Два города одного государства



    Так получилось, что знакомство с Израилем началось для нас с Иерусалима. Еще не осмотрелись мы по прилете в Тель-Авив в этом замечательном городе, как подвернулась ненароком экскурсия в город столичный. Что ж, нужно ехать.

    От Тель-Авива до столицы Израиля - Иерусалима дорога не очень длинная, но в некоторой части своей, с обеих сторон отгорожена от окружающей местности высоченными бетонными заборами. Это, как выяснилось, в том месте, где федеральная трасса проходит по территории Палестины. И чтобы как-то уберечь проезжающих от террористической активности неугомонных палестинцев, израильтяне выстроили вот такие препятствия.

    Иерусалим описывать можно долго, подробно, занудливо, с точки зрения каждой из четырех религий, и, все равно, где-нибудь наврешь. Потому как история этого разбросанного по пологим Иудейским холмам великого многонационального города настолько продолжительна и противоречива, а, по большей части, настолько слабо документирована, что истину отыскать практически невозможно. Поэтому - не буду. Ограничусь только тем, что скажу: побывали мы в знаменитом храме, прикоснулись к Гробу Господню, постояли у Стены плача, положив руки на тысячелетние камни, и прошли дорогой Христа на Голгофу. Дороги, собственно, никакой давно уже нет. Есть узкая улочка, по обеим сторонам ее теснятся многочисленные сувенирные лавки и харчевни, вонючий дым из которых и специфические запахи восточной кухни нисколько не напоминают аромат ладана, а посему нисколько не создают хоть какого-нибудь ощущения святости, присущей, казалось бы, этому месту. Вообще, святости в городе Иерусалиме, как мне показалось, присутствует много меньше, чем коммерции и всего с ней связанного. Продается вообще все. Символы религиозные всех конфессий, бывает, что и в одной лавке. Одежка всякая на любой вкус, а, чаще всего, совершенно безвкусная. Свечи толстые и тонкие, по одной и в пучках по тридцать три штуки, чтобы поджечь их все разом от священного огня. И тут же задуть, чтобы было, что привезти домой. Кресты всех калибров и материалов (от меди до золота) просто неисчислимы. А больше всего меня поразила, конечно, торговля очередью в бывшую пещеру, а теперь некую часовню, где размещен Гроб Господень. Стоять в очереди (если по-честному) придется часа два. Но к тебе подходит один из местных и говорит: "Всего десять шекелей - и без очереди". И многие предпочитают именно этот путь. А, ведь, Иисус когда-то изгнал бессовестных торговцев из храма... Наивный. Они снова везде и в гораздо бòльших количествах. И святости в них как не было, так и нет. Как, в общем-то, и не только в торговцах.

    Уезжал я из Иерусалима без всякого сожаления - потому, в основном, что практически все в этом городе, возвеличенном многими произведениями, религиозными и светскими, вызывало у меня неудержимое чувство растерянности и даже раздражения.

    Толпы народов со всех концов мира, безумные глаза религиозных фанатиков, капризничающие дети, которых зачем-то притащили сюда неумные родители, сборища галдящих людей у церквей, синагог и мечетей, поедающий какую-то вонючую стряпню оборванный мусульманин - в том месте, где Иисус будто бы оперся рукой о стену. И: торговля, торговля, торговля!

    В очередной раз я утвердился в своем негативном отношении к религии, и, даже не столько к собственно религии, сколько к церкви - многочисленным и многоступенчатым посредникам, без которых, будто бы человек самостоятельно с Господом общаться не способен. И дело даже не в том, насколько я верю или не верю в Бога, это разговор отдельный, а в моем категорическом неприятии деятельности обряженных в спецодежду не очень честных личностей, присосавшихся к, вообще говоря, благому делу утешения и психологической поддержки людей, не очень-то счастливых в повседневной многотрудной жизни. При этом бóльшая часть этих людей недостаточно образована или просто не умеет логически порассуждать, чтобы разобраться: а чем же, собственно, священник, уверенно обещающий грядущее благоденствие в царствии небесном, отличается от уличной цыганки, предсказывающей будущее. И ни тот, ведь, ни другая не отнимает у клиента денег, а просто просит пожертвовать: он - на ремонт храма, она - на пропитание детям. А мы, если иногда и скажем цыганке, чтобы она шла работать, - и дети будут сыты, никогда не решимся предложить бородатому обладателю золотой ризы заработать на ремонт храма какой-нибудь реальной деятельностью. Ну, да, ладно. Хватит мне злиться. Пока есть люди, готовые добровольно отдавать заработанные трудом деньги разглагольствующим о добре и зле нахлебникам, посредники между Богом и человеком будут существовать весьма небедно. А мы тем временем вернемся из Иерусалима на побережье Средиземного моря.

    В городе Тель-Авиве жили мы на съемной квартире - вдвое дешевле, чем в гостинице, и район замечательный - угол улиц Гордон и Дизенгоф, кто знает город, представляет, где это. Самый, можно сказать, центр, и до набережной семь минут пешком.

