. Я поделилась своими наблюдениями с Верой. Добрый человек, Вера сказала, что в любом случае мы бы заплатили эти 4 фунта за вход в музей. А что Дмитрий положит себе в карман – не наше дело. Я в принципе тоже так подумала. Но раз мы даем жить Дмитрию, то пусть и он старается для нас работать. Так нет же. Йорк и Глазго мы проскочили мельком, в Карлайл он нас вообще везти не хотел. Недовольство нарастало во мне, как снежный ком.

    Однако вернемся в крепость. Массивная деревянная решетка на входных воротах со скрепленными железными гвоздями прутьями была поднята. С замиранием сердца я прошла под кованными железом острыми кольями. Эти мощные стены красного кирпича, зубчатые квадратные башни на протяжении 900 лет своего существования были свидетелями драматической и кровавой истории Британии. Здесь в свое время была заключена Мария Стюарт. Я заглянула во внутренние покои, убранные со всем аскетизмом средневековья: в тронный зал и спальню, прогулялась по крепостной стене, полюбовавшись видом на город. Было пасмурно и немного грустно.

    Следующим пунктом нашей программы был крошечный городишко Кесвик. К тому времени, как мы туда приехали, погода разгулялась, и выглянуло солнышко. Кесвик со всех сторон окружен горами. По атмосфере он похож на альпийские города. То же яркое солнце, те же горы, только не такие высокие, те же маленькие фахверковые домики, те же седовласые улыбающиеся пожилые люди в очках, в ярких свитерах, а старушки непременно в брюках. Нам дали около часа свободного времени, и, честно говоря, мы впервые не знали, куда его девать. Городок настолько маленький, что обойти его можно минут за 10. Магазинов там особых нет. Хотели посидеть в уличном кафе, но и тут не нашли ничего подходящего.

    Далее наш путь лежал через Озерный край. Это национальный парк Англии. Ландшафт здесь горный, иногда скалистый, и множество озер. Здешняя природа меня не особо впечатлила. Красиво, конечно, но без экзотики, уж больно напоминает наш Карельский перешеек. В городке Боунесс мы сделали остановку, чтобы совершить 45-минутный круиз по одному из озер.

    Возле пристани плавали утки и лебеди. Внезапно Света толкнула меня в бок. Я посмотрела в указанном ею направлении и увидела совокупляющихся лебедей. Акт длился минуты две, после чего пернатые любовники поцеловались. Весна… Вскоре нас пригласили взойти на борт небольшого судна, и мы отправились в плавание. Я заняла место на носу открытой верхней палубы. Было хоть и солнечно, но очень ветрено и достаточно прохладно. Я продрогла в своем коротеньком кожаном пальтеце. Вначале мы проплыли между двух живописных островов с романтическими названиями – островом леди и островом джентльменов. Затем перед нашими глазами предстал маленький островок-скала из цельной глыбы камня, на котором росло несколько сосен. На холмистых и лесистых берегах озера кое-где красовались замки, дворцы или усадьбы. Вокруг нас по спокойной глади воды скользило множество яхт. Экскурсия проходила на английском языке, и я, к сожалению, многое не поняла. Там рассказывалось об истории зданий на побережье, в какой-то из усадеб даже снимался художественный фильм.

    После круиза мне просто необходимо было съесть что-то горячее – так я замерзла. Дмитрий отпустил нас часа на полтора. Городок Боунесс хоть и маленький, но очень уютный. Мы набрели на небольшой ресторанчик, где любезный хозяин накормил нас горячим супом, сервированным хлебом и маслом. На той же улочке мы зашли в антикварный магазин, где цены оказались просто смешными. Вера обратила мое внимание на тарелочки голубого фарфора с белыми рельефами. Это был страфордширский фарфор, который уже несколько веков изготавливается неподалеку на фабрике Вегсвуд. Старфордширский фарфор делают из особых сортов глины, добываемой в этой местности, с добавлением измельченных костей животных. Изделия фабрики Вегсвуд ценятся во всем мире и даже представлены в Государственном Эрмитаже. Я, конечно, не могла пропустить такую вещь и приобрела тарелочку с рельефным изображением крепости Ланкастер за 4,5 фунта. Позже, в Стратфорде-на-Эйвоне, я видела точно такие же тарелочки за 17,5 фунтов. Так что, я совершила, можно сказать, удачную покупку. Еще немного погуляв по городку, мы вернулись к автобусу и отправились в Ливерпуль.

    В Ливерпуле нас поселили в великолепном отеле. Старинное здание в грегореанском стиле, шикарный холл, просторные номера, старинная белая мебель, огромная ванная. Мы как будто оказались в старой доброй Англии. После традиционного кофе мы спустились в холл, чтобы вместе с Дмитрием совершить прогулку по местам Биттлз. Вскоре мы дошли до Мэтью-стрит, и оказались на небольшой пешеходной улочке, по обеим сторонам которой находились бары. Была пятница, шесть вечера. Молодежь уже начала тусоваться, пабы были забиты, из них доносилась музыка. Над входом в Cavern Club красовался скульптурный портрет ливерпульской четверки, отлитый в бронзе. Именно здесь 21 марта 1961 года Биттлз играли в первый раз. По узкой лесенке мы спустились в чрево бара, название которого означает "Пещера". Все столики были заняты, дым висел коромыслом. Чуть позже здесь должен был начаться концерт живой музыки, но мы не стали его дожидаться. Выбравшись на свежий воздух, мы двинулись вдоль по улице и увидели прислонившегося к стене бронзового Джона Леннона. Стена тоже не совсем обычная. В центре ее висит табличка "The Beatles", а на кирпичах вокруг выбиты имена тех, кто имел отношение к этой группе. Ближе всех к табличке расположены имена самих солистов Биттлз, а по мере удаления – названия групп, каким-то образом влиявших на творчество Биттлз, или на чье творчество повлияли Биттлз. В общем, вся стена – в именах и названиях групп. Входы в другие бары также украшены скульптурными композициями. Над одним из них – длинноволосый Леннон в джинсовом костюме и с гитарой, над другим – дева Мария.

    Далее мы прошли по симпатичной улице, застроенной высотными зданиями конца XIX – начала ХХ века, и вышли на просторную морскую набережную. Широкую площадь украшал конный памятник Эдуарду VII. Погода стояла замечательная. Закатное солнце окрасило белые здания набережной, небо и море в розовый цвет. Издалека мы увидели доки Альберта – одну из основных достопримечательностей Ливерпуля, но попасть туда мы уже не успевали. В заключение экскурсии Дмитрий отвел нас к бронзовой скульптуре Элеоноры Ригби, героине битловской песни. Элеонора сидела на лавочке, понурив голову. Возле этой печальной статуи мы распрощались с Дмитрием и группой и отправились самостоятельно осматривать город.

    По карте нам надлежало найти кафедральный собор Ливерпуля и собор Метрополитэн. Мы выбрали, как оказалось, хоть и кратчайший, но не слишком живописный маршрут по заводским кварталам города: череда однообразных высоких домов красного кирпича, зато он вывел нас прямиком к кафедральному собору – самому большому англиканскому собору в мире, построенному в 1976 году. Собор и впрямь огромен. Красного кирпича, с квадратными башнями, он подавляет своей мрачной монументальностью. Для нас уже вошло в привычку осматривать достопримечательности в сгущающихся сумерках. Естественно, собор был закрыт, и внутрь мы не попали.

    Затем мы поспешили найти следующий собор – Метрополитэн. Долго блуждая по темным безлюдным кварталам, мы, наконец, вышли к грандиозному сооружению из стекла и бетона. Честно говоря, никто из нас ничего не слышал об этом соборе. Посетить его было моей идеей, поскольку так рекомендовал Интернет. Поэтому, увидев собор, мы долго не могли поверить, что это и есть то, ради чего был проделан столь долгий путь. Подспудно ожидая увидеть средневековую готику, мы внезапно для себя столкнулись с архитектурой конца ХХ века. Гигантское круглое здание в виде короны возвышалось на ступенчатой платформе. Стены украшали барельефы на библейские темы, а окна – витражи. На площади перед зданием был предусмотрен постамент для проповедника. В общем, все было продумано и функционально. Разумеется, внутрь пройти не удалось по причине позднего часа. Совсем стемнело, и снаружи собор искусно подсвечивался цветными прожекторами. У меня этот архитектурный шедевр оставил двойственное впечатление: с одной стороны шокировал и разочаровал своей неожиданной новизной и современностью, с другой – восхитил размахом и масштабностью замысла.

    От собора Метрополитэн до нашего отеля напрямую вела улица. Мне хотелось купить на вечер какой-нибудь еды, и мы с Верой отправились на поиски супермаркета. Оказывается, в районе нашего отеля ночная жизнь бьет ключом. Не взирая на дикий холод, по улицам ходили толпы легко одетой подвыпившей молодежи: в майках, в коротких юбках, в босоножках на босу ногу. Мимо нас то и дело проезжали лимузины, из окон которых высовывались руки с бокалами шампанского, и доносились приветствия прохожим. Проведя почти весь вечер на безлюдных темных улицах, мы вдруг окунулись в атмосферу праздника и веселья. Мне очень хотелось погулять подольше, приобщиться к этой всеобщей радости, но Вера, как старший товарищ, авторитетно рассудила, что мы не можем себе позволить бесцельное шатание по городу в ущерб отдыху. В магазинчике "24 часа" я купила себе баночку ветчины за фунт с небольшим, и мы вернулись в отель.

    Эйфория от размера комнаты и великолепия интерьера нашего отеля сменилась разочарованием. Отель, действительно, был очень старым со всеми вытекающими. Например, когда я пользовалась душем, вода почему-то вытекла за пределы ванны, и на полу образовалась глубокая и широкая лужа. Я бросила на пол все свои полотенца, но это мало помогло. После посещения душа Верой лужа увеличилась, так что утром нам пришлось через нее перепрыгивать с разбега – благо место позволяло. Такие вот издержки. Утром наш водитель сказал, что он в жизни не останавливался в худшем отеле, чем этот. Даже не знаю, чем ему этот отель так уж насолил. Мне он, не смотря ни на что, все равно понравился.

    1 мая

    Завтрак в Ливерпуле был хоть и обильным, но каким-то невкусным. Сегодня мы едем в Честер – приграничный город между Англией и Уэльсом. Честер знаменит своими фахверками. Их там и, правда, великое множество. Глядя на эти белые домики с коричневыми перекрытиями, я сообразила, какова технология строительства фахверков: делается опалубка из деревянных балок, внутрь которой заливается раствор. То есть, можно сказать, что фахверки – это прототип современных блочных домов. Для меня лишь остается загадкой, в каком году был изобретен цемент. Неужели в средние века? Почему-то наш Дмитрий всю дорогу называл фахверки фехварками, ну да мы уже привыкли к всевозможным неточностям с его стороны, и не обращали внимания.

    Светило солнышко, денек выдался теплым. Полюбовавшись шедеврами фахверковой архитектуры, где темно-коричневые балки образуют узоры, причем не только прямолинейные, но иногда даже округлые, мы отправились к развалинам римского амфитеатра. Сейчас от них мало что осталось. Неподалеку располагался сад, где обломки древне римских мраморных колонн, фризов и скульптур были живописно расставлены среди деревьев и цветов. Минуя сад, мы поднялись на крепостную стену сакского периода. Обратите внимание, как переплелись эпохи в этом городе. Переступив рубеж XXI века, мы видим перед собой средневековые фахверки, соседствующие с сакскими стенами около 650 года постройки и римскими сооружениями начала нашей эры. Все мирно уживается на сравнительно небольшой территории и бережно хранится. Мы поднялись на городскую стену. С нее открывался великолепный вид на город. Правда, иногда вплотную к стене подступали высокие здания, как бы зажимая стену в тиски и загораживая собой вид. Зато на заключительном участке стены мы были вознаграждены. Наш путь лежал через небольшие воротца, увенчанные сверху раскрашенными в разные цвета ажурно выкованными из металла часами – визитной карточкой Честера. Эти часы были подарены королеве Виктории к бриллиантовому юбилею в 1897 году. Ажурные воротца установлены на каменных воротах – восточным входом в город. Под воротами на старинной фахверковой улице кипела жизнь: ездили автомобили, сновали многочисленные туристы. Мы спустились со стены и оказались в уютном садике, принадлежащим кафедральному собору XI века, построенному на месте саксонской церкви Х века.

    Посещение собора стало последним аккордом нашей честерской симфонии. Серый и мрачный снаружи, внутри он отделан чудесными мозаиками XIX века. Мозаики здесь неброские, без использования золотых смальт. Они выполнены в благородной серо-зеленоватой гамме, что придает им изысканность и особый шарм. Мраморный пол собора выложен плитами из цветных пород. В остальном интерьер собора традиционен, но со своей изюминкой: резные дубовые хоры XIV века, витражи, сводчатые потолки в виде пересекающихся внутренних арок, получивших название Каменной Короны, толстые круглые колонны, состоящие как бы из пучка тонких. Осмотр собора проходил под аккомпанемент органа. Сегодня суббота, и в соборе проводился благотворительный базар. За символические деньги можно было приобрести вышитые подушечки, бижутерию, кондитерские изделия, цветы в горшках. Торговали, в основном, старушки. Также в соборе проходила выставка современного искусства. Это, кстати, характерно для многих соборов Великобритании, и, на мой взгляд, правильно. Церковь должна быть понятна своим прихожанам, должна стать неотъемлемой частью их жизни, разделять их интересы, заботы и чаяния, направлять, сплачивать. Тогда и люди потянутся в церковь. Прогулкой по Честеру я осталась очень довольна. Вот бы так и в других городах. На память об этом замечательном городе я приобрела книжку на английском языке и тарелочку.

    А на нашем пути королевство Уэльс. Эта маленькая горная страна снискала уважение со стороны англичан. Если шотландцев англичане считают недалекими и относятся к ним свысока, то уэльсцев они воспринимают, как минимум, равными себе. Гэльский язык в Шотландии почти умер, тогда как родственный ему валлийский язык в Уэльсе расцветает полным цветом. Все дорожные знаки имеют надписи на двух языках – английском и валлийском. Многие уэльсцы общаются между собой на валлийском языке. Валлийский язык принадлежит к кельтской группе индоевропейской языковой семьи. Для него характерно объединение нескольких слов предложения в одно длинное-предлинное слово. Также в словах часто присутствует удовоенная буква "л", которая читается, как "х".

    Вскоре показался берег Ирландского моря, и мы поехали вдоль него. Море достаточно мелкое, кое-где дно выходит на поверхность. В связи с этим, вода имеет молочно-бирюзовый цвет, время от времени прорезаемый желтыми полосками отмелей. Скалы здесь, видимо, меловые, так как часто встречаются белые пляжи, но не песчаные и не коралловые, а усеянные обломками скалистой породы. По другую сторону дороги лежат зеленые холмистые просторы, переходящие в скалы, поросшие лесом. Солнечная погода и ясное голубое небо довершают великолепие картины. А мы едем в замок Карнарфон.

    Карнарфон, основанный в 1283 году английским королем Эдуардом I, высится на скале над морем. Он построен из светло-серого камня, прекрасно гармонирующего с окружающим пейзажем. В плане замок прямоугольный, в середине – зеленая лужайка. В центре этой лужайки – круг из полированного черного мрамора. Здесь происходит коронация принца Уэльского. По традиции, которую ввел король Эдуард I, старшему сыну английского монарха присваивается титул принца Уэльса. Ныне его носит принц Чарльз. Этому факту посвящена экспозиция в одном из помещений замка, где показывают фильм о коронации принца Чарльза. В Карнарфоне примерно 7 башен. Каждая из них имеет свое название. Мне запомнились две – королевская башня, круглая и толстая, и башня орла, действительно, похожая на двуглавого орла. Она представляет собой две квадратные зубчатые башни, выходящие из единого основания.

    Итак, мы всей группой полезли на одну из башен. Лезть надо по крутой винтовой лестнице с жутко высокими и узкими ступеньками, держась за веревку, натянутую вдоль стен. Так получилось, что я была замыкающей, а передо мной взбиралась бабулька-инвалид с одной рукой.

    Вот поистине героическая женщина. В 77 лет с таким физическим недостатком она поехала в страшно тяжелый тур, где нужно ежедневно паковать и распаковывать чемоданы, быстро собираться, целые дни проводить "в седле", то есть на сиденье в автобусе. Мало того, она наравне с молодыми лазала по всем башням и холмам, ходила на все пешеходные экскурсии и никогда не жаловалась на усталость, на плохое самочувствие, никогда не просила помощи. Только тогда, в первый день, спекульнула своим возрастом и недугом в корыстных целях, чтобы занять лучшее место в автобусе. Однако, вернемся в замок. Мы взбираемся на башню, бабулька впереди меня. Лезть тяжело, так как абсолютно темно, очень мало места, ступени узкие и скользкие. Вся надежда на руки, держащиеся за канат, потому что ноги в любой момент могут оступиться. Но за канат тоже держаться неудобно – постоянно теряешь равновесие, и рука бьется об каменную стену, так как впереди идущие то натягивают канат, то ослабляют. Когда я, наконец, добираюсь до верха, некоторые уже хотят спускаться вниз и интересуются, кто там еще не поднялся. Дело в том, что по столь узкой лестнице можно двигаться всем вместе либо вверх, либо вниз, так как разминуться на ней практически невозможно.

    На смотровой площадке башни очень маленький пятачок, а народу уйма. При этом дует жуткий ветер, треплющий волосы, нагоняющий слезы, рвущий из рук фотоаппарат и буквально сдувающий с башни. Любуюсь сверкающим на солнце бирюзовым морем, с риском для жизни что-то фотографирую, пристроившись между зубцами башни, и начинаю спуск. Спускаться еще труднее, чем подниматься, так как не видно, куда ставить ногу. Но с Божьей помощью преодолеваю и это. Затем мы с Верой, уже самостоятельно, бродим по стенам замка, поднимаемся еще на несколько башен, не таких высоких, как первая, посещаем небольшой музей оружия и знакомимся с экспозицией, рассказывающей о строительстве замка.

