Svalbard - холодная страна Шпицберген



    Когда-то, в конце 80-х, в нашей семейке Лебедевых всерьёз обсуждалась возможность поехать на заработки на остров Шпицберген. Тогда это было очень круто и, к тому же, "заграница". И хотя затее (по разным причинам) не суждено было осуществиться, тема Шпицбергена не была закрыта. Тогда же появилась дома и пачка красивых открыток с необыкновенными синими горами, студёным Ледовитым Океаном, экзотическими овцебыками и, конечно же, полярными мишками. Открытки эти нет-нет, да и попадались под руку темными зимними вечерами, и тогда хорошо было мечтать, что когда-нибудь (в следующей жизни) мы всё это увидим своими глазами и пройдем всё это на "своих двоих"…

    Прошло двадцать лет, и вот, тема снова всплыла. Но, теперь уже мы сами решили поддержать экономику "Холодного Края" (так переводится норвежское “Svalbard”, то есть – Шпицберген), который ныне зарабатывает деньги не добычей угля, а туристами…

    Когда-то острова эти были доступны только по морю. Ходили к ним и русские поморы из Архангельска и охотники из Западной Европы. Зимовали здесь, били песцов и "морского зверя". Топили жир. Однако суровый климат (как-никак 78 градус широты) не способствовал обживанию архипелага, и в итоге, к началу XX века, Шпицберген всё еще оставался "ничьей" землей. По берегам фьордов располагались временные старательские поселки углекопов и китобоев. Наличие богатых месторождений угля на долгие годы определило развитие архипелага. Шахты вырабатывались и бросались. Шахтёры перебирались к новой залежи, и основывали новый посёлок, а старое обжитое место поглощала тундра. На острове работали норвежцы, русские, шведы, голландцы, шотландцы и пр. К 1920 году назрела необходимость решения вопроса о статусе архипелага, в результате, было заключено Парижское соглашение, по условиям которого, над Шпицбергеном признавался суверенитет Норвегии при свободном доступе всех стран-подписантов к добыче полезных ископаемых и другой экономической деятельности. Декларировался, кроме того, режим демилитаризации архипелага. В 30-х годах, СССР присоединился к договору и в послевоенные годы начал экономическую деятельность на островах.

    В настоящее время, на острове Западный Шпицберген кроме норвежского поселка Longyearbyen, люди живут в российском Баренцбурге, норвежском шахтерском посёлке Свеагрува и крупном научном центре Ню-Олесунн на севере острова. Есть и несколько научных станций, в том числе – польская. Всего на Шпицбергене проживает постоянно около 1800 человек.

    Основная угледобыча сосредоточена в Свеагруве, рудники Баренцбургати Лонгьира оскудели, и в скором времени будут закрыты. Столица архипелага, поселок Лонгьир, административный, туристический и транспортный центр Шпицбергена. Это современный городок, приспособленный к жизни на вечной мерзлоте и в условиях крайнего севера. Здесь же расположен аэропорт, принимающий большие самолёты из Европы (из Осло и Тромсё). Сообщение с другими посёлками летом возможно только по воздуху или морем. В Свеагрува и Ню-Олесунне есть летные полосы, принимающие малую авиацию. В Баренцбурге имеется только вертолётная площадка. Автодорог, которые бы соединяли Лонгьир с другими посёлками пока не существует. В период с устойчивым снежным покровом (а это с ноября по апрель !), выручают снегоходы, которые являются основным средством передвижения на островах. Гусеничный транспорт, внедорожники и вообще езда по бездорожью запрещены из соображений экологии. Строгие экологические требования, выдвигаемые норвежцами тормозят как развитие дорожной сети, так и освоение новых угольных пластов (в частности, в пос. Колсбей), хотя, с другой стороны, Шпицберген – последнее место в Европе с девственной природой, безусловно должен быть охраняем.

    Откуда же взялся уголь в близи Северного полюса? Оказывается, во времена образования каменного угля (360-286 миллионов лет назад) острова находились… вблизи экватора, причем в Южном полушарии! Затем, в результате медленного дрейфа материков, Острова "прибило" в высокие широты и они заняли своё теперешнее положение - в 1500 км. От Северного полюса.

    В период безудержного роста цен на жидкое топливо, с одной стороны, стало выгодно разрабатывать угольные месторождения, прежде считавшиеся не рентабельными. С другой стороны, был дан мощный импульс поиска нефти и газа непосредственно на Шпицбергене. Так как, добыча топлива с морских платформ – дело очень дорогое. К сожалению, промышленных запасов нефти и газа пока найти не удалось.

    "SpitsBergen" слово не норвежское, а голландское. Дано оно было архипелагу его первооткрывателем - Вильямом Баренцем, и означает "Край Острых Гор". Слагают острова в основном мягкие породы - сланцы. Из-за этого, горы здесь, чаще всего, имеют крутые участки из более прочной породы и пологие склоны, образованные мелкими сланцевыми осыпями. Нередко, вершины гор представляют собой обширные плато, вроде Крымских яйл. Абсолютные высоты здесь небольшие (высшие точки острова - NewtonToppen и PerrierToppen едва превышают отметку 1700 метров над уровнем моря), однако склоны гор часто очень круты. Оледенение мощное, имеются многокилометровые долинные ледники, иногда обрывающиеся прямо во фьорд. Летом, когда солнечное сияние круглосуточно, таяние льда многократно усиливается, что приводит не только к увеличенью количества воды в реках, но и к риску схода селей. Реки Шпицбергена текут в широких долинах, и чаще всего имеют спокойное течение. Заболоченность долин в среднем и нижнем течении представляет определенную проблем у при их пересечении. Чистую воду для питья всегда можно найти в многочисленных ручьях, где она фильтруется в грунте. Ледниковая вода мутная. Наиболее заболоченны (скорее даже – покрыты вязкой грязью) платообразные "перевалы", там где прежде лежали перемётные ледники. Вследствие глобального потепления ледники Шпицбергена отступают, оставляя после себя труднопроходимые морены и болота. Кроме того, в результате таяния льда, иногда происходит "перехват долины", когда ручей, текущий по пути, где прежде стекал ледник, спускается на другую сторону хребта.

    Природа крайнего севера скудна. На островах нет не только леса, но даже и кустарника. "Стволы" карликовых ив и берез едва достигают 2-3 сантиметра в высоту, так что, грибы, которые здесь частенько встречаются, вырастают повыше "леса". Мох и лишайник составляет основу вегетации, хотя, встречаются цветковые и злаки. Растительность богаче в защищенных от ветров долинах южной и восточной экспозиции. Ягод нет никаких.

    В тундре, горах и даже поселках – везде можно увидеть диких северных оленей. Они здесь меньшего размера, чем на материке, живут парами или небольшими группами (в отличии от стадных оленей Чукотки, например). Олени по-настоящему дикие, то есть, хозяев у них нет. В последние годы, местным жителям начали продавать ограниченное количество лицензий на отстрел оленей, размножившихся в большом количестве. Браконьеров (чаще всего русских шахтеров из Баренцбурга) беспощадно наказывают. Все олени меченые, многие имеют электронные вживленные маячки, так что, служба губернатора всегда знает, где олень находится и всё ли с ним в порядке. Если что, вертолёт прилетает к браконьерам через 10-15 минут… Все олени независимо от пола украшены рогами, которые отрастают у них в течение года. Как сами олени, таки и сброшенные ими рога очень оживляют однообразную поверхность тундры. Олени любопытны и подпускают к себе на близкое расстояние. Никаких естественных врагов кроме голода и холода у них здесь нет, но зимняя бескормица убивает слабых и больных животных.

    В горах у побережья водятся самые закаленные жители суши – песцы, или "полярные лисицы". Эти небольшие зверьки кормятся на птичьих базарах. Ловят морских птиц, воруют яйца. Кормясь исключительно "дарами моря", песец способен выживать в самых экстремальных условиях, например он обитает даже на Земле Франца-Иосифа – за 81 градусом широты, где даже олени не могут себя прокормить.

    На Шпицбергене почти нет грызунов, отсутствуют хищные птицы. Большая часть птиц – морские обитатели и залётные с юга, проводящие здесь короткое полярное лето. Зимуют на островах белые куропатки и некоторые другие немногочисленные виды. Морские птицы – истинные хозяева прибрежной зоны, здесь они селятся большими колониями на скалах и каменистых пляжах. Среди них встречается разновидность крачек, которая выводит птенцов прямо на земле и в этот период бывает чрезвычайно агрессивна и больно клюется, если нарушить ее владения…

    Море здесь – истинный сосуд жизни. Морская вода фьордов существенно холоднее воды открытого океана (где проходит теплое течение Гольфстрим), и обитателей здесь меньше, чем в открытом море. Несмотря на это, здесь в изобилии растут водоросли, дающие пищу морским обитателям. Тюлени обычны в водах Шпицбергена, они – основная пища белого медведя, о котором речь впереди. Заходят во фьорды и киты. Моржи, морские котики и другие ластоногие выбирают себе для отдыха уединенные места подальше от туристов и круизных судов.

