лучшее письмо месяца

    Сент-Люсия - прекрасная Елена Антильских островов



    24 января 2008 - четверг

    Перебирая флакончики с косметикой в моем чемодане, черненькая девушка-секьюрити в нью-йоркском аэропорту привычно спросила:"What's your destination?" Услышав ответ, расцвела: "San Lucia! Land of my birth!".

    Она так расчувствовалась, что перестала разглядывать мое бельё и отпустила нас с миром, видимо решив, что люди, направляющиеся в такое святое место, не будут взрывать самолет в надежде попасть в рай - они и так туда летят. Вот, может быть, на обратном пути...

    Но и назад путь террористам перекрыт: рай встретил нас тропическим ливнем и огромной рекламной фотографией гор-близнецов The Pitons (символа Сент-Люсии) над тикет-офисом при выходе из аэропорта Hewanorra: "Добро пожаловать в рай! Здесь вы можете сдать ваш обратный билет". Надпись вызывает улыбку, потому что для того, чтобы попасть в Сент-Люсию, иностранцам, кроме паспорта и визы, надо обязательно предъявить обратный билет – так санлюшане борются с нелегальной иммграцией. А так как приехать на остров могут позволить себе только состоятельные люди, не помышляющие примкнуть к лиге санлюшанских нелегалов, - фраза вызывает улыбку. На это и расчитывали создатели плаката.

    Вообще я заметила, что санлюшане очень остроумные и красивые люди. Этнография страны настолько уникальна, что трудно стать некрасивым в таких условиях. В жилах санлюшан течет французская и английская кровь европейских колонизаторов, индейская кровь араваков и карибов, кровь африканских рабов, а также кровь переселенцев из Индии, завезенных англичанами для работы на плантациях после отмены рабства. Вся эта этническая смесь даёт необыкновенную внешнюю привлекательность при совершенно ангельских характерах. По улицам расхаживают тоненькие, как тростиночки, девочки с кукольными личиками, изящными французскими носиками и нежными оленьими глазами. Про красоту и необыкновенную пластичность мужчин можно писать поэмы: высокие (очень!), стройные эбонитовые красавцы, с правильными европейскими чертами лица и белоснежной улыбкой - они необычайно грациозны и сексуальны. Особенно полицейские. Я поездила по свету и с полной ответственностью могу сказать: самые красивые в мире полицейские живут на острове Сент-Люсия. Каждый раз, встречая одетого в полицейскую форму загорелого Аполлона, я думала: что он здесь делает, почему до сих пор не на Беверлийских Холмах? А если на острове и встречаются не очень высокие и не очень загорелые мужчины, то, значит, это аналог Джонни Деппа. Они там на каждом углу - и все с манерами Уилла Тэрнэра. Галантность санлюшанам, скорее всего, досталась от французских предков. Разговаривая с дамой, мужчина-санлюшанин слегка улыбается, ласково, хотя и с некоторым превосходством, глядя на нее сверху вниз. Особенно хорошо этот взгляд удаётся полицейским – под него расставаться с деньгами не так грустно.

    Санлюшане никогда не повышают голос, не кричат и не выражают недовольство каким –нибудь иным нецивилизованным способом. Умение себя вести – не иначе, как чопорное наследие английской колонизации. Отсюда и чистейший английский язык, и изысканные манеры, и неплохая система образования: в карликовом государстве с населением 160 тысяч человек родились два Нобелевских лауреатов – в экономике (1979) и литературе (1992). Причем, экономист Сэр Артур Луэс (Arthur Lewis) стал первым чернокожим, получившим эту премию не в категории "борьба за мир". А второй призер - Дерек Уолкотт (Derek Walcott) – лауреат в области литературы. Это о нем Иосиф Бродский сказал: "Метрическое и жанровое его разнообразие у меня просто вызывает зависть... Его стихотворения – это сплав речи и океана". На встрече с журналистами после вручении премии Уолкотт сказал, что в связи с участившимся вручением санлюшанам Нобелевских премий, боится, что народ со всего мира повалит в Сент-Люсию, и страна не выдержит наплыва: "I don't want everyone to go there and overrun the place".

    Too late, my dear… too late… we're already here…

    Хотя, честно говоря, жаль, если уникальная природа будет загажена: сегодня Сент-Люсия считается самым экологически чистым и сохранившимся островом Карибского бассейна - с собственным действующим вулканом, горячими термальными источниками, водопадами с минеральной водой и девственными тропическими лесами. Но главной ценностью острова являются уникальные горные цепи с неотъемлемым символом Сент-Люсии – вершинами-близнецами Питонс. Когда ведущую популярного ток-шоу Опру Уинфри спросили, какое природное чудо света она бы поставила на первое место, знаменитая американка, не задумываясь, ответила: The Pitons. Питоны внесены в список всемирного наследия ЮНЕСКО (World Heritage sites) как одно из уникальных явлений природы. Ради справедливости, могу только добавить, что по красоте с Питонами могут сравниться только испанские горы Монсеррат.

    Редко какое государство, даже самое древнее, имеет такую удивительную историю, какую имеет эта маленькая островная страна - 43,5 км в длину и 12,5 км в самой широкой части. Достаточно сказать, что на протяжении своей истории Сент-Люсия переходила попеременно (14 раз!) из рук в руки Англии и Франции со всеми атрибутами галантного XVIII века – пиратскими захватами, морскими боями и взятиями неприступных крепостей. В конце концов, победила дружба (так не доставайся же никому!), и Сент-Люсия обрела независимость. Попеременное владычество на острове двух братских народов сделало санлюшан двуязычными: все жители Сент-Люсии говорят на государственном английском языке и на французском диалекте креол-патуа. Кроме языков, тяжелая колониальная наследственность прослеживается в левостороннем движении – от англичан, названиях населенных пунктов – от французов, и кухне, достойной гурманов – ото всех понемногу.

    Сейчас уже никто не помнит, кому принадлежит право первооткрывателя острова. Сначала, по привычке, грешили на Колумба, но потом выяснилось, что впервые на карту Сент-Люсия, в те далекие времена звавшаяся островом Игуан (Hewanorra – сейчас так называется международный аэропорт), была нанесена в 1500 году испанцем Хуаном де ла Коса во время экспедиции Родриго Бастидаса в Южную Америку. И хотя испанцы так никогда и не стали обладателями экзотического острова, своё название Сент-Люсия получила именно от них.

    А первым европейцем, поселившимся на острове (в северной его части - на Pigeon island), стал французский пират Франсуа Ле Клерк (Francois Le Clerc), больше известный как Jambe de Bois (Деревянная Нога). Романтик, как и все карибские пираты, месье Деревянная Нога обладал своеобразным чувством юмора, и имел романтическую привычку, ограбив корабль, убивать оказавшихся на нем ненужных свидетелей. Его оправданием может служить только то, что он был патриотом и грабил исключительно испанские корабли. Появившись ниоткуда в 1550 году, через 4 года он так же неожиданно исчез, прихватив с собою трофеи. Больше о нем никто и никогда не слышал. На Pigeon Island, где он промышлял в своё время, мы не смогли найти никаких следов его пребывания.

    Зато следов французов и англичан "война в кружевах" оставила предостаточно: и на Pigeon Island, и на Mourne Fortune.

    Ровно через 50 лет, в 1605 году, на южную оконечность острова высадилась команда сбившегося с курса по пути на Гайану английского корабля "Olive Branch". Обрадованные удачей англичане обменяли на безделушки у местных жителей (карибов) практически всю санлюшанскую недвижимость, если можно называть так лачуги, которые аборигены выставили на продажу. К сожалению, радость новых эсквайров длилась недолго: забрав все побрякушки и отвинтив от корабля всё, что можно было унести, простодушные санлюшане просто выгнали переселенцев из своих жилищ, а сопротивлявшихся убили. Через месяц от команды в 67 человек осталось лишь 19, и они вынуждены были покинуть остров. Даже в те далекие времена на Сент-Люсии жил хлебосольный и деликатный народ: чтобы колонизаторам было удобнее добираться на родину, гостеприимные аборигены предоставили в распоряжение захватчиков местную разновидность общественного транспорта – каноэ, на которых и отплыли собиратели английских земель.

    В 1625 году остров посетили голландцы и построили здесь же, на южной окраине острова крепость, получившую название Vieux Fort. В отличие от других, не столь цивилизованных народов, санлюшане и их колонизаторы не стали переименовывать свои города и взрывать ненавистные крепости, поэтому, несмотря на 150-летнее военное противостояние, все исторические реликвии находятся в прекрасном состоянии и называются так же, как и сотни лет назад. Единственная попытка внести изменения в географию острова наблюдалась только в конце 18 века, когда вдохновлённые Французской революцией санлюшане в революционной порыве кинулись переименовывать всё подряд, в том числе и сам остров, который был романтично назван Ste.Lucie la Fidèle - Верная Сент Люсия. Так же оригинально поступили и с другими географическими названиями. Так Грос Айлет был переименован в Революцию - La Revolution, а Деннери - в La Republicain. Но очень скоро островитяне опомнились, и всё стало на круги своя: через пятнадцать месяцев вернулись англичане, а с ними и старые названия.

