На острове Бора-Бора



    Обыкновенно в своих путешествиях по миру мы придерживаемся одного правила: не возвращаемся второй раз туда, где уже были. Во-первых, слишком много в мире интересных мест, побывать в которых даже по одному разу – и то жизни не хватит. Во-вторых, когда возвращаешься, а особенно возвращаешься туда, где тебе было хорошо, всегда есть риск разочарования, что в этот раз все покажется не таким привлекательным как в первый раз, что впечатления будут слабее, и что эти новые слабые впечатления заслонят собой и вытеснят предыдущие. А хочется сохранить в памяти именно лучшие воспоминания.

    И вот так случилось, что мы рискнули сделать исключение из этого правила. Потому как из всех мест, где мы побывали, одно казалось нам достойным возвращения и, самое главное, казалось нам в этом плане безопасным. Мы ожидали, что во второй раз оно сумеет очаровать нас так же, как и в первый.

    Это остров Бора-Бора.

    Вот по этой причине мы и отправились уже ранее проторенным маршрутом: Москва-Япония-острова Французской Полинезии и обратно.

    Французская Полинезия, или как она еще называется – заморские территории Франции, включает в себя несколько архипелагов, главные из которых это: острова Общества (куда входит Бора-Бора и Таити), архипелаг Туамоту и наиболее удаленные от всего Маркизские острова. В наше предыдущее посещение этих мест мы ограничились только островами Общества, а на этот раз решили сделать полный круг и посетить все три главных архипелага.

    Самый удобный и относительно короткий путь из Москвы в эти края проходит через Японию. То есть сначала летишь из Москвы до Токио 10 часов, потом четыре часа стыковки в аэропорту Нарита, потом 12 часов полета из Токио до Таити, потом еще три часа на Таити в аэропорту Фааа ожидаешь рейса на архипелаг Туамоту, последний час полета - и вот наконец-то, всего через каких-то 30 часов ( из них 23 часа в воздухе) от начала пути оказываешься на острове Тикехау, втором по величине острове архипелага Туамоту и первом пункте нашего долгого путешествия.

    Сначала, однако, я хочу немного рассказать о самом этом перелете, который был для нас первым опытом полета в бизнес-классе и произвел на меня лично глубочайшее впечатление. Сразу оговорюсь, что Французская Полинезия заслуживает того, чтобы добираться туда любым способом, я бы не задумываясь ни на минуту и с удовольствием полетела бы и экономическим классом, и даже стоя, - поверьте мне, оно того стоит. Но бизнес-класс сделал это путешествие отдыхом с самой первой минуты полета.

    От Москвы до Токио летели авиакомпанией JAL. Главная приманка, на которую мы, собственно, и клюнули – это необыкновенно удобные кресла, которые имеются у JAL только на нескольких рейсах – в Лондон, Нью-Йорк и Москву.

    Эти кресла раскладываются полностью, на 180 градусов, превращаясь в полноценную постель. При этом кресло состоит как бы из двойного каркаса: внутренняя часть обладает способностью принимать горизонтальное положение, а внешняя часть, бывшая спинка, остается стоять и превращается в некое подобие ракушки, закрывающей лежашего человека ( голову и плечи) от посторонних взглядов. К этому прилагается не только подушка и одеяло, но даже еще и пижама! – синий трикотажный костюм, типа спортивного, который стюардесса предлагает всем желающим; берут немногие, но я конечно взяла.

    В сидячем положении кресло это тоже комфортно необыкновенно. Специальный пульт управления позволяет придать ему множество удобных положений – для еды, для чтения, для просмотра телевизора ; особая подножка снизу позволяет поднять ступни и голени на любую высоту вплоть до горизонтальной, а под поясницей, под шеей и под коленками кресло можно поддувать до полного совпадения с физиологическими изгибами пассажира.

    Надо ли говорить, что у каждого кресла имеется свой собственный телевизор, лампочка на длинном гибком шнуре и даже собственный мобильный телефон, с которого можно звонить во время полета ( только через посредство кредитной карты, да и дорого очень стоит – мы не звонили).

