Дикарём по Украине, Молдавии и Польше



    Спрашивают – почему Молдова с Украиной? Уж если говорить о новомодных экзотических путешествиях, то "правильнее" было бы отправиться в Йемен, Вьетнам, или на худой конец в Узбекистан. На такой вопрос обычно отвечаю стандартно – правильно есть то, что видится правильным нам самим.

    О Молдове я знал немного. Банальный набор понятий на тему молдавских вин, песни Софии Ротару, молдавские гастербайтеры в Москве, некогда полуеврейское местечко Кишинев, не совсем ясная ситуация с Приднестровьем. Помимо Молдовы планировал побывать в близлежащей Одессе, Белгороде-Днестровском с его мощным замком и далее – по ситуации. В процессе подготовки пришлось плотно перелопатить всемирную паутину и ко дню отправления, я имел достаточно полное представление о тех странах и городах, в которые еду. Моими спутниками стали племянник Алексей и его подруга Юля. Оба персонажа уже знакомы читателю по путешествию в Казахстан в мае 2004.

    Москва – Жмеринка – Могилев-Подольский

    Итак, в день "Ч" стартуем с Киевского вокзала города Москвы. Наш поезд, в отличие от всех остальных поездов в Молдову, следует в Кишинев невероятно замысловатым путем через Жмеринку, Могилев-Подольский, Унгены и Бельцы. При этом на последние пару сотен километров по молдавской территории уходит десять(!) часов. Сие обстоятельство волновало нас всю дорогу (чертовски жаль времени) и в результате приняли решение сойти на границе Украины и Молдовы в Могилеве-Подольском, что на берегу Днестра и далее проследовать своим ходом.

    Наш поезд достоин отдельного опуса. Более раздолбанного и безумного поезда мне еще не приходилось видеть. Причем не только на просторах СНГ, на даже в таких местах, как Египет, Сербия, Сирия и Албания. Впрочем, Албания попала в этот список незаслуженно – их поезда чудовищны в ничуть не меньшей степени. Представьте себе обычный пассажирский вагон. Теперь вселите в него орду бомжей лет на тридцать. Вселили? Отлично. Теперь берите в руки кувалду и как следует "обработайте" ею отхожие места. Бейте сильнее, не жалейте кувалды. После этого хватайте бензопилу, заводите и начинайте как безумный размахивать и рубить все вокруг, словно вы маньяк-потрошитель из фильма "Техасская резня бензопилой". Напоследок нужно утопить вагон в болоте лет на десять, поднять и снова вселить туда бомжей.

    Туалеты были забиты и протекали прямо на пол, а с учетом несварения желудка некоторых из пассажиров – сами понимаете. Лежаки (понятие "кровать" к этим плоскодонкам неприменимо) продавлены из них выступают острые ржавые шурупы, после неоднократных уколов которых, возникает мысль о том, что стоит пройти курс антистолбняковых инъекций. Напоследок, посреди ночи, провалилась кровать Алексея и тот скатился аккурат на Юлю. Попытки наладить сложную систему крепежа не увенчались успехом и ребята решили спать вдвоем. Но и эта романтическая идиллия быстро закончилась – нижняя кровать тоже провалилась!!! То бишь, не полностью провалилась, а только наполовину. Иными словами, если вы способны всю ночь удерживать хрупкий баланс и дышать через раз – выспаться можно. Но если вы собираетесь периодически ворочаться и вдыхать полной грудью, то очень скоро окажетесь на полу. А оказываться на полу не рекомендуется – помните про засорившиеся туалеты? Так ведь люди все равно ходят туда и обратно, тык-скыть частично разносят на подошвах продукты собственной жизнедеятельности. Настоящим спасением явилось обычное ведро, тайно унесенное нами из коморки спящих проводников. Посредством ведра, путеводителя по Восточной Европе и бутылки минеральной воды, мы усовершенствовали лежак до такой степени, что стало возможным спать без риска падения. Но сон уже не шел в руку.

    Пару часов спустя, во время краткой стоянки в Жмеринке, я чуть было не остался в этом замечательном городке. Вначале все вместе отправились смотреть памятник Остапу Бендеру, что перед старинным вокзалом. Потом мы друг-друга потеряли, помню слова встревоженной Юли – "Лешка ушел фотографировать товарища Бендера, а мы уже отправляемся!". Бегу на вокзал, ищу потерявшегося, слышу, как наш поезд, издав предупредительный гудок, вздрогнул и двинулся. Как очумелый бегу назад на перрон, попутно пытаясь сообразить, что же теперь делать и как Лешку искать дальше. Поезд успел набрать достаточную скорость и под неодобрительные реплики проводника приходится вскакивать в вагон, где и застаю запыхавшегося племянника, который успел вернуться буквально за минуту до меня.

    Могилев-Подольский, это небольшой городок на Днестре, волею распада СССР ставший пограничным переходом между Украиной и Молдавией. От станции до перехода – полчаса пешком, но время летит быстро, ведь мы безмерно счастливы, что кровати на колесах, подпертые ведрами и бутылками, уже никогда не будут отравлять нам жизнь!

    Граница проходит по Днестру, а два государства связывает пешеходный мост. На украинской стороне царил полный беспредел. Таможенники с погранцами нещадно гнобили молдавских ходоков, которые пытались вернуться домой, на тот берег Днестра. Чиновники без всякого стыда обирали людей на взятки, грубили, угрожали.

    - Куда едем?
    - В Бэлць.
    - Откуда?
    - Из Киева.
    - Что делали в Киеве?
    - Гостил у друзей.
    - Где регистрационная карточка?
    - Так вы же ее в руках держите!
    - Вы шо, будете мне указывать что мне держать в руках?! Что везете? Доставайте! Каким транспортом прибыли в Могилев?
    - Автобусом, до автостанции и теперь на маршрутке до остановки.
    - Запынки, запынки! Остановки… мля, язык учите...! Так где говорите регистрация?

    Нашей компании повезло. Леха, одетый в израильскую военную форму при черных ботинках, длинной косе и серьге в ухе, произвел на украинских пограничников неизгладимое впечатление. Потом топаем через мост до молдавского поста, где ситуация с унижениями и хамством повторяется, только теперь – в отношении украинских граждан. Впечатление от перехода границы – ниже плинтуса. Жаль несчастных украинцев и молдаван, вынужденных трепать нервы с отвратительными оборотнями в погонах по обе стороны границы. Жалость и презрение вызывают и сами чиновники, опускающихся на столь скотский уровень, в желании доказать окружающим свою значимость в мировой истории.