    Тель-Авив - город на редкость красивый. Даже удивительно, как всего за сто лет в голой пустыне можно выстроить такое чудо. Оговорюсь при этом, что архитектура основной массы домов в городе довольно убогая. Очень простая, рациональная, безо всяких попыток украшательства. Жилые здания, в основном, четырех- или пятиэтажные. Довольно однообразно. Компенсируется это, казалось бы - убожество, огромным количеством зелени и цветов. Улицы, проспекты и бульвары напоминают тропический лес, деревья и кустарники высажены даже на крышах домов, каждый клочок земли у домов засажен цветами, очень яркой окраски, невероятного разнообразия и иногда весьма причудливых форм. И все это поливается капельно, по шлангам, довольно незаметно проложенным на всех газонах. И ко всему этому, учесть следует, что нет в городе никакой воды, кроме дождевой и опресненной.

    И еще. Невысокую, распластанную по земле, застройку Тель-Авива очень оживляют многочисленные, там и сям поднимающиеся к небесам отели, торговые центры и офисные здания. Вроде бы и лишние они в этом спокойном, можно сказать - кошерном, городе, нет, присмотришься сверху: без них город потерял бы значительную часть своего очарования, оставшись похожим на окружающие государство Израиль примитивные мусульманские селения.

    Люди в Тель-Авиве очень спокойные и вполне доброжелательные. Всегда помогут, покажут дорогу, если не знают русского или английского языка, тут же найдут такого, который знает. А найти его совсем не трудно. Как пел когда-то Владимир Семенович Высоцкий: "Ведь там на четверть - бывший наш народ!". Трудно только с покупками в супермаркетах. На фасованных продуктах надписи только на иврите, и часто не понять, макароны там внутри, или, например, пельмени. А то и вообще, что-нибудь несъедобное.

    Общественный транспорт в городе недорог, такси, правда, кусается. Связано это, во многом, с тем, что светофоры стоят почти на всех перекрестках, и, если не попадаешь в "зеленую волну", стоишь на красный почти столько же, сколько едешь. А простой автомобиля по таксометру оплачивается очень дорого. И получается, что платишь не столько за расстояние, сколько за время. А, если еще оказываешься в пробках, которых в Тель-Авиве предостаточно, то вообще караул.

    На южной окраине Тель-Авива у старого морского порта на холмах стоит древний город Яффо. Теперь это один из районов Тель-Авива, а когда-то Яффо был самостоятельным портовым городом, игравшим значительную роль в этом районе Средиземного моря. Историки до сих пор не пришли к единому мнению: пять тысяч лет этому городу или только четыре. В любом случае, как не считай, возраст Яффо весьма почтенный и портовые сооружения его наверняка помнят о том, как с боем входили сюда прославленные галеры Александра Македонского. Рядом с портом - сохранившиеся кварталы старого города. Многочисленные улочки его - узкие и кривые - вымощены булыжником и в некоторой части носят названия знаков Зодиака. Ходишь по этим камням и всеми потрохами ощущаешь дыхание времени, к которому тебе довелось прикоснуться. Выбираешься из тесных улочек на площадь, а на фоне бурного сегодня моря - храм Святого Петра, построенный на месте рыбацкой хижины, в которой жил этот самый Петр, еще не знающий, что будет называться таким высоким именем. А за храмом, недалеко от берега, волны перекатываются через невысокие скалы, к одной из которых когда-то была прикована Андромеда, принесенная в жертву огромному огненному киту. Слава Зевсу, случился тут проездом Персей, сделал киту бяку, а Андромеду взял в жены. Не знаю, правда, что для нее было лучше, Персей-то был не сильно верным мужем - то летал куда-то на крылатых сандалиях, то с Медузами разбирался. Герой, одним словом. А герои, как известно, для семейной жизни люди не очень удобные.

    Улетали мы из солнечного и цветущего Тель-Авива в только что начинающуюся, но пока еще мокрую и холодную, московскую весну. Ничего, и у нас цветы скоро распустятся. И лето будет не хуже израильского, даже лучше. Потому что очень жарко в Израиле летом. Не зря почти все окна в жилой части Тель-Авива скрыты морщинистыми вèками жалюзи, отчего дома кажутся спящими или слепыми.

    Виктор Скольцов
    25/03/2013 10:23


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из Израиля

    16.08.18 В Эйлате пройдет джазовый фестиваль
    18.07.18 "Аэрофлот": бесплатная перевозка снаряжения для дайвинга/серфинга - теперь и в Израиль
    29.06.18 В Израиле открылся маршрут по следам крестоносцев
    28.06.18 В Тель-Авиве открывается музей естествознания
    26.06.18 В Тель-Авиве пройдет "Белая ночь"
    25.06.18 В Иерусалиме пройдет Фестиваль света
    23.05.18 Коктейльная неделя и фестиваль еды пройдут в Тель-Авиве
    18.04.18 В Тель-Авиве появился новый туристический маршрут
    28.02.18 Иерусалимский храм Гроба Господня вновь открыт
    26.02.18 Туристы не могут попасть в храм Гроба Господня в Иерусалиме
    [an error occurred while processing this directive]