Путешествие из Антальи в Хургаду



    Her husband's to Aleppo gone:-- MacBeth, I, III

    Подумав как следует, я решил, что это дело мне по силам. Вообще-то ездить по разным странам очень просто, об этом много раз говорили в телевизоре, надо только выбрать маршрут, а все остальное время можно отдыхать, кушать вкусную еду в ресторанах и изредка сочинять для оставшихся дома друзей и родственников интересные письма и истории. Мы решили поехать из Стамбула в Каир. Это классический маршрут, по нему ездили многие знаменитые люди: Марк Твен, Флобер, Агата Кристи: Он очень интересный и совершенно безопасный. Вот в книгах Агаты Кристи всех убивают в Европе, до Стамбула, ну и очень изредка - уже далеко за Каиром, на Ниле. А между Стамбулом и Каиром - никого, если не считать Петры, там, говорят, надо держать ухо востро: Но сама писательница провела на Ближнем Востоке очень много времени, а она-то не стала бы жить абы где, я так думаю.

    Турагентства относились к нашей затее с пониманием и интересом, но помочь не спешили, в основном предлагали зайти через неделю, когда вернется из отпуска другой менеджер. В одном из агентств молодая барышня выразилась более определенно: "За такие деньги можете попробовать нанять одного верблюда на двоих". Неопытная еще, надо было предложить зайти завтра... Подумав, она конструктивно добавила: "Ну, или летите чартером". И наша поездка стала называться "Анталья-Хургада"...

    Справка: Чартерный авиарейс заказывается в складчину туристическими фирмами для перевозки большой группы туристов к какому-нибудь популярному курорту. Как правило, чтобы улететь куда-либо чартером, нужно купить туда турпутевку. Вместе с тем, хотя туристические агентства очень стараются заполнить все места на чартерном рейсе своими клиентами, накладки неизбежны и бывает, что билет на свободное место стоит половину или даже треть от цены регулярного рейса. При этом вполне может оказаться, что сегодня летит вон тот товарищ, а для вас место может быть появится через неделю, во время следующего заезда. Может быть...

    Для путешествий, как правило, очень трудно найти время. По моему многолетнему опыту - имеет смысл путешествовать сразу после увольнения или краха фирмы. Во-первых, никто не звонит и не спрашивает, когда же, наконец, заработает сервер или куда пропали файлы, во-вторых, загорелый и отдохнувший кандидат очень хорошо смотрится на любом собеседовании. Про свободное время я уж и не говорю. В общем, когда нашу контору наконец разогнали, мы с коллегой поняли, что пришло время посмотреть, что же там...

    ...За Суэцем, на Востоке, где мы все во всем равны,Где и заповедей нету, и на людях нет вины,Звоном кличут колокольни: о, скорее быть бы там,Где стоит на самом взморье обветшалый старый храм.И теперь я понимаю, что солдаты говорят:"Кто услышал зов Востока, тянет всех туда назад"...

    Сев в самолет, мы разделили обязанности. Я на отдыхе люблю много читать, знакомиться с подробностями и деталями, это мешает останавливаться на каком-то окончательном варианте, а коллега предпочитает определенность и охотно принимает решения. Обязанности, таким образом, разделились легко - он стал руководителем полета, а я - штурманом. И чартерный Ил-86 взлетел из Домодедово...

    Анталья

    Турецкая виза очень быстрая - подходишь к окошку с турком, он за 10 долларов вклеивает в паспорт небольшую марочку, а следующий турок хлопает по этой марочке красным штемпелем. Отойдя от второго турка я прочитал на штемпеле "ANTALYA" и понял, что мы прилетели правильно. Руководителя полета и других земляков обслуживали такие же цепочки, это называется параллельная обработка событий. Земляки быстро разобрали свои пляжные чемоданы и разлетелись в разные стороны на трансферных автобусах, а мы с руководителем полета остались при своих рюкзаках и стали спрашивать у местного населения, как попасть в город. На наши уши начали с улыбкой вешать лапшу: в аэропорт автобусы не ходят, ни к чему это - все равно туристов трансфер развозит, а больше никому аэропорт и не нужен. Но выбраться можно: или на такси, или пешком по жаре пилить до трассы и по ней до центра города ходят автобусы и маршрутки (долмуш). Возникли добрые лица таксистской национальности, предложили довезти нас от аэропорта до долмуша за пять долларов (как выяснилось, около километра) или до Антальи за двадцать пять тех же (десять километров). Мы прогулялись до трассы и поехали в город на автобусе за один доллар (на двоих).

    Экскурсий на Анталью я не планировал, можно было даже не ночевать, но руководитель полета впервые попал в мусульманскую страну, поэтому решение было - задерживаемся на сутки, знакомимся с колоритом. Колорит не замедлил проявиться в том, что человек на улице продал мне темные очки в два с половиной раза дешевле, чем просил изначально. Поглядев на руководителя полета, я вспомнил, что забыл, как это шокирует с непривычки, в особенности если исходная цена тоже была вполне нормальной. Поискали и нашли номер за десять американских, пошли прогуляться.

    Справка: Во многих ближневосточных городах и городках есть центральная площадь с часовой башней и нередко вокруг и неподалеку от нее расположены дешевые гостиницы. Дешевые гостиницы надежнее дорогих берегут вещи в номере, в них очень редко что-то пропадает, так как за конторкой такого заведения чаще всего стоит сам хозяин или кто-то из его близких родственников. Да и персонал, как правило, набирается из тех же родственников. Качество комнат бывает самое разное, имеет смысл ходить и смотреть номер, цена фиксирована редко и обычно можно поторговаться.

    Из Антальи в Алеппо проще всего попасть на автобусе и мы поискали и нашли автовокзал. В "Пти фют" про автовокзал написана неправда - он не в центре города, а далеко на окраине, до него ехать из центра маршруткой около получаса. Местные называют его Yeni Otogar (то есть "новый автовокзал", латинское буквосочетание можно показывать в Анталье, поймут и покажут, куда идти-ехать) на мой же взгляд чистотой, порядком и размерами он больше напоминает небольшой аэропорт областного значения. Улыбчивые люди за стойками примерно трех десятков разных автобусных компаний все как один соглашались отправить нас в сторону Антакьи и Алеппо, но за несколько разные суммы. У самой дешевой стойки мы попытались поторговаться, но без особого успеха. Билеты есть, цена твердая, можно ехать сегодня, можно завтра, можно утром, можно вечером... Взяли два билета до Алеппо отправлением завтра вечером, продолжили акклиматизацию, вернулись в город.

    На мой взгляд, Анталья ничем особенным не блещет, чисто и ухожено, но не более... Возможно, что в окрестностях есть много интересных мест, но центр сводится к небольшому, аккуратно отреставрированному старому городу под уже помянутой часовой башней. Старый город вымыт, застелен каменной мостовой и аккуратно нарезан на магазинчики и пансионы для употребления туристами (или туристов) вот только не перевязан розовой ленточкой. Границы старого города обозначены остатками крепостной стены (красивый вид со стены на море), а все его узкие улочки заканчиваются на симпатичной ресторанно-сувенирной набережной вокруг бухточки (прогулка на яхте, вечерние посиделки за чашкой кофе, задумчивый взгляд на горизонт).

    Сидя на набережной, мы увидели удивительнейшее явление природы: с отдаленной скалы, нависающей над морем вдруг забил водопад! Такое было грех упустить, и мы сходили наверх к его истокам. Увы, это оказалось просто водосбросом мощного искусственного фонтана в городском парке. Какое там буйство природы... Туристический аттракцион, в общем, весь этот город - просто дорогой туристический аттракцион... На всех мыслимых и немыслимых местах красуются портреты Ататюрка, которого уважают без всякой меры. Сравнивать этот культ личности с портретами Ленина-Сталина-Политбюро и кумачовыми лозунгами вряд ли правильно, и уж точно не стоит шутить с турками на этот счет.