    В 1639 году британцы делают вторую попытку закрепиться на острове. И снова неудачную. Но когда французы в 1651 году покупают остров (всего за 4500 ливров, т.е. $3000), а один из подданных Короля Солнце, De Rousselau, даже женится на санлюшанке и становится губернатором, англичане вспоминают о том, что 45 лет тому назад они его уже купили и заявляют на Сент-Люсию свои права. Так началась стопятидесятилетняя война, сделавшая аборигенов двуязычными, а остров уникальным; война, которую изысканные французы назвали "троянской", а остров - Прекрасной Еленой Вест-Индии – La Belle Helene. И называют его так до сих пор.

    Рай нас встретил тропическим ливнем, что было даже приятно при 40-градусной жаре. За время пребывания на Сент-Лусии не было ни одного дня, чтобы не шел дождь - явление здесь ежедневное и внезапное, но зато кратковременное, хотя и обильное . Поэтому и называются здешние джунгли "rainforest".

    Добраться до своего отеля – оказалось задачей непростой.

    Резорт находится на самом северном краешке острова, и для того, чтобы туда попасть с самого южного краешка - Vieux Fort, где находится аэропорт Hewanorra, надо ехать через всю страну по серпантинным горным дорогам около двух часов. Дороги крутые и узкие, нависающие над потрясающими душу обрывами и проходящие мимо бананово-кокосовых плантаций и рыбачих деревенек с умопомрачительными видами на океан. На банановых деревьях висят гроздья плодов, укутанные в синие целофановые мешочки. Водитель охотно обяснил, что это делается для того, чтобы уберечь плоды от вредителей - на Сент-Люсии выращиваются только органические продукты и использование химикатов запрещено. Что за чудесная страна!

    Таксисты в Сент-Люсии, кроме того, что виртуозы, еще и гиды и расскажут вам по дороге обо всех достопримечаельностях своей миниатюрной страны, покажут лицензию на право водить экскурсии и дадут свою визитку, чтобы вы могли воспользоваться этим правом. Такси на острове - дорогое удовольствие. Путь от аэропорта до резорта обошелся бы нам в $95 с каждого, если бы не компания CheapCaribbean, через которую мы заказывали поездку. В зале прибытия мы увидели офис этой компании и подошли просто спросить, как добраться до отеля, и, как постоянным клиентам (это наша третья путевка, купленная у CheapCaribbean – рекомендую!), нам добавили в сервис бесплатную доставку на такси в отель и назад в аэропорт в день отъезда. Кроме этого, дали Saving Card – нечто наподобие членской карточки с 10% скидкой на абсолютно все покупки, сделанные нами на Сент-Люсии.

    Такси - не единственный вид транспорта на острове. Можно, например, воспользоваться вертолетом. В этом случае экономия времени обойдется в $130 с пассажира. Предлагавший нам эту услугу агент вертолётной компании в качестве главного аргумента уверял, что Гаррисон Форд всегда заказывает вертолет, когда приезжает в Сент-Люсию. Отчего бы и нет. Но выяснилось, что от ближайшей посадочной площадки до нашего отеля будет ещё дальше, чем от места назначения, поэтому вертолёт отложили до лучших времен.

    Но это всё для туристов, а для местных жителей бегают очень чистенькие и аккуратные микроавтобусы. Стоят они, в зависимости от расстояния, от 25 до 75 центов.

    Попасть в любую точку острова можно и на катере или на водном такси, тоже не очень дорогом. Водные такси забавны. Это просто моторная лодочка с надписью на боку "water taxi". Водители таких лодочек, как правило, молодые мускулистые брюнеты в шортах и топлес (очень!). Водный транспорт гораздо быстрее нагорного, и им надо обязательно воспользоваться, хотя бы для того, чтобы полюбоваться на остров со стороны океана. Ну, и почувствовать себя немножко "прекрасной креолкой" рядом с карибским гондольеро с моторным двигателем вместо весла. Как я уже отмечала, мужчины в Сент-Люсии - верх галантности. Но в этом случае надо отдыхать одной. Собственно, ведь для этого и существует отдых.

    По дороге попали в небольшую пробку, так что было уже около шести, когда мы, наконец, доехали. Размещение заняло не больше 10 минут: нас ждали, и всё было готово, не считая мелких формальностей: получить ключи от номера, ключи от сейфа, расписание сервисов. Весь вечер провели, гуляя по комплексу, сидя в баре у океана, слушая джаз, – рядом с океаном открытая эстрадная площадка, где ежевечерне проходят концерты местных звёзд, - и любуясь закатом.

    Антильские острова имеют удивительную особенность – они образуют море, отделяя материк от океана, и омываются с одной стороны Карибским морем, а с другой – Алантическим океаном. Поэтому, живя на островах, можно купаться по очереди то в океане, то в море, а можно просто переплывать ради забавы из Карибского моря в Атлантический океан и обратно.

    Резорт находится в маленькой бухточке на самой вершине острова, как раз в том месте, где море сливается с океаном. Узенькая полоска пляжа (песок цвета salt-and-pepper, причем перец преобладает) с двух сторон ограждена неприступными скалами, выступающими в океан: слева – море, справа – океан, впереди – шенгенская зона, остров Мартиника.

    За вечер обошли весь наш all inclusive комплекс с собственным пляжем, водопадом, гольфовым полем, теннисным кортом, пятью бассейнами с барами, spa с джакузи, четырьмя gourmet ресторанами, работающими по принципу a la carte – итальянским, французским, местной креольской кухни (лучший!) и рестораном морепродуктов … Среди кокосовых и банановых пальм разбросаны принадлежащие резорту бутики, в коих поражает разнообразие пляжной одежды, особенно pareo – шелковых и батистовых, самых немыслимых расцветок и рисунков.

    Разноцветные домики (наш оказался, как и положено, оранжевым) утопают в цветах и пальмах, за оградой - тропические джунгли, а вдали от баров, эстрады и разноцветных домиков теряется в зелени нависшая над океаном каменная вилла. Она предназначена для любителей связывать себя брачными узами. Здесь же в маленькой увитой белыми розами беседке, wedding chapel, на фоне океана происходит таинство бракосочетания. Почти ежедневно мы были свидетелями свадебного кортежа: по направлению к часовне направлялась подпоясанная белым парео невеста с флёрдоранжем на голове и стаканом rum fruit punch в руке и её немногочисленная свита: жених в плавках, но при галстуке, и свидетели в купальных костюмах. Все навеселе, но ещё со стаканами.

    Честно скажу: я завидую той легкости и непринужденности, с которой американцы и разные прочие шведы расстаются со свободой, и вспоминая свою собственную свадьбу, говорю себе: в следующий раз только так. В первый раз это произошло в Лас-Вегасе, когда я была свидетелем так называемой свадьбы на бегу – wedding on the run. Сказать, что для меня это был шок – не сказать ничего. Всем известно, что в Лас-Вегасе жениться и развестись – дело нескольких минут. Многие едут туда сочетаться просто потому, что не имеют времени и денег на все эти глупости с церквями и застольями, а жениться хочется. И немедленно. Так вот, там на дорогах специально построены такие wedding chapel (похожие на наши будочки для продажи трамвайных билетов) для желающих вступить в брак on the run (на ходу ), Если проезжающая мимо часовенки машина притормаживает, из окошечка часовни высовывается голова священника, а из окна машины - рука с документами. Священник берет документы, записывает данные в "Брачное свидетельство", жених с невестой расписываются, забирают свидетельство и дают по газам. Всё это делается молча, не выходя из машины и занимает не больше 10 минут. Дальнейший путь по своим делам они продолжают уже будучи мужем и женой. И никаких тебе тазиков с салатом оливье. Но это, конечно, для избранных. Так любят сочетаться браком кинозвезды и шоумены. Здесь же за углом через несколько минут можно развестись. Очень удобно и не раздражает навязчивым сервисом.

    Так вот я для себя загадала: следующий раз или on the run в Вегасе, или на пляже в Боро-Боро.

    Ужинали в ресторанчике креольской кухни. Необычно и очень вкусно. Повар - местный, но обучался поварскому искусству в Париже, выходил в зал и, подходя к столикам, спрашивал, нравится ли кухня. Молодой, высокий, красивый, в белоснежном колпаке. Я в первый раз видела чернокожего шеф-повара. И очень даже неплохого. Креольская кухня основана на морепродуктах, тропических овощах-фруктах и местных специях. Ежегодно в регионе проводится конкурс на лучшую кухню карибских островов – традиционно пальма первенства у Сент-Люсии. Санлюшанская кухня считается самой изысканной, что неудивительно, принимая во внимание её происхождение.

    Из первых блюд особенно славится суп кальялу - callaloo soup – густой овощной суп, приготовленный на бульоне из различой морской живности. Там могут быть мелко порезанные омары, креветки, мидии и кальмары, то есть всего понемногу. В бульон добавляются овощи – сладкая картошка, yam, зеленые бананы, а также обязательные карибские специи и кокосовое молоко. Но основным компонентом являются немного похожие на шпинат листья калоказии - callaloo, как её называют жители карибских островов.