    Отачь – Сорока – Кишинев

    На молдавской стороне городок называется Отачь, а на советских картах – "Атаки". Десятки брошенных местными цыганами дворцов напоминают о многолетнем противостоянии власти с наркобаронами. Молдаване с негодованием рассказывали о том, что цыгане в начале девяностых чинили здесь форменный беспредел и на крови местного населения строили свои дворцы. Теперь наведен порядок. Куда исчезли владельцы недвижимости – загадка, но дворцы стоят пустыми уже не первый год и никто на них не претендует.

    Из Отачи, мы на маршрутке выехали в город Сорока, что в 50 км южнее. Одна из пассажирок долго на меня c интересом поглядывала, а потом поинтересовалась, не из Израиля ли я. Странный вопрос и еще более интересно, что натолкнуло ее на такое предположение. Женщина рассказала, что сразу поняла, что мы израильтяне (Леха с Юлей удивленно обернулись – уж они точно не имеют никакого отношения к Израилю!). По ее словам, у меня на физиономии написано, что я иностранец, а волнистые волосы и интеллигентное лицо (хммм!) выдают не просто иностранца, а… ну вы понимаете. Ее старшая дочь вышла замуж за еврея и они оба уехали в Израиль, где она работает медсестрой в госпитале и у них уже родился сын. А вот младшая дочка пока не замужем, а ведь она такая красавица, такая умница! К разговору присоединилась и другая женщина, которая тоже рассказала, что очень многие молдавские девушки выходят замуж за евреев, да и сами израильтяне с молдавскими корнями часто приезжают сюда за невестами. Далее к разговору подключился местный мужчина, который обратил мое внимание на то, что молдавские девушки действительно самые красивые, изящные, любящие и очень хозяйственные.

    Сорока – небольшой городок на берегу Днестра, известный своей крепостью. Небольшой, но хорошо сохранившийся замок расположен на берегу реки, в окружении красивого парка. Чуть в стороне работала паромная переправа на Украину. В какой-то момент у нас возникло желание переправиться на пароме на украинскую сторону, что бы снять панораму крепости. Но, памятуя о гнилых чинушах по обе стороны границы решили не испытывать судьбу лишний раз.

    Перед выездом в Кишинев, заглянули в продуктовый магазин, обогатились колбасой, хлебом, салатами. Вернувшись в парк, соорудили сэндвичи и сытно пообедали напротив крепости. Ближе к полудню добрались до автовокзала, где заняли места в маршрутке и за два с половиной часа и $3 преодолели последние 200 км до Кишинева. Пассажирский транспорт прибывает на автовокзал в самом центре молдавской столицы. Некоторые наши волнения в отношении размещения в городе были устранены в один миг – прямо напротив обнаружилась гостиница "Meridian" (не путать всемирную сеть отелей с этим тезкой, некогда, в советские времена, являвшимся общежитием мединститута). Четырехэтажное здание в окружение бурного вещевого базара. Собственно говоря, весь района автовокзала является базаром, плавно переходя из вещевого в продуктовый и обратно. Сам отель вполне приемлемый, после ремонта и даже с номерами люкс (имеется в виду ванная внутри апартаментов, а не на этаже). Мы поселились в простой, но чистой и аккуратной пятиместной комнате за $4 с человека. Нам обещали никого не подселять, но потом оказалось, что отдельно следует платить за каждое посещение душа. Последний нюанс легко был улажен путем договоренности с администраторшей, которая за малую сумму согласилась не замечать, как часто мы посещаем душ. В порыве любви к нам, женщина вообще презентовала нам ключи от пустующего номера "люкс", что бы мы могли принимать ванную. Супер!

    Весь световой день мы посвятили прогулкам по городу. И я бы назвал это "ломкой стереотипов". В представлении большинства, Кишинев являет собой эдакое местечковое захолустье, окруженное виноградными полями и населенное своеобразной хитроватой публикой состоящей из молдаван, евреев и украинцев. Что-то в этом духе. Жители Кишинева и им сочувствующие! Просьба не принимать близко к сердцу мои слова, я всего лишь пытаюсь выразить некоторые чувства и эмоции, переполнявшие нас на тот момент времени.

    В действительности Кишинев предстал перед нами большим и солидным европейским городом с изящным историческим центром, множеством красивых парков, соборов и дворцов. Его новые районы ничем не отличаются от спальных районов любого другого крупного города – нагромождение высотных домов с широкими проспектами, торговыми центрами, Мак’Дональдсами и так далее. Кишинев на порядок чище и аккуратнее любого российского города, на улицах практически отсутствуют пьяные, нищие. Мы ни разу не встречали представителей т.н "агрессивных люмпенов", коими так и кишат города России. Почему в бедной Молдове, люди умудряются жить спокойнее, добрее и чище, чем в огромной и богатой России?

    Итак, в реальности Кишинев оказался совсем не таким, каким его представляют. Мы не увидели никакой местечковости в стиле Бабеля. Мы узнали, что в городе практически не осталось евреев, кои еще десять лет назад составляли почти четверть населения, а теперь постепенно перебрались в Израиль. Нам повезло познакомиться с молдавскими ребятами, студентами архитектурного института и провести с ними очень приятный вечер за пивом, курением приятной травки, общением и кучей юмора. Впечатлений осталось много и впечатлений хороших. О достопримечательностях города можно подробно ознакомиться в соответствующих путеводителях, а мы пока двигаемся дальше!

    Утром следующего дня нам в голову стукнула мысль сгонять в Соседнюю Румынию и посетить замки Рышнов и Бран, где по легенде жил граф Влад Тепеш (Дракула). Несколько лет назад мне довелось посетить Румынию, но поездка была краткой и недостаточной для столь интересной страны. Итак, быстрым и уверенным шагом дошли до румынского консульства, где нас огорошили тем фактом, что делать визу будут не меньше недели. Нет, нам не отказали и даже весьма по-божески оценили ее стоимость (23 доллара, в сравнении с $50 в Москве), но… ждать целую неделю мы не могли. Румыния отпадала.

    Приднестровская Молдавская Республика

    Тогда, недолго думая мы отправились на автовокзал и поехали в Приднестровье, а точнее в ПМР (Приднестровскую Молдавскую республику). От Кишинева до Бендер всего 60 км и уже через час, следуя по шоссе на Одессу, мы подъехали к пограничному переходу. Здесь, в окружении зеленеющих полей, цветущей сирени и виноградников, проходит граница между Молдавией и никем не признанной республикой, что по ту сторону Днестра. Молдавский пост – никаких проверок, объезжаем бетонные блоки и едем дальше. Через сто метров - пост российских миротворцев в виде БТРа, укрытого защитной сеткой и тройки автоматчиков, лениво отдыхающих в тени акаций. Потом еще метров двести пути и остановка – все на выход, нас ожидает Приднестровский паспортный контроль. Пассажиры выстраиваются в очередь к окошечкам, сжимая в руках российские, украинские, молдавские паспорта. По словам окружающих, местные власти исключительно лояльны в плане посещения их республики иностранцами, причем не важно оттуда вы приехали. Никаких виз и формальностей. С нами ехали швейцарцы, которых впустили так же быстро и спокойно, как и всех остальных. На въезде следует уплатить $0,50 за "регистрацию", вам выдадут маленький талончик, который важно не потерять и вернуть на выезде.

