лучшее письмо месяца

    Мартиника - Франция на Карибах



    Мы отдыхаем на Карибском острове Сент-Люсия в резорте с труднообъяснимым названием "Миндальное пристанище контрабандистов" - Almond Smugglers Cove. Балконы "Пристанища" выходят на Атлантический океан, и в ясную солнечную погоду из окон нашего номера можно увидеть Европейский Союз – в 30 км находится остров Мартиника - заморский регион Франции. Мартиника как бы страна и в то же время, если это регион Франции, то как бы вроде и не страна. Я буду называть её страной, потому что верю - страной она со временем станет. Я отношусь к тем маргиналам, которые ратуют за независимость всех, кто этого хочет.

    Итак, Мартиника, имеющая много общего с соседней Сент Люсией, имеет так же много различий. Начать с того, что оба острова были открыты почти одновременно и долгое время были яблоком раздора между Англией и Францией. Мартинику, как и большинство Карибских островов, нанес на карту Колумб, когда его каравелла проплывала мимо острова в июне 1502 года, и на несколько дней остановилась в том месте, где сейчас городок La Corbet. На этом присутствие Испании на острове цветов (Medinina - так называют Мартинику местные жители) закончилось.

    Когда-то оба острова одновременно входили в состав Франции как один заморский регион Сент Люсия-Мартиника и даже имели общий флаг - белый крест на голубом поле и в каждой клетке по змейке в форме письменной английской буквы Л, обозначающей слово Люсия, потому что Мартиника входила в административный округ Сент Люсии. С флагом много неясностей, его часто отождествляют с официальным флагом Мартиники, поэтому я хочу немного остановиться на истории его появления. Этот флаг был введен в 1766 году для всех кораблей бывшей французской колонии, называвшейся тогда Сент Люсия-Мартиника. Ни на одном официальном сайте Мартиники этот флаг не демонстрируется. Более того, патриоты Мартиники, ратующие за независимость, имеют собственное представление о геральдике, и ни одна из партий не считает, что официальным знаменем государства должен стать военноморской флаг колонизатора.

    Так как Мартиника до сих пор принадлежит Франции, то над зданием местной Префектуры развивается французский триколор. Он-то и является официальным флагом острова. Так что, как это ни прескорбно, но Мартиника, формально являясь частью Франции, фактически - колония, и отсюда преимущество правильно выбранной колониальной системы – правостороннее движение. Но и недостатки у системы тоже есть – на Мартинике официальная валюта - евро, что автоматически делает все, что только можно купить за деньги, дороже в несколько раз, чем в соседней Сент Люсии.

    Поэтому субботние средства передвижения, следующие из Сент Люсии в шенген, очень похожи на пригородние "колбасные" электрички последних лет перестройки - народ везет из-за границы мешки с продуктами пропитания.

    Примером может служить стратегический для обоих островов продукт: в Сент Люсии килограмм бананов стоит 25 центов, а в Мартинике 5 евро – почувствуйте разницу. Это даёт право санлюшанам смотреть на мартиникийцев снисходительно сверху вниз. Зато Мартиника – европейская страна и изображена на всех банкнотах евро.

    Европейскость страны дает право её гражданам безвизово ездить по всей шенгенской зоне и считать Париж столицей родины, а себя – коренными французами. Даже более коренными, чем большинство жителей Парижа, если учесть, что Мартиника официально является французской территорией с 1674 года, и аборигены практически безвылазно прожили во Франции несколько веков, чем не могут похвастаться многие граждане метрополии, в их числе и сам президент, предки которого поселились во Франции только в 20-ом веке, а первая мадам республики вообще гражданка другой страны. Так что напрасно французы возмущаются погромами, которые устраивают коренные граждане островов в Париже – это их исконная родина, а понаехавшие Саркази, Бруни и им подобные гасторбайтеры могут вернуться назад в свои окраины.

    Второй серьёзной проблемой для нас стала языковая: государственный язык Мартиники – французский, и большинство аборигенов не знают английского. Это создает трудности при общении с иностранцами, и туристический бизнес обслуживает, в основном, франкоязычных. А так как единственная фраза, которую я знаю по-французски, это – "же не манж па сис жур", то на Мартинику мы заказываем организованный тур.