    По телевизору можно смотреть любую из десяти предлагаемых программ – художественные и документальные фильмы на разных языках ( один даже был на русском – “Трансформеры”), канал мульфильмов, канал приключений типа Дискавери, несколько музыкальных каналов с музыкой разных стилей. К телевизору прилагается джойстик и целое меню игр, и даже одна обучающая программа: можно в полете обучаться разным языкам на выбор. Была там интересная сетевая игра-викторина. Все пассажиры самолета, которые в данный момент играют в эту игру, соревнуются друг с другом - кто быстрее и правильнее ответит на вопросы. При этом указывается имя каждого пассажира и место, которое он занимает в самолете. То есть можно пойти и посмотреть, кто это тебя так обыгрывает. И есть список лучших игроков – кто в какой день летел этим рейсом и сколько набрал баллов. И чемпион рейса за последний месяц.

    Лично я подсела на Тетрис и не замечала, как летит время.

    Весь полет просто разрываешься на части. Не знаешь, за что хвататься – то ли спать в удобной постели, то ли смотреть кино, то ли играть в игры... Да еще и кормят-поят без конца. Короче, времени даже не хватает. Можно было бы и подольше лететь в таких условиях.

    А вот от японской еды я оказалась не в восторге. Я вообще не понимаю прелести сырой рыбы. Большинство блюд было или из рыбы, или, в случае, если блюдо было приготовлено из чего-то другого, то в него добавлялся рыбный соус или рыбная одушка. Печенье со вкусом рыбы – это было сильно (и неожиданно – учитывая, что оно было в смеси с орешками кешью).

    Конечно, блюда выбирались по меню и подавались в фарфоровой посуде с настоящими, возможно даже серебряными приборами. В меню на выбор были японские или европейские блюда. И хотя я все время выбирала европейские, по-настоящему европейскими они не были, все равно несли на себе отпечаток японской кухни. Вряд ли ферментированные соевые бобы можно назвать такой уж европейской закуской. Лично для меня это был минус.

    Алкоголь подавался весь полет любой и без ограничений.

    Короче, оглянуться не успели – как вот уже и Япония, аэропорт Нарита. Снимайте пижаму и пожалуйте на выход.

    Не успели выгрузиться из самолета – уже зазывают: посетите наш бизнес-лонж под названием Сакура ! Оказывается, для пассажиров бизнес-класса существуют специальные лонжи, где они совершенно бесплатно могут отдыхать на мягких удобных диванах, употреблять без ограничения дорогие спиртные напитки, а также чай-кофе-соки и легкие закуски. Основными посетителями этого лонжа оказались бизнесмены всех мастей. Из откровенных туристов ( то есть людей, одетых не в костюмы) кроме нас оказалась еще одна пара, и тоже русские.

    Опять на мой вкус еды почти не было. Кое-кто ел суши и роллы, а мне удалось из подходящего найти только какое-то печенье. Да, за соседним столиком сидел какой-то японец, который за обе щеки уплетал то ,что сначала показалось мне маленькими кусочками масла – принес себе горку из шести-семи кусочков, и съел один за другим, как конфеты. Я сначала обалдела, а потом засомневалась и специально взяла себе такое же для проверки. – оказалось, что это сыр. Так что еще сыру поела.

    Время было семь утра – тем не менее приняли по бокалу белого вина за удачное продолжение так удачно начатого путешествия.

    Следующую часть пути, еще 12 часов полета, предстояло проделать на самолете авиакомпании Таити-Нуи. Тоже в бизнес-классе. Здесь уже кресла были не такие навороченные. Тоже широкие и удобные, тоже с поддувом под шею и поясницу и с поднятием ног, но до 180 градусов уже не раскладывались.

