Немного Ирана перед новогодними праздниками



    Был конец ноября. Лежа на диване, по своему обыкновению, я раздумывал, как бы поудачнее зашлепать какой-нибудь визой последнюю чистую страничку паспорта. На полноценное путешествие места явно было недостаточно, а вот смотаться куда-нибудь по быстрому и поинтереснее – вполне реально. Без всякой надежды на развитие идеи я объявил жене, что хочу в Иран. В принципе, я хотел, но не то что бы собирался вот так сразу... Неожиданно, я получил быстрое согласие, при нескольких условиях. Во-первых, ехать надо на новогодние, потому что тогда получится не тратить отпускные дни (у нее строго с этим). Во-вторых, мы не будем переезжать ночными автобусами, а будем спать нормально в отелях, потому что все-таки выходные дни, и хочется нормально отдохнуть перед работой, а не выглядеть загнанной Савраской. В-третьих, я дам ей возможность вволю пощелкать окружающий мир ее зеркалкой, а не буду торопить и подгонять. Все условия были тот час приняты, тем более, что таскать зеркалку с парой объективов мне не предстояло, по условиям, заключенным в момент ее покупки.

    Для начала я уточнил, что мы вполне можем рассчитывать на семидневную визу по прибытию в аэропорту, и одной странички мне хватит. Времени, правда маловато, лучше бы дней десять, хотя бы, но надо брать, что дают. Если лететь Аэрофлотом, то получается семь полноценных дней на иранской земле. Другие варианты оставляют только шесть.

    Мы быстро забронировали билеты до Тегерана в Иран Эир на аэрофлотовский рейс и на иранский тоже, на всякий случай. Сам Аэрофлот дешевого тарифа уже не давал, а айзербаджанцы как-то плохо стыковались на нужные нам даты. Правда, и у иранцев было все как-то загадочно, так как они не знали, по какому тарифу будут продавать билеты на после Нового Года, и потому только бронировали, но не продавали. К тому же на обратно пришлось встать на лист ожидания, потому что таких умных, как мы, было предостаточно. Иранцы попросили позвонить в середине декабря. Мы позвонили ровно в середине и узнали что, первое, наша бронь была снята, так как мы ее не выкупили. Второе, билеты на после Нового Года еще не продают, так как все еще не знают тариф. Не будучи в силах проникнуть в иранскую логику, мы не стали ругаться, а быстро выспросили возможные варианты и забронировали аэрофлотовский и иранский с вылетом на буржуйское Рождество и с прилетом в первых числах января. Прелесть заключалась в том, что такой билет можно было купить, так как они знали, сколько он стоит. На следующий день я поехал билетики выкупить, и уже не очень удивился, когда мне сказали, что аэрофлотовский рейс я, конечно, выкупить могу, но его не будет, так как он отменен. В общем, взяли мы на иранцев, и еще перелет до Шираза пристыковали и обратный из Исфахана до Тегерана. 12 с чем-то тысяч рублей получилось на все, нормальная цена, вроде. Аэрофлот только до Тегерана 19 просил. А у иранцев до Тегерана 9 с чем-то тариф. Пришлось на ночь в Тегеране подписаться, так как на Москву рейс рано утром уходил. И осталось у нас пять с половиной дней на Шираз – Язд – Исфахан. В принципе, нормально. На Шираз вылет ираннцы аж через шесть часов после прилета в Тегеран дали. А пораньше можно? – говорю. Можно. Только рейс из Москвы задержится, пока границу пройдете, пока на такси, можете не успеть. Ехать теперь около часа, если без пробок. Теперь основные международные в аэропорт Имама Хомейни прилетают, а местные из старого ходят, Мехрабад он называется.

    Ну, мы путеводитель полистали, планчик составили, со впечатлениями очевидцев познакомились, и больше париться с подготовкой не стали, не маленькие, на месте разберемся. Я еще тыркнулся в Ширазе отельчик забукировать, а то в час ночи как-то неохота по городу лазить, но чей-то не заладилось. Сайты не работают почти никакие. Кто работает, денег сразу хочет вместе с номером карточки в обмен на "мы с Вами свяжемся". Времени два дня осталось, некогда нам тут ждать, когда они свяжутся, и свяжутся ли вообще. Звонить поленились. Я жене говорю, не волнуйся, во всяком нормальном аэропорту бывает будочка с тетями и дядями, которые готовы отельчик тут же подогнать. Про себя думаю, хрен такая будочка будет ночью работать, даже если она и есть. И точно, не работала.

    И вот 25 декабря, когда прогрессивное буржуйское общество приходило в себя после рождественского веселья, я в накопителе шереметьевского терминала занимался координацией процесса повязывания платочка на голову моей супруги перед входом на территорию суверенной Исламской Республики, коей являлся раздолбанный Ту 154, купленный, наверное, в каком-нибудь Узбекистане после распада СССР. Самолет был битком набит. В основном летели героические строители Бушерской АЭС вместе с женами. Большая часть их подлетела стыковочными из Украины и Белоруссии, были и из Москвы. В целом все это больше напоминало рейс на какой-нибудь Нефтеюганск в середине 90х, если бы не платочки на женской половине и угрюмо трезвые лица строителей. Кстати, как и намекали, рейс задержался часа на потора-два.

    Аэропорт Иммама Хомейни оказался довольно большой и очень пустой. Времени часов семь, по местному. После некоторого замешательства обнаружилось окно, где выдают визу по прибытию. Кроме нас, желающих ее получить было еще человека четыре, но мы успели первыми. Процедура проста. Заполняешь анкету и все. Фото теперь не спрашивают. Обидно. Я специально в Москве сгонял жену сфоткаться на иранскую анкету в платочке, хотя, честно говоря, знал, что и без платочка прокатило бы. А фотки вышли просто классные, гораздо прикольнее, чем в безплаточковом виде. Может, в платочке и есть какой смысл... У нас уточнили, куда мы едем, были ли мы в Иране до этого, есть ли билет до Шираза (смотреть не стали). В анкете нужно указать отель. Честно вписал тот, в который мы и намеревались попробовать вселиться первым. Потом расстались со 100 долларами на двоих и получили визы на семь дней, непродлеваемые. Прошли границу. Никаких желтых или голубых бумажек нам не дали. На всякий случай уточнил, говорят, не надо нам. Либо с такой визой не надо, либо совсем уже не надо, не знаю. Нам же лучше, одной бумажкой меньше хранить. Потом мы долго шли коридорами, где нас время от времени пытались перехватить координаторы из Бушера и отправить строить атомную станцию. Но у нас планы были немного другие, и мы вежливо отказывались. Деньги поменяли сразу рядом с выдачей багажа. Кто его знает, работают ли банки снаружи (работали). Курс не пишут, ну и ладно. Иранцы – люди честные, я так читал. Отдал три бумажки, получил три котлеты, одну даже резиночкой не перетянули. Хорошо, что карманы куртки большие и на молниях. Набил карманы деньгами. За доллар дали 9450 риалов.

