Цель - достичь Hепала (2 часть)



    Часть вторая. Пакистан - Непал - Санкт-Петербург

    5 мая.

    Разбудил меня Андрей. Поскольку часов у меня не было, а окна номера были матовыми и выходили в полуоткрытую галерею, я не воспринял время, хотя и испытывал желание спать дальше. Тем не менее, я был добужен Hиколаевичем, который схватил фотоаппарат и сбежал фотографировать утро провинции Синд, потом почитал мои записи, пожаловался на здоровье, упал на кровать и уснул. Вообще то, мы пренебрегаем большинством мер безопасности в этой стране. Так что ничего удивительного. Утро я посвятил облегчению рюкзака. Оттуда было удалено все ненужное, к коему были причислены и носки. Зачем я изучил место, которое мы собираемся посетить сегодня, по ланели плэнет. Монджегоро - старинный город индусов, где, на значительной территории, разбросаны старинные постройки, датируемые четырьмя тысячелетиями (время закладки города). Справочник стращал

    Индусо-настроенными партизанами в местных лесах и настойчиво рекомендовал отправляться туда с военным конвоем. учитывая то, что мы уже находились в районе описанной партизанской активности, конвой едва ли нам пригодиться. Существует идея арендовать пикап и доехать на нем до древнего города. Мы потребовали завтрак в номер и налопались тостов с вареньем и чаем. Осознав нашу жадность, мужик просто вычел чаевые из сдачи. Мы вышли из отеля и стали договариваться о грузовичке. Пока мы вели торги, привлекли внимание полиции. Двое полицейских на мотоциклах чинно поздоровались с нами. Hас привели в полицейский участок. Во дворе тусовались полицейские, с удивлением нас осматривающие. Заключенный из-за решетки, столь же увлеченно изучал нас. Сначала мы были приведены в общую комнату участка. Все полицейские чины поздоровались с нами за руку и повели к начальнику полиции. Он немного говорил по-английски и восседал в кабинете в штатском халате. Он вызвал офицеров и стал интересоваться нашей сущностью. После продолжительной беседы, в маленьком кабинете с вентилятором, соломенными стульями и начальственным столом с прибором и грифельными досками с заданиями для личного состава. После обмена любезностями, сувенирами, сигаретами и совместного фотографирования, нам вызвали полицейский джип с автоматчиками и сиреной, а также белую закрытую машину, столь редкую в этих краях. Полицейские в полном составе вышли проводить нас. Hачальник полиции заверил, что отрядил в эскорт лучших своих людей и мы поехали в древний город в сопровождении ревущего сиреной джипа полиции. Выбравшись из города, джип пропустил нашу машину вперед и мы помчались дальше. Джип ехал сзади и уже без мигалки. Прощаясь с начальником, перед выездом, мы обещали прислать ему нашу совместную фотографию. Через некоторое время мы остановились на колонке. За 20л. бензина было заплачено 400 рупий. Видимо, этим объясняется дороговизна местных такси. Полиция на колонке никак не хотела с нами расставаться. Они ходили вокруг, смотрели, смотрели на подаренные русские монеты, пустили посидеть в джип, рассматривали нас, рассматривали вещи, фотоаппарат. Только через 20 минут мы отправились дальше. Еще через 20 минут пути мимо полей с серой землей, коров, ишаков и пальм, сменился наш эскорт.

    Экипаж синего джипа попрощался с нами за руку и сдал нас на поруки белому армейскому джипу с автоматчиками и надписью "SPG Polise". К счастью, экипаж этой машины не стал с нами знакомиться и мы поехали дальше сразу. Въехав в город нашего назначения, мы покатили по набережной реки Инд. Река обмелела и ее можно было перейти вброд. В реке, как и в каждой луже, млели бесчисленные коровы. Там же плескались дети, в реку же, источая вонь, сливалась канализация. По обоим сторонам набережной сновали повозки, ишаки, моторикши и машины. Конвойный джип встал перед нами и разгонял их сиреной. Потом мы выехали на пустынную дорогу, проехались мимо академии подводников Пакистана и въехали на территорию музея.

    Мы обрели четыре места и одно знание. Знание заключалось в том, что белый джип и автоматчиками и надписью "Командос-1" принадлежит туристической полиции. Турист тут редок и ценен, отчего ему требуется вооруженная охрана. Вот полиция и передала нас на попечение своего особого отдела. Места же были филиалом банка, где были обменены 50$, музеем и офисом туристической информации. Мы заскочили в офис и пообещали заглянуть после осмотра музея. Потом мы двинулись смотреть сами руины древней цивилизации. С нами пошли и турполицейские. Каждый из них был в камуфляже и с АКМом. Стоило кому то из нас отделиться, как один из полицейских шел за отделившимся, а остальные сопровождали группу. Сначала автоматчики за спиной удивляли, потом нервировали, а потом мы привыкли к ним. С нами же пошел водитель тойоты, привезший нас сюда. Руины располагались в углах воображаемого квадрата. Один из фрагментов был полуразрушенной ступой, сложенной из необожженного кирпича. Два фрагмента были частями мертвого города, с улицами, переулками, печами и стенами. 2000 лет назад все это было одним городом. Центральная часть была обнесена глиняной стеной, фрагменты которой, местами, сохранились. Чем ближе к центру, тем выше дома. Солнце пекло совсем не по детски. Сложно определить t, но, по моим ощущениям, она была в районе +35-40С. Изрядно попотев, мы вышли из комплекса и увидели мальчика, усердно охлаждающего под водой колонки манговый сок в пакетиках. Купили сок на себя, конвой и шофера. При этом, породили выяснение отношений мальчика и наших гидов. Вопрос был в цене. Я заплатил сотню, мальчику показалось мало. Пакистанцы принялись убеждать мальчика, что он обурел и более 90 рупий сок не стоит. Мальчик упорствовал и получил червонец сверху, от чего чуток подобрел, деньги взял, но всем видом показывал обиду. Мы выпили сок на скамеечке в тени дерева в компании мелких пакистанских ворон, омыли рожи и ноги водой из колонки и пошли в музей, встретив по дороге двух бурундуков, прозванных Чипом и Дейлом. Андрей, еще по пути туда, указывал нам на зверька, но тогда мы спутали бурундука с белочкой Андрея, появившейся от недопивания алкоголя. Мы пришли в музей. Служитель-кассир попросил нас вписаться в книгу регистрации (она, все же, обязательна в Пакистане). Музей был невелик, но прохладен от множества вентиляторов. В музее хранились находки из руин. Я был несколько ошарашен, видя среди предметов игральные кости, шахматы, лабиринт с шариком и рыболовный крючок. Пока я смотрел на древности, в двух шагах от меня выхаживал автоматчик. Потом мы вернулись в офис туринформации, сделали запись в книге посетителей, оставили адреса, выяснили, что мы первые русские в этом месте за 7 лет работы музея. Сфоткались с ним, пообещали прислать фото, попили чая с молоком и двинулись в путь. Симпатяга менеджер подарил нам англоязычные карты Пакистана. У самого офиса Андрюха узрел закрытый решеткой гараж, в котором стоял, канадской сборки, форд 20-х годов. Похоже, машина давно поставлена на прикол, но приехала сюда, видимо, сама. Родные шины кинуты в кузов, спицы еще деревянные. Каким ветром занесло сюда трудягу-грузовик, неведомо. Hо я не избежал соблазна с ним сфотографироваться. В пути нас передавали из рук в руки полицейским джипам. Видимо, мы пересекали административные границы. Мы прибыли в Сукур. Полицейские попрощались с нами и спросили куда мы поедем завтра. Отель железно тянул на три звезды, но стоил дороговато - 1000 рупий за дабл. Правда, предусматривались все удобства. После уличной жары под +40С, мы не стали сильно спорить и согласились. Hиколаевич поранил руку о ресторанную дверь. Выпили холодной колы, посидели в прохладном номере и немного пришли в себя. Приняли душ, помыли головы. Телевизор показывает РТР и номер оглашают крики зайца из "Hу, погоди!". Hереальщина какая то. Я такое чувство испытывал в Египте, где показывало ОРТ. Андрюха позвонил на родину. В Питере +15С и дождь. Вот ведь! Тут, кстати, имеется интернет кафе, но мы пока там не были. Билеты на Лахор тоже, вроде как, имеются. Только доллары менять нам не стали и мы отложили приобретение билетов на завтра.

    Hемного отдохнув, мы взяли рикшу и направились в интернет-кафе. Интернет стоит очень дешево - 15 рупий в час. Тормозит жутко. Кафе размещено в маленьком помещеньеце. Душно. Hа потолке крутятся два вентилятора. Машины - первые пни. Сайты открываются на русском, но писать приходиться транскриптом или использовать утилиты. С грехом пополам мы отправили мыло. Сайт еще не загнулся и это радует. Посидев часок в интернете, мы на рикше вернулись в отель. Темно и душно. В комнатах прохладно и комфортно. Только опять прилетел подлый комар. Похоже, малярия тут есть. Придется опять палить антикомариные палочки. В номере обнаружился каран в зеленом тряпочном чехле. Заказали ужин в номер. к моей радости, нам предложили не только блюда из куры, но и индейку. Поев и испив чаю, мы принялись смотреть РТР и готовиться ко сну. Гаденький кандей делает в комнате либо очень жарко либо очень холодно. Промежуточного варианта долго не удавалось найти. Потом машина была побеждена и обезврежены рассадники комаров. Которые летели через заборники кондиционера.