    В остальном же все то же самое – индивидуальный телевизор с фильмами и играми, опять Тетрис, опять напитки и кормление. Вот на этом рейсе кормили – так уж кормили!! Выше всяких похвал. Слава богу, японская кухня осталась позади, и предлагалась кухня в основном французская. Суфле из креветок, цыпленок с мандариновым соусом – это было роскошно! А разные сорта хлеба, в том числе и поджаренного ! А ассорти сыров! А потом еще и всякие торты-пирожные. А потом фрукты. И в завершение – мороженное! Да еще и на выбор, да еще и в вазочке! Я выбрала черносмородиновое - и это была фантастика!

    И таких приемов пищи на протяжении полета было несколько. В общем, это их сильное место.

    Интересно, что во время полета мы пересекли линию смены дат. В полночь 17 ноября сменилось опять же 17м ноября! В результате получилось, что мы вылетели из Токио в час дня 17 ноября и прилетели на Таити в пять часов утра того же 17 ноября, то есть на 8 часов раньше, чем вылетели. Прикольно.

    Итак, время пролетело необыкновенно быстро и приятно, и вот мы уже на острове Таити, в аэропорту под названием Фааа ( произносится раздельно: Фа-а-а), совсем даже и не уставшие. Вообще, местный язык богатым не назовешь: согласных букв очень мало, да и гласных мало, вообще букв мало в языке, поэтому приходится все время использовать одни и те же; и слова, подобные "фа-а-а" встречаются весьма часто. Здесь даже нет разных приветствий для разного времени суток, типа там: доброе утро, добрый день и добрый вечер; или разных по фамильярности, как "привет" и "здравствуйте". Есть только одно приветствие на все случаи жизни: Ия орана!

    Каких-то три часа ожидания в аэропорту, за которые мы успели второй раз позавтракать и обойти все магазины в аэропорту, потом еще 45 минут полета - и вот он, остров Тикехау архипелага Туамоту! Заждался уже нас поди.

    Остров Тикехау, как и все прочие острова Туамоту, это атолл - узкая, кое-где прерывистая полоска суши, представляющая собой окружность. И внутри, и снаружи этой окружности – вода: внутри спокойная лагуна, а снаружи волнующийся Тихий океан. Островом в нашем понимании эту тонкую линию назвать трудно. Диаметр ее довольно большой, так что с одного края другого не видно, а чтобы пересечь всю лагуну - на моторной лодке придется плыть часа полтора, не меньше. Внутри лагуны есть несколько маленьких островов.

    Толщина самой окружности в разных местах разная. В самом широком месте расположена единственная на острове деревня под символическим названием Тухерахера. В еще одном более-менее широком месте был расположен наш отель, тоже единственный отель на острове. В остальных же частях окружность довольно узкая, а кое-где вообще прерывается, так что если бы задаться целью обойти всю ее по кругу пешком, то в некоторых местах пришлось бы переплывать небольшие водные преграды.

    Пейзажи вокруг удивительной красоты. В лагуне – огромное количество рыб. И не просто маленьких тропических рыбок, встречаются довольно таки грозные экземпляры: скаты, в том числе и скаты-хвостоколы, рыбы-иглы, и даже настоящие акулы, хоть и небольшого размера. Считается, что акулы эти для людей абсолютно безопасны, и что если они плавают где-то рядом, то достаточно громко хлопнуть по воде рукой, создать шум и брызги, и тогда они сразу же испугаются и уплывут. Нам пришлось даже лично проверить этот способ, и оказалось, что он работает. Дело было в одну из наших пеших прогулок по узкой песчаной окружности. Часть пути можно было проделать пешком, но в некоторых местах суша прерывалась, и тогда надо было или переплывать или в мелких местах переходить водные протоки. И вот, в одном из таких водных рукавов на нашем пути как раз и резвилось несколько небольших акул. Честно скажу, что было довольно страшно. Но мы решили назад не поворачивать, а стали топать ногами, шуметь и бросать в направлении акул камни. Акулы действительно сразу же испугались и уплыли вдаль. На обратном пути процедуру пришлось в точности повторить, потому как они опять были тут как тут. Чем-то, видимо, их это место привлекало.