    Обедать нас повезли на остров Англсей, соединенный с Карнарфоном мостом. На этом острове расположена деревня, единственной достопримечательностью которой является ее название, состоящее из 49 букв. Переводится оно примерно, как прекрасное место у ручья, только длиннее. Звучание же названия в оригинале я не воспроизведу. Скажу лишь, что заканчивается оно на "-гогогох". Пообедала я, как обычно, супом с булкой и маслом. Дешево и сердито. Деревня не вызвала бы моего раздражения, если бы нас не оставили в ней часа на 1,5-2. Дело в том, что в этой деревне находится большой торговый центр, в котором, к тому же, ничего интересного не продается. Так, всякий ширпотреб.

    Наконец, загрузившись в автобус, мы пустились в двухчасовой переезд по национальному парку Сноудония. Это была фантастика. С каждым проделанным километром нашему взору открывались все новые и новые панорамы. Сначала это были просто высокие горы, поросшие лесом или травой, иногда со скалистыми выступами. Затем мы въехали в небольшой населенный пункт. И вдруг на окраине деревни между редкими домами я стала замечать то тут, то там, словно выросшие из-под земли гигантские каменные валуны, размером с двухэтажный дом. На некоторых из них росли сосны, некоторые были голыми. Похоже, это следы ледника, или более раннего разлома земной коры. Если бы эти камни умели говорить, они смогли бы поведать, как все начиналось на нашей планете. Вслед за тем появились высокие горы с обнаженной скальной породой. Порода серого цвета, как мокрый асфальт. Это слюда. Структура слюды слоистая, она похожа на составленные вплотную вертикальные параллелепипеды, сплошное серое скопище огромных параллелепипедов. Неожиданно показалось озеро – искусственное водохранилище. Серые скалы, обрамляющие озеро, отражались в спокойной голубой воде. Постепенно пейзажи стали полностью скалистыми, лишенными растительности. Высоченные горы, камни, водопады, бурлящие горные реки – нереальное волшебное зрелище. А с этих безжизненных серых скал яркими гроздьями свисают связки альпинистов. Здесь, конечно, рай для скалолазов. Мы остановились на одной из смотровых площадок. Дул пронизывающий ветер, и, не смотря на солнце, было ужасно холодно. Но альпинисты вокруг ходили в майках.

    Вскоре мы прибыли к месту ночевки – в уэльскую деревушку Лланголлен. Отель здесь тоже маленький, трехэтажный, без лифта. Нам досталась комната неправильной формы, ассиметричная, с аппендиксом наподобие эркера. Там мы поставили столик и кресла и попили кофе перед окном. Хозяйка отеля, Надежда, из Казахстана. Она вышла замуж за уэльсца, ученого психолога, которому в какой-то момент надоела его научная карьера, и он решил купить отель. Сегодня 1 мая, и Надежда, зная о нашем приезде, созвала на вечер всю русскую общину Лланголлена в бар своего отеля, пригласила музыкантов и устроила праздник. Задний двор отеля имеет спуск к горной реке Ди, место очень живописное. Сам отель тоже знаменитый. В свое время здесь останавливались Уинстон Черчилль, Вальтер Скотт, Элла Фитцджеральд, Чарльз Дарвин, Уильям Вордсворт, Дюк Веллингтон, Бернард Шоу и многие другие известные личности.

    Дмитрий устроил нам вечернюю экскурсию по Лланголлену. У хозяев отеля он взял большой ключ от близлежащей церкви и повел нас туда. Интерьер церкви не представляет собой ничего особенного: ряды деревянных скамеек для прихожан, витражи на окнах. Одну из стен украшает мраморный барельеф, изображающий портреты двух женщин. В XIX веке эти две немолодые дамы, скорей всего, нетрадиционной ориентации поселились в Лланголлене и стали устраивать в своем доме литературные вечера, приглашая знаменитых в то время писателей и поэтов. Например, частым гостем этих дам был Уильям Вордсворт. Осмотрев церковь, мы двинулись по главной улице и вышли к реке Ди. С моста через нее открывался чудесный вид на бурлящие пенящиеся пороги. Странно, но с противоположной стороны моста можно было наблюдать совсем другую картину: спокойная река, мирно огибающая большие каменные острова. В многочисленных открытых кафе на набережной сидели за кружкой пива местные жители и радостно приветствовали нашу группу. Значит, туристы не такое уж частое явление в Лланголлене. Далее Дмитрий повел нас в гору вдоль искусственного канала. Никто в группе не знал конечной цели нашего маршрута. Я почему-то в тайне надеялась, что мы идем на вершину горы, где я заметила какие-то развалины, не то разрушенный замок, не то менгиры типа Стоунхенджа. Но моим надеждам не суждено было сбыться. Мы дошли до небольшого мостика и повернули назад. На обратном пути мы заглянули в супермаркет и прикупили еды на вечер. Я взяла картофельный салат за 0,77 фунта. Потом мы с девушками до темноты погуляли по жилым кварталам Лланголлена. Скорее, это даже не жилые кварталы, а дачи. Домики от самых простеньких до шикарных. Часто встречаются огороды, парники, в общем, все, как у нас.

    Когда мы вернулись в отель, праздник уже начался. Мне, честно говоря, не очень хотелось веселиться в малознакомой компании. Было желание тихо перекусить в своей комнате, отдохнуть, записать в дневник впечатления. Вера тоже не пошла на вечеринку, но зато она пригласила к нам в номер одну даму из группы. Я возразила против этого, но слово не воробей. Дама уже дала согласие, и отменять приглашение Вере было неудобно. Мы вместе поужинали, поболтали, посмеялись. Но, видно, усталость дала себя знать. Внезапно мне стало нехорошо, я вышла в ванную, а дама тем временем ретировалась. К счастью, все обошлось, почти сразу мне стало лучше.

    Наутро оказалось, что вечеринку в баре отеля проигнорировали все, кроме одной девушки. Дмитрий очень сокрушался по этому поводу. Сам он, естественно, тоже присутствовал там.

    2 мая

    Как я уже говорила, хозяйка нашего отеля из Казахстана. Соответственно, обслуга в большинстве своем тоже. Возможно, восточная неторопливость и стала причиной наших проблем за завтраком. Был обычный буфет, а тосты и кофе разносили официанты. Так вот, тостов катастрофически не хватало. Те, кому приносили тарелку с тостами, делились с соседями, передавая злополучную тарелку от столика к столику, как трубку мира. В общем, и смех, и грех.

    Сегодня мы покидаем Уэльс, еще одно горное королевство на нашем пути, еще одно место силы, где реальное сливается с ирреальным, где обитатели параллельных миров часто показываются людям. В Уэльсе находилась резиденция легендарного короля Артура, жизнь которого была полна чудес. Здесь же великий маг и чародей Мерлин был обманут волшебницей Морганой и заточен в небесном дворце. Жаль, что мы побыли в этой сказке всего один день.

    Но программа есть программа, и мы едем в английский замок Уорвик. Этот замок полностью коммерциализирован, но это даже интересно. У входа нас встретили музыканты в средневековых костюмах. Музыку они исполняли тоже средневековую на средневековых инструментах. Поскольку сегодня было воскресенье, в замке намечалась большая развлекательная программа: танцы, рыцарские турниры и т.п. По причине воскресенья и народу понаехало туча.

    Сначала мы обошли музей внутри замка, в создании которого принимал участие музей мадам Тюссо. Это апартаменты владельцев замка с подлинной обстановкой или предметами той же эпохи, а в интерьерах – восковые фигуры хозяев, родственников, домочадцев, гостей, слуг, с табличками, где указаны их имена. Мы прошли по анфиладе многочисленных комнат: гостиные, музыкальный салон, библиотека, дамский будуар, салон для курения джентльменов, спальни. Но больше всех меня впечатлил большой рыцарский зал – неотъемлемая часть всех замков, в которых мне удалось побывать. Его украшали рыцарские доспехи, оружие и охотничьи трофеи: чучела животных и оленьи рога.

    Затем мы пробежали маршрут по стене замка и башням – вверх-вниз. Здешний маршрут показался мне менее напряженным, чем в Карнарфоне, и я преодолела его быстро и с легкостью. Правда, Веру я по дороге потеряла. Она не могла отойти от вчерашнего трека по башням, у нее болели ноги, и она раньше времени сошла с дистанции. Бойницы в этом замке интересные – в виде кельтских крестов. Напоследок я поднялась на бастион. Дорожка к нему вьется через живописную клумбу с цветами и фигурно подстриженными кустами. Наверху растут дубы, чудесный воздух. Вид с бастиона на окрестности замка великолепен: река Эйвон, сосны, поля.

    Назад к автобусу я возвращалась через сад роз королевы Виктории. Розы еще не расцвели, но садик очень милый. В сувенирном магазине я приобрела рыцаря с поднятым мечом из папье-маше в пару для моего шведского тролля тоже с мечом и в рогатом шлеме викинга.

    Далее нас повезли на родину Шекспира – в город Стратфорд-на-Эйвоне. Первое, что мы увидели в этом городе, была статуя шута, установленная в начале пешеходной улицы. По периметру постамента высечены изречения из разных пьес Шекспира. Затем мы направились к дому, где родился великий драматург и семеро его братьев и сестер. Старый жетовато-коричневый фахверк вмещал в себя и жилые помещения, и кухню, и мастерскую – отец Шекспира, Джон, был перчаточником. На этом поприще Джон Шекспир весьма преуспел, сколотив приличное состояние. Кроме того, он сделал неплохую государственную карьеру: был назначен судебным приставом Стратфорда, главным офицером Стратфорда и местным агентом лондонского правительства. Экскурсию для нас вел смотритель музея, высокий плотный мужчина, вынужденный пригибать голову, чтобы не упереться ею в низкий потолок тесной старинной комнаты. Мебель в доме либо подлинная, либо дополнена предметами шекспировской эпохи. Кое-где интерьеры оживлены восковыми фигурами. В Англии просто страсть к восковым фигурам, они везде, где надо, и где не надо. Такое впечатление, что их нет только в Британском музее и в Национальной галерее, да и там, наверно, скоро появятся.

    Шекспир написал около 36 пьес. Таблички с их названиями висят под потолком одного из залов, и их количество ошеломляет. Правда, до сих пор ведутся споры о том, кто является подлинным автором этих пьес. Литературоведы не могут поверить, как человек, никогда не учившийся в университете, мог написать столь талантливые произведения, в которых используется более 6000 английских слов. Самые образованные люди в Англии не могут похвастаться таким богатым лексиконом. Идеи насчет авторства шекспировских пьес самые абсурдные, от Бэйкона до королевы Елизаветы I. Несомненно одно, когда Шекспир приехал в Лондон, театральное искусство там переживало свой бум. Спрос на пьесы был таков, что существующие драматурги не в состоянии были его удовлетворить. Шекспир, можно сказать, попал в струю. Поступив в труппу лондонского театра в качестве актера, вскоре он переквалифицировался в драматурга, что позволило ему разбогатеть настолько, что он смог купить 1/8 театра "Глобус" и самый роскошный особняк Стратфорда "Найс Плэйс", где и закончил свои дни. В магазине музея я впервые за долгое время нашла книжку на русском языке – сказывается близость Лондона.

    После музея Дмитрий повел нас в церковь Святой Троицы, где похоронен Шекспир. Мы шли по фахверковым улицам мимо башни Гилд Чапел и примыкающей к ней школы грамматики, где драматург учился риторике, логике и латыни, мимо дома внучки Шекспира Элизабет, мимо дома его старшей дочери Сюзанны. Шекспир женился в 18 лет на 26-летней Анне Хаттавэй, как теперь говорят, по залету. Вскоре после рождения Сюзанны Анна родила близнецов, Хэммета и Джудит. Молодая семья ютилась в доме родителей Уильяма и переживала постоянные материальные трудности, которые угнетали Шекспира настолько, что он попросту сбежал из этого замкнутого круга семейных проблем, поступив в театральную труппу и уехав в Лондон. Однако Уильям не забывал свою семью, регулярно навещая и присылая деньги. Единственный сын Шекспира Хэммет умер в детстве, а дочери вышли замуж. Сюзанна – удачно, за доктора Холла, а Джудит – менее удачно, за пьяницу. Свое состояние Шекспир завещал Сюзанне и ее мужу, как говорится, деньги к деньгам.

    Церковь Святой Троицы достаточно скромная с виду. Она построена из сероватого камня и имеет остроконечный шпиль. Церковь стоит посреди большого старинного кладбища, скорее напоминающего парк с ухоженными аллеями в тени деревьев. Внутрь церкви нас пускать не хотели, так как через 10 минут должна была начаться служба с участием мэра города и его высокопоставленных гостей, но Дмитрию удалось уговорить служительницу. Могила Шекспира находится в алтаре. Я прикоснулась к надгробной плите великого драматурга. В сувенирном магазине я приобрела магнит с изображением церкви Святой Троицы и маленький бюстик Шекспира. Тем временем, к церкви уже начали стекаться прихожане. Воспитатели привели группу взрослых даунов, подъехали автомобили с официальными лицами: джентльмены с массивными золотыми цепями поверх пиджаков, леди в шляпах.

    Нам дали немного свободного времени, чтобы мы могли перекусить. На одной из улочек мы с Верой нашли итальянскую пиццерию, где взяли одну большую пиццу на двоих. В качестве напитка я заказала сидр – чуть забродивший яблочный сок, пропущенный через сифон.

    По пути в Бристоль водитель сделал остановку в совершенно очаровательном городке. Городок стоит на мелкой речушке, по которой бегают босиком детишки. Через речку перекинут ряд маленьких пешеходных мостиков из камня. Джипы пересекают речку вброд. На набережной выстроились аккуратненькие коричневатые домики, некоторые с башенками, некоторые с часами. Гуляя по этому милому, словно игрушечному, городку, создавалось впечатление, будто мы попали в сказку. Впечатление усиливали названия кафе и ресторанов, связанные со сказкой об Алисе в Стране Чудес: "Зазеркалье", "Сумасшедший шляпочник", "Дом Алисы". Вообще-то городишко раскрученный. Здесь много туристов, выпущены свои сувениры: тарелки, магниты, открытки. К сожалению, названия городка я не запомнила. Позже Дмитрий сказал, что видел в новостях передачу о нем. Там говорилось, что в этом городке собираются в скором времени делать национальный парк.

    К месту ночевки, в Бристоль, мы прибыли в 18-30. Кофе-брэйк, и мы готовы к осмотру города. На этот раз пойти с нами договорились еще несколько женщин, которые не рассчитывали на свое умение ориентироваться по карте. Был тихий теплый воскресный вечер, солнце еще светило, но дискотеки были уже переполнены. Из их открытых окон грохотала музыка, а танцующая молодежь, увидев нас, что-то нам кричала.

    В центре города находится пешеходная зона с фонтанами. Мы пересекли ее и оказались перед колледжем, на лужайке которого молодежь играла в спортивные игры. Здание колледжа вытянутое, с колоннами. В центре колоннады – памятник какому-то деду в тулупе и в валенках. Мы назвали его между собой Иван Сусанин. На крыше по краям здания установлены статуи единорогов.

    Единорог – животное, весьма почитаемое в Великобритании. На протяжении всего путешествия по стране я довольно часто встречала изображения этого "зверя зверей". Единорог украшает собою гербы Шотландии и Великобритании. За что же ему выпала такая честь? Попробуем разобраться. На самом деле многие древние культуры хранят предания об единороге: Мохенджо-Даро и Хараппа, Персия, Древний Китай, Древняя Русь. Единорог – это волшебное животное, обладающее разумом. Единороги бессмертны. Внешне они представляют собой нечто среднее между лошадью, оленем и коровой. Обычно они белого цвета с голубыми глазами. Китайцы считают, что рог единорога обладает целительной силой, а появление единорога предшествует рождению великого человека. Так накануне рождения Конфуция людям явился единорог. Единороги живут уединенно, редко соединяются в пары, имеют независимый нрав, который может усмирить лишь невинная дева. Этот пикантный факт использовала в своих догмах средневековая католическая церковь, связывая единорога с идеей девственности Богоматери и воплощением Иисуса Христа. Видимо, единороги облюбовали горы Шотландии, Уэльса, а также холмы Англии в качестве ареала своего обитания, раз их образ так прочно вошел в национальное сознание.

    Рядом с колледжем находится Бристольский собор – массивный, красного кирпича, с квадратными башнями. Мы вновь вышли на набережную Эйвона – и снова толпы подвыпившей молодежи, пабы, музыка. С моста открывается великолепный вид, чем-то напомнивший мне Венецию: светлые здания с архитектурными изысками стоят у самой воды, лестницы подъездов спускаются прямо к причалу, где на приколе стоят катера. Перейдя через мост, мы оказались у собора Марии Рэдклиф, названного королевой Елизаветой II самым красивым в Англии. В розовых лучах заходящего солнца, ласкающих остроконечный шпиль, он и впрямь выглядел волшебно. Вернувшись в старый город, изобилующий старинными зданиями и церквями, мы бродили там до темноты. Наш отель расположился на очаровательной средневековой улочке между башней и воротами, которые были украшены механическими фигурками, движущимися каждый час под музыку. Одним словом, Бристоль мне очень понравился.

    3 мая

    С утра идет дождь, +10 градусов. Мы едем в деревню Эвбери, где находится самый большой кромлех на нашей планете. По дороге сквозь пелену дождя видим на зеленом холме огромное изображение белой лошади. Затем мы проезжаем странного вида холм абсолютно правильной формы в виде усеченной пирамиды. По размеру и форме он напоминает мексиканскую пирамиду Солнца в Теотиуакане. Холм порос зеленой травой и величественно возвышается в чистом поле. Это Силбери Хилл. Построенный 5000 лет назад, он является самым крупным в Европе мегалитическим сооружением, творением рук древних людей.