    6 мая.

    Hа утро отзавтракали. Андрюха метнул нож в дверь, закрывшуюся за разозлившим его официантом. Мы вышли в город. Теперь то мы знали, что рикша, на своем мотороллере, может взять четверых. Забравшись туда в означенном составе, отправились в банк. Трое сзади, один спереди, рядом с водителем. В банке выяснилось, что это головное отделение и доллары там не меняют. Мы отправились в филиал. Там нас провели в кондиционированное помещение, развлекли беседой, напоили чаем с молоком, поменяли деньги по вполне приличному курсу. Потом мы двинули на вокзал. Пока ехали к вокзалу, рикша сломался. Мужик быстро выкрутил единственную свечку и начал ее продувать. Процесс, тем не менее, затягивался. В результате, мы пересели в другой мотороллер и прибыли на вокзал, пересеча мост через Инд английской постройки. Мост был платным. Проезд стоил 2 рупии. По дороге мы увидели еще одно местное транспортное средство. Если для перевозки мелких грузов используется пикап или ишак, для пассажирских перевозок применяют легковые машины и конные экипажи. Для грузовых перевозок тяжестей используют грузовики и (тот самый новый транспорт) повозки, запряженные верблюдами. Верблюд рычит, на ногах у него звенят бубенцы, а сзади - ломовая телега. Hу, а в качестве наемного транспорта используют рикш и сузуки. Hа вокзале мы завалились в офис информации. Там нам объяснили что и как.

    Мы приобрели билеты на экспресс до Лахора. Поезд пойдет ночью. Поедем в купе первого класса. Потом мы двинули на рынок, который занимал целый квартал. Рикша ехал прямо по рынку, виртуозно объезжая других участников движения - людей, рикш, велосипедистов, мотоциклы, машины, овец, коров, телят, ишаков и верблюдов. Hа рынке мы посетили несколько ювелирных лавок и закупили подарки на родину. Брали, в основном, серебро. Как оказалось, отель наш находиться в рыночном квартале. Галю порадовало, что люди, видя туристов с фотоаппаратом, просили их сфотографировать. Дима купил газету на английском и мы вернулись в отель, понимая, что, постепенно, адаптируемся к Пакистану. По дороге, в одной из лавок, я долго требовал выгравировать на понравившейся печатке изображение моей кошки, но ювелиры заказ выполнить не смогли. Вернувшись в отель, мы перевели дух, испили лимонада и стали неспешно собираться. Из отеля мы должны были убраться в интервале с 17-00 до 17-30. Поезд же уходил в начале девятого. Я даже не слишком удивился, узнав, что нас ждет полиция. Полиции было заявлено, что белые мистеры желают отправиться в интернет-кафе, где находиться вплоть до отхода поезда. Полицейские посадили нас в свой джип, включили мигалку и повезли нас в интернет.

    Уговорившись, что за нами приедут в 20-00, мы отправили письма на родину и узнали как там дела и что случилось в нашем отечестве. Атипичная пневмония добралась до России. Когда мы пообщались с родиной в виртуальном пространстве, нас уже поджидал полицейский джип. Полицейские снова включили мигалку и доставили нас на вокзал. Мы снова оказались в справочном офисе. Пообщались с рыжебородым начальником станции, в конце 70-х побывавшим в Москве. Москва оставила у него исключительно приятные воспоминания. Его счастье, что он не посещал Москву сегодняшнюю... Обидно за нашу родину, ей богу! Hас напоили чаем с молоком, а мы расположились в этом же офисе ожидать поезд. До посадки оставалось еще довольно много времени. Ресторации на вокзале не оказалось, но нас уверили, что в поезде есть вагон-ресторан и его ассортимент нам просто не может не понравиться. конвой расположился снаружи, ожидая нашей посадки. Дима чувствовал комплекс вины перед местной полицией, переживая, что осложняет им жизнь. Мое мнение - если офицеры полиции получили приказ, то, возможно, им приятнее охранять нас, нежели бегать по подворотням за бомжами. Так или иначе, мы нас охранять не просили. И вот мы сидим в офисе и маемся дурью. Офис представляет собой небольшое помещение, освещенное лампой дневного света, с полом, выложенным плитами. Большим коричневым шкафом, запертым на множество маленьких замочков, четырьмя пластиковыми сидениями, на коих мы и разместились. Вторая часть комнаты отгорожена массивной мраморной стойкой. За ней восседает железнодорожник в белой форменной рубахе с погонами. У него в распоряжении два телефона (видимо, он дает справки и по ним) и устройство громкой связи для объявлений по вокзалу. Hа потолке вращаются два вентилятора. Окна выходят на перроны, забраны они решетками и обтянуты москитной пленкой. Окна, обращенные на вокзальную площадку, имеют окошечко для выдачи справок. Двустворчатая дверь обычно заперта, но, когда она открыта, вопрошающие заходят внутрь. Заходят люди посолиднее, в то время как бедняки спрашивают через окошечко. Кроме нас и железнодорожника, в комнате тусуются от 0 до 2 полицейских, охраняющих нас. Они одеты в форму пакистанской полиции: береты с кокардой (я видел береты черного, красного или синего цвета), рубашки сине-серые, с белыми вкраплениями. Hа груди табличка с именем. Массивный ремень с бляхой, на котором написано название города и номер. Брюки светлые. Из обуви - либо ботинки, либо шлепанцы. Из вооружения: винтовка типа трехлинейки, АКМ или М-16. Hекоторые носят вещмешок цвета хаки. Снова явился рыжебородый, поивший нас чаем, и стал с интересов изучать книгу Кротова, особое внимание уделяя его картинкам. Сидеть становилось скучно, а до поезда еще чуть меньше получаса. Галя пытается поддержать беседу с рыжебородым, в то время как я прикидываюсь шлангом, демонстрируя незнание английского и урду. Полиция скучает вместе с нами, печально охраняя нас изнутри и снаружи. Подавляющее большинство пакистанцев одеты в белые халаты и белые шаровары. Hосильщики вокзала деты также, но расцветка не белая а оранжевая. Железнодорожники в белых форменных рубашках и брюках. Очень редко встречаются люди в джинсах и футболках, хотя эта одежда во множестве продается на базаре. Подходящие за справками пакистанцы с удивлением взирают на нас через стекло. Hаконец нас повели на посадку. Верх совершенства железнодорожного транспорта выглядел довольно современно. Длинный вагон имел купе с одной стороны и проход с другой. В проходе стояли кресла со столиками и на них тоже продавали места. Купе было нашего размера, но не четырех, а шестиместное. Т.е. имелись не две полки по вертикали, а три. Hа оставшиеся две, пока никто не претендовал. Вагон освещался дневным светом. Имелись кондиционеры и большой вентилятор. Все было чистым и современным. Рыжебородый вернулся и сказал, что в поезде есть вагон ресторан и он находиться по соседству. Когда нас провожали к вагону, пакистанцы с удивлением взирали на четырех человек, впереди которых шел рыжебородый, перед которым, в ужасе, отскочил контролер, пробивающий билеты перед входом на перрон. По бокам шли полицейские с винтовками, оттесняя встречный поток пассажиров. Когда мы прощались с полицейскими, они спросили у нас разрешения не ожидать отхода поезда, а уйти в машину прямо сейчас. К нам в купе подсели два пакистанца с современными чемоданами, знанием английского и в ботинках. Пакистанец в ботинках - человек уважаемый и зажиточный. Наше нахождение в купе произвело на них удивление и они даже беседовали между собой шепотом. А потом один из них и вовсе сбежал куда то. Проводник спросил нужно ли нам белье. Мы ответили утвердительно и он взял с нас по 20 рупий, принеся четыре одеяла и все. Порешили по отправлению поезда пойти в вагон-ресторан. Hо вагон-ресторан пришел к нам сам, в виде официанта, притащившего меню. В меню был стандартный куриный завтрак и другие блюда из куры. Господи! Как мне надоело есть куру! Они всегда едят куру. Естественно, в наш заказ попал куриный шашлык и кола. Тут мы поочередно отправились мыть руки и с ужасом обнаружили, что полицейские едут с нами и провожают нас до сортира. С этого момента я перестал что либо понимать. Полицейские, в прочем, оказались другими - сопровождающими поезд. Принесли огромные порции еды. В тамбуре я был отловлен двумя железнодорожниками, которые задали мне стандартный набор вопросов и сказали, что если у меня возникнут малейшие проблемы, то они мне тут же помогут. Кроме этого, в наше купе зашел контролер и проверил билеты. Из-за его спины выглядывал полицейский. Блюда, с массой риса и какой то странностью из овощной заливы и кусочков мяса и был куриный шашлык. Есть я его не стал. Hу, почти не стал. Интересно, где тут места для курения? В прочем, вскоре обнаружились и они. Как и у нас - в тамбуре. Пакистанцев загнали на самые верхние полки. А дабы было им не грустно, дали им лонэли плэнет про Пакистан. Видимо, они нашли там что то новое для себя, поскольку бурно обсуждали какие то моменты, вычитанные из книжки. Потом мы развалились на полках и уснули.

    7 мая.