    В меню была рыба, пойманная мною на Багамах и так и не попробованная – группер. Заказала её и получила нежнейшее блюдо: тушеное в белом соусе рыбное филе в окружении местных трав и овощей, самым экзотичным из которых были маринованые ростки пальмы. На десерт взяли фрукты, которые официант назвал "love fruit" – внешне и внутренне похожие на продолговатую редиску, но по вкусу, действительно, напоминающие яблоко. Мы обедали и ужинали во всех ресторанах резорта. Заявленные, как "для гурманов", рестораны оправдали ожидания. Действительно для гурманов, не хуже, а в некотором роде даже лучше, чем gourmet на материке. Заказывая на вечер места в ресторане и просматривая меню, никогда не знали заранее, какая рыба будет подаваться – какую поймают, такую и приготовят. А разнообразие блюд из всевозможных морских молюсков и пресмыкающих не поддается описанию.

    В этот вечер познакомились с парой из Англии, приезжающей на остров уже в девятнадцатый раз. Он – пенсионер компании British Aircraft Corporation, стоял у истоков создания совместного англо-французского сверхзвукового самолета Concorde. Почти коллега. Поговорили о самолете (посетовали о прекращении полетов, мужчины обсудили преимущества и недостатки supersonic), о достопримечательностях Сент-Лючии и о знаменитых пятнических вечерах jump up в находящейся всего в паре километрах деревне Gros Islet (Грос Айлет). Англичане очень советовали пойти, но не объяснили, в чем там дело. Сказали, что это просто уличный карнавал, но проходит он ночью и идти надо попозже, потому что самое интересное начинается после 11. Что начинается, не уточнили – сами увидите. На следующий день как раз была пятница, и мы решили просто отдохнуть, то есть провести весь день на пляже, катаясь на водных лыжах, педалботах и парусных катамаранах, а вечером после ужина поехать в Грос Айлет. То, что мы там увидели, превзошло все наши ожидания.

    25 января 2008 года – пятница

    О том, что надо обязательно посмотреть ночной карнавал в Грос Айлет, мы слышали не только от англичан. С утра все вокруг только об этом и говорили. Встречавший нас на входе в ресторан метрдотель, поинтересовавшись, как нам нравится Сент-Люсия (обязательный вопрос всех санлюшан при встрече, сколько бы раз в день это не происходило; обязательный ответ: "O-o-o! A very beautiful country!"), как что-то само собой разумеющееся добавил: едете в Грос Айлет сегодня? Услышав положительный ответ, расцвел: иначе не может быть. Покупая санблок в магазинчике, услышали от девочки-продавца: "Сегодня jump-up. Не пропустите. Начинается в восемь. Но идти надо не раньше десяти".

    Вывод нами был сделан однозначный: надо ехать. Совет "идти не раньше десяти" проигнорировали и, как потом оказалось, напрасно.

    В восемь часов подошли к административному корпусу: работает круглосуточно, решает моментально все проблемы, в том числе и вызов такси. Опять-таки, сказав, что едем в Грос Айлет, получили какую-то фривольную ухмылку и уверение, что получим фан. На вопрос, сколько ждать такси, ответ: "Такси ждет вас". Вышли на улицу – оказалось правда. What a wonderful country!

    Грос Айлет - в пяти минутах езды. Можно было пешком дойти. Все дороги, ведущие в центр, перекрыты. Мы попросили водителя забрать нас через три часа и отправились навстречу приключениям. Весь городок: две улицы и набережная на Rodney Bay, названного так в честь английского адмирала Сэра Джорджа Родни (George Rodney). Адмирал очень известен на Карибах. Можно сказать, весь Карибский бассейн – сплошное место боевой славы Сэра Родни. Нет такого острова в Вест Индии, которые бы он не присоединил к английской короне или, наоборот, не сдал врагу (обычно Франции, реже - Испании) во второй половине 18 века.

    Залив красивейший: яхты, корабли, маленькие рыбацкие лодочки и огни, огки, огни…и лунная дорожка. От набережной тянется длинная деревянная коса и пропадает где-то в океане . На дощатом настиле, свесив ноги, сидят местные мужики, все черные, и болтают босыми ногами. У одного в руке деревянная тарелка, размером с небольшой поднос. Он тыкает палочкой в середину подноса, затем по краям и звучит нежнейшая мелодия. Потом говорит мне: "Попробуй". "Нет, - отказываюсь я. – Я не умею". "Разве ты неграмотная? – удивляется мужик и поднимает тарелку повыше, чтобы я увидела – на тарелке вразнобой нарисованы латинские буквы.

    "G…А…С… Е… J", – диктует он, и я послушно тыкаю палочкой в буквы. Звуки, которые издает тарелка напоминают что-то знакомое - из детства. Я мучительно стараюсь вспомнить, и вдруг меня осеняет – это же ксилофон. Но почему тарелка – ведь ксилофон состоит из пластинок. "Откуда у тебя этот инструмент? – спрашиваю я. "От предков",- смеётся он. В это время со стороны площади раздается какой-то шум, музыка – сначала робкая, потом всё громче, и мы торопимся туда.

    Вся площадь заполнена людьми, в сторонке нечто наподобие оркестра с тамтамами, какими-то погремушками и музыкантами в пестрых рубашках. Они бьют в тамтамы, покачиваясь в такт музыке и напевая. Повсюду мангалы, пахнет жареной рыбой и мясом, снуют торговцы, продающие маленькие 200 - граммовые бутылочки рома. Все пьют прямо из горлышка, пританцовывая на ходу. Народ, в основном местный, белых очень мало. Мы знакомимся с двумя белыми девушками из Англии, спрашиваем их, в чем уникальность этого карнавала, вроде ничего необычного не происходит – еда, питьё. Они смущенно улыбаются и советуют нам погулять по улицам, полюбоваться архитектурой, что мы и делаем. "Напрасно приехали", - вздыхает муж, пряча камеру. Мы гуляем по городу, удивляясь контрастам: совершенно нищенские, похожие на сараи лачуги и здесь же стена к стене бело-мраморные дворцы. Причем, живут в них тоже местные. Мы останавливаемся возле одного такого дворца и просим разрешения у сидящего во дворе хозяина сфотографировать дом. Он радостно улыбается: "Как вам нравится Сент-Люсия?" – "O-o-o! A very beautiful country!" Он согласно кивает и говорит: "У моих родителей было 22 ребенка, и все мы жили вон там, - показывает на стоящую рядом лачугу. – А теперь у меня свой дом. Вы бы вернулись на площадь – не надо здесь гулять в пятницу"

    Мы послушно идем в сторону площади и то, что мы там увидели, не скажу, что потрясло нас, но явно озадачило. Народу прибавилось, особенно белых женщин. Сейчас площадь представляет собой танцплощадку, в центре которой куражится совершенно бесподобный мужик с бутылкой на лбу, в вязаной шапочке и рваных штанах, причем ширинка на штанах растегнута и, наверное, можно было бы видеть всё, что у него в штанах, если бы оно не было таким черным. Судя по тому, с каким напряжением народ вглядывается в то место, где у него пах, тем, кто стоит поближе, что-то видно. Вихляя бедрами в такт музыке, он балансирует, стараясь удержать бутылку в равновесии. Время от времени, он подпрыгивает, бутылка соскальзывает, он ловит её, прикладывается и снова продолжает танцевать. К нему понемногу начают присоединяться местные молодые мужчины, хотя и с застегнутыми штанами, но не менее озабоченные. И вот они изгаляются посредине, а по периметру стоят, запрокинув бутылки и не отрывая от танцующих глаз, совершенно невменяемые тётки, выделывающие телодвижения, напоминающие сцену явления саламандр из романа Чапека "Война с саламандрами". Увидев это безобразие, мой верный спутник изрекает: "Слушай, ты выпить не хочешь? Что-то душно здесь. Может купим пару бутылочек?" Выпить хочется, но здравый смысл побеждает, и я отвечаю: "Только попробуй". Когда танцующий мужик приканчивает бутылку, он берет какую-то палку - наподобие тросточки и начинает выделывать с ней такое, что стоящий неподалеку полицейский подходит к нему и уводит за угол -там полицейский участок. Тем временем тётки по одной присоединяются к танцующим и среди них две наши знакомые, посоветовавшие нам прогуляться по окрестностям.

    Теперь все танцуют парами - мужчины с женщинами, очень близко друг к другу - точнее танцуют нижние части их тел: отклонив назад верхние части туловищ, они трутся лобками друг о друга, синхронно совершая вращательные и возвратно-поступательные движения, ни на миг не отрываясь от партнера. У каждого в руке по–прежнему бутылка, но вторая рука свободна, и этой рукой они проделывают с партнерами такие вещи, что даже сейчас, когда я смотрю эту запись на ДВД, мне становится не по себе. Причем, туристки могли бы дать фору аборигенам. И это были действительно тётки - некоторым не меньше пятидесяти. Нельзя сказать, что это какие-то развратные бабы. Ничуть не бывало. Я даже допускаю, что у себя в Англии они почтенные матери семейств, и, может быть, даже бабушки. Но такова сила искусства. Хотя иногда даже небольшая доза алкоголя заставляет людей проделывать удивительные вещи.

