15 суток в Ливане или автостопом по маршруту Киров- Бейрут



    Итак, все-таки как же возникла сама идея поездки в Ливан.

    После не совсем удачного опыта получения шенгенской визы – всего на 5 дней вместо 60ти запланированных, для себя я решил, что этим летом стоит посещать только безвизовые страны и те, где виза ставится на границе.

    В первой части моего грандиозного по тогдашним меркам путешествия я проехал небольшую часть Финляндии, что успел за 5 дней, Карелию, Белоруссию, вдоль и поперек Украину и всю Молдавию, думал продолжить уже в Турции, Одесса – сочи по суше и сочи – трабзон по морю, но увы вмешались неподконтрольные мне силы и пришлось делать из одного грандиозного путешествия два менее грандиозных, закончив первую половину пути я вернулся из Кишинева в Киров со счастливой улыбкой я прожил в нашем городе неделю с небольшим. Теперь путь лежал на город Бейрут. Так почему же Бейрут? Страшно, война, государство маленькое и очень опасное. да, все верно, но мне все меньше и меньше стали нравится поездки где все легко и просто, да у меня только такие и были. Захотелось экстрима, новых ощущений, и побывать в такой стране где "ничего не понятно", такую цель я себе поставил. И как это обычно бывает, я получил то, о чем так мечтал.

    Были мысли, что в процессе этого путешествия меня либо убьют, либо возьмут в плен, так вот никогда не стоит думать о том, чего не хочешь ибо как я впоследствии убедился мысль материальна и то что хочешь, всегда происходит.

    Помимо экстрима, целью моей поездки было знакомство с бытом обычных людей из арабских стран, хотелось увидеть нетуристическую Турцию, Сирию и Ливан наконец.

    Ну да ладно, проехав за 3 дня отрезок по России Киров – Сочи и побывав впервые в республике Адыгея, послушав Г.Лепса в течение 5и часов, я купил билет на грузовой паром до турецкого города Трабзон. Хотел договариться со старпомом, но не вышло, либо было мало желания, либо хотелось поскорее в Турцию, но тем не менее вечером я попращался с родной землей и поплыл на встречу приключениям.

    В ходе путешествия по Турции я пересек страну с востока на запад, побывав в каппадокии – самом жарком регионе Турции, в Анкаре, разминувшись с нашим президентом – он прилетел в Анкару а я в это время сидел в будке таксистов в Мармарисе, может кто был из Кирова там 8го августа, видел меня, привет!, в Стамбуле, переплыл из Азии в Европу на теплоходе, посмотрел мечети и столкнулся с проблемами турецких автобанов, если вдруг надумаете ехать в Стамбул, а потом автостопом добираться еще куда то из него – лучше проехать километров 60 на автобусе, а уже после ловить машину, в Стамбуле сделать это возможно, но крайне трудно из-за жары и обилия транспорта. Проехав по европейскому побережью мраморного моря я форсировал на грузовом пароме пролив Дардонеллы и оказался в городе Чанаккале, в ходе путешествия особого внимания развалинам и постройкам древности я не уделял – может быть и зря, не было у меня такой цели – ходить и рассматривать, я просто ездил и был всем доволен. Дальше были отличные люди-фермеры и машина до Измира, где я провел ночь в домике у моря у одного работника скорой помощи, который вывез меня за пределы третьего по велечине города Турции и я снова погрузился в атмосферу гор и оливковых рощ, стоящих прямо у дороги. Особо предприимчивые турки продают оливки в полуторалитровых бутылках, как у нас лисички и чернику – прямо на трассе.

    Хочу отметить что автостоп в Турции лучше чем в России, дороги лучше. Пейзажи интереснее и постоянно меняются. Ездить можно с бутылкой воды и головой. Больше мне почти ничего не пригождалось, только свитер и куртка ночью в горных районах – было холодно, +5-6, это летом!

    Менялись люди, учили турецкому и я свободно мог объяснить свою сущность и сказать что Турция очень красивая страна и люди здесь чудесные, а еда тоже ничего, причем все это двумя словами, а именно – чок гюзель. Вообще турки очень скромны на прилагательные, у них либо чок гюзель, либо йок гюзель.

    Побывав во всех русских курортах Турции, извиняюсь, кроме Алании, и даже покатавшись на теплоходе с прозрачным дном по затонувшему древнегреческому городу с русскоговорящим гидом, опять же мне здорово повезло я чудесым образом проехал с вечера одного дня до утра другого целых 1000 километров по горным дорогам был выброшен близ Аданы и вечером я уже был на границе с Сирией, где легко получил визу и въехал в понастоящему арабскую страну, где первым словом которое я выучил по арабски было слово харита, что значит карта. Свою карту я оставил в одной из последних машин в Турции, обидно, но видимо не судьба. С помощью местного англоговорящего парня я нашел турист информэйшен и получил бесплатную карту с видами и красотами Сирии, сел на автобус в сторону дамаска и встретил приближающуюся ночь на обочине рядом со стройкой. На утро повытряхивал набежавших муравьев из пакета с печеньем, очень чувствительные носы у этих муровьев были! Так же попил чая и подумал куда же мне сегодня ехать. Решил что в Ливан, а там назад в Сирию и дальше как пойдет. План был через Сирию и Турцию достичь города Нахичевань, что в нагорном Карабахе и после сесть на самолет до баку – ходят они там как маршрутки по 4 штуки в день, дальше проехать до Астрахани через Дагестан и вернуться домой в Киров через Казахстан и Оренбург с Самарой, но если бы осталось время, то заехать в иракский курдистан, много слышал об этой части Ирака и только хорошее, но увы, случай заставил меня поставить жирную точку, а может и многоточие после слова Ливан в моем списке.

