Семнадцать мгновений африканской осени



    Началось всё с сообщения по электронной почте. Фирма "Gibela Safaris" (ЮАР) решила продвинуть свои программы на российском рынке. К кому им обратиться? Конечно же ко мне, к кому ж еще! Продвинем!

    Я выдвинул своё контрпредложение: принять съемочную группу РТР.

    Точнее - лучшей программы, посвященной путешествиям: "Вокруг Света" (бывшая "Планета Земля"). Принимающей стороной предлагались к "обкатке" 2 маршрута : Kruger Wildlife Safari (9 дней) и Drakensberg (5 дней). Первый начинался в Йоханесбурге или Претории, проходил по территории Национального парка Крюгер, Свазиленда и Страны Зулусов, заканчиваясь в Дурбане. Второй маршрут охватывал наиболее высокую и живописную часть Драконовых гор с заездом в Лесото.

    Правда, у этих туров имелась одна особенность. Они относятся к разряду budget safaris, которые предполагают проживание в палатках в отличие от поездок типа economic (домики-шале) или luxurious (отели-лоджи 4-5*). Впрочем, не все ночлеги предусматривается проводить в палатках. На маршрутах есть ночлеги и в "традиционных домах зулусов" (разновидность отеля в стиле rustique), и в "домах сельского типа" ( усадьбы, приспособленные под проживание туристов). Объяснять все эти тонкости порой очень сложно. За десятилетие "цивилизованного туристического рынка" у нас в стране большинство людей мыслит категориями отельных звезд . Рассказываешь кому-нибудь, что жил в гостинице "без звезд", делают круглые глаза. "А что, такие есть? Это, наверное, какой-нибудь хлев?" Приходится объяснять, что большинство отелей на планете вообще никаких звезд на фасадах не имеют. Но люди в них живут. Причем люди весьма даже приличные.

    У них, то есть на Западе, отношение к малобюджетному туризму очень даже позитивное. Для человека с рюкзаком созданы все условия. ЮАР - тоже островок западной цивилизации, хоть и чернеет с каждым днем. Здесь тоже создана своя бэкпэкерская инфраструктура: гостиницы, кемпинги, путеводители специальные выпускаются. Кто-то может сказать: "Да вы что? В Африке в палатках? "А что, - отвечу я, - в Европе можно, а в Африке нельзя?" С одной стороны, опасения небеспочвенны. Змеи, насекомые, паразиты, хищники. Но шансы быть съеденным, укушенным и заразившимся у тех, кто живет в пятизвездочном лодже и у того, кто спит в беззвездочной палатке одинаковы. По крайней мере, привезжая несколько лет назад малярию группа (в полном составе!) купила очень дорогой тур в Кению. И жила в крутых отелях. Но Африка есть Африка. Ее не обманешь.

    Другой вопрос, когда проживание в палатках - единственный приемлемый вариант. Ну нет в стране N никакой инфраструктуры - придется всё возить с собой. Об "overland expeditions" слышали? Я, к своему стыду, недавно узнал. И поразился размаху. Многие фирмы, устраивающие регулярные поездки, например, от Кейптауна до Найроби или от Дакара до Аддис-Абебы работают на туристическом рынке уже лет 15. Система такая: грузовик (Scania, Mercedes etc.), на нем эдакий вагончик, салон которого оборудован креслами, столиками; внизу кухня, холодильник с продуктами и водой, сложены тенты, палатки. И путешествует народ месяца по 2. В такие места заезжают, что никакому Дмитрию Крылову и не снились.

    Предложенный же вариант путешествия по ЮАР был "щадящим". Да ЮАР и страна-то довольно "европеизированная". Условия, как уже потом убедились, были более цивильными, чем предполагалось.

    Открывалась перспектива посещения сразу трех южноафриканских стран. Вопрос с визой ЮАР решился довольно просто. Поставили многократную визу на весь срок пребывания. В Лесото при однодневном посещении виза не требуется. Со Свазилендом дела поначалу обстояли сложнее. Если "по правилам", то граждане России должны заботиться о визе заранее, обращаться в посольство Великобритании и ждать ответа с месяц. Визу ЮАР отрывают за 2 недели, а Свазиленда - за 4! Эльмар, директор "Гибелы", обещал поставить визу за один день в консульстве Свазиленда в Претории. Но для этого нам надо было бы прилететь фактически на несколько дней раньше, т.к. тур начинался в понедельник рано утром, и реально было бы открыть визу в пятницу, а весь уикенд торчать в Претории. Такой вариант тоже не подходил. Я предложил послать копии наших паспортов в консульство, чтобы оно выдало разрешение на получение визы на границе. Ответом был O'K! На практике всё оказалось ещё проще. Поставили штамп о въезде безо всякой визы.

    Съемочная группа уже была в ЮАР в 2000 г., участвуя в отборочном туре "Кэмел Трофи". Поэтому их выбор ограничился Драконовыми горами. Первый этап путешествия мне предстояло пройти в одиночестве. Возникла идея найти попутчиков, которая себя полностью оправдала. На форуме "Travel.ru" в разделе "Ищу попутчика" поместил объявление, на которое был получен отклик буквально через пару дней. Что удивительно, ибо моя знакомая долго и безуспешно ищет попутчиков в разные экзотические путешествия по Азии и Африке, размещая сообщения на туристических сайтах. Жалуется, что результат нулевой. А тут сразу: куда нести документы и деньги. Человек с серьезными намерениями. А может, городская жизнь достала. Хочет в Африку уехать. Припасть к истокам.

    Путешествие в Египет, Индию, Китай - это возвращение на 5000 лет назад.

    Путешествие Грецию, Италию, Палестину - это возвращение на 3000 лет назад.

    Путешествие во Францию, Германию, Англию - это возвращение на 1000 лет назад.

    Но путешествие в Африку - это возвращение на 3 000 000 лет назад…

    Там наши истоки. Каждого из нас. Даже тех, кто не любит негров.

    Но мой попутчик, как оказалось, очень любит негров, особенно зулусов.

    Его зовут Жорж (Георгий), ему обрыдло ездить в Хургаду, и он хочет настоящих путешествий и настоящих приключений. Одним словом, "наш человек". Позднее по его рекомендации пришел его друг, Сергей, которому обрыдло ездить в Турцию. Он тоже хочет настоящей жизни.

    Господи! Спасибо Тебе за то, что в нашей стране ещё остались нормальные люди!

    Лететь пришлось авиакомпанией "Air France". Пишу "пришлось" не потому, что пренебрегаю национальным перевозчиком Франции, а потому, что более дешевые билеты "Турецких Авиалиний" слишком быстро раскупаются. В общей сложности перелет с посадкой в Париже обходится в 940 у.е. ( у "турок" на стольник дешевле). До Парижа - 3 часа лёту, от Парижа до Йоханесбурга - 10. Стыковка в Париже вышла не очень долгая, 2 часа. Прокатились на автобусе между терминалами, посмотрели на витрины закрытых магазинов, и в самолёт.

    До ЮАР летит Аэробус - 320. Салон просторный, три ряда кресел, в каждом - выдвижной телевизор. Выбирай программу, смотри. Половина самолета - американцы. Они добираются до ЮАР через Париж и другие европейские столицы, и благодаря этому рейсы "забиты под завязку". Мест свободных в нашем самолете нет, так что прилечь на свободных креслах не придется.

    Когда прилетели в Йоханесбург, молодой человек из Москвы, проходивший вместе с нами паспортный контроль, ввёл нас в курс дела.

    Главное покинуть городские улицы до наступления темноты. Если едешь в темное время на машине, не останавливаться на светофорах. Забредешь в Соуэто или Александру - считай покойник. Вообще, белый человек с фотоаппаратом или видеокамерой в Йоханесбурге - потенциальный мертвец. Самое интересное то, что об этом предупреждали нас потом все, кому не лень, отбив всякую охоту остановиться в Йоханесбурге на обратном пути. Об этом предупреждал даже индус-продавец в Претории, всучивший мне в комплекте с фонариком "посаженные" батарейки…

    Для нас был забронирован "Hotel N 224" в Претории, до которого доехали минут за 45. "Оплот апартеида" встретил нас теплой и безветренной погодой и полупустыми улицами. Сказывалось, то, что было воскресенье. Большинство магазинов было закрыто, народ лениво слонялся по улицам; некоторое оживление ограниченного радиуса действия чувствовалось в барах, в которых сидели африканцы, но у нас не было охоты туда заходить после всех рассказов. Мы чувствовали себя чужими "на этом празднике жизни". По дороге попадались опустившиеся и спившиеся белые, невольно пробуждая безрадостные мысли о перспективах эмиграции в Южную Африку.