    В зале прилета взяли такси в будочке и отвалили в местный аэропрот. В такси оказался счетчик. Показывает километраж и стоимость. Я за ним немного понаблюдал, нормально считает, в смысле, не дорого. Жена тоже наблюдала с заднего сидения и через некоторое время пришла в восторг, смешанный с недоумением. По счетчику выходило, что за примерно 50 километров мы должны чуть больше доллара. Она не знала о существовании томанов, я знал. Томан – это такое специальное понятие, призванное отравлять жизнь путешественнику, широко используемое в обычной практике, возникшее исторически. Это некая несуществующая единица измерения денег, равная 10 риалам. На практике цена может быть объявлена как в томанах, так и риалах, но в томанах чаще. Когда речь идет о стоимости чего-нибудь более привычного, типа еды или отеля, то можешь и сам догадаться, в чем заявляют цену, а если понятия не имеешь, сколько должен стоить объект (на рынке, например), то лучше переспросить. Учитывая масштаб риала с кучей нулей, постоянно впадаешь в ступор, пытаясь сосчитать эти нули, мысленно добавить один (или отнять), а потом перегнать в доллары. Поскольку цена объявляется то в риалах, то в томанах, мы до самого конца поездки так и не привыкли и временами спорили с женой о стоимости какой нибудь мелочевки, тупо смотря на ценник. Честно говоря, иранцы никого не хотят запутать, и томан – вещь логочная и историческая. Дело в том, что когда-то (не очень давно) риал весил побольше, чеканился в виде серебрянных монет, а 10 риалов равнялись томану, который чеканился в золоте. С тех пор много воды утекло, деноминации случались, денежные реформы всякие, томан исчез из обращения, но остался как единица измерения, сохранившая масштаб по отношению к риалу. Это все равно, если бы у нас товары оценивались в червонцах. Постепенно к томану привыкаешь, точнее помнишь о его существовании и к цене, названной устно или письменно, относишся более внимательно. Лично я к концу поездки стал воспринимать деньги по их цвету, как какой нибудь папуас. Иногда продавец на вопрос о цене просто показывает нужное количество правильных бумажек, не вдаваясь в математику. Зелененькая – 10 000 (чуть больше доллара) риалов, синенькая - 20 000. Только что появились бежевые в 50 000, но их в обращении я не видел, а одну вымянял в отеле, где мы останавливались, для коллекции. Остальное – это мелочь, годная, в основном, для оплаты входных билетов на достопримечательности. Монеты (500 риалов и ниже) почти не используются, их обычно прощают, если вдруг они нарисовались в цене. По крайней мере, при расчетах с туристами, с которых и так берут цену повыше. А чтобы окончательно доканать туристов, таксисты цену объявляют на пальцах, когда палец соответствует 10 000 риалов. При этом вполне понимабельно используется загнутый палец как аналог 5 000. Впрочем, для такси по городу максимум нужно два пальца, остальные лишние.

    В общем, счетчик такси крутил в томанах и вышло что-то около 15 долларов за примерно 60 километров. Местный аэропрот напомнил нам, что женщинам и мужчинам нужно входить в разные входы, которые, впрочем, рядом, и после прохождения контролей все опять воссоединяются. Этот аэропорт был полон народа. Рейсов было несколько десятков, несколько авиакомпаний, все как положено. Несмотря на задержку, мы все еще успевали на предыдущий рейс, но поменять билеты не получилось – все рейсы на Шираз были забиты. На остальные направления, похоже, тоже. Потом мы поняли, что почти все рейсы на Иран Эир были либо отменены, либо задержаны. Нам посчастливилось именно на этом перелете пользоваться какой-то другой авиакомпанией с кодом В9, название которой для нас осталось за кадром, так как было написано на фарси. Улетели вовремя опять же на 154ом Туполе, правда поприличней. В аэропорту, пока ждали, анализировали стиль одежды местных барышень, сравнивая с ними жену, дабы избежать, паче чаяния, массажа палками по пяткам . То, что платочек в неброский голубоватый цветочек – это нормально, там полно таких. То, что сдвинут почти на макушку, тоже нормально. Вот под куртку лучше что-то надеть подлиньше, а то получается, что куртку снимать нельзя. К женщинам, сидевшим напротив, подошла какая-то леди, закутанная с ног до головы и сделала им строгий выговор. Дамы послушно поправили платки, и леди отвалила. Через минуту их платки опять сползли на макушки, и это никого уже больше не волновало. Короче, нельзя, но все так носят, поэтому можно. Типа того.

    В Шираз попали в первом часу ночи. До центра таксист объявил десять долларов и отвез за шесть (красная цена той поездки – трешка). В намеченную мной гостиницу (Kowsar) мы тут же заселились без проблем и легли спать, а то день какой-то долгий получился. Я еще по привычке проверил наличие горячей воды, куда выходят окна, чистоту белья и так далее, чем слегка удивил сопровождавшего меня мужика. Торговаться не стал, я и так то небольшой любитель этой процедуры, а посреди ночи, тем более. В выбранной нами котегории, которую "лонька" называет "средней" все выглядело вполне прилично и сейчас, и в дальнейшем. Хорошо, что в самолетах кормили нормально, не голодные были.

    Первое утро в Иране. Что характерно, муэдзин нас не разбудил ни свет ни заря, что постоянно случалось в других мусульманских странах. И в дальнейшем ни разу не будил, может повезло. На завтрак жене пришлось идти в куртке, так как ничего другого, прикрывающего соответствующие части тела в наличии не было. В обязательной программе у нас было купить что-нибудь подходящее, а также договориться на завтра о машине, которая отвезет нас в Язд с осмотром Персеполиса и других развалин по пути. А Шираз в нашем распоряжении на сегодня. Программа была обычная, что в "лоньке" описано, то и смотрели. Кстати, входные билеты всюду стоят от 2 000 до 5 000, в основном 3 000. Только два места за всю поездку объявили указанные лонькой 30 000 – это Naranjestan в Ширазе и армянская церковь в Исфахане.

    Итак, в Ширазе. Arg-e Karim Khani, она же Цитадель. Типа крепости с внутренним двором, заполненным апельсиновыми деревьями, увешанными апельсинами средней спелости. В помещениях по периметру находится музей с интересными старыми фотографиями, макетом центра Шираза и восковыми фигурами, воссоздающими сцену приема европейского посла каким-то шахом. Одна из башен ощутимо наклонена наружу. На стены не пускают.

    Regent’s Mosque. На входе жену попросили завернуться в специально выдаваемую цветастую тряпочку. Тряпочка оказалась страшно пыльной, и мы потом долго отряхивали ее куртку. Во дворе комплекса ведутся реставрационно-строительные работы, режут камень, пыль столбом. Колонный зал понравился. Особенно полным отсутствием народа. Со штатива получаются красивые фотки. Специально сфоткался на лесенке в 14 ступенек из цельного куска мрамора, который привезли аж из Айзербаджана.

    Bazar-e Vakil. Это базар, как следует из названия, причем восточный. Целый лабиринт из улочек, дворов и так далее. Основная часть под крышей. Ковры, специи, сувенирка, антиквариат, одежда, обувь и вообще все, что может быть продано. Купили что-то вроде халата жене, который она сразу надела под куртку. Остальное смотрели и фоткали. Посмотреть интересно. Когда-то сюда заходили целые караваны и растворялись в хитросплетении проходов вместе с верблюдами и товаром. Тут все смешано, товары, лавки, склады, постоялые дворы, которые сейчас не используются.

    Mausoleum of Shah-e Cheragh. Нас не пустили. Не то, чтобы они ревниво оберегают вход от неверных, просто мы сами растяпы. Сначала мы сразу вошли, я прошел спокойно, а жена пошла через специальный вход для женщин и была там задержана за нарушение формы одежды – сверху нужна была тряпочка. Она мне помахала, я вернулся, мы взяли напрокат тряпочку и опять пошли. На сей раз она спокойно прошла, а меня тормознули, так как мы уже намозолили глаза охраннику, пока завертывали жену в тряпочку. Он уточнил, что я не мусульманин, и не пустил, извинившись. Тут уже я помахал жене, и она вернулась. В путеводителе написано, что иноверцы должны спросить разрешение и могут его получить, если они достаточно вежливы. Потом один прохожий (тут часто с тобой начинают общаться на улице, просто из интереса) пояснил мне, что все гораздо проще, и дело в деньгах. Хоть вход и бесплатный, но мусульмане жертвуют определенные суммы внутри мечети, где для этого устроено что-то типа копилок. Иноверцы не жертвуют, так как на фарси не говорят и процедуру не знают. Достаточно сказать охраннику, что деньги будут пожертвованы, и он пропустит внутрь. Прохожий был готов тут же сопроводить нас в мечеть, но на тот момент мы ушли уже в другой конец города и посему вежливо отказались. Так что внутри мы не были, а снаружи неплохо выглядит, нарядно.