    Обдумав все это и надеясь на лучшее, я встал с грязной сирийской обочины и поднял руку, и действительно – уехал в течение 5и минут, дальше он же ехал быстро и очень быстро, в Сирии лучший автостоп из всех арабских стран, об этом еще и А.Кротов писал в своей книге "Вольная Азия", книга очень полезная, легкая, в воде не тонет, в огне не горит, проверено лично в карельском лесу, есть нужные разговорники, которые самому очень приятно дополнять и исправлять неточности. В городе Латакия или Ладирия, как его называют местные я решил проверить сирийцев на гостеприимство и нашел тихий район и сел у забора на рюкзак, достал холодную колу из пакета, открыл и не успел выпить и полбанки как ко мне подбежал бодрый старик и предложил воды, я согласился, вслед за ним с балкона высунулась бойкая женщина и сказала громко "Вельком! Вельком!" и сказала чтоб я поднимался в их квартиру, не успел я встать чтоб сказать ей спасибо и что я уже иду выбежала ее сестра и проводила до двери, всетаки приятно быть гостем в Сирии, подумать даже страшно сколько бы сирийцу приехавшему в Россию пришлось бы ждать приглашения сидя у жилого дома, все таки арабское гостепреимство есть арабское гостепреимство.

    Расспрашивали долго, кормили макаронами с кефиром и прочими вкусностями, я хоть и давился, но ел стойко – обижать хозяйку было нельзя. Живут сирийцы просто, в квартире пластиковая мебель и фотографии семьи, вообще мебели почти нет, сервантов с сервизами и книжных полок я не увидел, может просто квартира не та? Пригласили кого смогли посмотреть на заморского гостя, все кто приходил объясняли мне что Россия и Сирия друзья навек, и русских здесь очень много и их очень все любят. Встретил бабушку из Батуми, по русски не говорила, но улыбалась и смеялась очень много.

    Прощаться не хотелось. Но пришлось, тот дед с водой оказался таксистом и вывез меня почти за город, откуда я быстро уехал на пикапе а потом и с дальнобойщиком до Тартуса. Переночевав под деревом в тартусе на утро я наблюдал за рыбалкой в море, улова не было, но горе рыбаки все же нашли 4 пескаря у груде мусора, расстроились и пошли по домам грустные, тянули сеть, потом впятером ее вытаскивали – вообщем сил много вбухали, а выгоды никакой.

    И вот я уже у очередной границы – Ливанско-Сирийской, прошел первый кардон, получил печать и сказали что нужно платить деньги. За што спросил я – сказали что здесь все платят, 13 долларов вполне может стоить виза Ливана подумал я и отдал дрожащей рукой усатому дяде с сигаретой, часть своего нз. Ура! Теперь и Сирия позади и ливанская виза в кармане, получив еще горсть штампов я двинулся к Бейруту, протопав еще 400 метров до очередного кордона я не стал спрашивать разрешения на вход и не подумал что неплохо бы получить еще пару штампов, все таки в Ливан пришел. чем для меня обернулось такое нахальство – незнание читайте ниже.

    Ливан встретил палящим солнцем, отсутствием машин и одиноким пожилым человеком, к моему счастью говорящем по-английски. От него я узнал, что войны здесь нет, впрочем, как и автостопа, рассказал что я из России, впечатления это не произвело, и мы сели ждать такси на обочину. Вскоре появился Мерседес 80ых годов, покореженный, но на ходу. Пришлось объяснять парню за рулем, что я платить не хочу, он не понял, пришлось объяснить еще раз, другой пассажир уломал таксиста провести его за дыню. Доехав до ближайшего населенного пункта я понял что теперь я в точно в Ливане. Было не по себе от кипучей жизни ливанцев, обилия народа на улице и совершенно непонятных надписей и речи. Дальше он сказал что повезет меня за 2 доллара, я сказал что принципиально платить ему не стану. Договорились. Еду за спасибо. В Триполи познакомился со студентом 28 лет, он купил мне сэндвич из капусты и картошки фри, усадил на маршрутку до Бейрута, счастью моему не было предела, я мчался в Бейрут, твердо решив что из этой страны мне завтра нужно выехать. Бейрут город большой, дорогой и неинтересный. Вот выдержка из моего дневника: "Эклектика азиатской бедности и стремления к западной культуре массового потребления. Отели в 40 этажей, бургер Кинги и макдональдсы, круглосуточная доставка пиццы, полуголые модели на уличных рекламах, вообще не Бейрут, а Москва с нищими спальными районами и дырками в зданиях от снарядов, даже в центре города, БТРами на улицах и огневыми точками возле остановок автобусов" Сама ситуация постоянной боевой готовности на грани всеобщей мобилизации и желание жить лучше соседа заставляет людей замыкаться в себе, к примеру, здесь когда я шел по улице мне никто не удивлялся, вообще никто не обращал внимания, в Сирии многие переставали говорить и чем то заниматься и махали рукой, где бы я не появился все звали в гости, здесь же всем все равно, как у нас в Москве, каждый сам по себе.