    Вот и деревня. Мы выходим из автобуса и под усиливающимся дождем по грязи шлепаем к полю, где молчаливым хороводом выстроились древние менгиры. Необработанные каменные глыбы высотой 3-4 метра стоят на равном расстоянии друг от друга, образуя правильный круг. Раньше таких кругов было три. Круги опоясаны гигантским рвом шириной 21 метр. Неровности ландшафта заметны до сих пор. Сейчас сохранился лишь внешний круг, да и то с пропусками, а от внутренних осталось всего несколько камней. Местные жители растащили менгиры для строительства собственных домов, предварительно распилив. Кроме того, католическая церковь, борясь с язычеством, могла способствовать разрушению этого древнего святилища друидов. Изначально же по подсчетам ученых конструкция насчитывала 274 камня, а еще 97 пар таких же глыб окаймляли дорогу, ведущую к кромлеху. Кромлех датируется 2600 г. до н.э. Под зонтами по мокрой траве мы бродили между каменными мегалитами, впитывая мощную энергетику этого места. Все бы хорошо, вот только брюки я забрызгала выше колена. Потом мы зашли в деревню, где посетили сувенирный магазин. Там я приобрела несколько открыток с фотографиями загадочных объектов.

    Затем мы поехали в Стоунхендж. По дороге видели еще одно гигантское изображение белой лошади на склоне холма и несколько холмов-курганов меньших размеров, чем Силбери Хилл. Наш путь лежал через городок Мальборо, где находится одна из самых престижных школ в Англии. Несмотря на непогоду и выходной – в Великобритании праздновался День Банка – группы учеников в серой форме деловито сновали по улицам.

    Вскоре показался Стоунхендж. А дождь все не проходил. На входе в комплекс нам раздали трубки с аудио-гидом на русском языке. Экскурсия началась с туннеля, ведущего от автостоянки к монументу. Стены туннеля покрыты картинами, изображающими сцены из жизни древних кельтов. Около 7-8 тысяч лет назад эта местность была покрыта смешанным сосново-ореховым лесом, а сейчас здесь бескрайние луга. Поднявшись на поверхность, мы оказались на круговой дорожке, опоясывающей древний памятник в радиусе 30 метров от него. Непосредственно к камням приближаться нельзя. На дорожке отметки с цифрами. Подходя к каждой цифре, следует нажимать соответствующую кнопку аудио-гида для продолжения экскурсии.

    Название Стоунхендж в переводе означает "висячие камни". Гигантские обтесанные каменные глыбы и, правда, как бы висят друг на друге – на двух вертикальных менгирах сверху покоится третья плита. Эта конструкция называется трилит. Вес камней огромен, и сооружение выглядит каким-то неправдоподобным, ирреальным. Кажется, еще чуть-чуть, и нагроможденные друг на друга камни распадутся как карточный домик. Однако на самом деле трилиты весьма устойчивы. Все дело в том, что нижние глыбы имеют конусообразный уступ, а верхние – углубление. Таким образом, верхняя глыба как бы нанизывается на штырьки нижних, надежно закрепляясь.

    Уже римляне считали Стоунхендж древним. Его строительство велось в несколько этапов. Сначала, в 3100 году до н.э., возникли ров и земляной вал в виде кольца, внутри которого на равном расстоянии друг от друга располагались лунки со следами трупосожжений. Около 2500 года до н.э. в центре круга было построено деревянное сооружение.

    Позднее в пространстве внутри рва двумя концентрическими кругами были установлены так называемые голубые камни – тесаные глыбы из долерита зеленовато-голубого оттенка. Геологический состав голубых камней нехарактерен для этих мест. Их родина – мистические горы Преселли, находящиеся в Уэльсе, в 385 км от Стоунхенджа. Как древние кельты могли их сюда транспортировать, остается загадкой.

    Голубые камни еще несколько раз переставляли, и к 1800 году до н.э. Стоунхендж приобрел облик, знакомый нам сегодня. В плане это кольцо с подковой внутри. Внешнее кольцо выполнено из голубых камней, составленных в каменную аркаду. Расположенное внутри кольца сооружение подковообразной формы состоит из глыб большего размера, сгруппированных в трилиты. Трилиты выполнены из Сарсенских камней, добытых на возвышенности Мальборо, что в 30 км отсюда.

    Аудио-гид познакомил нас с двумя легендами – версиями постройки Стоунхенджа. Одна из них гласит, что когда англо-саксы убили 460 кельтов, король Убер призвал к себе мага и чародея Мерлина. Мерлин сказал королю: "Прикажи доставить из Ирландии волшебное кольцо, которое ведет свое происхождение из Африки". Убер Пендрагон отправился в поход и добыл это кольцо. Тогда Мерлин построил Стоунхендж. Убер похоронен неподалеку. Он – отец короля Артура.

    Во второй легенде говорится, что строителем Стоунхенджа является дьявол. Как-то раз дьявол пришел к одной старушке и сказал: "Я дам тебе столько денег, сколько ты успеешь сосчитать, пока я возвожу монумент из гигантских камней". Старушка страшно обрадовалась, полагая, что строительство – дело длительное. Но только она начала считать, как дьявол мгновенно все построил.

    Назначение Стоунхенджа до сих пор не установлено. Считается, что это мегалитическая обсерватория. Но и культового значения Стоунхенджа тоже отрицать нельзя. Скорее всего, религия и наука в древности были переплетены настолько тесно, что невозможно было провести четкую грань между ними, отделив одно от другого. Кельтские жрецы, друиды, обладали древними знаниями, позволяющими им черпать энергию из космоса. Космическая энергия наделяла их сверхъестественными способностями, что в глазах простых смертных выглядело как чудо.

    Еще Юлий Цезарь, который встречался с кельтами во время Галльских войн, утверждал, что их жрецы делятся на 3 группы: ваты – предсказатели и философы, барды – воспевавшие в стихах богов и героев, и друиды – отправлявшие религиозные обряды, руководившие жертвоприношениями и вершившие суд. Друиды обладали абсолютной властью. Стать друидом сразу было невозможно. Сначала необходимо было пройти школу бардов, где в первые несколько лет обучали риторике, философии, стихосложению, а потом еще 7 лет описанию событий в стихотворной форме. Только после этого барды могли приступить к изучению магии, астрологии и других тайных наук.

    Целью священнодействия, проводимого друидами в Стоунхендже, являлось установление энергетического канала с космосом. Считалось, что левый столб трилита посвящен мужскому божеству, правый – женскому, горизонтальный блок – Всеотцу, а проход между ними при соблюдении определенных ритуалов мог вывести в параллельные миры. Друиды считали скалы, озера, источники и в особенности острова священными обиталищами богов. Вот почему среди магических ландшафтов Шотландии и Уэльса я ощущала на себе влияние какой-то необычайной потусторонней силы, которая влекла к себе, окутывала умиротворением и благодатью, напитывала чудесной энергией. Вот почему так запала в душу чарующая красота этих волшебных мест.

    Сейчас на камнях Стоунхенджа растет более 90 видов всевозможных лишайников, что делает древний памятник объектом изучения не только историков, но и биологов. Аудио-экскурсией я осталась очень довольна. Вот бы везде так было. В сувенирном магазине я купила книжку о Стоунхендже на английском языке и металлический макет Стоунхенджа.

    Тем временем дождь кончился, и мы отправились в Солсбери, главной достопримечательностью которого является Солсберийский собор середины XIII века. Пожалуй, это самый красивый собор из тех, что мне удалось увидеть за это путешествие. Можно также сказать, что этот собор самый известный в Англии, так как его изображение украшает обложку школьной хрестоматии. Собор построен в стиле Ранней Английской Готики. Он выполнен из желтого песчаника, с остроконечным шпилем высотой 123 м, самым высоким в Англии, но самое замечательное – это его западный фасад, сплошь украшенный статуями святых. Расположение этих статуй напомнило мне структуру иконостаса православной церкви: праотеческий, пророческий, деисусный, местный ряды. Здесь также наверху установлены скульптуры царей Давида, Соломона, Самуила, пророков Моисея, Иова, Иезекиля, Исайи, Иеремии, Даниила. В том же ряду, но ближе к центру, – скульптуры праотцов, Авраама и Ноя. Ниже вдоль центральных окон установлены статуи апостолов евангелистов Марка, Матфея, Иоанна и Луки. По обе стороны от них выстроились остальные апостолы, возглавляемые Петром и Павлом. Еще ниже стоят статуи христианских святых с атрибутами своих подвигов или с орудиями пыток. Например, святой Георгий с драконом, святой Себастьян со стрелами, святая Екатерина с колесом. В самом нижнем, так называемом, местном ряду установлены скульптуры наиболее почитаемых в этом храме епископов, королей или святых.

    Внутри собора была экскурсия. Ее проводила пожилая дама, которая показалась мне немного нервной и раздраженной. За ней призывно тянулся шлейф любимого мною аромата Trezor. Экскурсовод показала нам средневековые часы XIV века, которые ходят до сих пор. Это сложный механизм, состоящий из многочисленных колесиков и грузов, помещенный в стеклянный ящик. Часы не имеют ни циферблата, ни какой-нибудь другой шкалы индикации, и как определять по ним время, сейчас уже, пожалуй, не знает никто. Обратили на себя внимание колонны из пюрбекского мрамора: в центре – толстая, а вокруг нее почти вплотную – тонкие.

    В зале капитула хранится оригинал Магны Карты – Великой хартии вольностей. Это один из четырех сохранившихся до наших дней подлинных текстов знаменитого договора, заключенного между королем Иоанном Безземельным и высшим феодальным дворянством в местечке Рэннимид в 1215 году. Два других оригинала хартии хранятся в Британском музее, а один – в Линкольнском замке. Подписание хартии явилось победой власти закона и определило среди прочего, что ни один свободный человек не может быть заключен в тюрьму или привлечен к ответу иначе, как по законному приговору равных его. Основные принципы Великой хартии вольностей были положены в основу Конституции США.

    Потом мы отправились обедать. Ели бекон, яичницу и жареный картофель. Картошки оказалось так много, что я не смогла ее осилить и взяла остатки с собой, положив в бумажный пакетик из-под сувениров.

    Наше путешествие по стране подошло к концу. Оставшиеся дни нам предстоит провести в столице. Лондон встретил нас вечерним солнышком. Наш отель довольно современный, расположен на Юстон-роуд рядом с библиотекой. Дмитрий дал нам время, чтобы заселиться и выпить чашечку кофе, и повел мимо метро в сторону Британского музея, ориентируя нас на местности. Сообразив, что к чему, мы попрощались с Дмитрием и отправились на свою первую прогулку по Лондону. Сегодня нам не терпелось увидеть побольше.

    Ознакомившись с расписанием работы Британского музея, мы дошли до Оксфорд-стрит. Честно говоря, эта знаменитая улица меня немного разочаровала. Я слышала, что тут полно магазинов. На самом деле их было мало, и по причине позднего времени они были закрыты. Как потом выяснилось, основная масса магазинов расположена в другой части Оксфорд-стрит, после Оксфорд-циркус в сторону Гайд-парка. Но пока я не знала об этом и даже немного расстроилась. Ведь я рассчитывала на хороший шопинг в Лондоне.

    Следующее разочарование поджидало меня, можно сказать, за углом. Я была наслышана о ночной жизни Лондона, которая сосредоточена в Сохо. Здесь самые дешевые рестораны национальной кухни, полно молодежи, жизнь кипит. Надвигались сумерки. Мы свернули с освещенной Оксфорд-стрит в темный переулок Сохо-стрит. Район Сохо, по-моему, вымер. Здесь было безлюдно, темно и как-то страшновато. Магазины и предприятия общепита были закрыты железными ставнями. Хоть нас и было пятеро женщин, все же мы поспешили побыстрее оттуда ретироваться. Скорее всего, мы в очередной раз просто ходили не по тем улицам, однако в сегодняшний вечер еще одна иллюзия разбилась вдребезги.

    Мы испытали облегчение, когда вышли на оживленную Пиккадили-циркус со знаменитой скульптурой Амура в центре. Правда, на самом деле это никакой не Амур и не Эрос, а Ангел христианского милосердия, установленный в 1892 году. Одна из моих спутниц, Тамара, дама предпенсионного возраста, уже бывала в Лондоне несколько лет назад. На этом основании она возомнила себя фюрером и все наши робкие попытки предложить свой вариант маршрута в весьма резкой форме отвергала. Апофеоз ее командирского задора наступил как раз на Пиккадили-циркус, когда мы захотели спуститься в подземный переход, чтобы подойти к Амуру. Тамара стала утверждать, что не все подземные переходы в Лондоне являются таковыми. Некоторые из них – лишь банальные входы в метро, которые кроме метро никуда не ведут. Почему-то она настаивала, что выбранный нами подземный переход не выведет нас к Амуру. А когда мы ей возразили, Тамара за недостатком аргументов стала на нас орать. Тогда моя соседка Вера, женщина исключительной доброты и терпимости, не выдержала и скомандовала: "Девочки, спускаемся в переход". При этом Тамара от нас отделилась и пошла к соседнему переходу, на ее взгляд, правильному. В результате мы все оказались возле Амура, только в разное время: мы раньше, а Тамара позже. После этого случая Тамара взяла себя в руки и больше не позволяла себе некорректных выпадов. А под конец и вовсе сникла, спала с лица и, запыхавшись, еле-еле тащилась за нами по городу. Все-таки, как ни пыжься, а возраст не обманешь. Даже жалко ее стало.

    Возле Амура было полно молодежи. Вся Пиккадили-циркус сверкала яркими красками неоновых реклам. Самая большая из них заслоняла собой несколько верхних этажей фасада жилого дома. Говорят, что жителям квартир, окна которых закрывает реклама, доплачивают за то, что они не видят белого света. От Пиккадили-циркус лучами отходят несколько улиц, в том числе и знаменитая Пиккадили, воспетая одной из звезд нашей эстарады. Кстати теперь я осознала, почему Лайма Вайкуле исполняет этот шлягер в неглиже. Дело в том, что во времена Елизаветы здесь находился популярный публичный дом Пиккадили-Хаус.

    Прогулку по Пиккадили мы оставили на потом, а сами отправились на Трафальгарскую площадь, где находится Национальная галерея и памятник Нельсону, установленный на высокой колонне. Эта площадь была призвана увековечить победу адмирала Нельсона над французским флотом в битве при Трафальгаре в 1805 году. В этой битве лорд Нельсон был убит. Площадь просторная и очень красивая. Ее ансамбль спроектирован Джоном Нэшем. В темноте фонтаны подсвечивались голубым светом. Гигантские львы, отлитые из трофейных вражеских пушек, молчаливыми стражами возлежали у подножия колонны. Народу было немного.

    Мы пересекли площадь и оказались на улице Уайт-холл, на которой находится множество официальных учреждений: Скотленд Ярд, МИ-5 и др. Уайт-холл пересекает Даунинг-стрит, где расположена резиденция премьер-министра Великобритании. Пройти на Даунинг-стрит невозможно. Вход туда отгорожен решеткой, за которой стоят бдительные полицейские по прозвищу Бобби. Лондонские Бобби ходят в смешных черных касках. Они, как и двухэтажные красные автобусы, красные телефонные будки, черные горбатые такси, являются неотъемлемой частью Лондона, его фишкой. Полицейские, прекрасно понимая это, охотно позируют перед камерами туристов. Вскоре Уайт-Холл незаметно переходит в Парламент-стрит. Там находится знаменитый паб "Красный лев", куда проголодавшиеся парламентарии забегают перекусить и выпить кружечку пивка. И Уайт-холл, и Парламент-стрит изобилуют конными памятниками. А возглавляет эту конницу установленный еще на Трафальгарской площади памятник Карлу I, миниатюрный, как и сам король.

    И вот, наконец, визитная карточка Лондона – Биг-Бэн. Подсвеченный теплым желтым светом, он выглядит именно так, как на картинках, растиражированных по всему миру. А рядом к нему примыкает Парламент, весь стрельчатый, готический, словно кружевной. Он отделен от тротуара решеткой. За ней – конный памятник Ричарду Львиное Сердце с обнаженным мечом. Напротив здания Парламента расположен сквер, где обычно собираются бастующие или протестующие. И сейчас там полно плакатов, но людей рядом с ними нет. В этом сквере множество памятников государственным деятелям. Издали обращает на себя внимание внушительная фигура Уинстона Черчилля. Перпендикулярно к Парламенту стоит Вестминстерское аббатство. Еще немного побродив по Парламентской площади, мы вернулись на Бридж-стрит и по ней вышли к Темзе. По набережной Виктории, минуя Лондон-ай – колесо обозрения, построенное к Миллениуму, мы дошли до Нортумберленд авеню, которая привела нас вновь на Трафальгарскую площадь. Это послужило третьим разочарованием за сегодняшний вечер – всего час гуляем по Лондону и уже второй раз оказываемся на одном и том же месте. Дальше был пеший путь домой. Пеший – в целях экономии, потому что проездной билет мы еще не купили. Шли мы минут 40.

    Вечером я ела свою картошку с кетчупом и горчицей, пакетики с которыми я прихватила в одном из ресторанов, и пила чай с круассаном, спертым с завтрака. Так закончился мой первый день в Лондоне.

    4 мая

    Еще вчера Дмитрий сказал, что по всей стране у нас были оплачены английские завтраки, а в Лондоне – лишь континентальные. Это значит, что горячие блюда брать нельзя, иначе могут заставить доплачивать по 14 фунтов за каждый завтрак. Это сообщение внесло некоторое смятение в наши ряды. За 10 дней путешествия мы уже привыкли к хорошему сытному завтраку. Опыт предыдущих групп, по словам Дмитрия, показывал, что те люди, которые, не смотря на предупреждение гида, продолжали брать горячее, впоследствии ничего не платили. С другой стороны, Дмитрий запугивал нас якобы установленными повсюду скрытыми камерами. Но что мне камера? У меня ведь на лбу не написано, что я оплатила только континентальный завтрак.