    Naranjestan. Впечатляющие зеркальные залы. Мысль, как же они все это протирают и доводят до блеска, не дает мне покоя и сейчас, особенно когда я смотрю на покрытые черти-чем окна нашей московской квартиры. Вроде, в мавзолее, куда нас не пустили, зеркальные залы еще красивие, но мы их не видели.

    Еще несколько мечетей с красивыми голубыми куполами были осмотрены снаружи в процессе шляния по городу. На улицах необычное зрелище представляют собой многочисленные лавки, выплескивающие свой товар из своих недр прямо на тротуар. Жене особенно понравились стопки кастрюль метра в три высотой, в нижнюю из которых вполне можно уместить нас обоих. Наконец-то поели нормальной шаурмы, которая достойна быть представлена как основное блюдо любого московского ресторана, и вкус которой не имеет ничего общего со вкусом того, что продают в Москве и по недоразумению тоже называют шаурмой. Последний раз мы пробовали нормальную шаурму несколько лет назад в Иордании.

    Ближе к закату посетили гробницы великих персидских поэтов - Hafez и Sa’di. С творчеством вышеназванных господ мы знакомы не были, так что о величии поэтов могли судить только по косвенным признакам – довольно много людей и красивые надписи на фарси, которые могли быть стихами. Народ надписи фотографировал. Сами комплексы красивые, у Sa’di впечатление посильнее. В обоих случаях гробницы были построены через несколько веков после смерти поэтов и являются чем-то вроде места для паломничества почитателей. Путеводитель утверждает, что поэты были непрочь порассуждать о вине. Как это вязалось с запретом на его употребление, не знаю. Может, запрет потом придумали...

    По понятным причинам (было холодно – около 5 градусов, максимум 10 на солнце и к нулю после заката) нас мало интересовали тенистые сады и парки, в которых так приятно отдохнуть летом после долгой прогулки по городу под раскаляющим все солнцем. К тому же закат случался часов в полшестого.

    Вечерком решили поесть в ресторане и тут первый раз столкнулись с некоторой проблемой. Дело в том, что персы предпочитают кушать дома, поэтому рестораны вовсе не понатыканы на каждом углу. Ресторан лучше вычислить по путеводителю, скорее всего, он будет не рядом, прийдется ехать. Визуально обнаруживаются только небольшие едальни типа наших кафешек, где подадут несколько вариантов кебабов или шашлыков. Это вкусно, питательно и дешево. Трапеза на двоих будет стоить в районе пяти долларов. Единственный недостаток этих едален с точки зрения русского – там не подают горячего чайку, чтобы запивать им шашлык (о спиртном вопрос не стоит вообще). Из напитков там предложат какие-то местные аналоги пепси и фанты. Мы же предпочитали йогурты, более похожие по консистенции и вкусу на известный нам айран.

    Еще днем мы зашли в общеизвестное турагенство Pars на предмет машины до Язда. Агенство было почти рядом с отелем и единственное, нами увиденное за день. Я ожидал услышать цифру где нибудь около 80 долларов, но они объявили 105. Народ там вежливый, но твердый, по цене не двигается. На улице предлагали такси куда угодно, наверное, дешевле бы получилось, но нам нужен был водитель с минимальным знанием английского, который бы работал с туристами и знал, что они хотят посмотреть, чтобы потом не махать руками посреди трассы, пытаясь повернуть машину в сторону какой-нибудь древней рухляди. Решили спросить в отеле, предположив, что там должен быть какой-нибудь прикормленный водитель. Предположение не сработало, дядя с реципшена вникнул в наш вопрос и позвонил в .... Pars, естественно! Короче, все дороги вели в Pars, бороться с этим фактом было лень, там мы и заказали машину на восемь утра, за что нам подарили статуэтку с зороастрийский символикой. Если бы наша поездка, благодаря короткой визе, не выглядела бы как блиц-турнир, мы бы лучше делали дневные вылазки по достопримечательностям из Шираза, а потом бы переехали атобусом.

    В отеле было жарко, и я перед сном постарался минимизировать вентилями выделяющееся батареями тепло. Тут мы Иран недооценили. Я предполагал, что как в любой стране, где чаще жарко, чем холодно, в отелях будет прохладно, так как в подобных климатах при отсутствии настоящей зимы стараются на тепле экономить. Но только не в Иране. Тут в любом помещении куча отопительных приборов, газовых или водяных, и все это работает и пышет жаром. В противоположность этому, по улицам народ ходит налегке. Сандалии на босу ногу плохо греют при пяти тепла. Мы там были самыми утепленными, хотя шерстяные носки, захваченные с целью в них спать, пригодились только в Язде, да и то, только потому, что заселились мы в исторический отель в древнем здании, прогреть которое правильным образом даже современной технике не под силу было.

    А утром мы уже прощались с Ширазом, выруливая по заливаемым солнцем улочкам города на трассу в Язд. Водитель вполне удовлетворял нашим скромным требованиям по части английского. Вначале даже показалось, что он владеет языком относительно свободно, так как произносил фразы он очень правильно. Но оказалось, что общаться не очень получится, поскольку он знал только определенный набор фраз по нужной нам туристическо-дорожной теме. Хотя, может он просто стеснялся. За час мы добрались до Персеполиса. Ничего интересного по дороге не встретилось, кроме пары европейских велотуристов, прилежно крутивших педали во встречном направлении.

    Я мог только гадать, какое впечатление произведет на нас Персеполис. Те многочисленные фотографии, что я видел, подготовили меня к факту, что увижу я ерунду, хоть и очень историческую, но зрительно не впечетляющую. "Лесом ста колонн" назвал это место И. Можейко в моей с детства любимой книжке "7 и 37 чудес". Однако на фотках можно было видеть что-то типа усыпанного камнями футбольного поля, из которого хаотично торчало пара десятков столбов... В общем, я обманулся. Фотки были выполнены в основном сверху, от гробниц, или брали только часть комплекса, обычно на фоне голубого неба. Ни то, ни другое не передавало масштаб постройки. Благодаря недавно посмотренной телепередаче, где на основе живых съемок компьютером был достроен сам дворец, я понимал, что то, что мы видим - это только уцелевшие дверные проемы и колонны, подпиравшие потолок. Когда мы поднялись по леснице на огромный каменный фундамент и вошли на территорию дворца, сожженного неутомимыми солдатами Александра Македонского, то почувствовали себя парой муравьев, вползающих на территорию чего-то грандиозного, но утраченного. Величие Дария I и его наследников трудно переоценить, если даже жалкие остатки их дворца заставляют прагматичных детей двадцать первого века останавливаться в восхищении. Туристов было немного, и мы неспеша, за два часа, облазили все развалины, включая две гробницы в скалах, возвышаюшихся позади комплекса. Понравилось. Неожиданно, понравилось именно зрительно, понравился дух этих развалин, их грандиозность. Конечно, мы отдали должное знаменитым барельефам, хотя, честно говоря, было лень вникать, какие именно фигуры кого обозначают. Немного послушали чужого экскурсовода, который с упоением указывал своей группе, где тут именно сирийцы, где мидяне, бактряне и всякие прочие. Обнаружили Дария с его троном и приближенными за плечами. У меня было с собой подробное описание всех барельефов, нарытое в интернете, но заниматься процессом опознования не хотелось. Просто смотреть интереснее, не засоряя голову, а остальное можно потом восстановить по фотографиям, если будет желание. Одни ворота с человекобыками по флангам чего стоят...