    Справка: Мустафа Кемаль, кадровый офицер турецкой армии, прошел за Первую Мировую войну путь от капитана до генерала и прославился блестящими победами на всю страну. После поражения Германии (а вместе с ней и Турции) в 1918 году и фактического развала Османской империи генерал Мустафа Кемаль возглавил союз офицеров, стремившихся сохранить территориальное единство страны, не допустить расчленения Турции между победившими странами. Возврат отторгнутых территорий на переговорах с европейским странами-победительницами и успешные операции против греческих оккупантов 1919-1922 годов сделали его лидером нации и принесли ему неоспоримое моральное право возглавить новое государство - Турецкую Республику - провозглашенную в 1923 году. На практике республика была авторитарным государством одного человека, президента Мустафы Кемаля. Ничем фактически не ограниченная власть позволила ему запретить все виды оппозиции: левые и правые, религиозные и либеральные и провести с 1923 по 1934 годы реформы, полностью изменившие уклад жизни в Турции. В числе выдающихся достижений этого человека: отделение церкви от школы и государства (1924), перевод страны с арабской вязи на латинскую графику (1928), введение всеобщего обязательного употребления фамилий (1932) и юридическое уравнение женщин с мужчинами (1932). В связи с введением фамилий в 1932 году президент Мустафа Кемаль получил от парламента фамилию Ататюрк (отец Турции), известную теперь всему миру. Реформы были очень жесткими, так, например, переход на латинскую графику был подготовлен в расчете на пять лет, но Ататюрк сократил срок до четырех месяцев, переучился сам и безжалостно выгонял чиновников, не сдававших в срок экзамены. Он умер в 1938 году в возрасте 57 лет. Установленные им принципы внешней политики позволили Турции сохранять нейтралитет во Второй Мировой войне.

    Очень странно видеть на Ближнем Востоке, как люди переходят улицу только на зеленый свет, бросают бумажки в урны (да и количество урн само по себе напоминает о Европе) и моют по утрам дорожки с шампунем. Местные барышни ходят с открытыми плечами и коленями и это вроде как даже нормально... Барышни работают в магазинах, прилично говорят по-английски и еще лучше - по-немецки. Вместе с тем на улице можно встретить и даму в традиционной одежде, так что, видимо, не везде нравы так свободны, как на этом курорте. Но все же, все же...

    На следующий день мы сходили на пляж (да, турецкие барышни еще и очень вольно загорают), собрались в дорогу и приехали на автовокзал, похожий на небольшой аэропорт областного значения. Почему-то на внутренних линиях в Турции используются только автобусы "Мерседес", других я, во всяком случае, не увидел. Возможно, что представители этой уважаемой фирмы участвовали в составлении каких-нибудь национальных турецких "Правил и требований к автобусам для межгородских перевозок"... Так или иначе, но ехать удобно очень, в особенности если учесть, что ехать долго - до Антакьи пятнадцать часов и оттуда еще до Алеппо четыре часа.

    Дорога от Антальи на восток идет очень близко к берегу, иногда спускаясь прямо к прибою, иногда чуть поодаль. В основном пространство между дорогой и берегом занимают гостиницы. Стена гостиниц, ряд гостиниц, лес гостиниц.... Они тянутся непрерывной чередой час, два, три... Мы немного подремали и проснулись, за окнами была ночь и тянулись гостиницы... Это не Сочи, и не черноморское побережье Крыма, это крупная отрасль промышленности, занимающаяся отдыхом... В голове мелькнул образ Чаплина, намотанного на гигантскую шестерню и почему-то стало приятно, что сегодняшние сутки мы сэкономили, переночевав в автобусе.

    Бортпроводник автобуса пошел между сидений, выразительно помахивая белой пластиковой бутылкой. Некоторые подставляли ему руки, он поливал их из белой бутылки и давал политому гражданину салфетку. Я рискнул подставить руки и обнаружил, что комбинация полив-салфетка с хорошей точностью соответствует салфетке, пропитанной одеколоном в самолете, просто здесь одеколон с лимонным запахом отдельно, в бутылке, и салфетка отдельно, в пачке. Затем выдали сухпаек в коробочке, пластиковые стаканчики и кипяток. Вечерний чай удался и почти сразу нашлась очень приличная музыкальная радиостанция с греческого Кипра... Проснулся около шести утра, светало. Плеер шипел мне в уши пустым эфиром, автобус неторопливо ехал по серпантину, справа очень близко застыла морская гладь, а слева из-за гор уже освещало небо и скоро должно было показаться желтое солнце. Гостиниц уже не было, за окнами была простая сельская местность. Пассажиры дремали, стюард на переднем сидении тоже клевал носом... Тарсус, Адана, Искендерун... В Антакью мы приехали около полудня.

    Антакья, она же Хатай, или долог путь до Алеппо

    В Анталье нам продавали билет до Алеппо со словами "А в Хатае вы пересядете в другой автобус нашей компании". В Хатае поверх шума и гама раздавались крики зазывал, собиравших автобусы до Алеппо: "Халяб, Халяб, Халяб...". Подбегают, дергают за руку, предлагают ехать в Алеппо сейчас, через час, сидя, стоя, лежа, недорого, подешевле, за нашу хатайскую цену... Я вспомнил, что именно эту провинцию Ататюрк отспорил у французов в 1923, что входила она в Сирию и основное население ее составляют арабы. Наш автобус, судя по билетам, должен был стартовать через три часа и мы пошли обедать, стараясь не очень далеко уходить от автовокзала. По дороге нам приглашающе махали руками, предлагали сувениры, колу, курицу-гриль... Да, здесь совсем другая Турция... Совсем другие улицы, темп жизни, меньше портретов Ататюрка. Наверное, Анталья все-таки была курортной зоной... В столовой кормили прилично и для привокзальной зоны вроде даже и недорого, тут же поблизости нашлось и интернет-кафе... Мы почитали новости, покушали, вернулись в зал ожидания на автовокзал.

    Справка: еда на арабском Востоке - дело тонкое. Если надо немного сэкономить или просто хочется бытовой экзотики, то кратчайший путь к этому - кушать в местной столовой для простых людей. Кухня обычно очень приличная и недорогих блюд существует великое множество. Многие люди простых профессий регулярно питаются в дешевом общепите из-за нехватки времени. Вот несколько базовых принципов про еду в жарких странах. Принцип британских колонизаторов: еда должна быть сварена, зажарена, очищена или выкинута. Принцип коллективного разума: больше доверия точке, где сидит и кушает много местных - они знают, кто лучше готовит и чище моет столы и посуду. Принцип кипятильника: на всякий пожарный имеет смысл возить с собой металлическую кружку и кипятильник, можно ничего не есть в общепите, обходясь чаем с грецкими орехами и арахисом, это очень полноценная белковая пища. Принцип воды: пей только свою воду, не делись и не надейся на воду чужаков.

    Ценовой диапазон очень широк, на одной и той же улице можно покушать на полдоллара и на двадцать долларов, и может оказаться, что на полдоллара покормили вкуснее и качественней. Мы старались держаться разумно близко к нижней части спектра, спасаясь от авитаминоза ундевитом, и вот некоторые блюда, которые можно рекомендовать для путешественников, стесненных в средствах.

    Шурпа - общее название для супов. Как правило, непременными ингредиентами любой шурпы являются чечевица или горох, жареный лук и зелень. Всячески рекомендуется.

    Хуммус - поджаренный отварной горох, растертый в пасту с добавлением лимонного сока, чеснока, трав и растительного масла. Похож на паштет, подается на тарелке, мажется на хлеб.

    Фууль - вареная фасоль в соусе с перцем, травами и каплей масла. Можно вылавливать ложкой, а можно и лепешкой.

    Фаляфель - вегетарианские тефтели, жареные в кипящем растительном масле. Обычно приносят на тарелке горкой с лепешками и какой-нибудь подливкой, но существует вариант fast food, когда в лепешку пихают пару-тройку таких тефтель и зелень.

    Фаруудж - само слово означает курицу, но применительно к общепиту обычно означает курицу гриль. Стандартная порция - полкурицы с салатом, лепешками и кефирной подливой - называется "нус фаруудж" и обычно стоит в пределах одного-полутора американских.

    Кушари - Точку, где можно покушать кушари, легко узнать по стоящим в витрине огромным блестящим чанам с вареным рисом и вермишелью, но я видел их только в Египте. Само блюдо представляет собой смесь вареной вермишели, рассыпчатого риса, отварной чечевицы, жареного лука и томатной пасты. На столах обычно стоят лимонная и перечная приправы. Еда очень сытная, мне большой порции (кебир) хватает с избытком, а покушать я люблю.

    В маленьком зале ожидания автобуса на Алеппо вместе с нами ждало еще человек пять. Напротив меня скучал прилично одетый смуглый молодой парень, чуть поодаль сидела молодая дама с девочкой лет пяти а возле двери двое мужчин очень деловой наружности складывали внушительные тюки с надписями "Arabie Seoudite, Riyadh". Девочка взяла у мамы несколько конфет и стала ходить между сидящими, жуя конфеты и бросая бумажки на пол. Смуглый парень улыбнулся и заговорил с ней, сначала глазами, потом по-арабски. Девочка очень смутилась, но парень лихо подхватил ее на руки и спел ей песенку. Девочка угостила его конфетой и сказала чего-то, безмерно этим парня удивив. Мама нервно заулыбалась и стала объяснять, что муж турок и в семье на арабском не говорят, дочка все понимает, но отвечает только по-турецки. Парень улыбнулся и рассказал, что сам из Магриба (это Марокко), работает детским аниматором в Алании уже второй год, прилично говорит на немецком, французском и итальянском, но так и не выучил ни слова по-турецки...