    Единственное место которое стоит увидеть в Бейруте это Рауши – две скалы в воде, в одной скале дырка и получается что уже не скала а арка и в эту дырку может проплыть лодка, за лодкой в это время следят много туристов. В основном это французы и.. французы, очень много французов, еще сирийцы.

    Познакомился с парнем, почему то мне было обязательно нужно было узнать как его завут в фейсбуке и я узнал...
    -как мне выехать из города?
    -ну тебе надо до мечети нашей главной добраться, там остановка маршруток
    -далеко или не очень – спросил я по английски
    -нууу, а ты ходишь быстро?
    -да я просто ракета, быстро хожу, так сколько до этой мечети?
    -часа 3 идти
    -о, так не вопрос. Дойду!
    - я б не стал, давай лучше не такси
    - а почем у вас оно?
    -50 рублей, но по сути. 200. я по 2 часа жду кто меня за 50 повезет…
    -мда, ну я пойду, давай, ага. А напиши мне названии мечети этой.
    -ага, давай.
    -пока,
    -пока

    Погулял, посмотрел, решил выезжать из города. Выехал с грехом пополам, сначала спрашивал как выехать и на чем, потом меня просто посадили в такси дали денег и сказали езжай, и в этот момент мнение о ливанцах начало меняться в лучшую сторону. Дальше я пересел на маршрутку до городка Штура, доехал, нашел место для ночевки и уснул. Проснувшись решил доехать до границы стопом, после часовых попыток остановить машину поехал о5 же на маршрутке и заплатив доллар был уже около ливанско-сирийского КПП. Зашел в здание "департс" для выезжающих. И тут начались проблемы. Солдат не нашел в моем паспорте то что искал и повел меня к более глазастому начальнику, тот в свою очередь тоже ничего не нашел, видимо они искали штамп о въезде, которого у меня действительно не было, и повел к своему начальнику, сказав что проблем никаких нет, я нелегальный мигрант и нужен всего час, они отправят запрос в Бейрут, а те "мэйк ит лигалли", сделают меня легальным мигрантом. И сказал солдату отвести меня к его начальнику. Начальник долго-долго смотрел в мой паспорт, потом начал задавать вопросы, все сразу понял и стал паспорт ксерить, потом надел на меня наручники, пристегнул их к кровати, сказал посидеть и подождать, потом то что я сижу у него на виду ему надоело и он отвел меня в первую в моей жизни тюрьму, темное помещение, без вентиляции, зато с матрасами, где уже сидел один мужик, не заплативший альменты и повязанный на границе. Вскоре он вышел. Я остался, просидел 4 часа и тоже вышел, мне дали бумагу о том что я нелегал, паспорт изъяли и отправили в Бейрут, меня проводили до двери и сказали что через 2 дня я могу его забрать и ехать куда глаза глядят.

    Выйдя из здания "департс" меня окликнули двое солдат – проверка документов, мистер, -где ваш паспорт? –нет у меня паспорта. – почему? – да потому- протянул бумажку. – ааа, понятно. Веллкам, ту либанон мистер! –"да пашел ты" уже по русски ответил я.

    Времени у меня было много, в Сирию не пустили, нужно его было убить и я пошел на встречу кричащим детям требующим от меня денег.

    Поймал машину, таксист катался с женой и спросил почему я не могу заплатить – я объяснил, он дал мне 2000 ливанских фунтов (40р) и сказал чтоб я купил себе сэндвич. Пожелал удачи и уехал.

    Далее я нашел арочный мост и сел на него – людей вокруг не было, только грузовики с цементом и овцы. Горы позади – Ливан, горы впереди – Сирия. Эхх… чтож делать подумал я, ответ нашелся быстро, двое курдов махали руками и бежали ко мне на мост. Я поразил их знанием столицы и других городов иракского курдистана и они предложили переночевать у них, я долго не думал и согласился.

    Два дня я прожил в небольшом домике около кучи цемента, знакомился с людьми, показывал фотографии из России и мне безумно хотелось домой.

    "на сердце тяжело, грустно, чувствую себя не в своей тарелке. Надеюсь что скоро пройдет. Какая то слабость и тоска по дому, объяснил курду Мхаммеду, что сердце болит и хочу домой, надеюсь он меня понял".