    Народ приходит всё в больщий раж, братание продолжается: трудно удержаться, когда вокруг происходит столпотворение, да и ром, видно, не паленый. И его много. Странно, что пьяных вроде нет, все трезвые, и от этого кураж только растет. И хочется сойти с ума, наплевать на всё, и, запрокинув голову, пригубить эту чертову бутылочку с ромом, войти в круг, и на глазах у всех прильнуть к черному извивающемуся телу.

    И когда ко мне, пританцовывая, приближается какой-то парень, не совсем трезвого поведения, но с явными музыкальными наклонностями и, поднося бутылку к своим губам, свободной рукой обхватывает меня и, прижимаясь всё сильнее и сильнее, шепчет мне на ухо: "Как тебе нравится Сент-Люсия?", вместо того, чтобы ответить: "O-o-o! A very beautiful country!", я c кроличьей покорностью смотрю в его глаза, бессознательно начинаю двигать бедрами и понимаю, что таким взглядом на меня смотрели очень давно, а хочется, чтобы всегда. И тут парень отрывается от меня и высокомерно спрашивает кого-то, стоящего за моей спиной: "Разве ты спросил у меня разрешение на съёмку?" Я оборачиваюсь и вижу своего верного спутника жизни, меланхолично в упор снимающего нас на видеокамеру.

    "Это мой муж",- объясняю я танцору, и он, всё так же ласково, робко и в то же время насмешливо смотрит на меня и, не сводя глаз, понемногу отстраняется и, пританцовывая, медленно отступает в толпу. "Ты была великолепна – с иронией говорит муж. - Будет, что вспомнить в старости. Ладно, пора идти, принцип мне понятен – что будет дальше не трудно догадаться, да и таксист заждался, обещали в 11, а сейчас начало двенадцатого". Мы выходим из толпы, и напоследок я оглядываюсь и вижу своего недавнего партнера. Он обнимает невысокую коротко стриженную шатенку и что-то шепчет ей на ухо. Шатенка смеётся, потом запрокидывает голову и подносит к губам бутылочку. "Как она вульгарна", - думаю я.

    Мы садимся в такси, и водитель спрашивает, как нам нравится Сент-Люсия. "O-o-o! A very beautiful country!" – хором отвечаем мы, водитель кивает и машина трогается. Мы выезжаем из города, я в последний раз смотрю в окно на удаляющуюся толпу и думаю: "В следующую пятницу можно приехать одной, купить пару бутылочек рома и досмотреть представление до конца".

    26 января - суббота

    Всё утро сибаритствовали: катались на катамаранах, лыжах, просто валялись в гамаках, привязанных к пальмам, плавали – всё, как обычно. Сент-Люсия – вулканообразованный остров, поэтому здесь нет естественных белых и золотых пляжей, зато много черных и серых. Пляжи украшены кораллами и рифами, поэтому зайти в океан –проблема. Но если есть желание поплавать в безрифовой воде и полежать на белоснежном песочке, всегда можно отправиться на Jalousie beach – это в районе Ладера, там песок привозной, им засыпан (вручную!) и пляж, и ближайшее к берегу дно. Jalousie beach считается лучшим на острове. Пляжи в Сент-Люсии принадлежат государству, то есть народу. Даже если пляж находится на территории частного владения, теоретически, им могут пользоваться все. А вот практически - для этого надо пройти через чью-то собственность. Но есть несколько пляжей расположенных на ничейной государственной земле. Один из них находится на Голубином острове - Pigeon Island.

    Если заплыть за скалы с левой стороны, можно доплыть до достояния нации - Pigeon Island National Landmark. Он совсем рядом и, если бы не острые прибрежные скалы, можно было бы достичь Голубиного острова, если не вплавь, то на катамаране. Мы взяли педалбот и отправились на разведку. Отплыв в сторону Мартиники метров сто, свернули в Карибское море, то есть налево за скалы и осмотрелись. Остров был, как на ладони, даже смотровая площадка на форте Родни просматривалась, но причалить к нему не было никакой возможности из-за рифов. Поплавав по заливу и обозрев все подступы к острову, решили не искушать судьбу и отправиться на остров проверенным дедовским способом – на такси. Если бы можно было пройти по прямой пешком – было бы не больше 200 метров.

    Когда-то остров был центром военной жизни Сент-Люсии – ни одно политическое событие не проходило без его участия. Стоящий в некотором отдалении от главного острова, он принимал на себя все удары судьбы: что бы ни случилось на острове или на вражеской французской Мартинике, первыми об этом узнавали дозорные Голубиного острова: с вершины Сигнальной Пика прекрасно просматривается не только лежащая в 30 км Мартиника, но и окрестности Сент Люсии. А залив Родни Бей был долгое время приютом и пиратских фрегатов Jambe de Bois, и кораблей английского королевского флота. В начале 16 века здесь хозяйничали флибустьеры, в 17 веке их сменили подданные королей Англии и Франции.

    Именно отсюда началась знаменитая Битва Святых (en.wikipedia.org/wiki/Battle_of_the_Saintes Battle of the Saints), названная так, потому что проходила вблизи Святых островов – Iles des Saintes - восьми маленьких островков у южного побережья Гваделупы, недалеко от Доминики. В битве участвовали корабли Франции, Англии и даже Испании.

    Роль Голубиного острова заключалась в том, что с Сигнальной горы велось наблюдение за передвижениями французских частей в Форте Рояль (Fort Royal). Причем адмирал Родни лично следил за этим, ожидая сигнала наступления.А в заливе, названном впоследствии его именем, стояла английская флотилия. Именно событиям 1782 года и посвящена вся историческая программа острова.

    Мы погуляли по парку, зашли в музей истории острова – посмотрели фильм о знаменитой Битве Святых. Музей открыт в бывших офицерских казармах. На стене табличка - музей подарен правительством Канады народу Сент-Люсии. Постройки очень хорошо сохранились – Офицерская кухня, госпиталь, двухорудийная батарея.

    Поднялись на вершину одной из гор, где находился форт и перешли на две другие горы, одна из которых 100-метровая и есть Сигнальный Пик. Именно на этой горе поднимались флаги Англии (7 раз) и Франции (7 раз) в честь очередной победы за право обладания Прекрасной Еленой Вест-Индии. И именно отсюда руководил битвой адмирал Родни. Доступ на Сигнальный Пик был затруднен слишком крутым склоном, и я понимаю, почему именно эту гору выбрали моряки для подачи и получения сигналов – она труднодоступна. У меня появилась мысль вскарабкаться на неё и водрузить жовто-блакитный стяг родины на её вершину в знак того, что "Ося и Киса были здесь", но мой здравомыслящий спутник, как всегда, охладил мой пыл, напомнив, что во-первых, стяга у нас с собой нет, а значит и водрузить мы ничего не сможем, а во-вторых, этого просто нельзя делать, так как чревато международным скандалом. На мой вопрос, почему на дно Северного Ледовитого океана можно повесить флаг, а на Сигнальную гору нельзя, муж пояснил, что Ледовитый океан ничей, и туда можно вешать всё, что угодно, никого это не колышит, а Сигнальная гора – достояние Сент-Люсии, и может возникнуть военный конфликт между нашими братскими странами, а там недалеко и до нового Карибского кризиса. Тут начался дождь, дальнейшее восхождение стало просто физически невозможно, всё-таки скалолазных снаряжений, как и знамени, у нас с собой тоже не было, и мы потихоньку скатились с горы по естественным ступенькам, образованным корнями деревьев и служившими ступенями еще матросам адмирала Родни.

    Очень долго Пиджин остров был крепостью и кроме военных и пиратов на нем никто не жил - слишком мал (всего 850 метров в длину и 400 в ширину) и горист. Какое-то время, когда рабство отменили, а работать на плантациях кому-то надо было, на Сент-Люсию стали приглашать иммигрантов из Индии, и на Голубином острове для индусов был создан лагерь (в 1878 году), наподобие Эллис Айленда в Нью-Йорке. Немного позже, в 1884 было решено переселять на остров больных фрамбезией (тропическим сифилисом), а в 1901 – желтой тропической лихорадкой.

    Остров был фактически бесхозен и по большому счету никому не нужен.

    Но один предприимчивый делец из Ст.Винсента со знаковым именем Наполеон и русской фамилией Оливье попросил правительство разрешить ему открыть на острове китовый промысел. Просьба была удовлетворена, договор аренды подписан, и до 1926 года китобои под руководством Наполеона бесчинствовали в Карибском бассейне, благодаря чему горбатый кит (Humpback Whale), известный всем по роману Мелвилла "Моби Дик", был внесен в Красную Книгу и до сих пор там находится.