    По пути мы разговорились с местными жителями, которые поведали нам неофициальную версию появления и существования ПМР. В начале 90-ых, когда Союз активно разваливался и малые народы заговорили о независимости, в Молдавии усилились националистические движения по типу Прибалтийских. Речь идет о подъеме национального самосознания, которое, почему-то всегда ударяется в крайности. Собственно, это отдельная интересная тема для дискуссии. Лично меня всегда поражала закономерность, почему на пост-коммунистическом пространстве, обратная сторона медали в понятии "русский патриот" (варианты – украинский патриот, молдавский патриот, казахский патриот), почему-то всегда несла в себе такие понятия, как: фашист, диктатор, антисемит? Уже дорвавшись до власти, такие товарищи (чаще всего они еще и бывшие коммунисты) оказываются банальными популистами и ворами. Схожая ситуация сложилась и в Молдове в начале девяностых. Порывы присоединиться к Румынии, ущемления русского языка (на котором говорила половина населения) и даже почти полное его запрещение в школах и ВУЗах. Понятно, что все это воздействовало на умы простых молдаван, росла напряженность, антагонизм, нарастала буря в стакане воды.

    Логичным апогеем происходящего стало усиление и анти-молдавских сил среди жителей индустриально-развитого Приднестровья, подавляющее часть населения которого составляли этнические русские и украинцы. Их не устраивало то, к чему стремились молдаване, начиная от присоединения к Румынии и заканчивая ущемлением их прав. А дальше осталось поджечь фитель (а желающих сделать это было достаточно!) и бомба взорвалась. При косвенном участии небезызвестного генерала Лебедя и его 14-ой армии, Приднестровье, в ходе вооруженного противостояния, отстояло свою независимость от Молдовы. Оставленные им Россией в наследство склады оружия и боеприпасов, внушают некоторую уверенность в завтрашнем дне. Впрочем, о какой уверенности мы говорим? Кому была нужна эта война? Ради чего полегли тысячи человек, веками жившие бок о бок?

    Сегодня, десять лет спустя, страсти в целом улеглись. Ситуация в Молдове стабилизировалась, агрессивные националисты отошли в сторону, уступив место амбициозным силам, тянущим страну в Европу и ратующим за превращения Молдовы в цивилизованное государство. А Приднестровье, точно так же, как и десять лет назад, пребывает в осаде при отсутствии штурмующих. Интересное положение. Это и понятно – там создалась своя правящая элита, свои порядки, свои планы и перспективы. Народ говорит, что через ПМР отмываются российские и украинские миллиарды, что руководство республики – сплошь воры и олигархи. Так это, или не так – покажет время.

    ПМР – вытянулась вдоль восточного берега Днестра на 180 километров, а в ширину от 5 до 25 километров. Крупнейшие города – Тирасполь, Бендеры, Дубоссары, Рыбница. У Приднестровцев своя валюта – приднестровский рубль, своя армия, свои суды, свой парламент. По всем формальным признакам – самостоятельное государство.

    Цены – низкие. Ниже кишиневских, на порядок ниже московских. За большущую пиццу на троих, с грибами и салями мы заплатили порядка $2, проезд в городском автобусе стоит $0,15.

    Бендеры – обычный провинциальный город с населением около сотни тысяч жителей, главная его достопримечательность – массивная Бендерская крепость над берегом Днестра. К сожалению, крепость превращена в воинскую часть и посетить ее официально невозможно. С другой стороны, ничто не мешает прогуляться вокруг крепости и тихонько (что бы вас не "застукали" военные) фотографировать ее мощные стены и укрепления. Объект сей совершенно не туристический, там нет специальных троп, нет ступеней, нет мест отдыха. Но в этом и заключается весь шарм этого места! Еще раз повторюсь - будьте осторожны и не привлекайте ненужного внимания со стороны военных. По словам местного рыбака, пару лет назад часовой из крепости пальнул в кого-то из автомата, думая, что это молдавский лазутчик. Увы, такие здесь реалии.

    После Бендер мы сели на маршрутку и поехали в близлежащий город Тирасполь, являющийся столицей Приднестровья и родиной известного коньяка "Квинт". Город интересен своим неповторимым колоритом – как никак столица маленькой республики. Особенных достопримечательностей здесь нет, но лично меня умиляло обилие транспарантов патриотического содержания, как-то: "Приднестровье – честь и совесть Молдавии", "Бендерский троллейбусный парк за демократию и гласность" и многие другие. Обращает на себя внимание большое количество военных и милиционеров. Возле мостов обязательно дежурят бронетранспортеры с солдатами, по улицам то и дело катаются патрульные УАЗики. Ближе к вечеру мы выехали назад, в Кишинев.

    Кишинев – Белгород-Днестровский

    С утра отправились на автовокзал и выехали в направлении Белгорода-Днестровского, небольшого украинского города в 80 км к западу от Одессы. Там расположена знаменитая одноименная крепость, считающаяся самой большой на Украине и одной из крупнейших в Европе. Наш автобус – ветеран немецкого автопрома, давно состарившийся для немецких пассажиров, но еще вполне годный для терпеливых молдаван и украинцев. Едем слишком медленно, делая длительные остановки в каждом мало-мальски заметном городке. С другой стороны это даже интереснее, ибо другой возможности увидеть провинциальную Молдавию может и не представиться. Ехали через Кэушень, Ермоклию, Штэфан-Водэ, Олэнэшть. Что сказать? Раньше Молдова по праву считалась житницей СССР. Здесь были лучшие вина, лучшие фрукты и овощи. С другой стороны, здесь никогда не было серьезной и конкурентоспособной индустрии, через Молдову никогда не проходили ключевые трубопроводы, автодороги, железные дороги. Теперь, с развалом Союза и отделением Приднестровья, Молдова потеряла чрезвычайно много, в один миг превратившись в банановую республику. За исключением Кишинева и Бэлць, здесь царит бедность и полная апатия. Сотни усталых мужиков-сельчан покуривая сидят на корточках вокруг вокзалов, главных улиц. Безработица свирепствует. Это чем-то напоминает арабский Восток.

    Границу проходим на удивление быстро и почти безболезненно, по обе стороны в салон заходят пограничники, собирают паспорт и через полчаса ожидания раздают уже с печатями. Весь путь от Кишинева до Белгорода занимает около 5 часов, что в целом нормально, учитывая полторы сотни километров, много остановок и час, потерянный на границе.