    Около трех часов возле зала ожидания как-то незаметно возник автобус с надписью "Haleb" и мы стали потихоньку грузиться. Странно, несмотря на множество зазывал, автобус был почти пуст, видимо зазывали в какие-то другие. Мы поехали в сторону Алеппо. Турецкий пограничный пункт проехали очень быстро, только у магрибинца была просрочена гостевая виза, но он подарил пограничнику воду и все обошлось.

    От Антакьи до Алеппо восемьдесят километров и четыре часа езды. Почему четыре - понимаешь на сирийской границе. Визовый контроль встречает очередью в три окошка: для сирийцев, для арабов, и для прочих. Мы пошли в прочие, магрибинец пошел в арабы и через пять минут получил визу, подтвердив мои подозрения о том, что в действительности все обстоит иначе, чем на самом деле. Нам хлопнули по транзитному штампу и тоже отпустили с миром. Посмотрев на запылившуюся машину с номером "... 77 RUS" на стоянке возле таможни, мы пожелали удачи отсутствующему земляку и пошли обратно в автобус. После визы братская Сирия поинтересовалась, что и куда мы везем и похожи ли мы на наши фото в паспорте. Все проверки, кроме четвертой финальной были неторопливы, сопряжены с выходом из автобуса, построением и ожиданием офицера. Удовлетворив свое любопытство в четвертый раз, государство, на этот раз в лице немолодого капитана, подняло финальный шлагбаум, взяв у водителя автобуса воды на память и дружески помахало нам всем рукой. Так себе развлечение, в основном для тех, кто хочет поностальгировать и вспомнить про границу на замке.

    Алеппо, он же Халяб

    Над Алеппо царит Цитадель, ей скоро тысяча лет и ее видно практически отовсюду, хотя бы краешек, а с нее видно весь город. Цитадель хороша и ночью, когда она подсвечена разноцветными прожекторами и возле нее можно попить кофе, глядя на нее снизу вверх, и днем, когда можно зайти внутрь и посмотреть с высоты крепостных стен на один из древнейших в мире городов.

    Справка: Сирию заслуженно называют родиной цивилизаций. По-видимому, уникальное сочетание природных ресурсов, климата и рельефа позволило людям довольно рано перейти здесь к оседлому образу жизни и впервые создать заметную социальную надстройку. Древнейшим ныне обитаемым городом на нашей планете одни исследователи называют Дамаск, другие считают, что это Алеппо. Принято считать, что постоянные поселения людей возникли на местах Алеппо и Дамаска около 8000 лет назад.

    Как и в Антальи, все недорогие гостиницы находятся вокруг площади с часами. Наша обошлась нам в традиционные десять американских за номер и поразила обилием живой зелени в горшках на этажах и вдоль лестницы. Вообще большинство таких гостиниц занимают подъезд в доме, а не отдельное здание, иногда пол-подъезда (обычно верхние этажи).

    Наутро мы озаботились сирийской визой. Посольство в Москве почему-то поставило нам "транзит", на границе сказали "три дня", но хотелось побыть подольше. Пункт министерства Любви, ведающий любовью туристов к Сирии, нашелся недалеко от Цитадели. Нам обрадовались, взяли по пол-американского с носа и переделали визы на "15 дней". Очень помог вежливый капитан, хорошо говоривший по-русски, он отнес наши анкеты большому начальнику и изложил просьбу, тот немного посмотрел нам в глаза и решил вопрос положительно...

    Справка: паспортный режим - не нарушайте! Самостоятельно изучите правила той страны, в которую едете, не полагайтесь только на опыт турагентов (хотя он может быть очень и очень полезен). В частности, в Сирии паспортный режим довольно строг. По нашим сведениям, россияне могут получить въездную визу в Сирию только в Москве, в консульском отделе посольства. Получение визы на границе скорее исключение, чем правило. Если в стране нет сирийского посольства (Украина, Белоруссия), то можно получать въездную визу в Сирию у любого удобного консула, в частности, очень хвалят за оперативность консульский отдел в Каире. Стандартная туристическая виза действительна на въезд в течение 3 месяцев и позволяет находиться на территории Сирии 15 дней (транзитная разрешает находиться 3 дня). При въезде турист заполняет желтоватую иммиграционную карточку, ее надо сохранить и сдать при выезде. Несчастного, потерявшего карточку, ждут разговор в казенном доме и денежный штраф, ну и, разумеется, можно проститься со своим автобусом. Пребывание может быть продлено в любом крупном городе в подразделении иммиграционной службы. Продление обходится в 25-50 сирийских фунтов и нормально занимает час-полтора, при этом с собой надо иметь четыре фотографии 3х4 и паспорт. Паспорт с просроченной визой может стать большой проблемой на выезде, вплоть до занесения в сирийский компьютер как нежелательного лица. А может и не стать, если удастся договориться... Не пробовали, не знаем... Любые следы посещения Израиля в паспорте туриста автоматически закроют ему дорогу в Сирию, причем к следам относятся не только израильские штампы (говорят, Израиль охотно ставит эти печати на отдельный листочек, чтобы не марать клиенту паспорт), но и отметки сопредельных государств в соответствующих пограничных пунктах. Одного известного мне человека не пустили в Сирию из-за того, что в его паспорте стояла египетская отметка о выезде из Египта в Табе, это на Синае к северу от Нувейбы.

    Мы пошли праздновать свою продленную легальность и вкусно пообедали в кафе с видом на Цитадель (снизу вверх). Взяли хуммус, тошку и кофе. Хуммус я по Египту помню (но качество приготовления стоит отметить - отлично) а вот тошку видел в первый раз: рубленое мясо со специями, раскатанное тонко и запеченное между двумя листами тонкого пресного хлеба, на пять с плюсом. Руководитель полета что-то пробормотал о кулинарных способностях своих домочадцев.

    Принесли кофе. Руководитель полета стал задумываться о том, в каком районе Алеппо лучше остаться жить и решил выяснить, как тут снять квартиру... Уалад, приносивший нам кофе, охотно рассказал, что почем в Алеппо, и вскоре мы узнали, что на выручку от сдачи квартиры в Москве здесь можно снимать дом, вкусно кушать и делать сбережения. Руководителю полета это понравилось, он почесал точку сборки и довольно улыбнулся...

    Вечером мы направились в армянский квартал города. По сведениям из Интернета более 30% жителей Алеппо исповедуют христианство, а сам город представляет собой крупнейшую христианскую общину на Ближнем Востоке. Армянский квартал возник давно, но его основное население прибыло в 1915-1918 годах, спасаясь от турецкого геноцида в Западной Армении. В квартале вечером и ночью много света, шума и музыки, по центральным улицам ходят пешеходы и все вместе представляет собой огромную тусовку с вывесками на арабском, армянском, английском и кое-где на русском. Две очень традиционные специализации армян - ювелир и сапожник - встречаются на каждом шагу, справа и слева.

    Нас спрашивают "американ?" а мы отвечаем "руси" и народ радуется. По-русски хорошо и не очень в Сирии говорят многие. Очень хорошо говорят офицеры и чиновники, получавшие образование в СССР, несколько хуже говорят торговцы в лавках и на базаре, а вечером на улицах появляются русские тети лет тридцати-сорока. Вначале показалось, что это просто вечерние красавицы, но джигиты пояснили, что красавицы на вырученные деньги еще и закупают мануфактуру и везут в родные Ростов, Донецк и Мелитополь. Практические тантрические женщины, мечта поэта, как я люблю свою страну...

    Сходили на городской сук, на него стоит сходить хотя бы потому, что ему больше пятисот лет и он за это время практически никогда не закрывался (только во время войн и стихийных бедствий) и лавки перестраивались и перемещались очень медленно. Пахнет кофе, специями, оливковым и лавровым мылом (его варят прямо на базаре, недалеко, за углом, Камей Шик отдыхает). Подходишь к лавке, там сидят и играют в шишбеш двое весьма немолодых мужчин, в лавке суетится портретно схожий с одним из игроков менеджер лет сорока, ему помогает еще один портретно схожий - совсем молодой. И понимаешь, что в этой нише сидели дед, прадед и так далее, возможно, в течение пятисот лет. И мыло и специи были точно такими же, так же торговались, играли вечером в шишбеш... Наверное, из приобретений последнего времени прапрадеды отметили бы калькулятор.