    В предкушении предстоящего визита я накупила книг по истории острова и уже представляла, как вхожу в домик на окраине Trois-Ilets, где родилась Жозефина Богарне, женщина, из-за которой Бонапарт потерял сначала голову, а потом и корону, потом еду в Anse Turin, где жил Поль Гоген, а сейчас там его музей. Правда подлинных картин художника в музее нет, но подлинники и в нью-йоркском Метрополитене посмотреть можно. Потом заезжаю в Saint–Pierre, город, существующий на карте острова с 1635 года, с тех самых времен, когда французский купец Пьер Билэн (Pierre Bélain, Sieur d'Esnambuc) с благословения кардинала Ришелье основал на острове первую французскую колонию и назвал её в честь себя - Saint-Pierre. Город Сен-Пьер долгое время был экономической столицей Мартиники (здесь были разбиты первые плантации сахарного тростника и построены первые ромовые заводы), но в 1902 году извержением вулкана Montagne Pelée фактически был стерт с лица земли. Почти все жители города (свыше 30 тысяч человек) погибли, сгорев заживо. Кроме одного. Счастливчиком оказался единственный заключенный местной тюрьмы, который спасся, благодаря толстым стенам своей полностью изолированной от внешнего мира камеры. Этот человек, а звали его Louis Cyparis, был вызволен из-под обломков тюрьмы спасателями через четыре дня после извержения. Чудом спасшийся от смерти Louis Cyparis стал на праведный путь, начал вести добропорядочную жизнь и был вознагражден - его именем названа электричка, следующая из Сен-Пьер в Форт-де-Франс. Она так и называется Cyparis Express.

    Много интересного можно повидать на острове: Дом вулканов в Morne Rouge и Дом кукол в Basse Pointe, Музей рома и Музей бананов в Sainte Marie, Дом кокоса в Sainte-Luce и Дом сахара в Trois-Ilets.

    Катамаран, на котором нам предстояло совершить путешествие, отчаливал от пристани в заливе Родни, недалеко от Gros Islet. Залив был усеян всевозможными шхунами, фрегатами, кораблями и яхтами. Ничего удивительного, ведь Rodney Bay – один из самых популярных центров водного спорта на Карибах – именно здесь заканчивается ежегодное международное ралли ARC (Atlantic Rally for Cruisers), - яхты со всего мира собираются в ноябре на Канарах и пересекают Атлантический океан, чтобы встретиться перед Рождеством в заливе адмирала Родни.

    Недалеко от нашего катамарана стоял знаменитый псевдо-пиратский фрегат "Уникорн" со спущенными парусами. Наше маленькое суденышко, конечно, проигрывало на фоне звезды "Пиратов Карибского моря", но было оснащено всем необходимым, включая ром всех сортов, которым нас, как только мы поднялись по трапу на палубу, сразу же напоили, вызвав приятное ощущение того, что жизнь, черт побери, удалась.

    Судно отчалило от пристани, и мы медленно покатили, лавируя между кораблями и фрегатами, попивая ром и любуясь стройными рядами рыбацких лодок, привязанных друг подле друга на всём пути рукотворного канала, который связывает причалы Rodney Bay с Карибским морем. Но вот канал остается позади, а вдали колышется на якоре, ставший совсем уже миниатюрным, оскароносный "Уникорн".

    Несмотря на то, что расстояние, которое нам предстояло преодолеть, всего 30 км и длится путешествие около двух часов, всем раздают черные пакетики на предмет морской болезни, и, как оказалось, не напрасно: народ активно ими пользуется на протяжении всего пути. От рома, при этом, тоже никто не отказывается.