    Итак, мы вновь на Украине, на этот раз - в Белгороде-Днестровском. Вооружаемся ранее обмененными гривнами, усаживаемся в парке и вскоре приходим к решению о дальнейших мероприятиях. Решено заночевать здесь и с утра выехать в Одессу, до которой остается совсем недалеко. Белгород – милейший маленький городок с населением в 60 тысяч жителей. Это одно из тех немногих мест, где время не властно над городом и его жителями. Тут по-прежнему царит атмосфера в чем-то счастливых семидесятых годов. Чисто, скромно, дедушки играющие в домино, бабушки на лавочках в парке, детишки прыгающие по очереди на скакалке, знакомый тир с пневматическими винтовками, булочные с общительными тетушками, а на улицах нередки ставшие уже экзотикой горбатые "Запорожцы" и еще более древние "Победы".

    Белгородская крепость – это истинный шедевр! Без всякого преувеличения. Огромный, мощный и живописный военный замок, возвышающийся над скалистым берегом Днестровского лимана. Как большой ценитель средневекового военного зодчества и как человек, посетивший полсотни разнообразных крепостей от Турции до Египта и от Франции до Узбекистана, могу сказать – Белгородский замок однозначно достоин посещения.

    В Белгороде несколько частных пансионатов и одно пятиэтажная государственная гостиница "Русь". Именно в ней мы и заночевали, о чем ничуть не пожалели. Типичная гостиница для командировочных, чистая, тихая и приятная. Да, муниципального финансирования явно не хватает, но номера хорошие, в каждом номере душевая с бойлером, телевизор и балкон. Стоит удовольствие 20 гривень ($4) на человека в трехместном номере. Хорошо покушать в ресторане тут можно за схожую сумму в $2-3, что радует и даже чуть-чуть умиляет. С утра, как и было решено, мы отправляемся в Одессу.

    Как, вы не были в Одессе?

    Нет, мы ни разу не были в Одессе, признаемся честно. Слышали много, смотрели, представляли в воображении. Но бывать здесь не приходилось. Прекрасно помню "Одесские рассказы" Бабеля, реплики Остапа Бендера в отношении иностранной контрабанды с Малой Арнаутской, слышал анекдоты из серии "тетя Сара и дядя Изя", либо серия "Так вы же стоите на Дерибасовской!!!" и… в таком духе. Разумеется, нельзя не упомянуть легендарный фильм "Броненосец Потемкин" и десятки других шедевров Одесской киностудии.

    Наш первый день в Одессе обернулся многочасовой прогулкой по десяткам местных санаториев и гостиниц. Сии мытарства были достойны крутого фельетона. Представьте картину: знаменитый Французский бульвар. Во главе шествия шагаю я, с громадным 25-килограмовым рюкзачищем за спиной, далее весело в припрыжку меня догоняет Юля и замыкает шествие Леха, при этом страшно хромая и матерясь на чем свет стоит. Дело в том, что мой племянник ровно перед поездкой обрел новые галантные ботинки на высокой подошве, чудные и крутые, но… совершенно неподходящие для вольных путешествий! Эти ботинки настолько затрудняли человеку жизнь, что любая прогулка превращалась для него в страдание.

    Мы искали место для ночлега исходя из того, что место это обязательно найдется в одном из санаториев города. Одесские гостиницы сравнительно дорогие – что делать, курортный город! Зато десятки старых советских санаториев стоят полупустыми и обычно без особенных проблем выделяют комнаты заезжим туристам. Конечно, мы вовсе не ожидали дворцов султана и не тешили себя надеждой на наличие горячей воды. Но большинство санаториев было в столь плачевном состоянии, а цены за проживание были так высоки, что нам не оставалось ничего, кроме как двигаться дальше. Типичный пример, один из десятков подобных – облупленный десятиэтажный монстр, назовем его "Санаторий для страдающих от геморроя". Типовое советское фойе, ворчливые бабушки-вохры, ключи от номеров с килограммовыми брелками. Запах подгоревшей манной каши. Представили картину?

    Дальше обычно следовал такой диалог:

    - Здравствуйте, мы бы хотели остановиться в вашем санатории на пару-тройку дней.
    - А мы не сдаем номера случайным людям, а только лицам с санаторной книжкой.
    - Хммм, жаль. А не подскажете где таки можно снять комнату?
    - Не знаем.
    - Что ж, тогда простите за беспокойство.
    - Погодите… на сколько дней, говорите, вам нужно?
    - На два, или три. Нас трое.
    - Ну хорошо, только в проживание входит лечение от геморроя и полный пансион.
    - А сколько это будет стоить?
    - 100 гривень ($20) в день на человека.
    - А если без лечения и без питания?
    - Нет, без лечения никак нельзя и питание уже сосчитано!
    - Но мы совершенно здоровы и лечение от геморроя нам не требуется.
    - Тогда не лечитесь, но все равно лечение уже сосчитано.
    - Но может быть, все-таки без лечения…
    - Молодые люди, мы и так уже идем вам навстречу! Лечение им не нужно, питаться они не хотят, ну что за публика! Вы в санатории, здесь больные лечатся и питаются три раза в день!

    …И так далее до бесконечности и в каждом санатории. Что за абсурд?! После нескольких часов хождений, мы, сжалившись над несчастным Лехой, оставили его в санатории имени Валерия Чкалова, а сами продолжили поиски лучшей жизни. Но мы проходили санаторий за санаторием, а вопрос по-прежнему не решался. Безумной каруселью скакали в наших уставших умах все эти геморройные санатории, лепрозории, курорты имени Ленина. И вот… О, это чудо! В санатории ветеранов войн нам предлагают места всего за 25 гривен ($5) и не заставляют ни кушать, ни лечиться! Ура, ура!!!

    И тут ложка дегтя. Мы с Юлей забыли, где именно оставили Леху. Мне, почему то, казалось, что он сидит и ждет нас в санатории артистов цирка, а Юля считала, что парень остался в санатории для страдающих психическими расстройствами (или что-то в этом духе). Снова поиски. Отчаяние сменялось надеждой, прошел час. И вот радость – Леха найден. Бедолага порядком замерз и в полной прострации сидел на лавочке в том самом заведении имени Валерия Чкалова. Бежим в санаторий ветеранов, пока бабушки не передумали нас селить.