    Эти двое вообще не говорили по английски, только "Thank you very much"? употребляемое невпопад =)) кормили меня местным хлебом с оливковым маслом и какой то приправой, сыром и поили сладким чаем, я дождался вечера второго дня, и очень надеялся что уеду в Сирию своим ходом. Утром сел на маршрутку и познакомился с солдатом который ехал туда же куда и я. Однако оказалось что сегодня они не работают, пришлось материться по русски и спрашивать а когда же теперь? В понедельник, хорошо, в понедельник.

    Поехал в баальбек, время нужно было срочно убивать. В баальбеке ночь я провел на втором этаже недостроенного дома одних наркодиллеров, сделал фотографии с м-16, посмотрел на штаб квартиру террористов из объединения Хазбала, а так же на развалины самого большого храмового комплекса римской империи, правда издалека, денег на вход не имел, лезть через проволоку не хотелось.

    На следующее утро поев вчерашней гречки – приучал ливанцев к нормальной пище, а то одни лаваши. Вышел из города пешком, встретил продавцов картошки – продают прямо на трассе, картошка крупнее нашей раза в 2-3, просто огромная! Ехал от заправки к заправке, очень медленно, после поехал обратно к курдам, но не нашел этот мост с первого раза.. пришлось ехать в Бейрут, спал эту ночь в Бейруте прямо на улице – нашел стройку и рядом заросший травой пустырь. Казалось что все это сон, страшно хотелось проснуться дома.

    Мозг отказывался воспринимать реальность происходящего, иногда он просто отключался и я не мог прийти в себя – ходил как робот, потом понимал что ничего не поделать и нужно сделать все что только можно и валить валить из этой проклятой страны.

    С каждым днем Ливан нравился мне все меньше и меньше. Проснулся, дошел пешком до Адли – гос учреждения где находился мой паспорт, отстоял очередь на пропуск, получил пропуск, узнал что стоял не в той очереди, повели в другое здание, там отстоял очередь, кода подошла моя – солдатик позвонил своему начальству и ему сказали чтоб я приходил 27го августа, в субботу, но как оказалось солдатик ошибся, на самом деле 21го августа на 27го, но в моем состоянии я не стал соображать что 27ое не суббота и какое сейчас число мне тоже было пофиг. Ни денег ни документов ни друзей, ни русского говорящих людей, только арабы, равнодушные солдаты и неизвестность окружила меня толстой стеной. Никакие отговорки типа мне домой же нужно, где мне жить эту неделю, что мне делать, парень, войди в мое положение на солдата впечатления не произвели, он конечно сказал что поможет, но сделав один звонок он сказал что начальство неразрешает и мне нужно ждать. В полной растерянности я покинул двор здания Адли и пошел в наше посольство, благо и телефон и адрес я узнал в ближайшем Интернет кафе, доехав до "русия сафара" я был встречен без особого энтузиазма, вицеконсул просто пожал плечами и уверил меня что сделать они ничего не мог и вмешиваться не имеют права, сказал просто ждать и попросил освободить помещение. Я вышел, сходил еще раз до Рауши и стал выезжать из города, но в этот раз никто не горел желанием платить за мое такси и я пошел пешком, встретил о чудо русскоговорящего мужика, он учился в Краснодаре, начали по английски продолжили по русски, говорил он очень хорошо, только иногда я его поправлял, сказал что меня можно посилить в организацию красного креста, и мы пошли искать этот крест, плутали долго, минут 30, потом оказалось что они не могут помочь, они дали два названия благотворительных организаций. Я поехал к самой ближайшей, в том районе никто про нее не слышал и я решил найти места для сна самостоятельно, нашел католическую церковь, там я и ночевал – за кадками с фикусами и чем то еще, помылся из бутылки – 0,5 литра и я снова свеж =)) с утра ходили люди туда сюда и делали вид что никого не видят, я был рад остаться незамеченным, но в 7утра я встал и пошел снова к Адли – может что поменялось, но увы, меня отшили как и вчера и мне ничего больше не осталось как вернуться к курдам и посидеть на их шее еще 4 дня.

    В Штуре я нарисовал на листке бумаги тот арочный мост рядом с которым они жили и всем ходил и показывал, половина ниразу его не видела, другие же отправляли меня в совершенно неверном направлении, в результате я его нашел. И курдов тоже. Вечером приехал их начальник и сказал что мол я тебе помогу, чем смогу. Сделал 5 звонков по телефону и вот меня уже законно арестовывают и везут в отделение милиции на джипе, садят за стол, поднимается какая то суета, потом все обо мне забывают, приезжает русскоговорящий человек, говорит что завтра я смогу ехать в Сирию уже и с паспортом и вообще без проблем. Я станалюсь счастливым и жму на радостях руку этому человеку! Ура! Все наконецто все. Но подсознание шептало – хахахаа, это только начало, ты чего, не верь никогда арабам, они не понимаю что говорят, они врут. И как ни странно оно оказалось право. На следующее утро меня отвезли в другой участок, где допросили, спросили хакер я или нет, где работаю в Москве, что делаю в Ливане и вообще кто я такой.. сказали посидеть в камере всего 10 минут, где я познакомился с 12ю веселыми ребятами, один из которых сидел 8 месяцев за попытку перевоза мотоцикла без документов через границу, уже заплатил 4000 долларов правительству и сегодня должен был выйти, без смеха я его историю слушать не мог и искренне пожелал ему удачи, также познакомился с бывшим членом Хазбаллы, он рассказал чем занимается его организация, и что большинство ливанцев поддерживает и одобряет ее действия.

