Узон - раненый вулкан



    Узон - раненый вулкан. Много тысяч лет назад этот здоровяк горячо дышал, изливал подвижные лавы, плавя раскаленными выдохами все вокруг. Но однажды он сам не выдержал собственного жара: мощный взрыв надломил великана. Его вершина провалилась. Захлебнувшись собственной лавой, он затих. Теперь в его кальдере живут медведи, прилетают на зимовку лебеди, растут голубика, княженика да шикша, текут ручьи, танцуют каменные березы на солнечных полянах, и танцы их отражаются в бирюзовых озерных блюдцах. Но не умер вулкан. Камлает по нескольку раз на дню единственный гейзер Узона Шаман, задавая ритм вулканическому пульсу. Вулкан дышит, пар его дыхания стелется по кальдере. Бурлят грязевые котлы. В глубине кальдеры, среди карликовых вулканов и зарослей золотого папоротника гулко бьется сердце Узона.

    Узон - раненый вулкан / Россия
    // zapolosnaya.livejournal.com

    На людей здешние места всегда наводили страх. Для них Узон - запретная зона, куда хода нет. Парящие долины и горячие земли - дом духов умерших, чей покой тревожить нельзя. Коряки знают тайну вулкана. Иной старик расскажет полушепотом, что давным-давно на самой вершине вулкана жил добрый дух Узон. Был он могуч и отзывчив. По своей доброте он нередко помогал людям, оберегал их от смертоносной лавы вулканов и смирял диких оленей, когда те с бешеной скоростью носились по земле, сотрясая ее. Могуч, да одинок был Узон: не мог он открыть свое жилище людям, чтобы по людским следам не добрались до него злые духи. Так и жил бы добрый Узон в тоскливом одиночестве, да решено было на совете добрых духов женить богатыря. Полетел тогда Узон к людям и долго невидимкою скитался по окрестным стойбищам в поисках жены. Однажды сердце великана дрогнуло. В стойбище, что приютилось у самого океана, он встретил красавицу Наюн. Необычайной красоты была та девушка. Глаза звездами смотрели, подрагивал в них блеск ночных светил. Клюквенные губы тепло улыбались утреннему солнцу. Полюбили друг друга богатырь и красавица. Увез Узон жену в свой дом, где долгие годы прожили в добром согласии и счастье. Но прошло время, затосковала Наюн по людям. Как-то утром обняла она мужа с просьбой отпустить ее повидаться с родными. Не смог отказать ей в просьбе добрый Узон. Поцеловал жену на прощание, раздвинул своими руками горы, прокладывая жене гладкую дорогу в родное стойбище. По ней и ушла Наюн к своим. Проводив жену, Узон лег спать, да разбудили его вскоре шаги людские. Любопытные люди шли по дороге Наюн посмотреть на ее чудесный дом. А по людским шагам уже летели к жилищу Узона злые духи. Схватился за голову богатырь - нарушен запрет! Разлетелись птицы, задрожали горы, трещинами пошла земля. Дом Узона рассыпался на части. Сам же богатырь в горестной позе, склонив от отчаяния и бессилия голову, превратился в камень. Только слезы Узона живые, льются из застывших глаз богатыря и полноводной рекой уносятся к океану, к стойбищу его Наюн по той самой дороге, которую выложил он для своей любимой. Горячее когда-то сердце Узона злые духи бросили на дно холодного озера. И только белые лебеди с печальными криками часто летают туда помянуть славного богатыря.

    Закончит старик свой рассказ, закурит трубку да долго еще просидит в молчаливой задумчивости у смирного костра. Нынче люди не боятся поверженного вулкана. Кажется, Узон теперь, что огонь в корякском стойбище, смирный. Кажется.

    Надя, тихая голубоглазая сибирячка из группы прибывших в кальдеру геохимиков, ставит на огонь газовой горелки погнутый старенький котелок. На завтрак будет овсяная каша. Обитатели единственного дома на Узоне - инспекторской двухэтажной избушки, досматривают утренние сны, сумбурные и непредсказуемые. И пока каша варится, а из-под крышки тонкой струйкой выходит пар, Надя задумчиво смотрит в окно на кутающуюся в последний утренний туман сентябрьскую тундру, порыжевшую за одну пятницу, на кричащие ярко-красным поляны толокнянки, на облака выходящего из-под земли пара, стелющегося по дну кальдеры. Надя вздохнет отчего-то, о чем-то задумается, примется перебирать собственные сны. Их ей напривиделось бесчисленно ушедшей ночью. На Узоне люди видят сны. Не сны - видения. Они, как полотна Ван Гога, нарисованы смелыми мазками, сочными маслянистыми красками. Вот-вот стекут с холста на пыльный пол сырой мастерской. Сюжеты узонских сновидений - сюжеты Дали, неконтролируемые, непредсказуемые, сыпятся песком через поясницу времени, меняют освещение, декорации и героев. Неуловимые сны, ртутные. Попроси кого рассказать, замнется, запутается да рукой махнет. Одни говорят, духи умерших заваривают эти сны в кальдере вулкана. Другие принимаются раскладывать узонский воздух на химические элементы. А сны все снятся. Неуловимые. Ртутные.