    Санаторий ветеранов войн достоин особенного внимания. Внешне он ничем не примечателен, зато его внутреннее убранство и неповторимость производят неизгладимое впечатление. Прежде всего – заведение сие, судя по всему, никогда не ремонтировалось. В нем никогда не меняли сантехнику, никогда не чинили кровати со стульями, никогда не укрепляли окна и двери. Зато коридоры и комнаты напоминают ботанический сад. Тысячи растений, в том числе растений тропических, произрастают в ведрах, банках, бутылках по всему зданию. Возникает мысль, что здание было арендовано торговцами с цветочного рынка. В наших комнатах свирепствовала буйная растительность. Куцая пальма торчала из ведра с колоритной надписью "Для испражнений", гладиолусы росли в консервной банке из-под таиландских ананасов, десяток эмалированных ночных горшков вмещал в себя другие растения и цветы. На каждом горшке обязательно присутствовала корявая надпись типа "Вернуть Зыковой в приемный покой", либо "Вынос у пациентов в 12:00". Даже Леха, полчаса назад находившийся на грани нервного срыва, теперь хохотал до колик в животе.

    Такой добротный заряд юмора укрепил нас на долгое время с запасом. Вечером мы гуляли по Одессе, в том числе по той самой знаменитой Дерибасовской. Прошлись по Приморскому бульвару, спустились по Потемкинской лестнице к пассажирскому порту, вернулись назад через Старую Одессу и Сабанеевский мост. Город несомненно интересен, а лично у меня возникло ощущение, что мы находимся в Санкт-Петербурге. Очень много общего, в том числе атмосфера и архитектура. На морвокзале поинтересовались паромами по Черному морю. Итак, здесь ситуация такова (верно на май 2005):

    1. Одесса-Стамбул (Турция)
    Два судна, Каледония и Глория. Минимальный тариф - $70 в одну сторону в самолетном кресле с трехразовым питанием. Минимальная стоимость в 4-местной каюте $85 в одну сторону. В пути до Стамбула – около 30 часов. Отправления – дважды в неделю. Судно Каледония, на котором и есть сидячие места – совсем небольшое. Можно представить себе какая будет качка. Но что самое неприятное – судно набивается людьми под завязку, там не то что прогуляться по палубе… там из-за баулов и ступить негде! А теперь, возможно, для кого-то более радостное известие. На этом судне в Стамбул постоянно отправляются дамы легкого поведения, а в обратном направлении отчаливают уже их депортированные коллеги.

    2. Одесса-Ильичевск-Варна (Болгария)
    Громадный паром, ориентированный в первую очередь на грузы и транспорт. Пассажирский билет в одну сторону - $100 с питанием. В пути порядка 18 часов. Раз в неделю.

    3. Одесса – Поти (Грузия)
    Раз в неделю, билет в 4-местной каюте - $125 в одну сторону. Трехразовое питание. В пути около двух суток.

    4. Одесса – Хайфа (Израиль)
    Раз в неделю, самый дешевый билет в одну сторону – $320 (дороже самолета!), в обе стороны - $450. Трехразовое питание, очень цивильное израильское судно "Iris". В пути трое суток.

    5. Одесса – Евпатория – Севастополь - Ялта
    Скоростная "Ракета" связывает с мая по август Одессу с Крымом. Билет в одну сторону до Ялты стоит около 200 гривень ($40), в пути 5-6 часов. Путь проходит мимо живописного побережья южного Крыма, совсем близко к Ласточкиному гнезду, скалам Ай-Петри, Форосу.

    Менее регулярные отправления в Самсун (Турция), Констанцу (Румыния), Сочи (Россия) и даже в такие места, как Измир и Афины. В отношении этих паромов следует уточнять отдельно, они нерегулярны и ходят по конкретным датам, может статься, что даже раз в месяц.

    Теперь возвращаемся к Одессе. Вечером мы решили предпринять последнюю попытку в получении румынской визы. Отправились к румынскому консульству, дабы почитать на информационном стенде о требованиях для получения визы. Мы, руководствуясь старой картой города, не знали, что румынское консульство переехало и спрашивали у людей как добраться до нужного нам адреса. Самыми классными навигаторами оказались две коренные одесские бабушки, представьте себе следующий диалог:

    - Детки, румынский консулат перебрался в бывший кубинский консулат!
    - А где находится бывший кубинский консулат?
    - Это на Канатке, рядом с цветочным магазином!

    Тут появляется вторая бабушка, узнает, что мы ищем румынское консульство и начинает спорить с первой бабушкой. Обе они совершенно забыли про нас.

    - Та ты шо такое говоришь, а? Какая Канатка? Там с роду не было кубинского консулата!
    - Там, там! Я там каждый день хожу! Там у меня знакомая врачиха живет!
    - Где живет, в консулате? Шо ты людей путаешь, а? Нет там консулата!
    - Иди отсюда, иди! Ничего не понимает, старая!
    - Это я старая и не понимаю?! Это ты старая, а консулат все равно на Канатке!

    Мы с Лехой и Юлей, с трудом сдерживая гомерический хохот, из вежливости стоим рядом и повторяем что-то вроде "А-а… вот как… спасибо!". Уже потом Леха заявил: "Ребята, сейчас я понимаю – мы в Одессе!". И это правда. А на румынское консульство мы махнули рукой.

    На следующий день был "День Холоста". Из чувства участия и солидарности, мы решили отправиться в израильский культурный центр, что расположен на улице Пастера 11. Двухэтажное неприметное здание, массивная суперсовременная дверь, системы слежения и прослушивания (по крайней мере, я заметил как минимум две следящие за зданием видеокамеры, а так же камера встроенная в микрофон). Иными словами, когда вы звоните и вам отвечает охранник, вы невольно кричите в микрофон на двери, а охранник на мониторе не без удовольствия изучает ваши зубы. За дверью доносится легкая музыка, смех, голоса людей. Там явно имеет место какое-то мероприятие. Итак, мы звоним.

    Далее следующий диалог, происходящий через дверь:

    - Мы бы хотели посетить ваш культурный центр.
    - Вы кто такие?
    - Мы гости города, среди нас есть и израильтяне. Сегодня день Холокоста, проводите ли вы какие-нибудь мероприятия?
    - Вы приглашены?
    - Нет, мы пришли сами.
    - Тогда мы вас не можем впустить.
    - Подождите, если мы правильно понимаем, у вас тут государственный культурный центр, а не частная организация. Сегодня день памяти жертв нацизма. Какое такое приглашения требуется, чтобы войти?!
    - Повторяю, вход по приглашениям.
    - Где выдают приглашения?
    - Кому надо, то знает где выдают.
    - Позовите ваше руководство! Что за чертовщина?! Где ваши часы работы? Что вы заперлись там внутри, что вы там делаете? Это не ваша личная квартира!