    Насладившись зрелищем, мы потихоньку двинули дальше, стараясь не расплескать впечатления. Следующим пунктом программы была быстрая остановка под названием Naqsh-e Rajab. В небольшом нагромождении камней, за осмотр которых даже денег не брали, обнаружились несколько недурных барельефов высотой метра три. Барельефы принадлежали эпохе попозжее, сохранились не очень. Какой-то генерал на коне махал руками. Перед ним склонились другие фигуры... В тени барельефов комфортно устроился турист из Чехии, разложивший свои шмотки и собравшийся позавтракать в одиночестве чем Бог послал. Мы не стали его отвлекать от процесса, тем более он был достаточно вежлив, чтобы понять, что мешает нам фотографировать, собрал свои бутерброды и переместился на скамеечку.

    Еще через полчаса мы добрались до более известного Naqsh-e Rostam, где в скале на приличной высоте были вырублены четыре гробницы величайших царей древности из Ахеменидов, включая основных строителей Персеполиса Дария Первого и Ксеркса Первого. Ниже гробниц были вырублены несколько барельефов эпохи Сасанидов (лет на 800 попозже) типа нами только что увиденных. Кто-то похожий на римского солдата преклонился перед важным генералом из местных, очевидно. Напротив скалы из углубления поднимается в несколько этажей квадратная в плане постройка с окнами и лесенкой, которая была священным местом поклонения огню при Ахеменидах. Храм такой. Какой-то мужик старательно фотографировал храм на цифровик. Думаю, не меньше сотни снимков со всех ракурсов сделал, мы уезжали когда, он только до половины дошел. За углом, вне территории комплекса есть еще две небольшие башенки, на вершинах которых зороастрицы жгли огонь, тоже священное место. Сами гробницы вырублены в скалах в виде гигантских крестов с барельефами и пещерой в центре, где находились саркофаги. Высоко. Добраться нет возможности. Посмотрели, пофотографировали и в путь.

    Вот о Пасаргаде я точно знал, что не впечатлит. Поехали посмотреть гробницу Кира Великого там, только она в лесах реставрационных была вся. Напоминает этакий мавзолей в виде домика из каменных блоков на мощной ступенчатой платформе. Остальные развалины этого места интересны только разве что с исторической точки зрения, но визуально никакие. Только один барельеф меня заинтересовал, так как из него хорошая шарада получается. Две пары ног. Впереди человеческие со шкурой-плащем сверху, ниспадаюшим в виде рыбьего хвоста с чешуей. Задняя пара на копытах и хвост есть. Чуть выше хорошо показанных бычьих генеталий (бык должен был бы стоять на дыбах) барельеф срублен по горизонтали, так что о том какая же это была такая загадочная зверушка о четырех ногах, остается только гадать, кроме ног ничего не видно. В умной книге вычитал, что это бык сзади и жрец впереди. Получается, бык должен жрецу на плечи положить всю верхнюю часть тела. Интересно, зачем. Жрец не корова... Пристроить жреца к быку по другому не позволяет взаиморасположение ног, к тому же нет передних ног быка. Может это все таки что-то наподобие кентавра было...

    Достопримечательности у нас на этот день кончились, и мы помчались по пустыне в Язд. По пути я глазел на каменистую пустыню и раздумывал, что надо быть настоящим маньяком, чтобы вести через нее свои войска день за днем в надежде поживиться чем-нибудь к концу путешествия. Это камень в огород господина Македонского и его последователей. Хотя, может, летом там что растет съедобное, не знаю. На подъезде к Язду, когда до города остовалось часа полтора, а мы уже забрались в горы и кругом лежал снег, наш водитель вдруг свернул прямо в пустыню под одинокое дерево и неожиданно заявил: "А давайте чайку попьем". В машине обнаружилась керосинка, чайник и немного хлеба с помидорами. Не обращая внимания на холод, водитель в одной рубашке вышел, потихонечку закипятил воду и нас тоже угостил. Мы попили чайку на багажнике машины. Я бы лично вполне потерпел до города, но если человеку захотелось попить чайку, то не надо его отговаривать... Въехали в Язд уже в темноте, перевалив через вполне приличный горный хребет и спустившись опять вниз, где потеплее.

    С отелем мы мудрить не стали, а направили водителя в Silk Road, место популярное. К тому же и удачно расположенное, на мой взгляд, прямо около Пятничной Мечети. Подъехали, пошли отель смотреть. Снаружи стена, в ней дырка, типа входа, ступени вниз. А внутри роскошный двор с комнатами по периметру, прудиком и ресторанчиком. Так устроены все старые дома города. Слеплено это все из сырца и обмазано чем то вроде глины с опилками. Впрочем, здание реставрировано, так что современные строительные материалы тоже присутствуют. Холодно уже, стемнело ведь. В ресторане сидят в куртках несколько европейцев, чай пьют. Диванчики по всему двору пустые, кому охота задницу морозить. В ресторане елка и Санта Клаус присутствуют. Как-то это ужасно не вяжется с обстановкой здания. Ну ладно. Мест нет. Даже не знаю, хорошо это, или плохо. А вы напротив попробуйте, там то же самое, только под другим названием, нам говорят. Идем напротив. Действительно очень похоже, только ресторан не внизу, а на крыше, в отдельном стекляном павильоне. Называется Ориэнтал. Входим во дворик. Никого нет, кроме большого бело-рыжего кота, по всей видимости, персидского, хотя морда и не приплюснута. Идем на крышу, причем кот нас ведет, важно шествуя на метр впереди. Ну, чтобы кот занимался расселением гостей, такого я еще не видел. Тут мы должны обязательно остаться. На крыше находим персонал и договариваемся. Кот дал себе почесать голову и, сочтя долг исполненным, шмыгнул на кухню. Наш номер на первом этаже, дверь во двор, то есть на улицу. Дверь старинная, деревянная, двустворчатая. Только с щелью у пола. Тут то нам и пригодились шерстяные носки. Внутри древняя келья приспособлена под жилье – туалет с душем и батареи отопления имеются. Пошли в город и поужинали в не сразу найденной курятне. Потом вернулись и пофотографировали с крыши ночной город. Следующий день целиком в Язде.

    Утром завтракали в ресторане на крыше в виду грациозных минаретов Пятничной мечети и нескольких куполов мечетей поменьше. С десяток котов выясняли, кто важнее, или грелись в теплых лучах солнца на диванчиках, предназначенных для туристов. В общем, котам в Язде принадлежит весь верхний ярус древнего города с крышами. Их там полно, все пушистые и толстые, приятно смотреть. Морды круглые. На персидских похожи пушистостью, но приплюснутый нос вывели, наверное, искусственно. У этих нормальная морда, чтобы мышей ловить, сформированная.