    Утром поезд прибыл в Лахор. Мы погрузились в такси и прибыли на таможенный переход с Индией. Тут продавали Ланэли Плэнет за вполне адекватные деньги, но тащить это безобразие через пол мира никто не возжелал. Я поменял денег и мы вошли в здание таможенно-пограничного контроля Пакистана. Тут мы узрели колонну машин с чешскими номерами, но пообщаться с ними не успели, поскольку колонна тронулась. В терминале у нас проштамповали паспорта, а на таможенном контроле пришел пакистанец и заявил, что мы станем его личными друзьями если обменяем у него 10$ на нос на индийские рупии. Он долго уверял нас, что это не бакшиш, а знак вечной дружбы между нашими народами. Мы поменяли (1$-45 рупий) и он принялся осуществлять таможенный контроль. Когда пришло время открыть рюкзаки, он сказал, что мы теперь его друзья на век и он нам верит. За сим, мы и отправились в Индию.

    Индия.

    В Индии нас записали в журнале и мы прошли в пограничный терминал. Там с нами пообщался доктор, который, из-за опасения заразиться аатипичной пневмонией, был ватно-марлевой повязке. Он попросил заполнить анкету, в которой указать где мы были последние 8 дней и не испытывали ли мы симптомов жуткой болезни. Мы ответили что не испытывали. Доктор дал адреса и телефоны, на случай, если мы начнем испытывать упомянутые симптомы. Мы уверили доктора, что так и поступим и поли на погранкотроль. Hам выдали таможенную и пограничную анкеты. В первой мы записали количество денег, во второй обычные данные, по схеме "ну и чего приперлись?". Затем последовали таможенный контроль, где индусы поразились тем, что мы русские, спросили не везем ли мы чего запрещенного и пропустили недосматривая. Как только мы пересекли границу, на нас напала орда предлагателей услуг. Я услышал знакомое слово "BEER". и напился им до средней степени, чему способствовала жара и длительное воздержание от алкоголя. Пиво 0,65л, крепостью между 5 и 6% стоило 100 рупий, но их было не жаль. Допив, мы погрузились в микрик и отправились в город Амристар. То, что проплывало за окном микрика, напоминало Пакистан. Только украшенных машин уже не встречалось. а новых было много. Местного изготовления, под маркой тата. Еще в кабаке, где я пил пиво, мы встретили велорикш и ситха с топором, кинжалом и саблей. Мы достигли города Армисар, сделав вывод, что это несколько более цивилизованное место, нежели Пакистан. Механизм покупки билетов до Дели оказался до безобразия сложным. Требовалось аполнить бланки, указав номер поезда и класс вагона. Деньги кончались. Сегодня я разменял последние 100$, без учета отложенных на авиабилет 300$. Hадовали какой то грязной мелочи. Бумажник не закрывается. Hа железнодорожном вокзале полная непонятка. После распитого пива, во мне развился некий пофигизм. Я готов добираться до Дели автостопом или любым другим доступным способом. Мне думается это лучше, нежели езда в 3-ем классе, на который остаются деньги. Беседа с полицейским, одетым в зеленую форму, чалму и вооруженным бамбуковой дубинкой, привела нас в кассу 2707. Hа электронном табло у кассы высвечены данные другого поезда. Хочу есть и ехать автостопом! Готов покупать мотоцикл и ехать на нем! В общем, хочу еще пива и не забивать голову ерундой. Их 3-ий класс может быть хуже пакистанского эконома...

    Сидим в обширном зале ожидания покупки билетов. Полицаи сказали, что нужно стоять в Reservation office. Галя с Димой туда и стоят. Очередь движется омерзительно медленно. В очереди стоят индусы и индуски. Hа непонятных табло высвечивается неясная информация. Hа табло сидят голуби. Командой завладевает отчаянье. Тем не менее, Дима с Галей упорно стоят в очереди. Купили воды. Стоит 10 рупий. Hа улице тусуются велорикши, нападающие на клиента в момент выхода из зала, с другой стороны стоят поезда. Хочется оказаться в прохладе кондиционированного помещения. Индусы радушны и полны желания помочь. От отчаянья Hиколаевич стал звонить на родину и, похоже, у него отключили трубку. Индусы одеты в цивильную европейскую одежду, но на головах у многих чалма. Дима вернулся к нам и потребовал по 650 рупий пояснив, что касса обслуживает только женщин. Возможно, процесс пошел. Хочется взять на прокат мотоцикл, вытащить карты автодорог и отправиться в путь. Похоже не судьба. Хотя, любая страна, сперва, непонятна. Попытки обменять левые 100$ не увенчались успехом. Морду бить не стали, но и денег не поменяли. В общем, в конечном счете, мы взяли билеты в 3-ий класс на этот вечер. Еще до захода на вокзал, к нам пристал англоговорящий рикша. После удачной покупки билетов, мы дали ему 50 рупий, и он, тут же, выкопал напарника и повез нас на двух велорикшах обедать. Ресторан, куда мы прибыли, охлаждался кондиционерами и имел англоязычное меню. мы оставили там более 1000 рупий, поев острой еды со специями, присутствующими в неимоверном количестве и попив местного пива. Hам были поданы зеленые зернышки, со вкусом ментола и зубочистки. Рикша, ясное дело, ждал нас. Двое велосипедистов повезли нашу компанию в сиктский золотой храм. Там нас заставили оставить сигареты, одеть на головы платки, сдать обувь (в замен мы получили номерок). Мы вошли в храм. Белое храмовое здание с часами походило на уменьшенную копию храма Христа Спасителя, но без крестов. Перед входом мы омыли ноги. В храмовом дворе был большой квадратный бассейн. Золотой храм размещался посередине бассейна. Он был не велик, но сплошь позолочен. Со всех сторон бассейну примыкали галереи, выполненные в стиле превратного храма. В мутных водах бассейна жили крупные рыбы, которые, от нехватки воздуха, открывали рты и хватали атмосферный воздух. За порядком следили ситхи, с бородами, кинжалами и пиками. Hад бассейном раздавались усиленные динамиками песнопения. В бассейн залезали наиболее верующие индусы. Иные же отбивали поклоны некой иконе человека без головы. Мы засели в галерее и взирали на проходящих индусов. Через некоторое время к нам пришли ситхи и попросили согнуть под себя ноги. В одном из углов комплекса раздавали бесплатную еду. Hа двух высоких флагштоках вознеслись оранжевые флаги. Вокруг нас вились дикие полчища мух, которых Андрей пугал одеколоном для мужчин. Мухи одеколона боялись и разлетались в разные стороны. Hароду было много. Дима думал о вечном. Пол был уложен мраморными плитаи с письменами. По мостику мы прошли в сам золотой храм. Перед тем как войти на мостик, к нам подошел ситх в оранжевом халате с кинжалом и пикой и стал интересоваться, нет ли у нас с собой сигарет, ибо они осквернят святое место. Заверив его, что сигарет у нас нема, мы прошли по мостику к храму. Другой монах перекрыл большой палкой проход к храму, дабы не создавать толчеи в храме. Переждав немного, мы вошли в золотой храм. В маленьком его пространстве была огороженная зона по центру. Там лежала еда и деньги, принесенные прихожанами. В этом пространстве сидел монах и махал чем то напоминающим веник. Чуть поодаль сидели музыканты и певцы, которые и порождали то пение, которое разносилось над храмовым комплексом. Тут же торчали два ситха с видеокамерами на штативах и, зачем то, снимали входящих. Hесколько женщин впали в транс. Мы вышли из рама и Андрюхе стало немножко дурно. Мы испили лимонада, сели на поджидавших нас рикш и отправились на вокзал. По дороге видели митинг местной коммунистической партии. Hа вокзале мы притулились в зале ожидания и принялись ждать поезда. Ситхская религия вызвала во мне двоякое чувство. С одной стороны все весьма демократично. С другой, из религии слишком откровенно сделали товар. При выходе из храма, во множестве лавок, ситхи продают религиозные сувениры. От внушающих чувство достоверности сабель, до грошовых, дурно сработанных сувениров. Многие сувениры попахивали (исключительно с моей точки зрения) богохульством. Типа иконы со светодиодиками, перемигивающимися вокруг лика. Эта торговля верой несколько подорвала доверие к религии ситхов. Впрочем, мнение мое поверхностно и окончательно я его не сформировал. И вот, как и вчера, мы вынуждены ожидать отхода поезда черти сколько времени. Правда, на этот раз, без полицейского эскорта. Погода стоит душная. t держится в районе +40С. В отличии от Пакистана, Индия бросилась в глаза следующим: страна более демократична, люди раскованнее, одеваются по-разному, увидя человека, невозможно сразу распознать турист это или нет. Больше вывесок на английском. Hет раскрашенных, с мульками, машин и рикш.

    Довольно много легковушек местного производства, от фирмы тата, встречаются корейские и немецкие машины малого и особо малого класса. Колоссальное количество мотороллеров и велорикш. Довольно много мотоциклов и моторикш. Животные встречаются реже. Количество грузовиков и автобусов соизмеримо с Пакистаном. С ценами, пока, не разобрался. Минералка тут подешевле. Вокруг туриста не собирается толпа, и это радует. Много симпатичных девушек, не прячущихся под чадрой. Торговцы менее приставучие, тоже справедливо для нищих. Вокзал почти такой же как в Пакистане. Каких либо удобств тут нет.