    Команда катамарана состояла из мальчишек и девчонок примерно одного возраста – чуть побольше двадцати. Они были одновременно стюардами и экскурсоводами – всю дорогу развлекали туристов рассказами о главном стратегическом продукте Мартиники - роме. Слушатели имели возможность подкрепить полученнные знания дегустацией. После поездки на Мартинику теперь каждый из нас может открыть собственное производство – так подробно и со знанием дела нам объяснили, как гнать брагу из сахарного тростника в домашних условиях. Этот напиток изготавливают чуть ли не в каждом населенном пункте острова и, если верить словам наших сопровождающих, такого рома нет больше нигде. Ведь Мартиника - ромовая столица мира. Ром на Карибах, производят с 17-го века, с тех самых времен, когда в здешних территориальных водах появились первые пираты - большие знатоки и любители этого напитка. Производят его повсюду, где есть место для выращивания сахарного тростника, который и является исходным материалом. Поэтому столица Мартиники Сен-Пьер до 8 мая 1902 года была одновременно и центром ромовой промышленности. 8 мая всё кончилось – вулкан Мон-Пелее разрушил город, и вместе с ним погибли все 16 винокурен столицы – невосполнимая потеря для экономики острова.

    Особенностью рома, производимого на Французских Антиллах, и в частности на Мартинике, является то, что гонят его исключительно из забродившего сока сахарного тростника (в отличие от нашей браги, которую гонят из всего), и называется такой ром agricole. Время его заготовки - с февраля по июнь. Всё остальное время ром настаивается. Есть три способа хранения напитка, от которых вкус и цвет его изменяется. Самый простой и дешевый белый ром (grappe blanche, по-нашему samogon) разливается по бутылкам сразу же и используется при изготовлении традиционных карибских пуншей. Это ром для бедных людей и туристов отелей all inclusive, привыкших к бесплатным punch-коктейлям. Более дорогой Paille ром становится золотистым при хранении около двух лет в специальных дубовых чанах. Ну, а самый благородный Vieux ром выдерживается в маленьких дубовых бочках не меньше трех лет, приобретая насыщенный коричневый цвет – это напиток для ценителей. Бутылка такого рома может стоить больше 1000 евро в зависимости от выдержки. Например, ром Vieux Trois Rivières 1953 года стоит 1200 евро бутылка. Оставшиеся 90% мирового производства сорта рома называются de melasse и производятся из забродившей патоки на всех остальных нефранцузских островах.

    На Мартинике сейчас 12 ромовых винокурен. Самый популярный ром производят на Mauny - фабрике, существующей с 1749 года посреди тростниковых плантаций Rivière Pilote. Ну, а самой старой ромоварней является Distillerie des Trois Rivières, что в 8 километрах от городка Sainte-Luce в поместье, когда-то принадлежавшем всесильному Николя Фуке. Имение (5000 гектаров) было подарено королем Людовиком XIV суперинтенданту финансов незадолго до его ареста в 1661 году (помните д’Артаньяна? Ну, когда он арестовывает Фуке в его собственном доме в Бель-Иль в "Виконте де Бражелон"? Так это тот самый). Фуке умер в тюрьме в возрасте 65 лет, так и не успев по достоинству оценить королевский подарок. Нынешние владельцы Trois Rivières организовали целый аттракцион для привлечения туристов и покупателей. По территории бывшего владения господина Фуке проводятся экскурсии с дегустацией вина и посещением Дома Кокосов. Здесь же можно купить поделки из кокосовой скарлупы и других даров природы. Бизнес процветает: ром, произведенный в Trois Rivières, - один из самых дорогих в мире.

    Перед тем, как высадить в столице, нас привезли на таможню и дали возможность купить в дьюти фри знаменитый напиток. Народ, слегка осоловевший от дегустации, со знанием дела разглядывал бутылки, пытаясь определить качество рома по цвету и возрасту. Затем всех снова погрузили на катамаран и, проплыв несколько метров, мы высадились на набережной столицы острова – Форт-де-Франсе.

    Столицей город стал в 1902 году, сменив на этом посту разрушенный Сен-Пьер. По правую сторону от причала возвышается многострадальный форт Сен-Луи (Fort Saint-Louis) – построенный в 1639 году, как небольшая деревянная крепость, и получившая название Fort Le Royal - Королевской. Спустя годы, крепость обросла рвом и каменными стенами, а во времена кратковременных британских оккупаций в 1762, 1794 и в 1809 годах вместе с хозяевами менялось и название крепости - она становилась Фортом Эдварда. Окончательное название крепость получила в 1814. С тех пор называется форт Святого Людовика. Мы вышли на набережную и пошли по направлению к башне собора, возвышающегося над городом.