    Утром, придя в ресторан, я не обнаружила никаких предупреждающих знаков, типа "для тех, кто оплатил английский завтрак, only". И горячие, и холодные блюда стояли на одном прилавке в общедоступном месте. Я открыла крышки поддонов и положила себе сосиски, пюре, омлет, грибы, горячие помидоры. Проходящий мимо Дмитрий вслух прокомментировал мои действия, сказав, что раз я такая смелая, то, пожалуй, и он тоже рискнет взять горячее. Выбор буфета был огромен. Различные фрукты в сыром виде и в компотах, выпечка, молочные продукты, сыры, колбасы, красная рыба. Вера, постеснявшаяся брать горячее, вполне наелась холодными закусками. А мне удалось незаметно положить в сумку яблоко, персик, тост и круассан – к ужину.

    Сегодня опять дождь и холод, +10 градусов. Мой зонт сломан шотландскими ветрами: часть спиц безжизненно повисла. Сегодня наша последняя встреча с водителем. Накануне по предложению Дмитрия мы собрали ему чаевые по 2,5 фунта. Получилась кругленькая сумма в 90 фунтов. Наиболее активные женщины произнесли речь и торжественно вручили Колину деньги в конверте, а мы поаплодировали.

    Нам предстоит обзорная экскурсия по Лондону. Начинается она с Кенсингтонского сада, сквозь деревья которого просматривается Кенсингтонский дворец – бывшая резиденция принцессы Дианы. После развода Диане по статусу не полагалось жить в обычной квартире, и она попросила разрешения королевы жить в Кенсингтонском дворце.

    Первая наша остановка – возле Альберт-Холла, концертного зала. Это круглое здание под куполом, выкрашенное в красный цвет, было построено по приказу королевы Виктории в память о любимом муже, ушедшем из жизни в возрасте 42 лет. Фризы здания украшены аллегориями торжества науки и искусства, выполненными в греческом стиле. Принц Альберт испытывал огромный интерес к научному прогрессу. В наше время многие выдающиеся лондонцы пользуются привилегией, дарованной их предкам более 100 лет назад. Наследники тех, кто пожертвовал в 1863 году 100 фунтов стерлингов на строительство Альберт-Холла, могут бесплатно посещать концерты, проводимые здесь, на протяжении 999 лет.

    Напротив Альберт-Холла находится монумент принца Альберта. Принц восседает на возвышении под золоченым куполом ажурной неоготической башни. Мраморный постамент памятника по периметру украшен барельефами, изображающими деятелей науки и искусства ХIХ века. Среди них я узнала А.С.Пушкина. К постаменту ведет широкая мраморная лестница. По ее углам скульптурные группы, олицетворяющие четыре континента: Европу, Азию, Африку и Америку. Стиль скульптур немного отдает душком соцреализма: крупные атлетические тела, выполненные в грубовато-примитивной манере. Хотя на самом деле, все наоборот. Это отечественные скульпторы, воспевающие социализм, скопировали стиль викторианской эпохи. Очевидно, на эту мысль их навел товарищ Ленин, долгое время живший в Лондоне.

    Следующая остановка – Вестминстерский собор – главная католическая церковь в Лондоне. Его строительство было начато в 1895 году. Внешняя отделка собора весьма оригинальна – это полосы из красного кирпича и белого портлендского камня. К собору примыкает высокая колокольня, такая высокая, что уместить ее в кадр не представляется возможным. Шел сильный дождь, а улица, на которой стоял собор была такая узкая, что удачного ракурса для фотографии я так и не нашла. Честно говоря, я не ожидала ничего особенного от посещения этого собора. Но, войдя вовнутрь, я была потрясена. Мне показалось, что я попала в стамбульскую Айя-Софию. Те же многочисленные купола, те же великолепные византийские мозаики, та же роскошь мрамора. Правда, оформление собора так и не было завершено: верхняя часть стен и потолок – голые кирпичи. Позже я узнала, что мои ощущения меня не обманули: собор, действительно, выполнен в неовизантийском стиле, а его прототипом стала Айя-София.

    Когда мы вновь выгрузились из автобуса возле собора святого Павла, я решила не брать с собой зонт – авось добегу. И напрасно. Бежать пришлось довольно долго, а в собор нас так и не пустили по причине начала службы. Снаружи здание собора было на ремонте, все в лесах. Дмитрий нас успокоил, пообещав привести сюда еще раз.

    Далее мы отправились на правый берег Темзы, где со смотровой площадки открывается вид на Сити с его ультрасовременными небоскребами, Тауэр и Тауэрский мост. Самый старый мост Лондона – Лондон-бридж. На протяжении долгого времени он был единственной переправой, соединяющей правый и левый берега Темзы. В конце XIX века был построен знаменитый Тауэрский мост, являющийся символом Лондона. С этими двумя мостами как-то раз произошел забавный случай. Американцы, которые считают, что все на свете можно купить за деньги, возжелали иметь у себя в США Тауэрский мост. Они обратились к правительству Великобритании, видимо, предложив хорошую цену, и получили согласие. Договорились, что мост демонтируют, надписав каждый камешек и винтик, а затем соберут в том же порядке, но уже в США. Американцы предусмотрели все, кроме одного. Почему-то в договоре они назвали интересующий их мост Лондон-бридж, имея в виду Тауэр-бридж. Но хитрые англичане поправлять их не стали, разобрали на кусочки Лондон-бридж и транспортировали его в Америку. Каково же было удивление американцев, когда они у себя на родине увидели мост в собранном виде. "Мы совсем не то хотели купить," – заявили они. "Но в контракте записано именно это," – был им ответ. Вот такой поучительный анекдот.

    Тауэрский мост выглядит как игрушка. Его неоготические башни, выкрашенные в яркие цвета, как будто сошли с экрана Диснеевского мультфильма. Это не только чудо архитектуры, но еще и чудо техники своего времени. Представьте себе, что такая махина способна развестись всего за 15 секунд, пропустив в русло Темзы многопалубное судно. К слову сказать, паровые насосы работали настолько эффективно, что их заменили всего 20 лет назад.

    Последняя наша остановка была в доках святой Екатерины. Здесь находится стоянка яхт. Перед регатой владельцы яхт снимают номер в близлежащей гостинице, и пару месяцев живут там, чтобы как можно больше времени проводить на яхте, подготавливая ее к гонкам. Те же, кто побогаче, купили квартиры в окрестных домах. Тут же расположена весьма живописная "Таверна Диккенса" – темно-коричневое здание, богато декорированное живыми цветами в ящиках за окнами.

    Экскурсия закончилась, водитель отвез нас к месту ланча, и мы с ним распрощались теперь уже навсегда. Обедали мы в пабе под названием "Голова Шекспира". Я заказала камбалу с картошкой и горошком. После этого под дождем мы отправились в Британский музей – благо идти было недалеко.

    Британский музей – пожалуй, самое яркое впечатление Лондона. Наверно потому, что его собрание созвучно с моим увлечением древностью. Музей начался с коллекции доктора Слоуна, переданной государству в 1753 году. Первое, что мы увидели, была библиотека Британского музея – огромный зал, набитый книгами, с галереей на втором этаже. Посетители сидят за компьютерами, читая раритетные издания в электронном виде. Хотелось бы мне тут покопаться, но, к сожалению, время ограничено.

    Далее Дмитрий повел нас в зал Древнего Египта, остановился возле знаменитого Розеттского камня, и стал долго и нудно рассказывать очевидные вещи. Может, в нашей группе и были такие, кто не знал, чем славен Розеттский камень, но мне было откровенно жаль терять время. Я отделилась от группы и приступила к самостоятельному осмотру музея. Для тех, кто все-таки не знает историю Розеттского камня, поясню, что с помощью этого камня французскому археологу Шампольону удалось расшифровать египетские иероглифы. Дело в том, что на Розеттском камне начертан один и тот же текст на трех языках: древнегреческом, коптском и древнеегипетском. Древнегреческий язык помог ученому вникнуть в суть написанного, а коптский позволил установить фонетическое звучание египетских иероглифов, так как коптский язык произошел от древнеегипетского и является родственным ему. Сам камень – черный базальт, весь мелко исписанный. Египетские залы хороши, но, конечно, уступают Каирскому музею. Поэтому я не стала долго тут задерживаться и перешла в залы Ближнего Востока, посвященные искусству Шумера, Вавилона и Ассирии.

    Почему-то в коллекциях отечественных музеев Месопотамии уделено, на мой взгляд, недостаточное внимание. Так, несколько глиняных табличек, испещренных клинописью. Другое дело – Британский музей. Здесь представлены целые стенные панели из камня с барельефами, изображающими сцены битв на колесницах, моменты мирной жизни с участием антропоморфных существ – человека-орла, человека-ягуара, людей с крыльями. Также я увидела здесь несколько глазурованных панелей с Ворот Иштар. Странно, сколько же на этих воротах было панелей на самом деле. Штук десять подобных панелей выставлено в стамбульском археологическом музее.

    Бегом промчавшись по греко-римским залам, я поднялась на второй этаж и оказалась в зале египетских мумий. Почти все мумии перепеленуты, на более поздние из них нанесен рисунок – лик в стиле православной иконы. Скорее всего, ранние копты переняли у египтян некоторые ритуалы по захоронению умерших. Мумии помещены в саркофаги. Саркофаги напоминают русских матрешек. Только сейчас пришло в голову, а что, если эта детская игрушка, русский сувенир, на самом деле символизирует капсулу, в которой человек транспортируется в иной мир. Деревянные матрешки-саркофаги плавно обрисовывают контуры человеческого тела. На их крышках нарисованы лица, перекрещенные руки с царскими регалиями. Спеленутую мумию кладут в наименьшую матрешку, которую помещают в матрешку побольше, а ту, в свою очередь, в матрешку еще побольше. Деревянных матрешек укладывают в каменные саркофаги, и снова – один в другой. Саркофаг помещают в пещеру, туда же приносится запас еды, предметы быта, ритуальные фигурки, украшения, посуда, в общем, вещи, делающие комфортным пребывание человека даже на том свете. Пещеру запечатывают, маскируют вход в нее и оставляют в покое.

    Ритуал, воспроизводимый египетскими жрецами, не что иное, как имитация действий прапредков, которые удалялись в пещеры с целью впадения там в состояние самадхи. При этом ритуал подразумевал соблюдение двух необходимых условий: целостности тела и абсолютного покоя. Считалось, что в этом случае, когда настанет срок, мумия очнется и выйдет в обновленный мир с важной миссией продолжения рода человеческого, как в свое время это сделали прапредки. Наверняка подобные ритуалы были в ходу не только в Египте, но и у древних славян. Только вот климат у нас в стране подкачал: деревянные саркофаги сгнили в болотистой почве, а курганы заросли, образовав холмы. Но жрецы хранили культовые предметы – выточенные из дерева разрисованные мини-саркофаги. После принятия князем Владимиром христианства начались гонения на язычников, и предметы религиозного культа превратились в детские игрушки.

    Забавно, что суть матрешки сохранилась и в новой ипостаси. Известно, что символы имеют широкий диапазон значений. Так вот, в язычестве матрешка олицетворяла капсулу для транспортировки тела мертвого человека в параллельный мир, откуда якобы в назначенный срок можно было вернуться с целью воссоздания человечества путем клонирования собственных клеток. В наше время детская игрушка матрешка символизирует преемственность поколений и непрерывность жизни на Земле: из чрева матери выходит дочь, у той из чрева появляется ее дочь и т.д. То есть в обоих случаях сущность матрешки остается прежней: продолжение рода человеческого.

    Следующая анфилада залов посвящена древним кельтам. Здесь представлено несколько мумий и скелетов в позе эмбриона, обнаруженных в кельтских курганах. В многочисленных витринах выставлены украшения, орудия труда, предметы быта. К сожалению, у меня не было времени для детального изучения этих экспонатов. Далее экспозиция знакомит нас с периодом римского вторжения в Британию. Тут наглядно прослеживается влияние римского искусства на кельтское и их смешение, как результат.

    А я уже спешу найти индийский и китайский залы. Собрание просто потрясающее. Причем каждый экспонат снабжен табличкой с пояснительной статейкой. Даже при беглом взгляде на эти таблички я получила ответы на многие мучившие меня вопросы, возникшие по возвращении из Китая. Я долгое время искала эти ответы в литературе, в Интернете, задавала вопросы профессионалам на специальных форумах, но все безрезультатно. И вот, наконец, внесли ясность в мою голову специалисты Британского музея – спасибо им. Я решила, что, если будет такая возможность, в следующий раз я приду сюда с блокнотом, ручкой и англо-русским словарем, чтобы подробно записать все комментарии к интересующим меня экспонатам. Индийский зал, конечно же, роскошный. Выломаны целые фризы зданий со скульптурными барельефами, в том числе и эротического содержания.

    Время поджимало, а мне еще надо было попасть в залы американских индейцев. По пути заскочила в зал Японии и Кореи, в зал Африки и Океании, посреди которого возвышался истукан с острова Пасхи. Американская коллекция совсем небольшая, но хорошо подобранная. Несколько барельефов с императорами майя, имеющими характерный орлиный профиль, посмертная маска, отделанная нефритом, двуглавый пернатый змей Кецалькоатль, выложенный бирюзой.

    В заключение, я оказалась в зале, напоминающем роскошный кабинет. Вдоль стен располагались стеллажи, где книги перемежались с различными редкостями. Причем в одном шкафу это были предметы исламского искусства: образцы каллиграфии, вазы, миниатюры. В другом – индуистские статуэтки. В третьем – китайские раритеты. В четвертом – культовые предметы иудаизма и т.д. В дальних шкафах были выставлены коллекции минералов, морских раковин, чучел редких животных и птиц. Я с непередаваемым наслаждением переходила от стеллажа к стеллажу. Рассматривая экспонаты, я на одной из нижних полок обнаружила скромно лежащую мумию русалки!!! Да, да, не удивляйтесь, именно русалки! Засушенное тельце имело в длину сантиметров 30. Скорее всего, это был новорожденный младенец. Большая голова, скрюченные ручки с белыми коготками, а ниже пояса – рыбий хвост. Я сфотографировала это существо для истории. Как ни странно, никаких сопроводительных комментариев при нем не оказалось.

    На этом время, отведенное Дмитрием на посещение Британского музея, истекло. В сувенирном магазине я приобрела Розеттский камень в миниатюре, и мы отправились на пешеходную экскурсию под названием "Туристическая Мекка". Слава Богу, дождь кончился, и выглянуло солнышко. Для начала Дмитрий завел нас в сувенирную лавку рядом с Британским музеем. Народу там было тьма, а из товаров ничего интересного не продавалось. Затем мы отправились в уже знакомый нам район Сохо. Днем там было почти так же малолюдно, как и поздним вечером. Внутри Сохо находится Чайна-таун. Ему, конечно, далеко до Чайна-таунов в Бангкоке или в Куала-Лумпуре с их шумными рынками, толпами туристов, аппетитными запахами, доносящимися из уличных забегаловок. Здесь, на центральной улице Чайна-тауна, нам встретились несколько китайцев. Кроме них и нашей группы там не было никого. Китайские ворота, пара прилавков с дурианами и другими тропическими фруктами – вот и вся экзотика этого "города в городе". Ближе к Лейстер-сквер стало несколько оживленнее. Появились магазины с китайской одеждой. Я давно мечтала купить китайское шелковое платье с косой застежкой, но в Китае как-то не получилось, а в Питере хороших нет. И вот в одной из витрин я заметила именно такое платье. Я взяла этот магазин на заметку, с тем, чтобы вернуться сюда после экскурсии.

    Наконец, мы добрались до Лейстер-сквер. Вот где жизнь кипит. Толпы народу снуют туда-сюда. Здесь расположено несколько театров и кинотеатр "Одеон", где проходят мировые премьеры. Плиты, которыми вымощена Лейстер-сквер, хранят отпечатки рук кинозвезд. Дмитрий приложил свою руку к следу руки Тома Круза – совпала. В сквере, что в центре площади, установлены памятники Шекспиру и Чарли Чаплину. Шекспиру – шикарный, беломраморный, на высоком постаменте, а Чаплину – крошечный, бронзовый, стоящий прямо на земле. В 100 метрах от Лейстер-сквера находится небезызвестная Пиккадили-циркус. Через подземный переход торгового центра Трокадеро, где звучала "Я сошла с ума" Тату, мы попали к ангелу милосердия. Сфотографировав Эроса при свете дня, мы двинулись дальше, к Сохо-скверу.

    По дороге я задала Дмитрию безобидный вопрос, пройдем ли мы с группой по улице Пиккадили. Я спросила это для того, чтобы спланировать маршруты самостоятельных прогулок, поскольку обидно ходить несколько раз по одним и тем же местам, а другие так и не успеть посмотреть. Дмитрий сказал, что по Пиккадили мы обязательно пройдем, и, естественно, обманул. Но тогда-то я об этом еще не знала и спросила, когда именно это будет, так как наш график в Лондоне очень напряженный. Видимо, у нас с Дмитрием было взаимное недовольство друг другом, которое нарастало, нарастало, и, наконец, выплеснулось в том, что Дмитрий буквально набросился на меня. Он начал орать, что такие серьезные вопросы не решаются посреди улицы, что нельзя объять необъятное и т.д. Я, смущенно потупив взор, тихо отошла в сторонку. Сама виновата, нечего гиду бестактные вопросы задавать.

    Последним пунктом нашей сегодняшней экскурсии стало посещение Сохо-сквер. Это, действительно, зеленый сквер, обрамленный квадратом городских зданий. В центре сквера среди деревьев виднеется маленький охотничий домик в фахверковом стиле. Раньше в этой части Лондона был лес, в котором любил охотиться король. Король сидел с ружьем в охотничьем домике, а слуги гнали к нему оленя с криками "Со! Хо!". Отсюда и название этого района города – Сохо.