    Белый медведь (IsBeorn по-норвежски) – символ Шпицбергена. Этот огромный зверь обитает здесь повсеместно, преимущественно у береговой линии, редко поднимаясь вверх по долинам рек. Медведь охотится на тюленей со льда и не засматривается на оленей (они слишком резвы для него). Медведи прекрасно плавают в ледяной воде и ныряют, хотя предпочитают засады у прорубей. Тюлень попадается на обед когда всплывает к лунке дохнуть свежего воздуха. Медведи опасаются иметь дело с таким серьезным типом как морж. Только в крайних случаях, летом, на бескормице группы медведей могут решаться на отчаянные попытки перекусить детенышем моржа, что часто кончается фатально именно для медведя. Еще десять-пятнадцать лет назад, медведи заходили в черту Лонгьира, чему свидетельство – памятник девушке, погибшей от лап зверя, когда они с подругой в марте 1995 года просто пошли навестить друзей в другой части города. Молодой медвежонок весом "всего" 85 кг. Догнал и убил одну из них. После другого случая, когда на глазах группы, остановившейся на отдых на одном из пляжей, медведь разорвал и сожрал одного из участников, правительство не только разрешило на Шпицбергене ношение оружия, но и вменило в обязанность всем, находящимся за пределами безопасных зон, иметь при себе нарезное оружие подходящего калибра (7 мм и более). Несмотря на свой внушительный вес (более полутонны) медведи легко передвигаются по суше. Они имеют чрезвычайно острое обоняние, и запах съестного чуют за многие километры. На Шпицбергене существует полный запрет на охоту на медведя. Аналогичный запрет введен в большинстве приполярных стран (кроме Канады, где до сих пор разрешен ограниченный промысел). Так, что шкуры, которые Вы можете видеть в магазинчике в Лонгьире – все импортные.

    Не менее, если не более интересен животный мир прошлых эпох, представленный окаменелостями. Этого добра тут превеликое множество. Спиральные аммониты, отпечатки водорослей, листьев деревьев и даже ископаемых рыб можно нередко встретить прямо на поверхности. На экскурсии в угольную шахту N7 в Лонгьире туристам показывают уникальный пятипалый отпечаток ископаемого млекопитающего, обнаруженный здесь горняками при выемке угля.

    Шпицберген – уникальное место на Земле по климатическим условиям. В связи с этим, в 2008 году на базе бывшей шахты N3 создано "Всемирное хранилище семян", где уже собраны семена десятков тысяч видов растений со всего света. Температурные режим здесь оптимален для максимально долгого хранения. Хранилище призвано защитить видовое разнообразие растений на нашей планете.

    Температура воздуха летом круглосуточно держится в районе +4 +7 градусов. При отсутствии ветра и безоблачной погоде – тепло. Велика вероятность тумана, вообще, в течение дня, погода несколько раз меняется. В горах может выпадать снег. В июне 2008 года случился сильный снегопад, что повлияло на прохождение нами отдельных участков маршрута.

    Туристов на Шпицберген в летнее время пребывает огромное количество. В своем большинстве – это европейские туристы с круизных лайнеров, которые курсируют летом между Голландией, Исландией, Гренландией, Шпицбергеном и российской арктикой. Они прибывают в Лонгьир (где несколько лет назад был специально для этого модернизирован причал), живут и питаются на судне и совершают экскурсии по Лонгьиру и его ближайшим окрестностям. С появлением авиасообщения, поток туристов, направляющихся собственно на остров увеличился, но до 1989 года оставался мизерным. Это было связано в первую очередь с полным отстутсвием туристической инфраструктуры в Лонгьире, ведь вся деятельность города сосредотачивалась тогда на угольной промышленности.

    В настоящее время, ситуация разительно изменилась (чего нельзя сказать о русской части Шпицбергена, о чём речь ниже). Сейчас в Лонгьире можно неплохо проводить время. Есть где жить, есть где покушать, уж не говоря о многочисленных магазинчиках, турагентствах и пр. Жить можно как в кэмпинге, так и в Redisson SAS отеле… Работает спорт комплекс, ездит даже такси!

    Тем не менее, количество людей, путешествующих летом по внутренней части островов минимально. Этот вызвано многими причинами, и не в последнюю очередь тем, что практически отсутствует информация об условиях, в которых проходят пешие путешествия по архипелагу. Существуют всего два англоязычных путеводителя по Шпицбергену, причем реально доступен для покупки через Интернет только путеводитель серии Bradt (Andreas Umbreit, “Spitsbergen” edition 3, ISBN –10 1 84162 092 0). Книга неплохая, для интересующихся историей, геологией, флорой и фауной, а так же местными байками и пр. мало полезными для настоящего туриста вещами. Даже однодневные пешеходные экскурсии по окрестностям Лонгьира в книге не упоминаются, что уж говорить о планировании многодневных полярных переходов по горам, тундре и ледникам! А секрет очень прост, дело в том, что господин Andreas Umbreit сам является владельцам турфирмы, организующей путешествия по острову. Смысл прост : "Обращайтесь, мы все устроим!". Такое "устроим" на 2-3 недели с жизнью в тундре и ежедневными выходами налегке обходится немцам, французам и пр. в кругленькую сумму. Так, зачем же автору распространять информацию, которую можно будет продать и виде услуги? Я постараюсь в настоящем свтём отчёте, хотя бы отчасти закрыть этот пробел.

    Здесь можно скачать брошюру Информационного центра в Лонгьире (на английском).

    На Шпицбергене летом время отстает от Москвы на 2 часа.

    На островах ходят норвежские кроны (1 NOK = 4,6 руб.), кроме того, в Лонгьире повсеместно принимаются кредитки, имеется банкомат. В Баренцбурге ходят только NOKи, российская валюта и кредитки не принимаются.

    Норвежские кроны лучше закупить в Москве заранее. (В "Сбербанке", "Банке Москвы" и пр.)

    На этом, я заканчиваю справочную часть и приступаю к изложению собственно фактов, из которых и составилось наше путешествие на Шпицберген.

    Приглашающая сторона

    Мы воспользовались помощью турагентства треста "Арктикуголь". Контактное лицо: Мирзаева Ольга Михайловна tourism@arcticugol.ru. Ольга Мирзаева не просто менеджер турфирмы, она – активно работающий гид, часто бывающий на Шпицбергене, и хорошо знающий (несмотря на свою молодость) условия путешествия по тундре и горам острова. Многие вопросы отпадут сами собой или решатся гораздо проще, если Вы воспользуетесь услугами сертифицированного гида!

    Организация заброски продуктов в пос. Баренцбург (12 кг.). Заброска была отправлена заранее (за месяц до похода). Для этого, в назначенный день мы просто привезли коробку с продуктами в главный офис "Арктикугля". Стоимость 120 руб./кг.
    • Оформление приглашения на Шпицберген. Это бесплатно, приглашение нам сделали на русском языке на бланке треста "Арктикуголь" на всех участников - одно.
    • Оплата однодневного круиза в пос. Пирамида. Круиз на судне “Polar Girl” в Пос. Пирамида с обедом занимает целый день. Ежедневные круизы чередуются (другой вариант – с заходом в пос. Баренцбург). Стоимость около 6000 руб./ человек. Не обязательно заранее оплачивать такие круизы, проще сделать это на месте. Круизным судном можно воспользоваться для заезда в Пирамиду или Баренцбург (это стоит около 800-900 NOK без обеда на судне).
    • Оплата проживания в гостинице пос. Баренцбург
    Койка в двухместном номере 180 NOK/сутки
    Дополнительная раскладушка 125 NOK/сутки

    В цену не включено никакое питание (это очень дорого, но совершенно безальтернативно).

    Перелеты

    По маршруту Москва - Осло – Москва и обратно мы летели самолетами авиакомпании “Norvegian”.

    Сайт авиакомпании “Norvegian”: www.norwegian.no/sw29622.asp Авиакомпания “Norvegian” отменила наш рейс Москва – Осло на 23 июля, и мы были вынуждены лететь авиакомпанией SAS.
    • Москва – Копенгаген - Осло 6800 руб. (SAS)
    • Осло – Лонгьир 4400 руб.
    • Лонгьир - Осло 6000 руб.
    • Осло – Москва 5000 руб.

    SAS строго ограничивает вес багажа 20 кг., по сравнению с 40 кг “Norvegian”. Ни SAS, ни "Norwegian" в салоне даром не кормят, все только за дополнительные деньги.

    Визы

    Для посещения Шпицбергена виза не нужна, но так как пересадка между рейсами происходит в Осло, требуется Шенгенская транзитная двукратная виза на 5 дней. Сайт посольства Норвегии: www.norvegia.ru. Визу может получить один человек на всю группу.

    Требуемые документы

    • Паспорт, действительный еще три месяца с момента окончания действия визы.
    • Анкета, заполненная участниками.
    • Выписка с банковского счета.
    • Приглашение на Шпицберген (одно на всех).
    • Страховка.
    • Подтверждение бронирования отеля в Осло (если стыковка рейсов требует ночёвк).

    Стоимость виз летом 2008 составляла 1250 руб.

    В посольстве при получения виз важно забрать оригинал Приглашения, так как оно может понадобиться в Лонгьире (хотя в нашем случае и не понадобилось).

    Страховка

    Оформляется в любом страховом агентстве. В полисе должна быть указана опция “SAR” (Search & Rescue). Стоит такая страховка в 2,5 раза дороже обычной Шенген - страховки. Страховка включает оплату стоимости поисково-спасательных работ (вертолёт). Семидесятилетний участник заплатил в 5,0 раз дороже.

    Ночёвка в Осло

    Был выбран недорогой "Anker Hostel". Сайт, где можно зарезервировать проживание: bookhostels.com. (Вносится 10% предоплаты). Стоимость одной ночи около 40 USD. Завтрак не включен, размещение 4-х и 6-ти местное. Комнаты большие. "Anker Hostel" расположен в центре города.

    Спутниковый телефон

    На Шпицбергене (как и в других полярных областях) работают только телефоны сети "Iridium". Сайт фирмы, где можно взять на прокат телефон Iridium: satphone.ru. Был взят в аренду самый дешевый аппарат системы "Iridium".
    • Депозит в размере примерно 1600 USD.
    • Абонентская плата (срок аренды более 21 дня) – 13 USD/ сутки.
    • Звонки – 2 USD/ минута.

    После сдачи телефона, депозит возвращается за вычетом абонентской платы и "наговоренных" минут. Фирма не предоставляет расшифровку разговоров по датам и номерам телефонов. Таким образом, приходится самим считать свой трафик. Имели место прецеденты (не с нашей группой), когда фирма отказалась принимать телефон и выставила штраф за порчу аккумулятора, царапины на дисплее и т.п. Обращайтесь с телефоном осторожно!