    После все 12 человек ушли и привели 4 ех суданцев, негров по нашему. Они оказались людьми наглыми и неразговорчивыми, 10 минут давно прошли и я пытался выяснить у охранника что со мной теперь будет, но как и все он только пожимал плечами, зато сходил за шаурмой без мяса и бутылкой воды, деньги у меня нашлись в кармане. Эта ночь была самой тяжелой и ужасной, говорить было не с кем и мысли роем крутились в моей голове, я все еще надеялся завтра попасть в Сирию, но надежда таяла прямо на глазах, в таких ситуациях как я понял в последствии последнее чем можно занять это жалением себя и самокапанием – любой порядок событий правильный, потому что по другому и быть не может, если это случилось, то видимо это лучшее из всех возможных вариантов или что то в этом роде, эта мысль меня успокаивала хоть и не надолго.

    Утром меня погрузили в джип и повезли в Адли, было жарко, я был скован наручниками с одним ливанцем, я сидел почти в багажнике, он на заднем сиденьи – ноги затекали, рука ныла, пот катился градом и все водители смотрели на немца в багажнике милицейского джипа, никто наверно даже не предпологал что я русский.. приехали в адли, там меня допросили повторно. С пристрастием, вплоть до того сколько метров было между мной и офицером томоженной службы, ксерили мой блокнот, ксерили все что можно, один диктовал другой переводил на арабский, третий записывал, ужас, просто ужас, но там я успокоился, ибо мне сказали что щас еще в одну тюрьму, а потом воля – гуляй мол в Сирию, куда угодно нам все равно, вот только в той тюрьме тебя еще разок допросят, позвонишь в посольство и когда они приедут и скажут что помочь действительно не могут – тебя отпустят, накормили шаурмой с мясом, не чета конечно московской, полное разочарование от арабской шаурмы наступило в ту минуту..

    Привезли в мою последнюю тюрьму и сразу увидели во мне русского шпиона, охранник много шутил, я тоже как то расслабился и уже радовался какой то определенности, отвечал что мол он ошибается и я не шпион а супер шпион! И что телефон он мой в жизни не откроет потому что у Бонда такой же. Правда стало страшно когда он стал смотреть фотки, до м-16 и гашиша он не дошел, но уже хватило огневых точек и БТРов с салдатами, фотографировать это все запрещено.. но чтож было делать.. это как раз самое интеренсое, в его глазах я укоренился как русский шпион и он сказал что карточку с фотками надо сдать куда следует, я попросил не делать этого, он посмеялся еще раз и сказал чтоб я понадежнее ее спрятал.

    Так начались мои 15 суток, тогда я был уверен что не больше дня и я свободен, но не на следущий и через 4 дня меня не позвали на "интервью" с солдатом, не давали позвонить и я вообще не понимал что буде дальше. Приняли меня как младшего брата, только я зашел в камеру ко мне подвалили парень из германии и из Сирии, Фоат и Ферас, сказали что все тут спокойно и должно быть я скоро выйду, после подошел еще один из Египта и сказал что мне нужно поесть, кормили лучше чем на воле, оливками, сыром и хлебом, овощами и картошкой.

    Разделю описание тюремного быта на несколько частей. Один день был похож на другой, поэтому..

    1. Условия

    было 42 человека, когда я зашел стало 43, по моим подсчетам камера была 48 квадратных метров, плюс 2 туалета и 1 душ, второй египтяне оборудовали под свою кладовку, все таки немного эгоистично, заметил что египтяне наиболее из встреченных мною арабов.

    Душ оброс плесенью от пола на 1,5 метра, так что стены лучше было не задевать. Туалет пах плохо и в каждом стояло по паре тапочек, в камере все ходили босиком, бумагой никто не пользовался, все использовали воду, что для меня как человека неприспособленного было дикостью. Раз в день мыли пол, после ужина, иногда с моющим средством, потом махали матрасами на пол, чтобы просох быстрее.

    Никода и нигде больше я не видел таких огромных тараканов, похожи на мадаскарских, только гораздо проворнее. Наши самые огромные – это просто внебрачные дети этих. Шестисантиметровые штуковины бегали по раковине и по полу, но попасть по ним тапком было очень просто. Как то раз мы нашли их гнездо, зрелище не из самых приятных. Всех убили, через пару дней пришел парень и прилепил отраву куда только смог.

