Салям алейкум, Таджикистан!



    "Как думаешь, кто прав: Грузия или Россия?" - с интересом разглядывая меня, спросил пограничник-майор, едва я ступил на таджикскую землю. Немного пообщавшись на эту тему, меня с неохотой отпускают, пожелав счастливого пути. Парочка старых строительных вагончиков, пустынный пейзаж и редкие приезжие (недавно Узбекистан и Таджикистан ввели между собой визовый режим) – вот и все, с чем приходится сталкиваться местным таможенникам. Получив в паспорт вожделенный штамп "Чумхурий Точикистон", я спокойно подхожу к сонному солдатику у шлагбаума и, пожав ему руку, на прощание желаю удачи. Мир тебе, солнечный Таджикистан!

    К руинам древнего Пенджикента

    "Панчакент", - несколько раз повторил, обращаясь ко мне, молодой японец - попутчик из Самарканда. Из Осаки он приехал специально, чтобы посетить раскопки в одном из старейших городов Азии, которому насчитывается более 5500 лет. Я же хотел в первую очередь побывать в знаменитом еще при Союзе местном историко-краеведческом музее, который 11 сентября после реконструкции открыл сам Президент Республики Эмомали Рахмонов.

    В нем мне предложили оставить обувь на крылечке у входа. Тут же я встретил большую группу туристов из Германии. Узнав, что я приехал из Украины, мне провели персональную экскурсию. Младшая научная сотрудница Сабухат Шакирова рассказала, что республиканский музей был построен в 1958 году в честь 1100-летия великого таджикского поэта Абуабдулло Рудаки, и посвящен истории Саразма с древнейших времен до наших дней, причем, некоторым его экспонатам насчитывается больше двух тысяч лет! Еще больше меня поразило городище древнего Пенджикента. Разгуливая под палящим солнцем по раскопанным на возвышенности руинам жилых кварталов, дворцового комплекса, храма огня, я почувствовал себя "заброшенным" в седую древность. - Раскопки здесь начались в 1946 году и ведутся до сих пор, - рассказал мне директор Пенджикентского археологического музея-заповедника Академии Наук Республики Таджикистан Исматулло Ахматуллаев. – Они проводятся в черте древнего города, относящемся к V-VII векам нашей эры совместно с учеными из Санкт-Петербурга и Москвы. Археологи уже выявили расположение древнего Пенджикента, раскопали половину города: цитадель, восемь улиц, два больших храма и множество жилых кварталов. Постоянно они находят фрагменты настенной живописи, украшавшей гостиные домов – кстати, подобная традиция в Таджикистане сохранилась до сих пор. Правда, оригинальные фрески хранятся в музее Академии Наук в Душанбе и пенджикентском музее имени Рудаки. В нашу задачу входит исследование религии, быта, искусства, производства, некрополя, загородной части старого города – работы хватит как минимум на 60 лет. К сожалению, нам не достает финансирования. Выделяемых на год денег хватает на месяц, а хотелось бы, чтобы раскопки велись на 5-6 объектах одновременно. Быть может, Украина тоже захочет принять в этом участие?

    По словам Исматулло, туристов в заповедник приезжает очень много. Они посещают памятники древности, отдыхают в горах и на озерах. Тысячи европейцев прилетают в Душанбе, чтобы на горных велосипедах попутешествовать по Памиру. Если в начале 1990-х гражданская война надолго отпугнула туристов от Таджикистана, то сегодня это одна из самых безопасных и красивейших стран мира.

    На задворках советской империи

    Почему-то в России образ таджика неизменно рисуется недалеким, малограмотным человеком. Однако если среди россиян (чего греха таить) подобные люди встречаются на каждом шагу, то в Таджикистане с этим "не повезло": мне тут попадались далеко не глупые, гостеприимные люди, искренне желающие помочь. Едва я расположился в автобусе, следующем в поселок Рудаки, где находится мавзолей великого поэта, меня сразу окружили студентки Пенджикентского педучилища и наперебой начали задавать вопросы. Пассажиры постарше стали приглашать к себе в гости, беспокоясь, что до вечера я не смогу вернуться в город. А уже возле мавзолея Рудаки со мной заговорил местный парнишка, рассказал, что в следующем году собирается поступать в Душанбинский университет и начал читать стихи любимого поэта – на русском, таджикском и персидском!

    Переночевать мне-таки пришлось в Рудаки. Поскольку попутных машин не было, меня позвал на ночлег водитель рейсового автобуса Захир. Вместе со своим 20-летним сыном Сомондом он как раз занимался обустройством нового дома, в котором сможет поселиться будущая молодая семья. Сомонд рассказал, что будет идти по стопам отца: "Большие деньги на этом не заработать, но на жизнь хватит".