    После экскурсии я и еще две дамы из нашей группы, Инна и Надежда, решили вернуться на Лейстер-сквер и пройтись по китайским магазинам. Шелковых платьев там было навалом: и длинных, и коротких, всевозможных цветов. Я выбрала для примерки несколько узких длинных платьев розового, бирюзового и темно-синего цветов. На вид они были просто изумительными. Я померила одно, второе, третье платье. Спереди они сидели как влитые, а вот на спине отставали. Вообще при моей тонкой талии у меня извечная проблема с посадкой вещей на спине. Чтобы вещь хорошо на мне сидела, она должна быть очень качественно скроена. Поэтому всякие китайские вещи мне не подходят по определению. Если б они еще дешево стоили, тогда можно было бы самой ушить. А так, за 40 фунтов покупать вещь, требующую переделки, это как-то расточительно. В результате я купила майку с флагом Великобритании и двое трусов с тем же флагом себе и мужу.

    В 19-00 на одном из зданий Лейстер-сквер пробили часы, и фигурки на них задвигались под звон колокольчиков, исполняющих мелодию "Yesterday". Мы заглянули еще в пару магазинов и в кафе "Голливуд". Честно говоря, мы сначала не поняли, что это кафе, приняв его за магазин. И вот, поднимаемся мы по лестнице, и вдруг слышим шум толпы, кто-то что-то нам кричит, нас ослепляют вспышки фотокамер. Короче, на мгновение мы почувствовали себя настоящими звездами Голливуда. Мелочь, а приятно.

    Перекусив в одной из кофеен, мы снова вышли на Пиккадили-циркус, на этот раз с твердым намерением пройтись по улице Пиккадили. Большинство магазинов было уже закрыто. Может быть, по этой причине прохожих здесь было не так уж много, чего не скажешь о дорожном движении. На галерее отеля "Риц" нам повстречалась русскоговорящая пара. Через некоторое время сплошная череда зданий прервалась, и улица пошла вдоль парка. Это был Грин Парк. Идея парка – все зеленое: трава, кусты, деревья, и никаких цветов.

    Пройдя краешком Грин парка, мы оказались на площади перед Букингемским дворцом. В лучах закатного солнца моему взору открылся беломраморный монумент, увенчанный золотым ангелом. Я, естественно, сфотографировала эту красоту. Подойдя поближе, я увидела, что мемориал воздвигнут здесь отнюдь не ради золотого ангела, а в честь королевы Виктории, массивно восседающей по другую сторону монумента. Пришлось делать фото еще раз – с правильной стороны. Мемориал был открыт в 1911 году, спустя 10 лет после смерти королевы Виктории. На его строительство потребовалось 2300 тонн белого мрамора. Статую королевы окружают аллегорические фигуры, изображающие Милосердие, Истину, Справедливость, Прогресс, Мир и Трудолюбие. И вновь у меня возникла стойкая ассоциация со стилем соцреализма. Ассоциация оставалась ассоциацией, пока, обходя памятник, я не увидела скульптурную группу, до боли напомнившую мне скульптуру Мухиной "Рабочий и крестьянка", которая стала символом киностудии Мосфильм. Госпожа Мухина просто нагло скопировала аллегорию Трудолюбия мемориала королевы Виктории. А наше правительство еще и премию ей за это дало. Какой позор! Может быть, еще и поэтому у нас в стране так долго был "железный занавес" – советская власть боялась разоблачения. Совок не только экономику завел в тупик, но еще и искусство. Все достижения советского периода – банальный плагиат. Достаточно вспомнить подражателей кубизму Пикассо, фовизму Матисса и имперессионизму Ренуара. А литература… Когда в конце 80-ых в "толстых" журналах стали публиковать ранее запрещенные вещи, я почти одновременно прочла "Мы" Замятина и "1981" Оруэлла и была потрясена их абсолютной идентичностью. Вполне допускаю, что, то же самое касается и науки, хотя все вокруг кричат, что в Советском Союзе наука процветала. Но кричат-то, в основном, сами деятели науки советской школы. Да что там говорить, даже сейчас все популярные телепередачи – точная копия западных аналогов. Неужели выродился русский народ? Как-то не хочется в это верить.

    Букингемский дворец – резиденция Ее Величества королевы Елизаветы II – отделен от площади решеткой. Сквозь нее мы наблюдали смену караула, происходящую каждые 30 минут. Караульных сменяет отряд из четырех солдат с командиром, которых и солдатами-то назвать смешно – такие они маленькие, как куколки, наряженные в красные курточки, черные брючки и огромные черные папахи. По команде начальника часовые синхронно выскакивают из своих будок, а потом по очереди меняются с солдатами из вновь прибывшего отряда. Зрелище одновременно забавное и трогательное.

    Далее наш путь лежал через Сент-Джеймский парк, знаменитый королевской коллекцией водоплавающих птиц. Сгущались сумерки, и многие птицы уже спали, но многие и бодрствовали. Птиц, действительно, неимоверное количество: утки, гуси, лебеди. Некоторые породы я видела впервые. К сожалению, пеликаны уже дремали вдали, сидя на скалах и спрятав головы под крыло. Парк произвел на меня приятное впечатление. Минуя парк, мы, пройдя под Адмиралтейской аркой, в очередной раз оказались на Трафальгарской площади. Стемнело. Принялся мелкий дождик, и заметно похолодало. Но мы твердо решили и на этот раз идти в отель пешком. По Charning Cross Road и Tottenham Court Road мы вышли на Euston Road, где располагалась наша гостиница. Так закончился еще один мой день в Лондоне.

    5 мая

    Сегодня, наконец, Дмитрий решил, что нужен проездной билет. Мы вошли в метро, и Дмитрий пошел к окошку продавца жетонов договариваться, велев нам ждать в стороне. На этот раз я пошла за Дмитрием и встала рядом с ним. Оказалось, он договаривается о групповых билетах. Обычный однодневный билет на 1-ю и 2-ю зоны стоит 4,30, а групповой – 3,20. Причем, как оказалось позже, он действителен во всех шести зонах. Существует также семейный билет: для взрослых он обходится по 2,80, а для ребенка 0,80 фунта.

    У нас в программе экскурсия в Виндзор. На метро мы добираемся до вокзала Ватерлоо. Дмитрий собирает с нас по 25 фунтов и идет покупать билеты на поезд. Гуляя по платформе, я подхожу к стойке информации и беру буклет о Виндзоре. Разворачиваю – и не верю своим глазам. Там написано, что если брать по отдельности билеты на поезд и в замок, то это будет стоить 18,75, а если покупать все билеты сразу, то 16 фунтов. Цифра 25 там вообще нигде не фигурирует. Я консультируюсь с группой. Сообща, мы принимаем решение задать вопрос Дмитрию. Результат – нам возвращают по 9 фунтов. Правда, не всем. Некоторым скромным женщинам Дмитрий вернул по 8 фунтов, а другим – вообще ничего не вернул. Те скромные женщины, в чьей скромности Дмитрий ошибся, набрались наглости, подошли к нему и потребовали обратно, кто по фунту, а кто и по 9 фунтов. Всем подошедшим Дмитрий вернул деньги без разговоров. Но все же нашлись и истинные скромницы, которые, даже узнав, что их обсчитали, постеснялись обратиться к Дмитрию.

    Винзорский замок – одна из официальных резиденций Ее Величества Королевы Елизаветы II. Замок основан в 1066 году Вильгельмом Завоевателем, и после этого многократно достраивался и перестраивался. Первоначально замок строился исключительно в оборонительных целях, но, благодаря удобной дороге из Лондона и расположенным рядом охотничьим угодьям, он вскоре превратился в королевскую резиденцию. Генрих I уже в 1100 году имел в замке жилые апартаменты. В настоящий момент замок представляет собой монументальное сооружение из серого камня с 15-ю мощными башнями.

    Как только мы вошли в замок, разразилась настоящая гроза, которая, к счастью, скоро закончилась. Дождь мы пережидали в сувенирном магазине, где я приобрела книжку "Виндзор" на русском языке. Дмитрий пытался договориться об экскурсии с лицензированным гидом, одетым в черный сюртук и цилиндр. Обслуживание гида включено в цену входного билета. Но гид, якобы, ответил, что у него программа, рассчитанная на 40 минут, а с переводом это займет в два раза больше времени, и отказался проводить для нас экскурсию. После дождя все вокруг выглядело умытым и обновленным. Мне удалось схватить это настроение фотокамерой: сияющий влажный асфальт и освещенные ярким солнцем бастионы.

    Осмотр замка начался с кукольного дома королевы Марии, подаренного ей в 1924 году. В этом доме все настоящее, но уменьшенное в 12 раз. Там есть водопровод, электрический свет, крошечный граммофон проигрывает пластинки, бутылки в винном погребе содержат дорогие вина. Мебель и другие предметы обстановки изготовлены ведущими производителями того времени, картины принадлежат кисти известных художников, а книги – перу выдающихся авторов, таких как Киплинг, Честертон, Конан-Дойл и др., некоторые даже написаны ими собственноручно. Домик – просто прелесть. Я буквально прилипла к стеклу, рассматривая его интерьеры.

    В соседнем зале представлены две куклы – Франс и Марианна. Они были подарены королеве Елизавете и принцессе Маргарет французскими детьми в 1938 году после государственного визита во Францию короля Георга VI и королевы Елизаветы. Куклы имеют приданое – одежду и аксессуары от ведущих парижских Домов моды. Сами же куклы около метра ростом, с непропорционально большими головами, одетые, как дамы, скорее напоминали пупсов, и этот диссонанс вызывал неприятие.

    Далее наш путь лежал через анфиладу залов, как парадных, так и жилых, обставленных старинной мебелью, богато декорированных фарфором, гобеленами, картинами. В замке собрана неплохая коллекция живописи: Ван-Дейк, Мемлинг, Рембрандт, Дюрер, Рубенс, Каналетто. Произвел впечатление Георгиевский зал – огромный, украшенный оружием, доспехами рыцарей, гербами кавалеров Ордена Подвязки.

    Орден Подвязки – один из древнейших и важнейших рыцарских орденов в мире. Он был основан в Виндзоре в 1348 году Эдуардом III и состоял из сюзерена и 25 рыцарей-компаньонов. Существует две легенды, объясняющие название ордена. Первая гласит, что как-то раз по дороге к мессе на ступенях церкви один из рыцарей нашел подвязку – предмет женского туалета, потерянный какой-то дамой. Подняв подвязку, рыцарь произнес: "Позор тому, кто плохо об этом подумает". Эта фраза стала девизом ордена. Вторая легенда говорит о том, что эмблема ордена произошла от полосок, которые английские рыцари носили во время французской компании, чтобы их легко можно было отличить от врага. Покровителем ордена стал святой Георгий. С 1948 года установлен порядок ежегодных Дней Ордена Подвязки в Виндзоре, включающих процессию по замку и службу в капелле святого Георгия. Ежегодный обед рыцарей устраивается в зале Ватерлоо.

    Зал Ватерлоо был задуман Георгом IV как зал памяти победы над Наполеоном в битве при Ватерлоо в 1815 году. Король заказал сэру Томасу Лоуренсу портреты монархов, государственных деятелей и военачальников союзников, внесших свой вклад в победу. Для создания серии из 28 портретов художник объехал почти всю Европу. 4 портрета он написал в России. Это император Александр I, граф Платов, князь Чернищев и генерал Уваров. В центре зала – обеденный стол, сервированный для приема.

    Осмотрев апартаменты замка, мы направились к капелле святого Георгия – духовному дому Ордена Подвязки и месту последнего пристанища многих членов королевской фамилии. Погода менялась каждую минуту. Только что светило солнце, а перед подходом к капелле снова собралась гроза. И еще одни удачный кадр мне удалось запечатлеть на пленку – переходный момент, когда все вокруг дышит грозой. Представьте себе, на фоне темного грозового неба стоит залитая солнцем капелла, выполненная в стиле перпендикулярной готики – образец парящего изящества и элегантности.

    Здесь похоронены Георг V и королева Мария, принцесса Шарлотта – дочь Георга IV, Георг VI, королева-мать Елизавета и принцесса Маргарет, Эдуард IV, Генрих VI, Эдуард VII и королева Александра, Генрих VIII, Карл I.

    Над скамьями резных деревянных хоров XV века висят знамена рыцарей Подвязки, а на спинках сидений прикреплены таблички с их гербами – всего 670 табличек. А всего рыцарей Ордена Подвязки за время его существования было 900. Самая старая табличка датируется 1390 годом. Она принадлежала лорду Бассету, геральдическим символом которого является черный кабан. Относительно недавно к хорам была прикреплена табличка сэра Уинстона Черчилля.

    В конце экскурсии мы, как водится, посетили сувенирный магазин, где я приобрела маленького рыцаря в доспехах с мечом и поднимающимся забралом. На коробке было написано, что это доспехи Генриха VIII, того самого любвеобильного короля, который разорвал отношения с католической церковью лишь ради того, чтобы развестись и жениться вторично.

    Далее Дмитрий повел нас по лабиринту улочек, и в результате мы очутились возле покосившегося домика. Оказывается, этот домик стал прототипом детского стихотворения про все скрюченное: "Жил на свете человек – скрюченные ножки, и гулял он целый век по скрюченной дорожке. Там за лесом у реки в скрюченном домишке…и т.д. и т.п." Вот этот-то скрюченный домишко и имелся в виду.

    Затем Дмитрий через здание старого вокзала повел нас в сувенирный магазин. Большинство группы по дороге от нас отстало, но я и мои приятельницы с покорностью овец тупо продолжали идти за пастырем. Через некоторое время мы оказались на каком-то пустыре с парой ларьков, в которых ничего примечательного не продавалось. Дмитрий подошел к кассе одного из ларьков, сделал запись в специальном журнале о том, что он привел группу в 35 человек, хотя нас было от силы человек 7, и получил комиссионные на карту члена клуба. Досаде моей не было предела. Причем, досада была не на Дмитрия, а на саму себя. Ну почему я такая дура, почему я позволила так с собой поступить. Почему я отключила свои мозги, не проанализировав дальнейшее развитие событий. Ведь подобный исход был легко прогнозируем. В итоге, потеряв минут 30 свободного времени, мы с Инной и Надеждой не успели нормально пообедать. Пришлось довольствоваться бутербродом с красной рыбой и чаем. Естественно, ни о каком Итоне – элитной школе, находящейся на другом берегу Темзы, – не могло быть и речи. В 14-55 отходил наш поезд в Лондон. С трудом найдя вокзал, мы прибежали к поезду вовремя.

    50 минут – и мы снова в Лондоне, где нас ждет напряженная программа: Национальная галерея, Вестминстерское аббатство, Парламент и пешеходная экскурсия "Театральный Лондон".

    В Национальной галерее, пока суть, да дело, я сразу побежала в сувенирный магазин. Там я не увидела ничего достойного, кроме футболок с картинами импрессионистов, Ван Гога и Сезанна. Я давно искала подобные футболки, но нигде их не встречала. И вот – удача. Правда, цветовая гамма в сине-голубых тонах меня не очень устраивала, да и горловина была недостаточно открыта. Но, как говорится, на безрыбье и рак рыба. Я таки купила футболку с Ван Гогом, которая стоила ни много, ни мало, 30 фунтов стерлингов. И может быть зря, потому что пару-тройку недель спустя родители привезли мне похожую футболку, только с Босхом, из музея Прадо, в той же голубоватой цветовой гамме. Получилось, что футболки дублируют друг друга. Ну да ладно, много не мало, пусть будут.

    Но вернемся к искусству. По Национальной галерее пришлось мчаться бегом, чтобы успеть выполнить все пункты нашей сегодняшней программы. Картины здесь сгруппированы по времени их создания. Мы начали осмотр со знаменитой "Мадонны в скалах" Леонардо да Винчи. Вообще великий мастер написал целых две "Мадонны в скалах" (вторая хранится в Лувре), абсолютно идентичных между собой. Луврская Мадонна потемнела от времени, покрыта патиной, сразу видно – XV век. Местная же Мадонна поражает яркостью красок. Даже не верится, что она принадлежит кисти Леонардо. Однако реставраторы настаивают, что именно так картина выглядела изначально.

    В этой же части Галереи находится творение фламандского современника Леонардо да Винчи, Яна Ван Эйка "Портрет супругов Арнольфини". Эта картина является гордостью коллекции музея, и Дмитрий провел возле нее развернутую экскурсию. Оказывается, это полотно не только реалистично, но и символично. Супруги стоят на полу босиком, их обувь – сабо мужа и тапочки жены – лежит тут же. У ног четы – маленькая собачка. За окном – фруктовые деревья, на подоконнике лежат фрукты. Все это символизирует близость к земле и единение с природой. У жены заметно округлен живот, она явно беременна. Однако Дмитрий опроверг это предположение, сказав, что в то время большие животы были в моде, и женщины специально подкладывали под платье подушки. Как знать, может он и прав. По крайней мере, о том, что мадам Арнольфини была модницей, свидетельствует ее прическа с выщипанными волосами надо лбом – в XV веке женщины делали это, чтобы лоб казался выше. В зеркале, висящем на стене, если вглядеться, можно увидеть отражение художника. А над зеркалом надпись: "Ян Ван Эйк был здесь. 1434". Кстати, мистер Арнольфини очень похож на президента В.В.Путина.

    Пробегая по залам с картинами XVI века, я мельком зацепила взглядом всемирно известные шедевры Рафаэля, Тициана, Кранаха. Здесь же находится еще одно очень интересное и весьма символичное полотно "Послы" Ханса Хольбейна. Это портрет двух мужчин в интерьере. Весь интерьер – этажерка, на которой размещены предметы науки и искусства: глобусы, астрономические приборы, книги, музыкальный инструмент наподобие мандолины. Все очень чинно, реалистично. А на мозаичном мраморном полу перед ними – огромный аморфный череп, повернутый в каком-то компьютерном ракурсе, плоский, кибернетический. Зачем он тут? Что хотел сказать художник? Это загадка.