    Незадолго до Второй Мировой войны, а точнее в 1937 году, одна не очень известная английская певица и блондинка, женщина веселая и неоднократно вдовая, Josset Legh (math.boisestate.edu/gas/whowaswho/L/LeghJosset.htm), посетив с гастролями Сент-Люсию, влюбилась в остров и арендовала у правительства Англии Pigeon Island, который превратила в уголок светской и ночной жизни на Карибах. Она почти ежедневно принимала на острове сотни гостей, и десятки яхт стояли в порту залива Родни, дожидаясь своих хозяев. Те из долгожителей, кто еще помнит эти развеселые времена, а таких становится, к сожалению, всё меньше, в восхищении закатывают глаза и причмокивают губами, вспоминая неповторимые ночные бдения в доме миссис Ли. Такое Сент-Люсия еще не видели.

    С началом Второй Мировой войны правительство расторгло договор, остров был отдан в арену США и использовался, как сигнальный пост до 1947 года, что было крайне необходимо - известно, что Карибское море буквально кишело немецкими подводными лодками. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть фильм с гениальным Питером О’Тулом mediapark.com.ua/video/movie.php?mid=5551&plot=1 - "Война Мерфи".

    Но вот война закончилась, прогрессивные силы взяли верх, и можно было снова расслабиться. Остров Пиджин был возвращен миссис Ли, которая не преминула открыть на нем ресторан, ставший вскоре известным всему миру, как самый изысканный на Карибах. На остров съезжались гости со всех стран света и оставляли в Книге визитов свои автографы, в которых называли остров не иначе, как пэрэдайз. Это был первый шаг по превращению Голубиного острова в тот райский уголок природы, котрым он является в настоящее время. Почему он называется голубиным – нетрудно догадаться: это самая распространенная птичка на острове. Маленькая серенькая с розовой грудкой – карликовое подобие наших сизарей.

    В 1972 году между Сент-Люсией и Пиджин Айлендом была проложена насыпная дорога, и остров перестал быть островом, хотя и сохранил название. Сейчас это просто часть округа Грос Айлет, в который входит помимо одноименной деревни, заселенной самыми сексапильными в мире рыбаками, ещё и залив адмирала Родни – Rodney Bay. На дамбе, соединяющей остров Сент-Люсия с Pigeon, был построен самый фешенебельный отель на Сент-Люсии - www.sandals.com/main/grande/gl-home.cfm Sandals Resorts. Песок на пляже Сандалса тоже привозной – золотистый.

    Несмотря на то, что остров - народное достояние, и пользоваться его, как природными, так и культурно-историческими богатствами могут все без исключения, вход в парк платный. А значит платный и доступ на чистенький пляж из насыпного желтого песка. Людей на пляже немного – это туристы, приехавшие на остров просто отдохнуть, жениться или полюбоваться природой, а заодно и искупаться в заливе Адмирала Родни. Ежегодно в мае здесь проходит Фестиваль Джаза (stluciajazz.org/jazz_events/main_stage.asp).

    27 января – воскресенье

    С утра у нас была назначена встреча с агентом туристической компании на предмет long distance экскурсий по вест-индийским окрестностям. Сюда входили Мартиника – a must, Гренадины и Ст. Винсент - по возможности, и всё остальное, как получится. Сегодня планировали прокататься на шхуне Brig Unicorn в сторону Soufriere – место замечательное своими минеральными водопадами, булькающим и способным взорваться в любую минуту (по прогнозам туроператоров) вулканом и захватывающими видами на Питоны. Выбор был - поехать на такси или воспльзоваться катером и самим обозревать окрестности. В этом случае теряем массу времени на пересадки, и за один день не управимся. Пришлось поступиться принципами и воспользоваться услугами турагентства, тем более, что они обещали нам "Brig Unicorn Family Pirate Adventure", а этот фрегат принимал участие в съемках фильма "Пираты Карибского моря", оснащение на шхуне осталось тем же, обслуга наряжена в костюмы из оскароносного блокбастера, вокруг витает дух Джонни Деппа и тому подобные глупости, но романтично, хоть я и не люблю присутствие детей всех возрастов, которых всегда полно на такого рода мероприятиях. Но мои опасения были напрасны - представитель турагентства не пришел, как потом выяснилось, имея весьма уважительную причину: было воскресенье, а это святое.

    Чтобы утешить себя хоть чем-то, опять сибаритствовали, валяясь в гамаках, заплывая за пограничные буйки шенгенской зоны и знакомясь с представителями иных цивилизаций. В частности, познакомились с ребятами из Германии, работающими по контракту в США. Они программисты, а значит люди умные и поэтому резонно рассудившие, что работать и жить в штатах, получая зарплату в евро гораздо приятнее и удобнее, чем наоборот. Это даёт массу преимуществ, как например, практически бесплатная, по сравнению с европейской, жизнь плюс дешевые поездки по всему свету - туда, где местная валюта привязана к доллару. Поэтому и Карибы, и Гавайи переполнены европейцами, предпочитающими Новый Свет Старому. Всё-таки приятно осознавать, что есть еще люди, ценящие собственное благополучие выше мифической борьбы за мир. Тогда есть шанс, что здравый смысл на планете победит, каждый будет думать в первую очередь о себе, тогда и бороться за мир не понадобится. На мой обывательский взгляд, конечно.

    Пообедав во французском ресторане и покатавшись по Атлантическому океану, решили не тратить день попусту и съездить в столицу Сент-Люсии - город Кастрис. Опять-таки вызвали такси, договорились с водителем, что подождет нас, пока мы погуляем, несмотря на его отчаянное сопротивление – он обязательно хотел нам сам показать город и достопримечательности. Дескать, это входит в стоимиость поездки. Но мы на эти ухищрения не поддались и настояли на своем. Если ездить на такси, город узнать невозможно. Договорились встретиться возле маркета – местного весьма колоритного рынка. Ещё одна особенность санлюшан: это люди бесхитростные и доверчивые –во всех наших поездках водители ждали нас по несколько часов, и ни разу не было такого, чтобы они ушли, не дождавшись. Правда и оплата поездки производилась по окончании. С другой стороны, ведь и мы могли после экскурсии найти другого водителя и сэкономить половину суммы. Но честь и совесть всегда побеждали - мы отклоняли другие предложения и упорно шли на встречу с нашими водителями, покорно ждавшими нас на условленном месте.

    Итак,мы оставили своего водителя возле маркета и пошли по направлению к огромному моллу Pointe Seraphine– месту шоппинга круизных туристов. Молл находится в гавани прямо напротив причала. Туристы, сходя с трапа, попадают прямо сюда, а потом уже в город. Очень умно и поддерживает экономику. Здесь есть всё: начиная от турагенств и заканчивая ресторанами и лавочками с поделками народного творчества. Некоторые забавны. Например, шляпы из зеленых пальмовых листьев или предметы быта из кокосовых орехов. Встретили мы там и ксилафон, на котором играл один из рыбаков в Грос Айлет. Всё сделано вручную, но дорого. Игрушка "Два голубя в гнезде" стоила 70 долларов. Погуляв по магазинам, купили: я – бусы из камня неизвестной породы, а верный спутник – бейсболку "I love St. Lucia".

    Мы уже направлялись к выходу, когда нас окликнула какая-то женщина и предложила помочь показать путь в город. Она экскурсовод и совершенно бескорыстно проведет для нас экскурсию. Я заподозрила неладное, но спутник, как и все мужчины, существо доверчивое и слабохарактерное, купился на посул и изъявил желение последовать за леди. Сломить его упрямство мне не удалось.

    Экскурсoвод, уверено лавируя между лавками с рыбой, провела нас через рыбацкий рынок и подвела к зданию, практически полностью скопированному со знаменитой стеклянной пирамиды Лувра. Когда мы вошли в пирамиду, поняли - это местная галерея санлюшанского искусства. По стенам были развешаны картины с ценниками – минимальная цена была 18 тысяч долларов. Муж категорически отказался меценатствовать, упирая на то, что подобные творения на блошином рынке в Нью-Йорке стоят от силы 5 долларов. Но это он, конечно, погорячился, чем обидел директора галереи и экскурсовода, которая после этого демарша отказалась продолжать экскурсию и поэтому выбираться из лабиринтов столичных улочек пришлось самим.

    Мы хотели добраться до местного даунтауна, туда, где сосредоточен культурный и научный потенциал страны. Опрашивая местных прохожих, как найти дорогу, были поражены обилием экскурсоводов в этом маленьком государстве – все до единого показывали нам свои визитки, где было написано, что они экскурсоводы. Мы вспомнили наших таксистов, тоже экскурсоводов, и удивились степени патриотизма местных жителей. Ведь, чтобы быть гидом, надо очень хорошо знать страну, любить её и, более того, хотеть об этом рассказать. Как мы узнали позже, любой житель острова может бесплатно получить профессию экскурсовода на специальных курсах, где они изучают историю и культуру своей маленькой страны. По окончании курсов им выдается диплом с правом работать по специальности. Очень многие этим пользуются, и даже если работают где-то еще, в свободное время подрабатывают в турагенствах. А таксисты к водительским правам обязаны иметь удостоверение гида.