    Алеппский сук очень специализирован. Есть целая аллея медников, есть полтора десятка прилавков, посвященных только галабиям, отделы ковров и скатертей, квартал ювелиров (много армян), причем золотые и серебряные ювелиры не очень-то смешиваются между собой, аллея пряностей, прилавки мыловаров... Ходить по рядам можно целый день и все хорошо, вот только ноги устают... Завтра обязательно куплю себе палестинскую куфию...

    Утром следующего дня мы отправились по лоуренсовским местам и зашли в гостиницу "Le Baron", в которой ТЕ Лоуренс всегда останавливался в Алеппо. В холле есть небольшая витрина, посвященная истории гостиницы, один из экспонатов - фотокопия счета, подписанного полковником. Администратор гостиницы отправил с нами коридорного и тот открыл и показал его комнату. Номер как номер, ни таблички, ни портрета, современная отделка... Администратор продал нам открыточки с портретом Эмира-Динамита, ретрофото гостиницы и конверты. Я черкнул домой письмо из Алеппо, сперва на открытке, а потом из интернет-кафе в армянском квартале.

    Наутро добрый хозяин нашей гостиницы сказал "Либо двигаем из гостиницы до 12 часов, либо платим еще за сутки". Мы сходили в город, заглянули на прощание на сук, я купил куфию, руководитель полета купил оливковое мыло и до полудня мы двинули из гостиницы на автовокзал.

    За дымчатыми окнами автобуса тянулись бесконечные поля, на них неторопливо работали крестьяне и их сушило солнце, а на телеэкране над нашими головами полные воды набриолиненные парни скупыми жестами отдавали свои сердца Диане Хаддад. Но Диана, обольстительная и гордая, пела песню о великой любви и уезжала от них прочь на красивой машине, а они, лишенные последней надежды, падали в отчаянии на землю и картинно закрывали руками лица. А за окнами автобуса по-прежнему нещадно палило солнце и на полях Сирии работали высушенные и обуглившиеся от этого зноя крестьяне... И мы приехали в Хаму.

    Культурная Хама

    Неторопливостью и чистотой Хама напомнила новосибирский академгородок, а Алеппо по сравнению с ней показался суетным и совсем неопрятным. Турист в Хаме, похоже, зверь очень редкий, на нас глядели с вежливым любопытством, как могли бы смотреть антилопы на кенгуру, но услуги экскурсовода никто предлагать не торопился и в лавку за рукав не тащил. Любимая площадь с часами была на месте, в центре, и гостиницы смотрели прямо на нее. Наш "Cairo Hotel" представлял собой подъезд в одном из центральных зданий. В соседнем подъезде располагалась конкурирующая гостиница "Riad Hotel". В сотне шагов от площади - ресторан "Али Баба". Цена фарууджа с салатами и хуммусом оказалась очень гуманной несмотря на грозную вывеску, да и кофе был неплох. За углом даже нашлось интернет-кафе. И руководитель полета согласился, что жить можно не только в Алеппо...

    Наступил вечер и мы решили пройтись по городу. Привлекла внимание стоянка такси на центральной площади, на ней не было ни одной машины младше сорока лет. Хотя в последние годы граница и приоткрылась, но антикварный вторчермет в Сирии составляет весьма заметную часть автомобилей. В Алеппо это не так заметно, состоятельных людей побольше, а вот в Хаме по моделям такси можно изучать историю автомобилестроения. Как ни странно, "Шевроле" и "Мерседесы" 50-х и 60-х годов еще бодро бегают, а некоторые находятся в очень хорошем состоянии.

    Символом Хамы можно считать нурию, это такое большое вертикальное водяное колесо, приводимое в действие рекой и начерпывающее речкину воду на акведук. С помощью таких конструкций местные крестьяне уже лет пятьсот или семьсот поливают свои поля. Говорят, по окрестностям города на реке Оронт стоит и работатет около пятидесяти нурий. Одна из нурий, очень большая и скрипучая, работала прямо в городском парке в центре города, меж облицованных берегов, стриженых газонов и парковых деревьев причудливых геометрических форм. По парку гуляли хамчане, парочки держались за руки, сидели на скамеечке и разглядывали декоративные фонарики в кустах, семейства кормили уток булочкой и, поторговавшись с бедуином, подсаживали детей покататься на верблюде.

    Мы начали изучать арабский. Все очень логично, просто и зависит от порядка слов. "Куфия аль Арафат" - знаменитый белый платок в крупную черную клетку. "Арафат аль куфия" - портрет президента Палестинской автономии в платке. "Са'ех" - турист, "сук" - базар. "Сук аль са'ех" - ряд лавок с сувенирами, где все цены завышены в восемь-десять раз, "са'ех аль сук" - иностранный любитель побродить по базару. "флуус" - деньги. "фи ... ?" - есть ... ? "ма фи ..." - нету ... "фи шай?" - есть чай? "ма фи флуус" - нету денег. "ма фи бахшииш" - уйди, мальчик, ничего не дам. "Али-Баба" (многозначительно улыбяась) - старик, ты просишь в три раза больше, чем это стоит.

    В наших планах Хама значилась лишь как промежуточный пункт по дороге к Пальмире и замку Крак де Шевалье, пора было идти договариваться про завтрашний день. Хотелось с утра посетить замок, а к вечеру приехать в Пальмиру и там переночевать. Турфирмы в Хаме возникнут, видимо, в далеком, светлом будущем, к которому страна безусловно придет под мудрым руководством партии, правительства и лично... Поэтому для начала я обратился к администратору гостиницы "Каир", пухлому сонному парню, только что выдавшему нам ключи от номера.- С утра в хочется в Крак де Шевалье, затем к вечеру в Пальмиру, какие есть варианты? - спросил я.- Разумно, - сказал парень, - но вот смотри, на завтра у меня нет экскурсий в Крак, но есть поездка в Пальмиру и обратно. Едешь в Пальмиру, возвращаешься, ночуешь в гостинице и послезавтра в едешь Крак. Денег вот столько...

    Вот и нашлось турагентство. И, кажется, понятно, где искать конкурирующие предложения. - Думать пойду, - сказал я пухлому парню, вышел на улицу и зашел в соседний подъезд. - С утра в хочется в Крак, затем к вечеру в Пальмиру, какие есть варианты? - спросил я у конкурентов. - Легко! - сказали конкуренты - а ты как нас нашел? Я объяснил. - Скидка! - сказали конкуренты.- И еще скидка, - сказал я, - за рекламу Рияд-отеля. Сторговались. Замечу, что экскурсии с посещением "музея папируса" и "музея парфюмерии" это, видимо, болезни только стадного туризма. Нам, самодеятельным туристам, ни один агент не пытался продать маршруты "с заездом". Договорились, что машина везла нас в Крак, там ждала и отвозила в Хомс, откуда мы уже самостоятельно ловили рейсовый автобус до Тадмора.

    Справка... "Riad Hotel" расположен в Хаме возле центральной площади с часами и во всех путеводителях значится на втором месте после своего конкурента "Cairo Hotel", что автоматически означает, что сперва турист заходит в "Cairo" и, как правило, там и остается. Для восстановления баланса "Рияд" устанавливает цену за номер и экскурсии несколько ниже "Каира" при том же качестве (double в "Рияде" и "Каире" стоит соответственно 400 и 500 сирийских). Таких чистых номеров, как в этих двух гостиницах, мы в Сирии больше нигде не видели. За конторкой "Рияда" частенько стоит сам господин Рияд, но разговаривать с ним по-английски сложно, спрашивайте Абдуллу, организатора экскурсий, он говорит очень хорошо. В холле "Рияда" имеет смысл почитать сделанный Абдуллой очень толковый стенд с подробной картой окрестностей и стандартными экскурсионными маршрутами по ним. Цены на все поездки очень разумные ну и, разумеется, можно торговаться. Для планирующих поездку по этим местам возможный вариант, это остановиться в "Рияде" или "Каире" на три-четыре дня и поездить по маршрутам, разработанным Абдуллой, вечером возвращаясь в гостиницу. Интересных мест вокруг очень много.

    Рано утром, взвалив на спины рюкзаки, мы помахали начальнику "Каира", вышли на улицу и свернули в соседний подъезд. Абдулла был уже на ногах и распорядился о кофе. Потихоньку подтянулись прочие экскурсанты. Британка Кристина развлекала всех умением сказать "Добрый день" на дюжине языков, мы спросили ее про русский вариант, она затруднилась. Услышав его из наших уст, однако, просияла и вполне прилично сказала "Джень добры", выученное в Польше. Мы заверили ее, что в России такое приветствие обязательно поймут. Появились водители и мы поехали в Крак де Шевалье.