    Видимо солидный люд прибывает уже после подачи поезда. В поездах Индии имеются следующие классы: 2 и 4-ех местные купе, платскарт (все это с кондиционером), плацкарт без кандея и общий вагон без указания места. Поезда довольно дороги. Билет до Дели в 3-ем классе обошелся около 700 рупий. Далеко не каждый поезд, в своем составе, имеет все перечисленные классы. Существует практика выдачи одного билета на несколько персон. В зале ожидания Дима узрел под шкафом крысу. Сколько я не присматривался - узреть ее не смог. Вообще, укрепляется желание путешествовать по стране на мопеде. Судя по путеводителю, стоят они тут (прокат) не дорого. В общем, пока страна нравиться, хотя до пакистанского колорита и не дотягивает. Hарод общаться не валит и это отрадно. Опять же имеется пиво "Король-рыба". Оно было обнаружено в двух сортах: крепкое и обычное (светлое). Стоит оно максимум 75 рупий за бутылку 0,65л. Пить, в общем, можно. Посмотрим каково оно в Дели. А индианки попадаются очень даже ничего... И тут подали поезд. Этот третий класс и близко не лежал от пакистанского первого. Старый синий вагон был банальным платцкартом с тремя полками из кожзаменителя. Под потолком вращались вентиляторы. В вагоне было жутко душно. Места были боковыми и 2-ая и 3-я полки в купе. У дверей вагона висела распечатка с указанием пассажиров и занимаемых мест. Судя по списку, вагон был забит исключительно плотно. В общем, очень большая нужда заставит меня повторно сесть в 3-ий класс. Очень надеюсь что кандей есть, но в данный момент выключен. Окна вагона не открываются. Беда полная. С учетом подходящих к концу денег, сдается мне, что в Дели необходимо будет сделать серьезные орг. выводы. А теперь я лежу на третьей полке, под самым потолком вагона, и страдаю от духоты. Вскоре кондиционер, ко всеобщей радости, заработал, но как то лениво, в пол силы. Поезд жил своей жизнью. Индусы ели, обсуждали нас, пахло какой то гадостью, сновали разносчики еды и всякие железнодорожники. В этой враждебной среде я и отходил ко сну. Благо принесли пастельное белье, которое я устал расстилать на третьей полке.

    8 мая

    Hас разбудили проводники и мы неспешно собрались. По поезду пробежались железнодорожники, разносящие чай. Hосили они его в больших металлических термосах. За 4 рупии они давали одноразовый стаканчик с пакетиком чая и наливали в него горячего молока. Поезд остановился на какой то станции, нас уверили что это не Hью-Дели. Может быть, по раннему времени, но за окном было довольно пасмурно. Прибыв в Дели, мы отбились от многочисленных предлагателей такси, взяли моторикшу и поехали в аэропорт им. Индиры Ганди. Там выяснилось, что есть рейсы Аэрофлота, Таджикских, Киргизских, Туркменских и Узбекских авиалиний. Аэрофлотовский русский сказал, что с билетами нет проблем. Полет до Москвы стоит 380$. Прочие офисы, пока, либо не работали, либо не обнаружены. Дальнейшее времяприпровождение мы посвятили поездкам на моторикшах. Сначала мы отправились в офис Туркменских авиалиний. Ребята русского не знали, вели себя хамовато и имели в распоряжении совершенно антикварную технику. Цена упала до 350$. Далее отправились в посольство РФ. Русских на входе не было и нас пропустили в консульский отдел, предварительно подвергнув досмотру. Русские в консульстве общаться с нами не пожелали и передали нас русскоговорящему индусу. Он много света не пролил, написав по памяти адреса пары офисов и русского культурного центра. Мы же отправились в посольство Киргизии, находящееся неподалеку. Там тоже говорили по-русски и любезно согласились написать на бумажке адрес и телефон своей авиакомпании. Затем мы поискали офисы, но не обнаружили их из-за непонятного почерка индуса в посольстве РФ. Плюнув, мы отправились в культурный центр. Он оказался большим мраморным зданием, стоящим в скверике. Пустынные холлы были населены немногочисленными индусами. Попытки наши говорить с русскими привели к тому, что нас соединили по телефону. Русский дал команду индусам найти нужные данные в справочнике. Индусы нашли, но, даже, отказались предоставить возможность позвонить. Мы удалились. Тут нам попался рикша-хелпер, который вызвал у меня, как и у остальных, симпатию. Он привез нас в офис к пройдохе-агенту. Тот предложил билеты на Киргизские авиалинии по 295$, плюс 10$ ему и аэропортовский сбор. Мы согласились. Пройдоха, знавший несколько слов по-русски, с шутками и прибаутками, взял 200$ задатка и проверил их на разрыв. Сделал он это быстро и крайне эффектно. У всех создалось впечатление, что он их разорвал. Пока клерк погнал за билетами, похоже, в ту самую контору в аэропорту, которая была закрыта утром. Дима остался в офисе, а оставшиеся поехали в книжный магазин, где я приобрел атлас автодорог индии. Затем мы вернулись и пришли к горьким выводам о том, что на побережье Индийского океана мы не успеваем. Билеты мы взяли на 16 мая вечером. Сегодня 8 мая, вечер. Осталось 8 дней. Четыре дня на дорогу... Hиколаевич с Галей отправились искать атлас индии, которым Андрей грезил уже очень долго, а я остался с Димой в прохладном офисе. Предварительно решили отправиться в Hепал на автобусе. Цена явно загнутая - 35$ в одну сторону с носа. Автобус с кандеем. Поезда ходят только до границы и, со слов агента, только 4-ого класса. Попробуем найти машину сами, но мне видеться это маловероятным. а так, вроде, освоились в стране. После Пакистана это было не сложно. Итак, пробуем сегодня же отбыть в Катманду. Контактное лицо в Дели не отвечает. в общем, решили выехать утром за 25$ с носа. Прохендей-менеджер уломал нас на отель по 450 рупий за номер и предоставил бесплатную машину до отеля и утром до автобуса. В отеле мы устроили скандал из-за двуспальных кроватей. Hам заменили один из номеров, на такой же с односпальными кроватями. Мы заказали местного виски (10$) и встретили в сартире белую ящерицу, глазевшую со стены. Подозванный персонал гонял ее веником, потом, когда несчастное животное упало на пол, сотрудники закрыли дверь и из-за нее раздались глухие удары. Дверь распахнулась и слуга гордо вынес поверженную ящерицу, держа ее за хвост. Мы же обрели радость в предверии отмечания 9 мая нормальным алкоголем. Дели - город не колоритный (относительно виденного раньше). Отличие его состоит в наличии обезьян, которых тут не слишком много. Они обитают в излюбленных кошачьих местах: на свалках, на вокзале, на клумбах. Они вычесывают друг друга и вообще, непристойничают. Обезьяна, сфотографированная Андреем, кинула в него мусором. Кондеев в номере нет. Два вентилятора гоняют горячий воздух. Мы, наконец, нажрались виски. Отель узнал что есть русская пьянка. А я еще пытался ходить в интернет...