    Потом пошли смотреть Пятничную Мечеть. Красиво. Была как раз пятница, но никаких обрядов, описанных в путеводителе, не наблюдалось. Небольшое количество местных туристов ходило по залам мечети, рассматривая покрытые израсцами стены и купола. Кстати, хоть это и мечеть, но обувь снимать тут не надо, как и во многих других. И вообще, это больше на музей похоже, чем на действующую мечеть. Старый город представляет собой лабиринт улочек, коридоров, стен и небольших площадей. Самое место заблудиться, что мы и сделали два раза подряд. Это было как-то уже слишком, тем более что я пользовался компасом и картой из путеводителя с привязкой к сторонаим света... На третий раз (поскольку мы заблуживались сразу, то быстро возвращались к мечети, минареты которой были прекрасно видны отовсюду) я понял, что мой верный компас размагнитился и годится только размер обуви указывать. Мы засунули его подальше и больше не терялись. Мы довольно быстро прошли рекомендованный путеводителем пешеходный маршрут по городу с осмотром всех указанных достопримечательностей, которые были открыты, несмотря на пятницу. Старый город Язда очень колоритен и необычен. Из увиденного нами в Иране он наиболее полно соответствует духу древнеперсидского города, каким мы его себе представляли. Отдав должное многочисленным башенкам для охлаждения воздуха, посетив несколько мечетей и музейных объектов, мы вырулили обратно к Пятничной мечети.

    Тут мы заметили, что вверху, вдоль барабана купола циркулируют несколько женщин. О, тут можно наверх подняться. Хотим. Некоторое время мы искали проход, но ничего не нашли. Потом увидели мужика, который отпер какую-то дверь и выпустил наружу несколько барышень. Ага, мы догадались, что это путь наверх, только было непонятно, как им воспользоваться. Выручили несколько молодых девушек из Тегерана. Заметив наш интерес, они обратились к жене, наверх, мол, хочешь. Ага, хотим. Не, мужа не пустят, только барышень. Вот такая дискриминация в стране, где мужчина главный. А вот наверх – облом. Только женщины. Пришлось остаться внизу. Иранки тоже хотели наверх из чистого любопытства. Пришел ключник и запустил их вместе с женой. Запер и ушел. Попали, думаю, может, он их часа через два отопрет, когда они там весь Коран прочитают и по сотне оборотов вокруг купола нарежут. Но нет. Выпустил минут через двадцать, им пришлось совсем недолго в дверь барабанить... Что, говорю, интересного? Крыша, купол. Фотографии города сняла сверху. Обзор хороший. Можно было на минарет залезть, только там проход узкий и грязно очень – пыль и птичий помет. Это я потом вычитал, что барышни должны как раз на минарет лезть и кидать ключ своему возлюбленному вниз во двор. А он потом должен отпереть замочек, которым она скрепляет свой платок предварительно. Ну, или примерно так. Впрочем, местные барышни либо просто любопытствовали, либо ходили вокруг купола и молились, и ключами не бросались.

    Вышли из мечети, купили в ближайших лавочках немного сувениров (рынок был закрыт совсем по причине пятницы), закинули в отель и приступили ко второй части марлезонского балета. Сгоняли на такси на автовокзал и купили билеты на завтра до Исфахана. Оттуда сразу рванули на Башни Молчания, как раз в одной стороне все. Погребальное место последователей зороастризма, которое закрыли только в шестидесятые годы прошлого века. Там мы поднялись на левую, которая мужская. С нее пофотографировали правую, которая пониже, женскую. Можно пролезть внутрь башни через небольшое отверстие, что мы и сделали. В башне в центре углубление круглое, камнями засыпанное. Туда покойников сажали и ждали, когда прилетят падальщики и начнут клевать. С правого глаза начнут – хороший человек был, душе повезло, с левого – не очень. Так нам объяснил бывший тут же иранский товарищ. Наверное, приличная популяция орлов сформировалась вокруг этих башен в свое время. Честно говоря, мы в зороастризме не очень-то разбираемя. Помним только, что именно Заратруста не позволил Остапу Бендеру набить морду некому Паше, продавшему стул налево. Поглазев на башни снаружи и изнутри, движемся дальше, к Атешкадешу – храму, где горит свяшенный огонь зороастрийцев. Закрыто, пятница... Тогда к Крепости Львов, которая обычно закрыта, согласно путеводителю. Не обманули, и точно, закрыта. Тогда обратно к отелю.

    Пока лазили на Башни Молчания, на стоянке, где оставалось наше такси, произошло событие, из ряда вон выходящее для Ирана. У соседней машине выбили стекло и что-то сперли изнутри, магнитолу, наверное. Собралось человек десять, все, кто был вокруг. Обсуждали очень бурно, похоже, воровство здесь исключительно редкое явление, тем более внаглую таким образом, с разбиванием стекла. Сошлись на том, что это дело рук мотоциклистов, которые крутились неподалеку. Мотоциклисты - это беда, но окончательно они нас достали в Исфахане. Много шумят и носятся по тротуарам.

    В отеле поднимаемся на крышу в ресторан и долго пьем чай, глядя сквозь стеклянные стены павильона на купола Язда. В павильоне тепло и тихо. Чай вкусный, особенно с местным кусковым сахаром. Ритм жизни замедляется, и мы уже никуда не торопимся.

    Потом гуляем по городу и смотрим все подряд, на что падает взгляд. Весь город увешан плакатами с портретом нынешнего духовного лидера. Он должен приехать в город на днях. Портретов много, даже очень много. Каждая дверь, каждая улица, чуть ли не каждое окно с портретом. Нас это нисколько не удивляет, мы такого на родине насмотрелись, только лица другие, а смысл тот же. Неплохо выглядит трехэтажный комплекс Amir Chakhmaq, только мы упустили момент подняться на него именно на закате. В основании комплекса поужинали в тамошней едальне как-то совсем дешево, доллара на два с половиной, хотя вкусно и сытно. Опять же кебабами с йогуртом. Мне начинают надоедать кебабы... В закрытой витрине видели ящик с баночным пивом Балтика. Нулевой крепости, естественно. Вот, что мы пропустили в Язде – это системы водоснабжения. Сначала не придали значения неброскому заведению с надписью "Музей воды", а потом вычитали, что вода в город поставлялась по огромным подземным туннелям, выложенным из кирпича. Там же под землей она распределялась по резервуарам, присутствие которых выдает торчащий из земли купол с несколькими обязательными ветровыми башнями для охлаждения. В некоторых точках города можно в туннели эти было спуститься и глянуть. Наверное, и в музее тоже.

    Утром берем такси и быстро к Атешкадеху. Теперь открыто. В небольшом помещении за стеклом стоит бронзовая чаша (может даже золотая, в общем, желтая), в которой горят толстые чурки. Священный огонь. Вечный огонь. Он горит с пятого века, горит непрерывно. Несколько раз огонь перевозили, а с 1940го года он горит здесь, в этом здании, в этой чаше. Дрова надо подкладывать постоянно, причем абрикосовые или миндальные, а не абы какие. Мне не совсем понятно, как убирают угли. Может быть, с обратной стороны, которую мы не видим, в чаше есть дверка и колосовик, наподобие печки. С нашей стороны чаша выглядит как обычная, такое впечатление, что угли либо прогорают полностью, либо их вынимают щипцами через верх. В любом случае, за полторы тысячи лет ни одна чаша должна была бы прогореть... Впрочем, дело не в чаше, а в огне. Огонь горел и будет гореть всегда... А ему будут поклоняться.

    Заезжаем в отель за вещами и на автовокзал. Автобус на Исфахан ушел в десять, по расписанию, вместе с нами. Автобус высшего класса по местным меркам, но без туалета. Может быть, у них бывают и с туалетами, так как местные несколько раз пытаются его найти. Ладно, часа четыре можно и потерпеть. Терпеть не у всех получается, и мы иногда останавливаемся в пустыне по нужде. Впрочем, женская половина терпит, мужская мочится на колесо. Автобус полон народу , туристов вроде нас четверо.

    Едучи по пустыне, я, наконец-то, понял, что такое настоящий караван-сарай. Мы видели их несколько раз. Когда-то по велению шаха Аббаса, они были построены на всех путях, ведущих в его столицу – Исфахан. Через каждые тридцать километров, что есть дневной переход каравана. Сейчас от них остались только мощные стены и башни. Напоминает это небольшую крепость с огромными воротами. Караван-сараи давали приют, пищу и защиту. Ведь ценности, перевозимые караванами по Великому Шелковому Пути притягивали не только торговцев, но и лихих людей...