    Krak des Chevaliers

    До замка Крак де Шевалье доехали примерно за полтора часа. Искать на дороге указатели "Вы подъезжаете к прекраснейшему замку всех времен и народов" или просто "Замок Крак де Шевалье" не стоит, их просто нет. Кое-где по дороге и на повороте с трассы есть небольшие указатели "Hosn Citadel", напоминающие, что дорога в замок проходит через деревню Хосн и большинство работников и экскурсоводов замка живут в ней. От подножья горы замок почти незаметен, просто какое-то строение на горе, но машина ползет вверх и с каждым поворотом "строение" увеличивается, пока, наконец, не становится понятно, какое оно громадное...

    Этот замок султан Бейбарс назвал "костью в горле исламской армии", а ТЕ Лоуренс написал о нем в своей оксфордской дипломной работе "прекраснейший замок в мире". Рыцари Храма выбрали ключевое место в разрыве горной цепи, тянущейся с севера на юг вдоль Средиземного моря, и построили великолепное укрепление, вершину инженерной мысли того времени. Замок служил для крестоносцев домом и военной базой, позволяя им собирать дань и контролировать дороги на довольно обширной территории вокруг него. Он был рассчитан на гарнизон порядка двух тысяч человек, но фактически был спроектирован и построен настолько рационально, что легко оборонялся силами в десять раз меньшими. Взять Крак оказалось не под силу никому, и в руки арабской армии он перешел мирно - в обмен на гарантии безопасного отъезда рыцарей домой. Похоже, такому исходу последней осады замка были очень рады обе стороны. Окрестные крестьяне позабыли язык франков, арабские художники украсили замок резьбой по камню, султан Бейбарс полюбил обозревать с башен окрестности... Прошли годы, появились туристы.

    Вокруг замка раскиданы поля и дома деревни Хосн, жителям которой, видимо, приходилось когда-то учить старофранцузский больше всех. Рассказывать про красоты замка не стану, он прекрасен и величествен, этого достаточно. Штурмовать его я бы не рискнул, за первым кольцом стен есть еще более неприступное второе кольцо и все парни, сумевшие пробраться внутрь первого видны с него, как на ладони, скрыться негде. Сходите, посмотрите сами.

    На внешнем кольце за нами увязался местный мальчик лет десяти, тренировавший навыки экскурсовода. Его совсем не волновало, что мы не знаем арабского, он провел нас по сторожевым постам, конюшням, оружейным и подробно объяснял, где что находилось. Как ни странно, мы очень многое поняли. Внутри второго кольца мы поднялись по спиральной лестнице и попали в красивый сводчатый зал. Адам объяснил, что здесь были личные апартаменты мялика Бейбарса. Затем он спел нам, грустно и красиво, как поют муэдзины, наполнив зал своим голосом, а наши души - мистическим трепетом. Подошедшие ливанцы оживленно зашептали и стали снимать его на видеокамеру. Потом он проводил нас на самый верх и там нас чуть не сдуло крепким горным ветром, очень кстати пришлись поручни. Я попробовал представить себя дежурным храмовником, оглядывающим окрестности и вспоминающим о виноградниках родной Бургундии. Захотелось горячего рома и шерстяное одеяло под доспехи... Прощались с Адамом очень тепло, хороший парень, светлый. Спросили его, хочет ли он гонорар за экскурсию. Он сказал да, но если не можете, то нет проблем. Во как. Ну, мы, в общем, смогли и, помахав ему рукой, двинулись к выходу. Навстречу поднималась группа немолодых туристов. Экскурсовод шел рядом, профессионально полуобернувшись и, слегка задыхаясь, вещал: "Мы, наверное, единственные русские, посетившие этот замок за месяц или два..." "Ну, это явное преувеличение" - внятно сказал руководитель полета... Мы вышли, сели в машину и поехали в Хомс...

    Хомс и дорога в Пальмиру

    От Крака с нами в машину напросился Ричард, самодеятельный турист, американец, администратор театра. Начал разговор с того, что он разочарован. Чем, поинтересовались мы. Дружелюбием, ответил Ричард, гостеприимством и добрым нравом сирийского народа. А ты чего ожидал, спросили мы. Ну, что возьмут в заложники и станут, противные, угрожать насилием, сказал Ричард, ведь госдепартамент предупреждал, что здесь небезопасно. А ты, шалунишка, президента своего базары читаешь иногда, поинтересовались мы. Бывает, сказал Ричард, но больше по телику смотрю. Ну дык президент-то Сирии лапти плетет и заподлицо ее держит, сказали мы, а против такой опасности госдепартамент слаб. И то, сказал Ричард, сынку они там в Вашингтоне перед президентом, а он крутой. Вот тебе и вся Сирия, сказали мы, а вообще пипл здесь ништяк. Дык, сказал Ричард, и мы приехали в Хомс. Ричард сразу вскочил в отходящий автобус на Дамаск, а мы пообедали и сели в автобус до Тадмора. Перед самым отъездом, когда автобус уже трогался, кто-то громко хлопнул крышкой багажного люка, испортив мне настроение на всю дорогу. В Тадморе оказалось, что карман моего рюкзака расстегнут, но в нем ничего и не было: плавали - знаем. Обошлось.

    Если бы не руины Пальмиры в паре сотен метров от центральной площади, Тадмор был бы одним из многих маленьких городков в сирийской Восточной пустыне, отличаясь от других сравнительным благополучием в виде озера и оазиса. Автобус от Хомса движется на восток, пейзаж постепенно меняется, и через полчаса вокруг уже нет и следа возделанной земли, вокруг тянется красно-желтая холмистая пустыня со скупой растительностью, изредка попадаются пасущиеся верблюды и бедуинские шатры, еще реже - деревни и аэродромы...

    Тадмор, город Зенобии

    Вот все говорят и пишут - закат в Пальмире, закат в Пальмире. Только, грят, пешком, только через пыль дороги и пот увидишь красоту с вершины... Мы бросили вещи в гостинице и сразу же двинулись за красотой, бо времени до заката оставалось не очень много. За нами медленно ехали трое таксистов, убедительно объясняя нам, что не стоит себя так утомлять, проще заплатить двести, нет полтораста, ну сто двадцать, хоть сто, ну семьдесят пять в конце концов, если русские... Но мы утомились и запылились, в полном соответствии со всеми рекомендациями. Вид на Пальмиру открывается из замка семнадцатого века на горке, его хорошо видно с центральной площади Тадмора и пешеходная дорога к нему вполне очевидна. Подъем на смотровую площадку в расслабленном темпе занимает около часа с небольшой остановкой на отдых. Когда мы пришли на площадку, Европа и Америка уже были там, наш подъем дружно проигнорировали, глядя мимо нас на розовую Пальмиру. Но им было завидно, мы-то знали, они же читали про пеший подъем и усталость, просто сачканули на такси... Горячие же арабские парни, напротив, выразили нам, единственным, проделавшим этот путь пешком, свое одобрение и уважение. Один из парней в знак сирийско-российской дружбы научил меня простому бедуинскому способу завязывания куфии. Вид Пальмиры сверху в точности походил на многочисленные постеры и рекламки, фотографировать его было совсем неинтересно, мы походили по замку и вернулись той же дорогой в Тадмор.

    Справка: возле оазисного городка Тадмор в Сирийской пустыне можно походить по хорошо сохранившемуся двухтысячелетнему римскому городу. По величине и сохранности это один из лучших в мире памятников культуры тех времен, во всех туристических справочниках он называется Пальмирой. Арамейское название "Тадмор" такое же древнее, как и "Пальмира", если не старше. В Римской империи город называли Пальмирой, городом пальм, а самоназвание Тадмор означало что-то типа "город веселья" и происходило от того, что после долгого пути по пустыне караван приходил к озеру и пальмам, и перед продолжением пути путники могли расслабиться в меру толщины кошелька. Особую известность Пальмира приобрела в 266 - 271 гг. н.э. во времена правления царицы Зенобии, умной и одаренной женщины, добивавшейся независимости города от Римской империи. Она подчинила значительную часть нынешнего Ближнего Востока и разбила римские войска, посланные на ее усмирение. Однако в 271 г. император Аврелиан, услышав, что Зенобия хочет пойти войной на Рим, отправил на Ближний Восток очень большую армию, Пальмира пала и царица попала в плен. Пленная Зенобия была доставлена в Рим, где прожила остаток дней в качестве почетной пенсионерки с домом и прислугой, Пальмира же вскоре после поражения пришла в упадок.