    Как и все карибские острова, Мартиника – страна католиков, и собор Святого Людовика - католический. Он построен в 1875 году. Это 7-ой собор, построенный на том же самом месте со дня основания Форт-де-Франс – предыдущие шесть были уничтожены различными катаклизмами. Архитектор Henry Pick, проэктировавший здание, решил раз и навсегда покончить с разрушением храма землетрясениями, пожарами и ураганами. Он придумал выход - построить церковь из металла. Это помогло, и во время цунами Дин, которые обрушились на Карибские острова в августе 2007 года, the Saint Louis Cathedral оказался чуть ли не единственным зданием города, не пострадавшим от урагана. Наш экскурсовод провела нас к собору, показала место возле клироса, где похоронены бывшие губернаторы острова и исчезла. Дальше мы уже знакомились с городом самостоятельно: в стоящем неподалеку информационном бюро мы взяли карту города и брошюрку, рассказывающую о местных достопримечательностях.

    Город представляет собой копию провинциальных французских городков: узкие улочки, маленькие бистро, бутики с выставленными в витринах изделиями местных мастеров "от кутюр". Все модные магазины расположены на Rue Blenac– местной Седьмой авеню Форт-де-Франса. Кстати, можно недорого купить очень неплохие наряды в стиле национальной одежды "мадрас" - тоненькие батистовые блузочки с кружевным декольте, платья с юбочками в несколько слоёв и просто накидки – всё сшито из высококачественного тонкого хлопка на местной коттоновой фабрике.

    Ещё одно отличие колониальной Мартиники от независимой Сент Люсии – здесь не жалеют уникальные влажные джунгли и повсеместно строят фабрики и ромоварни, вырубая тропические леса и насаждая плантации сахарного тростника. Все высшие правительственные и муниципальные должности занимают посланцы из Парижа. Местные жители почти не принимают участие в политической жизни своего острова. Отсюда и типично парижские названия улиц: Рю де Гюго, Рю Ламартин, Бульвар генерала де Голля. Ни одно название не указывает на то, что Мартиника имеет собственную историю и собственных героев. Народ совершенно равнодушен к местным достопримечательностям.

    Пытаясь найти памятник Жозефине, спрашиваем у прохожих, тыкая пальцами в фотографию обезглавленной статуи и на все лады пытаясь воспроизвести жозэфин, джозефин, богарнэ, буэнапарт – прохожие равнодушно пожимают плечами. В конце концов, одна леди сжалилась и на картавом английском вспомнила: "Да-да, мадам без головы – она стояла на этом самом месте" - и показала рукой на пустырь напротив городской библиотеки. На вопрос, где мадам потеряла голову, получили ответ, что мадам уговорила Наполеона в 1802 году восстановить рабство, отмененное Французской революцией в 1794 году, и за это местные патриоты через два века, в 1991 году, под покровом ночи её гильотинировали, обмазали шею красной гуашью, а на постаменте написали неприличные послания. В таком виде памятник простоял много лет и был снесен ураганом Дин в августе прошлого 2007 года. Вернуть голову на место французские власти за эти годы не сочли нужным, а проблема, благодаря цунами, исчезла сама собой.

    "Ну, хорошо,- возразил мой спутник,- допустим, мадам была расисткой, и возмездие настигло её, но тут рядом стоял месье с головой – где он?" На это у нашей собеседницы не было ответа, тем более, что, кто такой Пьер Болэн, она вообще не знала.

    Бедная, бедная Жозефина! Так ли уж она виновата, если, благодаря ей, этот небольшой и, если честно говорить, ничем непримечательный остров известен всему миру? Надо ли судить спустя века людей, принесших славу твоему отечеству? Может быть, стоит понять великих и оставить их в покое, просто пользуясь той славой, которую они нам принесли.

    Хочется восстановить справедливость и выступить в защиту первой императрицы Франции Жозефины Бонапарт, урожденной Marie-Josephe Rose Tascher de la Pagerie. О ней написано очень много, и ничего нового уже придумать нельзя, но можно трезво взглянуть на некоторые события её жизни.