    Непосредственно рядом с нашим бунгало ( а каждое бунгало стоит прямо у воды и имеет свой собственный кусочек пляжа) акул не было, зато часто плавали скаты и рыбы-иглы. Даже бывало страшно заходить в воду. Сначала оглядываешься вокруг внимательно, смотришь: а нет ли где ската или рыбы-иглы? И если нет, то быстренько заходишь и убираешься подальше от берега (они почему-то предпочитали плавать ближе к берегу). И то же самое на обратном пути. Несколько раз я буквально в последнее мгновение замечала ската в 10 сантиметрах от моей ноги. Еще из страшных рыб были мурены.

    Впрочем, из персонала отеля никто этих рыб опасными не считал , и в ответ на мои попытки выказать свои опасения и беспокойство на предмет безопасности купания – все только весело смеялись, и говорили: да-да, акулы, да-да скаты – они тут живут!

    А из нестрашных рыб был полный тропический ассортимент. Рифы там подходят довольно близко к берегу и собирают вокруг себя уже всем известное разноцветное многообразие. По утрам мы кормили их хлебом – брали из ресторана булки. Думаю, что местные рыбы и до нас хорошо знали, чем можно поживиться, если подплыть поближе к бунгалам. Потому что стоило зайти в воду всего лишь по щиколотку, как прямо сразу же, не дожидаясь того момента, когда в воду упадут первые крошки, вокруг ног начинало собираться дикое количество рыб. Настоящий рыбный суп. Даже пахло рыбой, как в рыбном магазине. А уж когда начинали крошить им хлеб – что тут начиналось! Просто свалка. Они теряли всякий над собой контроль. Просто лишались человеческого облика. Сплетались в огромные клубки, выпрыгивали из воды, вырывали летящий кусок буквально друг у друга изо рта, метались целыми стаями прямо вокруг ног, так что даже задевали нас своими скользкими гладкими боками. Если поставить ноги пошире и бросить кусок хлеба между ногами – то они устраивали там такие брызги, что окатывали прямо с головой. Какие-то небольшие серебристые типа сельди – приплывали целыми косяками, и удачно оттесняли всяких маленьких интеллигентных желтеньких рыбок или наших любимых несколько неповоротливых и тугодумных рыб-Пикассо, которых мы называли Путассу.

    В общем, это был наш ежедневный утренний аттракцион.

    Чтобы закончить с рыбами, расскажу еще про огромного ската-хвостокола.

    В один из дней после обеда вдруг внезапно полностью пропал ветер. Деревья сделались абсолютно неподвижны, даже самый маленьких листочек не колыхался. Вода в лагуне была просто как зеркало или как лист бумаги, даже без мельчайшей ряби. Стало страшно. Зато, решили мы, без ветра и без волн будет очень удобно плавать на каяке. Сказано – сделано. Погрузились и отчалили. Плыли по лагуне вдоль береговой линии. У меня лично было полное ощущение нереальности происходящего, как будто все это мне снится.

    Вот представьте: пальмы на берегу стоят как декорации, без малейшего движения; каяк скользит по неподвижной воде почти без усилий, как будто плывешь в бассейне, весла входят в воду как в масло – мягко и легко, и совсем без брызг. И вдруг впереди, совсем рядом с нами появляется огромный скат-хвосткол. Хвостокол – это значит не безобидный круглый серый скат, которыми часто развлекают туристов, а черный скат с большими острыми крыльями и длинным черным тянущимся за ним зловещим хвостом. Он машет этими своими недобрыми крыльями как птица, как будто бы не плывет – а низко летит над прозрачной и неподвижной водой. Мы – за ним. Он направо – и мы направо, он налево – и мы налево. Это было незабываемое ощущение. Вокруг – ни души на километры вокруг, мы на каяке посреди лагуны преследуем ската. Так мы какое-то время плавали вместе, а потом он от нас оторвался, а мы не стали его догонять. Тем более, что в глубине души я его все-таки немного боялась, думала – а вдруг он сейчас бросится и укусит, или хвостом своим взмахнет и как кольнет меня... каяк-то низкий.