    Свет никогда не выключался, поэтому я мечтал поспать в темноте и тишине – гудели лампы, шумел единственный вентилятор, который потом сломался, потом его починили, с утра начинал кричать микрофон, о том что к какому то филиппинцу пришли люди из посольства или еще что. Читать было темно, но становилось спокойнее от вида знакомых слов, поэтому читал я много и несколько раз прочитал "вольную Азию" Кротова, узнал что один парень жил в малазийской тюрьме 1,5 года – все ждал пока его бесплатно депортируют.

    2. Питание

    Было скудное и по началу мой желудок не принимал его. С утра давали лаваш с кислой сметаной, в обед лаваш с колбасой из кошек, почему из кошек? Пробовал кормить ею кошек, бегающих рядом с решеткой, кошки не ели. Однако я даже начал прибавлять в весе, сидя в тюрьме, по утрам приходил парень-филипинец с тележкой всяких вкусностей, скупали все что можно было, эклеры, семечки, сигареты, плавленый сыр и печенье уходило просто влет. По вечерам делали из вареной картошки пюре с оливками и чесноком, салат из овощей и обязательно с перцем, от которого текли слезы и шел пар из ушей, даже как то раз одному суданцу жена принесла крабов с каким то лечо, в то время я отделился от египтян и ужинал с ребятами из Судана, Танзании и сомали, вообщем с неграми.

    Постоянно хотелось чего то холодного, или просто колы, пусть теплой, холодная кола была голубой мечтой для по-моему всех, заказывать ее нужно было за 3-4 дня, но после каждый день напоминать и кричать на разносчика эклеров чтобы тот не забыл, а когда ее приносили это была не кола и не холодная, но все равно разбирали все что можно. Вода. Воду приносили 2 раза в день, мы давали пустые бутылки. Нам наливали воды из под крана, и уверяли что это не тоже самое что течет у нас. Так же давали яблоки, даже сладости для тех кто постится, да были и такие – те кто не ел до 7и вечера. На ужин был рис, 2 таза – в одном сухой рис с маленькими кусками мяса, в другом суп – макароны с овощами, никто ко второму тазу не подходил, супы там не любят.

    3. Обычаи

    Так как жил я в основном с мусульманами, их было подавляющее большинство, то волей не волей пришлось приобщиться к мусульманства, когда приехал в Россию даже еще помнил несколько молитв на арабском, заточение мое пришлось на месяц рамадан, мусульманское рождество, как мне пояснили, поэтому молились они особенно усердно, по 5 раз в день, первая молитва была в 5 утра, потом утром, потом в обед, перед ужином и уже перед сном. На стене весел календарик с расписанием молитв, каждый подходил к нему и сверялся, когда подходило время молиться все выстраивались в очередь мыть ноги и умываться, надевать штаны или шорты, покрывающие колени, после один человек с хорошим и громким голосом подходил к восточной стене и вставал слева или справа., прикладывал правую руку к уху и начинал свое обращение к аллаху, призывая всех на молитву, "алллааа уакбар алллаа, уакбар. Ассадунне Мухаммеду рассуллу ллаа, ашадунне Мухаммеду рассуллу лаааа, ей аллель фале эль аллель шалееее", дальше не могу вспомнить, кричал громко, даже Богу думаю было слышно. Пока он кричал все расстилали коврики для молитвы, ставили перед этими коврами бутылки с водой тем самым показывали что ходить ни перед ни через ковры нельзя – только с боку, потом 28 человек вставали нога к ноге в несколько рядов, один выходил вперед и вел молитву, было интересно смотреть как каждый закрыв глаза шепчет молитвы на непонятном языке, после слов "аллах Акбар" все приседали и кланялись, и так 10-12 раз, вечерние молитвы были самыми долгими и громкими, ведущий читал не про себя а вслух и после когда он останавливался все говорили аминь, слова аллах Акбар повторялись 26 раз за один намаз, я посчитал со скуки. После вечерней молитвы все разбивались на группы и ели, после была уборка, после свободное так сказать время, распределялись спальные места, все свободное место застилалось матрасами, люди садились играть в карты, читать Коран, другие книги, лузгать семечки и болтать, все очень душевно по семейному даже. Карточные игры откровенно тупые у арабов, но зато просто созданы чтобы убить время.

    Коран читаю почти все, иногда разбиваются по парам и читают-поют в полголоса, никогда в России не видел чтобы 2ое мужиков читали библию. Нужно отдать должное мусульманству. Религия строже, но и у людей появляется дисциплинированность и терпимость друг к другу.

    Когда кто то уходил на свободу, его провожали криками и аплодисментами, он жал всем руки и целовал щеки, арабы очень любят целовать друг друга, для меня это было дико.