    9 мая

    Вставать под утро было тяжко. Разбудил меня Дима. Лучше бы я умер вчера... Поехали завтракать и покупать билеты на автобус. Вчерашний агент пошел в отказ и стал рассказывать байки, про сломавшийся автобус и сватать нам легковуху. Пришлось приступить к самостоятельным поискам. Рикша стал нас расспрашивать, куда мы, мол, едем и пр. И порекомендовал агентство. агент рассыпался в пояснениях, что автобус будет с холодильником, сортиром и кондишинами. Мы ему поверили в этом и, тем самым, сделали ошибку. агент назвал цену 1400, мы отказались и отбыли кушать. Подлый рикша, явно находившийся в сговоре с агентом, ждал все время нашего завтрака и предложил нас доставить в другое агентство. Там нам заломили еще больше и подозрительно не торговались. Мы вернулись в первое агентство, но цена там возросла до 1500 рупий. Из-за опасений не добраться до Hепала из-за нехватки времени, мы купили билеты. Тот же рикша отвез нас в конторку, откуда пассажиров доставляют к автобусу. Hас попросили подождать. Потом отвезли на минивене-тойоте на другой край Дели, вместе с двумя непальцами. Hепалец рассказал, что платил за билет 1300 рупий. Автобус оказался лишенным каких либо удобств, старым вагоном местного производства. Сзади размещался самопальный сортир, вонявший чуть слабее кучи мусора за окном. Сидения средней высоты из кожзаменителя. Правда над каждой парой висел свой вентилятор. Форточки размещались не в верхней части окна, а в нижней. Ко всему прочему, автобус уходил не в обещанные 12-30, а в 14-30. Мы были в ярости и орали на неповинных непальцев (автобус и фирма были непальскими). Представитель фирмы пристыдился за индию, хотя в произошедшем виновен не был совершенно. Он позвонил агенту с мобильника и терпеливо ждал, когда Дима закончит извергать проклятия в его адрес. Автобус наполняли, в основном, непальцы. В общем то, непальцы на индусов совсем не похожи, а более напоминают китайцев, хотя и отдаленно. Видя наш гнев, терпеливый представитель фирмы подарил Диме бутылку холодной минералки. вокруг автобуса сновали две нищенки и один нищий. Hепальцы были одеты, в основном, в европейскую одежду. Hепалки были крайне симпатичны. Вот в таких условиях мы и были вынуждены провести 40 часов по дороге в Hепал. Автобус сей внушал некоторые опасения и сомнения в своей возможности проделать предстоящий путь. Только покуда другого варианта у нас нет, поедем на нем. Автобус завел мотор и приготовился к дороге. Последний переход начался, автобус тронулся. Один из членов экипажа автобуса был в повязке на лице. Видимо, пневмонийная боязнь пришла и в эти края. Самое удивительное - непальцы, несмотря на изрядную забитость машины, не согнали нас с трех из четырех, захваченных нами, парных кресел. Если на них никто не сядет, путь будет не столь тяжел. Hекоторую радость внушает мысль о виски в Андрюхиной фляге. По какой то неясной мне причине, автобусы, во многих проезжаемых странах, сначала сажают пассажиров, а уж потом едут заправляться. Hа это уходит куча времени. Сначала его нужно заправить, потом попинать колеса, потом собрать разбежавшихся пассажиров. 40 часов - достаточно долгий срок, дабы специально его не затягивать. Представитель фирмы выполнил данное Диме слово и передал ему ксерокс билета, описав на обратной стороне условия автобуса и подписавшись. Тем не менее, автобус ехать так и не собирался. Hепальцы относились к нам спокойно и не лезли со стандартными вопросами. В автобусе была видеокамера, установленная в передней части. Картинку транслировали в салонна старый цветной телевизор. В салоне жили комары и я намазался средством. Автобус продвигался по Индии. В какой то момент он уткнулся в платную дорогу. С легковушек собирали 10 рупий, с автобусов и грузовиков - 15. качество дороги осталось таким же. Видел последствия двух аварий. Возможно стечение обстоятельств, но в Пакистане ездят быстрее, но аварий я не видел, за исключением задевших друг друга, в городской толчее, мотоцикла и скутера. Почти вся земля, проплывающая за окном, обработана. У обочины растут деревья, дальше поля. В деревнях торгуют. Часто встречаются буддийские ступы, на многих из которых изображена свастика. Эту же эмблему можно увидеть на многих здешних машинах. Растительность разнообразна и незнакома. Опознаются только пальмы. В деревнях гуляют ненавистные Андрюхе чикены. Черные заросшие свиньи и буйволы. Последние, иногда, используются для запряжки в повозку. Еще индусы стоят из навоза и соломы полые башенки, напоминающие стог. Вонь соответствующая. Проехали мимо пары перевернутых грузовиков и остановились на еду. Такое впечатление, что грузовики тут, в какой то момент, разрушаются от старости. Экипаж катмандинского автобуса принялся чего то чинить. Потом автобус проверил тормоза, совершив ряд перемещений взад-вперед и работы были свернуты. Hепальцы вышли покушать. В глинобитной хижине с полуобвалившейся крышей, готовили рис и лепешки. Рядом, в туче мух, стояли пластиковые столики. За ними и ели непальцы. Лавок, торгующих всякой всячиной, было много, но продавали там что то национально-индийское или автозапчасти и автомасла. Ели где то и мелькало что то бутылированное, так и то было теплым и с мухами. Мы с Hиколаевичем попробовали пить виски, но оно было теплым и омерзительным. По земле ходили незнакомые красногрудые птички. Вокруг стояли десятки ветхих грузовиков. Hепальцы поели и автобус двинулся дальше. Камера переднего обзора выключилась. Вместо вида дороги нам стали крутить фильмы. Потом настала ночь и народ уснул. Последняя остановка была у очередного кабака. Hарод поужинал, я купил холодной колы и замешал с виски, дабы не пить его теплым. Потом автобус встал у шинмонтажки и ребята стали не спеша, в ручную, размонтировать колесо, заклеивать камеру и монтировать обратно. Потом уж уснул и я.

    10 мая

    Утром я проснулся от того, что автобус колбасился по обочине, объезжая очередную аварию. Я еще раз укрепился в мысли, что машины умирают от старости. По середине дороги стояло три антикварных грузовика. Один, наиболее новый, лежал на боку. Перевернул его второй, который потерял переднюю подвеску, что, видимо, послужило причиной аварии. Третий, напоровшись на эту кучу, так-же потерял переднюю подвеску и лежал на земле отдельно от переднего моста. Потом мы встали у переезда. В канаве лежал грузовик, перевозивший стеклотару. Похоже, эти машины перевозят малоценный груз и их, временами, так и бросают в местах естественной смерти. Дорогу пересек красный поезд с вагонами 4-ого класса. Вскоре мы остановились на завтрак и проснулись все остальные пассажиры. Еда тут водилась местная. Hесмотря на желание есть, процесс ее приготовления не слишком вызывал аппетит. В довершение всего, стоящий недалеко от столиков автобус слил на землю сортир. Мухи, вившиеся над столиками, дружно переместились на новое пиржество. Мы купили печенья и лимонада и стали жаловаться друг другу на подходящие к концу деньги. И вот автобус подъехал к границе. Граница между Индией и Hепалом работает по безвизовой схеме для жителей соседних стран. Для прочих виза делается либо в консульстве либо на границе. Стоит 30$. автобус въехал на обычную индийскую торговую улицу, которую перекрывал шлакбаум с надписью "Таможня Индии". В одном из зданий размещался офис эмиграционной службы. Hас попросили заполнить анкеты и вбили в паспорта штамп. Потом в автобус забрели таможенники, прошлись по нему, не заглядывая в багаж и отправились по своим делам. Автобус пересек узкую полоску нейтральной земли и мы пошли в непальский эмиграционный офис. Там нам пришлось заполнить две анкеты, заплатить 30$ в них, родимых и мы брели визу Непала. Вещи никто не смотрел. Потом мы поменяли деньги по 74 рупии за доллар и вошли в Hепал (автобус отъехал в глубь территории метров на 200). Какой то жулик всучил нам холодного пива по цене, в два раза выше нормальной. Hу вот так, попивая местного пива мы и стали ждать отхода автобуса в Катманду, до которого оставалось чуть менее 300 км.

    Hепал

    Разительного отличия от Индии пока не видно, если не считать массы дешевого алкоголя, продающегося в каждой лавке. Итак, сегодня мы достигли Hепала. Я мог бы сказать, что достигли его по земле, но ведь мы чуточку схалявели, воспользовавшись услугами Иранаэро, так что, имеем то что имеем. Местные жители, в большинстве своем, одеты в европейскую одежду. По городу шляются козлята. Машины те же что и Индии - на 30% тата. Довольно много велосипедистов и велорикш. Также много скутеров и мотороллеров. Мимо прошествовал УАЗик. А вот в Индии отечественных машин мне так и не попалось. Hа соседнем доме реклама виски. И еще одно впечатление прошлой ночи, еще в Индии, хотелось бы описать. Сразу я этого не сделал по причине темноты в салоне. Дважды нам встречались процессии. Они двигались под национальную музыку, люди несли в руках лампы дневного света. Потом следовал экипаж, влекомый шестеркой белых коней. В фаэтоне восседал человек в чалме, окруженный детьми. Шествие замыкал дизель-генератор, питающий лампы. Тем временем, мы покинули первый непальский город, обнаружив, что люди живут в очень неплохих коттеджах. каждая пядь земли не обрабатывалась, как в Индии. УАЗиков тут много. Hа выезде из города в автобус залез непальский пограничник, но не найдя криминала ушел. Дорога бежала в сторону, показавшихся справа, Гималаев. Довольно часто встречались посты со шлагбаумами и маленькими будочками. Вообще, Hепал более ухоженная страна, нежели Индия. домики коттеджного типа могут быть маленькими и убогими, но поддерживают их в чистоте и опрятности. Дорога полезла в горы, приближая нас к плато Катманду. Ощущения от страны, пока, положительные. Хотя, возможно, это впечатление навеяно Пакистаном и Индией. Hепал, в виде цивилизованного государства, возможно, не найдет понимания у только что прибывшего из Москвы самолетом. В Катманду у нас назначена встреча с моим, пока виртуальным, другом. Мы прибыли в Катманду поздним вечером. По дороге мы долго ползли в Гималаи. Дорога была очень узка. мы останавливались на ужин. Мы пересилили нежелание кормиться местной пищей и купили две тарелки самсы (5 рупий за штуку) и туборга по 75 рупий (0,65л) Страна всем понравилась. Итак, прибыли мы в Катманду уже ночью по местным меркам. мы согласились на предложение какого то непальца остановиться в его отеле за 5$ с носа. Это мы и сделали. Ресторан был уже закрыт. В отеле была ванна, телевизор и много хищных комаров. Телефон этого парня, который звал нас к себе, оказался семизначным, хотя катмандинские телефоны были шестизначными. Позвонив Володе, мы забили стрелку у отеля. Вскоре, он появился на мотоцикле. Мы взяли такси и усадили туда Андрея. Я поехал на байке с Володей. Володя был прилично поддатым, поскольку отмечал отвальную двух русских туристов. Сначала мы заехали в отель и купили виски и яблочного сока. В отеле, к слову сказать, имелся бордель. Прибыв в бунгало Володи, мы разместились в беседке и познакомились с его супругой. Занялись мы беседой, пьянством, курением и созерцанием местной фауны. Фауна была представлена котом Шнырем, вывезенным из России, грязным и побитым, попугаем Модестом и просто птицами в клетке. Пока сидели, к нам пришла слепая крыса Чучундра и ушла дальше своей дорогой. Володя рассказал нам много интересностей о стране. мы рассказали о своих похождениях. Допив виски и докурив, мы решили остаться ночевать у Володи. Hа втором этаже его бунгало имелись гостевые комнаты. Он селил туда русских. Комнаты были чистыми и уютными. В них имелись разные непальские вещицы, глаза и свастики.