    И кстати, весь этот день до самого вечера так и простоял полнейший штиль. И только когда уже было совсем темно, во время ужина в ресторане вдруг также в одно мгновение поднялся сумасшедший ветер – буквально в одну секунду налетел настоящий шквал: и вот уже пальмы гнутся до земли, и со столов срывает скатерти и опрокидывает вазочки с цветами; персонал тут же бросается откатывать специальные пластиковые защитные стены в до того открытом ресторане, короче я уже стала ожидать бог знает чего – бури, цунами и водяных смерчей. Учитывая, что бунгало стоит прямо на пляже в пяти метрах от воды – есть чего пугаться. Тут же я поделилась своими опасениями с персоналом, но как и в случае с рыбами, не нашла никакого понимания. Все только улыбались, говорили что все отлично и предлагали продолжать ужин. Так мы и сделали. Другие отдыхающие тоже вели себя как ни в чем не бывало. И действительно – обошлось. Ветер буйствовал всю ночь, но больше ничего плохого не случилось.

    А еще как замечательно гулять пешком по узкой песчаной окружности острова!

    Мы заходили довольно далеко, где пешком, где вплавь преодолевали те участки, где суша прерывалась, по пути собирали ракушки, купались, висели неподвижно в теплейшей (30-32 градуса) воде как медузы, песок был то розовый, то белый, и главное что вокруг насколько хватает взгляда и даже дальше – ни души. От отеля, ясное дело, никто кроме нас дальше чем на 15 метров не отходил, а больше на этом острове и нет никого ,только деревня, но она была в противоположном направлении.

    Я присваиваю острову Тикехау призовое место в своем личном рейтинге мест для купания и пляжного отдыха.

    Что касается непосредственно отеля, то питание могло бы быть и получше. Это единственное слабое место. И, имейте в виду, что именно для меня – для человека, который не любит рыбу и лук . Потому что в меню большинство блюд – рыбные. А если даже и не рыбное – то обязательно добавлен или сырой лук или соус из тунца. Есть пару мясных блюд вроде без лука, но мясо жестковатое. Мне удалось подобрать только одно однозначно вкусное для меня блюдо – лапшу с лесными грибами. Ее в основном и ела. И еще жареная рыба махи-махи тоже была неплохая.

    Из десертов меня устраивало только мороженное. Остальное или сильно сладкое, или вообще непонятно что. Один десерт с завлекательным названием на самом деле оказался компотом из местного сорта сладкой картошки. Ерунда полная.

    Остальное безукоризненно. Бунгало чудесное, ванная комната и туалет на открытом воздухе с видом на маленьких внутренний садик, убирают чисто, полотенец завались, чай-кофе подкладывают – выпивать не успеваешь, бассейн хороший, бесплатный катер от отеля несколько раз в день ездит в деревню и обратно, каждый день мы играли в настольный теннис и даже в бадминтон. А кто живет в отеле дольше трех дней – тому положен подарок. Это, кстати, тут, во Французской Полинезии, обычное дело. Потому что большинство туристов проводят в отеле всего 2-3 дня и перебираются куда-нибудь в другое место опять на 2- 3дня. Поэтому всем долгожителям на четвертый день от отеля прямо в номер приносят подарок: рубашку для мужчин и парео для женщин. Очень даже приятно. Мы жили в этом отеле целых шесть дней. Сначала, когда я планировала эту поездку, то предполагала пожить тут четыре дня, но потом оказалось, что действует акция: заплатите за пять дней, и шестой получите бесплатно. И очень рада, что так вышло. Шикарное место.

    Да, мы же еще ездили на одну экскурсию – на остров птиц. Один из небольших островков внутри лагуны является по не знаю уж каким причинам местом гнездовья большого количества разнообразных птиц.