    Мы сразу условились, как мы кого будем называть в ЮАР. Слово "негр" слишком понятно, поэтому можно получить в лоб. Условились говорить по-русски "черный" и "белый". Иногда называли "черных" Максимками, но это уже повелось после Свазиленда. В своем повествовании я буду называть "черных" африканцами, а "белых" африканерами, хотя далеко не всякий белый в ЮАР африканер, т.е. бур. Например, потомок англичан может себя не считать африканером. Нашим гидом в ЮАР был Ян Мекленбург. Папа - немец, мама - африканерка (бурка). Но мы, например, звали его просто - "Немчура". Ласково так.

    От нашего отеля, скромного по деньгам, и приличного по уровню сервиса, пешком дошли до Church Square, центра Старой Претории, с массивным памятником Паулюсу Крюгеру в своей сердцевине. Прошли еще немного - и Претория почти закончилась. "Оплот апартеида" скромен в размерах. Заблудиться нельзя - улицы строго перпендикулярны. Вышли к музею Естественной истории, прошли здание тюрьмы, где, наверное, в старые "добрые" времена томились противники апартеида, перекусили и попили местного пивка "Castle" в Backpacker's Lodge рядом с Городским парком, погуляли в парке на закате солнца и вернулись в отель. Из окна моего номера виднелось здание правительства ЮАР - Union Building, с тремя изящными башенками.

    На следующее утро, плотно позавтракав, запив противомалярийную таблетку лариама бокалом сока маракуи, я был готов к приключениям. Даже оделся сообразно. В хаки. Позднее мне тактично объяснили, что такая расцветка может вызвать определенные ассоциации у местного населения. Например, могут подумать, что старая власть возвращается… Начнется паника, возникнет движение сопротивления, подполье, стихийный протест. А в итоге мне face набьют. Поэтому потом, в городе и вообще в местах скопления людей я старался одеваться обычно. Рубашка, джинсы и кроссовки.

    Только вынесли вещи из отеля - подъехал микроавтобус с небольшим трейлером сзади. Помимо белобрысого Яна - нашего гида и водителя на всё время путешествия, в машине сидела молоденькая пара. Её звали Лориен, его - Питер. Оба из Австралии, приехали на конференцию акулистов в Дурбане ( ну не знаю, как правильно назвать тех, кто акул изучает). У жителей Австралии и ЮАР общая беда - акул много. Жрут народ. А вот такие как…Питер, этих акул изучают и защищают. Помимо этого они защищают змей, лягушек, ящериц и прочую живность. Молодцы, одним словом!

    Погрузились в автобус, поехали. Жорж сел впереди, чтобы снимать на видеокамеру. Проехали по широким аллеям Претории, засаженной джакарандами, выехали на достаточно пожухлые равнины Гаутенга. Часа 3 дорога не радовала глаз ничем. Перекусив в маленьком городке Лиденбург, двинулись дальше, и где-то через час начали подниматься на Драконовы горы. Ландшафт становился всё интереснее, зеленее и гористее. Около 14.00 подъехали к живописнейшему Каньону Реки Блайд, над которым возвышались 3 останцевые скалы Three Rondaveles ( rondavel - это тип круглой зулусской хижины). В течение часа лазили по камням над утесом, фотографируя эту красоту с разных точек. Говорят, этот каньон 3-й по величине в мире. Хорошо то, что он находится на полпути от Претории до Парка Крюгер. Здесь создан национальный пейзажный парк, которому мы посвятим весь завтрашний день. А сейчас мы едем в наш кемпинг.

    Название его "Aventura Resort" здесь и кемпинг, и шале, и отель. Народу много, особенно на выходные. Приезжают большими группами на автобусах. В кемпинге располагаются большими семьями. Такие мини-таборы со множеством палаток и палаточек. На территории - бассейн, супермаркет, детская площадка, прачечная, туалеты, душевые. Всё - в идеальной чистоте. Даже туалетная бумага есть. Мы разбиваем наш палаточный лагерь, естественно, поближе к "удобствам". Из трейлера достаём палатки, контейнеры с едой, газовую плиту, стол, стульчики.

    Одним словом, элементы цивилизации. Единственное, что Ян забыл - спальные мешки. Ночи в Африке холодные…

    Вообще, сложность для гидов в таких поездках состоит в том, что они каждый раз ездят на разном транспорте. Наш микроавтобус только что приехал из другого тура, Ян еще не знает толком, чего не хватает. Это обстоятельство чуть не вышло нам боком. Дело в том, что Ян уехал на микроавтобусе в другой город за спальными мешками, оставив нас с кучей законсервированной провизии, выглядевшей очень аппетитно. В его продолжительное отсутствие мы, как ни странно, захотели есть. Неоднократные попытки зажечь газовую плиту заканчивались вспышками газа. Это было очень красиво, но мысль обнаружить место утечки не давала покоя. После того как взрывной волной Сергей был сброшен со стула, эксперимент было решено временно прекратить. Прибывший наконец Ян смалодушничал и отказался продолжать научные изыскания. Газовая плитка была задвинута в дальний угол трейлера, а укрощение огня продолжилось на жаровне ("барбекю"), которое имелось на каждом участке кемпинга. В этот вечер кудесником поварского искусства был Жорж.

    Единственный человек, который этого не оценил, был Питер. Он оказался вегетарианцем. К тому же, непьющим. Представляете: человек пролетел тысячи километров от Брисбена до Йоханесбурга, а всю прелесть путешествия в нашей компании ему ощутить не удастся. Жаль парнишку.

    Спалось в палатке удивительно хорошо. Она вся пропахла лесом. Особенно сильно на меня дохнуло дикой природой вчера, когда только ее начали разбирать и ставить. А наутро природа стала сама прорываться внутрь палатки через "оконную" сетку утренней влажной свежестью, пением птиц и солнечными лучами. Я вышел пройтись по кемпингу перед завтраком. Появились бабуины, напасть всех "палаточников". У кого-то что-то успели стибрить. Наши австралийцы побежали их фотографировать.

    Они вообще быстро бегают. Причем, босиком. Вчера вечером, когда сидели у костра, Лориен неожиданно сорвалась с места и побежала к кухне рядом с душевой. Там электрическое освещение и ползают разные мелкие твари. За ней помчался Питер с книжкой. Поймали маленькую жабу, стали с разных сторон рассматривать. Убедившись, что в Австралии таких нет, отпустили.

    Они вообще о природе Африки, по убеждению Яна, больше знают, чем он сам, хоть он и проводит в буше большую часть времени.

    Ян родился в городе. Там же живет его подруга, которая от него ребенка родила. Но она его любви к природе не разделяет. Для нее компьютер и блага городской цивилизации Йоханесбурга дороже. Ян на ней женится не хочет. И правильно делает, на мой взгляд. Чего на дуре-то жениться?

    На завтрак у нас "традиционные бурские крикеты", мюсли, хлопья, масло, джем , йогурт, хлеб. Смесь английского и континентального завтраков. Сегодня мы лагерь не собираем, ночуем здесь же. Весь день обследуем достопримечательности долины реки Блайд, в том числе "Дыры Бурке", которые в глубоком русле проделали водовороты воды, водопады Мак Мак и Берлин. Последний сыграл со мной злую шутку. Водопад этот - одноструйный. За пару метров от того места, с которого вода начинает падение вниз, русло совсем узкое, легко можно перепрыгнуть. Ну я, дурья башка, и прыгнул… Колено пришлось потом долго лечить. Ко всему прочему, в водопад я уронил свои солнцезащитные очки, проехавшие со мной полмира. Их постигла участь доктора Мориарти. Вечная им память.

    Но не это было самым сильным впечатлением дня. Приехали мы в место, которое зовётся God's Window. Так сказать, "Божье Окно". Красивый панорамный вид, отсюда даже Крюгер Парк виден. Через этот коридор в горах идут воздушные потоки с Индийского океана. К панорамной площадке нужно подниматься по лестнице и тропе, проложенной среди влажного субтропического леса. И вот, насладившись захватывающей панорамой, идешь обратно по этому лесу среди заросших мхом валунов, алоэ и лиан и видишь указатель, мол "сюда не заходить" на английском и африкаанс. А поверх этой глупой надписи аршинными буквами нацарапано: Х…Й. И ты сразу чувствуешь себя таким молодцом, пролетевшим 12000 км через всю Европу, Африку, экватор, оказавшимся в другом полушарии и сейчас созерцающим это родное, вечное слово, которое намалевано миллионными тиражами в миллионах мест по всей России.