    Даунтаун Кастриc похож на любой столичный центр: вокруг стояли министерства и ведомства – целая улица правительственных зданий, но трудно было понять, где же именно находится местный "белый дом" - резиденция губернатора Сент- Люсии. Улица была пустынна и, когда из одного здания вышел, судя по костюму и галстуку, какой-то клерк, мы кинулись к нему с вопросом, как найти Дом Правительства. Он показал на здание, стоящее на вершине одной из гор, окружающих Кастриc.

    - Вы экскурсовод, - сразу догадались мы.
    - К сожалению, нет, - улыбнулся клерк. - Я министр финансов Сент Люсии.
    Это был первый и, как впоследствии выяснилось, единственный вcтреченный нами не экскурсовод в этой удивительной стране.

    Город Кастриc был основан, как и все санлюшанские города, французами в середине 18 веке, но исторических зданий в нем почти не осталось из-за сильных пожаров, последний из которых был в 1948 году.

    Прогуливаясь по городу, мы зашли в носящий имя Непорочного зачатия католический собор, который считается самым большим на Карибах. В 1985 его посетил папа Иоан Павел II. Все стены собора украшены ликами черных святых работы местного художника Omer Artmagic, чья галерея находится недалеко от городской библиотеки, одной из 2811 библиотек, построенных по всему миру на деньги великого филантропа Эндрю Карнеги.

    Между собором и библиотекой разбит сквер Дерека Уолкотта. Когда-то давно, когда сквер носил французское имя Place D'Armes, в нем проводились публичные казни. Затем, в честь 400-летия со дня открытия Вест-Индии, его переименовали в сквер Колумба, а еще через 100 лет, когда уже точно стало ясно, что Колумб к Сент-Люсии не имеет никакого отношения, ей дали имя нобелевского лауреата Дерека Уолкотта. За свою поэму "Omeros" он был удостоен Нобелевской премии в 1992 году, точь-в-точь в 500-летнюю годовщину открытия Колумбом Америки. Поэма интересна тем, что автор описывает жизнь Сент-Люсии, используя приемы гомеровской "Илиады". Сюжет скопирован с древнегреческой поэмы. Главные герои, местные рыбаки, носят имена Ахилл и Гектор. Героиню, из-за которой и разгорелся весь сыр-бор, зовут, конечно же, Елена, а местный маяк остряки называют Циклопом. Собственно, автор и не скрывает, что позаимствовал сюжет у Гомера, ведь название "Omeros" говорит само за себя. При этом Уолкотт смог гениально описать природу удивительного острова: водопады и вулканы, тропические дождливые леса и шум морского прибоя, рыбацкие деревушки и виллы миллионеров – в этом раю хочется жить и умереть. Он был не первый, кто перенёс древние реалии на современную почву. Взять хотя бы "Энеиду" Котляревского. Жаль, что в 1798 году не было Нобелевских премий – по литературе точно была бы наша. Во всяком случае, и Александр І, и Наполеон Бонапарт имели в библиотеках по экземпляру украинской "Энеиды".

    В сквер, носящий имя Уолкотта, мы зайти не смогли - он был закрыт, зато из-за забора сфотографировали 400-летнее дерево – Samaan tree, растущее на территории парка и, наверное, многое повидавшее на своем веку.

    Мы ещё немного побродили по улицам, заглянули в маленький парк, украшенный бюстами Симона Боливара и капитана Жана Батиста Бидо, спасшего Боливара ценой собственной жизни, сфотографировали пушку у здания мэрии, карнегинскую библиотеку, розовенькие домики в колониальном стиле... Вот, пожалуй, и всё – знакомство со столицей состоялось, но особняк губернатора, стоящий высоко в горах, манил своей недоступностью. Я предложила верному спутнику вскарабкаться на гору и охватить своим присутствием Government House, иначе наша экскурсия будет неполной.

    Спутник внёс альтернативное предложение: найти нашего таксиста и подъехать к "белому дому" на такси. Сошлись на компромисе: узнать, как можно добраться до правительства общественным транспортом и воспользоваться таковым, если это возможно. Надо было найти полицейского, а так как моё любимое занятие – разговаривать с местными красавцами-полицейскими, эту функцию я взяла на себя.

    Уже через 5 минут мы сели в маленький микроавтобус, идущий по спиральной дороге в сторону холма, на котором находится здание правительства. На вопрос, сколько стоит проезд, водитель ответил: полтора карибских доллара за двоих. Но так как у нас местных денег не было, мы переспросили его, сколько будет в американской валюте, которая в Сент-Люсии, как и везде на Карибах, имеет хождение наравне с местной. Водитель, не моргнув глазом, отвечает: два доллара с пассажира. Круто. Это при том, что котировка "американца" к "карибскому" 1:3. Приятно было сознавать, что и в Сент-Люсии живут нормальные люди, а то уж мы подумали - и правда в рай попали. Не тут-то было - всюду жизнь.

    Рядом с домом губернатора - главный форт страны, Morne Fortune, построенный французами в 1768 году и достроенный уже англичанами после того, как власть сменилась. Здесь же памятник британским солдатам, сражавшимся с французскими завоевателями, и погибшими в 1796 году в битве за освобождение Сент Люсии от французских наймитов. В бывших армейских казармах расположен государственный колледж имени сэра Артура Льюиса – ещё одного нобелевского лауреата, похороненного здесь же.

    Губернаторский Дом построен в 1865 году в эпоху королевы Виктории. На территории резиденции находится королевский музей - Pavillon Royal Museum, в экспозиции которого исторические документы и фотографии, посуда, экспонаты, изделие из серебра, медали. На стенах картины местных художников. Всё это можно увидеть, согласно путеводителю, в любой день недели кроме воскресенья. В воскресенье, к нашему сожалению, Government House закрыт.

    Мы обошли здание по периметру насколько смогли – оно находится на самом краюшке обрыва, и с этого обрыва открывается захватывающий вид на Кастрис, горы, заливы Сент Люсии и даже на едва видимую вдалеке вражескую Мартинику. Архитектор, планирующий резиденцию, знал своё дело.

    Спустившись с горы, мы пошли по направлению к маркету, где должны были встретиться со своим таксистом. Так как у нас было ещё время, решили прогуляться по рынку. Рынок - место колоритное и, на мой взгляд, самое лучшее, если хочешь побольше узнать о местных обычаях. Супермаркетов, как таковых, в Сент-Лусии нет, и все продукты местные жители покупают на таких вот рынках. Этот в Кастрис - самый большой на острове. Еще бы - столичный! Несмотря на то, что 80% граждан острова живут именно в столице государства, на рынке торгуют представители оставшихся 20% населения, то есть сельские жители - именно те, кто и производит местные стратегические продукты - бананы, кокосы и какао. Одних бананов 18 разновидностей. Причем, в отличие от тех бананов, которые мы покупаем в наших магазинах, санлюшанские висят на дереве до полного созревания. Надо ли говорить, что по вкусу они отличаются от своих созревших в трюмах грузовых пароходов собратьев. Разнообразие фруктов и овощей поражает. Бананы, оказывается, бывают и овощем, и фруктом: одни можно готовить только, как гарнир, по типу картофеля, другие подаются исключительно на десерт. Например, горящие сладкие бэби-бананы с мороженым. Подаются под голубым огнем. А картофель тоже бывает разного вкуса и размера: клубни от небольших - величиной с яйцо до 40-сантиметровых монстров. И тоже варианты приготовления: от сластей до жареных во фритюре.

    Только на рынке можно увидеть женщин, одетых в национальный наряд, пришедший в Сент Люсию из Южной Франции вместе с первыми колонизаторами. Местные модницы изменили кое-что во французских нарядах, добавили национальный колорит, разноцветие красок и назвали индийскнм словом Madras. Как известно, индусы тоже приложили немало усилий к созданию своеобразной культуры Сент Люсии.

    Наряд состоит из белоснежной батистовой сорочки с большим декольте и белой ситцевой присборенной нижней юбочки, прошитой красными лентами. Поверх нижней юбочки надевается то, что санлюшанские гламурные дамы называют "мадрас" - короткая в разноцветную клетку юбка, сшитая из индийской ткани "madras fabric". У нас такой материал называют "шотландка". Из такой же ткани на голову наматывается тюрбан в виде пик. Количество пик обозначает романтические желания женщины: один конец означает, что сердце красотки свободно, два конца - что она имеет возлюбленного, но не возражает против знакомства, три вершины - сердце занято, а четыре - она рада любому приключению.

    Такие косыночки можно сейчас увидеть только на деревенских женщинах старшего поколения. Молодежь предпочитает современную одежду, хотя декольтированные батистовые кофточки тоже в большой чести. Вместо тюрбанов носят шляпки с несколькими козырьками, заменяющими пики.

    Ради развлечения мы стали считать количество пик на тюрбанах у местных пейзанок и придумывать разные романтические истории. У меня возник закономерный вопрос: если сердце дамы занято, но она не возражает против знакомства, как в этом случае реагирует на головной убор законный владелец её сердца. Я поставила себя на место дамы и подумала, что всегда можно сказать, что нечаянно получилось два холмика, на самом-то деле я старалась завязать три. С мужем своими соображениями решила не делиться.