    Во французском замке La Pagerie, рядом с городом Блуа (Blois) в 1705 году родился Гаспар Таше де ла Пажери, шевалье и будущий солдат. Его семья происходила из немецких переселенцев, обосновавшихся во Франции еще в XII веке. В 1726 он был послан королем Людовиком XV в Вест-Индию, на колониальный остров Мартиника, чтобы занять там должность наместника Его Величества. Он обосновался в столице колонии - городе Сен-Пьерре, который французы называли "маленький Париж". Вскоре шевалье де ла Пажери женится на местной богатой креолке (так французы называли чистокровных европейцев, родившихся в колониях) - Marie Françoise Boureau de la Chevalerie, и в 1735 году на той же Мартинике в городе Carbet у них родился сын – Жозеф, шевалье, позже получивший титул барона. Все мужчины рода Таше де ла Пажери были солдатами, и когда англичане вторглись на остров в 1756 году, отец и сын Таше, вооружив своих рабов, встали на защиту колонии. В битве при Grande Savane старший Таше был ранен . Его сын, дослужившийся до звания капитана, после заключения мира с Англией в 1763 году, был комиссован и посвящен в рыцари Святого Людовика. Всю оставшуюся жизнь барон Таше де ла Пажери был рабовладельцем и плантатором: в своем имении в Trois Islets он занимался сельским хозяйством, владел обширными плантациями тростника и какао и даже написал несколько трактатов о способах повышения урожайности сельскохозяйственных культур.

    Его жена тоже была креолкой, родившейся в Сен-Пьерре, предки её были из Англии. Звали её Marie-Rose Claire des Vergers de Sanois. Она была на год младше своего мужа. 23 июня 1763 года у них родилась первая из трех дочерей – Мари Жозеф Роз (Marie Josephe Rose Tascher de la Pagerie) - будущая императрица Франции. Домашние звали её Роз. Наполеон стал называть её Жозефина. В историю она войдет именно под этим именем. В 1779 году 16-летняя Мари Жозеф Роз вышла замуж за сына губернатора Мартиники – виконта Александра де Богарне (Alexandre de Beauharnais), тоже родившегося на Мартинике. Жениху было 19 лет. Они переезжают в Париж и в 1781 году у них рождается сын Эжен (Eugène De Beauharnais) – будущий вице-король Италии, а в 1783 году дочь Гортензия – будущая королева Голландии и мать Наполеона III.

    Что произошло дальше известно каждому школьнику: 1789 год - революция, 1794 – заключение супругов в тюрьму, на гильотине гибнет муж Мари Жозеф Роз, но сама она спасается, 1795 - встреча с Бонапартом и превращение в Жозефину, 1796 год - второе замужество 32-летней Жозефины - жених, генерал Бонапарт, на 6 лет младше. В 1804 году в Соборе Парижской Богоматери они были коронованы, и девочка с острова Мартиника стала императрицей самой могущественной державы мира. Об отношениях между ними написано много книг и снято не меньше фильмов. Всё это не так интересно. Наполеон потом оставит Жозефину и женится на Марии Луизе Австрийской, чтобы иметь наследника. После этого удача покинет его. А Жозефина останется императрицей до самой смерти, которая случится в 1814 году – ей было всего 50 лет.

    Что бы ни говорили о ней недоброжелатели, но Жозефина Богарне была умная женщина. Она делала выводы из преподнесенных ей жизнью сюрпризов и умела рисковать: всё-таки выйти замуж за авантюриста из Корсики - для аристократки это поступок. Время, проведенное в тюрьме, не прошло бесследно – опыт дал ей понять, что ничто на Земле не вечно, всё может случиться, от тюрьмы и от сумы не зарекайся и другие народные приметы.

    Она выдает замуж свою дочь за брата Наполеона Луи Бонапарта – короля Голландии. Её Сын Эжен женится на на дочери баварского короля Августе-Амелии и очень удачно: у них родилось шестеро детей. Старшая дочь Эжена Жозефина впоследствии вышла замуж за Оскара I, короля Швеции, Евгения - за принца Фридриха Вильгельма Гогенцоллерн-Эхрингена, Амалия за Педро I, императора Бразилии, Теодолина за Вильгельма Вюртенберга, герцога Ураха, старший сын Карл Август женился на Марии II - Королеве Португалии, а младший сын - Максимилиан на великой княгине Марии Николаевне, дочери Николая I.