    Вот это действительно круто! Ради этого стоит мотаться по свету!

    Вечером у нас неизменное барбекю с пивом, вином и водкой (кому что нравится). Задушевно беседуем. Выясняем у австралийцев, что они знают о России. Они в свою очередь спрашивают, каких австралийцев мы знаем. Я сказал, что знаю Николь Кидман, и этого достаточно. Попутно выяснили, что они не знают, кто такая Патрисия Каас, и вообще уровень их культуры очень страдает. В общем, Австралия в лице ее представителей, произвела на нас убогое впечатление. Хотя какое мы произвели на них впечатление, лучше вообще не говорить. При этом мы намеренно поддерживали имидж русских как беспробудных пьяниц, издевательски приговаривая, например, что "It is a good Russian tradition" пить водку в 7 часов утра и т.д.

    Одним словом, измывались по всякому. Один раз Лориен спросила меня, все ли русские пьют водку. Я ей ответил, что, конечно, не все. Вот, например, у меня семимесячная дочка, и водку она не пьет. Реакция на шутку была бурной. От смеха иностранцы, включая Яна, чуть не покатились под стол. Одним словом, нам было весело. Даже очень.

    Но сам Ян водку уважает. По крайней мере, когда предлагали, никогда не отказывался. У них в ЮАР в основном производят неплохие вина в районе Кейптауна и пиво 2 основных сортов - "Castle" и "Lion". Еще в ЮАР производят разновидность "Бейлиса" - напиток "Амарула", 17-процентной крепости. Очень хороший сувенир. На этикетке - слон, так как замечено было в старину, что поевши плодов дерева амарулы, слоны и прочие животные становятся аки пьяные. Потом человек стал использовать плоды чудо-дерева для своих нужд, ибо пиво народов банту имеет смехотворную крепость 3% и не приспособлено для устройства настоящего веселья.

    Для себя лично я купил в шереметьевском Duty-free двухлитровый "пузырь" джина, перелил содержимое в пластиковую бутыль с ручкой и употреблял оное в качестве наружного и внутреннего средства профилактики всякого рода опасных тропических заболеваний.

    Вообще, наши посиделки у костра давали нам не меньше информации об Африке, чем дневные поездки. Ян любит Африку всей душой, много путешествует, в том числе по таким странам, куда нужно ещё решиться ехать, например, в Заир. Для меня было интересно его мнение о любой близлежащей стране, особенно о Зимбабве, Мозамбике и Замбии. Ян считает, что у Мозамбика, где не так давно закончилась гражданская война, очень хорошие перспективы для развития туризма. Существуют планы расширения Парка Крюгер, которые подразумевают создание его обширной мозамбикской части, куда будут переселены звери из юаровской половины. В Мозамбике прекрасные пляжи и отличные условия для дайвинга. Замбия хороша тем, что ее национальные парки менее заезжены, менее обустроены, более "дикие", что ли. То есть, человек здесь ближе к природе. Зимбабве интереснейшая страна, но цены на туризм здесь искусственно завышены, и политико-экономическая ситуация после недавнего изгнания белых оставляет желать лучшего. В связи с этим нужно упомянуть о еще одной симпатии Яна. Это…Нельсон Мандела. Честно говоря, этот старик мне порядком надоел ещё со школьной поры, когда супермягкая "Пионерская правда" взывала: "Свободу Нельсону Манделе!". Но Ян его уважает за то, что выйдя на свободу Мандела не начал мстить своим обидчикам, а провозгласил свободу, равноправие и правосудие для всех. Может быть, именно благодаря этому ЮАР ещё держится на плаву.

    Третий день нашего путешествия сулил наиболее волнующую встречу, которая возможна в Африке - с дикой природой. Ребенком я с упоением смотрел "В мире животных". Антилопы, зебры, львы, носороги были для меня персонажами реальными, но далекими. Африка была загадочной землей, на которую всегда хотелось ступить. Я думаю, для большинства людей мир дикой африканской природы кажется сюрреалистическим и недоступным. Для них путешествие в Африку - это путешествие в мир детских грез. Выходит, это опять то же возвращение к истокам, только уже личностным. Поэтому так много людей, побывавших здесь единожды, заболевает Африкой на всю жизнь.

    Природа - это то, ради чего едут в Африку. Традиционная африканская культура уходит, сохраняясь у отдельных народов в отдельных районах. Наступает всеобщая глобализация. Скоро все будут ходить в одинаковой одежде, слушать одинаковую музыку, пить "Кока-Колу" и питаться в "Макдональдс". Конечно, Африка всё переварит по своему, но самый колорит будет неизбежно утрачен. Но останется природа. Потому что она вечна. Когда города, построенные людьми нашей цивилизации исчезнут с лица земли, всё вновь зарастет травой и деревьями и по тропе, которая когда-то была Тверской, будут идти к водопою звери еще неведомых нам видов. А пока мы живы, мы бежим от этих городов сюда, в Африку.

    Я размышлял об этом, пока мы мчались к Крюгеру. Дороги в ЮАР отличного качества. Более того, было замечено, что южноафриканцы любят поновлять еще не разбитые дороги. Очевидно, так решается проблема занятости. Поэтому по дорогам можно мчаться с минимальной скоростью 120 км/час.

    Постепенно по краям дороги вырастает кустарник. От полотна его отделяют проволочные заграждения. Часто встречаются съезды и указатели на частные "game reserves". Сразу поясняю, что это не территория, зарезервированная для игр, а заказник, где, в отличие от классических сафари со стрельбой по несчастным животным, совершаются поездки на джипах с этих самых животных созерцанием. В проспекте одной кенийской турфирмы прочитал забавную фразу: "Учтите, что слово "game" относится только к животным!". Типа, для зверей ты - игрушка; захочет с тобой, например, львиный прайд поиграть, детишек на тебе потренировать…

    По дороге свернули к раскидистому баобабу. Как это ни смешно звучит, но баобаб к югу от Лимпопо - довольно большая редкость. Такая большая, что все туристы, едущие по этому шоссе, здесь останавливаются и фотографируются. Далее мы заехали в потемкинско-этнографическую деревню народности шангаан. Эти аборигены здешних мест в массе своей сейчас живут в городах или работают проводниками в заказниках. Один из них решил воссоздать быт предков и построил деревушку в несколько круглых домов. Симпатичный молодой шангаанец проводил нас по тропе в эту деревушку, на центральную "площадь" которой выскочила пара женщин бальзаковского возраста и африканец в звериных шкурах, который, как мы догадались, изображал вождя. Все они вместе с молоденьким проводником, исполнили для нас приветственный танец.

    Потом нам была продемонстрирована техника ткачества циновок и приготовления просяной муки. В круглой хижине, своеобразном лекционном зале, "вождь" выступил с речью, суть которой сводилась к тому, что молодое поколение забыло заветы отцов, не уважает старших, и вообще, лоботрясы и грубияны. Сам он создал эту деревню, чтобы эти оболтусы совсем свои корни не забыли. Сюда, в основном, приезжают школьные экскурсии, на этом деревня и зарабатывает. Устроили нам "ланч по шангаански", перед которым к каждому подносили жбан с водой, в котором надо было вымыть руки (есть надо было руками). Начали с автралийцев. Памятуя, что они гладят и целуют всякую дворнягу и вообще берут в руки разную гадость, мы (т.е. русская половина группы) развеселились. На ум лезли разные паскудные мысли, и от этого становилось еще смешнее. Руки мы все же помыли, предложенное угощение съели, запивая его в автобусе крепкими спиртными напитками.

    На территорию Крюгер Парка мы въехали как-то незаметно. Скорость сразу сбавили. Минут через десять по обеим сторонам дороги стали встречаться зебры и антилопы, поодиночке и целыми стадами. Мы останавливались, и жадно фотографировали. У Яна острый и наметанный глаз, он видит каждую птичку там, где мы ничего не видим. На обочине дороги иногда встречаются леопардовые черепахи. В зарослях высокой травы пробегают кабаны. Апофеозом является встреча с жирафами, которых мы потом будем встречать в таком количестве, что перестанем воспринимать как диковинных зверей. Ну что жираф? Жираф, он и в Африке жираф!