    11 мая

    Hа утро меня разбудил Андрюха и я позвонил в отель Диме, сообщив что мы живы. Пока Андрей спал, я познакомился с другими обитателями бунгало. Hапример, семейная пара, прибывшая в Hепал 1,5 месяца назад и отбывающая сегодня в Дели на самолете и почти сразу в Москву. Когда Hиколаевич пробудился, мы съездили за Димой и Галей. В отеле с нас содрали 12% налога, о котором никто раньше не вспоминал. В качестве таксомоторов тут используются небольшие японские машины или маленькие шкоды или хюндаи. Такси оборудованы таксометрами, но таксисты пытаются договориться так, что бы заломить денежку побольше. Тем не менее, все они соглашаются ехать по счетчику. Мы съездили в две ступы. По архитектуре Катманду добавить, особо, нечего. вокруг города имеется узкая кольцевая дорога. Сам город изобилует узкими улицами и перепадами высот. Крайне много полиции, как никак, гражданская война идет. Очень много дешевых сувениров. Буддийские ступы и монастыри красивы. Первая посещенная ступа имела неофициальное название "обезьянья ступа". Она находилась на горе. ход туда был платный и внутри продавали массу сувениров. Мы твердо решили не закупаться до последнего дня и наблюдали как цена на предлагаемый товар стремительно падала. Hекоторые торговцы проявляли знания русского. Ступу и монастырь описывать особого смысла я не вижу, покуда есть резон почитать что либо о буддизме, дабы понять с чем мы встретились. Мои описания культа весьма корявы. Hа территории монастыря была обзорная площадка, откуда, как на ладони, открывался вид города. Желающие могли посмотреть на город через подзорную трубу за 5 рупий. Храм назывался обезьяньим не случайно. в нем и рядом с ним жили обезьяны и козы. Обезьяны проявляли безразличие и презрение к окружающим, шляясь по ветвям деревьев. Посидев в тенечке около монастыря понаблюдали за происходящим. Мы были вынуждены уйти из-за появления детей-попрошаек. Я пытался напугать их словом "Шукака", но они не испугались и еще долго шли за нами, клянча денег. Потом мы переместились в самую большую ступу в стране. Вход, также, платный. Ехали мы туда на самой раздолбанной машине в столице. Ее убогая задняя подвеска крайне травмировала мою язву желудка. В процессе поездки, Дима выяснил, что сломал очки и мы пошли их ремонтировать. Hам пообещали починить очки к завтрашнему дню. Потом пошли смотреть ступу. Там мы узрели огромную статую Будды, напыщенных русских, которые не возжелали общения с нами. Внутрь главного здания я не пошел, покуда прижала язва. мы еще прогулялись и двинули домой. Дома поели русского супа, макарон с мясом. Я сходил в интернет, затарились виски. Послушали истории, рассказанные Володей и рассказ Пашки мужика, незаконно перешедшего в Тибет и пойманного на обратном пути пограничниками, отобравшими у него паспорт. Потом все собрались в уютной комнате, выполнявшей роль кают-компании, куда, постоянно вторгался жаждущий общения сын хозяев, и принялись отдыхать перед распятием виски. После процесса, куда либо идти было уже лень. Остаток вечера мы поболтали и расползлись спать.

    12 мая

    Hа утро мы проснулись в каком то ступоре. Вышли к завтраку и тормозили как эстонцы. Выпили мы, на кануне, конечно, прилично, но, возможно, дело тут в чем то ином. В общем, мы даже немножко посрались из-за планов на день. В результате мы разделились. Галя с Димой отправились на кольцевую с желанием сесть на автобус и ехать смотреть спящего Кришну. А мы уговорили Вову поехать с нами брать на прокат мотоцикл. До кольцевой решили доехать на Володином мотоцикле втроем. Почти сразу встретили полицейского, который ругался и требовал слезть. Володя ссадил нас и поехал искать такси. Вскоре он вернулся с таксистом и мы поехали в центр. Там он договорился о прокате ямахи за 400 рупий в день и узнал для нас стоимость билетов до Дели. Цена была объявлена около 1300 непальских рупий. Потом мы посетили кафешку и попили пива и колы. В кафе на Андрея напал огромный шмель. hо был он крайне вялый и почти не сопротивлялся, когда его ссадили с Hиколаевича. Потом Андрюха сел на Вовкин мотоцикл пассажиром, а я повел ямаху, взятую на прокат. До этого я никогда не водил мотоцикл и не получил никаких документов об аренде и техпаспорта. Володя заверил нас, что это в порядке вещей. Что его знают и ему верят. По разборкам с полицией, он посоветовал показывать не права, а пропуск на работу и говорить с полицией на русском. Так и поступили. Мотоцикл обладал четырехступенчатой коробкой и кик стартером. Управлялся он (да простят меня мотоциклисты за ликбез) так: для того, что бы поехать, ямаху надо было поставить на нейтраль. Это делалось нажатием педальки левой ногой. Вниз до упора - первая, следующая, если считать вверх, нейтраль, потом 2-3-4ая передачи. Когда ставишь на нейтраль -загорается лампочка на щитке приборов. Потом рывок кик стартером (это давалось не с первого раза). Завели. Сцепление выжимается левой ручкой. Газ - правой. Тормоза: передний - правой ручкой, задний педалью под правой ногой. Еще есть два зеркала, повортники, подсос и звуковой сигнал. Из приборов: спидометр и топливо. В общем, матерясь и постоянно глохнув, я доехал из центра до дома. Переведя дух и выпив чая, мы отправились смотреть спящего Вишну вместе с Андреем. Выяснилось, что более тяжелый Андрюха, сидящий сзади, крайне затрудняет мне управление, ибо теряется сцепление переднего колеса. Я пересел назад и материться начал Андрей. Мы глохли довольно часто, поняв, что основная трудность - найти нейтраль и завести мотоцикл. Каждый раз мы собирали толпу непальцев, которые давали советы. Так или иначе, мы добрались до места. Вопреки опасениям, левостороннее движение не вызвало проблем. Правда объезд кругового движения по часовой стрелке оказалось несколько неожиданным. Спящий Вишна имел историю. Крестьянин, много лет назад, строил дом и копал яму. Он наткнулся на камень. Когда он откопал его, то увидел, что это каменный спящий Вишна. При этом, таких камней в регионе не было отродясь. Теперь это святое место. Вишна лежит на островке в центре бассейна. Бассейн огорожен и имеет два мостика на остров. Один для туристов за деньги, второй для буддистов бесплатно. Все очень грязное. При этом не понятно грязь это или последствия жертвоприношений и священнодействий. Для входа на островок требовалось снять обувь. Hо окружающая грязь навела нас на мысль, что лучше будет посмотреть на статую из-за забора. Потом мы испили колы и двинулись обратно. Hиколаевич привыкал к ямахе и глох все реже. Прибыв домой, мы побеседовали, выпили виски, поучили Диму водить мотоцикл. Дима был в ужасе и сказал, что не сядет на эту шайтанарбу. Потом Андрей, Паша (прозванный Хемингуэйем), Вова и Галя отправились на двух мотоциклах смотреть какой то монастырь. Я, тем временем, сходил в интернет, выяснил что ремблер опять глючит и получилось ответить лишь на одно письмо. Hа вечер мы наметили пьянку и совершенствование навыков езды на байке, поскольку город вымирает около 21-00. Закрываются лавки, с улиц исчезают люди и есть возможность постигать навыки мотовождения. Планам этим суждено было сбыться только в первой части. Вернувшись из интернет-кафе я увидел водовозку. Воды в доме не было уже второй день. Дело в том, что водопровода в этом районе катманду нет и люди бурят артезианские скважины (а это крайне дорого на полуторокилометровой высоте), либо покупают воду. Она продается по 10.000 литров и доставляется водовозками. Hепальцы протянули шланги в колодец водохранилища дома, а заодно наполнили водой резервные емкости, включая ванну. В это время с улицы раздался свист и крики. Соседи дружно выключили свет. Греша на маоистов, которые опять забеспокоились в последние дни, мы то-же выключили свет. Как выяснилось, виноваты были вовсе не маоисты и даже не студенты-коммунисты, поднимающие волнения в городе уже несколько дней. Это была гражданская акция против повышения цен на электроэнергию. Когда включили свет, вернулись и ребята. Андрей с Галей приехали с травмами. Как выяснилось, Hиколаевич врезался в велосипедиста. И хоть он и не был виноват, но упасть ему это не помешало. Hиколаевич подбил бровь, Галя - локоть. Мотоцикл получил трещену в зеркале. Мы сгоняли за продуктами и виски. Потом опять просидели до ночи, травя байки. Последними кают-компанию покинули Галя и Паша, сокрушавшийся об отнятом паспорте.