    Тут я замечаю, что все то время, что мы бьемся у двери, чуть в стороне за происходящим наблюдает моложавая дама в черном и в солнечных очках. Она курит сигарету за сигаретой и всем своим видом показывает, что ни к нам, ни культурному центру не имеет никакого отношения. Но ее непосредственная причастность к происходящему видна не вооруженным взглядом. Почему-то вспомнился фильм "Семнадцать мгновений весны" и знаменитая песня:
    "…Не думай о секундах свысока,
    наступит время - сам поймешь, наверное… "

    Отчаявшись попасть в сие заведение для избранных, мы пошли в сторону Дерибасовской. И как только мы отдалились от входа, дама резко выбросила недокуренную сигарету, стрелой метнулась к двери, скороговоркой произнесла тайное заклинание и ее немедленно впустили. Напоследок она обернулась на нас и тут же исчезла за казенной дверью. Ага… видимо мы мешали ей войти…

    - А может быть у них там шабаш с девочками, танцы-шманцы всякие? А мы их вроде как вспугнули, они решили, что проверка нагрянула?", - предположил Леха и тут же поправился, - Но с другой стороны сегодня День Холокоста, неужели сотрудники Израильского центра культуры в такой траурный день могут бузить и гулять?

    Недолго горевали мы на тему черствости так называемого центра израильской культуры. Если отбросить наше чисто человеческое желание прийти туда в день памяти жертв нацизма, то я и не питал особенных иллюзий в отношении израильской культуры как таковой. В конце-концов, вряд ли посетителю смогут предложить что-то большее, чем произведения Амоса Оза, Хаима Нахмана Бялика, ряд исследований Холокоста (тематика, лишь косвенно связанная с Израилем, а скорее с европейским еврейством) и активно пропагандируемое среди потенциальных репатриантов произведение "Эксодус" (Исход) Леона Юриса. Зато обилие исторических памятников, уникальная природа, богатая история еврейского народа - все это могло бы быть интересно людям. Эх, далеки они, эти официальные израильские "гвиротай вэ работай" (дамы и господа) как от окружающих народов, так и от своего собственного..!

    Вечер мы провели к прекрасном заведении, на той же самой улице Пастера. Это кафе-читальня. Там собирается довольно интеллектуальная молодежь, неформалы, просто ценители определенной атмосферы. На полках такие авторы, как Генри Миллер, Даниил Хармс, Ирвин Шоу и многие другие. До полуночи мы обсуждали условности бытия, а потом пешком, неторопливо возвращались к санаторию. Так мы завершили наш последний день в Одессе.

    Последний день в Одессе

    Сегодня я расставался с Лешкой и Юлей. Ребята возвращались в Россию, а у меня в запасе оставалась как минимум неделя свободного времени. Вариантов было много. Можно было отправиться в Черногорию, которая так полюбилась во время путешествия по бывшей Югославии в 2001 году. Можно было рвануть в Стамбул. Иными словами – ощущение эйфории и радости жизни. Недолго думая я решил поехать в Польшу. Почему именно туда – расскажу позже.

    В оставшееся время мы отправились к морю, в район Аркадии, что в южной части города. Сезон еще не начался и вовсю шли реставрационные и строительные работы. Десятки ресторанов и кафе, всю зиму простоявшие без единого посетителя, теперь открывали свои двери. Где-то здесь, судя по карте, расположен вход в знаменитые одесские катакомбы. Но, поговорив с местными, мы узнали, что свободного входа туда нет, а та часть тоннелей, что открыта для туристов, находится в другом конце города. Жаль!

    Итак, к обеду, проводив ребят на московский поезд, я сдал вещи в камеру хранения и отправился погулять еще немного по Одессе. Следуя по Малой Арнаутской, я неожиданно вышел к большой и красивой мечети с голубым куполом. Это был "Арабский культурный центр за справедливость и демократию". В запасе оставалось полтора часа и я решил заглянуть туда, посмотреть мечеть.

    Заведение очень серьезное и культурное. Понравилась надпись на трех языках:

    Бог един для всех религий и людей, все люди равны.
    Во имя Бога милостивого и милосердного,
    Те, кто верит в Единого Бога и всех его пророков,
    И не видит никакого различия между ними,
    Тех Бог вознаграждает и благословляет,
    Как сказал Пророк Мухаммед –
    Тот, кто причиняет вред иноверцу, этим причиняет вред мне!

    Эх, эти слова, да миллионам фанатиков в уши! Я был единственный посетитель в этот момент, снял обувь, прошел в молельный зад, остановился возле полок с Кораном. Замечаю, что чуть в стороне за моими передвижениями наблюдает дядечка-смотритель. Наверное, заметив, что я с правильной стороны открыл Коран, тот подошел и сказала мне "- Салям Алейкум". Поздоровались. Он хорошо говорит по-русски – учился в Одессе, так и остался здесь. Рассказал про историю возникновения этого Центра. Спонсором и меценатом проекта является сирийский бизнесмен Киван Аднан, а при мечети действует образовательный центр по изучению арабского языка, бесплатная столовая для неимущих и так далее. Что ж, весьма и весьма похвально!

    Смотрителем был египтянин и я поделился с ним своими исключительно положительными впечатлениями от посещения его страны, а за одно и не стал скрывать того факта, что много лет прожил в соседнем Израиле. К нам подошел еще один работник Центра, сириец. За чашечкой кофе мы долго обсуждаю хитросплетения Ближневосточной политики и сошлись во мнении, что мир между арабами и евреями нужен простым людям, но отнюдь не властям. Меня такая позиция этих ребят несколько удивила, а также высказанная ими критика собственно арабских режимов типа Сирии, Ливии и Египта. Разумеется, досталось и Израилю, но вполне адекватно и без лишних эмоций. Они же упомянули о прошедшем Дне Холокоста и рассказали, встречались с местным еврейским духовенством и даже возложили цветы к монументу жителям Одессы, расстрелянным немцами в 1941 году.

    Я поделился с ними историей с нашей попыткой посетить израильский культурный центр, рассказал, как нас туда не впустили. Халед (так звали египтянина) усмехнулся:

    - Меня это не удивляет. Многим вообще непонятно чем занимается этот израильский центр. Они всегда закрыты, они вообще никого и никогда не впускают. Я видел как-то их информационный вестник, пару-тройку раз в год они распространяют его по синагогам, да и вообще где только можно. Но, кажется, больше они ничем полезным не занимаются. Я слышал мнение, что под вывеской "Израильского культурного центра", на самом деле работает Моссад.

    Меня это последнее предположение от души развеселило, хотя, должен сказать, такой вариант вполне возможен. Тем не менее, стараясь держать "марку", попытался возразить:

    - Моссад? Вряд ли. Думаю, что речь идет об обычной бюрократизированной канторе, где несколько израильских чиновников цепляются за свои места, создавая видимость бурной деятельности. Ведь работники официальных израильских представительств за границей имеют очень хорошие зарплаты! Кроме того, если Израильский центр на самом деле является явочной квартирой Моссада, то где гарантия, что и ваш Арабский центр не является представительством сирийской разведки?