    Приехали в "Satara Lodge", который находится почти в самом сердце Крюгер Парка. "Satara" - это сеть лоджей, достаточно демократичная по составу гостей и ценам на проживание. Здесь тоже есть и отели, и шале, и довольно большой кемпинг. Народу действительно много. Под кухни, прачечные, туалеты с душевыми выделены отдельные помещения. В спешном порядке ставим лагерь. Через полчаса - ночной game drive в открытой машине "Сатары". Перед выездом всех заставляют подписать бумагу, которую можно считать завещанием… Мол, если со мной что случится - я сам, дурак, виноват. Сам к диким зверям в буш полез.

    …Вечер был тихий и безветренный. Начинало смеркаться. Народ в машине потихоньку обмазывался противомоскитным кремом. Отъехав метров триста от ворот "Сатары", натыкаемся на слона в кустах. Восторг, охи-ахи! Едем дальше. Бабуины! Много бабуинов! Опять слоны! Целых два слона!! О-па - сова на дереве! Правда, с наступлением темноты, восторги поутихли. Мы ездили по разным проселочным дорогам, заезжали в самые глухие места, но кроме одиноко стоящего слона и пары диких котов ничего не увидели, хоть и катались часа три. Сидящие впереди и сзади держали мощные фонари, высвечивающие окрестности на полкилометра вглубь, но без особо выдающихся результатов. Под конец народ стал накрываться одеялами и дремать. Но самое интересное было …наверху. Небо! Небо не наше! Другие созвездия, другой Млечный Путь…

    После такой поездки может постичь разочарование: где львы, буффало, носороги? Что касается хищных кошек, то их вообще довольно трудно встретить. Например, леопард - зверь очень скрытный. Так что, всю "большую пятерку" увидеть доводится не каждому (забегая вперед, скажу, что мы не видели именно леопарда).

    То, что не дал нам ночной драйв, мы легко получили во время "утреннего драйва". Стартовали в 6 утра в кромешном тумане. Сыро, дождик покрапывает. Но постепенно туман рассеивается. Встречаем зебр, бабуинов, антилопу гну. Навстречу медленно ползет машина, притормаживает. Водитель показывает рукой куда то на кусты. Приглядываюсь. На меня смотрит…ЛЕВ!!! Смотрит минут пять, встает и медленно уходит в туман.

    Из других встреч тогдашнего утра отмечу грифов и великолепного жирафа, стоящего посреди дороги на фоне громадного стада зебр. Он стоял долго, будто бы специально позируя перед объективами. Потом медленно прошел в метре от машины, зыркнув своими потрясающе красивыми глазами.

    Приехав в лагерь, завтракаем и сворачиваем палатки. Наш путь лежит на юг Крюгер Парка. Погода развеялась. Солнышко, на душе радостно. Вообще, осень южного полушария - хорошее время. Листва в буше еще не опала, еще довольно зелено. Мы едем медленно, делая остановки для фото и видеосъемки. Замечаем классическое стадо слонов метрах в 500 от нас. Оно движется на юг, по пути с нами. Немного сворачиваем на проселок. На нас выходит большой и старый слон, видимо, идущий в авангарде. Подходит к машине, трясет обломками бивней перед лобовым стеклом. Проходит дальше. Ян молодец, знает, как адреналинчику нам прибавить…

    Под вечер приезжаем в лодж "Крокодиловый Мост". Название громкое и многообещающие. Действительно, мост есть. А вот крокодилы…

    Ставим палатки прямо у ограды, отделяющий кемпинг от остального мира. Завтра отправляемся в другую страну. В Свазиленд.

    Утром переехали "Крокодилов мост" и отправились в сторону Мананги, местечка на границе со Свазилендом. Дорога проходит по оживленной местности, так как здесь сходятся границы трёх государств - ЮАР, Мозамбика и Свазиленда. По обеим сторонам дороги - глинобитные деревушки традиционно-африканского стиля, с круглыми домишками под соломенными крышами. Сразу заметно, что народ здесь живет небогато…

    Наибольшие опасения нам внушала процедура пересечения границы. Поставят или не поставят визу? Более того, Ян грозился, что пересечение границы этой Богом забытой страны может занять часа три. Замечено не только мною, что чем меньше страна, тем более важными и значительными стараются казаться ее пограничники. Но нет. Всё проходит быстро. Небольшая очередь в обшарпанном КПП, штампы в паспорта - и вперед! Особое значение здесь придают, пожалуй, только "санитарно-эпидемологической" ситуации в стране. Всех заставляют окунать подошвы обуви в корыто мутного дезинфицирующего раствора (опасаются эпидемии ящура, что ли? ). "Сохраним Свазиленд чистым!", гласит плакат. Ясно, что вся грязь идет из ЮАР. В том числе и в переносном смысле: на столике в КПП - коробки с презервативами. Мол, "не дадим дорогу СПИДу!".

    Въехав в эпидемически и нравственно чистую страну, мы оказываемся в царстве сахарного тростника. Плантации оного занимают, похоже, большую часть Свазиленда. По крайней мере, таково было первое впечатление. Второе впечатление - местные свази живут немного побогаче своих юаровских собратьев, по крайней мере, внешне. Проехали несколько поселков. Та часть страны, по которой мы едем - отнюдь не самая населенная. Крупных городов, даже по меркам Свазиленда, здесь немного. Самые крупные - Мбабане и Манзини - мы оставляем в стороне. Немного поплутав по сельской местности и устроив, в буквальном смысле слова, пикник на обочине, мы приехали в маленькую деревеньку, от которой грунтовая дорога ведет в заповедник Мхая. Погода начинала портиться. Явно собирался дождь. Микроавтобус нужно оставить здесь, в полицейском участке, вещи переложить в лендровер, который уже ждёт нас. Усаживаемся на высокие сиденья нашего нового средства передвижения. Пока Ян отгоняет микроавтобус в участок, у нас есть время пообщаться с местным населением, представленным ребятней в возрасте от 6 до 12. Сергей и Жорж решают подарить им что-нибудь. Начинают с конфет. Самое интересное, что ребятня …встает в очередь, чтобы каждый получил свою долю. Настоящая социалистическая центрально-распределительная система. Потом им достается апельсиновый сок (который впоследствии оказался концентратом с убойной пропорцией 1 к 7, не пригодным к употреблению в чистом, неразбавленном виде, разве только в сочетании с крепкими спиртными напитками). В этот момент появился старшой, отобрал бутыль, разбил ребятню на группки и стал разливать жидкость в более мелкую тару, распределив ее, в свою очередь, между этими группками. В эту идиллию вносил некоторую дисгармонию старик с клюкой, который пытался ею разогнать ребячью толпу. Наверное, он, так сказать, "последний из могикан", боролся за имидж страны. Чтобы у заезжих иностранцев не сложилось ложного представления, что все свази плохо живут и оттого попрошайничают.

    А нам все было "по приколу". Особенно когда, наконец, "рванули" на лендровере по ухабистой дороге, пересекли вброд реку и въехали в густой буш. Дорога петляла, ныряла и вновь вздымалась волнами спусков и подъемов. Наш водитель-проводник, Манга-Манга, то и дело поднимал пальчик кверху и говорил " Mind!" ( от "Mind Your head!", "Береги голову!"), так как ветки колючего кустарника свисали над самой дорогой и грозили зацепить сидящих на задних, более высоких сиденьях. Проехали носорога, но так как он был за ограждением, снимать его было не очень интересно ( в Африку мы приехали или в зоопарк?). Как только открыли ворота "главной зоны", где обитают "основные животные", и проехали метров триста, заглох мотор лендровера. Начался дождь; мы натянули накидки. Смеркалось. Машина не заводилась. Манга-Манга пытался по рации кого-то вызвать из центрального лагеря, куда мы заезжали минут за 15 до этого, чтобы подписать "завещания" такого же типа, как в "Сатаре".

    Как мы поняли по обрывкам фраз, его призыв был услышан, но с машиной, которая потенциально могла нас спасти, тоже что-то приключилось. Нам стало весело. Стали одолевать какие-то мухи. Не рановато ли? А грифы над нами еще не собираются? В таком настроении провели около часа. Наконец, приехали егеря на другом лендровере, мы перебросили вещи в него и помчались в лагерь.

    Как значилось в программе, здесь мы будем "так близко к природе, как только возможно". Небольшая расчищенная площадка на берегу высохшей реки. Душ и туалет раздельно. Они отделены от окружающего лесного мира "стенами", связанными из тростника, но вода, как ни странно, из всех кранов течет. Отдельно стоит "подсобка", где свалены разные хозяйственные принадлежности. Естественно, нигде никакого электричества. Никаких ограждений. Забредай, носорог, дави, кого хочешь!.. Но воздух здесь хороший.