    4. Звонки по телефон

    чтобы позвонить нужно было сделать заявку на завтра – послезавтра, – написать на бумажке свое имя фамилию и гражданство, после проследить чтоб ее не выкинул по дороге солдат, у которого ты попросил позвонить. Так же в тюрьме работали молодые люди из благотворительной организации Каритас. По сути они делали мало, чаще всего отвечая на любые просьбы – завтра отвечу, завтра позвонишь, завтра врач будет или что то такое. Но у них в офисе можно было взять книжку на арабском и на французском, я просил чтоб принесли на английском, но они забывали. Я ходил звонить нелегально, когда за кем то приходил охранник и вел звонить, я говорил что мне нужно поговорить с "мудиром" начальником, меня пускали, а уже на выходе, где на звонящих надевают наручники я просился звонить, конечно не всегда удачно, пускал меня только коммунист Мхаммед, и еще один солдат, говоривший по русски. Все звонили из атоматов, по карточке, купить ее можно было либо в кофетерии, куда никого не пускали, либо у разносчика эклеров. Минута с Россией стоила 10 рублей, местный вызов – 4 рубля. Каждому человеку отводилось ровно 1 минута, реже 2-3, говорить нужно было быстро и по делу.

    5. Cлучаи

    как то раз у нас сломался вентилятор и стало жарко. Очень жарко. Пришлось разыгрывать целое представление перед врачом, эй посмотрите! У нас человеку плохо, у него тепловой удар! От недостатка кислорода! , тот испугался, прибежал в камеру. Стал приводить симулянта в чувства и говорить с ним по-арабски, но нужно отдать ему должное на провокацию не купился, но вентилятор нам скоро починили.

    Сидел сомалиец 42ух лет, очень медлительный, оказалось что сидит он уже пол года, и не знает что с ним будет после, потому что в Ливане нет посольства сомали, нет и аэропорта в его стране, куда его можно было бы депортировать, в сомали война , я спросил у него что делать собираешься, он ответил что ждать пока построят аэропорт, сказал что может быть в следующем году что то изменится, оптимизма не занимать.

    В один прекрасный день пришли бабушки католички и с ними монах в коричневой рясе, подпоясанный веревкой, одна бабушка пыталась поговорить со мной по-польски, но неудачно и мы продолжили по-английски. Подарили крестики всем желающим, раздали по гамбургеру и печенью, принесли в камеру музыкальные инструменты – погремушки, барабаны и сказали танцуйте и пляшите. Упрашивать никого не пришлось, на несколько минут наше вьетнамское общежитите превратилось в бразильскую улицу во время карнавала, не то что бы мне стало весело, но смена декораций была очень кстати. Отмечу что такой карнавал был каждый вечер в соседней камере. Ребята отдыхали.

    6. Моя участь

    просидев 3 дня я понял что либо обо мне забыли либо скоро позовут на интервью, я решил действовать, составил сообщение для родителей и передал его с очердным освобождающимся, как в последствии оказалось он не просто послал смс как я его просил, он нашел русско говорящего человека и попросил его позвонить в Россию, а тот дал родителям номера посольства, спасибо тому человеку.

    На следущий день пришел тот апатичный и жутко занятой молодой человек из посольства с переводчиком, сказал что родители знают, что и на уши поставили, что мне нужно заплатить штраф и купить билет на самолет. Все мои мечты об избавлении рассеились, никакой Сирии, зато прямо в Россию, что тоже неплохо. На все мои вопросы он отвечал односложно – ну Андрей, ну откуда я могу это знать. Я не стал говорить что это его прямая обязанность – знать, ибо положение мое было шатко и без этого.

    Я сказал что позвоню и мне вышлют денег на карточку, пусть приходит завтра и снимает деньги с карты. На следующее утро он пришел, забрал карту и вернулся ни с чем, карту съел банкомат, даже не извинившись он ушел, сказав что улетает в отпуск и ему не до меня. Завтра может быть он пришлет кого то вместо себя.

    На следующее утро пришел мой спаситель – 28летний Дмитрий, я написал на него доверенность на получение денег через вестерн юнион из России, в тот же день мы оплатили штраф и через знакомого я заказал себе билет.

    Ну все. Теперь беды позади и можно расслабиться. Знакомый отправил факсом билет и оказалось что должно пройти еще 5 дней чтобы они все еще раз проверили прежде чем я смогу лететь, эти 5 дней шли быстро и вот я уже сижу в отдельной камере и жду когда приедет патрульный джип и увезет меня из этой проклятой страны. Джип приехал, впервые за 12 дней я увидел небо, ночное небо и звезды. Вдохнул свежего воздуха и стал счастлив, хоть и были у меня подозрения что не се так просто и эта страна меня не отпустит. Так и оказалось. При попытке получить посадочный талон у меня попросили карточку с которой покупали билет – так как карточка была в России, показать я ее не смог, и билет мне не дали, дальше были самые ужасные 10 часов в моем путешествии, 2 часа я просил дать мне позвонить в Россию, можно было перевести денег на другую карту и с нее оплатить уже купленный билет второй раз, но сержант строго сказал "ноу плэйн тудэй" и не стал слушать мои доводы что так будет проще, я улечу и все.