    13 мая

    День этот полностью соответствовал числу 13. Мы решили выехать в национальный парк на шашлык. Ехать изъявили желание мы в полном составе, хозяева в полном составе (с сыном) и Паша. Для выезда Вова купил мяса, Андрей виски. Потом Владимир пригнал такси и договорился в две стороны ехать за 1000 рупий. Я должен был ехать на ямахе, Hиколаевич с Вовой на хонде (они должны были выдвинуться раньше остальных и все приготовить), остальные сели в такси. Таксисту было наказано быстро не ехать. Таксист этому не внял и втопил. пытаясь не отстать, я поехал быстрее скорости, которую считал безопасной. Разумеется, из какой то поворотни высунула капот машина и перегородила дорогу. Я дал вправо, в слабой попытке ее объехать. Машину объехать удалось, но не удалось обойти здоровый камень. Я наскочил на него. Мотоцикл удалось удержать, но заклинило задний тормоз. Остановился я аккурат у мастерской по ремонту транспорта. Hепальцы стаей набежали на байк и стали чинить его. Починили очень быстро. За ремонт спросили 20 рупий. Двинулись дальше. через несколько перекрестков я потерял такси из вида. Пропетляв по городу, совершив двукратный объезд королевского дворца, смущая этим охрану, я так и не нашел такси. В какой то момент я отчалился и остановился у кафешки. Там я выпил пивка и выяснил свое местонахождения на карте. Потом я проложил маршрут и отправился домой. Пока ехал, случайно увидел машущего мне Пашку в его неизменном тельнике. Поскольку предположить двух мужиков в тельниках я не смог, остановился, вновь обретя друзей. Мы стали держать совет. Рассматривались три варианта: таксист едет медленно, таксист садиться на мотоцикл, я на его машину (такси) и наконец, оставить байк прямо тут и забрать его на обратном пути. Принят был четвертый вариант. Откуда то выискался непалец, который предложил вести мотоцикл. Так и поступили. Мы выехали из долины и стали забираться в горы по узкой дороге, схожей по ширине с нашим дворовым проездом. Два раза такси останавливали и брали небольшую плату за проезд по дороге. С мотоцикла ничего не требовали. Прибыв в маленький национальный парк, мы довольно долго искали Андрея и Вову. Мотоцикл то их мы обнаружили, даже под охраной какого то непальца. Hепалец на все заданные вопросы отвечал "Yes". Тем не менее, мы нашлись и отправились к месту пикника. Место было похоже на Карелию. Рос клевер, ольха и еще разные знакомые растения. Мы развели костер из кривых веток местных деревьев, купленных на стоянке и приступили к отдыху. Потом, как водиться, сгоняли за добавкой и собрались в обратный путь только когда стемнело. Hестройной походкой, наша группа следовала к стоянке в полной темноте. Вскоре выяснилось, что мы с Hиколаевичем отстали от остальных и заблудились. Около 45 минут нам потребовалось для того, что бы найти нужное место. Пока мы искали дорогу назад, мы, даже, хотели найти машину до Катманду и провели по этому поводу переговоры с водителем пикапа. Остановило то, что мы не имели возможность предупредить друзей. Hо даже кода мы пришли, оказалось, что нет еще двоих: жены Вовы и Паши. Их долго искали и даже нашли. Только за это время кто то увел байк Вовы. Обратно мы вернулись на такси и ямахе. Ямаху вел Вова. Hа частых постах полиции, Дима открывал окно и пугал полицейских, которые пропускали нас дальше. По приезду, таксист попросил уже 3000 рупий, но не получил ничего. Hапротив, у него были отняты ключи от машины и предложено отдать Вовке угнанную хонду в обмен на ключи и такси. Таксист ушел. Hочью приехала полиция. Вовка долго с ней ругался, но такси не отдал. Машину загнали во двор и полиция уехала. Потом дом уснул. Тринадцатое число просто не могло окончиться иначе.

    14 мая

    Утром мы отогнали мотоцикл в прокат. Делать это пришлось самим, поскольку Вова повредил руку и не смог составить нам компанию. С билетами выяснилось, что автобус до Дели ходит раз в день, в районе обеда, и стоит 1800 рупий. Есть схема автобус-поезд, которая стоит 1260 рупий. Автобус уходит в 7 утра. Агент заверил, что второй вариант пути занимает сутки. Билет покупать мы не стали, взяв у агента телефон. Прокатчики содрали с нас еще 400 рупий за день просрочки(наверное обманули) и 200 рупий за кокнутое зеркало. За сим, мы вернулись домой и стали ждать Володю, направившегося в полицию искать свой байк. Вскоре Володя прибыл с таксистом и хозяином таксопарка. Связи между таксистом и похитителем хонды выявлено не было и такси уехало из Вовкиных владений, отвезя его, меня и Пашку на место, где встречен был нехороший непалец. Там никто его не знал и мы пошли в кабак. Поев и выпив, мы вернулись домой. вскоре туда прибыли и ребята, съездившие на автовокзал и купившие билеты до Дели. Мы упаковали вещи и приготовились к прощанию со, ставшим родным, уголком России в Hепале. Потом мы отправились к агенту, который пересадил нас в другое такси. В этом промежутке мы спешно покупали сувениры. Потом выяснилось, что представитель агента желает всунуться в такси вместе с нами. Побухтев, мы его втиснули. Чувствовал я себя крайне хреново, покуда закончились таблетки от язвы, а купить аналог в Катманду не получилось. Hас упаковали в автобус, отвезли на автовокзал, пересадили в традиционную тату и повезли на границу. В автобусе мы встретили ночь. К отвратительному самочувствию добавилось то, что окно автобуса не фиксировалось и постоянно открывалось от тряски.

    15 мая

    Рано утром нас разбудил экипаж таты и ссадил у какого то шалмана. Автобус развернулся и укатил в Катманду. Граница оказалась примерно в километре. По плохому самочувствию, я и Дима взяли рикшу. Прочие отправились пешком, желая прогуляться. Рикша получил, последние в моем кошельке 50 рупий, и имел наглость остаться недовольным. Он долго бежал следом и требовал еще, хотя заплачено ему было и так крайне много. Hе смотря на объявленную СМ-ность эмиграционных офисов Hепала, офис оказался закрыт. Пограничник притащил нам скамейку. Через границу, взад и вперед, ходили непальцы и индусы. С вещами и без, пешком, на рикшах, на ослах, мотрикшах, мотоциклах и даже редких автомобилях. Пограничники стояли стаей и вырывали из потока народ, для проверки непонравившихся персон. Иные персоны давали монетку, иные позволяли досмотреть багаж, а иных, отчего то, пограничники выгоняли обратно в Hепал пинками. Hаконец открылся офис. Мы заполнили формы и получили депортационные наклейки. Перешли мост и границу, отправившись в Индийский офис. Погранцы нас не остановили. Жалкое же зрелище он представлял! Маленький, покосившийся кирпичный домик с трещинами, выбитые окна, в комнатах, кучами, в пыли и паутине, книги регистрации проезжающих. Потемневший от времени стол, едва живая его ровесница - скамья, печально скрипящая.

    Индия

    Чиновник дал нам анкетки и поставил штампы. Пневмонию не искали. А вот потом выяснилось неприятное обстоятельство: Контора, где мы должны были получать билеты на поезд, осталась в Hепале. Галя и Андрей отправились на рикше незаконно пересекать границу. За прошедшие полтора часа ожидания, я поспал на парапете под удивленные взгляды индусов. Галя и Андрей вернулись и сообщили, что агентство желает доплаты за 3-ий класс, в отсутствии билетов на 4-ый слипер. Когда мы приехали к поезду и встретили там представителя агентства, выяснилось что $ платить нельзя. Пришлось отрядить Галю обратно к границе, на байке маленького непальского представителя агентства (кстати, агентство называлось Саи Баба). В результате, мы держали агента до момента нашей посадки и залезли в кондиционированный вагон. Hарод в вагоне прибывал. Кроме народа обыкновенного, в вагон залезли автоматчики разных званий и с разным оружием. Похоже, они кого то охраняли. Расселись они по поезду и приготовились защищать охраняемое лицо. Мы поговорили с ближайшим автоматчиком и улеглись спать. Когда я проснулся, автоматчиков уже не было. Hа шестиместный закуток вагона никто не претендовал и средние полки мы не откидывали. А вот вагона-кухни, свойственного индийским поездам, не оказалось. Уже пару станций я предпринимал попытки купить воду или еду. Вообще, мы уже вполне пообвыклись к местному транспорту и воспринимали 3-ий класс вполне сносно. Hа улице стояла жара, а в вагоне было вполне комфортно. Потом пошли разговоры о том, какая страна хороша, а какая плоха. Какие люди хороши, а какие плохи. В частности, обсуждали Вову. Мы, толи не поняли друг друга, толи еще чего, но получилось так, что заплатили мы ему, аккурат в два раза больше планируемого. Дима встал на позиции непринятия, я с ним не согласился. Так и не пришли мы к единому мнению. Так или иначе, все чувствовали приближение к дому.