    В залах XVII века перед глазами промелькнули полотна Рембрандта, Рубенса, Веласкеса, Караваджо. Дмитрий, как ветер, несся впереди, увлекая нас к кульминации экспозиции музея – англичанам. Они хранятся в части галереи, посвященной художникам XVIII- XIХ веков. Но англичан Дмитрий оставил на сладкое. Прежде он остановился возле импрессионистов: Ван Гога, Сезанна, Сера, Дега, Ренуара и Клода Моне с его знаменитыми лилиями. Что касается моего любимого Ван Гога, то я могла лицезреть его "Подсолнухи" в вазе, "Стул Ван Гога" и пейзаж "Кукурузное поле и кипарисы", изображенный на моей новой футболке.

    И вот, наконец, долгожданные англичане Гейнсборо, Констебл, Стабс и Тюрнер. Вот где Дмитрий разливался соловьем. Гейнсборо в портрете "Мистер и миссис Эндрюс" не дорисовал даме кисть руки. Так и осталась миссис Эндрюс безрукой. Констебл писал, в основном, деревенские пейзажи, которые меня абсолютно не впечатлили. Стабс – мастер по изображению лошадей. Он пишет их так искусно, прорисовывая каждую вену, каждую мышцу, что издали кажется, будто это не картина, а чучело лошади. Заметно выделяется творчество Тюрнера, самобытное, ни на кого не похожее. Его картины пронизывает особый удивительный свет. Порой, правда, среди этого света и обилия красок пастельных тонов трудно разобрать изображение, и только по названию пытаешься угадать, где там, к примеру, битва при Фермопилах, а где поезд в утреннем тумане. Одним словом, сложный для восприятия художник.

    После посещения Национальной галереи мы летим в Вестминстерское аббатство через уже в который раз виденные мною Трафальгарскую площадь, Уайт-холл, Парламентскую площадь. После разоблачения утренней махинации с 25 фунтами Дмитрий на нас обиделся и самоустранился от сбора денег. Теперь практически на всех объектах мы самостоятельно платили за вход. Исключение составил только Тауэр, где Дмитрий собрал с нас по 12,4. Вход в аббатство недешев – 7,5 фунта, но тут есть, что посмотреть.

    Аббатство построено в XI веке Эдуардом Исповедником на руинах бенедиктинского монастыря. Через неделю после освящения аббатства в 1065 году Эдуард Исповедник умер и стал первым монархом, похороненным здесь. В 1066 году в аббатстве состоялась коронация Вильгельма Завоевателя, положившая начало традиции, которая соблюдается и поныне – Вестминстерское аббатство стало национальной "коронационной церковью". За редким исключением здесь короновались все английские монархи, в том числе и Ее Величество королева Елизавета II.

    Со временем Вестминстерское аббатство стало также традиционным местом погребения королевских особ. Здесь похоронены Мария Тюдор, Генрих VII, Эдуард III, Ричард II, Елизавета I и Мария Стюарт. По иронии судьбы две извечных соперницы теперь покоятся друг против друга. Аббатство является также местом последнего пристанища многих великих людей: поэтов, писателей, ученых, путешественников. Здесь создан целый "уголок поэтов", где находится гробница Чосера, Бена Джонсона, Теннисона, Диккенса, Киплинга и др. Мемориальные доски увековечивают память Шекспира, Шелли, Китса, Элиота, Оскара Уайльда, всего около 120 надгробий и памятников. Здесь также установлены памятники Исааку Ньютону, Давиду Ливингстону, Чарльзу Дарвину. В нефе находится могила Неизвестного солдата, а также мемориалы Уинстону Черчиллю, Франклину Д. Рузвельту и другим политикам.

    Почтив память усопших, мы перешли через дорогу и оказались возле Вестминстерского дворца – истинного шедевра готического и неоготического стилей: стрельчатые окна, ажур и кружево камня. Здание XI века практически полностью было уничтожено пожаром и заново отстроено в XIX веке. Вестминстерский дворец являлся королевской резиденцией вплоть до правления Генриха VIII, а с 1547 года здесь размещается Британский парламент. Часовая башня дворца – Биг-Бен – стала символом Лондона. Свое название башня получила по имени 14-тонного колокола, с помощью которого часы издают свой звон. Колокол был отлит в 1858 году и установлен сэром Бенджамином Холлом. Сэр Бенджамин был крупным мужчиной, и товарищи называли его просто биг Бен. Так это прозвище и закрепилось сначала за колоколом, а потом за всей башней.

    На входе в парламент мы подверглись тщательному шмону. И вот, наконец, мы внутри. Кругом красота – фрески, скульптуры, улыбчивые парламентарии, многие из которых в красных галстуках. Мы заполнили анкеты, сдали вещи в камеру хранения и прошли в Палату общин. Трибуны для посетителей находятся на галерке и отделены от зала заседаний пуленепробиваемым стеклом. Дмитрий утверждает, что это совсем новая мера безопасности – еще две недели назад стекло отсутствовало. Интерьер Палаты Общин выдержан в зеленых тонах. В центре сидит спикер – женщина, позади нее – государственные служащие, а по обеим сторонам друг против друга – правительство и оппозиция. Немного послушав прения, мы забрали свои вещи из камеры хранения и отправились в Палату Лордов.

    Там нас ждала та же процедура – заполнение анкеты и помещение сумок в камеру хранения. Интерьер Палаты Лордов выдержан в красных тонах. Его отличительной особенностью является наличие мешка с шерстью – огромного красного матраса. Производство овечьей шерсти заложило фундамент экономического могущества страны, и на мешке с шерстью, как на символе богатства, заседает председатель палаты – лорд-канцлер.

    По традиции ежегодно Ее Величество королева Елизавета II открывает парламентскую сессию. Это очень красочная церемония. Королева произносит тронную речь, текст которой составляет правительство, где излагаются вопросы, по которым парламенту предстоит работать в наступающем году. Для этой цели здесь предусмотрен королевский трон.

    В отличие от депутатов Палаты Общин лордов не избирают, и их работа не оплачивается. Они лишь получают определенные суммы на покрытие расходов, связанных с посещением. Работа Палаты Лордов организована таким образом, чтобы особо не досаждать своим членам. С понедельника по среду заседания начинаются в 14-30, в четверг – в 11-00, а в пятницу вообще происходят очень редко – надо к уик-энду готовиться. Что говорить, монархия! Верхнего предела для общего числа членов Палаты Лордов нет. В настоящее время их насчитывается около 700, в том числе 26 архиепископов и епископов и 92 наследственных пэра. Сегодня здесь обсуждался вопрос о роли политики в жизни общества.

    Посещение парламента закончилось для нас в Вестминстер-Холле – единственном строении XI века, которое сохранилось после пожара во дворце – огромном мрачном зале с высокими готическими сводами и голыми стенами темного камня.

    Когда вся группа была в сборе, мы отправились на пешеходную экскурсию по театральному Лондону. Это район Ковент-Гарден. Когда-то здесь были огороды Вестминстерского аббатства. В 1630 году герцог Бедфорд построил здесь площадь в стиле итальянского Ренессанса, окруженную портиками. На одной стороне этой площади находился оптовый рынок фруктов, овощей и цветов. Мы прошли через него. Сейчас здесь располагаются мелкие магазины и бутики. На противоположной части площади в здании с колоннами в 1732 году был основан театр, который назвали Ковент-Гарден в честь района, в котором он расположен. В настоящее время это Королевский оперный театр, крупнейший в Англии. На стене Ковент-Гарден прикреплен лоток с репертуаром – полоски бумаги длиной около полуметра. Дмитрий выдернул нам по одной штучке на память. В районе Ковент-Гарден сосредоточено несколько театров. Побродив еще немного по немноголюдным улицам, уже в темноте мы сели в двухэтажный красный автобус, на котором, забравшись на второй этаж, мы добрались до отеля.

    Я зашла в ближайший супермаркет, чтобы купить себе что-нибудь к ужину. Как назло, там не было ничего подходящего. Внимание привлекла одна баночка, наполненная чем-то вроде салата. Я попыталась прочесть состав, но из-за бедного словарного запаса не смогла идентифицировать некоторые ингридиенты. Поняла лишь, что на 80% блюдо состоит из йогурта, а на 20% из какого-то кукумбера. Что такое кукумбер, я не знала, но поскольку брать было больше нечего, я решила все же рискнуть, доверившись собственной интуиции, тем более, что к йогурту я отношусь положительно. Какова же была моя радость, когда, придя в отель и открыв банку, я обнаружила, что вкус у блюда просто божественный, нежный и ни на что не похожий. А кукумберами оказались обыкновенные огурцы. Так я пополнила свой лексикон еще одним английским словом.

    6 мая

    В 9-30 мы отправились на пешеходную экскурсию в Сити. В метро мы вновь приобрели групповой проездной билет за 3,20. Оказалось, что он действителен лишь в метро, а мы-то вчера и на автобусе прокатились. Но, к счастью, в Лондоне нет контролеров. Билеты проверяет водитель автобуса, впуская пассажиров через переднюю дверь. Поэтому, если водитель пропустил, можно ехать спокойно. В крайнем случае, если он скажет, что этот проездной недействителен, всегда можно просто купить билет.

    Сити – это самый старый район Лондона. Именно здесь находился древний Лондиний, который римляне окружили крепостной стеной. За две с лишним тысячи лет существования Лондон разросся до неимоверных размеров. Теперь Сити – это деловой центр города площадью в одну квадратную милю. Здесь находятся банки, страховые компании и другие коммерческие организации. Символ Сити – крылатый дракон. Дракончики здесь повсюду. Сити имеет отдельную юрисдикцию. По традиции королева не имеет права заходить на территорию Сити. Лишь раз в году, в ноябре, она вместе с лордом-мэром совершает ритуальный въезд в эту часть Лондона. Пышность церемонии являет собой символ имперской власти – закон и деньги.

    Экскурсия по Сити началась с осмотра монумента в честь пожара 1666 года, который уничтожил большую часть города. В Великом пожаре сгорело 13 тысяч зданий и 87 церквей, а вот человеческих жертв чудесным образом оказалось не так много. Монумент представляет собой дорическую колонну, высота которой равна расстоянию от ее основания до пекарни на Паддинг-лейн, где возник пожар. Внутрь монумента можно залезть и подняться наверх, но у меня не было на это времени.

    Затем мы прошли мимо Московского народного банка, основанного в 1917 году В.И.Лениным. Вождь мирового пролетариата предвидел, что, если банковские авуары оставить в стране Советов, то они будут моментально разворованы. Поэтому он распорядился хранить деньги в Лондоне. Председателем Московского народного банка до недавнего времени был г-н Геращенко.

    Вскоре мы оказались на площади Сити, куда выходят фасады Королевской биржи, банка Англии и Мэншн-Хауза – официальной резиденции лорда-мэра. В центре площади – конный памятник. От площади лучами отходят улицы. Одна из них носит коммерческое название Ломбард-стрит. В свое время в Лондон приехало много итальянцев. Они селились скученно, в основном, на Пиккадили и в Сити. Сити облюбовало себе землячество из Ломбардии. Как правило, итальянцы зарабатывали себе на жизнь шитьем, но вскоре сообразили, что существует более выгодный бизнес – ростовщичество. Так на улице Ломбард появился первый в мире ломбард.

    Королевская биржа была основана сэром Томасом Грешамом в 1568 году. Когда-то внутри нее торговцы осуществляли обмен своими товарами. Сейчас там находятся кафе и магазины.

    В Банке Англии организован музей. Вход бесплатный. Это первый в мире банк, основанный в 1694 году. Во время войны с Францией английскому правительству катастрофически не хватало денег, и оно обратилось за помощью к населению. В обмен на деньги людям выдали векселя. Позже вместо векселей здесь впервые в мире стали выпускать банкноты. В музее представлена экспозиция купюр и монет. В ротонде под стеклянным колпаком выставлены золотые слитки – 59 золотых кирпичей, составленных пирамидой. Один слиток можно потрогать и даже приподнять, просунув руку в круглое отверстие пуленепробиваемого стеклянного ящика. Кирпич весит 13 кг, и у меня так и не хватило сил сдвинуть его с места. Кстати почтовые марки также впервые появились в Англии, поэтому до сих пор на английских марках не указывают название страны.

    Кроме всего прочего, в Банке Англии водится привидение. Когда-то здесь работал один служащий, в обязанности которого входило взвешивать золото. Предприимчивый клерк придумал забавную штуку: вместо казенной скатерти он стелил на стол, где взвешивалось золото, свою собственную. Когда на скатерть налипало достаточное количество золотых частиц, он уносил ее домой и вытряхивал. Таким образом, служащий сумел накопить кругленькую сумму. Но внезапно его поймали. Был суд, незадачливого клерка посадили в тюрьму, где он умер. Семьи у него не было, осталась только сестра, с которой их связывала нежная привязанность. Сестра так тосковала по брату, что пришла в банк и попросилась на службу. Ее взяли уборщицей. Женщина честно трудилась до конца своих дней, а после смерти вернулась в банк уже как привидение. Это не выдумка, привидение зафиксировано приборами, есть фото и видеоматериалы.

    Далее мы прошли в квартал небоскребов и поднялись на мостик, откуда открывался вид на улицы Сити и руины древнеримской стены. Фантастическое сочетание – римские развалины и суперсовременные сооружения из стекла и бетона. Здесь располагается музей Лондона. Вход в него также бесплатный. Музей очень интересный. В его экспозиции представлены кельтские захоронения, древние археологические находки, предметы римской культуры, образцы норманнского искусства. Запомнились заспиртованные головы и руки, обезображенные чумой. В 1664 году чума унесла жизни 100 тысяч лондонцев. Но самой впечатляющей оказалась часть музея, посвященная Лондону викторианской эпохи. Это целый город с узкими мощеными улочками, следуя по которым можно заглянуть, например, в бакалейную лавку, в паб, на почту, в аптеку и т.д. Причем, не смотря на то, что все заведения пусты, нет ощущения, что город вымер, потому что мир вокруг наполнен множеством звуков: цокот копыт по мостовой, лай собаки, гул толпы, откуда-то доносится музыка. Ощущение такое, будто ты находишься в гуще событий, происходящих 150 лет назад. Я так заплутала в этом викторианском Лондоне, что чуть было не опоздала на встречу с Дмитрием.

    Следующий пункт нашей программы – собор святого Павла, тот самый, куда мы не попали в первый день. На этот раз удача нам улыбнулась. Вход в собор стоит 7 фунтов. Собор святого Павла является творением архитектора Кристофера Рена, королевского суперинтенданта того времени. Ему было поручено в кратчайшие сроки восстановить город после Великого пожара. Рен тогда как раз только что вернулся из Парижа, и у него было полно идей. Начал он со строительства собора святого Павла, который на протяжении веков должен был служить свидетельством гениальности архитектора. Эпитафия на гробнице Рена – а он был похоронен в соборе одним из первых – гласит: "Читающий, если хочешь увидеть настоящий памятник покойному, оглянись".

    Место строительства собора не случайно. Вообще храмы обычно строятся на особых местах, где, либо произошло какое-то чудесное событие, либо просто по каким-то признакам, известным лишь жрецам, это место является источником силы. Так вот, изначально на месте собора святого Павла находился римский храм, посвященный Диане. Но уже в 604 году н.э. здесь был построен христианский храм в честь святого Павла. Сначала это была деревянная церковь, затем каменная, потом саксонская церковь и, наконец, норманнский собор, который и был уничтожен Великим пожаром.

    Снаружи, как я уже говорила, собор был в лесах, поэтому оценить его внешний вид у меня не было возможности. Внутреннее же убранство собора, действительно, впечатляет. Мои любимые позолоченные мозаики в византийском стиле украшают стены, купол – второй по величине в мире после собора святого Петра в Ватикане – расписан живописью. Хоры собора на редкость скромные, без гербов, корон и флагов, как в Виндзоре или в Вестминстерском аббатстве. Здесь происходили важнейшие государственные церемонии, включая похороны У.Черчилля в 1965 году и венчание Дианы Спенсер с принцем Чарльзом в 1981 году.

    В соборе похоронены многие военачальники. Среди них адмирал Нельсон. Надгробия военных, погибших в бою, венчают скульптурные группы, как бы запечатлевшие их в последние секунды. Вот командир, сраженный пулей, падает с коня, а верные солдаты подхватывают его тело. Вот смертельно раненый боец лежит на земле, а вокруг него суетятся товарищи. Другого раненого соратники волокут под руки. В целом, ощущения жутковатые. В склепе собора похоронены многие английские художники, уже знакомые мне: Тёрнер, Констебл, Ван Дейк и др., но времени спускаться в склеп у меня не было.

    Осмотрев соборный этаж, я поднялась на галерею Шепотов. По ее периметру наверху установлены статуи святых. Галерею опоясывает скамеечка, где можно сесть и, прислонившись к стене, что-то шепнуть. Если другой человек в этот момент прислонит к стене ухо, то он услышит Ваш шепот, в какой бы точке галереи ни находился. К сожалению, по собору мы с Верой бродили отдельно, и наверху я оказалась одна, поэтому пошептаться мне было не с кем. С галереи Шепотов я поднялась на внешнюю галерею, называемую Каменной. С нее открывается великолепный вид на Лондон. Безумно жаль, что я не заметила лестницы, ведущей еще выше – на Золотую галерею, с которой можно войти внутрь Золотого Шара, увенчанного крестом на самой вершине купола собора. Время поджимало, и я поспешила вниз.

    Спустилась я как раз вовремя, даже на две минуты раньше оговоренного времени. Но обозленный на меня Дмитрий уже повел группу в сторону метро, не смотря на то, что его предупреждали, что я вот-вот должна подойти. Хорошо, что Вера ждала меня, иначе бы я безнадежно отстала от группы и не попала бы в Гринвич, а именно туда лежал наш путь.