    Вообще, запах южноафриканского леса ничем не отличается от запаха леса подмосковного. Даже растительность по форме мало чем отличается. Если проснуться утром, забыв, что находишься в Африке, разницы вообще не почувствуешь. Еще и холод по утрам…Но зато какие звуки по ночам! Я проснулся от ужасного треска. Потом кто-то ревел. Потом кто-то дрался. Утром Ян пояснил, что это ветки под носорогом трещали, это гну ревела и антилопы дрались. Романтика!

    На утро у нас запланирован пеший поход по заповеднику. Надо признать, что это одно из самых интересных и волнующих мероприятиий в ходе любого "сафари" по Африке. Ближе к природе просто уже некуда! Сначала идем по песчаному руслу реки. Песок покрыт утренним инеем. Весьма свежо. Выходим "на берег", углубляясь в буш. Неожиданно выходим к "лоджу", весьма цивилизованному, даже с открытым баром. Более изнеженная публика живет здесь. Далее двигаемся по грунтовой дороге цвета классического африканского краснозема. По дороге Ян и Манга-Манга рассказывают нам о деревьях, показывают птиц. Сворачиваем с дороги, углубляемся в буш. Слышим шорохи и чуем запахи зверя… Проходим мимо мутного озерца, над которым свисают мешочки птичьих гнезд. Наконец, после долгих блужданий, выходим на стадо буффало. Зная, что этот достойный представитель "большой пятерки" убивает больше людей, чем лев, испытываем невольный трепет при такой встрече. Только бы пронесло!…Но на этот раз всё обошлось. Сделали хорошие снимки, будет чем похвастать. Под конец мы порядком надоели стаду, и оно умчалось в буш.

    Носорога мы нашли довольно быстро. Это была мама-носорог с ребенком. Милое, мирное создание, которому ничего не надо, только бы не трогали. Подойти можно практически вплотную, фотографируйся, сколько хочешь.

    Надо сказать, что это были последние крупные животные, которые мы видели вблизи за время этой прогулки. Часов с 10 начала резко подниматься температура воздуха; бродить по бушу становилось тяжеловато. Долго ждали, когда из чащи выдет стадо слонов. Но слоны не торопились, передвигались медленно, ломая ветки и мелкие деревья. Видели их только издали. Солнце палило нещадно и было ясно, что все нормальные звери в такую пору сидят в тени. Нужно было двигаться назад, и это уже было во сто крат тяжелее, чем идти сюда по утренней росе… До лоджа я добрался на "автопилоте", заработав мозоли на ногах по полной программе. Ребята умчались далеко вперед, еще дальше были шустрые австралийцы, а я плелся вместе с Яном и Манга-Мангой, то и дело спрашивая, когда будет этот чёртов лодж. Манга-Манга улыбался и уверял что скоро…

    Вообще, наш Манга-Манга - личность примечательная, причем, больше всего поражают его лингвистические спосбности: он может без малейшего акцента повторить фразу на любом языке тут же, только что ее услышав. А вот у нас повторить некоторые выражения на языке свази не получалось. Не смогли симитировать неповторимые щелкающе-цокающие звуки языка свази. Не знаю как, но в этой лесной глуши у Жоржа оказался англо-свазийский разговорник, и он усердно пытался выучить основные приветствия и формы вежливости. Впоследствии он демонстрировал свое владение свази при каждом удобном случае, в том числе и среди зулусов (которые свази отлично понимают, т.к. языки зулу и свази чрезвычайно близки).

    Именно в Свазиленде и именно по отношению к Манга-Манге у нас родилось забавное прозвище чернокожих - "Максимка". Сам Максимка - тоже мальчик, так как мужчинами свази становятся только в 30 лет, а ему пока лишь 26… Учитывая его нежный возраст и чувствуя ответственность перед теми нашими соотечественниками, которые, быть может, приедут сюда после нас, мы не стали учить его наиболее популярным и распространенным русским идиоматическим выражениям. Хотя можно представить себе шок, который испытает какой-нибудь в меру интеллигентный русский турист, когда в лесах Свазиленда чернокожий проводник сверкнет своими белоснежными зубами да ввернет фразочку…

    Надо сказать, что после этой пешей "прогулки" я выбился из сил. На вечер была запланирована поездка на лендровере по бушу. Решив, что всё ценное в парке мы уже видели, я решил отдохнуть в палатке. Пока ребята с австралийцами катались, я подремал часа полтора, а потом по просьбе Яна собирал хворост в русле реки для традиционного барбекю. Надо сказать, что участники вечернего ралли вернулись жутко довольные: они въехали в стадо слонов, и те чуть не перевернули джип. В довершение ко всему, мимо пробегали страусы. Я, конечно, погоревал, но успокоил себя тем, что отдых нужен даже в Африке.

    На следующий день отправляемся обратно в ЮАР. Недалеко от границы заезжаем в лодж, где нам обещают за умеренную плату показать львят. Платим 20 рандов, и егерь отводит нас к вольеру, где действительно сидят львята, правда, довольно внушительных размеров. С ними можно сфотографироваться, даже в обнимку. На это решаются только австралийцы. В принципе, другого мы от них и не ожидали. Они, наверное, в обнимку с белой акулой в море сфотографируются. Я предпочел фотографироваться в обнимку с егерем. Конечно, на снимке фигурирует "львенок", на которого я смотрю полными предсметрного ужаса глазами, но разделяет нас именно егерь. Вообще, эти "котята" очень хотели со мной поиграть, но я таким желанием не горел, поскольку вырос в иных природных и культурных условиях, и обращению с такими хищниками не обучен. В соседнем вольере появился их гривастый папаша в окружении нескольких фавориток. Настало время двигаться дальше.

    Мы пересекли границу в районе Голелы и въехали на территорию Мапуталенда - области на севере КваЗулу-Наталя. Здесь много заповедников, самым значительными из которых являются Умфолози (носороги) и Озеро Сент-Люсия, куда мы и добираемся часа через три. Вокруг - посадки молодой сосны. Мы разбиваем лагерь, обедаем, и готовимся к прогулке на катере по озеру. В последний момент Ян объявляет, что сегодня поездки не будет - ветренно и на озере волна. Прогулка состоится завтра утром. Но вечер не потерян. Я разлегся на лавочке на берегу озера и занялся созерцанием природы на закате солнца. Созерцание было прервано рыбаком, который со всей семьей отправлялся на катере с пристани. Он показал на кусты у меня за спиной и сказал, чтобы я опасался крокодилов. У кромки воды действительно торчит плакат с перечеркнутым купальщиком рядом с силуэтами крокодила и бегемота с разинутой пастью. Очень впечатляет. Теперь выясняется, что эти зубастики не только из воды могут выползти…Прогуливаясь по импровизированной "набережной" я всё таки нашел место, где живет крокодил - в полуканаве-полупротоке за трансформаторной будкой. Он большой и ленивый; я бросал в него мандарины и яблоки, но он даже не шевельнулся. От внешнего мира канавку отделяло проволочное заграждение, в котором была кем то проделана подозрительная дыра соответствующего размера. Может, не такой уж он ленивый?

    На следующее утро, встав, по привычке, в половине седьмого, мы плотно завтракаем и отправляемся на катере по озеру Сент-Люсия. Собственно, ничего экстраординарного мы не увидели, за исключением орлов-птицеловов и семейства гиппопотамов. Причем, если у гиппопотамов были видны только макушки, то орлы-птицеловы продемонстрировали себя во всей красе. Прежде всего, это заслуга нашего капитана: он бросал в воду заранее припасенную рыбу, привлекая орлов. Завидев заветные круги на воде, они покидали ветки деревьев и пикировали на "жертву".

    После освежающей прогулки мы собрали лагерь и отправились в Страну Зулусов. По дороге заехали на живописный рыночек, на котором зулуски торговали фруктами, овощами и "продукцией местного производства". Я использовал время для того, чтобы сделать снимки удивительно живописной местности вокруг. На окрестных холмах, переливающихся разными оттенками сочного зеленого цвета, прилепились маленькие деревушки зулусов с неизменными круглыми хижинами. В одной деревеньке (умузи) живет одна семья, и не более.

    Когда я вернулся, увидел умилительную картину: двое русских с видеокамерами и двое босых австралийцев играют в какую-то азартную игру с монетками со стаей местной ребятни. Естественно, проигрались.