    Российские операторы стационарной связи не дают своим абонентам звонить на телефоны “Iridium”, используйте мобильные телефоны.

    Картография

    Карта района масштаба 1:100,000 была куплена в Интеpнет-магазине:

    Ссылка на перечень всех листов километровки: www.stanfords.co.uk/stock/norway-100k-topographic-survey-of-svalbard-spitsbergen. Для нашего путешествия понадобилось четыре листа:
    • C9 “Adventdalen”
    • C10 “Braganzavagen”
    • B9 “IsFjorden”
    • B10 “Van Mijenfjorden”

    Стоимость одного листа 26 GBP. Карта поставляется только на бумаге. Генштабовская карта масштаба 1:200,000 также имеет хождение в электронном виде. Не рассчитывайте приобрести нужные вам листы на месте. Никакие векторные GPS-карты Норвегии не включают Шпицберген.

    23 июля

    Рюкзаки собраны и взвешены. Беда в том, что нам неожиданно пришлось ограничить себя двадцатью килограммами (таковы требования перевозчика - авиакомпании SAS). Еще хорошо, что никакого специального снаряжения (веревки, кошки и пр.) нам с собой брать не пришлось. Вес же личного снаряжения тоже был минимизирован. Даже алкоголя с собой никакого не брали. К положенному сроку, группа собралась в Шереметьево. Наш первый перелет Москва – Копенгаген. Быстро проходим контроль. Перевеса, слава Богу нет, - покупаем что-то по мелочи и вперед, в дорогу!

    Уже в полёте выяснилось, что кормить пассажиров на борту самолетов авиакомпании SAS не принято. В лучшем случае, можно купить какие-то холодные сэндвичи и конфеты. Даже воду не дают даром… Хорошо еще, что все запаслись "горячительными" напитками, и полёт прошел нормально.

    В Копенгагене получаем въездной штамп в Евросоюз и закупаем в "duty free" крепкие напитки на поход. В среднем, каждый взял на себя два литра виски или рома.

    Следует иметь ввиду, что запечатанные жидкости можно пронести на борт только а том аэропорту, где вы их приобрели. То есть, если бы мы купили все в Шереметьево, то при посадке на рейс Копенгаген – Осло, возникли бы проблемы. Однако, по некоторым сведениям, если упаковка произведена в стране Шенгена, её можно провозить и с пересадкой.

    Вскоре (у нас было меньше часа времени на пересадку) мы уже покидали Данию на самолёте авиакомпании “Norwegian”. Здесь тоже не кормят. Лететь не долго, и около полуночи мы уже оказались в столице Норвегии Осло…

    Здесь совсем небольшой аэропорт (по сравнению с такими "монстрами" как Франкфуртский или Аметердамский). Быстро получаем свои пожитки и начинаем судорожно изыскивать средство как нам уехать в город. По счастью, от нас не "сбежала последняя электричка", и она на поверку даже оказалась предпоследней ("последняя" уходит около часа ночи). Электричка оказалась скоростная – то есть дорогая (около 500-600 руб. на наши деньги). Кстати, у "норвегов" мода на самообслуживание, например – "купи себе сам нужный билет", учитывая, что все надписи на автоматах только по-новежски…

    В итоге, часть участников совершенно легально проехались "зайцами", так как даже местной тётке, ответственной за билетные автоматы, не удалось выдать им билеты…

    Наш "хостел" нашелся довольно скоро, до него с полчаса ходьбы от вокзала. Мы разместились в двух больших комнатах (4 и 6 мест) с душем и туалетом в номере. Постельное белье стоит отдельных денег. В сезон в таких дешевых заведениях места нужно бронировать заранее. Check out здесь в 11-00, но имеется комната, куда можно свалить рюкзаки до вечера. В холле есть интернет - кафе.

    Забавно, что двери с лестничной клетки в коридоры открываются ключом (тем же, что и дверь номера), а ключ этот один на 4 или 6 человек… В общем, некоторые нетерпеливцы предпочитали лазить в номер через окошко…

    24 июля

    Утром голодные участники отправились завтракать "чем Бог послал", так как на весь день в Осло "общественного" питания предусмотрено не было. В Норвегии всё очень дорого, на улицах не так много заведений, где можно покушать, причем, в большинстве своем это кафетерии, где не готовят горячее. С некоторым трудом удалось найти даже простой супермаркет, чтобы закупить еды и пива.

    Культурная программа в основном была связана с гулянием по городу, так как к тому располагала жара за тридцать, и неслыханные цены на проезд в общественном транспорте (одна поездка в трамвае обходится в 25 NOK).

    На маленьком судёнышке, отправляющемся из порта, можно переправиться через залив. Здесь, на зеленом полуострове, расположены главные музеи Осло. Нам понравился музей под открытым небом, посвященный архитектуре Норвегии начиная со средневековых избушек на "куриных ножках" и кончая зданиями 19 века. Есть музей "Фрам во льдах", где можно видеть легендарный корабль Фритьофа Нансена, на котором тот путешествовал к Полюсу. В "Музее Викингов" демонстрируют подлинные корабли скандинавских мореходов, на которых они, говорят, достигали даже побережья Северной Америки.

    Особое мероприятие – посещение Фрогнер-парка, где установлено множество скульптур местного "церетели" - скульптора Густава Вигеланна. Плодовитость его, похоже, была под стать грузинскому собрату. Здесь собрано более тысячи скульптур, изображающих исключительно обнаженные фигуры, причем почему-то, преимущественно мужиков не первой молодости... Очень весело – всем рекомендуется, к тому же – даром…

    Запасшись едой на перелет, и распихав закупленные в Копенгагене бутылки с бухлом по рюкзакам, отправляемся на вокзал и "медленной" дешевой электричкой выдвигаемся в аэропорт.

    Ночной перелёт до столицы Шпицбергена Лонгьира занимает около трёх часов. Салон полон, пустых мест нет. Очень забавно наблюдать как возвращается убежавшее было за горизонт солнце. Поужинали из своих запасов и немного вздремнули…

    25 июля

    В три часа ночи с половиною, самолёт поднырнув под плотную пелену облаков приземлился уже далеко за Полярным Кругом, на 78 градусе Северной широты. Взлетная полоса расположена у самой кромки моря. Выходим из самолёта и чувствуем, что на улице свежо! В небольшом уютом здании аэропорта нас уже поджидали наши рюкзаки. Никаких досмотров, пограничников и пр.

    Воссоединившись со своими вещами, выходим на бодрящий воздух и по натоптанной тропинке спускаемся в сторону морского побережья. Издалека уже видны многочисленные разноцветные палатки и здание кемпинга. Погода пасмурная, но светло! В кемпинге никого не ищем, а сразу быстренько ставим палатки и залегаем спать (я лично, одел припасенные заранее "аэрофлотские" очки из черной тряпки и создал себе искусственную "ночь") …

    Рекомендуем сообщить заблаговременно администрации кемпинга даты остановки у них и число людей. Вы получите скидку.
    Адрес: mailto:umbreit@terrapolaris.com
    Сайт: www.longyearbyen-camping.com

    Стоимость проживания одного человека в своей палатке - 80 NOK (с предварительным уведомлением) и 90 NOK - без. В кемпинге имеется офисное здание с небольшой столовой - кухней, туалетами и душем. Использование душа – по жетонам, за дополнительную плату. Жетоны приобретаются у менеджера (один жетон на 5 минут горячей воды стоит 10 NOK). В кемпинге есть свои стационарные палатки.

    Проснувшись часам к девяти, мы начали планировать день. Предстояло несколько хлопотных мероприятий, и учитывая, что настала пятница, короткий день, необходимо было действовать быстро.

    Пока Финансист (Оля Ященко) собрала общественную кассу (по 2000 NOK/ чел.), Завхоз (Оля Лебедева) в ритме вальса делила привезенные продукты на те, что мы несем с собой (на 4,5 суток) и те, что должны быть отправлены в пос. Свеагрува самолётом (на другие 4,5 суток), Руководитель (Consta) отправился в здание аэропорта искать контору LuftTransport AS, которая осуществляет авиаперевозки Лонгьир – Свеагрува. Предварительно в Москве, Consta списался с господином Rune Hesthammer’ом, который оказался известным человеком на острове. Он какой-то начальник в SNSK – норвежской государственной угледобывающей компании. В итоге, для того, чтобы у нас приняли к отправке в Свеагрува 25-ти килограммовую коробку хватило распечатки, где господин Rune нам обещал эту коробку доставить. Складской работник, мало понимая по-английски, разобрал письмо и без лишних слов принял коробку. При этом денег он с нас не взял, то есть, он даже не понял о каких деньгах мы говорим. Теперь оставалось надеяться только на лётную погоду, т.к. обычно, самолёты в Свеагрува летают каждый день.

    Изрядно облегчившись, группа повеселела. Остальные дела этого дня должны были иметь место в Лонгьире.

    Кемпинг и аэропорт находятся в четырех километрах от столицы острова, и многие обитатели палаток берут на прокат велосипеды (100 NOK/сутки), чтобы добираться до города. Такси (микроавтобус) обходится в 180-200 NOK).

    Группа решила, что пройти четыре километра для нас – ерунда, и отправилась пешком. Грунтовая дорога, проходящая кемпинг насквозь, через километр сливается с асфальтированной трассой, идущей из аэропорта. По дороге – безрадостный ландшафт, природа здесь убита напрочь угледобычей. По дороге минуем угольный порт. Справа по-над дорогой расставлены опоры не действующей ныне канатки, которая транспортировала уголь с отдаленных шахт к морю. Перед входом в город, минуем современный причал, куда пристают круизные суда. В городе компания разделилась, Consta отправился в резиденцию Губернатора регистрировать группу, а все остальные пошли искать место, где можно арендовать оружие и camp alarm.

    Camp Alarm – это классическая армейская растяжка, предназначенная для установки вокруг лагеря на случай ночного визита медведя.