    Пра-пра-правнуки Жозефины сейчас возглавляют королевские дома Швеции, Бельгии, Норвегии, Дании, Лихтенштейна и Люксембурга. Кроме этого, она подарила миру моду на наручные часы и кашмировые шали.

    Много ли женщин есть на свете, которыми и века спустя после смерти интересуются потомки, о них пишут книги и снимают фильмы. Они не возглавляли государства, не делали научных открытий и не боролись за мир во всем мире. Они просто умели быть женщинами: Маргарита Валуа, Анна Болейн, Эмма Гамильтон, Жозефина Богарне...

    Еще полгода назад на месте нынешнего пустыря был парк La Savane с фонтанами, клумбами, беломраморным памятником декольтированной, хотя и обезглавленной Жозефине и бронзовому в полный рост Пьеру Болэну. В августе парк пострадал от урагана, многие деревья были уничтожены, памятники потрескались, и парк решили переоборудовать – сейчас там пустырь. Рядом лежащая Сент Люсия пострадала от цунами не меньше Мартиники, и мы бы даже не узнали об урагане Дин, если бы не поехали на экскурсию на соседний остров. На Сент Люсии починили и исправили всё. Сейчас нет ни малейшего намека на то, что полгода назад там были какие-то разрушения. В Мартинике же поражает огромное количество замороженных строительных площадок – почти все крупные здания пострадали во время последнего урагана. На них надели леса и оставили до лучших времен – рабочих рук не хватает, несмотря на то, что безработица составляет 25%.

    Особенно досталось Национальной библиотеке имени Виктора Шельхера. Это библиотека финансируется правительством Франции. Построенное в мозаично-романо-византийском стиле в 1889 году для проходящей в Париже Всемирной выставки здание после закрытия ярмарки было разобрано и перенесено в Форт-де-Франс. Помпезные двери, колонны в виде лепестков лотоса и даже бирюзовые мозаичные плитки были по кусочку перевезены из Парижа и собраны здесь. Сейчас о красоте здания можно судить только по внутреннему убранству – портрет Шельхера на стене, древний станок для книгопечатания, полки под потолком со старинными книгами и пустой читальный зал. Шельхер завещал всю свою личную библиотеку острову, и сейчас она размещена на антресолях второго этажа. Сам борец за отмену рабства, очень почитаем на острове. Памятник ему (без единой царапинки) стоит напротив Дворца юстиции. На памятнике он обнимает за плечи маленького негритенка и, наклонившись, что-то ему рассказывает. Судя по всему, учение впрок не пошло.

    Этот тур на Мартинику я мечтала проделать только за тем, чтобы посетить дом, где родилась первая жена Наполеона. Мне казалось, что мартиникийцы гордятся своей землячкой, так много достигшей и прославившей их остров – во всех книгах и справочниках о Мартинике на первом месте стоит её имя, а потом уже все остальные достижения. Но прекрасной Жозефине не помогла даже текущая в жилах креольская кровь. Это стало даже отягчающим обстоятельством при вынесении столь жестокого приговора. Такое отношение аборигенов к прошлому меня огорчило, и я отменяю поездку в Труа-Иле. Зачем? Чтобы увидеть руины дома и кухню, посредине которой стоит (её ли?) колыбелька?

    Мы решаем просто прогуляться по городу. Заходим на местный рынок специй, с ценами, зашкаливающими за разум, поднимаемся на мостик через канал Levassor, на той стороне виднеется какая-то крепость. Спрашиваем местных, что это такое - никто не знает. Остаемся в неведении и переходим на параллельную улицу. Городок небольшой и, как и во всех городах, всё самое интересное находится в даунтауне. Мы останавливаемся перед павильоном Bougenot – строением 19 века, принадлежащего когда-то какому-то сахарозаводчику - это можно прочитать на стенде, установленном на здании. На Rue de la Liberte любуемся знакомым фасадом Префектуры - точной копией Le Petit Trianon в Версале. На улице Республики заходим в здание, на котором написано, что это театр, но на театр не очень похоже, скорее на жилой дом, хотя у входа расклеены афиши. Спрашиваем выходящую из здания девушку, как попасть в театр. Она объясняет, что лестница ведет на второй этаж в гостиницу "Hotel la Ville", а на первом этаже прямо по коридору - театр. Обходим здание с другой стороны и попадаем на сплошную строительную площадку: с мусорными кучами и разбросанными вокруг строительными инструментами.