    …Дорога в этнографическую деревню Симуния очень живописна. Нужно спуститься в долину по широкой тропе, плутающей среди холмов. Можно это сделать пешком, что весьма проблематично, несмотря на относительно небольшое расстояние в 4 километра. Можно это сделать на повозке, которую тянут волы, можно на лошадях. Мы, естественно, выбрали последний вариант, хотя из нас регулярно на лошадях ездят только двое. Я в их число не вхожу. Более того, я вообще никогда на лошади не ездил. Главное мое впечатление от этой поездки - очень трясёт. Особенно, когда лошадь в галоп переходит. Жорж даже камеру уронил на полном, так сказать, скаку. К счастью, она упала на песок, а не на камни, которые были совсем близко.

    Симуния - место живописное и очень хорошо обустроено. Каменистая речка, водопад; на одном берегу - бар, ресторан, на другом - собственно зулусская деревня, в которой живут почетные гости, т.е. мы. Вместе с нами в Симунию приехала группа американцев; почти все - очень упитанные.

    Самое интересное - хижина, в которой мы будем жить. Круглое помещение с тремя маленькими окнами, две широченные кровати, ванная и туалет - в отдельной "комнате", при этом сама ванна вырублена в цельном куске гранита. Есть горячая вода, шампунь, мыло, полотенце, т.е. всё как в обычном отеле, но в колоритном национальном стиле. Крыша над нами - из хвороста и соломы. Одним словом, экзотика. Хотя, если украинские хаты сделать круглыми, то они на африканские hut'ы будут очень даже похожи.

    Надо же, даже названия созвучны…

    В 6 часов вечера нас ждёт "фольклорное шоу" - зулусы будут показывать нам деревню. В условленное время мы собрались у ее входа.

    Вышел вождь в одеяниях из шкур и в головном уборе, напоминающем корону. Наиболее впечатляющей деталью были его усы, торчащие в разные стороны. Голос у него был хриплый и слегка пропитой. Вокруг горели факелы. Атмосфера была романтичной. По сценарию, кто-то из туристов должен был испросить у вождя разрешения войти в деревню. Нетрудно догадаться, что добровольцем оказался Жорж. Это внесло существенные изменения в регламент встречи, так как вождь никак не ожидал, что белый человек ответит ему на свази. Возникла заминка; мне показалось, что вождь был просто психологически раздавлен, и ему ничего не оставалось делать, кроме как без лишних разговоров впустить нас в деревню. Здесь нас усадили в круг и напоили пивом местного производства. Как я уже писал, оно имеет крепость 3% и по вкусу напоминает прокисшую молочную сыворотку. Потом нас повели на другой берег реки, чтобы накормить ужином. Надо признать, что он выдался на славу, хотя завтрак нам понравился больше.

    В тот вечер для нас пели и плясали зулусы. Их пение прекрасно, но танцы - более чем оригинальны. Они высоко задирают ноги и с силой ударяют ступнями по земле. Думаю, босыми пятками бить по вымощенному камнем полу не очень приятно. Но тем самым они демонстрируют силу и выносливость. Говорят, особенно усердно они демонстрировали их перед легендарным королем Чакой, так как последний считал, что тем, кто хил и ноги не умеет как следует задирать, вообще жить незачем…

    На следующее утро девушки зулуски принесли к нам в хижину чай, кофе и крикеты. Завершением нашей программы был плотный завтрак и "дневной" осмотр деревни. Нам показали, как делают муку, как готовят пиво. Вновь предложили его попробовать. Спасли положение американцы, робко сказав, что "слишком рано для пива"…

    Здесь же, в Симунии Жорж осуществил свою мечту - купил кожаный зулусский щит и ассегай - короткое копье, которое можно использовать как меч. Универсальное оружие, введенное в "обиход" королем Чакой.

    К сожалению, начинался дождь. Мы двинулись из деревни на воловьей упряжке. Ползли медленно; настроение было грустное. Прежде всего потому, что мы понимали, что мы уже покрыли две трети пути, что первая, самая продолжительная часть нашего путешествия по ЮАР, сегодня подходит к концу. Но как хорошо, что впереди еще неделя в Южной Африке!

    …Когда мы приехали в Дурбан, небо было серое, море неспокойное, ветер - противный. Попрощавшись на одну ночь с Яном, разместились в отелях - Сергей с Георгием в "Beach Hotel", а я - в отеле "Tropicana"( оба отеля стоят рядом на Marine Parade - набережной, переходящей в пляж), так как туда же должна была приехать съемочная группа "Вокруг Света". Так и есть - они уже ждали меня в холле отеля. Теперь нам будет еще веселее.

    Еще бы - теперь уже целых шесть Wild Russians в Африке!

    На следующее утро, получив завтрак "сухим пайком", отъезжаем в 6 часов. Автобус нам пригнали большей вместимости, так как нас теперь больше. Оказалось, австралийцы тоже заказали тур в Драконовы горы. Видно, наша компания им пришлась по душе. Впереди, рядом с Яном, садится оператор Владимир Хабелашвили. То, что он настоящий виртуоз, мы убеждались ежечасно. Он любит снимать, сидя на капоте движущегося автомобиля и т.д. Иногда он выходит, отходит вперед и снимает, как мы едем. Или более того: кладёт камеру на дорогу, а потом над ней машина проезжает. Кроме Владимира в составе группы Александр Замышляев, директор программы "Вокруг Света" и корреспондент Дмитрий Воздвиженский.

    Мы проезжаем Питермарицбург и постепенно поднимаемся все выше в горы. Наш путь лежит в Лесото. Оставляем микроавтобус и пересаживаемся в лендровер, водитель которого тоже виртуоз в своей области. Особенно восхищает его умение вести машину по горному серпантину в кромешном тумане, учитывая то, что у него один глаз вставной, а другой видит тоже не очень хорошо, учитывая форму линз его очков. Но едем мы по горам без приключений. Единственный минус - из-за высоты холодно, а из-за тумана сыро и прмозгло. Туман то наезжает, то отступает. Сделав несколько остановок, добираемся до погранперехода на перевале Сани. Пограничники одеты в накидки типа пончо, весьма разношерстно. Однодневную визу в Лесото получаем без проблем и проволочек. Сразу видно, что местное население откровенно мерзнет и кутается с головы до ног во всякую ветошь. Но больше всего мерзнут наши австралийские друзья, отправившись на высоту 2800 метров, поздней африканской осенью, в дождливую пору в одних тапочках на ногах… Мы предлагали им и водку, и коньяк, но они были стойкие, и принципами не поступились. Лориен начала почихивать, причем, как-то не по нашему, совсем как-то по-австралийски. По крайней мере, в нашем полушарии так девушки не чихают.

    Кульминацией сегодняшней поездки явилось посещение деревни басуто. Темные, прокопченые внутри хижины, такие же круглые, как у зулусов, но почти без окон. Невооруженным глазом видно, что народ здесь прозябает. Мы собираем вокруг себя стайку мелкой ребятни в возрасте от 2 до 5 лет. Одеты кто-во что горазд; на ногах, в основном, резиновые сапожки. Некоторые вообще босиком бегают. Охотно позируют перед камерами, при этом ничего не просят. Исполняют нехитрую мелодию на музыкальном инструменте кустарного производства - пустая консервная банка, дуга и струна; звуки производятся при помощи палки-"смычка".

    Деревня живет пастбищным овцеводством; разводят также коз. Вообще, особо задерживаться в деревне не хотелось, так как погода и убожество местной жизни побуждали нас поскорее двигаться дальше.

    Мы поднялись еще немного выше и там устроили "пикник" с сэндвичами и горячим питием. Особенно данному обстоятельству радовались австралийцы, которые натянули на себя какие-то одеяла, став окончательно похожими на местных жителей.

    На обратном пути мы посетили "Самый высокогорный паб в Африке". Место очень уютное и симпатичное, здесь даже можно переночевать. Фирменный напиток - горячее вино - очень актуален. На стенах - фотографии "прежних лет"; паб имеет полувековую историю. Особенно интересна коллекция горных лыж и ботинок, которым тоже лет по 50-60. Так что, в Лесото можно и на лыжах кататься.

    Наш ночлег запланирован недалеко от перевала Сани. Для нас забронирован целый дом с камином в центральной зале, рядом с которым австралийцы тут же развешивают свои портянки. Место симпатичное, даже романтичное. Вечер проводим в баре "в сельском стиле". Перед стойкой - открытый очаг, вокруг которого - кресла и диван. Хорошая библиотека. Жорж сразу оккупировал стереосистему. После долгих споров было решено крутить нашу, отечественную музыку. В баре у очага сидел какой-то тип с бородой и в цветастой африканской вязаной шапке. Как оказалось, он - англичанин, хиппарь с многолетним стажем. Идиллическая картина: английский бородатый хиппарь сидит в Африке в пабе, курит "травку" и слушает ДДТ (надо сказать, что ему больше всего "Дождь" понравился).