    В Гринвич ходят очень прикольные электрички на автопилоте – без машиниста. Наиболее острые ощущения испытывают те, кому удается сесть на переднее сиденье перед смотровым стеклом. На платформе уже стоял мальчик-негр, который явно желал сесть впереди. На это обратил наше внимание опытный Дмитрий, предложив оттеснить подростка, пользуясь численным перевесом. Но мы, как люди интеллигентные, естественно на это не пошли. Шустрому юноше удалось занять вожделенное местечко, а на оставшиеся три места кинулись наиболее проворные туристы нашей группы, в основном, пожилого и старшего возраста. Я не стала вступать с ними в борьбу и тихо села где-то в середине вагона. Довольно долго поезд ехал через туннель. Может быть, по этой причине наших пожилых товарищей быстро укачало, и они освободили свои блатные места, уступив их другим. Вот тут-то я и заняла желанное место. Электричка вскоре выскочила на свет Божий. Перед моими глазами с сумасшедшей скоростью неслись ржавые рельсы. Мы мчались через доки, потом въехали в район небоскребов. Сюда мы еще вернемся сегодня на экскурсию "Лондон XXI века". И вот, наконец, Гринвич.

    В Гринвиче мы первым делом пообедали. Напоследок я решила шикануть и заказала fish pyi: рыба, креветки и картофельное пюре. Вместе со стаканом горячего чая мне это обошлось в 6,5 фунтов. После сытного обеда мы отправились на набережную Темзы, где на причале стоял корвет Катти Сарк. Но корабли меня не слишком интересуют. Гораздо интереснее для меня было спуститься в туннель, проходящий под Темзой. Входы в туннель обозначены небольшими ротондами на обоих берегах. Туннель очень старый, и местами через стены просачивается вода. Я спросила у Дмитрия, могу ли я минут на 5 сбегать в туннель. Дмитрий с улыбкой ответил, что могу-то, я могу, но через минуту группа уходит. От группы мне отстать не хотелось, поэтому в туннель я не пошла.

    Далее мы направились в обсерваторию, которая находится на горе. Дорога в гору довольно крутая и длинная, но очень живописная. По обе стороны от нее вьется плетень, а за ним с одной стороны обрыв с видом на парк и королевский дворец, а с другой – небольшой перелесок, где водятся белки. Белки абсолютно не боятся людей и едят с руки.

    Наконец, запыхавшиеся и вспотевшие, мы достигли вершины. Там, возле обсерватории, проходит знаменитый нулевой меридиан. В честь него воздвигнут мемориал – пересекающиеся окружности из металла на гранитном постаменте. У подножия постамента между гранитными плитами проходит линия, подсвечиваемая в темное время суток, – это и есть гринвичский меридиан, отделяющий западное полушарие от восточного. По сторонам от меридиана начертаны названия крупнейших городов обоих полушарий: Буэнос-Айрес, Мехико, Нью-Йорк – это на западной стороне; Париж, Токио, Москва – на восточной. Аттракцион для туристов – сфотографироваться, стоя одной ногой в западном полушарии, а другой – в восточном.

    Подождав, пока вся группа сделает исторические снимки, мы вошли в обсерваторию. Там мне запомнилась одна компьютерная программа, определяющая координаты любой географической точки планеты. Вводишь интересующую тебя страну и город, а программа выдает широту и долготу, где он находится. Дмитрий, бывалый юзер, в два счета определил местоположение Питера – 59° 55' северной широты и 30° 25' восточной долготы. Вообще обсерватория не произвела на меня особого впечатления. Быть может потому, что сама я астрономией никогда не увлекалась, ничего об этом не читала, а хорошего гида, который мог бы интересно рассказать обо всех этих телескопах, морских часах и других экспонатах музея, тоже не нашлось.

    Зато мне очень понравился сувенирный магазин при обсерватории. До сих пор жалею, что поддалась предательскому голосу душившей меня жабы и не ничего не купила. Сувениры там продавались просто замечательные: всякие астрономические приборы, астролябии, компасы, более сложной конструкции – со стрелочками, и простые – механические, типа логарифмической линейки, только круглые – и самое интересное, что все действующие! Цены, конечно, тоже зашкаливали. Например, средней величины приборчик на металлических ножках с круглым циферблатом и стрелочками, упакованный в деревянный ящичек, стоил 38 фунтов. За вещь, которой абсолютно не умеешь пользоваться, которую в принципе уже некуда ставить, отдавать 2000 рублей, согласитесь, жалко. Но какая же она красивая! Я всегда испытывала благоговейный трепет при виде астрономических приборов. Они казались мне такими загадочными, а людей, умеющих ими пользоваться, я воспринимала, как приобщенных к какой-то тайне, доступной лишь избранным. И вот он соблазн – выбирай любой прибор на свой вкус, плати деньги и владей! Но расчетливый здравый смысл победил эстетические чувства и научное любопытство.

    Мы еще немного побродили вокруг, потусовались возле памятника капитану Джеймсу Куку, тому самому, которого съели аборигены, покормили возле него белочек и пошли вниз к военно-морскому музею. Этот музей интерактивный. Здесь можно усилием собственных мышц нагнать волны в стеклянном ящике, можно имитировать работу водолаза – в резиновых перчатках закрутить гайку гаечным ключом, преодолевая сопротивление воды. Я попробовала – довольно сложно. По ходу дела я им что-то там сломала, то ли перчатка отлетела, то ли еще что-то, не помню. Можно грести на шлюпке, а вокруг тебя экран с берегами. Дмитрий сел на весла, и я попросила его врезаться в берег, чтобы посмотреть, что будет. Ничего особенного при этом не случилось, всего-навсего закончилась игра.

    В заключение Дмитрий привел нас на блошиный рынок, куда люди приносят продавать свое старье. Мы пришли сюда к шапочному разбору: практически все продавцы уже свернули свой товар. Из того, что осталось, мне абсолютно ничего не приглянулось. А вот Вера запала на огромную старинную фарфоровую вазу с ангелочками. От покупки ее удержали только габариты и вес вазы.

    Далее в нашей программе – экскурсия "Лондон XXI" века. Мы вышли на станции Сannary в районе небоскребов. Вокруг сновали "белые воротнички", в основном, мужчины в черных костюмах и белых рубашках. Многие сидели в открытых кафе и пили пиво, достойно завершая рабочий день. Стекло, бетон, абстрактная скульптура мужчины и женщины в бронзе, толчея, черно-белая суета – лично меня пребывание в этом районе утомило, хотелось поскорее уехать отсюда. Но не тут-то было. Когда мы спустились в метро, оказалось, что по причине ремонта поезда на этой линии отменили. К счастью, метро в Лондоне очень разветвленное. Мы тут же вышли на поверхность и пошли на станцию другой ветки. И все это, естественно, в толпе недовольных лондонцев, уставших после работы и вынужденных бегать от станции к станции.

    В электричке я оказалась сидящей среди "белых воротничков" мужского пола. Среди них были и цветные. Вдруг посреди туннеля наш поезд остановился. По громкоговорителю объявили что-то насчет проблем и просили сохранять спокойствие. "Белые воротнички" невозмутимо сидели, как ни в чем не бывало. Мы же после 5 минут ожидания стали отпускать шуточки насчет терактов и бомб. В результате вся наша группа, рассредоточенная по вагону начала ржать. Было жутко неудобно перед остальными пассажирами, я пыталась сдержаться, но от этого становилось еще смешнее. В результате поезд простоял минут 20, как минимум. Наш метрополитен такого себе не позволяет. Вот вам и самое старое метро в мире – поизносилось, однако!

    Сейчас по программе предполагалось свободное время, с тем, чтобы в 21-00 встретиться для экскурсии по ночному Лондону. Я решила воспользоваться временной передышкой для шопинга, тем более что магазины по четвергам работают до 20-30. Мы доехали до Оксфорд-циркус. Девушки ходить по магазинам не захотели и отправились прямиком в Гайд-парк, договорившись, что будут ждать меня там в 20-00. А я приступила к изучению лондонских универмагов. О, ужас! Они меня не впечатлили. Цены, в целом, умеренные, а ассортимент – самый заурядный. Я не увидела здесь ничего, действительно, эффектного, такого, чего у нас нет, чтобы можно было с гордостью сказать: "Я это из Лондона привезла". Более-менее неплохие вещи висели в магазине "Zara". Я обратила внимание на эту фирму еще в Мексике. Тогда я там примеряла очаровательные красные туфли на шпильках. После вьетнамок, неизменной обуви всех отдыхающих в Канкуне, надев шпильки и посмотрев на себя в зеркало, я вдруг увидела фотомодель – в коротеньком сарафанчике, шоколадно-загорелая, в изящных лодочках на длинных ногах. И дешевый сарафан уже смотрелся не как спортивно-пляжная одежда, а как вечернее мини-платье. Короче, я сама себе очень понравилась, но, тем не менее, туфли не купила. Подумала, к чему они мне, у меня же нет ничего красного. Менее, чем год спустя, у меня появилось много красного, а туфель-то и нет. Но не беда, в Питере я подобрала себе красные туфли, правда не такие красивые, как тогда, в "Заре". Фирма "Зара" специализируется на пошиве женской одежды в стиле прет-а-порте – на каждый день. Мне "Зара" напомнила нашу питерскую "Зарину" от фабрики "Первомайская Заря". Коллекции примерно в одном духе, да и названия схожи. Неужели опять плагиат? В примерочные стояли огромные очереди, а мне надо было спешить. Я решила, что сегодня я буду только приглядываться и прицениваться, чтобы завтра целенаправленно идти за конкретными покупками, уже зная куда.

    К Гайд-парку я подошла за 2 минуты до назначенного времени. Девушки уже были там. Я их видела, но перейти дорогу не могла, а пешеходного перехода в поле зрения не наблюдалось. Моими товарищами по несчастью были индусы: муж, жена и маленький ребенок. Наконец, мы улучили момент и прошмыгнули на другую сторону улицы. Девушки уже думали, что я не приду. Прогулявшись по Оксфорд-стрит и оценив количество магазинов, они были уверены, что я застряну там надолго. Но они плохо меня знают: я свое слово держу, если что-то пообещала – выполняю, чего бы мне это не стоило. Наша встреча произошла в "Уголке оратора", где каждый желающий может толкнуть любую речь. Никакой трибуны для оратора я не обнаружила, значит, он просто стоит на земле.

    Мы решили сразу ехать на вокзал Ватерлоо, где условились встретиться с Дмитрием для очередной экскурсии, и уже там перекусить. На вокзале было много ресторанов, но ничего подходящего мы себе не подобрали, то меню не нравилось, то цены не устраивали. В результате в ларьке с французской едой я купила горячий пирог с грибами за 1,39 – просто объеденье. В довершение всего мы посетили платный туалет – впервые за мое пребывание на Британском материке. Кстати туалет оказался гораздо хуже многих виденных мною бесплатных. Но, видимо, это бич всех вокзальных туалетов. Пока ждали Дмитрия, сидя на лавочке, мы наблюдали драку. Один англичанин толкнул другого англичанина, и понеслось. Дерущихся разнимали сначала прохожие, а потом и полиция. Обошлось без последствий.

    Вот и Дмитрий с остальной частью группы, они ехали из отеля. Вокзал Ватерлоо находится на южном берегу Темзы. Мы прошли по мосту Миллениум, построенному архитектором Форрестом. Это подвесной металлический мост, который по замыслу автора должен был качаться. Но в проект закралась какая-то ошибка, и мост получился не качающимся. С моста мы полюбовались хрестоматийным видом подсвеченного парламента. Затем Дмитрий куда-то очень быстро нас повел, сказав, что нам надо торопиться. Мы переглянулись – куда нам спешить, мы же гуляем. Но на этот раз мы оказались не правы. Дмитрий, действительно, готовил нам сюрприз. Он привел нас в патио какого-то дворца, где базируется постоянная выставка нашего Эрмитажа. Мы расселись на стульчики, все еще не понимая, что происходит, и вдруг прямо из гранитных плит, которыми был вымощен двор, забили струи воды, подсвечиваемые разными цветами. Не хватало только музыки, которая в этот вечер вышла из строя. А струи то исчезали, то взмывали ввысь, то уменьшаясь, то увеличиваясь, играя всеми цветами радуги. Это были настоящие танцующие фонтаны. Собственно, на этом наша экскурсия и закончилась. Стоило ломать себе весь вечер ради 40 минут прогулки всей толпой? Я была разочарована и недовольна. Но что делать, зато фонтаны увидела.

    В отель решено было добираться на автобусе. Загвоздка состояла лишь в том, что теперь-то мы знали, что наши проездные для автобуса не годятся, поэтому все испытывали некоторое волнение. Один мужчина из нашей группы сострил, что к нам будет повышенное внимание водителя, потому что на англичан мы явно не похожи – слишком хорошо одеты. Все тут же принялись развивать эту мысль, предлагая что-нибудь порвать или испачкать, либо просто раздеться до майки, чтоб сойти за коренных лондонцев. В автобус нас пустили без проблем, и вновь на втором этаже мы очень мило доехали до гостиницы.

    7 мая

    Сегодня денек выдался солнечный. С самого утра мы едем в Тауэр. Эта крепость была основана в XI веке Вильгельмом Завоевателем. На протяжении девяти столетий своего существования Тауэр являлся фортификационным сооружением, резиденцией английских королей, тюрьмой, местом казни, хранилищем Английских Королевских Драгоценностей и, наконец, музеем. Тауэр охраняют стражники в ярких костюмах. Их называют бифитерами – едоками говядины. В средние века в стражу замка нанимали рослых и сильных солдат, в ежедневный рацион которых непременно должна была входить говядина – beef. Сейчас бифитеры проводят экскурсии по Тауэру и охотно позируют перед камерами туристов. Сфотографировалась с ними и я. Еще один непременный атрибут Тауэра – вороны. Карлу II предсказали, что когда последний ворон покинет Тауэр, английская монархия падет. С тех пор в замке специально держат воронов. Сейчас здесь живут 4 вороньих пары. Причем некоторые из них уже очень старые, около 200 лет. Птицы окольцованы, у них подрезаны крылья, и поэтому они не летают, а только прыгают по лужайке.

    Мы вошли в Тауэр со стороны Темзы и двинулись по Водному переулку, мимо Ворот предателей. Водный переулок проходит по насыпной территории, отвоеванной у реки, отсюда и название. В свое время Ворота предателей выходили прямо в Темзу, пропуская внутрь замка лодки с узниками, обвиняемыми в измене. В 1554 году через эти ворота в Тауэр вошла принцесса Елизавета, будущая королева Елизавета I. Принцессу подозревали в измене и организации заговора против ее полуродной сестры королевы Марии I. Мария была католичкой, а Елизавета, как известно, ярой протестанткой. Входя в Тауэр, Елизавета заявила: "Здесь высаживается самая верная подданная из всех заключенных, ступавших по этим ступеням". Принцесса провела в замке 2 месяца.

    Но не все узники Тауэра отделались легким испугом. Для многих заключенных, вошедших в Ворота предателей, этот путь оказался последним. Сия чаша не миновала даже женщин. В 1536 году по обвинению в супружеской измене здесь была обезглавлена вторая жена Генриха VIII Анна Болейн, а в 1542 году – еще одна его жена Екатерина Хоуард. Эта леди была казнена вместе со своей фрейлиной Джейн, виконтессой Рочфордской, которая оказывала пособничество в супружеской измене королевы. За год до этого, в 1541 году, по приказу Генриха VIII в Тауэре отрубили голову 70-летней Маргарите Поул, графине Солсберийской, в йоркской крови которой король видел угрозу своему трону. Подобная участь постигла и леди Джейн Грей, провозглашенную королевой в попытке сохранить протестантскую монархию после смерти Эдуарда VI в 1553 году и казненную в 1554 году своей двоюродной сестрой-католичкой Марией I, взошедшей на престол всего несколькими днями позже леди Грей.

    Эшафот был возведен на площади перед церковью святого Петра в оковах. В этой церкви погребены многие тауэрские узники, в том числе и три казненных здесь королевы: Анна Болейн, Екатерина Хоуард и Джейн Грей. Знатных особ казнили путем отсечения головы. Это считалось почетным видом казни для титулованных дворян, обвиненных в измене. Предатели из числа лиц более низкого происхождения карались виселицей или повешением с четвертованием.

    Но хватит о грустном. Осмотр крепости мы начали со средневекового дворца, в котором находилась королевская резиденция. Надо отметить, что английские монархи того времени не особо шиковали, не в пример нынешним. Голые стены, сводчатые потолки, узкие окна, тесные коридоры, небольшие помещения, норманнские камины, из обстановки трон, люстра, семисвечный канделябр. Про камины следует сказать особо. Сейчас всем известны и повсеместно распространены французские камины. Это привычные нам камины, куда дрова кладутся горизонтально. Норманнские же камины высокие, часто не имеющие нижней чаши, т.е. поленья могут ставиться прямо на пол, но важно, чтобы они ставились вертикально. Установлено, что КПД норманнских каминов гораздо выше, чем французских.

    Белая башня – самое старое строение Тауэра. Именно она была построена при Вильгельме Завоевателе. Белая башня является самым древним и самым крупным сооружением в стиле keep. Происхождение этого архитектурного стиля загадочно. Либо Белая башня была построена по абсолютно новому проекту, либо по типовому проекту, бытующему в Нормандии, на родине Вильгельма Завоевателя, но более старых аналогов не сохранилось. Генрих III в XIII веке отремонтировал и побелил здание башни. С тех пор она и получила свое название – Белая. В настоящее время здесь выставлена коллекция из Королевского Арсенала: доспехи рыцарей, в том числе и детские, оружие, как холодное, так и огнестрельное, ритуальные мечи. В одной из витрин экспонируются реконструкции лиц английских монархов в воске. В другой – реконструкции их коней.