    В резиденции Consta имел беседу с Stein Tore Pedersen'ом - заместителем Губернатора (по-норвежски “Susselmann”) по туризму stein.tore.pedersen@sysselmannen.no . С ним велась превентивная переписка, так что, бумагу о регистрации группы мы получили от него еще в Москве. Единственное требование администрации к нам было – наличие страховки с опцией “SAR”, никаких поборов на "окружающую среду" или запретов не было. Stein – совсем молодой парень. Наша беседа, в основном, касалась особенностей маршрута. Посмотрев нитку маршрута, он поинтересовался, имеем ли мы альпинистское снаряжение, и получив отрицательный ответ, стал отговаривать нас проходить ледовые перевалы, которые по его словам стали небезопасны после недавнего снегопада. Сам по себе, снег естественно не опасен, но он закрывает ледовые трещины, которые, как выяснилось на перевалах имеются. Consta пообещал, что отнесется к этому предупреждению серьёзно и удалился.

    На деле, два из трех запланированных ледовых перевалов группа не проходила.

    В то время, как Consta мило беседовал с представителем власти, группа столкнулась с неожиданной проблемой – во всем городе не нашлось для нас свободного ружья! К счастью, над нами сжалились, и вскоре, мы обрели себе защиту и обузу в лице новенькой американской винтовки с магазином в семь боевых патрон.

    Стрелять из винтовки боевыми патронами запрещено (даже для тренировки).

    А вот свободный Camp Alarm найти так и не удалось, и решено было дежурить по ночам в смену. Газ на весь поход купили легко, он имеется во всех спортивных магазинах посёлка (купили 16 баллонов Primus Power Gas 0.5).

    Успешно разрешив основные вопросы дня, группа получила свободное время и направилась на шоппинг. В Лонгьире много магазинчиков с сувенирами, тряпками и пр., все неплохого качества. В супермаркете - хороший выбор продуктов, есть и винный отдел, но купить что-либо там можно только один раз по предъявлении посадочного талона вашего авиабилета.

    Проголодавшаяся группа зашла в пиццерию и перекусила. Пиво и вообще алкоголь подается в ресторанах и кафе только с трех часов. Расценки на все – норвежские, то есть - все ужасно дорого. Банка датского пива “Carlsberg” или местного “Isbeorn” 0,33 стоит, самое меньшее, 30 NOK. Так как назавтра нами планировалось кроме круиза по морю еще и отмечание Днюхи Завхоза, то на 21-00 был заказан столик в ресторанчике “Kroa”.

    По возвращении в лагерь, мы оплатили две ночи в кемпинге, набрали жетонов на душ и стали расслабляться. Готовили что-то из купленных в магазине продуктов на дармовом газу, пили пивко. По вечерам включали спутниковый телефон, и желающие могли поговорить с "большой землёй"…

    26 июля

    День Рождения Оли Лебедевой.

    День начался с праздничного пирога, который был приподнесён хорошенькой имениннице спозаранку… После завтрака, отправились по знакомой дороге в сторону города. По времени, успевали, но оставалось не выясненным откуда отходит круизное судно? Неожиданно, острозрячие участники стали в недоумении указывать в сторону моря, а по морю идет наша “Polar Girl” в направлении открытого моря! По счастью, судно свернуло к причалу. Оказалось, что посадка производится в угольном порту (на пол дороге между городом и аэропортом). Успокоившись, и найдя себя в списке пассажиров, осматриваемся на судне. Оно небольшое, корпус выкрашен красным как у всех судов ледового класса. На корме, закрытой от ветра, народ прогуливается, наблюдает в оптику за всем вокруг. Здесь же стоят грильницы, и днем расставляют обеденные столы. На носу тоже можно постоять на свежем воздухе, но здесь хорошо дует. В помещении есть где посидеть, продается всякое пиво (30 NOK), кофе и пр. Народу на круиз собралось много, в основном – немцы и французы, но встретили и семью израильтян. Гид–немец, хорошо поставленным голосом перекрикивая шум моря и дизеля вёл экскурсию по-английски.

    Сперва было прохладно и как-то сурово. Свинцовое море, низкие тучи, повисшие над скалистым побережьем, и только в долинах на ледниках видно было солнце. Летает много всяких морских птичек: чайки, бакланы, большеносые паффины и пр., последние кстати, отлично ныряют. На значительном удалении проплыли несколько тюленей. Выйдя в большой фиорд (Billefjorden), мы свернули на север и приблизились к полуострову, называемому Земля Диксон. Здесь в старые годы велась добыча гипса, большие отвалы которого издалека напоминают сугробы. На берегу – заброшенное рыбацкое судёнышко и маленькая хижина. Вдоль всего фьорда встречаются следы человеческой деятельности, и наконец, после четырёх часов плавания мы подошли к горе Пирамида, что высится в самой глубине фьорда, почти у ледника. Гора утопала в облаках, но погода явно шла на улучшение. По имени горы был назван и поселок "Пирамида", являвшийся до 1998 года административным центром "Советского Шпицбергена". Здесь же находилась резиденция консула СССР (и впоследствии – России).

    На угольном причале стоит новенький красненький контейнер с флагами Норвегии. России и почему-то … Чехии и Словакии… Нас встречает русский гид, который не может поверить, что приехала русская группа, да целых десять человек! Гид – молодой парень, приехал сюда на круизный сезон. Ведет экскурсию на английском. Содержание – в лучших традициях советской пропаганды. Всё здесь было самое лучшее, советское правительство не жалело денег на создание образцово-показательного рудника. Даже грунт был привезен из СССР и разбросан по территории поселка. Добротные кирпичные жилые дома, детский садик, больница , построенные в конце 70-х годов для шахтеров и сейчас в отличном состоянии. Говорит, что детей реально кормили икрой, и народ здесь, в отличии от материковой части СССР, отнюдь не бедствовал. Есть спортзал, бассейн, гостиница, дворец культуры. Все в довольно приличном состоянии. Жители были эвакуированы отсюда 10 лет назад, когда стало не под силу поддерживать жизнедеятельность в посёлке, не дающем угля (пожар в выработках Пирамиды тлеет до сих пор). Консул переехал в Баренцбург, оставшийся последним русским оплотом на здешней суровой земле. Перед "ДК" расположена главная достопримесательность посёлка – самый северный Ленин на Земле (подозреваю, что не самый северный, так как в пос. Нагурское, что на 81 градусе широты в российском на архипелаге Земля Франца-Иосифа), наверняка сохранилась "ленинская комната" на местной военной-воздушной базе). Группа громко и дружно пропела "… и Ленин такой молодой…", создав живописную композицию вокруг бюста Вождя. Недоумевающие немцы даже хлопали…

    Как-то незаметно, погода изменилась, и стало даже жарко. На привозном чернозёме стелилась под ветерком настоящая высокая трава, солнце припекало. На судне, тем временем, приготовили нам обед, и по возвращении, мы хорошо покушали. Давали, кстати, мясо кита, жареное на гриле. Кое-кому понравилось…

    Пока народ предавался чревоугодию, судно наше незаметным образом приблизилось к самому леднику, который здесь обрывается ледопадом прямо в море. Совсем близко мы, конечно, подойти не могли, но и здесь уже плавали в воде отдельные льдины. Шанс увидеть медведя был самый реальный именно тут (с начала навигации с борта "Polar Girl" медведей видели всего восемь раз). Лёд очень красивый и с большого расстояния – почти синего цвета.

    Вдоволь наснимавшись и напозировавшись на фоне ледника, народ отправился в каюту смотреть кино про Шпицберген, но некоторые остались на улице и смогли увидеть еще птичьи базары, которые мы проходили по левому борту.

    Уже после восьми вечера мы выгрузились на берег и устремились в кабак, где как вы помните, был у нас зарезервирован столик. Оказалось, что все в порядке и столик нас ждёт. Заказали пиццу (рекомендую очень острую “Gruve 3”, порции огромные!), что-то еще, и стали ждать именинницу, которая не поленилась пойти переодеться по такому случаю. Наконец, она вышла к нам, и праздник продолжился. В баре запомнился очередной ленин в окружении бутылей с разнообразным бухлом. День был субботний и заведение работало до двух часов ночи (обычно оно закрывается в 23-00), но так как назавтра предстоял выход на маршрут, решили долго не засиживаться. Вызвали такси и вскоре, отстегнув 200 NOK, оказались уже в палатках.

    27 июля (18 км.)

    Утром, слегка несвежи после вчерашнего, стали собираться в дальний путь. Впереди лежало около 200 км тундры, четыре перевала и бессчетное множество речек… а может, и медведей!

    Несколько слов о том, что участники взяли с собой из одежды. В принципе – стандартный "горный набор", но с небольшими вариациями. Например, футболки пригодились мало, прохладно. Нна маршруте шли в термобелье, а кое-кто и в поларе. Куртка с мембраной нужна в обязательном порядке. Очень рекомендуем носить все время неопреновые носки. Поверх брюк и ботинок – гамаши. Поларовская шапочка на голову не лишняя как на бивуаке, так и при движении. Утепление в виде легкой пуховки или пуховой безрукавки создает уют вечерами. Теплые перчатки тоже взять не лишне. Из прочего, отмечу лыжную палку (или две), крем от загара (не смейтесь) и еще … не стоит всем брать с собой электрические фонари!

    Собрали палатки и оставили в кемпинге все не нужное на маршруте. Потом, немного посовещавшись, решили, что мы спортсмены и что жаба нас душит ехать на такси. Таким образом "короткий день", запланированный на сегодня отменялся и первые пятнадцать километров мы протопали по шоссе. Приятная лёгкость в рюкзаках даже беспокоила. Продуктов у каждого лежало на пять с половиной дней (считая день запаса) - ровно столько, сколько по расчетам Constы должна была занять дорога до пос. Свеагрува, где ожидалась заброска. Газ весь ехал на нас, все шестнадцать баллонов.