    Из отеля на этот остров возят экскурсии в количестве минимум 4-х человек. То есть записываешься заранее на один из трех возможных дней в неделю, а потом если набирается не меньше 4-х человек – то едешь, точнее плывешь, на экскурсию , а если не набирается – то отбой, свободный день. Так вот, записались мы на когда нам было удобно, но так как судя по количеству людей на завтраке – от постояльцев отель не ломился, то решили подстраховаться. А давайте, говорю я им, сделаем так: ежели будут еще кроме нас желающие, то поедем смотреть птиц вместе, а ежели нет – то мы заплатим за четверых, а поедем вдвоем. Как вам такой план? Этот простой вопрос поставил их в тупик. По непонятной причине ранее они таких предложений от отдыхающих не получали (притом, что даже двойная цена этой экскурсии казалась нам вполне приемлемой). Ответа сразу не дали, сказали, что надо посовещаться с генеральным менеджером. Посовещались. Оказалось, что он в принципе не против, но тоже желает со своей стороны подстраховаться, чтобы мы потом, после экскурсии, не отказались платить за четверых. Посему была ими изготовлена специальная бумага, типа гарантийного письма : дескать я, такая-то такая-то, обязуюсь оплатить экскурсию за 2-х человек в двойном размере. На том и порешили.

    Как мы потом радовались, что оказались на этой экскурсии только вдвоем! Остров небольшой, но на нем действительно сосредоточено огромное количество всевозможных птиц. Самых диковинных, больших и маленьких, серых и разноцветных, каких-то белых пушистых, как будто не в перьях, а в шерсти, и еще других с разноцветными головами и отвисшими как у индюков шеями. Непонятно, почему они все выбрали для жизни именно один этот остров. Остров этот весь покрыт зелеными зарослями так густо, что в большинстве случаев даже не видно неба, гид сделал нам знак не разговаривать и стараться ступать тихо, не хрустеть и не пугать птиц. Хотя не похоже, чтобы эти птицы кого-то вообще боялись. Сидели себе на ветках прямо в 50 см от нас и в ус не дули. Среди зелени и ветвей, не имея никакого опыта наблюдений, заметить их было довольно трудно, и думаю, что попади мы на этот остров только вдвоем, то большинство птиц остались бы нами незамеченными. А так гид только и успевал нам показывать то на одну ,то на другую ветку. Вроде никого вокруг, а он находит пять-шесть птиц прямо совсем рядом. Многие птицы сидели прямо в гнездах, также много гнезд с яйцами, но в данный момент без птиц. А еще там оказались удивительные птицы, которые гнезд не делают в принципе, а откладывают яйцо ( всего одно) прямо на ветку дерева, в какое-нибудь устойчивое место. И там на ветке его и насиживают. Это так странно выглядит – на довольно узкой ветке лежит себе яйцо. Лежит и не падает. Чудеса.

    Ну вот, сверху были птицы, а снизу, в зарослях на земле копошились сонмы огромных крабов. Отличный остров.

    На обратном пути остановились посреди лагуны на большом рифе, чтобы поплавать и посмотреть рыб. Плавала я одна, другой человек не захотел. Гид тоже остался на борту. Я отплыла довольно далеко от лодки и безмятежно парила над рифом, любуясь подводными красотами, как вдруг совсем рядом от себя увидела маленькую акулу! Эту якобы безопасную. Боже, как я испугалась! Совершенно одна в открытом море рядом с акулой ! От ужаса я рванула к лодке с такой скоростью, с какой я вообще плавать не умею. Спаслась и поставила личный рекорд скорости, который, уверена, мне никогда в жизни не повторить. Вцепилась в борт лодки и, захлебываясь, закричала гиду про акулу. Он, надо сказать, совершенно не взволновался, покивал головой, дескать – да-да, здесь есть акулы, удивился, что я не хочу продолжать еще плавать, пожал плечами и стал заводить мотор. Вот такие храбрые люди и такие добрые акулы живут на архипелаге Туамоту.