    Неожиданно вечер был прерван тем, что вырубился свет. Дорогу нашли с фонариками. Народ продолжил вечеринку уже в доме, а я пошел спать.

    На утро погода представляла полную противоположность вчерашней. Солнышко, кони пасутся на лугу. Недалеко в кустах - маленькая синяя палаточка. Её обитателей увидеть так и не удалось; наверное, это хиппарь.

    Сегодняшний день посвящен дороге. В принципе, ничего экстраординарного не происходило. Ехали по живописной Nottingham Road, делая периодически остановки для съемок. Мы объехали Лесото с Востока, достигнув северной части национального парка Дракенсберг-Наталь. Здесь нам нужно провести две ночи. Сам кемпинг расположен в живописном месте посреди гор, но по настоящему всю прелесть нашего месторасположения мы оценили только утром.

    Мы попали в золотую осень. Глубое небо, горы в легкой дымке облаков, желтая листва деревьев. Воздух чист и свеж, прямо по Лермонтову. Журчание реки. Сосны. Птички поют.

    Когда шел к палаткам после умывания заметил, что какой-то тип очень зло смотрит на меня. Он тоже живет в кемпинге; приехал сюда на машине. Я догадываюсь о причине недоброжелательных взглядов. Вчера вечером у нас было застолье. Не сказать, чтобы очень шумное, да и на Яновых харчах не очень то разгуляешься. Но нашему соседу и этого оказалось достаточно. Он взял мегафон и объявил "9 o'clock! Silence!!!"

    ("9 часов. Тишина!"), хотя никакого шума мы не производили, просто разговаривали. Где-то через час народ начал расходится по палаткам. Последним остался Жорж. Ему то больше всего и досталось, хотя сам он ничего не помнит. Старикан по мобильнику позвонил в офис кемпинга и они прислали двоих "секьюрити" - хрупких и робких мужичков, которые, естественно, с Жоржем справиться не могли, а потому решили его вообще не трогать. Они заявили Яну, что на нас поступила жалоба, и нас всех ждёт выселение из кемпинга. После девяти в кемпинге должна быть тишина; об этом даже в туалете гласят объявления. На следующее утро Ян прочел нам лекцию, что люди приезжают в национальные парки отдыхать, и наше поведение недопустимо. Ну и что, мы и отдыхали; просто у нас представление об отдыхе одно, а у того старикана - другое. А то, что Жорж кричал ему "Fuck You" и свистел, то это тоже есть форма отдыха и психологической разрядки, и обижаться нечего.

    Весь сегодняшний день был посвящен пешему походу по долине реки Тугела. В общей сложности нужно было пройти 14-15 км по тропе, которая идет вдоль реки, поднимаясь к горному уступу, прозванному в народе "Амфитеатром". Относительно сложности маршрута Ян оказался прав - действительно легко. Благо, что тропа то и дело ныряет в лесные чащи, где царят тень, прохлада, мхи, лианы, ручьи и водопады, т.е. есть где отдохнуть и расслабиться душой после того, как прошел полкилометра по открытой местности. Впрочем, солнце здесь не очень злое, да и день нежаркий. Так как тропа одна, то мы все идем, как кому заблагорассудится, кто медленно, кто быстро. Прикинув, что торопиться некуда, выбираю самый медленный темп. За 4 часа дохожу до самого трудного участка: здесь река выходит из узкого ущелья и все русло - громадные валуны, и передвигаться нужно, перепрыгивая с одного на другой. Дохожу до места, где валуны стоят стеной. Её можно обойти, если залезть на крутой склон "берега" реки, но я понимаю, что до конца "маршрута" осталось полкилометра, а одноструйный водопад Тугела я уже видел по дороге. Устроив "ланч" из прихваченных с собою в рюкзаке продуктов, посидев на камушке и набравшись сил, двигаюсь обратно. Выхожу на стоянку автомобилей в 16 часов. Микроавтобуса нет, и я решаю доковылять до кемпинга пешком, но, к счастью, навстречу едет Ян, специально за мной, и подбирает меня.

    Вечером у нас - застолье, разговоры, но нас никто не тревожит. Беспокойный сосед предпочел "свернуть манатки" и убраться по добру по здорову подальше от "диких русских", от которых чего угодно можно ожидать когда они трезвые, а уж когда чуть-чуть выпимши…

    Но эта ночь принесла другие беспокойства. Поднялся сильный ветер, и лежа в палатке было слышно, как он волнами сходил с гор, медленно и неумолимо приближаясь, сдирая тонны листвы с деревьев. Ощущение, что находишся в полосе прибоя, да еще и палатку шатает при каждом накате.

    Откровенно говоря, было жутко.

    А утром - снова солнце…и горы листвы кругом. Наша "лесная столовая" почти полностью занесена "золотым снегом"; то, что оставили вчера на столе - нещадно разбросано вокруг. Ян объявляет, что трогаемся в 11. 30, но мы то встали в 7, нам уже не терпится в дорогу. Ян говорит, что мы не можем приехать в деревню зулусов раньше времени; нас там ждут в 15.30. Австралийцы дрыхнут до десяти. Уламываем Яна ехать хотя бы в 10.30. По дороге посещаем сувенирную лавку в кемпинге, весьма неплохую.

    Едем через тот же Питермарицбург. Приезжаем в деревню в назначенное время. Называется она Энкомазини, лежит на берегу озера. Самое интересное, что вождь…белый! Думали, прикалывается, ан нет: Сиджей (так его зовут) перебрался сюда в 1992 году, когда его магазин сувениров сожгли во время предвыборных беспорядков. Он до этого постоянно общался с зулусами, знал их язык. После того, как лишился магазина, пытался заняться чем-то другим, но не получилось. Поселился у зулусов, стал у них признанным авторитетом, а потом паха…вождем данной деревни. Он решает все спорные вопросы, делит деньги, когда кто-то их заработает. Его дом - самый большой в деревне, и интерьер отделан с большим вкусом. Такая эклектика африканской экзотики и европейского аристократизма. Сама деревня делится на 2 части: та, что для туристов, и та, что для самих жителей. Первая половина, естественно, живописней, но мы с еще большим интересом посетили обычный дом обычного зулуса.

    Что можно сказать? Просто, довольно аккуратно и чисто. Кстати, чистоту они наводят своеобразно: размазывают рукой по полу свежий коровий навоз, так как он действует как антисептик. Потом навоз засыхает, и по нему можно ходить, как по паркету.

    Вечером - представление с танцами и песнями. В отличие от Симунии, здесь выступают даже маленькие дети, что нам больше всего и понравилось. Ужин тоже был неплох. Пища традиционная, но выдают приборы: вилки и ножи. Так как начал накрапывать дождик, решили продолжить вечер в беседке, посреди которой был разведен костер. Вечер у костра продолжался довольно долго, я уже пошел спать в хижину, а он еще продолжался, вернее, он приобрел другую окраску в связи с разразившейся дискуссией, спровоцированной нашими австралийскими друзьями. Лориен спросила, кто у нас в России в семье готовит еду - жена или муж? Дмитрий объяснил, что у нас принято, что на кухне стряпает женщина. Вот он, например, работает, а молодая и красивая жена сидит дома, учится, занимается, всем, чем захочет, но готовит сама. Лориен возразила, что муж и жена вместе должны готовить. В дело вмешался Александр Баррикадович, добавив свои аргументы, но и они не оказали на Лориен должного воздействия. Самое интересное то, что Питер трусливо самоустранился от дискуссии и голоса не подавал. Консенсус не был достигнут. Очень были разочарованы Russian men австралийскими women. Разошлись по хижинам каждый при своем мнении.

    Как известно, когда выходит необходимость в костре, его надо тушить. У Владимира Хабелашвили богатый походный и экспедиционный опыт. Он правила знает. Так же известно, что если рядом с источником огня стоит ведро, то там вода или песок, чтобы огонь тушить. Так заведено у нас, в Северном полушарии. А в Южном… Там у них в ведрах у костров - керосин. Но люди с Севера этого не знают. У них свой менталитет. Поэтому Владимир и решил плеснуть на огонёк…

    Представьте себе: был у человека магазин. Пришли черные, его сожгли. Построил деревню-"скансен". Пришли белые люди с Севера, и ее сожгли. Ужас.

    Но этого ужаса удалось избежать, огонь затушили ногами.