    Дорога до Лонгьира, пройденная нами уже дважды, пролетела незаметно. Прощаемся с цивилизацией и уходим по единственному здесь шоссе в направлении Gruve 7 (Шахты 7). В настоящее время, она единственная в посёлке работает. Фьорд постепенно переходит в реку Adventdalen, текущую здесь в широченной долине многими рукавами. По линии старой канатной дороги видны выходы старых горных выработок. На дороге довольно оживленное движение. От кемпинга до конца дороги (поднимающейся на последнем этапе в гору серпантином) 14 км. Здесь остановились и перекусили. За водой пришлось-таки прогуляться. Погода – переменная облачность. Далее, поднявшись по дороге один серпантин, мы свернули в сторону хижин, ряд которых был виден на склоне. Еще четыре послеобеденных километра, переправа через чистую горную речку, и мы разбиваем свой первый лагерь лагерь у аккуратненькой "норвегской" хижины.

    О хижинах. Официально везде пишут, что все хижины частные и входить в них, даже если они открыты, и даже если на столе лежит "журнал посетителей" строго запрещено. Жизнь показала, что хижина хижине – рознь. Вблизи крупных поселков и на берегу океана хижины, действительно, частные. Все они заперты на ключ. В таких хижинах очень цивильно, как правило, имеется электростанция. Но есть и другие, где черным по белому сказано, что хижина государственная или принадлежит SNSK (Государственной угольной компании). Такие хижины не закрыты, или ключ висит здесь же. В них спокойно можно ночевать. Есть и российские хижины вблизи Баренцбурга, но тут ночевать, не всегда захочется, ибо загажено. Вообще, летом хижины почти всегда пустые, проблемы могут иметь место после установления снегоходной дороги.

    Наступило первое "дежурство по медведю", то есть дежурная палатка всю ночь, меняя друг друга, ждёт Когда придёт Медвед. Начали с мощной "разборки" на тему "кому когда кого вставать", но в конце концов, все успокоилось. Дежурство это, кстати, оказалось первым и последним…

    О медведах. По нашему общему убеждению, вдали от моря, в горах, где бедному Медведу есть совершенно нечего, нечего ему и делать. Ну. Нет их там! Многие страхи, нагоняемые в этом вопросе, продиктованы стремлением местных побольше заработать на туристах. Так что, хотя оружие совершенно необходимо иметь, "Camp Alarm", на наш взгляд – это перебор. Повторюсь, сказанное отнгсится к путешествиям во внутренних областях.

    28 июля (18 км.)

    Ночью на лагерь спустился густой туман, но Медвед так и не пришёл. После краткого эмоционального обсуждения "медвежьего дежурства", решено было в горах больше не сторожить.

    На сегодня предстоял длинный переход, так как из-за замены перевала, нитка маршрута удлинилась, и нам предстояло преодолеть лишних 4-5 километров по сравнению с первоначальным планом.

    Движемся все время в восточном направлении, с тем, чтобы обойти справа по ходу хр. Jannson. Несколько речек спокойно переходятся вброд. Спасибо неопрену и гортексу, ноги от этого совсем нет страдают. В тумане идем, следуя точкам, забитым в GPS. При приближении к перевальчику между речкой Janssondalen и главной долиной Adventdalen, находим на земле два странных устройства. Возможно, это автоматическая метеостанция. Но почему их два? Спустившись с перевала, мы снова оказываемся в широкой долине Advent среди морен. И вдруг, как чудесное видение перед нами возникло круглое озерко с утками. Утки нагло наблюдали за нами и не думали лететь. Тут состоялось первое добровольное купание группы. Вода оказалась на редкость тёплой (со слов купавшихся). Поснимали уток, а потом их прогнали. Поснимали летящих уток…

    Уже к вечеру группа достигла многочисленных ручьев, стекающих с ледника Dronbreen, в верховьях которого лежал перевал от прохождения которого мы решили отказаться (послушавшись совета Губернатора).

    Кстати, как позже выяснилось, отказались зря! Через этот перевал пролегает зимняя снегоходная дорога на пос.Свеагрува. Так, что и вешки расставлены и трещин больших на дороге нет. А вот, от второго перевала мы отказались правильно. Там, на закрытом леднике, без веревки и без вешек нам ловить было нечего…

    Один из потоков, стекающих с ледника нас серьёзно озадачил. Дело в том, что к этому моменту туман рассеялся, и пригрело солнце. Речей вздулся от коричневой воды, несущейся с ледника. И тогда состоялось первое и последнее за весь поход принудительное купание. А мораль была проста, шли долго и быстро, думать не хотелось, в общем, "не зная брода…". Обиднее всех было бедной экс-имениннице - Оле, она уже всё преодолела и осталась сухой, но потом, переходя узенький глубокий проток, он неожиданно упала прямо на спину. В общем, женская часть группы оказалась сильно мокрой, а Аркадий – так вообще насквозь (включая рюкзак). Тут, как по команде, солнце скрылось и захолодало, так что, решено было не откладывая стать лагерем прямо здесь, у языка ледника Dron. Таким образом, план дня не был выполнен. Надо сказать, что место оказалось замечательное, на ровных площадках среди конечной морены ледника. Все переоделись и стали сушить шмотки на ветерке, причём, на удивление успешно…

    29 июля (16 км.)

    Сегодня нам предстояло пройти перевал, связывающий верховья двух больших долин – Advent и Rein. Этот перевал мы включили в маршрут как запасной. В верхней части, речка Adventdalen течет в крутых заснеженных берегах. Группа двигалась все время левым (орографически) берегом Adventdalen, который ближе к перевалу стал труднопроходим. Здесь его пересевают боковые притоки, которые глубоко врезаются в мягкую породу, образуя мини каньоны. Очередной ручей зарылся так глубоко, что решено было набрать 100- 150 метров высоты по склону, где каньоны сходили на нет. Держась набранной высоты, группа траверсом вышла на ледник Tronbreen.

    Определить точное местонахождение перевала затруднительно. Наверху расположено огромное заболоченное плато, образовавшееся в результате таяния ледников, окружающих перевал со всех сторон. На плато находится озеро, которое мы и начали обходить слева по ходу, чтобы как мы полагали, попасть на "правильный" берег реки. Переправ мы начали опасаться (после вчерашних приключению). Вышло, однако, совсем наоборот. Как оказалось, речка Lundstremdalen, к которой мы планировали выйти только после прохождения еще одной седловины, начинается прямо здесь. И ниже по течению только набирает силу, а Reindalen (на которую, как нам казалось, ведет наш перевал) начинается западнее (в точке карты, названной Reindalenpasset). Так, неожиданно, мы прошли два перевал вместо одного, но зато обнаружили себя на левом берегу бурной Lundstremdalen, через которую необходимо было переправиться.

    Здесь, на левом берегу реки Lundstremdalen имеются выходы местного "нарзана"... Вода сильно минерализована, приятно кислого вкуса. Источники легко найти по желто-оранжевому серно-железистому налёту на камнях. "Нарзанчик" набрли в бутылки и пили еще несколько дней…

    На этот раз, руководитель посвятил необходимое время разведке переправы, которая в итоге нашлась в районе шиверы (в месте, где справа к реке подходит прижим). Речка оказалась совсем не страшная. Можно было продолжить движение и левым берегом до слияния с рекой Oppdalen. Здесь вода спокойно струится, разбившись на множество рукавов, и переправа не представляет труда.

    Лагерь поставили у воды. Разведали обход прижима. Погода которая весь день нам благоприятствовала, начала портиться, задул сильный ветер, который к ночи принёс снежный заряд.

    30 июля (18 км.)

    Утро встретило нас редким снежком, который, таял не долетая до земли. В результате, подъем задерживался, так как вчерашнее "перевыполнение плана" давало нам моральное право поваляться в палатках подольше. После завтрака сразу полезли круто в гору. Надо сказать, что крутых подъемов и спусков на маршруте было немного, высоты на Шпицбергене небольшие, а расстояния – значительные. Поднявшись метров на 100-150, продолжили путь к слиянию двух речек в облаз прижима. Выйдя в широкое ущелье Lundstremdalen, повернули к югу. Кое где удобнее идти прямо по ровному дну ущелья, грунт твердый. Там, где речка приближается к "нашему" борту долины приходится все же вылезать на склон. В укромных долинах боковых ручьев привольно пасутся оленьи парочки с "мелкими" и без. Впереди высокие горы, как бы, запирают вид. Это уже другая - дальняя сторона широкого ущелья Kjellstromdalen (речки, в устье которой находится пос. Свеагрува). У самой реки на слиянии стоит аккуратненький домик. Решено было остановится как можно ближе к поселку, чтобы назавтра заработать полудневку. Здесь очень интересный рельеф, и в первый раз мы увидели мерзлотные пучения грунта. Выглядит это как "верблюжий горб" или коротких хребтик на ровном месте. По дороге пересекаем многочисленные ручьи и речки, не достойные их особого описания. У предпоследнего перед выходом к "рудничной" дороге ручья, устроили лагерь. Впереди горят красные огни по обоим берегам лагуны Braganza (красные фонари установлены на береговых столбах ЛЭП, пересекающей залив). В предвкушении полудневки, а то "¾"- дневки, при хорошей погоде отбились спать. Обрисую вкратце, как обычно проходил долгий Шпицбергенский вечер. Не спеша ставим лагерь. Пока суть да дело, некоторые предлагают "принять по-маленькой", не упускаем такую возможность…

    Жизнь начинает налаживаться… Дежурные пытают Завхоза, какой им варить суп? Где-то за камушком уже шумят горелки… Долой неопрен и мокрые ботинки, да здравствует "полар", пуховка и мягкие тапочки… Кто-то пилит оленьи рога, кто-то рисует акварелью… А вот, уже и ужин! Расстилается скатерть. Распаренная в супе соя очень аппетитно смотрится… Напитки вымётываются разные, но качество – неизменно! Вот, уже и чай, чей-то сюрприз разъеден. Несут гитару… и добавку горячительного. "Проклятое солнце" никак не хочет "укрыться в кусты" за неимением таковых… Припекает… Вспоминаются песни из самых глубин подсознания… А при этом, кто-то уже отдыхает…

    31 июля (10 км.), Sveagruva

    Встали поздно. В этот день предстояло неизведанное – полуднёвка в шахтерском "домике для гостей" в пос. Свеагрува.