    Все гостиницы и туристический общепит в Тадморе расположены вокруг площади прямо при въезде в город. Чтобы покушать дешево, стоит уйти от площади подальше, вглубь города... Ближе к туристической тусовке цены выше, качество то же. В общем, в Хомсе было вкуснее. И Интернет-кафе тут нет...

    Утром я взял камеру и двинулся встречать рассвет на Главной Колоннаде Пальмиры. Встретил, красиво очень. Неподалеку по камням весело скакали две барышни, щебетали друг другу по-немецки и снимали друг друга видеокамерой. "Беги... Не беги... А меня теперь видно?... Нет?... Отлично!..." Я представил себе рыжую Лолу, бегущую по рыжим утренним развалинам Пальмиры на фоне рыжего солнца над горизонтом... Возвращался, гляжу, барышни стоят в кольце дружественных бедуинов и объясняют, что не хотят выходить замуж. Наивные. Подошел, доступно объяснил джигитам, что это мои жены и горе тому, кто покусится... Выслушал ехидные замечания про мистера Казанову, но барышень отпустили. Оказалось, Наталья русинка (это в Югославии такой маленький народ есть, язык у них типа украинского), а Татиа грузинка и свободно говорит по-русски. А учатся обе в Австрии кинематографии и снимают в Пальмире эпизоды ультраавангардного видеопроекта. Тати сказала, что в Тбилиси тоже часто клеятся на улице, но здесь все гораздо вежливее и напористей, и труднее устоять... С некоторым сожалением сдал их на руки австрийскому начальнику.

    Руководитель полета тоже проснулся и после завтрака мы вместе сходили в храм Бела, вернулись по Колоннаде в прекрасно сохранившийся Театр, присели на каменные скамьи, подождали актеров... Никто не приходил и мы догадались, кто актеры в этом театре... Солнце поднялось высоко, стало очень жарко ... Должен сказать, что бедуинская куфия не роскошь, а очень практическое изобретение, вот, например, руководитель полета не пойдет в пустыню в кепочке, он больше не хочет... А я накрутил на голову "куфия бедуин аль-Фалестиния" и все было очень хорошо. Руководитель полета, кстати, купил себе куфию сразу по приезду в Дамаск.

    Придя обратно мы поняли, что очень устали за эти два дня. То есть на обычном физическом уровне все прошло довольно легко, но вот морально... Такого шквала извне я не испытывал очень давно. И Крак и Пальмира - это несомненные точки концентрации силы, праны, ци, называйте как угодно... Предки знали, где селиться, они такие места чувствовали. В них приходит внешняя энергия, которая, подобно пище, прибавляет собственных жизненных сил, но организму надо еще привыкнуть этой энергией питаться... Очень захотелось отдохнуть, просто полежать и какое-то время ни о чем не думать. Нам сказали, что автобус в Дамаск поедет вскоре после полудня, и мы рассчитались с гостиницей, попили чаю с Тати и Натальей, пожелали им творческих успехов и поехали в Дамаск.

    Из Тадмора автобус шел по пустыне другой дорогой, подбираясь к столице с востока. На одном из перекрестков мы прочитали чудесный указатель - влево Багдад, вправо Дамаск. Ну где бы я еще такой увидел, хоть бери домой на память. Жаль только, могут неправильно понять...

    Дамаск, он же Шам

    В Дамаске мы сразу переместились на площадь аль-Мердже, вокруг нее во множестве гостиницы нашего калибра, то есть до десяти американских за номер с удобствами и душем. Поискали, нашли, записались...

    Двинулись на сук. Он в Дамаске гораздо больше алеппского и значительно бестолковее. В Алеппо специализация у рядов очень строгая, а в Дамаске всяк сидит, где ему хочется и специализацию почти не соблюдает. В Алеппо воздух пропитан фантастическим ароматом базара, а в Дамаске все довольно прозаично, в особенности на центральной линии, и очень напоминает ГУМ в Москве. Но территория базара в Дамаске огромна. Мы заблудились после десятого или пятнадцатого поворота и дальше ходили, не обращая внимания, на то, где мы, просто смотрели во все глаза... Когда устали, вышли где-то там на улицу, спросили, где аль-Мердже, нам ответили, что в такси надо садиться, а то ноги сотрутся. Сели, доехали за двадцать минут и поламериканского. В белокаменной за такие деньги даже смеяться не станут, просто выкинут из машины, наверное...

    На следующее утро мне стало стыдно, что за сутки в Дамаске я еще не зашел ни в одно историческое место. И я вернулся на сук. Посреди сука стоит мечеть Умаййадов (или Омеййадов, в зависимости от автора транскрипции) и это одна из старейших мечетей в мусульманском мире. У входа мне посоветовали придти после трех, когда все молитвы закончатся и будет просто тусовка. Нет проблем, подумал я и пошел фотографировать старый город, там есть что фотографировать, а к трем часам был уже внутри мечети. Эх, везде одно и тоже, кто бы научил этих ребят каждый день мыть ноги.

    Демократия и социализм в Сирии туристу приятны. В частности тем, что внутри мечети можно рассматривать святыни, мозаики и фотографировать сколько угодно. Можно фотографировать и молящихся и просто тусующихся, главное, не делать близких снимков людей без их разрешения. Помогает улыбка и фраза "мумкин уахид фото", народ доброжелателен и не возражает. Здание мечети напоминает небольшой авиационный ангар и внутри него свободно помещаются две небольшие часовенки со святынями. В одной из них хранится отрубленная по приказу Ирода Антипы голова Иоанна Крестителя.

    Максин... Что, так там и хранится? А кто-нибудь проверял?

    Анхар... ну, так говорят вроде бы. К тому же там отслужил службу Папа Римский во время своего визита, прям в мечети. А кроме упомянутой головы там в соседней беседке хранится волос внука пророка Мухаммада. Вот! :о)

    Случившийся рядом добровольный экскурсовод рассказал мне про Иоанна, немного про историю мечети и указал на минарет Иисуса - считается, что в день Страшного Суда он явится на этом минарете. Теперь понятно, где стоит селиться христианам, чтобы оказаться в голове своей очереди. Во дворе мечети по полированному мраморному полу рассыпан рис и бегают дети, гоняют голубей. Риса много и голуби ленивы, и их почти удается схватить.... почти... Я побродил по двору, посидел в мечети на ковре, поснимал виды мечети, поболтал с ирландцем, занимавшимся тем же.

    Наутро мы стали собираться дальше и перед отъездом попытались зайти в музей арабской каллиграфии возле городского базара. Музей был закрыт, несмотря на подробное расписание работы при входе. Впрочем, расписание было очень изящно вырезано на мраморной табличке. Такая вот каллиграфия... Пора было собираться в Иорданию.

    Мы дошли пешком до автобусного терминала Барамке, купили билеты на автобус в Амман. Из Сирии выезжали через городок Дер'а, известный по книге и фильму "Лоуренс Аравийский" тем, что Лоуренса, бродягой прокравшегося в Дер'а на разведку, турки арестовали за нежную белую кожу и привлекательные голубые глаза и отвели к начальнику гарнизона для удовольствия. Впрочем, исследователи считают, что эпизод выдуман Лоуренсом для саморекламы, и вот единственное интересное, что я вспомнил про этот город, по-видимому является художественным свистом.

    Атрикс... Коля, I miss you! Берегись турецких сельдюков, помни о полковнике Лоуренсе. А может, это не вымысел?!

    Может, и не вымысел... Но в Дер'а уже нет турков, да и мы уже в Иордании, в Аммане...

    Амман, он же Филадельфия

    Амман город древний, холмистый и очень запутанный. Внешне напоминает Тбилиси или Баку, вот только зелени поменьше. Название, видимо, происходит от племени аммонитов, живших в этих местах в древности. Город упоминается в Ветхом Завете как Раббат Аммон, столица аммонитов, и эти тексты принято относить примерно к 1200 году до н.э. В начале III в до н.э. египетский царь Птолемей Филадельф приказал реконструировать город и назвал его в честь себя Филадельфией, забыв защитить копирайт. При завоевании мусульманами в 636 году город уже назывался Амман и играл заметную роль в местной торговле. Впоследствии, однако, он пришел в упадок и к началу ХХ века был просто маленькой черкесской деревней с богатым прошлым. Но в 1921 эмир Абдулла разместил здесь свою штаб-квартиру и Амман стал центром Трансиордании, а в 1950 был провозглашен столицей Иорданского Хашимитского королевства.