    В общем, расстались с Сиджеем друзьями.

    В полдень были уже в Дурбане. Распрощались с Яном, обменялись координатами с австралийцами. Съемочная группа отправилась вместе с Эльмаром, директором "Гибелы", в Мапуталенд. У них обратные билеты - на 10 мая, поэтому нужна была программа на оставшиеся три дня.

    Из Дурбана мы должны выезжать послезавтра. Есть время и отдохнуть, и покупаться, и купить сувениры. Большинство традиционных поделок из дерева производятся в Свазиленде и даже стоят там дешевле, но приобрести их, будучи в этой стране, мы не смогли, так как были вдали от крупных городов. Но на набережной целые ковры выстланы резными статуэтками, фигурками животных, коробочками, шкатулками, барабанами и барабанчиками, ложками, гребнями и т.д. и т.п. В принципе, у всех торговцев (вернее, торговок, так как торгуют женщины), ассортимент один и тот же. По набережной ходят индийские рикши в яркой блестящей одежде и немыслимых головных уборах. То, что индусы составляют весомую часть населения Дурбана, заметно сразу же, еще на подъездах к городу. Считается, что здесь, в Натале, самая большая колония индусов вне Индии.

    Я решил не терять время и отправился на пляж. Погода улучшилась; выглянуло солнце, но море было неспокойным. Главная проблема пляжей Дурбана - высокие волны. Для серфингистов это - рай, но для тех, кто просто хочет поплавать… Можно заплыть за полосу прибоя, но она начинается довольно далеко, так как дно - мелкое. Со всей полосы пляжа купальщиков согнали на один участок, где дежурила бригада спасателей. Купание в Индийском океане в Дурбане напоминает одновременно омовение в Ганге и ловлю рыбы сетями в мутных водах Нигера: участок для купания выделен маленький, здесь бултыхаются индусы большими семьями и африканская ребятня. Именно бултыхаются, так как при таких волнах нормально плавать нельзя. Народ прыгает в накатывающуюся волну и визжит от восторга. После полутора часов упражнений с волнами, мне это занятие надоедает, и я бреду обратно в отель, отдыхаю и ужинаю в кафе на террасе отеля.

    Самое замечательное в "Beach Hotel" это то, что за проживание здесь берут плату не за номер, а за место в номере. Т.е. местно в номере стоит 185 рандов. Я заказываю одноместный номер, плачу 185 рандов и живу. Сергей с Жоржем тоже платят по 185 рандов с носа и заказывают двухместный номер. Таким образом, их номер фактически стоит 370 рандов, а мой - 185. Понятно, конечно, что сейчас - низкий сезон, отели стоят полупустыми, но всё равно, несколько непривычно.

    Вечерняя прогулка по набережной знакомит с реалиями современной Южной Африки. Ко мне подошла пара средних лет, которая рассказала душераздирающую историю о том, что их дом в Йоханессбурге ограбили и они остались без средств к существованию. Они подходят ко всем белым туристам. Подходили и к Жоржу с Сергеем. Потом они их застукали, когда те "окучивали" других туристов; "сами-мы-не-местные" поспешили ретироваться. Потом ко мне подошел еще один, от чего-то пострадавший, и сказал, что он живет в "Тропикане", но ему 9 рандов на что-то не хватает. Но больше всего меня сразила наповал дама бальзаковского возраста и пропитой наружности, которая заявила, что она беременна…Не дам ли я два ранда? Не дам.

    С одной стороны, что в попрошайничестве необычного? У нас в Москве в центре шагу нельзя ступить. Но дело в том, что все эти дурбанские попрошайки - белые!

    На свою тяжкую долю в ЮАР нам жалуются практически все африканеры, которые встречаются нам на пути. Три вещи волнуют их прежде всего: рост преступности, падение уровня жизни, падение курса ранда. Многие с благодарностью вспоминают апартеид.

    Следующим утром отправился в центр Дурбана, чтобы посмотреть город и пофотографировать. Набережную Marine Parade сфотографировал из люльки канатной дороги, которая является частью небольшого парка аттракционов тут же, перед отелем. Здесь же находится дельфинарий Sea World. До исторической части города - минут 20 ходьбы. В центре - громадное здание Муниципалитета, копия дублинского. Небольшая площадь перед ним вся буквально заставлена памятниками выдающимся деятелям провинции Наталь, но самый красивый монумент - в честь павших во Вторую Мировую Войну. Рядом, через дорогу - здание почтамта , в котором в 1908 году было провозглашено создание Южноафриканского Союза. Пройти еще немного и свернуть налево - начинается индийский квартал. В основном народ здесь живет торговлей; за исключением нескольких колоритных зданий и Большой Мечети, влияние Индии в архитектурном плане ничто не выдает. В магазинах - ширпотреб невысокого качества за небольшую цену. Хочу купить серию журналов "Travel to Africa", но журнальный киоск или книжный магазин - большая проблема. В поисках оных наталкиваюсь на белого старичка, который любезно предлагает меня проводить в супермаркет, где можно купить журналы. Спрашивает, нравится ли мне ЮАР. Конечно, нравится! А валюта ЮАР нравится? Конечно, нравится! Цены низкие. Курс хороший. А-а-а, это для вас, туристов, он хороший, а для нас - плохой.

    Вот такая диалектика.

    По дороге в отель купил 2 бутылки "Амарулы", лучшего южноафриканского сувенира, греющего душу в переносном и буквальном смысле слова. Дважды покупался. Вечернее купание было наиболее приятным, так как волны поутихли, и заплыв за полосу прибоя я сумел поплавать. Начинало темнеть, спасатели собрались уходить и объявили несколько раз по радио, что купание в темноте строжайше запрещено. Я хотел было крикнуть, что "It is good Russian tradition плавать в Индийском океане по ночам", но потом решил соблюсти приличия и отправился в отель отдыхать.

    У нас были разные варианты, как и когда добираться из Дурбана в аэропорт Йоханесбурга, но оптимальным казался переезд рейсовым автобусом прямо в аэропорт (140 рандов). Выехали в 10.15 утра с автовокзала на автобусе компании "LuxLiner". По дороге нам прокрутили несколько довольно свежих фильмов. В 17.40, ровно за два часа до вылета, прибыли в аэропорт Йоханесбурга.

    Прилетели в Париж в 6.30 утра. Аэропорт Шарля де Голля навеял приятные романтические воспоминания: отсюда в 1997 г. началось мое первое большое велосипедное путешествие Париж-Брюссель. Какое это было лето!!!…(Но эта тема для отдельного рассказа). Из транзитной зоны, естественно, "в город" не выпускают, поэтому 4 часа до рейса в Москву проводим кое-как. Удалось даже поспать, положив голову на рюкзак.

    Что такое три часа лёту из Парижа в Москву для людей, летевших десять часов из Африки? Тьфу, раз плюнуть! Но зато отметили 9 мая в небе над Берлином. Так сказать, отместка Берлинскому водопаду за разбитую коленку и потерянные очки.

    У Николая Гумилева есть целая поэма, посвященная Африке. Её завершающие строки особенно замечательны:

    "Сердце Африки пенья полно и пыланья.

    И я знаю, что если мы видим порой,

    Сны, которым найти не умеем названья,

    Это ветер приносит их, Африка,твой…"

    Я уже один такой сон видел. По Парку Дружбы, что у "Речного Вокзала", шли слоны. Целое стадо. Гнули хоботами молодые деревья у здания бывшего районного исполкома и ели молодую листву. Вот так.

    А мамонтов мы клонируем обязательно. Восстановим поголовье, создадим свои сафари-парки в ближайшем Подмосковье с нашей, российской спецификой. Это только вопрос времени.

    Николай Баландинский
    25/05/2001 12:00


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из ЮАР

    06.03.17 Безвизовый въезд в ЮАР для россиян - с 30 марта
    01.03.17 Бразильский пляж стал лучшим в мире, испанский - лучшим в Европе
    24.01.17 Россиянам пока требуются визы в ЮАР
    02.12.16 МТС меняет стоимость роуминга
    22.02.16 20 лучших мест для сафари
    06.11.15 Самые тихие места для умиротворяющего отдыха
    01.11.15 Управляющие роскошных отелей рассказали, где любят отдыхать сами
    18.09.15 Российским полицейским разрешили отдыхать за границей
    08.09.15 15 стран, в которых сейчас выгодно отдыхать россиянам
    06.09.15 Иностранные туристы считают Москву и Петербург недружелюбными городами
    [an error occurred while processing this directive]