    К сожалению, мне не удалось сделать фотографии местный красавиц, потому что в Сент Люсии существуют определенные этические правила, по которым никто не имеет права без спроса фотографировать людей или их собственность. Об этом предупреждают и гиды, и администраторы гостиниц. Об этом говорится и на туристическом сайте страны. Когда я сфотографировала поделки из кокоса в молле на пристане, продавец был возмущен и сделал мне замечание. Когда местные жители видят направленные на них камеры, они закрывают лицо и корректно, но строго делают замечание. На просьбу, можно ли сделать фото, ответ всегда - "нет". В Сент Лусии я лишний раз убедилась, что нам ещё очень далеко до того, чтобы быть по-настоящему цивилизованным народом.

    Побродив по рынку и насладившись колоритом, мы вернулись на рыночную площадь, нашли своего таксиста и через 20 минут были возле резорта. В офисе администратора нас ждала записка от турагента: завтра в 9 часов утра встречаемся в баре театра, если хотим совершить круиз по западному побережью Сент Люсии в сторону Soufriere. Мы обрадовались, стали планировать завтрашний день с учетом предстоящей экскурсии и заодно решили проанализировать сегодняшнюю поездку.

    И тут, о ужас, выяснилось, что я потеряла свою цифровую камеру. Быстренько пошевелив извилинами, поняла, что оставить фотоаппарат могла только в такси. А так как все таксисты вручают клиентам свои визитки, теплилась надежда, что, позвонив нашему водителю, найдем потерю. Так оно и оказалось. Наш звонок не удивил - водитель сказал, что поищет в машине и перезвонит. Через несколько минут действительно перезвонил и сообщил, что нашел камеру и ожидает нас у входа в резорт, чтобы отдать.

    Что за благословенная страна и что за замечательные люди живут в этом раю!

    28 января – понедельник

    Встреча с представителем турагентства всё-таки состоялась, и мы стали счастливыми обладателями билетика не только на экскурсию вдоль западного побережья Сент-Люсии, но и заграничного круиза в Мартинику. Туроператор предупредил, чтобы мы не забыли взять с собой паспорта, иначе нас не пропустят в шенгенскую зону. Круиз должен будет состояться в четверг, а сегодня нас ожидала поездка на яхте в район городка Soufriere, рыбацкого поселка, лежащего в небольшой бухте у подножья Питонов в окружении тропических садов, банановых плантаций и курящихся серных источников.

    Команда яхты состояла из капитана и его помощника, выполнявшего одновременно функции стюарта, и очень симпатичной, похожей на маленькую обезьянку, женщины-экскурсовода, по имени Джулиана.

    Первое впечатление от экскурсовода оказалось обманчивым – она была, что называется, профи, знала абсолютно всё, как о своей стране, так и обо всех агрессорах, нападавших на лакомую, но беззащитную Сент Люсию, владела, кроме родных языков, еще и испанским. Английский её был безупречен, впрочем, как и у всех её земляков.

    Мы сидели на палубе, пили ром, любовались проплывавшими мимо берегами и слушали рассказ Джулианы о её замечательной родине. Проезжая мимо Grande Cul de Sac Bay, все обратили внимание на выдающийся далеко в море причал с огромными цилиндрическими емкостями. Джулиана объяснила, что это хранилище нефти, которую перегоняют из арабских стран в штаты. Сент Люсия заключила с Америкой договор, по которому за предоставление места для хранения нефти штаты обязались строить школы на острове и снабжать их по последнему слову техники. Мы спросили экскурсовода, как страна решает проблему нефти и газа для себя? Неужели "тырят" из цистерн? Оказалось – нет. Нефть Сент Люсия покупает у Венесуэлы, от которой её отделяет всего 400 миль. Газ можно было бы добывать свой, но санлюшане очень трепетно относятся к природе и не собираются разрушать то, что их кормит и, если смогут сохранить богатство родины, будет кормить еще долго. Воды на острове достаточно, благодаря многочисленным горным рекам и водопадам, но строить электростанции, искусственные водохранилища и пускать реки вспять жители райского острова не торопятся. Как не торопятся строить фабрики и заводы и рыть шахты в заповедных природных местах – они слишком любят свою землю. В общем, умные санлюшанские правители решили создать у себя в стране экологически чистую зону. Если дело в мире пойдет так, как оно идет, и дальше, вполне возможно, Сент Люсия станет единственной органически чистой страной в мире. Во всяком случае, уже сейчас все продукты на острове выращиваются без применения химикатов. Я уже писала о бананах, одетых в синие мешочки от насекомых. Там, где курятся пары Sulphur Springs и на десятки километров протянулись фруктовые плантации, вообще никаких химикатов не требуется: сероводородная вонь стоит на несколько километров от источника. Так что никаких насекомых вокруг вообще нет. И всё это создано природой. Просто надо уметь ею пользоваться без ущерба для самой природы. Кстати, о защите природы. Во всех отелях острова висит объявление, которое в переводе выглядит примерно так: "Если кто-либо на Сент Люсии будет вам предлагать предметы, сделанные из панциря черепахи, немедленно сообщите в полицию - этот человек преступник." И телефон, по которому надо позвонить.

    Подъезжая к Marigot Bay (Мариго), не могли сдержать возгласов восхищения – настолько нереально красивой была гавань. Мариго, по мнению американского писателя Джеймса Миченера, является красивейшим местом на Карибах и так часто используется при съемках фильмов, что увидевшие его впервые переживают нечто наподобие дежавю. Ничего удивительного: этот ряд кокосовых пальм, обрамляющий берег, можно увидеть в забытых ныне фильмах: "Доктор Дулиттл" с Рексом Наррисоном, "Вода" с Майклом Кейном, "Огненная сила" с несравненной Софи Лорен и злодеем О Джей Симпсоном и других, не менее достойных картинах. Фильмы забылись, а картинка осталась в памяти. Залив Мариго любим не только кинематографистами: это излюбленное место яхтсменов и туристов. А в далекие пиратские годы было местом хранения добычи приятелей Вуд Лега. Да и адмирал Родни, говорят, прятался здесь от французских фрегатов. Во время Второй Мировой войны здесь шакалили немецкие субмарины.

    Мы заехали в залив и остановились на несколько минут (бросать якорь здесь запрещено), любуясь замечательным видом и наблюдая за местными ребятишками, которые, раскачавшись на длинных канатах, привязанных к пальмам, запрыгивали далеко в море. Деревянные одно- и двухэтажные домики выглядывали из-за растущих на холмах деревьев. Джулиана сказала, что несколько кинозвезд купили в Мариго дома и живут здесь постоянно в свободное от съёмок время. Назвать фамилии артистов отказалась. Ну, одного-то мы и так знаем: это Гаррисон Форд – любитель кататься на вертолетах.

    Вырулив из Marigot Harbor, продолжили наш путь на юг острова. Вскоре показались похожие друг на друга две рыбацкие деревеньки: Anse La Raye – столица рыбного фестиваля: каждую пятницу в 6 часов вечера здесь проводится карн авал, посвященный жареной рыбке с распитием пива и рома и поеданием даров моря, а за ним Canaries – рыбацкий поселок, населенный преимущественно индейцами.

    Приближение "духовной столицы" Сент Люсии – городка Soufriere (по-местному звучит как Суфрэ) заметили задолго до появления первых признаков самого поселка – Питоны видны практически отовсюду. Символ острова и одно из природных чудес света, горы-близнецы, по определению ученых - пики спящих вулканов, образованные выбросом вулканической лавы и камней около 40 миллионов лет назад, а по определению романтиков и рыбаков, Питоны – это подарок богов, путеводная звезда в океане и охранная грамота Сент Люсии. Несмотря на то, что горы называют близнецами, в них много различного. Начать с того, что Большой Питон, по иронии судьбы, ниже Малого. Если высота Малого Питона 2619 футов, то Большого – 2461. На Большой Питон легче подняться, чем на Малый, - его склоны более покаты, в то время как на Малый требуется разрешение Министерства земли и воды и специальное сопровождение, то есть простому туристу это недоступно. В лесах Gros Piton растут 148 видов растений, а Petit Piton - 97. Кроме того, в горах живут 27 разновидностей птиц, причем пять из них водятся только здесь, три разновидности грызунов и среди них уникальнейший в мире зверёк – http://en.wikipedia.org/wiki/Hutia гутия (hutia), занесенный в книгу рекордов Гиннеса, как редчайший вид млекопитающих – помесь крысы и зайца, встречающийся только на Карибах.

    У подножья Питонов лежит старейший город Сент Люсии и её первая столица – Soufriere, построенный в 1746 году французами и в переводе означающий "серные источники". Основная достопримечательность города – сквер, окруженный узенькими улочками, застроенными разноцветными домиками в колониальном стиле с филигранными балконами и жестяными крышами. Среди этого великолепия стоит остробашенный католический собор, возведенный в 1953 году на месте разрушенных ураганами, пожарами и землетрясениями старых церквей. Во времена Французской революции 1789-99 годов сквер был излюбленным местом народных гуляний - здесь практически круглосуточно проходило испытание know-how доктора Гильотена. Многие владельцы сахарных и кокосовых плантаций закончили свои жизни именно на этой площади.