    Первое впечатление от Иордании после Сирии - это Турция. Вид Аммана особого энтузиазма не вызывает, бетонные коробки домов, много машин, суета и гам. Все происходит в очень резвом темпе, в ответ на вопрос "где это?" никто не провожает два квартала до места, просто машут в нужную сторону рукой, улыбаются и забывают. Таксисты и прохожие говорят по-английски так, как не говорят администраторы гостиниц в Сирии... В городе, на улицах и даже на базаре гораздо чище, чем в Дамаске и Алеппо, водители почти соблюдают сигналы светофора, пешеходы искренне стараются подавить рефлексы и не переходить улицу через движение. Даже на деньгах и пограничных штампах в паспорте есть пояснительные надписи на английском. Цивилизация, однако.

    Справка: граждане России должны получать туристическую визу в Иорданию в Москве. Граждане некоторых государств (Европа, Штаты) имеют право получить визу при обращении на границе. Будем надеяться, что Россия когда-нибудь окажется в этом списке.

    При пересечении границы в паспорт ставят штамп "Обратитесь в ближайшее отделение полиции в течение двух недель". Туристу при пребывании менее двух недель обращаться никуда не надо, вопросов при выезде не возникает. Ходить в полицию надо только при намерении остаться в Иордании на срок более двух недель, такой поход продлевает визу на срок до месяца. Возможны и дальнейшие продления, но ими занимаются старшие полицейские инстанции в Аммане.

    Недорогие гостиницы в Аммане проще всего искать в центре, вокруг мечети короля Хуссейна. Вокруг нее раскинулся центральный городской рынок и в этих гостиницах живут торговцы, люди небогатые, типа нас. Мы покружили вокруг мечети и нашли себе гостиницу. Вышли на улицу, попили морковного сока, заказали фарууджа с хуммусом и, сидя за ужином, подвели промежуточные итоги: две страны позади, мы уже в третьей, график вроде соблюдается, перерасхода нет. На завтрашнее утро можно ехать либо в античный город Джераш, либо купаться в Мертвом море. Руководитель полета однозначно высказался в пользу купания, с этой определенностью мы побродили по центру Аммана, а с утра собрали вещи и поехали на Море.

    По дороге нашу маршрутку несколько раз останавливали на блокпостах и просили показать документы. Все очень вежливо и довольно формально, но за полтораста километров было три проверки. Занятно, что ехавших в ту же сторону японку и кореянку проверяющие просто игнорировали. Кореянка отвечала им полной взаимностью, напевая незнакомый затейливый мотив, а цивилизованная японка все порывалась предъявить сложный документ в иероглифах... Я вспомнил анекдот про негра на Украине: "сиди, хлопчику, бачу шо не москаль..."

    На Мертвом море мы обнаружили три основных ценовых ниши для иностранных туристов: ВИП - разные там Мовенпики и Мариотты, они меньше чем по полторы сотни американских за сутки уважения к клиенту не берут. Могут легко взять больше. Мы на них посмотрели издалека. Следом идет средний класс - на такси вдоль Мертвого моря до пресной речки, в него впадающей. Там купаемся в Море, смываем соль в речке, купаемся-смываем, купаемся-смываем... Едем домой. С торговлей выйдет около 40 - 50 американских за машину на день, и раскинуть на трех-четырех пассажиров. Экономический (наш вариант) - на маршрутке едем до Dead Sea Rest House (ДСРХ), платим за вход, купаемся, смываем в душе, купаемся-смываем, купаемся-смываем... Едем домой на маршрутке. По восемь американских на человека. Похоже, это разумный минимум.

    Прошли на территорию ДСРХ, мимо лавки с косметикой Мертвого моря, мимо дядьки с сувенирами, на ходу удивились, зачем он торгует здесь матрешками и гжелью, выбрались на пляж. Удобства ДСРХ - очень базовые. То есть душ есть и море есть и даже грязь целебная есть по два динара за порцию, но оставаться ночевать не очень хочется. То есть во-первых за это надо дополнительно платить, а во-вторых эта плата - только повод слегка покормить наивных отдыхающих за неожиданно большие деньги. Читайте меню перед поселением.

    Стали купаться. Ощущения - необычайные и удивительные. Вода очень плотная, маслянистая на ощупь от количества растворенной в ней соли. Все ссадины и порезы немедленно начали колоться, ныть и заживать, волосы стали жесткими, как слипшиеся макароны, глаза заболели. О, мои глаза... Караул! Вода стекала с волос прямо в глаза, в обычной морской воде это вроде терпимо, но здесь... Если не проморгаться в течение десяти минут, то где-то там, внутри черепа, кончаются слезы и глаза начинают болеть так, что их вообще не хочется открывать. Именно это и случилось со мной, когда руководитель полета пошел мыться в душ. Я вышел из воды и пошел куда ноги идут, бо глаза глядеть не хотели вообще. Меня спасла японка, она, видимо, опытная... Слышу "вам, наверное, нужна пресная вода" и в глаза льется питьевая минералка из бутылки. Просто к жизни вернула, киска... Сказал ей спасибо и побежал покупать у пляжного Али Бабы такую же бутылку для нас. Нанырялись, как соленые огурцы, отмылись в душе и вышли на трассу. Бросили монетку, куда ехать, вправо или влево. Выпал орел, то есть король, то есть Акаба. Значит античный город Джераш будет в следующий раз. И мы стали голосовать до Акабы...

    Стопом по Dead Sea Highway

    Вышли мы на эту трассу, значит. Поставили культурно так рюкзаки, стоим, голосуем как в Европе, про жесты помним, поднятый вверх большой палец никому не показываем. Час голосуем, два... Жарко, солнце высоко стоит, припекает, да и соль, похоже, не вся в душе сошла, спине неуютно. Подъехали менты, проверили документы, не вылезая из машины, сказали "Добро пожаловать в Иорданию". Проехал автобус в Амман, посигналил нам приглашающе, но мы отказались - уж раз решили в Акабу, так в Акабу... К концу третьего часа начали одолевать сомнения, а может это не та сторона дороги или здесь не принято подвозить... Проехала еще одна маршрутка в Амман, посигналила. Мы отказались, но подумали про Амман с приязнью, почти с ностальгией... Вспомнился фаруудж в прохладном кафе с видом на мечеть, свежевыжатый сок... Наконец я догадался снять с головы палестинско-бедуинский головной убор, и напялил дурацкую зеленую панаму иностранного туриста. И нас сразу же подобрал дедушка на Пежо 76-го года...

    Народ, если хочется красот в пути, то ехать Амман - Акаба надо только по этой трассе. Справа колышется и поблескивает масляная гладь Мертвого моря, слева разворачивается фантастический разноцветный горный пейзаж. В одном очень красивом месте дедушка остановил машину и показал нам, что надо фотографировать. Доехали до городка с бензоколонкой, примерно на половине пути и дедушка сказал халас, живу я тут, дальше сами. Мы поблагодарили и снова вышли на трассу. Написали на большом листе по-арабски "Акаба", срисовали с указателя. Срисовали правильно, потому что проезжающий народ стал мотать головой за рулем (не-а), а мы в ответ стали разводить руками (не больно-то). Наконец веселая компания из трех палестинских парней на микроавтобусе "Тойота" подобрала нас до Акабы...

    Нерозовая Петра

    Переночевав в Акабе, мы оставили вещи в гостинице и налегке поехали в Петру на маршрутке. Маршрутки в Иордании ходят регулярно и стоят очень разумные деньги. Есть и недостатки - все считают себя вправе курить прямо в салоне, чего нет в автобусах с кондишеном. Мужики отводят руку, чтобы пепел с сигареты не упал на ребенка, спящего на коленях, тетки терпят. Темы для воспитательной работы есть, в общем...

    Итак, ранним безоблачным утром мы стояли на акабском автовокзале у маршрутки в Петру. Мимо прошел молодой японец с огромным рюкзаком. Через пять минут он прошел мимо еще раз. И еще раз: Чего это он ходит, спросили мы у водителя и дежурного. А это японец, они утром всегда ходят кругами, пояснил дежурный. А вот японки сразу садятся в автобус, добавил водитель. Пришла японка и села в автобус. Японец прошел еще раз. "Это автобус в Петру" - сказал я. "Спасибо, я хочу кушать" - ответил японец и пошел дальше. Наконец водитель собрался ехать, завел машину и посигналил, тогда японец сразу пришел и обрадовался, увидев японку. И они стали говорить друг с другом по-японски.