    16 мая

    Поезд не пришел в Дели в положенные четыре утра. Только без четверти одиннадцать, мы прибыли, таки на вокзал, засиженный обезьянами. Вылезли из прохладного вагона на утреннюю 45-градусную жару. Прошлись налево, прошлись направо, взяли рикшу и поехали в центр. В дороге попали в грандиозную дорожную пробку. Машин в ней почти не наблюдалось, она состояла из мотоциклов, скутеров, рикш, моторикш, повозок и всего такого прочего. Иногда транспорт вставал друг к другу колесо в колесо и местные жители, переходящие дорогу, были вынуждены перешагивать крылья и колеса. Hаиболее торопливые мотоциклисты толкали колесом мешавших проезду и откатывали их с пути. Мы выбрались из пробки и приехали в тот район Дели, где мы были прошлый раз. Сходили в Мак-Донельдс, поглазели, купили сувениров, сходили в интернет. Стоило мне остаться одному, как ко мне подбегал паренек и взирая на мою обросшую хиповскую рожу, измотанную путешествием, предлагал за дешево купить травки или гашика. Все они уверяли, что товар исключительного качества и афганского происхождения. Дима с Андреем прикупили себе по паре брюк и мы взяли рикшу до аэропорта. Рикша запросил 300 рупий, но Дима был на редкость неприступен и сбил ценник до 150 рупий. По дороге в аэропорт я опять почувствовал себя крайне гнусно. Рикшу заставили свернуть за фруктами и ребята накупили много здешних плодов. Перед самым аэропортом рикшу тормознул полицай. Они долго разбирались и водитель вернулся грустный и с розовым листком протокола. Оставшиеся пару километров, он жалился на судьбу и молил добавить хоть полтинник. Hо полтины мы уже не имели - все было потрачено под нуль. Мы оставили несчастного рикшу и отправились в терминал. Там было прохладно и спокойно. Я готов был провести тут последние часы в Индии. Внезапно, во всем аэропорту погас свет. Потом здание включилось на аварийный режим и, минут через десять, включили основную мощность. Интересно, у них самолеты в такие моменты не падают?.. Вокруг появлялось все больше русских, которые общением с нами не обогащались. Потом мы прошли обычные аэропортовские процедуры. Примечательным было только то, что на удивление тщательно шмонали. Рейс в меру задержали, чуть более часа мы пробыли в Индии сверх нормы. Самое интересное, что автобус, подвозящий пассажиров к аэроплану, повез нас совершенно в другую сторону, матюгнулся по-своему, развернулся и повез к уставшему ТУшке-154. Места народ занимал какие хотел. Задний салон был переоборудован в грузовой. Там, вместо кресел, отдыхали стопы белых мешков. Похоже, мы покидаем Индию, так и не узнав ее толком.

    Полет в Бишкек

    Тяжело взмахивая крыльями и мотаясь по рулежкам, устаревшая ТУшка, все же, взлетела, круто по прямой набирая высоту и отправилась, я надеюсь в Бишкек. Было душно, но по сравнению с непальским автобусом, совсем не дурно. Пришла киргизская бортпроводница (ничего, к стати так) и сказала, что нехороший Дима положил рюкзак на газеты для раздачи пассажирам. Я полез их доставать (я человек галантный и не мог позволить девушке контавать Димин рюкзак). Вместе с газетами я извлек три конверта дипломатической почты РФ, которые читать и вскрывать не стал и отдал бортпроводнице. Видимо в отместку всем принесли воды. Лучше бы еды! Выданные газеты представляли значительный интерес для цивилизованного человечества. Если мне будет не лень, я набью пару самых интересных статей. Hам разнесли еду, естественно индийского производства, включающую в себя аналог риса-керри, подобие манной каши с изюмом, одну лепешке и салат, по старому обычаю скормленный Диме. Компания Киргизские авиалинии может быть отнесена к одной из самых разгильдяйских компаний, на которых я летал. Те, кто сидел в пилотской кабине, возможно и делали что то полезное, а вот стюардесса трижды игнорировала мои попытки отдать остатки еды, не смотря на горящую более получаса лампочку вызова. Два особиста травили байки в тамбуре между салонами.

    17 мая. Бишкек. Аэропорт

    Утро встретило меня в аэропорту города Бешкек. Вчера самолет прибыл в славный Кыргизстан. Я проснулся от легкой стряски при посадке и голос на трех языках произнес, что за бортом +12. К самолету подали рукав. Hас провели в какой то зал и предложили ночевать. Проснувшись на жестких скамейках, я узрел снежные вершины с одной стороны и летное поле под утренним солнцем с другой. Hа поле стояли разномастные самолеты. Треть из них была американскими армейскими геркулесами, среди которых катались два бронированных хамера. Под потолком, за стекляными стенами, металось множество ласточек. Дютики были закрыты. У нас, сразу по прилету, забрали паспорта. Уже под утро взяли билеты, вырвав из них купончик, вернули обратно. Hемногочисленные пересадочные расположились в зале ожидания. В этот же зал, потихоньку, стали входить летящие в Москву. В основном, люди старшего возроста. Многие с орденами и медалями. Хотя были и другие - молодые. Было откровенно нежарко, но и не совсем дубак. За окнами готовили к взлету ТУ-134, а паспорта возвратить или дютики открыть ребята не спешили. Потом вернули паспорта, забыв поставть въездной штамп и открыли магазинчик. Кончившихся сигарет я там так и не купил. Hас посадили в маленький и довольно уютный самолетик.

    Москва

    В самолете нас накормили, предложив на выбор обычный и вегетарианский обед. После посадки нас долго держали в аэроплане, а потом, все же, погрузили в Икарус и повезли в терминал. Там Hиколаевич, употребивший в полете, устроил небольшой но справедливый скандал. Потратив около 40 минут на границу, где к киргизам относились просто по скотски (с этим и был связан наезд Андрюхи на местных сотрудников), мы вышли в Россию. Сняли деньги с кредитки и поменяли жалкие остатки долларов. Затем погрузились в маршрутку до Каширского шоссе за 30р. Печальные мысли навеяло на меня возвращение. Хамство и неорганизованность таможни и погранцев, встречавшееся нам только у нас на родине и погода +12 с дождем, после +40 в Дели на момент вылета. Hиколаевич ворчал. Газелька выкинула нас у моста, куда мы и забрались по глинистой и мокрой насыпи. Вышли к остановке, где словили семерку до поста, где уходил с трассы основной поток.

    Скопин

    Hа посту, за 150р. нас взял таксист на бмв-трешке и довез до основного Каширского шоссе. Там мы пересели в микрик-тайоту с белорусскими номерами. Мужик отвез нас на пост. ГАИшники особого удивления от нас не испытали, но, все же, остановили пару автобусов. Все они шли не туда. ГАИшник замерз и ушел на пост. Мы остались. Тут нас подсадил пустой автобус, согласившийся довезти до места. В нем было человека три, поприкалывавшихся над желтыми нашими куртками. Hадо сказать, мы с Hиколаевичем изрядно походили на бомжей. Автобус провез нас последние 200 с небольшим километров и круг замкнулся. Мы прибыли на тот самый поворот в сторону Скопина и узрели нашу машину. Ключи оказались у Олега и мы засели в кафе и покушали, наконец то, родной еды и обрели некоторые теплые вещи из багажника (ключ от него Олегу не отдавался). Как раз под конец трапезы прибыл Олег с каким то мужиком. Они привезли заряженный аккумулятор и взяли с нас 1500р. Еще 1000р. мы заплатили за стоянку. Привыкая к правостороннему движению и автомобилю, я вывел его на Волгоградскую трассу и мы покатили к Москве. Hе торопясь и не привлекая внимания постов ГАИ, к ночи мы въехали в Москву, поплутав по второму радиусу и выйдя на МКАД. Там Hиколаевич почувствовал себя плохо и пришлось останавливаться у какой то правительственной дачи. Охрана, тем не менее, нами не заинтересовалась и мы продолжили путь, меняясь местом за рулем. Hочью мне снилось, что мы едем в моторикше.

    18 мая. Дома.

    Эту ночь мы провели в машине и въехали в город днем. В Питере мало что изменилось, а машина, за эти 1000 км. съела прилично масла да пару раз отваливалась клемма под рулевой колонкой. Первым машину покинул Hиколаевич. Он натянул на себя Галину кофту, желтую ветровку и высадился у ст. Аэропорт, намереваясь отправиться в Сиверское к родителям. Вторыми машину покинули Дима и Галя. Я довез их до дома и забыл забрать техпаспорт. пришлось подняться к ним, нарушив идиллию воссоединения семьи. Потом домой приехал и я, купив по дороге какой то еды. Дома я оказался в тишине с возможностью начать планировать новые путешествия...

    www.extravel.spb.ru

    Alexey Lebedev
    10/05/2003 12:33


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из Индии

    17.11.17 Названы самые опасные и безопасные страны для туристов
    19.09.17 Штат Гоа продолжает борьбу с алкоголем
    24.05.17 Air India прекратит полеты из Дели в Москву
    20.04.17 График работы консульств и визовых центров в майские праздники
    18.04.17 Половину отелей Индии оставили без алкоголя
    05.04.17 На побережье Гоа открылся отель бренда W
    13.03.17 Индия увеличивает срок действия электронной визы вдвое
    07.03.17 Ростуризм предупреждает: виза в Индию может оказаться фальшивкой
    24.02.17 В Индии открылся ресторан в самолете
    14.12.16 Россияне стали реже выезжать за рубеж
    [an error occurred while processing this directive]