    Пока Надя на кухне вспоминает свои ночные видения, Узон просыпается. Все гуще и гуще пар его дыхания. Проснется для утренней пляски Шаман. Зашипит кипящей водой новый день. Узон - кухня богов, мастерская духов. Здесь что-то затевается, зачинается что-то. Кто-то мешает краски, разминает глину. Кто-то запустил механизм, повернул ключ, привел все в движение. Шипят грязевые котлы, кипят озера, трескается разноцветная глина, проливается гуашь, пыхтят карликовые вулканы. Человек, попавший в эту чашку, как никогда, мал. Как никогда, все вокруг очевидно и необъяснимо. Как никогда. Серные шарики, глина разных цветов, бурлящие воронки с водой и грязью. Лепит из жидкой грязи тяжелые розы котел Скульптор. Рисуют круги на мутных холстах котел Художник и два его подмастерья. Ветер, запутавшись в зарослях вихрастого кедрового стланика, играет на его иголках, будто на варгане, мелодии, услышанные на большой земле.

    По утрам Узон кутается в наваристый туман и настойчивый запах серы. Не видно ни зги, только поблескивает роса на неподвижных былинках. Под ногами скрипят доски узенькой деревянной дорожки, ведущей к шустрому ручью Веселый. Я спускаюсь умыться в ледяной воде. Пока вытираю рукавом разрумянившееся лицо, туман, царапаясь о борта вулканической кальдеры сползает в заросли голубики, распахивает небо нового дня, и над разноцветным полем кальдеры повиснет белого цвета радуга.

    Надя вспомнит про кашу, когда задребезжит крышка на котелке. Дом постепенно наполнится звуками. Захлопают двери, запахнет зубной пастой. Все соберутся за кухонным столом к завтраку поделиться снами.

    Мне же, напротив, не спалось. Мои сны каждый раз выгоняют меня из спальника, и, скрипя половицами, я иду на кухню, где утром Надя, как обычно,будет варить кашу. Где большой стол и огромное, в половину стены, окно. На донышке того окна темное тихое безнебье. И во все окно небо. Огромное. Дрожащее. На нем созвездия Ориона, большой медведицы, знаки зодиака. Россыпью звездной пыли выстланы млечные пути, по которым мой взгляд убегает в бесконечность. Пугается, возвращается на темную кухню передохнуть, но вскоре снова карабкается на млечную дорожку, ведущую в безвременье.

    Если долго смотреть на небо Узона, кожа покрывается мурашками от холода и страха. Оно живое. Оно дышит. Оно дрожит холодным блеском миллионов светил. Нет ничего больше этого неба. Не оторваться от него. То там, тот тут промелькнет быстрая тень Наюн. Заблестят ее глаза. Упадет с края неба звезда. Гулко забьется сердце. Один на один с бесконечностью в непроницаемой тишине и темноте безнебья. На кухне дома, спящего в кальдере раненого вулкана. Тоже спящего. Кажется.

    И пока по ту сторону стенки люди смотрят странные, неуловимые сны, я вижу что-то, что больше, чем моя планета. Небо Узона во все кухонное окно. На нем созвездия Ориона, большой медведицы, знаки зодиака. То там, тот тут промелькнет быстрая тень Наюн, заблестят ее глаза. Россыпью звездной пыли выстланы млечные пути, по которым мой взгляд убегает с кухни спящего дома в бесконечность... Пока не придет Надя, не поставит на газовую горелку старенький котелок и не повернет ключ нового дня.

    Узон - раненый вулкан / Россия
    // zapolosnaya.livejournal.com

    Грязевой котел Скульптор

    Узон - раненый вулкан / Россия
    // zapolosnaya.livejournal.com

    Парящая долина

    Узон - раненый вулкан / Россия
    // zapolosnaya.livejournal.com

    Белая радуга над тундрой

    Узон - раненый вулкан / Россия
    // zapolosnaya.livejournal.com

    Ручей Веселый

    Узон - раненый вулкан / Россия
    // zapolosnaya.livejournal.com

    Узон - раненый вулкан / Россия
    // zapolosnaya.livejournal.com

    Узон - раненый вулкан / Россия
    // zapolosnaya.livejournal.com

    Узон - раненый вулкан / Россия
    // zapolosnaya.livejournal.com

    Карликовые вулканы

    Источник: ru-travel.livejournal.com
    zapolosnaya
    16/09/2013 10:00


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из России

    17.11.17 "Аэрофлот" и Шереметьево получили основные призы Business Traveller Russia and CIS Awards
    Названы самые опасные и безопасные страны для туристов
    "Победа" игнорирует закон, отказываясь бесплатно возить портфели, дамские сумки и одежду
    16.11.17 В Домодедово появились кресла с розетками
    Пермский край приглашает понаблюдать за птицами
    15.11.17 Сезон катания в Шерегеше начнется 17 ноября
    Двухэтажные аэроэкспрессы запустят в Домодедово через неделю
    Парк "Сокольники" предлагает удобный единый билет
    14.11.17 "Сибирь" удвоит число рейсов Москва - Воронеж
    В Карелии пройдет охотничий фестиваль
    [an error occurred while processing this directive]