    Поселок Свеанрува не имеет ни магазинов, ни гостиниц, и вообще ничего для "людей с улицы", так как принадлежит Государственной угольной компании, и люди работают здесь вахтовым методом, то есть, - на всем готовом. Питаются в столовой. Наш визит и обеспечение авиа заброски были организованы из Москвы заранее. В четырёх километрах от места нашей ночевки, дорогу преграждает мощный ручей, вытекающий из ледника Hoganas (в верховьях которого находится собственно рудник Свеагрува). Удобная переправа нашлась у самого берега лагуны. Поднявшись по высокой насыпи, выходим на широкую дорогу, связывающую поселок и шахту. Еще четыре километра "чапаем" по дороге до посёлка. Народ разъезжает здесь на японских полноприводных легковушках с кузовом. В поселке – взлетно-посадочная полоса и несколько десятков жилых домов, выкрашенных в яркие цвета. Основная дорога проходит выше посёлка и тянется еще семь километров до угольного порта. На 4-м километре, у водохранилища, стоит длинное здание, называемое “Polartun”. Это и есть место, где нам предстояло остановиться на ночь. Стучим и заглядываем в окна – никого. Неожиданно оказывается, что вообще-то, не заперто… Заходим. Реально – никого…

    Звоним хозяевам, и обозначаем им наше прибытие. Вскоре приезжает менеджер, он про нас уже знает, и выдает ключи от десяти номеров (хоть нас всего десять, а номера все двухместные). "Вам же так удобнее будет!" - объясняет он наше неждоумение. Ну, что тут возразишь…

    Договорились, что разогреем еду сами, потому, что в поселковую столовую ходить нас ломает. Заплатили по 400 NOK с человека за полупансион. В эту же сумму вписалась, оказывается, и наша заброска из Лонгьира, и машина до шахты, которой мы воспользовались на следующее утро.

    В ожидании обещанного ужина, начали обживать помещение, а это (кроме номеров с обогревателями) : туалет, душ, сауна (которую, правда, не включали), кают-компания с большим телевизором, столовая с портретом короля на стене и кухня со всем тем, чего душе угодно… Через некоторое время, привезли еду и мы не поверили своим глазам! Видимо, у них здесь своё понятие об аппетите сформировалось за долгие годы кормления шахтеров, вышедших из забоя… Короче, ели и доедали мы все это еще двое суток… Ужин был красиво сервирован. Цветные салфетки, столовый сервиз, приборы, фужеры и т.п… Под нашу Текилу мясные закуски соревновались с рыбными. Тост за здоровье Короля всех "Норвег" звучал неоднократно… Затем - горячее, десерт… Всех немного развезло в этом огромном, чистом и уютном доме. Так странно всё это видеть здесь, на краю Земли, где еще 150 лет назад наши героические поморы мёрли от цинги, а медведи залезали к ним прямо в зимовья…

    1 августа (15 км.), Перeвал

    В 9-00 все уже собрались и поджидали обещанную машину, которая должна была отвезти нас к Шахте, расположенной под нашим следующим перевалом.

    В 9-30 приехал микроавтобус, и мы ухитрились в него вписаться. Едем обратной дорогой по которой прошли вчера. Миновали посёлок, и вскоре свернули налево в боковую долину. Подъем не очень крутой и ехать не долго, но самое интересное то, что дорога проложена прямо по покровной морене ледника! Впервые мы видели такое инженерное решение…

    В наверху видны многочисленные эллинги, а дорога здесь уходит в гору. К шахтному стволу ведут два авто тоннеля. Похоже, у них и парковка там есть под землёй!

    У конца дороги, ледник становится круче и делится на две ветви. На кромке льда припаркованы многочисленные снегоходы… Пока группа осматривается, разведка осматривает путь вперед. Напомню, что специального снаряжения в группе не было, и преодоление такого длинного закрытого ледника как ледник Slakbreen было сопряжено с некоторой подготовкой.

    А именно, вспомнили старинный сванский способ передвижения по ледникам без связок, когда лидер группы вдевает под лямки рюкзаков длинный шест, и в случае, если он проваливается в трещину, шест не дает ему провалиться глубоко. Остальные идут след в след. Оставался открытым вопрос "где взять шест?". Сначала думали связать лыжные палки, но потом, вопрос отпал сам собой. Дело в том, что по дороге в изобилии можно найти бамбуковые вешки, расставляемые по первому снегу вдоль всех снегоходных дорог. Бамбук - материал очень прочный, а будучи связаны а "сноп", 4–5 бамбуковых вешек практически сломать невозможно.

    Нам было необходимо выйти на ледниковое плато, называемое Gruvefonna ("Шахтное плато"). Выходить на него лучше по открытому льду правого по ходу истока ледника. Причем, снегоходы ездят еще правее, в объезд крутого взлёта. На плато наш путь слился со снегоходной дорогой. Ледник становиться закрытым. Появляются узкие трещины, которые не доставляют хлопот.

    Здесь, на плато, в окружении многокилометровых ледником мы наблюдали солнечное затмение (93%). Всё вокруг стало серо-серебряным. Группа остановилась для фотосессии…

    После сытного перекуса, продолжили путь по леднику, который через несколько километров, начал плавно спускаться в долину Reindalen. Трещин здесь уже нет и снег истончается, одновременно, появляются ручьи и речки, текущие по поверхности льда. Местами – сыро. У самого языка ледника лучше уйти правее и там перейти основной поток. Здесь же начинается дорога (видимо, сюда притащили от шахты по льду тяжелую технику и разровняли морену, расчистив тем самым путь для снегоходов). Разумно, так как по морене, не то что ехать, идти-то непросто.

    Вдруг вдалеке показалась крыша домика. Так и есть, на карте здесь обозначена хижина! При ближайшем рассмотрении, хижина оказалась "казенной", то есть, принадлежит она государству. Над входом надписи на всех языках, в том числе и по-русски "Убежище". Ключ висит тут же. Мы так поняли, что на снегоходном трафике (между Лонгьиром и Свеа) расставлены аварийные приюты, мало ли что случится дорогой! И действительно, местная "тетрадь проезжающих" пестрит сообщениями о сломанных снегоходах. Хотя, большинство записей и не имеет "аварийного" характера. В хижине, кроме сеней, есть небольшая комната с нарами, одеялами и подушками (на 2-3 человека) и большая комната, она же кухня. Стол, кресла и лавки составляют интерьер. Есть газ, посуда и кое-какие продукты. Под нарами хранятся опечатанные пластиковые контейнеры оранжевого цвета, видимо, с чем-то аварийным… В сенях – дрова, аккуратно увязанные в сетчатые мешки, топоры и пилы. Располагаемся на отдых. Оказалось, на снегоходной дороге летом можно много чего найти! Кроме отвертки и всякого инструмента, была найдена пачка кредитных карточек и пропусков какого-то рассеянного ездока. Хотели мы ее вернуть в Лонгьире губернатору (хотя, смысл?), да не довелось… В ста метрах от приюта стоит мачта ацетиленового маяка, видимо зимой он горит здесь всю полярную ночь, указывая едущим по широкой долине Reindalen сноумобилистам начало подъема на перевал.

    2 августа (18 км.), Переправа

    Утром продолжили путь по "неожиданной" дороге, но как и следовало ожидать, через километр она кончилась (у конца морены).

    На три стороны сколько хватало глаз расстилалась тундра широкой долины Rein. Здесь планировалась самая стрёмная переправа. Река в среднем течении, и как нас предупредил Губернатор, - сыро… По здешним понятиям "сыро" может значить и "под развилку"…

    Движемся по GPS к месту наибольшего разлива, и легко переходим реку - несколько неглубоких рукавов. Снова появляются олени. Двигаясь по правому берегу Reindalen, пересекаем многочисленные притоки. Идти легко, болота почти нет. У впадения реки Gangdalen (видимо, местный Ганг), находим капитальный дом с радиостанцией. Здесь все закрыто кроме сортира, перекусываем и продолжаем спуск вдоль реки, перевыполняя план. Спускается туман, и мы становимся на ночёвку.

    3 августа (14 км.)

    "Русский Шпицберген, начало".

    Утром в кромешном тумане по GPS продолжаем движение по речке Semmeldalen, правому притоку Rein'а.

    Чем дальше мы отходили от Rein’а, тем меньше становилось оленей, но зато, выглянуло солнышко. В местечке Elvekrossen (мой перевод с "норвегского" "место переправы") обнаружилась еще одна, а скорее, даже две хижины. Большая была, заперта. Но мы … полюбопытствовали… Оказалось, что в ней кто-то живёт: на кровати – спальник, на столе - бесполезная здесь мобила… Быстро вышли, типа, нас здесь не было. Рядом стоит вторая хижина, менее презентабельная, но вполне уютная. Есть нары, печка, дрова и пр. Пока перекусывали, особо остро-зрячие узрели на склоне аборигена, который нас явно испугался, и куда-то пошёл в другую сторону (хотя, думается, шмотки-то были его). Видимо, он в домик тоже вписался на не совсем законных основаниях… Пожалели, что "ещё не вечер", перешли Semmeldalen и начали подниматься к перевалу в долину Grondalen, выводящую к русскому пос. Баренцбург. В трех километрах от переправы находится не обозначенная на карте хижина. Здесь всё иначе. Грязно и ничегошеньки нет, хотя, домик вмещает человек 7-8. Большинство заночевало в палатках.