    Я пытаюсь сфотографировать маски, которые прикреплены к фонарным столбам, и тут меня кто-то толкает, я спотыкаюсь, камера падает, но муж подхватывает сначала фотоаппарат (он дороже), а потом меня и объясняет: какой-то парень пытался выхватить у меня камеру. Даже не выхватить, а взять - он просто подошел ко мне сзади, чтобы я не видела, и протянул руку. Так как парень был слишком смуглым, чтобы вступать с ним в полемику, да к тому же, как потом выяснилось, не понимал по-английски, верный спутник не нашел ничего лучшего, как подбежать и оттолкнуть меня от экспроприатора.

    Перед тем, как выпустить нас в свободное плавание по улицам Форт-де-Франс наш гид предупреждал, что экспроприация - любимая забава местных зорро, кроме того, что еще здешним мужчинам нравится harass white women travellers and grope them in the street, и просил быть осторожнее, особенно в районе La Savane и на окраине города. Ну, на месте La Savane сейчас пустырь, и особо не разгуляешься. Мне даже пришла в голову мысль, что, наверное, хитромудрые муниципальные правители специально вырубили деревья в парке, чтобы уменьшить преступность - так делали немцы во время оккупации, чтобы партизаны не заводились в палисадниках. Да и злодей, может быть, вовсе не хотел забрать у меня камеру, а наоборот подумал, что я одинокая white women traveller и хотел harass и grope меня. Может у человека мечта такая с детства. Как бы там не было, но гулять расхотелось, и мы решили вернуться на катер.

    Во всех справочниках написано, что Мартиника славится своей кухней и надо бы зайти в ресторан и попробовать местную cuisine, но нас ребята на катамаране предупредили, чтобы не ели ничего на берегу, так как нас ожидает шикарный обед на палубе.

    Обед был действительно неплохой: с мартиникийским ромом и французским шампанским. А после обеда мы плыли вдоль побережья, опять-таки попивая ром и наслаждаясь видами проплывавших мимо деревушек. Возле одной из них - Anses d'Arlet, примерно метрах в 40 от берега, наш катамаран остановился, и остаток дня мы провели, ныряя с палубы и проплывая под ней между опорами катамарана.

    На обратном пути на Сент Люсию в трёх километрах от Мартиники встретили еще один остров-герой - Diamond Rock (Алмазный камень). Внешне остров похож на половинку качана зеленой капусты. История острова смешна. В 1804 году британская армия под руководством адмирала Hood высадила моряков и орудия на вершину миниатюрного (600 футов высотой) острова-скалы и зарегистрировала скалу как военный корабль HMS (His Majesty's Ship) под названием "Diamond Rock". Французам это не понравилось, и они 17 месяцев безуспешно пытались присоединить остров-корабль к новоиспеченной империи.

    После неудачных попыток захватить скалу французы пошли на хитрость и оставили плавать недалеко от Diamond Rock груз с бочками рома. На следующий день вернувшись на неприступный остров, французские моряки, не напрягаясь, бескровно захватили его вместе с пьяными англичанами. К жизни остров не приспособлен – это просто скала посреди океана, и с какой целью французы так упорно сражались за право её обладания, не ясно. Наверное, просто из принципа.

    Самое смешное, что этот остров до сих пор проходит по документам Адмиралтейства как британский военный корабль "Diamond Rock".

    Марина Коваль
    17/04/2008 07:48


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости с Мартиники

    22.06.17 Летние распродажи во Франции начнутся 28 июля
    17.06.16 Летние распродажи во Франции начнутся 22 июня
    11.12.15 Зимние распродажи во Франции начнутся 6 января
    26.06.15 Во Франции начались летние распродажи
    10.12.14 Зимние распродажи во Франции начнутся 7 января
    09.06.14 Объявлены даты летних распродаж во Франции
    17.08.13 В Санто-Доминго пройдет фестиваль кухни Мартиники
    29.05.13 Карибские курорты привлекают все больше туристов из России
    10.02.13 Названы недорогие отели на Карибах
    27.06.11 Распродажи на французских заморских территориях
    [an error occurred while processing this directive]