    На подъезде к Исфахану видели много мощных круглых башен, напоминающих крепостные сооружения, однако стоявшие отдельно прямо посреди одноэтажных деревень. Что это, так и не поняли, а потом вычитали, что это всего навсего голубятни, где голубей откармливают перед тем, как подать на ужин.

    Автобус шел быстро, только на одном посту был слегка проверен. Открыли багажные люки, да один полицейский заглянул в салон. Поэтому в три часа мы уже выгрузились на одном из автовокзалов Исфахана, так и не поняли, на каком именно. Уехали мы с него на такси, так что точно ориентироваться нам было без надобности, где-то на севере от центра. Поселиться решили в отеле, рекомендуемом путеводителем, Ария называется. Говорим таксистам, везите, мол туда-то. Они что-то между собой бурно заговорили, потом один пожал плечами, и говорит, типа, да ладно, отвезу я этих, куда хотят. И вид у таксиста такой, что я думаю, сейчас скажет, что отель плохой и еще куда-то предложит, где у него договоренность про откат имеется. И то, и другое я видел не раз... Не, не сказал. Привез в отель, как просили. Вот он, говорит, отель, что вы хотели. И точно, даже остатки надписи на месте. Стекла выбиты. Закрыт отель, короче, обанкротился. Я так понимаю, таксисты уже задолбались возить народ к этому памятнику популярности путеводителя Lonely Planet. Тут, таксист говорит, кругом отели, давайте, придумывайте, куда еще... Запасной вариант у нас всегда имеется, поехали, поселились. Поближе к Площади Имама, она же Площадь Шаха до исламской революции...

    Поскольку дело днем было, и настроение тоже, за отель я поторговался. Нормально, вниз опускаются без дополнительных уговоров. Пошли город смотреть. На этот день я пробежку по мостам запланировал. Их там несколько штук, среди них есть очень исторические. Что приятно, мосты не распиханы по городу, где попало, а стоят по очереди, один параллельно другому, вдоль русла реки, что через тот город протекает. Так что осмотреть их можно методом прогулки по набережной. Суббота была, я так понял, тоже выходной день. Потому что по набережной гуляло вместе с нами еще очень много народу. Мы к первому мосту за полтора пальца закинулись и потопали. Мосты интересные, необычной архитектуры. Строили их в 17ом веке, в основном. Последний аж с кирпичами 12го века, а основания вроде как прямо из эпохи Сасанидов еще. Короче, древность ужасная. Я бы не сказал, что просто из ряда вон, но в низком закатном солнце красиво выглядят. Посмотреть стоит. Ушли черт знает куда, пока последний мост нашли. Я не обратил внимания, что у меня в путеводителе при переходе с карты на карту масштаб поменялся, так что топать пришлось вдвое дальше, чем рассчитывал. Но ладно. Обратно такси стали голосовать, парень остановился. Не таксист, а просто так. Отвез в центр, бесплатно, разумеется, в плане братской помощи иноземным путешественникам. Для Ирана это вполне нормально. Еще смущался ужасно. Хороший народ иранцы, открытый и честный. И в чем-то очень человечный. Пока ехали, нас свадьба обогнала. Они тоже машины украшают, только по-своему – там веточки и цветы все больше, и никаких шариков. Невеста вся такая нарядная сидела с лицом, тщательно закрытым шелковой тканью. Остальные пассажиры кортежа вовсю веселились. Все что-то пели и в такт хлопали в ладоши, включая и водителей, которые о существовании рулей забыли совсем. Остается только радоваться, что водители еще и ногами ритм не отбивали, прямо по педалям...

    Потом пошли Имамскую Площадь в ночной подсветке фотографировать. Народ весь по домам разбрелся. Кареты, что народ катали, тоже. Лавки закрылись. Мы там почти одни оказались, хотя времени часов семь всего. Площадь огромная, преимущественно в длину. Занимает второе место в мире по величине, как они думают. Мы уже несколько вторых площадей видели, так как на этот счет единого мнения нет. Хорошо, что по поводу первой все без разногласий – Тяньаньмень в Пекине. Был я и там, действительно побольше прочих. Пока фоткали, проголодались. Остановились напротив курятни, что там рядом была, смотрим. Уж больно аппетитно курочки в газовом шкафу на вертелах крутятся. Румяные такие. Мы, в общем-то, в ресторан намыливались пойти, но ресторан еще найти надо, а курочки, вот они... Ну, мы монетку достали и кинули. Курочки выиграли. Зашли, сели. Персонал по-английски не говорит, но слово "чикен" знает. Давай, говорю, чикена. Они так и сделали, сняли с вертела и дали. Мы на секунду смутились, куда нам такого упитанного чикена на двоих, но глаза боятся, руки делают, а желудки только благодарны нам были за такого вкусного чикена, да еще в таком количестве. Чикен был разодран и съеден "на ура". Хорошо, что в курятнях этих всегда есть рукомойники.

    А на другой день отправились все остальное смотреть. Начали опять же с Имамской Площади, хотя бы потому, что мы рядом жили и быстро на нее попадали. Мечеть Шейха Лотфолла великолепна. Мозаика коридоров, залов и купола в первый момент кажется однообразной, но она настолько впечатляет, что смотреть на все это не надоедает. Для приличных фото не помешает штативчик. Мечеть Имама достойно продолжила ряд исфаханских сокровищ мусульманской архитектуры. Тут я еще открыл для себя шикарную акустику зала под главным куполом. Народу было совсем немного (практически не было совсем, кроме нас), и я нацелился пофотографировать купол с центра вертикально вверх. Когда я защелкал своим складным треножником, звук вернулся обратно усиленным и обработанным, как после хорошего синтезатора. Каюсь, следующие минут десять я самозабвенно хлопал в ладоши и мяукал, наслаждаясь эхом, пока жена не прервала это мое интелектуальное занятие и за шкирку не увела меня прочь. Жалко только, что внутренний двор был слегка в лесах, так как зимние месяцы, очевидно, считаются наиболее благоприятными для реставраций всяких. Мы не пошли во дворец Ali Qapu, так как снаружи он был тоже плотно в лесах, а внутрь пускали по какому-то задумчивому расписанию, которое не совпадало с нашим. Потом мы прогулялись до дворца Chehel Sotun, который тоже не ударил в грязь лицом. Хоть и был он деревянным и слегка попорченным прошедшими веками, но фрески внутри исключительно живописны. Снизу доверху все расписано красочными картинами битв и перемирий. Из пояснительных табличек следовало, что местные воевали с индусами и узбеками (и, конечно, всех победили) и дружили с туркменами. Еще более удивляет, что фрески с частично обнаженными дамами присутствуют даже на наружных стенах, а внутри их еще больше. Путеводитель говорит, что когда-то, веке в 18ом, их просто замазали краской в знак протеста, а вот теперь все обратно отмыли, в смысле, отреставрировали. Пофотографировав это безобразие мы отправились под своды базара Бозорг, по которому слегка побродили, намечая заодно объекты для завтрашнего легкого шоппинга перед отправкой в обратный путь. Опять же, воспользовавшись маршрутом из путеводителя, мы посмотрели еще несколько мечетей, включая Пятничную. Там нас ожидала небольшая накладка, так как заявились мы туда в аккурат к началу намаза, и жену внутрь не пустили. Я же не хотел ее оставлять надолго одну снаружи на оживленной торговой улице, так что осмотрел это хозяйство в ускоренном режиме, тем более, что развернуться вовсю с фототехникой было как-то очень неудобно при большом скоплении молящихся. Из всего нами в этот день увиденного и отмеченного путеводителем, разочаровал только птичий рынок. Я ожидал увидеть нечто большее, чем просто место, где продают куриц и голубей. Впрочем, все равно по пути было.