    Прямо перед нами поднимается Sinaiberget ("горка Синай"). Горка красивая, и многие хотели даже на нее "сбегать". Остудило горячие головы, то что до вершины 700 метров высоты: сыпуха и снег. В хижине много советских артефактов, включая топор, с отломанным кем-то лезвием… В "книге посетителей" есть записи гляциологов, в том числе – МГУ’шных.

    4 августа (14 км.)

    Перевал в долину Grondalen – платообразный, слева, с плеча горы "Синай" в облаках сползает большой ледник. Тут даже есть подобие тропы, начинающейся прямо от хижины. Она очень выручает, потому что перевальное плато завалено крупнокаменистой заболоченной мореной, а на склоне сухо и приятно. Идем все время правым берегом реки. В хижине, расположенной под перевалом с Баренцбургской стороны сделали перекус, сварили чаёк. После обеда движемся по вспученной мерзлоте, причем иногда это похоже на кочки, иногда – на потрескавшуюся поверхность, а в конце дня мы встретили целую горку, которую подняли над тундрой мороз и вода. Наверху обнаружилась еще одна хижина, причем, не обозначенная на карте. В ней и заночевали.

    5 августа (15 км.)

    Утром при отличной погоде, начали спуск по сильно заболоченной долине Grondalen. Куски старой дороги, пкриодически встречающиеся здесь идти не помогают. Постоянно хлюпаем по лужам.

    На болотах растет изумрудно-зеленый мягкий мох. Справа, с крутого склона ручьи низвергаются длинными водопадами. Действительно, "зеленая" долина… Постепенно приближаемся к устью реки, впадающей в Gronfjord. Начинаются геодезические знаки, расставленные вдоль морского побережья. Дороги все нет, несмотря на то, что на карте некое подобие ее нарисовано. На крутом склоне справа замечаем сперва шахтные постройки, затем угольные отвалы, и наконец – широкую дорогу, соединяющую шахту с посёлком. Выйдя на твердую поверхность дороги, ускоряемся. У кромки воды расположена метеостанция. По пути проходим домики норвежских властей, они стоят особняком. Посёлок заявляет о себе черным дымом, валящим из трубы ТЭЦ. При входе в посёлок, справа на склоне, стоят несколько домиков научных организаций. К ним ведет деревянная лесенка. Поднимаемся по ней и вот, мы уже в Баренцбурге. Гостиница обнаруживается в двухстах метрах от лестницы и выглядит совсем неплохо. Дом выстроен капитально. Толстенные кирпичные стены, стеклянные входные двери и пр. Внутри – поскромнее.

    Здание первоначально было предназначено для проживания горняков. Есть одно и двух комнатные квартиры, из которых сделаны "номера". На нашу ораву "Арктикуголь" расщедрился и выделил один номер "люкс", где в двухкомнатных апартаментах мы и тусовались. Кое-кто спал на раскладушках.

    Везде в Баренцбурге местные расплачиваются по внутренним магнитным карточкам. Это касается магазинчика треста, спорткомплекса, сауны и пр. Наличные рубли нигде не принимают. В гостинице действует "Валютный бар" (полузабытое советское понятие) и сувенирный магазин. Здесь принимают наличные кроны. Все очень дорого. В баре – исключительно российские напитки, вплоть до пива "Балтика 7", "общепитовская" еда, но все вполне прилично. Баршенша Елена на наш вопрос о "часах работы" бара ответила "пока вы здесь, бар работает!"… Могут приготовить сырники, пирожные и другие вкусняшки.

    Заброска наша, отправленная еще в июне, дожидалась нас в отеле. Попили пива и вообще – отдохнули…

    6 августа Баренцбург, дневка

    Сегодня целый день посвящаем Баренцбургу. Не спеша прошлись по бетонным улицам поселка. Есть и деревянные дома, но больше – кирпичных. Кроме конторы "Арктикугля", резиденции Российского Консула есть еще музей "Помор", куда мы правда не заходили.

    На "набережной" готовили какую-то площадку типа "сцена" (как выяснилось, здесь должен был вскоре пройти кинофестиваль северных стран).

    В спорт центре договорились насчет сауны и бассейна. Сауна в Баренцбурге очень хорошая, гораздо лучше чем в норвежском Лонгьире. В бассейне – подогретая морская вода.

    Здешняя шахта горит с апреля месяца. Тогда при аварии погибло несколько горняков, посему, разумеется экскурсия туда оказалась невозможной. Однако, для любопытствующих вполне доступен оказался вентиляционный штрек, выходящий на поверхность в самом посёлке. Впечатляют деревянные крепи и каменные глыбы, висящие прямо над головой… В начале ходка довольно мокро. Вернувшись с подземной "полазки", так приятно было попариться в жаркой ароматной сауне…

    Зато, в гостинице весь день на было горячей воды, из-за "аварии", так что сауна оказалась полезна вдвойне!

    7 августа (23 км.)

    Утречком, после традиционных сырников, завершающих плотный завтрак, собрались и погрузились в вахтовку (что-то вроде ПАЗика на шасси ГАЗ-66).

    На север из поселка идет хорошее шоссе, оканчивающееся у вертолетной площадки на мысе Heerodden.

    В марте 2008 года здесь из-за бокового ветра опрокинулся вертолёт Треста и погиб один человек.

    Неплохая грунтовая дорога продолжается и дальше, на восток вдоль берега океана. Раньше она соединяла Баренцбург с пос. Колсбей, но сейчас проехать по ней невозможно из-за отсутствия переправ через многочисленные речки, сбегающие с гор. Погода хорошая, солнце. Море спокойное, пахнет водорослями, вода чистая. Хотя местность здесь равнинная, прямо – заливные луга, береговая линия обрывистая. По дороге видим кучу всяких морских птиц, которые, похоже, любят посиделки на пресной воде в мелких лагунах. Идем довольно быстро, дорога позволяет, так что к перекусу, оказываемся уже почти у запланированного места ночевки. Здесь стоит "казенная" хижина, чистенькая и даже с намалеванной картиной на стене. Пока варили чай, некоторые купались в Северном Ледовитом океане… Ощущения незабываемые. Заход в воду удобный, дно устлано плоскими камнями, глубина небольшая. За мысом Laila начинается залив Colesbukta (“bukta” это так и переводится с норвежского как "залив, бухта"), на восточном берегу которой уютно примостился пос. Колсбей.

    В Колсбее и Груманте – свой микроклимат. Очевидно, здесь теплее, чем в горных долинах или даже в районе Лонгьира, гораздо больше травы, цветов. Попадаются сыроежки. Только здесь живет единственный, встречающийся на архипелаге вид грызунов – разновидность полёвки.

    От самого мыса Laila до заболоченной долины Colesdalen по берегу моря "понатыканы" "норвегские" хижины. Некоторые, довольно пафосные, с флагштоками перед крылечком (не говоря уж об электростанциях, которые есть в каждой хижине). Хозяева на свои "дачи" прибывают по воде. Ни пробок, ни толкотни в пятничных электричках… А у нас, тем временем , за спиной оставалось уже больше двадцати километров, пора бы и остановиться. Однако, поселок был так близко, что тема заночевать до переправы через Colesdalen даже не возникла. А река, на самом деле, - не шуточная. Всё-таки – устье, воды много. Постепенно втягиваетмся в болотистую местность, прорезаемую рукавами реки. Большинство потоков переходятся легко, дно твердое, хотя есть один (видимо это основное русло), в котором вода кристально чистая, быстрая и довольно глубокая. Олнако, неприятность доставляют не сколько потоки, сколько грязное болото между ними. Ноги чавкают по мху, покрытому водой или увязают в глинистой жиже, и все это – на протяжении почти трех километров! Основной ориентир при переправе – здание водозабора, стоящее одиноко на запруде у водохранилища. Перед самым выходом к зданию – еще один большой поток, перейти который можно по остаткам запруды.

    Колсбей, бывший советский портовый посёлок, был специально выстроен для обеспечения погрузки на суда угля, добытого в Груманте. Посёлок покинут жителями более сорока лет назад, когда шахта в Груманте была закрыта. В 80-90-х годах здесь размещалась база нефтеразведчиков, но сейчас – опять никто не живет в Колсбее.

    Здание водозабора, как и все прочие производственные помещения – разрушено. От него вверх по склону проложена водопроводная труба в деревянном коробе, по которой мы и вышли в поселок лишив себя таким образом еще километрового путешествия по болоту. По правой стороне остаются рабочие цеха, и вот, мы в посёлке. На мостках над водами залива стоят ветхие остатки порового сарая, обжитые крикливыми крачками. Он прекрасно смотрится на фоне ярко горящей под незаходящим солнцем воды.

    Домов, где жили люди - всего три. Один, тот что ближе к берегу моря, почти совсем разрушен. У самых стен его проложила свой путь к морю горная речка, угрожая в следующем сезоне пожаловать прямо в дом… Два двухэтажных барака, стоящих повыше, вполне пригодны для жилья. Здесь и остановились, отыскав "номера" почище. После рекордного 23 километрового перехода и утомительной переправы, почему-то, все чувствовали себя очень бодро и просидели с гитарой и напитками почти до полуночи…

    8 августа (8 км.)

    Еще до завтрака, морем прошла моторка, и какие-то люди прошли в строну Груманта от станции заброшенной железной дороги.

    Узкоколейка Колсбей – Грумант была построена для подвоза угля от шахты в Груманте к угольному порту. На сегодня, благодаря вчерашнему "марш-броску", нам предстоял недлинный путь по живописному участку берега. Узкоколейка идет высоко над водой (берег здесь уже гораздо круче, чем там где мы шли вчера). Кое-где сохранились рельсы, но медного контактного провода, конечно уже нигде нет… В паре мест имеются даже разъезды. Но самое удивительное то, что вся ветка была закрыта в деревянный "короб", видимо, чтобы не решать проблемы снежных заносов. Думается, зимой, езда в этом коробе, засыпанном снегом, ничем не отличалась от езды внутри горы.