    На следующий их аргумент мне было уже нечего возразить:

    - Настоящий культурный центр занимается тем, что привлекает максимальное количество людей, что бы рассказать о своей стране, своей культуре, своем языке, своей религии. Например, наш "Арабский Центр". Вы пришли сюда, наши двери всегда открыты. Мы с вами разговариваем, мы рады вас видеть, вы можете брать в нашей библиотеке книги, можете изучать язык Мухаммеда. Возьмите даже не наш центр, а скажем "Британский Cовет", немецкий "Центр Гете", "Дом французской культуры". Все они открыты для публики, везде ясные часы работы, четкие цели и задачи…

    Одесса – Львов – Замосць – Люблин

    Украинские поезда очень дешевы. Даже в сравнении с российскими. Мой купейный билет до Львова (950 км) обошелся в 50 гривень ($10). Для сравнения, при расстоянии в 600 км между Москвой и Питером, вам не добраться в Северную Венецию меньше, чем за 450-500 рублей ($15-17), при этом даже не в купе, а в плацкарте, или на самолетном кресле.

    Во Львове решил не задерживаться. Прежде всего, было очень рано (6 утра) и меня бы не вселили на сутки ни в одну гостиницу, а лишь до полудня, после чего потребовали бы плату за второй день. Во-вторых город встретил заморозками, туманом и продувными ветрами. Ну и в третьих, во Львове бывал уже дважды – в 2002 году и в 2003.

    Итак, не теряя времени, сажусь в маршрутку до автовокзала, делаю пересадку на троллейбус и через полчаса пути схожу на главной автостанции города. Еще в поезде я думал не тему того, куда именно рвануть в Польше. В Кракове как раз гостили мои киевские друзья – Андрей, Слава и Марина (их сайт о путешествиях: www.vaclav.kiev.ua). Но уже на следующий день они возвращались домой и я не видел смысла ехать туда лишь затем, что бы встретиться и сразу расстаться. Тем более, что мы могли бы увидеться и в Киеве ровно через неделю.

    Далее варианты: Варшава (был, давненько, никаких особенных впечатлений), Гданьск (классный город, был в 2000 году, но… слишком далеко!). В результате решил ехать в городок Замосць и далее в Люблин. Ближайший автобус ровно в 8 утра. Оставшееся время скоротал в холодном и пустынном зале ожидания. И вот, занимаю свое место в древнем Икарусе. Какая экзотика!

    Основная часть пассажиров – челноки, занимающиеся мелкой приграничной торговлей. В Польшу везут водку и сигареты, назад – колбасу и одежду. В течении всего пути до границы, наблюдал замечательные сцены прятанья "контрабанды" по автобусу. Сигареты рассовываются под кресла, водку привязывают к себе лейкопластырем под брюки и куртки. От души рассмешил меня диалог между двумя дамами бальзаковского возраста. Обе они спешно клеили на голые животы пачки сигарет, при этом на украинском языке обсуждали невзгоды их контрабандной жизни:

    - Хорошо тебе, Маня, у тебя такая ма-а-аленькая грудь! Ты сможешь засунуть несколько пачек в бюстгальтер… и незаметно! А у меня т-а-акая большая… и за что мне такое наказание?!

    Я не мог не вставить свои пять копеек:

    - Девушки, а вот я не согласен с вами! У вас у обеих замечательные груди, любой мужчина был бы счастлив оказаться поближе к ним!

    Дамы даже немного растерялись, но тут же нашлись, заулыбались и предложили мне избавить их груди от сигарет и взять их с собой через таможню. Но здесь я был непреклонен и наотрез отказался от сигарет, при этом с готовностью согласился провезти в Польшу их груди. Дамы же готовы были выдать только сигареты, но никак не груди. По их словам, что бы заполучить их грудь и все остальное, нужно поухаживать. Хотя бы один вечерок, ну просто для приличия!

    …Польскую границу проходим через КПП Рава-Русская / Hrebenne. Достаточно быстро. На польской стороне все пассажиры выходят из автобуса с вещами, раскладывают их на таможенных столах и начинается жесткий шмон. Опытные таможенники в миг вычисляют тех, кто везет контрабанду. Вот ощупывают ноги некоего дядечки и из них вываливаются одна за другой пачки сигарет "Marlboro". А вот заметно похудела тетушка, у нее на животе путешествовали сразу 5 (пять!!!) бутылок водки. И вот снова дорога. Народ шумит, обсуждает переход границы. Почти все понесли убытки, но если удалось провезти хотя бы лишний блок сигарет, то поездка уже окупается. Насколько я понял, чистый "навар" с блока сигарет составляет порядка $10, с водки чуть меньше. В хороший день удается заработать до $40-50 за одну ходку в Польшу, в плохой $10-15.

    В Замосце я покидаю автобус. Следуя карте, иду в сторону исторического центра, до которого километра три от объездной автострады. Сей городок не привлекает челноков и специально в центр, автобусы с шоп-турами не заезжают. Этот маленький городок – замечательный памятник ренессанса, идеально сохранившийся, несмотря на войны и встряски прошлого столетия. Замосць не особенно изменился с XVI века, когда улицы были вымощены плитами в шахматном порядке по проекту итальянского архитектора Бернардо Морандо. А нетронутая городская площадь с длинными сводчатыми галереями и навесами создает ощущения Латинской Америки. Здесь множество старинных купеческих домов, замечательная ратуша, узенькие старинные улочки. Городок очень компактен и окружен мощной городской стеной, тоже отлично сохранившейся.

    В Замосце несколько отелей и один хостель. Мой древний путеводитель по Восточной Европы серии LP, за 1999 год, уже не соответствовал времени. Цены на проживание выросли ровно вдвое. Я выбрал для проживания "Dom Turista PTTK", что в самом центре Старого города на улице Zamenhofa, 13. Там полтора десятка комнат. За кровать в 4-местной комнате вы заплатите $4, за место в двухместной комнате - $8 и за отдельную комнату - $14. Отельчик очень приятный, старый. Единственный минус – там часто гостит чертовски шумная молодежь из других городов Польши. С другой стороны, это и хорошая возможность познакомиться с местными жителями.

    Чуть в стороне от Старого города, по дороге на вокзал, расположен еще один примечательный монумент. Это – старинная Ротонда. Некогда укрепленный замок, в годы войны, превращенный немцами в штаб Гестапо. В этом мрачном замке, окруженном рвом, происходили массовые расстрелы местных жителей и советских партизан. К моменту прихода в эти места Советской Армии, фашисты успели расправиться с 8000 поляков, евреев, украинцев, русских. Ныне здесь действует музей, а сама Ротонда окружена монументальными обелисками с именами опознанных жертв.