    Потом мы взяли такси и смотались посмотреть Качающиеся Минареты. Вещь не очень зрелищная, если вы не попадете именно на процесс качания. Нам повезло, как раз туда пришла небольшая группа местных жителей, которые как-то договорились с хранителем ключей от заветной дверки и заполучили право открыть ее и качать. Один мужик залез на минарет и усиленно качал. Колокольчики на обеих минаретах вовсю звенели, и даже на глаз было видно, что колебания есть. Выглядела конструкция довольно хлипкой, и мне как-то страшно стало за судьбу этой достопримечательности. Я тоже было натырился покачать, но тут мужик вылез вниз, и оказалось, что весь он, включая хороший кожанный пиджак, перепачкан пылью и пометом, плюс еще ободрался где-то. Я был чуток покрупнее, еще и в толстой куртке, так что тут же передумал идти на переговоры к ключнику. Впрочем, все равно не пустили бы, я думаю. Дальше мы быстро заскочили на такси глянуть на зороастрийское святилище на горе, дальше по той же дороге. Вверх не полезли, поленились. И уехали в армянский квартал, осмотром которого планировали полностью завершить знакомство с иранскими достопримечательностями в эту поездку.

    По пути успели получить и отклонить приглашение на ужин от таксиста. Я бы согласился из интереса, тем более, говорят, это очень познавательно и вкусно. Но у нас хронически не хватало времени на это мероприятие. Таксист был очень рад возить туристов, даже позвонил домой и похвастался этим фактом. Потом вдруг передал трубку мне, сообщив, что со мной будет общаться его дочь. Все-таки исключительно гостеприимный и открытый народ. С дочкой таксиста мы немного поговорили за жизнь, насколько хватало ее английского, который она учит в школе. Впрочем, таксист не забыл запросить с нас несколько больше, чем то стоило бы, за поездку, но такая уж таксистская специфика.

    Армянский кафедральный собор Ванк оказался покрыт внутри весьма детальными сценами житья бытья святых всяких, плюс роскошные сцены ада и рая. Особенно ад впечетляет. Смотрели долго. Время от времени я обращал внимание жены на какую-нибудь особенно выразительную деталь, например процедуру вынимания кишок у кокого-то очередного несчастного, чем вызвал ее неудовольствие, так как она предпочитала смотреть на что-нибудь более жизнерадостное.

    Покончив с культурным наследием, мы приступили к удовлетворению своих прихотей, точнее, к процедуре покупки сувениров, что заняло у нас остаток дня и половину следующего дня, имевшуюся в нашем распоряжении до вылета в Тегеран. Я где-то вычитал, что в Исфахане самый лучший базар для покупки сувениров. Несмотря на это, мы уже в Язде прикупили несколько вещиц, нам понравившихся, и правильно сделали. В Исфахане сувениров навалом, но в целом рынок более ориентирован на туристов и носит отпечаток коммерциализованности. Если проводить параллели, то это как бы аналог рынка в Измаилово, тогда как в Язде и в Ширазе больше колоритности и национального духа. К тому же, в Исфахане торговались как-то лениво, скидывая дежурные десять - пятнадцать процентов и упираясь дальше. Чувствовалась некая избалованность постоянным наличием покупателей. Однако по ассортименту исфаханцы всех опережают. Качество изделий там тоже повыше. Мне, любителю покопаться в рухляди, исфаханский рынок понравился меньше, а если цель состоит в покупке качественных новодельных сувениров, то место правильное. Кое-какие виды народного творчества произвели на нас особое впечатление.

    Мы уже давно заприметили всякие посудные принадлежности – тарелки, кувшины, графины и так далее, белого цвета, расписанные тончайшим узором в голубых тонах по всей поверхности. Наподобие куполов мечетей, так нам понравившихся. Сначала мы решили, что это фарфор, но оказалось, что все это хозяйство медное. Расписывается вручную. Несколько раз в разных лавках мы видели сам процесс, когда мастер тонкой кисточкой милиметр за милиметром покрывал изделие затейливой паутиной полосочек. Потом изделие обжигается. Мне предложили процарапать расписанную поверхность металлическим ключом. Я честно старался, но не получилось, устойчивость к царапинам была удивительной.

    Также сразу в глаза бросается огромное количество всяких шкатулок, рамок и прочих подобных изделий, поверхность которых покрыта многоцветным узором из мелких листочков, цветочков, звездочек и разных блестящих элементов. На мой вкус пестровато. Сейчас большая часть этих изделий только имитация пленкой некого древнего промысла, суть которого состоит в следующем. Мастер вручную собирает панель толщиной около сантиметра из поставленных вертикально мелких косточек верблюда, камушков и прочих подходящих элементов разного цвета. Когда нижняя часть пластинки срезается и заполировывается, то торцы элементов, размером около квадратного милиметра каждый, складываются в определенный, заранее придуманный узор. Потом такими пластинками покрывается изделие. Работа тонкая и муторная. Зато результат радует глаз. Оригинальные изделия тоже встречаются, но цена уже совсем не слабая. Надо внимательно смотреть, чтобы отличить от пленки. Почти в любой лавке имеется недоделанная панелька, которую с удовольствием показывают, чтобы турист понимал всю сложность процесса, и за что с него просят большие деньги.

    Само собой, не обходится без разного вида чеканок, которыми забиты все рынки. Предметы самые разные – посуда в основном или другие бытовые вещи, часы, например. Этого добра больше всего. Надо различать фабричные чеканки от ручных. Мастера непрерывно продолжают стучать своими молоточками прямо в лавках. На ручной работе всегда имеется клеймо мастера. Некоторые изделия огромны, в рост человека. Если покопаться, то можно подобрать какую-нибудь интересную тонкую работу. Кстати, далеко не все, что выставлено в лавках, продается. Часть изделий осела там в виде постоянной экспозиции, что-то наподобие оформления витрины. Поскольку промыслы эти чаще всего переходят по наследству, то такими изделиями иногда являются предметы, созданные еще отцом или дедом мастера. На продажду же идет современная работа.

    Еще понравились разнообразные шкатулки из кости верблюда, покрытые лаковой росписью. Чаще всего мелкими сценами с изображением наездников или яркими птицами. Можно купить и просто картину на пластинке из кости. Делается тоже вручную кисточкой или тонкой палочкой. Продавцы чаще всего доброжелательны, и если вы готовы слушать, то они расскажут вам про свою лавку и покажут изделия своих предков, работой которых они гордятся и ни за какие деньги не продают.

    Про знаменитые персидские ковры история отдельная, однако этот промысел для нас прошел мимо, так как стит это кучу денег, знать надо много, чтобы купить правильную вещь, а вывезти сложно, ибо процедура таможенного контроля для ковров придумана специальная. В ковровые лавки мы не заходили. На рынке только представители этих лавок пытаются заманывать народ к себе путем вовлечения в разговор. Остальные обходятся без зазывал. Мы же ограничились покупкой того, что я назвал "макетом персидского ковра в масштабе 1:15" - небольшие шелковые прямоугольнички с вытканным узором, повторяющим традиционный узор ковра.