    Сильное впечатление оставила сокровищница Британской Короны. Она находится в Казармах Ватерлоо – здании XIX века в неоготическом стиле. Королевские драгоценности хранятся в Тауэре, начиная с XIV века. Исключение составили лишь годы Второй Мировой войны, когда сокровища были спрятаны в другом, секретном, месте. Здесь можно видеть, в основном, королевские регалии, которые используются при коронации: короны, скипетры, державы. Вдоль витрины с коронационными регалиями проходит лента эскалатора, с которой и производится осмотр. Так что рассмотреть экспонаты, как следует, мне не удалось. Хорошо, что Дмитрий предварительно нас подготовил, сказав, на что особо обратить внимание. Так, в скипетре с крестом сияет самый крупный бриллиант в мире Куллинан I – Первая Звезда Африки, весом более 530 карат. В короне королевы-матери Елизаветы красуется легендарный бриллиант Кох-и-Ноор – подарок индийского раджи. Корону Британской империи украшают сразу несколько знаменитых камней: сапфир Стюарт, рубин Черного Принца и жемчуг королевы Елизаветы. Всего же в ней блистают 2868 бриллиантов, 17 сапфиров, 11 изумрудов, 5 рубинов и 273 жемчужины. А самая миниатюрная и самая изящная из представленных корон, вся усыпанная бриллиантами, принадлежала королеве Виктории, крупной и грузной женщине.

    В следующем зале показывают фильм о коронации Елизаветы II, состоявшейся в 1953 году. В последующей экспозиции представлены гербы всех английских монархов. Не могу себе простить, что не захватила с собой ручку и блокнот. Нигде больше, ни в литературе, ни в Интернете, я не могла найти полный перечень этих гербов. Запомнила лишь, что герб Ричарда Львиное Сердце – три золотых леопарда на красном фоне, а, начиная с Генриха VII, гербы английских королей стали украшать лев и единорог. До этого были вариации на тему дракон и собака, лев и дракон, две коровы, два кабана и т.д. Завершал экспозицию золотой лев Святого Марка с евангелием в лапах, в точности такой же, как на Пьяцце Сан Марко в Венеции. На память о Тауэре я приобрела книжку на русском языке и магнит.

    Далее в нашей программе – экскурсия на южный берег Темзы. Раньше это был район трущоб. Там находились тюрьмы, публичные дома. Там жили герои Чарльза Диккенса. Итак, мы перешли Тауэрский мост, прогулялись по набережной Темзы, а затем Дмитрий привел нас на рынок, где, по его словам, можно перекусить, не заплатив ни пенни. На посещение рынка Дмитрий выделил нам 40 минут. Вероятно, за это время он сам рассчитывал насытиться. На рынке продается множество сыров самых разных сортов домашнего производства, и хозяева с удовольствием дают пробовать свою продукцию. Чаще всего порезанные кусочки сыра уже лежат на доске на прилавке – подходи и пробуй. В винном отделе происходит дегустация вина. Когда я подошла, возле дегустационной бочки никого не было, и я сама налила себе в одноразовый стаканчик поочередно вина из трех бутылок. На этом я решила остановиться, так как почувствовала легкое опьянение. Надо было срочно закусить, и я подошла к столику, где восточный человек торговал соусами. На блюде лежали кусочки хлеба, нанизанные для удобства на зубочистки, а в многочисленных тарелочках были налиты всевозможные соусы для дегустации. Здесь я застряла надолго, перепробовав все соусы до одного, при этом, обсуждая их вкус и состав с продавцом, потому что просто молча есть было неудобно. Продавец, скорее всего, был наемный, так как происходящее его явно забавляло. С хозяином бы такой номер не прошел. Я была жутко зла на себя, что снова, как безмозглый баран, поддалась стадному инстинкту, не проанализировав ситуацию, не подумав, как я буду выглядеть со стороны, позволила поставить себя в дурацкое, унизительное положение. Досада распространялась также и на Дмитрия. Это он спровоцировал такое мое поведение. И вообще, зачем он нас сюда привел, да к тому же так надолго здесь оставил. Чем здесь можно было заниматься целых 40 минут, кроме того, что он рекомендовал делать? Правда, умные люди избежали позора на свою голову. Они провели это время в близлежащем кафе, где нормально пообедали. Короче, чтобы этот тур удался, надо делать все не благодаря Дмитрию, а вопреки Дмитрию.

    Наконец, все в сборе, все сыты и готовы продолжать экскурсию. Теперь мы идем в собор Саворк XIII века. Дмитрий явно ведет нас сегодня по местам своей боевой славы. С одной из сотрудниц собора он обнялся, а на ее вопрос, как дела, ответил, что немного устал. Нам раздали брошюрки-путеводители по собору на русском языке, и Дмитрий похвастался, что перевод сделал он. Собор Саворк известен не только древней архитектурой, но и знаменитыми прихожанами, которыми в свое время являлись Уильям Шекспир, его брат Эдмонд Шекспир, Чарльз Диккенс, а также Гарвард. Помнится, в Стратфорде-на-Эйвоне я проходила мимо бывшей лавки мясника Гарварда. Очевидно, Шекспир, добившись успеха в столице, пригласил сюда своего земляка, потомки которого также многого достигли, но уже за океаном. В настоящее время семья Гарвардов выкупила у собора часовню, где молились их предки, отреставрировала ее и сделала частной. Иная участь ожидала Эдмонда Шекспира, приехавшего в Лондон попытать счастья в качестве актера театра Глобус, совладельцем которого являлся его старший брат. Внезапно он заболел и умер в возрасте 27 лет. Его похоронили в соборе Саворк в канун Нового Года. И, конечно же, здесь увековечена память о великом драматурге Уильяме Шекспире в виде мемориала из мыльного камня.

    Осмотрев собор, мы продолжили изучение южного берега Темзы. В одном из переулков под лестницей мы обнаружили мемориальную доску, обозначающую место убийства Нэнси, героини "Оливера Твиста" Чарльза Диккенса. Затем Дмитрий привел нас к галерее Хейз. Это комплекс кафе, магазинов и рынка, во дворе которого установлен абстрактный фонтан в виде корабля. Далее мы вышли на набережную и оказались возле театра Глобус. Это круглое здание в стиле фахверк. В заключение экскурсии мы посетили галерею Тэйт-модерн, расположенную в бывшем здании ТЭЦ с высокими трубами. Вход туда бесплатный. Вообще в пешеходных экскурсиях Дмитрия мне нравится то, что мы посещаем много музеев. Коллекция картин в галерее Тэйт невелика. Я насчитала двух Дали, двух Эрнстов, нескольких Матиссов, Клода Моне с его неизменными лилиями. Дмитрий обратил наше внимание на работы Поллока – основоположника американского сюрреализма. Лично мне он напомнил Кандинского.

    Ура! Наша экскурсионная программа в Лондоне подошла к концу. Теперь в моем распоряжении еще полдня свободного времени, которое я намереваюсь потратить на посещение музея Лондон Данжеон и на шопинг. Ваучер в Лондон Данжеон я приобрела заблаговременно на ресепшн отеля. Вход недешевый, около 13 фунтов. Сам музей расположен тут же, на южном берегу Темзы.

    Этот интерактивный музей-аттракцион позволяет с головой окунуться в атмосферу старого Лондона. На входе всех по очереди фотографируют на гильотине в момент отсечения головы.

    Сфотографировавшись, я попадаю в полутемный зал. Откуда-то доносится устойчивый запах мочи. Кажется, будто забыли закрыть дверь общественного туалета, но все равно удивительно, обычно в Лондоне туалеты очень чистые, даже внутри не пахнет, а тут… Позже я понимаю, что запахи, равно как и звуки – элемент экспозиции музея, позволяющий лучше понять, как жилось людям в старом Лондоне. А жилось им туго. Англию трясет от войн. Захватчики чинят беспредел, убивая мирных граждан. Вот какой-то ремесленник упал замертво, пронзенный стрелой. А вот рыцарь врывается в дом к человеку и закалывает его копьем. Эти сцены запечатлены в виде восковых фигур. Повсюду царит грязь, антисанитария, бегают крысы, пахнет мочой. Не мудрено, что в Лондоне несколько раз свирепствовала чума. Вдруг моему взору открывается туалет – два очка. Точнее, я понимаю, что попала в туалет еще до того, как увидела его. Спросите как? По запаху кала. Одно очко полностью обгажено, на нем застыли нечистоты. Вокруг жужжит рой мух. На соседнем очке сидит старик в грязной рубахе, с нечесаными волосами и всклокоченной бородой. За поворотом – лавка мясника. Продавщица палкой отгоняет крыс, покушающихся на свиной окорок. Иду дальше и слышу характерные звуки. Подхожу поближе – человека рвет. Подходят очередные туристы – человека рвет еще раз, на бис. Секрет прост: на стене находится инфракрасный датчик, фиксирующий появление посетителей. Иду дальше и вдруг слышу дикий крик – замурованный в стене скелет рвется наружу, сотрясая решетку.

    Далее экспозиция посвящена казненным женщинам. Возле каждой из них – табличка с ее историей. Мария Стюарт сама рассказывает о себе: на ее восковое лицо направлен кинопроектор, поэтому губы шотландской королевы натуралистично шевелятся. Кроме нее здесь находятся уже известные нам Анна Болейн, Джейн Грей, тюремную камеру меряет шагами великая шпионка всех времен и народов Мата Хари.

    Ряженые сотрудники музея в средневековых одеждах и чумных пятнах на лице и теле приглашают нас собраться в пещере. Вскоре на экране появляется голый по пояс мужчина со взглядом маньяка, рассказывающий о себе. Это Джек Потрошитель. Внезапно стены пещеры начинают "дышать", и мы осознаем, что никакая это не пещера, а внутренняя полость человеческого тела. А чумные гиды увлекают нас дальше, туда, где лежит труп с вывернутыми внутренностями – одна из жертв Джека Потрошителя. Его жертвами, в основном, становились проститутки. Теперь мы следим за расследованием этих серийных убийств. Наблюдаем, как эксперты-криминалисты обследуют трупы. Полиция подозревает то одного уважаемого лондонца, то другого. В результате арестовывают кого-то, скорее всего невиновного. Далее мы становимся участниками суда. Одного из туристов женщина-гид устрашающего вида назначает на роль подсудимого. Ее выбор пал на женщину. Судья спрашивает: ваше имя, откуда вы. Следует ответ: из Южной Африки. Дальнейшие вопросы я не поняла и с облегчением подумала, как хорошо, что подсудимой оказалась не я, а то бы опозорилась.

    Вслед за судом неизбежно идет тюрьма. Нас привели в камеру пыток. Та же зачумленная гидесса выбрала добровольца из толпы, на котором она демонстрировала действие орудий пыток. Эти хитроумные приспособления доставляли узникам поистине непереносимые мучения.

    Еще одно крупное и ужасное событие в истории Лондона – Великий пожар 1666 года. Ему посвящен следующий зал, где нам показывают кино. Пожар возник в доме одного булочника. И вот стоим мы, смотрим фильм, и вдруг чувствуем – что-то горит. Неожиданно отовсюду повалил дым, заполнив собою все помещение, а потом вспыхнул огонь. Гиды стали торопить нас, толкая к выходу. На выходе мы оказались в тесном коридоре, который вдруг начал шататься. Дым продолжал валить, возникла толкотня и веселая паника, как на настоящем пожаре. Здорово! Правда, я была немного разочарована тем, что меня не расстреляли. По информации из Интернета я ожидала именно такого завершения экскурсии. Но нет, так нет. Все равно мне очень понравилось.

    Далее по плану у меня шопинг. Я села на метро и отправилась на станцию Найтс-бридж, где расположено множество магазинов. Первым делом я зашла в Хэрродз – самый крупный и самый дорогой супермаркет Лондона. Его владельцем является арабский миллиардер Мохаммед аль-Файед, отец Доди аль-Файеда, последнего возлюбленного принцессы Дианы. О Хэрродзе Дмитрий рассказал нам историю, которая якобы произошла с его коллегой гидом в середине 90-х. Считается, что в Хэрродзе есть все. И вот два новых русских, приехав в Лондон, поспорили, что существует кое-что, чего в Хэрродзе нет. Пришли они в Хэрродз и попросили кильку в томате. Естественно, ее в наличии не оказалось. Но продавец спросил, к какому времени им нужна эта килька. "Завтра в 10 утра или никогда", – ответили новые русские. На следующее утро, ровно в 10-00 наши герои явились в Хэрродз. Им вынесли баночку кильки в томате и к ней счет на 800 фунтов.

    По Хэрродзу я ходила как по музею. И дело не только в том, что это очень дорогой магазин, хотя и вещи там на порядок выше по качеству, чем в других местах. Само оформление торговых помещений воистину достойно звания музея. Например, зал Луксора полностью имитирует одноименный храм в Египте. Те же толстые колонны с барельефами и капителями в виде лотосов, те же резные фризы. А дизайн продуктовых отделов! Со стен свисают гроздья муляжных фруктов, муляжные окорока, рыбины, и все это вперемешку с реальным продовольственным изобилием. Здесь продаются даже свежие устрицы по фунту за штучку.

    На площадке одной из лестниц супермаркета устроен мемориал погибшим Диане и Доди. В грот из камней, украшенный цветами, помещены фотографии любовников в рамке в виде двух обручальных колец, а вокруг горят свечи.

    Но музей-музеем, а покупки тоже надо делать. Зайдя в пару-тройку магазинов и не обнаружив там ничего достойного, я вновь набрела на Зару. И снова ее коллекция мне приглянулась. Конечно, не бог весть что, но на безрыбье и рак рыба. Не могу же я вернуться из Лондона без покупок. Меня просто не поймут. Я набрала себе кучу вещей и пошла в примерочную. Из соседней примерочной раздавался девичий говор на русском языке. Вообще в этой части Лондона русские попадались просто на каждом шагу. Я даже у кого-то дорогу спросила, помнится. Так вот, перемерив множество вещей, я остановила свой выбор на двух брючных костюмах. Один – ярко красный однотонный из плотной вискозы, по фактуре напоминающей груботканый холст. Прямые классические брюки и маленький пиджачок. Вещь, действительно, эффектная, именно за счет своего цвета, который мне очень к лицу. К этому костюму я потом, уже в Питере, купила красные туфли с модными круглыми носами, а родители мне из Испании привезли маленькую красную сумочку. Из украшений я надеваю к нему свою кельтскую брошь с лошадьми. Второй костюм отвечает модным тенденциям, замеченным мною в Лондоне. Для себя я уяснила, что в этом сезоне будет модно носить брюки или с платьем, или с юбкой, или с сарафаном. Так вот, этот костюм из более тонкой ткани шоколадного цвета в стиле сафари. Он состоит из платья-халата с многочисленными карманчиками, с поддергивающимися рукавами три четверти и с поясом. Брюки прямые классические с карманами сзади и тоже с поясом. Выглядит супер стильно. На кассе я попросила оформить мне такс-фри. Девушка-кассир немного говорила по-русски. Я дала ей понять, что предпочитаю наличные, и она подсказала, как в таком случае правильно заполнить бланк. Красный костюм обошелся мне в 98 фунтов, а коричневый – в 70 фунтов. Не так уж и дорого по нашим меркам.

    Вся обвешанная пакетами, я решила пройтись по Гайд-парку, благо он находился недалеко. Парк меня абсолютно не впечатлил: деревья, трава. Стал накрапывать мелкий дождик. Вскоре я вышла на Оксфорд-стрит, где ходила вчера. Магазины еще не закрылись, и я снова предалась шопингу. Но так и не встретила ничего достойного. Была задумка свернуть на Бейкер-стрит и пешком дойти по памятника Шерлоку Холмсу, но, не заметив нужного поворота, я прошла мимо, а когда опомнилась, слишком далеко было возращаться. На Оксфорд-циркус я села в метро и вернулась в отель.

    8 мая

    Утром встали, позавтракали, упаковали чемоданы, и в путь. Денег за поедание горячих завтраков с меня, естественно, не взяли. В заключительном слове Дмитрий попросил прощенья, если что не так, сказав, что его целью было не то, чтобы мы как можно больше узнали, а то, чтобы мы как можно больше увидели. Это он о своей некомпетентности по многим вопросам. Еще он извинился лично передо мной за то, что мы так и не прошли по Пиккадили всей группой и не заглянули в парковую зону Лондона. В районе Гайд-парка Дмитрий нас покинул, высадившись возле двухзвездочного отеля, где ему предстоит жить в ближайшие месяцы. Все лето Дмитрий будет еженедельно встречать группы туристов по программе Лондон классический. Жалко его, конечно, работа собачья, но и деньги он неплохие делает. Пол группы в музей бесплатно проведет, и 60 фунтов в кармане.

    В аэропорту Хитроу два рейса, на Москву и на Питер, регистрировали у одной стойки. Поэтому очередь затянулась на час. Второй час я потратила на беготню от офиса к офису для оформления такс-фри и получения наличных денег. В результате реальные деньги я получила только за покупки в Заре, а бланк из Эдинбургского магазина шотландской одежды мне пришлось отправить назад в магазин почтой в надежде получить деньги на банковскую карту. Жду до сих пор, хотя в моем банке мне сразу сказали, что ждать бесполезно. В результате на шопинг в зоне дьюти-фри не осталось ни минуты. Вся взмыленная, я бегом влетела в самолет за 5 минут до взлета. Долетели без приключений. Питер встретил солнцем и жарой. Здесь все это время было 25 градусов. Как приятно снова оказаться дома.

    Люба Губова
    25/05/2005 02:11


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из Великобритании

    21.07.17 В Москве - самое дешевое в Европе такси
    19.07.17 Подарки королеве Елизавете II - на выставке в Букингемском дворце
    04.07.17 В Великобритании и Амстердаме появились альтернативные дешевые камеры хранения
    30.06.17 Забастовка British Airways не принесет больших сбоев в расписании
    29.06.17 В лондонском музее открывается подземная галерея
    28.06.17 Движение поездов к югу от Лондона и в аэропорт Gatwick нарушено на несколько дней
    23.06.17 Лондонский отель нанял на работу синоптика
    16.06.17 Роуминг внутри Евросоюза стал бесплатным, но у туристов будут сложности
    05.06.17 Очки с видеокамерой становятся все популярнее у туристов
    Ростуризм просит россиян быть осторожнее в Великобритании
    [an error occurred while processing this directive]