    На следующий день покидаю Замосць и выезжаю в направлении Люблина. До него – 90 километров пути на автобусе, полтора часа и билет за 12 злотых ($3,8). Теоретически можно ехать и поездом, но последний ходит всего трижды в день и путь занимает более 3 часов.

    Люблин – довольно известный старинный город. Увы, для большинства он ассоциируется именно с войной и страданиями. Всему виной соседство с фашистским концлагерем Майданек, который расположен прямо в черте города. Сегодня было 9 мая, не рядовой день. Полностью абстрагироваться от военной тематики я так и не смог, хотя очень хотелось банально и беспечно гулять по живописной старой части города, думая о чем-то радостном и жизнеутверждающем. Население Люблина – около 400 тысяч жителей, это 6-ой по населению город Польши и крупный индустриальный центр. Здесь очень мало туристов, ибо далеко не все путешествующие по Польше добираются в столь удаленные от центра страны места. Это хорошо – город живет своей жизнью, тут не ощущаешь себя туристом, а скорее обычным человеком. Как и все вокруг.

    Старый Люблин совсем небольшой. Несколько кварталов, тройка старинных католических костелов, центральная площадь и чуть удаленный Люблинский замок на холме. Автовокзал находится прямо напротив старого города и заблудиться невозможно. А вот с проживанием чуть сложнее. Я обошел не менее пяти гостиниц и общежитий, прежде чем отыскал место для проживания. В самом дешевом отеле города, Hotel Pracowniczy LPBP, что в полукилометре от автовокзала в одном из 9-этажных зданий – очень дешевые общие комнаты (4-10 кроватей) за $3 место, но дорогие одноместные - $22 за комнату с удобствами на этаже. К тому же там живут заезжие работяги с Украины и Белоруссии. Многие из них явно злоупотребляют алкоголем, а так же никто не гарантирует сохранность ваших вещей. Некоторые отели слишком удалены от центра и это не очень удобно. По совету участкового полицейского (да, именно они чаще всего знают, где можно дешево остановиться, ведь это же их район!) я отправился в общежитие медицинского института, что по адресу улица Jaczewskiego 2 (Institut Medecyny WSI). Это в пяти минутах ходьбы от автовокзала, но в противоположную сторону.

    Там мне предложили либо место в двухместной комнате (33zl=$10), либо отдельную комнату (47zl=$15). Общежитие очень и очень цивильное. В некоторых комнатах своя ванная и туалет, в некоторых – только умывальник. Но общежитие совершенно новое, со свежим и качественным евроремонтом. Чистые и современные комнаты со всем необходимым и даже с радиоприемниками. Рекомендую всем тем, кто окажется в Люблине.

    На следующий день я побывал в Майданеке. Туда можно добраться автобусами и троллейбусами из центра города. От автовокзала туда идет троллейбус №156. В любом случае, смотрите на маршрут транспорта (на передних и боковых табло), там будет написано черными буквами "Maidanek". Билеты покупаются на остановках, в газетных киосках и отбиваются в салоне. Не советую ездить без билетов. Штраф порядка 100zl ($30), а контролеров видел как минимум дважды.

    Лагерь будет по правую сторону, если ехать из центра. Пропустить его невозможно – слишком масштабная вещь, тянется вдоль дороги километра на полтора.

    Концлагерь Майданек

    Это второй по величине (после Освенцима-Биркенау) фашистский концентрационный лагерь. Здесь погибло 360 тысяч человек и если бы не приход Советской армии, здешние живодеры вывели бы этот лагерь на первое место по число убиенных. Здесь все сохранено в том виде, в котором было обнаружено в 1944 году. Ряды заграждений с колючей проволокой, смотровые вышки, ряды бараков, крематорий, газовые камеры, где людей душили "Цилоном-Б". Уже после войны в южном конце лагеря был возведен волнующий и трагический монумент – огромный купол, под которым покоится пепел невинных жертв. А первое, что вы увидите, выйдя из троллейбуса – гигантский каменный монумент у главной дороги. Отсюда открывается обзор всего лагеря и тут всегда лежат живые цветы.

    Не стану описывать все то, что здесь есть. Хочется упомянуть крематорий, который даже меня, прожженного циника, совершенно серьезно шокировал. Здешний крематорий являет собой целый комплекс вспомогательных помещений. Здесь и комната для хранения трупов и специальные столы для разделки жертв с целью поиска в их животах проглоченных золотых колец, столы для разделки тел, если последние не влезали в печь. А шокировало меня вот что –

    Посреди всей этой адской богодельни, чуть в стороне от печей и поближе к трупной комнате стоит… ванная. Да, самая натуральная ванная, в которой моются. Жуткая правда состоит в том, что начальник крематория любил принимать ванную в окружении трупов и с видом на печи. Такое психическое и моральное уродство не снилось даже классикам Голливуда, создавшим сотни фильмов ужасов. В какой-то момент я ощутил острое желание оказаться здесь в 1944 году, среди советских солдат, первыми ворвавшимися в лагерь и учинившими самосуд над остававшимися здесь извергами в погонах.

    К сожалению, черной стороной прихода советской армии в эти края явилось то, что уже через месяц лагерь Майденек… вновь начал функционировать как тюрьма для бывших советских и польских военнопленных (!). Через Майданек уже при советской оккупации прошли десятки тысяч людей, часть из которых была отправлена в ГУЛАГ, а часть расстреляна.

    Путь на Восток

    …Люблин стал конечным пунктом моего путешествия. Теперь пришло время возвращаться домой. Вначале уже знакомый "шопниковский" автобус из Люблина в украинский Ковель через КПП Dorohusk/Ягодин, потом переезд в Луцк. Далее на автомобиле до Житомира и под утро следующего дня – в Киев. Напоследок несколько дней в гостях у киевских друзей и отправление в Россию буквально за день до открытия конкурса Евровидение-2005.

    Александр Лапшин
    23/05/2005 15:40


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из Молдавии

    20.07.17 Fly One станет реже летать из Кишинёва в Россию
    07.06.17 Багаж на рейсы Air Moldova из Кишинёва можно сдать за сутки до вылета
    25.04.17 Air Moldova будет чаще летать из Кишинёва в Санкт-Петербург
    18.04.17 Молдавские авиакомпании изменили график рейсов Кишинёв - Москва
    30.01.17 Тариф дня: Москва/Петербург - Кишинёв у Fly One - 40 евро
    09.12.16 Тариф дня: Москва - Кишинёв у Air Moldova - от 49 евро
    11.11.16 Тариф дня: "Сибирь" Москва - Кишинёв - от 3028 рублей
    19.10.16 Air Moldova будет летать из Кишинёва в Краснодар
    13.10.16 Fly One хочет летать из Кишинёва в Москву до четырех раз в день
    12.10.16 Air Moldova хочет чаще летать из Кишинёва в Москву
    [an error occurred while processing this directive]