    Когда самолет улетел я немного успокоился, но мысли что говорить родителям, где взять денег на другой самолет, куда меня сейчас повезут и не заставят ли мен платить еще один штраф кружились в моей голове как на карусели. С трясущимися и от холода и от нервов руками я постарался уснуть и на утро сидел, стоял, ходил и ждал что теперь со мной сделают эти важные петухи, через 8 часов ожидания приехали уже знакомые ребята на джипе и увезли обратно. Конечно все удивились моему возвращению, но мне было даже хорошо от того что я вернулся именно сюда, где все свои.

    Приятным моментом стало то, что я уломал солдат сходить со мной до кафетерия и купить на все оставшиеся деньги колы и фанты, да еще и холодной! Раздал каждой кучке по бутылке и каждый сказал "шукран, русия". Называли меня либо русия, либо Андрея, не знаю что мне нравилось больше.

    Еще 4 дня я провел в ожидании очередного самолета, родители купили билет и отправили факсом в посольство.

    Последний день показался самым длинным и тягучим. Каждый считал своим долгом подойти с вопросом – когда у тебя Андрей самолет в Россию? Я отвечал что сегодня если бог даст "йем, иншалла" после 5 ого вопроса меня это стало бесить и я ничего не отвечал, либо отвечал по русски, чтовы ребята уже достали спрашивать одно и тоже.

    Наконец в назначенное время меня вывели из камеры и под затихающие аплодисменты посадили на стул, где я просидел еще час, болтая я новыми друзьями из Судана и обмениваясь емэйлами со всеми у кого емэйл был, оставалось 2 часа до вылета самолета, когда дверь на улицу отварилась и вошел молодой солдат с крутой нокией в руке и бесконечной пустотой в глазах. Спросил меня и ли Андрей из России. Я кивнул и привычным жестом протянул руки для наручников. Сели в джип, тут подбежал его сослуживец и попросил подвести. Тот не отказал и повез. Хорошо хоть что было в сторону аэропорта. Подъехав к аэропорту он обнаружил что мои документы об освобождении и билет остались в тюрьме, я проклял его и весь его род до 6ого колена, он надавил на гашетку и мы делали 140 по ночному Бейруту, правда без мигалки, что меня расстроило.

    Забрав документы вернулись в аэропорт очень быстро, но и тут мои нервы ждала проверка на прочность. До самолета оставался час, а принимающего офицера из аэропорта все не было и не было, даже солдатик стал нервничать, но вскоре пришел пузатый начальник в песочной форме и спросил как мои дела, я ответил что дела плохо, что я устал и хочу поскорее свалить из его страны, он улыбнулся и сказал что через час я уже буду лететь, мы быстро прошли все кардоны. Без очередей и ожидания, я чувствовал себя или дипломатом или просто виайпи мэном. =)

    Привели в знакомую мне комнату для допросов, проверили все документы, сказали подождать. До вылета оставалось пол часа, после я спросил точно ли я улечу сегодня. Меня уверили что дададаа, точнее не бывает. За эти 30 минут я успел погулять по дютифри и купить сувениров, сесть в самолет и быть там первым.

    Летели хорошо, 2 часа провели в зоне турбулентности, но этот факт меня не пугал, я конечно думал что самолету не суждено долететь до конечной точки, но все прошло гладко. Шереметьево встретило солнцем и прохладным утром. Я прошел паспортный контроль, обменял остатки авлюты по убийственному курсу, перепрыгнул турникет в автобусе и поехал на вокзал, где подарил кассирше ливанскую монетку, она простила мне 2 рубля которые не хватало на билет до дома. Стопом ехать домой не хотелось, хотелось быть так как можно быстрее, домой домой!

    На следущее утро я уже пил чай в родных стенах и смотрел понятные новости на понятном языке. Сердце билось еще часто, но постепенно понимало что все уже позади, я дал себе слово что теперь на всех границах буду внимательнее. Так закончилось мое грандиозное путешествие или 15 суток в Ливане.

    Что бы мне хотелось отметить печатая послесловие?
    А ничего.

    Андрей
    21/09/2009 23:33


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из Турции

    29.08.17 "Аэрофлот" хочет чаще летать из Москвы в Стамбул
    14.08.17 Россияне остаются в Турции, несмотря на вирус
    01.08.17 Тариф дня: Москва - Стамбул у AtlasGlobal - 136 евро туда-обратно
    Ростуризм обратился к отдыхающим в связи с гибелью россиян в Турции
    27.07.17 На линии Москва - Стамбул станет больше авиакомпаний
    21.07.17 Российские туристы не пострадали во время землетрясения в Турции и Греции
    27.06.17 AtlasGlobal останавливает полеты из Стамбула в Нижний Новгород и Тюмень
    Новый чартер из подмосковного Жуковского в Турцию
    23.06.17 Новый чартер из Екатеринбурга в Турцию
    22.06.17 Atlas Global может прекратить полеты из Стамбула в Волгоград
    [an error occurred while processing this directive]