    Справка: Петра это огромный комплекс зданий и жилищ, вырезанных в мягких песчаниковых скалах на сравнительно небольшой территории. Многие здания очень красивы и являются настоящими произведениями искусства. Хотя ранние поселения вблизи Петры принято датировать 7000 годом до н.э., а упоминания едомитов и местности Едом в Библии относятся примерно к 1200 г до н.э., но начало городу в скале было положено в 6 веке до н.э. племенем набатеев, основавшим здесь поселение. В течение нескольких веков город рос, набатеи богатели, контролируя проходящие вблизи торговые пути и завоеватели уходили от стен не солоно хлебавши. С середины 1 века до н.э. до набатейского царства доходит культурное влияние Римской империи, а через полторы сотни лет, в 106 году н.э. приходит и политическое, как обычно, вместе с легионерами. Но торговые пути меняются, Петра потихоньку пустеет и к исламскому завоеванию она почти пуста и никому не интересна. Сюда еще в 1101 году зачем-то завернули крестоносцы и построили форт а потом в 1276 году заехал с инспекцией султан Бейбарс, видимо, проверял, не осталось ли где крестоносцев. Следующее после записей о поездке Бейбарса письменное свидетельство о Петре это дневники швейцарца Жана Луи Буркхардта, путешествовавшего в этой местности в 1812 году под псевдонимом шейх Ибрахим ибн Абдаллах. Расчет и удача позволили ему отклониться от караванной дороги и увидеть древний город в недоступных горах, о котором говорили местные бедуины, а образование и здравый смысл позволили сразу понять, что за город перед ним. С его сообщения и началась современная жизнь Петры, уже как археологического памятника. Недавним всплеском популярности Петра, пожалуй, обязана голливудскому фильму "Индиана Джонс и последний крестовый поход", где в финальных кадрах оставляют неизгладимое впечатление Каньон и вырезанное в скале здание Казны.

    Про Петру рассказывают много небылиц, но одна из самых незаслуженных это поэма Джона Бургона, в которой Петра названа "град розовый и алый". Поэт описывал Петру заочно, а сам побывал в ней шестнадцать лет спустя и написал в письме домой "увы, в Петре нет ничего розового, ни следа". Стихи его, тем не менее, цитируют к месту и нет и "розовая Петра" стало популярным клише. Единственное сооружение, где можно увидеть розовый цвет, это Казна во второй половине дня. На нее падает красный отсвет от скалы напротив, окрашивая на несколько часов фасад в красноватые тона.

    Через час с мелочью мы были в Петре, купили воды и билеты, прошли внутрь, углубились. О, как мы были наивны, рассчитывая осмотреть ее за день. За этот день мы только оценили масштаб своей ошибки. Вы смотрели Индиану Джонса? Да? Так вот, ничего-то вы не видели: Каньон к знаменитой Казне привел меня, идущего, в мистический трепет, а сама Казна, появившаяся в просвете скал, показалась входом в другой мир. Отдыхавший перед выходом из каньона туристический верблюд посмотрел на меня с иронией и заметил, что так бывает почти со всеми, кроме самых толстокожих. Я вернулся на землю, можно было оглядеться, пофотографировать и идти дальше. Сквозь Казну прохода не было, это все фантазии Спилберга, тропа огибала Казну справа и шла чуть вниз мимо каменного Театра, гробниц в скалах слева и справа, неизбежных лавок с бутербродами, колой, пузатыми сувенирными бутылочками с узорами из цветного песка (мой цена самый лучший настоящий песок цветной не краска) и выходила на Колоннаду. Справа-слева шли раскопки, висели таблички "работает такой-то университет, просьба не беспокоить". Рядом с раскопками маленький бедуин пас коз, а бедуины постарше - туристов. Стало жарко. Стало очень жарко. Посреди этой раскаленной сковородки, напротив обломков Великого храма, к нам подошел совсем маленький бедуин и чего-то серьезно попросил. Мы не поняли и признались ему в этом. Он задумался и позвал сестру. Сестра не снизошла до нас, отругав его из узкой полоски тени, в которой сидело еще несколько детей. Малыш еще немного подумал, а потом потянулся к бутылке с водой в моих руках. Майя, спросил руководитель полета. Майя, ответил бедуин. Так чего ж ты молчал, сказал руководитель полета, это же водяное дело, брат, конечно поделимся, держи. Солнце лезло вверх, идти было все труднее, но спасали куфии, спасибо сирийским братьям. Европа и Америка сидели в кафе под навесами и пили холодненькое, мы экономили воду тел, а вокруг расхаживали и улыбались негры, наверное, радовались летнему теплу.

    Про жару: в пустыне и горах летом очень жарко, желательно хорошо защищать тело и голову от солнца, мазать открытые участки кожи солнцезащитным кремом с фактором не меньше 20, одевать темные очки, брать с собой воду из расчета примерно литр на три часа пребывания на человека. Ходите медленно, не перенапрягайтесь, на жаре силы расходуются очень быстро. Старайтесь пить только во время передышек в тени...

    Мы ходили, ходили и все же перенапряглись. Силы покинули нас, когда солнце стало клониться к горам, и Европа потянулась к выходу. Как в Краке и Пальмире, осталось ощущение, что теперь понятно, на что стоит обратить внимание в следующий раз... И остались три пленки с фотографиями... И желание вернуться в Петру... Но мы вернулись на маршрутке в Акабу и, приехав в гостиницу, поужинали йогуртом и лепешками с сыром.

    Вариант для путешественников: видимо, Петру имеет смысл смотреть два-три дня. Билет дорог, но двухдневный билет стоит существенно дешевле в расчете на один день, трехдневный еще дешевле и, кроме того, трехдневный билет дает право прохода в четвертый день бесплатно. Можно разместиться в одной из многочисленных гостиниц в деревне Вади Муса на расстоянии около километра от ворот в Петру. Ходить до ворот Петры можно пешком, а можно на такси (один динар, без шансов поторговаться). Ходить смотреть имеет смысл с 7 до 12 и с 16 до 20 часов, делая перерыв на сиесту. Не очень понятно, зачем при входе в Петру конюшня, возможно, часть пути можно проделать верхом.

    От Акабы до Нувейбы

    Акаба - обычный портовый город... Ну, не совсем обычный, очень чистый... Ну, в общем-то еще и с довольно интересной историей. В 1917-м бедуины племени хавейтат присоединились к эмиру Фейсалу и под руководством ТЕ Лоуренса взяли Акабу с суши, сбросив турецкий гарнизон в залив. Турки ждали нападения англичан с моря и не успели развернуть артиллерию... И английское командование поверило в реальность арабской партизанской армии и прислало денег, верблюдов и оружие. А туркам стало страшно выходить за караулы по ночам и ездить по пустыне на поезде. А ТЕ Лоуренса стали называть Лоуренс Аравийский и Эмир-Динамит... Такие дела... А шатры хавейтат и сегодня стоят недалеко от Акабы все в том же ущелье Вади Рам, и к ним туда можно съездить в гости на джипах принадлежащего им турагентства. Хавейтат это солидное, уважаемое племя.

    Море в Акабе чистое, даже вблизи набережной, несмотря на обилие грузовых судов в гавани. С берега через залив открывается прекрасный вид на город в стране, которой нет на многих картах, телефон ловит сразу пять сетей: иорданскую, две египетских и еще две...

    Паромов из Акабы в Нувейбу два в день - в полдень ходит быстрый катер, только для людей и багажа, а в три отправляется медленный паром, на котором можно и машину перевезти. Мы выбрали катер, он идет всего час, а паром плывет три часа и приходит в Нувейбу в шесть вечера, если не опаздывает. Добрые иорданские власти снизили пошлину за выезд и с нас взяли по пять динаров вместо шести.

    Сам катер напоминает очень широкий самолет и процедуры отправления и поездки в нем напоминают аэропорт - от зала ожидания до корабля пассажиров везет автобус, на борту (наконец-то) не курят, широкие, удобные кресла, дорогой буфет и даже duty free на борту. Взлет-посадка. Египет.

    Полицейская грация

    Гостеприимная египетская земля встретила нас добрым киской-полицейским, ему от нас ну ничегошеньки-то было не нужно.


    25/01/2004 12:24


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из Египта

    12.04.18 Рамадан в этом году придется на начало туристического сезона
    11.04.18 Возобновлены прямые полеты из России в Египет
    13.03.18 "Аэрофлот" снова будет летать из Москвы в Каир
    05.03.18 У египетских пирамид запретят торговлю и катание на верблюдах
    18.01.18 В египетском Асуане открылся новый отель
    18.12.17 Авиасообщение с Египтом восстановят в феврале
    05.12.17 Египет начинает выдавать электронные визы
    17.11.17 Названы самые опасные и безопасные страны для туристов
    24.08.17 Египет не откроют в этом году
    14.07.17 Нападение на отель в Хургаде отодвинет "открытие" Египта
    [an error occurred while processing this directive]