    Несмотря на богатейшие ресурсы для развития туризма, для путешествий Таджикистан – не самая удобная страна. Еще при Союзе здесь практически не было дорог. А, учитывая то, что 90% его территории занимают горы с очень сложными и опасными перевалами, для передвижений по Таджикистану нужно располагать немалым временем. Так, почти 300 км от Пенджикента до северной столицы Таджикистана – Худжанда (раньше известном как Ленинабад) на старой "Ниве" мы прошли за 8 часов, что стоило мне $35. На окраинах узкой дороги у Шахристонского перевала тут и там попадались памятники сорвавшимся в пропасть. Впрочем, сейчас на основной трассе страны – Худжанд – Айни - Душанбе идет активное строительство дорожного полотна с тремя тоннелями за счет Китая, заинтересованного в дешевом транзите своих товаров на север. Уже весной 2009 года ее обещают открыть, и тогда можно будет путешествовать в Таджикистане с большим комфортом и, наконец, проведать своих друзей в Душанбе. А заодно и посмотреть этот город, который, кстати, входит в число самых красивых столиц мира! В Узбекистане я слышал много завистливых отзывов о Таджикистане: мол, уровень жизни выше, и милицейского произвола почти нет. Цены на рынке и местная еда тут действительно фантастически низкие. За вкуснейшие сытные блюда в местных ошхонах я платил не больше 5 сомони (7 гривен). Бутылка отличной местной водки стоит около 3,5 (5 грн.). Но низкие и зарплаты: врач получает 20 сомони (28 грн.), пенсионеры – еще меньше. Чтобы выжить, многие крутятся на нескольких работах или едут в Россию и Казахстан.

    Жизнь в "стране гор и озер"

    "Приезжайте в Таджикистан – не пожалеете! У нас очень спокойно, тепло, солнечно, на базаре фрукты и овощи в несметном количестве. Буду рад познакомиться!". Об этом приглашении на одном из интернет-форумов я вспомнил по приезду в Худжанд. Его автор, врач-гинеколог Яков Балабушко из Чкаловска откликнулся на мой звонок немедленно. Он сразу связался со своим другом Рустамом из Худжанда, который пообещал показать мне все достопримечательности, а вечером мы договорились встретиться в Чкаловске за дружеским столом.

    Вскоре мы с Рустамом колесим по утопающим в зелени и цветах проспектам Худжанда-Ленинабада в сторону Таджикского моря. Так здесь называют Кайраккумское водохранилище на Сырдарье – излюбленное место для отдыха и рыбалки у местных жителей. Чистейшие песчаные пляжи и сказочной красоты искусственное море небесно-голубого цвета. Неподалеку расположен город Кайраккум, который некогда славился своими коврами. При Союзе на ковровом заводе в три смены работало 14 тысяч человек. Теперь же он действует лишь три неполных дня в неделю. Большой поселок с развитой инфрастуктурой нынче кажется вымершим: 90% мужчин выехали на заработки, а тут остались их дети и жены.

    "Маленькой Европой" в советском Таджикистане называли и 40-тысячный Чкаловск. Этого города, расположенного в 8 км от Ленинабада не существовало на картах, поскольку местное предприятие считалось одним из ключевых в оборонной промышленности Союза. Поскольку население снабжалось напрямую из Москвы, понятия дефицит тут никогда не было. Сегодня же местные жители учатся жить по-новому. Например, с октября здесь, как и повсюду в Таджикистане начались массовые отключения электроэнергии и газа.

    - Особенно тяжело пришлось в прошлую холодную зиму, - вспоминает жительница Чкаловска Галя. – Свет давали по часу в день, газ – на 2 часа, мы замерзали и часто даже не могли нагреть воды. Спасает печка. Чтобы всегда были сухие дрова и уголь, пришлось построить крытый сарай. Так что мы не падаем духом!

    Галя сетует, что русских в Таджикистане осталось очень мало. Выручают друзья, но и они постепенно разъезжаются по миру. У Рустама взрослые дети занимают хорошие должности в крупных зарубежных компаниях, младший сын учится в Душанбе, а все родственники давно живут в Москве, там есть и своя квартира. "Я не представляю себе жизни в другом месте, но в Таджикистане очень угнетает неопределенность. Ведь никакой инвестор не станет вкладывать деньги туда, где на зиму отключается электроэнергия, и все стоит, - признается он. – Но так не хочется оставлять здесь Яшу, у которого из друзей почти никого не осталось. Здесь мы часто охотимся, а в Москве об этом придется забыть: очень дорого. А в Таджикистане на год все лицензии и разрешения охотникам обходятся всего в $40".

    Не повезло Таджикистану и с соседями: почти со всеми крайне напряженные отношения. Афганцы всегда использовали эту страну как транзитный коридор для поставки наркотиков. И хотя после того, как границы с Узбекистаном крепко закрыли на замок, этот канал был закрыт, многие неосведомленные люди по-прежнему считают Таджикистан небезопасной страной.