    Километрах в трех от посёлка расположен "дом Русанова". Владимир Русанов – известный русский полярный исследователь, который бывал здесь в предреволюционные годы. Возможно, именно он (а не военный моряк Вилькицкий, как принять считать), стал первооткрывателем архипелага Северная Земля. В.Русанов исследовал Шпицберген и Новую Землю. Но занимался он не только наукой и мореплаванием - был причастен и к революционному движению… Попробуйте-ка жандармы такого куда-нибудь сослать. Для интересующихся историей Русанова, рекомендую почитать: www.pechora-portal.ru/portal/rusanov/ex.html?/portal/rusanov/gercules1.htm

    Здесь помимо маленького музея, есть жилая хижина, в которой мы и нашли утрешних "гостей". Баба и три мужика сидели в жарко натопленнй избе и … пили водку, при этом, их мобильник на всю мощь орал какие-то частушки… Оказалось, ребята из Баренцбурга, шахтеры. Они заблудились по дороге в Колсбей, и в общей сложности, шли без остановки 16 часов! Наличие двух ружей не оставляло сомнения в цели их вояжа. Мы послушали о том, как "норвеги" сторожат оленей и какие хитроумные датчики на них навешивают. На расспросы об аварии на Шахте, и вообще о работе в Тресте, отвечают неохотно. Как мы поняли, в Баренцбурге "сор из избы" предпочитают не выносить (как в буквальном , так и в переносном смысле)…

    На Грумант идти можно по путям (внутри деревянного "короба"), так и вдоль него. Есть несколько разрушенных мостов с висящими над пустотою рельсами. Есть участки пути, искорёженные местным недружелюбным климатом, так что рельсы буквально извиваются змеёй… Скалы вокруг усыпаны панцирями крабов, занесенных сюда птицами. По мере приближения к Груманту, скалы подступают все ближе и полотно железной дороги буквально вгрызается в склон. Не доходя двух километров до поселка, находим очередной разъезд и портал тоннеля, который и выводил ветку к шахте. Тоннель в настоящее время непроходим (говорят, из-за образовавшейся ледяной пробки). Незаметная тропинка поднимается здесь по склону горы, следуем по ней, набирая сотню-полторы метров высоты. Важно – не уходить слишком влево – на неустойчивые осыпи. Тропа все время идет по земляному склону, избегая выхода на осыпь. Набрав высоту, тропа выходит на травянистое плечо и выходит к "первальчику", с которого далеко внизу уже виден поселок Грумант. Тем временем, погода портится. Облака скрывают вид и "садятся" на склоны.

    Горы здесь все заканчиваются острыми черными скальными навершиями, так что ландшафт очень напоминает перевал Кирит-Унгол, через который Фродо пробирался в Мордор…

    Поселок остался метрах в двухстах ниже нас, а завтрашний перевал находился прямо перед нами, поэтому, решили заночевать на склоне, не спускаясь в поселок.

    Грумант был выстроен Русско-Английским обществом еще до революции.Здесь добывали уголь до 1960 года. Сейчас все заброшено, в бОльшей степени чем в Колсбее.

    Здесь нетрудно найти ровные площадки. Есть источник с чистой водой. Часть участников не поленилась спуститься в посёлок. Другие занимались "фото-охотой" за песцом, который пришел и издали за нами подглядывал. Тем временем, к ночи дождь уже шел вовсю (избалованные местной погодой, мы и не предполагали, что он может идти … два дня!).

    9 августа (16 км.)

    Дождь шел всю ночь с небольшими перерывами, и к подъему не прекратился. Что делать, нехотя поднялись, позавтракали в сырости и двинулись в сторону перевала.

    Надо сказать, что возможен "прямой проход" вдоль морского берега до устья реки Beorndalen, где начинается Лонгьирское шоссе, но прохождение этих шести километров по береговой линии сопряжено с опасностью. Если не угадать с отливом, придётся куковать на скалах полдня. Были и несчастные случаи… Посему, решено было идти перевалом. Это безымянный как и все остальные перевал оказался единственным похожим на то, что в лексиконе горных туристов называется "перевалом". Подъем идет по длинной сыпухе в направлении каких-то опор и мусора, набросанного здесь геологами. Набор высоты – около 300 метров. Сама седловина отсутствует, перевал – место где появляется старая "пионерная" дорога, ведущая на плато Fugletjella. По этой дороге идти не нужно, а нужно, спустившись с морены ледника Grumant, двигаться вдоль ручья. Сначала долина потока широкая, но постепенно, речка втягивается в каньон. Идти приходится по дну ручья, забитому снегом. Дальше каньон становится выше, стенки его сложены темным сланцевым "пирогом". Немного напоминает Кольксий. Не доходя до слияния двух основных потоков, вытекающих из ледника, переходим на левый берег ручья и уходим из каньона на склон широкой долины Beorndalen (каньон в нижней части непроходим). Сама Beorndalen после слияния тоже течет в каньоне, и перейти ее негде. Так, что мы оказались в западне, и вздохнули облегченно только тогда, когда следующий поток, преградивший нам путь вперед, оказался не таким "задиристым". Перейдя его, мы вышли к месту, где Beorndalen уже течет в широкой долине. Переправились и вышли на правый борт.

    Всё это время, не прекращаясь, шел мелкий дождик, хотя видимость была и приличная и ориентироваться он нам не мешал. Заболоченная "медвежья" речка (Beorndalen) в итоге привела нас к угольным отвалам у запертой "норвегской" хижине. Перекусили стоя, и двинулись дальше – к кемпингу. Здесь уже проходит шоссе из Лонгьира, ездят машины гуляют люди. Повсюду домики людей разного достатка, но неизменно приличные… Многие еще стоятся. Наконец, вдалеке показался долгожданный "домик на пляже" - наш кемпинг.

    Заваливаемся на кухню греться и чаёвничать, палатки ставим позже… Устраиваемся, сушимся, моемся. Учитывая, что дополнительны день мы где-то съели, продуктов у нас почти не оставалось, и тут уж мы вовсю поюзали запасы кемпинга! В кают-компании люди оставляют массу ненужных или лишних продуктов. В итоге, у нас организовался царский ужин, да и завтрак тоже. Были даже оладьи… Вечером разговорились с парочкой из Украины. Они тут уже давно, несколько месяцев. Живут себе, гуляют по горам, в основном в районе Пирамиды. Ружье принципиально не носят, в медведей не верят…

    10 августа, Лонгьир

    Погода разъяснилась, и стало видно, что на склонах гор выпал снег.

    На сегодня планировалось пошататься по Лонгьиру, сдать ружье, заняться шоппингом и пр. Наш самолет ожидался в 3 часа ночи, так что, впереди был целый день – наш последний день на Шпицбергене.

    Сперва сдали винтовку и отчет Губернатору (о том, что мы поход завершили). Потом пустились по магазинам. Нашли очень прикольные футболки с белым медведем, светящимся в темноте. Сходили в Галерею, где показывают очень красивый фильм про полярные сияния. Тут же можно посмотреть русские и норвежские "деньги" Шпицбергена, старинные книги по арктической тематике. В спорт центре есть бассейн и сауна. Сауна маленькая и не очень интересная, но бассейн хорош. А главное, сколько угодно горячей воды в душе, а не по 5 минут как в кемпинге! Вечером посидели в мажористом заведении Huset, стоящем на отшибе, на другом берегу речки. Все ели "свиные рёбрышки" страшненького вида, мне понравилась форель, но ее оказалось очень мало. Напитавшись и напившись пива в честь славного окончания 200-километрового нашего мероприятия, вызывали такси и поехали в кемпинг. Послонявшись тут, решили, что до самолёта еще много времени и все залезли по палаткам спать. В час ночи поднялись, собрались и вышли к аэропорту. Опять автоматические двери, кафетерий и пр. Все очень беспокоились за провоз рогов и камней, но все прошло на удивление гладко. Самолет в положенное время взмыл над фьордом, качнул крылом над Грумантом и ввинтился в густые облака… Дальше сон…

    10 августа, Осло

    Оказались мы в столице около шести утра. На выходе нас не пустили в duty free, заявив, что прилетели мы местным рейсом. Несмотря на это, пограничники поставили штамп второго въезда в Шенген (в итоге, если смотреть паспорт, мы въехали в Шенген дважды, а выехали только один раз. В маленьком аэропорту Осло места для сидения реально найти только на 1-м этаже, в зале прилёта. Тут и угнездились. Некоторые не поленились съездить в город, некоторые ждали (спали) на вещах. Вечером все собрались, погрузились на прямой рейс Norvegian до Москвы и очнулись уже ночью в Домодедово. Оказалось, что пока нас не было, Россия выиграла маленькую войну… Во как…

    И вот, прошел месяц, Москва уже успела затянуть всех в свой вавилонский водоворот. Привыкли уже, что вечером темнеет… Да, и на Шпицбергене, по слухам, теперь уже бывает ночь! Всё куда-то зачем-то торопится и чего-то все равно не успевает успеть…

    А заполярные горы по-прежнему на своем месте, и северные плюшевые олени по-прежнему прогуливаются парочками в укромных своих долинах, и скачут песцы по прибрежным скалам… Им всем некуда торопиться… У них впереди вечность…

    Consta
    27/02/2009 12:05


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости со Шпицбергена

    16.02.16 13 типичных заблуждений путешественников
    13.08.14 На Шпицбергене впервые пройдет музыкальный фестиваль
    08.03.13 Визовый режим сдерживает развитие арктического туризма в России
    20.02.13 Hurtigruten предлагает новые круизы вдоль побережья Норвегии
    05.09.08 Арктическая база "Барнео" открывает двери для туристов
    09.02.08 На Шпицбергене откроется русский туристический центр
    17.08.07 Norwegian начала летать из Осло в Москву
    15.08.07 Белые медведи – главная опасность для туристов в Арктике
    23.10.06 Российским туристам предложат "визуальные круизы" по Скандинавии
    20.05.05 На Шпицбергене построят домики для туристов
    [an error occurred while processing this directive]