    Жена прикупила несколько побрякушек, которые она называет "цацками". В последней лавке я предоставил ей право самой поторговаться с продавцом. До этого всю поездку мы следовали персидской традиции, когда жена следует за мужем без особого права голоса. Однако мне надоело все время торговаться, и я занялся рассматриванием расписных тарелочек, краем уха следя за процессом переговоров. Однако тут не повезло. То ли продавец попался чрезмерно жадным, то ли он просто был возмущен фактом, что ему надо общаться с женщиной, но цену он загнул выше, чем у соседей. Как назло, именно у него оказалась именно та цацка, что жене понравилась, а у других не было. Начал продавец с глубокомысленного рассуждения о курсе серебра. После чего водрузил цацку на весы, заявив, что цена будет зависеть от веса. Цацка была сложная, серебра там было процентов десять, остальное всякие камушки и какой-то состав прозрачный, куда это все было залито. На вопрос, не планирует ли он продавать смолу по цене серебра, он недовольно поморщился, заявил, что сейчас будут новогодние скидки и застучал пальцами по калькулятору. Тут он сделал стратегическую ощибку. Он попытался надуть жену на курсе доллара, перегоняя вес в цену, потом в риалы, потом в доллары, потом зачем то обратно, минусуя процент и так далее, он использовал разные курсы, что дало ему в плюс от трех до пяти долларов. Другой может и проглотил бы, но он не знал, что моя жена как раз работает в таком месте, где подобную процедуру с ней пытаются проделать несколько раз в месяц, правда там речь идет о десятках тысяч долларов, которые поставщик пытается отжать путем нажимания кнопочек на калькуляторе. И нюх у нее на такие вещи феноменальный. Потом она сказала, что ее возмутил сам факт такого банального и плохо замаскированного надувательства. В общем, цивилизованный процесс препирательства по цене уступил место бурному обсуждению искусства владения калькулятором, в результате которого продавец был смешан и подавлен. Он спешно отдал цацку по приемлимой стоимости, на чем мы и расстались, а жена еще долго возмущалась, рассуждая о приличности одних продавцов и неприличности других.

    В аэропорт мы прибыли на такси вовремя, и с радостью узнали, что рейс Иран Эир опять отложен на пару часов. Пришлось ждать. К чести авиакомпании надо отметить, что они раздали пассажирам еду в качестве компенсации. Я коротал время рассматриванием стенда, посвященного героям Ирано-Иракской войны (пояснительные надписи все были на фарси, так что я недалеко продвинулся в познании сути стенда), а жена - анализом лозунга, висящего над стойкой регистрации. "Скромно одетая персидская женщина подобна жемчужине, скрытой в своей раковине". Кто знает, как непритязательно выглядят раковины под водой, тот понимает смысл лозунга. Жена же отметила, что некоторые раковины выпускают очень красивую мантию, тридакны, например.

    Тегеран нас встретил уже темнотой и толпой на прилете в местном аэропорту. Взяли предоплаченное такси и порулили в гостиницу. Опять же в рекомендованную путеводителем. Хоть раз мы должны же посмотреть, что они рекомендуют... Кстати, было как раз 31 декабря, а в Москве уже резали салаты. Единственное, чем мне запомнился Тегеран, это дорожным движением. До этого у меня первое место по хаотичности движения удерживали китайцы. Однако они оказались просто детьми перед лицом того, что творят на дорогах тегеранцы. Было такое впечатление, что задача каждого водителя – максимально осложнить жизнь другим. Вместо того, чтобы просто ехать прямо, что и требовалось, наша машина непрерывно поджимала соседей, подрезала, перестраивалась вправо перед поворотом налево, потом раскорячивалась поперек дороги. Все остальные делали то же самое, поэтому скорость движения была минимальной. Броуновское движение – это самая близкая модель того, что творится на тегеранской дороге. Каким-то чудом мы сумели проехать все перекрестки (половину на красный), никого не сбить из многочисленных пешеходов, которых судьба угораздила родиться с одной стороны дороги, а работать с другой, и подъехать к отелю прямо по встречному движению, так как водителю показалось так удобнее.

    В отеле действительно все было четко и быстро, согласно рекомендациям путеводителя. Особенно обрадовал дежурного тот факт, что в четыре часа утра мы уже должны выехать на такси в сторону международного аэропорта. Он обещал заказать нам такси, отшил нашего водителя, который заикнулся о вознаграждении за привоз двух незабронированных туристов и выдал ключ, заодно намекнув, что ресторан максимум часов до десяти, а сейчас уже почти девять. Закинув вещи, мы пошли праздновать Новый Год. Кроме нас в большом зале ресторана праздновал Новый Год еще один европеец, тихо что-то смотревший на своем ноутбуке. Хорошо, что кухня работала, и ничто не помешало опять поесть баранины. Жена заказала себе что-то индийское. Йогурт дополнил картину. Вместо новогодней елки выступал какой-то куст с надетой на него гирляндой. В общем-то, у иранцев это не было новым годом, и даже новым месяцем, так как календарь там свой. Так, рядовой переход с понедельника на вторник.

    Естественно, в четыре утра оказалось, что в аэропорт нас повезет вечерний дежурный, который не приминул подзаработать. Мне было любопытно, насколько хватит его жадности. Понятное дело, цена заранее не была оговорена, так как оговаривать ее было не с кем, он же обещал подогнать такси. На приезде мы отдали что-то вроде 15 долларов по счетчику, тут он запросил около 25. Ладно, ночь же, все-таки. Да и не те деньги, чтобы заморачиваться. А ему приятно.

    На входе в аэропрот стоит очередь на досмотр, потом очередей уже нет. Рейс Иран Эир, угадайте сами что. Правильно. На два-три часа. Еду уже не давали, как на внутреннем перелете. Ждали напротив гейта, куда стали грузить рейс на Копенгаген. Вокруг нас сгрудилась громадная семья из трех поколений, а то и четырех. Человек пятнадцать с баулами, узелками, одеялами и завернутыми в черные покрывала бабушками. Глава семьи, ужасно толстый и сонный дядечка, распределил жен по сидениям и задремал, крепко зажав в руке пачку датских паспортов. Я заверил жену, что сразу признал в этом караване потомков и наследников викингов, несмотря на маскировку, но она мне не очень то поверила...

    Было утро первого января, когда все прогрессивное российское общество мается головой и ищет рассол. Шереметьево было абсолютно пустым, как после нейтронной бомбы. На табло висел десяток отмененных рейсов. На прилете наш рейс был единственным. Соответствующие службы все таки сумели выделить пару человек, чтобы проверить наши паспорта. У таможенников сил не хватило, их просто не было.

    Остается поблагодарить, как ни странно, авиакомпанию Иран Эир. Ведь если бы они сумели продать нам те билеты, которые мы хотели купить, на промежуток новогодних каникул, то мыкались бы мы в иранских аэропортах и по иранским дорогам в снежных буранах и заносах, которые принес туда циклон через день после нашего прилета домой. А так в нашей памяти остались великолепные голубые купола, залитые ослепительным солнцем на фоне глубокого голубого иранского неба.

    Станислав Лактаев
    16/01/2008 12:54


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из Ирана

    28.12.16 "Сибирь" будет летать из Москвы в Тегеран
    23.03.16 Литва и Иран вошли в топ-5 перспективных направлений для путешествий
    11.03.16 Свияжск, Севастополь, Кольский полуостров и Бурятия входят в топ-20 главных направлений года
    26.10.15 Иран стал выдавать 30-дневные визы в аэропорту прилета
    15.07.13 Mahan Air хочет летать из Тегерана в Москву
    24.05.13 В середине лета у мусульманского мира - Рамадан
    09.04.13 Правила въезда в Иран усложнились
    09.03.13 В Иране появятся новые банкноты
    18.05.12 В этом году Рамадан приходится на пик туристического сезона
    05.07.11 В августе у мусульманского мира - Рамадан
    [an error occurred while processing this directive]