    Посмотреть же здесь есть на что. В древнем Худжанде расположена большая мечеть Маджиди Джами, которая вмещает несколько тысяч человек. В ней находятся остатки мавзолея шейха Муслихиддина XI века. На территории нынешнего музея истории Согдийской области сохранились руины глиняных стен крепости VII-VIII вв., разрушенной Чингисханом. В Худжанде до сих пор можно увидеть уникальный памятник Ленину, стоящий на фоне неба и высоких гор. В Таджикистане, кстати, сохранились почти все символы советской эпохи: от монументов до названий улиц. Только место бывшего вождя пролетариата повсюду заняли памятники Рудаки: в честь его недавнего 1150-летия их установили практически во всех городах.

    Вместо эпилога, или СНГ больше нет

    На выезде из Таджикистана мне, наконец, пришлось столкнуться со знаменитым среднеазиатским "разводом" на деньги. Перед паспортным контролем меня завели в будочку санитарного контроля. Дядечка в белом халате начал вежливый разговор и как бы невзначай спросил о наличии у меня справки на ВИЧ, сифилис и гонорею. "Ай-яй-яй, - покачал он головой, услышав мой ответ, - придется заплатить штраф - 14,80 сомони (22 грн.)". Я же, понимая, что платить ни за что не намерен, спокойно потребовал у него "законы, регламентирующие порядок выплаты штрафа". После долгих поисков в тумбочке он протянул мне Закон Таджикистана, касаемый оплаты,,, услуги по санконтролю груза свыше 20 тонн, провозимого при экспортно-импортных операциях. Разумеется, в подобных случаях всегда нужно требовать документы. Однако многие люди спокойно платят! Мой друг из Эстонии, часто прилетающий в Бишкек, рассказывал, как киргизские таможенники "прикопались" к копченой местной рыбе, подаренной друзьями-киргизами. "Везти ее нельзя, потому что сейчас в Европе коровье бешенство", - с умным видом изрекли они. Эстонец возразил: "Докажите мне как врачу, какая связь между вашей рыбой и коровьим бешенством в Европе?". И услышал в ответ: "Ну ладно, брат. Дай хоть что-нибудь!".

    Проходя таможни в Украине, России, Узбекистане и Казахстане мне пришлось наблюдать ситуации покруче. Унизительные и дотошные таможенные досмотры, вымогательства денег у пассажиров, оскорбления и избиения окончательно убедили меня в том, что СНГ в реальности не существует. Если между странами Евросоюза можно спокойно проезжать с шенгенской визой, не встречая таможню, то республики бывшего СССР находятся будто на крепком замке, и относятся друг к другу с нескрываемой ненавистью. Так, на моих глазах казахские таможенники избили таджика, едущего из родной Кашкадарьи на заработки в Россию. Другой мой попутчик рассказал, как однажды казахский ОМОНовец вымогал у пассажира 200 долларов, иначе грозился порвать паспорт и выкинуть его в степь. Все пассажиры поезда (исключая меня) оставили на каждом (!) посту в Казахстане и России по 200 российских рублей. Как фашисты вели себя российские ОМОНовцы, прочесывающие поезд после Саратова. Но всех их переплюнули таможенники украинского ККП Тополи. "Так, собираем вещи. С каждого по 200 гривен, иначе поедете, суки, домой", - вальяжно усевшись на чужое место, заявил украинский пограничник. Чуть позже слышу другой диалог: "Ты мне подарок нашел?" - хлопая по плечу коллегу, спросил таможенник. "Мы и сами себе не нашли", - прозвучал ответ. У меня служивые ККП потребовали удостоверения с места работы ("Кто такой? Зачем ездил в Узбекистан?), однако денег вымогать не стали. А всем до единого пассажирам пришлось заплатить за легальное (!) пересечение таможни (разумеется, все остальное таможенников не интересовало) по 300-400 гривен. Только за один въездной штамп в паспорте взималась мзда – 60 гривен. Шенгенская виза и та стоит дешевле!

    Так что, Украине пока очень далеко не только до Евросоюза, но и до среднеазиатских республик – с их гостеприимством и комфортными условиями для туристов.

    Самарканд - Пенджикент – Рудаки – Айни – Худжанд – Чкаловск – Кайраккум – Ташкент - Харьков

    Олег Батурин
    17/04/2009 14:56


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из Таджикистана

    07.06.16 Куда поехать без визы этим летом?
    27.01.16 Минск, Тбилиси и Ереван - самые популярные туристические направления ближнего зарубежья
    18.09.15 Российским полицейским разрешили отдыхать за границей
    15.09.15 Минск, Киев и Алма-Ата лидируют в рейтинге популярных у туристов городов СНГ
    29.04.15 10 лучших направлений бывшего СССР по версии National Geographic Traveler
    27.04.15 "Россия" закрыла десяток маршрутов из Петербурга в страны СНГ
    07.04.15 Москва - самая популярная у туристов столица в СНГ
    06.04.15 Минск - самый популярный город СНГ у российских туристов
    27.02.15 Погода в горах провоцирует сход лавин
    12.01.15 UTair сокращает маршруты и рейсы
    [an error occurred while processing this directive]