    Пристань Soufriere встретила нас толпой босоногих мальчишек на причале, вежливо, как и подобает юным джентльменам, опрашивающих иностраных туристов, не найдется ли у них лишнего квотера на память о встрече. Получив монетку, с достоинством наклоняют голову в знак благодарности. Когда мы возвращались вечером на яхту, встретили тех же мальчишек, они нас узнали, заулыбались и долго махали вслед, когда яхта уже отчалила.

    Погуляв немного по городу, мы сели на автобус, и проехали два километра до знаменитого и единственного в мире действующего вулкана типа drive-in, что означает, "смотреть представление, не выходя из машины". Клубы дымящегося вулкана и впрямь вьются вдоль проезжей части и желающие могут прямо из машины наблюдать за гидрогено-сульфидными бульками и паром, исходящими из кратера, раскинувшегося на трех гектарах серого лунного пейзажа, и вдыхать неповторимый запах, знакомый нам по урокам химии как сероводород или запах тухлых яиц. Говорят, он помогает от астмы и респираторных заболеваний. Вокруг вулкана толпятся экскурсоводы и висит табличка "Tips allowed" - тактичный намек на то, что экскурсоводы работают фриланс, и наши взносы - их единственное вознаграждение. Мы не воспользовались их услугами по той причине, что у нас был собственный гид – Джулиана.

    Оказывется Sulphur Springs - это остатки вулкана, мощный взрыв которого образовал кальдеру 410 тысяч лет назад и прорвался сквозь дно кальдеры последний раз в 1766 году. Сейчас здесь около 25 ям-кратеров, способных в любое время извергнуть фонтаны кипящей серы. Иногда гейзеры фонтанируют и струи достигают 20-25 метров высотой. Температура пара, поднимающегося над булькающей массой, достигает 171 градуса по Цельсию. В 1830-е годы здесь было добыто и вывезено на экспорт 540 тонн серы. А в 1985 году появилась новая яма – Gabriel’s Hole, названная по имени гида Габриэля, проводившего в этом месте экскурсию и провалившегося по талию в кипящую грязь. Благодаря усилиям туристов, он был спасен, хотя и получил ожоги второй степени и два месяца пролежал в больнице. Зато обессмертил себя, образовав новый кратер и подарив ему своё имя. После этого случая вулкан огородили и теперь на него можно смотреть только со специальных смотровых площадок.

    Сама же кальдера представляет собой огромный 13-километровый в диаметре котлован, часть которого находится в море, а остальная часть – это город Суфрэ и его окрестности. "Мы находились в вулкане уже тогда, когда ступили на берег Суфрэ,- объяснила нам Джулиана. – А ботанический сад, водопад и минеральные ванны – это просто продолжение всё той же кальдеры. Вулкан извергает из себя ежедневно тысячи тонн минерализованной воды и горячего пара, и эти сероводородные потоки пробиваются в виде множества каверн и протоков в скалах и других самых неожиданных местах, поэтому можно принимать минеральные ванны в любой речушке или источнике, разбросанных по округе, и сероводородный душ под любым встречным водопадом".

    Было бы здорово намазаться серной вулканической массой, опуститься в тёплую струящуюся 45-градусную воду и расслабиться, как в джакузи. Хорошо! К сожалению, везде стояли таблички с предупреждением: заходить в воду и купаться запрещено. Джулиана объяснила, что еще несколько лет назад всем разрешалось плескаться в речках и намазываться лечебной грязью, но в связи с активацией тектонической деятельности и несколькими несчастными случаями, доступ к источникам ограничили. Всё-таки вулкан La Soufriere считается спящим, но не уснувшим – всякое может случиться. Однако, мы не должны расстраиваться - у нас еще будет возможность совершить минеральное омовение и не просто в реке, а в вырубленных в скале ваннах, в которых купалась сама императрица Франции - Жозефина Буонопарт, когда гостила у своего отца на плантации "Mal Maison".

    Недалеко от Sulphur Springs раскинулся ботанический сад – Diamond Botanical Gardens, тоже входящий в собственность Суфрэ, существующей с 1713 года, с того времени, когда французский король Людовик XIV подарил 2000 акров бесхозных земель трем братьям Devaux (Дево) из Нормандии "за заслуги перед короной и отечеством". Всей этой собственностью до сих пор владеют потомки предприимчивых братьев, которые сразу же разбили сахарные плантации на месте нынешних ботанических садов. Это чуть ли не единственное место в мире, когда собственность находится в руках одной семьи на протяжении нескольких веков.

    Сейчас владелицей сада является госпожа Joan Devaux du Boulay (Джоан Дево), спланировавшая и разбившая этот сад в память о своем отце – Andre du Boulay, очень многое сделавшим для восстановления былой славы Суфрэ.

    Мы прошли по извилистым дорожкам и деревянным лестничкам в глубь парка между увитыми цветами естественными беседками, горными ручейками и струящимися водопадами, температура в которых колеблется от ледяной до теплой и даже горячей. Знаменитый Diamond Waterfall (Бриллиантовый водопад), впадающий в круглый естественный бассейн, вынырнул из-за листвы неожиданно. Совершенно рыжая вода, падающая с обрыва, на глазах меняла окраску: становилась желтой, розовой, даже ярко зеленой, а иногда сияла черными, рыжими и зелеными прядями одновременно. Поймать буйство красок на камеру было совершенно невозможно. Естественый бассейн почти совершенной круглой формы когда-то был местом паломничества туристов, принимавших ванны прямо тут под струями минеральной воды. Но с некоторых пор это стало угрожать экологии места, и принимать душ под водопадом запретили. Сейчас здесь стоит табличка: "Заходить в воду запрещено" - для этого есть специальные ванны, построенные еще в эпоху Людовика XVI. В 1784 году губернатор Сент-Люсии, Барон де Лабори, послал в Париж пробу местной воды на анализ, считая её аналогом немецкой минеральной воды Баден-Бадена и французской Aix le Bain. Когда анализ подтвердил лечебные свойства источников, король лично финансировал построение резервуара. Из камня было вырублено 12 ванн для лечения солдат королевской армии. К сожалению, во время революции резервуары были разрушены, и долгое время никто не занимался восстановлением уникальных сооружений. В 1928 году тогдашний владелец Суфрэ, отец Джоан Дево – Andre du Boulay восстановил две из двенадцати оригинальных каменных ванн, которые используются до сих пор. Позже были построены еще несколько ванн. Сейчас любой желающий может принять лечебную ванну в общем бассейне или воспользоваться индивидуальной кабинкой. Стенкой кабинки служит обыкновенная скала, из которой через трубочку, как из водопроводного крана течет обычная французская минералка. Длительность сеанса 30 минут. В туристическом справочнике написано, что так можно вылечиться от артрита, экземы и от бессонницы. Перед посещением ванны неоходимо принять душ, что мы и сделали перед тем, как пройти в индивидуальную кабинку. Вода немного желтоватая и теплая. На вкус я её попробовать не отважилась. Не знаю, как насчет артрита, но бодрости купание в минеральной воде прибавило, может быть, за счет осознания приобщения к миру великих – всё-таки Жозефина, что ни говори, –великая женщина. Спать не хотелось, несмотря на лечение от бессонницы, и мы отправились дальше гулять по Суфрэ. На этот раз целью нашей экскурсии стали плантации какао и фабрика при ней, работающая в том же режиме и практически с тем же оборудованием, что и во времена братьев Дево. После обеда в ресторанчике, расположенном прямо на территории плантации нас провели по зарослям какао, показали, как добывают шоколад их зерен какао и разрешили взять несколько зернышек с собой.

    Уже темнело, когда мы отчалили от пристани. По правую сторону от нас тянулись бесконечные темно-зеленые горы, позади белели крошечные точечки домов, а вдалеке дымился серо-водородными парами единственный в мире вулкан, который можно наблюдать, не выходя из машины - Питоны на фоне заходящего солнца выглядели фантастически – время от времени горы пересекала невесть откуда появляющаяся радуга. Джулиана сказала, что радуга в горах – явление обыденное, наверное, потому что на острове постоянно проливаются кратковременные дожди. Весь путь назад в родные гостиничные пенаты занимались тем, что фотографировали и снимали на видео потрясающий закат солнца за Питоны и в море.

    Спали в эту ночь сном младенцев – не иначе, как благотворное влияние серных источников.

    Марина Коваль
    17/04/2008 08:14


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости с Сент-Люсии

    25.10.15 Путешественники назвали десять самых интересных водопадов мира
    20.04.14 Карибы ждут российских туристов
    29.05.13 Карибские курорты привлекают все больше туристов из России
    09.05.12 Необычные отели мира
    24.11.11 Сент-Люсию можно посещать без виз
    06.05.11 На Сент-Люсии появился туристический контакт-центр
    16.12.10 Новый отель открылся на Карибах
    14.09.10 Лучшие отели мира от Conde Nast Traveller
    04.04.10 Сьюты над водой создают в гостинице на острове Сент-Люсия
    31.10.09 Свадебные предложения отелей Almond Resorts
    [an error occurred while processing this directive]