    Ну вот, собственно, и все про остров Тикехау. Шесть дней пролетели быстро. Еще успели съездить в местную деревню Тухерахера, которая оказалась ужасной дырой, полностью соответствующей своему названию. После чего сказали спасибо острову Тикехау, попрощались с ним – теперь уж не знаю, навсегда ли? нет ли? – и полетели обратно на остров Таити, чтобы оттуда взять курс на Маркизские острова.

    Да, хочу сделать небольшое отступление. Обыкновенно во всех наших путешествиях, оформлением которых занимаюсь исключительно лично я, в результате всегда оказывается, что мы проходим под именем: мистер и миссис Гришин. То есть я всегда получаюсь миссис Гришин, несмотря на то, что в паспорте написано по-другому. В этой же поездке впервые во всех документах, туристических ваучерах, во всех отелях и прочих местах мы значились как мсье и мадам Гришина. Так что если к кое-кому и обращались, но не иначе как мсье ГришинА , эдак по-французски, с ударением на последнее "а". Я была довольна.

    Итак, Маркизские острова.

    Вы, вообще-то, знаете, что заселение всей Полинезии происходило из Китая постепенно на протяжении почти шести тысяч лет? Началось оно около 5000 лет до н.э., а последними были заселены Гавайские острова – уже примерно в 800 г. н.э.

    Маркизские острова – наиболее удаленная, и наименее освоенная в туристическом отношении часть Французской Полинезии. Именно здесь жил, умер и даже похоронен Гоген. Именно эти места запечатлены на его известных картинах.

    От острова Таити до главного маркизского острова Нуку-Хива лететь три с половиной часа по направлению к экватору, т.е. в данном случае к северу. Когда прилетаешь на место, то выясняется, что время тут отличается от таитянского на полчаса. Странно.

    Острова эти вулканического происхождения и кардинальным образом отличаются от островов Туамоту. Это настоящие большие острова с гористым рельефом, с лесами, реками, ручьями и водопадами. Обитаемы они довольно слабо, а некоторые из них – и вовсе необитаемы.

    На самом большом острове Нуку-Хива проживает всего около трех тысяч человек, хотя остров на самом деле большой ( достаточно сказать, что путь от аэропорта до отеля занимает два часа, а чтобы объехать на машине весь остров нужен целый день) и людей мог бы вместить в несколько раз больше. На прочих островах местных жителей и всего-то горстка.

    Туристический бизнес еще не развернулся в этих местах как следует. На все острова приходится всего два маленьких отеля ( один на острове Нуку-Хива имеет 14 номеров, а второй на острове Хива-Ова – всего 9 номеров) , которые можно действительно назвать отелями, они были построены почти тридцать лет назад, до но сих пор так и остались всего лишь вдвоем. Еще есть несколько пансионов, которые держат местные жители, и которые рассчитаны на довольно непритязательную публику.

    Причину такого странного положения дел я объяснить затрудняюсь. Потому как места тут оказались дивно красивые, с пышной тропической природой, удивительными по красоте природными бухтами и пляжами, с лесами, наполненными водопадами и эндемичными видами растений, с мягким как пудра вулканическим песком и волшебными водами Тихого океана, температура которых тут редко опускается ниже 30 градусов. Возможно, что французское государство специально пытается сохранить этот уголок в его более-менее натуральном виде, хотя достоверных сведений на этот счет у меня нет.

    Туристы, прилетающие на Маркизы в настоящее время, - это совсем особый сорт туристов. Это любители дикой природы, долгих пеших и конных прогулок, это люди, желающие почувствовать себя один на один с морем и небом, побыть в тишине, нарушаемой лишь пением птиц и шелестом деревьев, побыть в некотором роде робинзонами. Здесь нет пляжных отелей и неугомонных аниматоров, здесь совершенно нечего будет делать маленьким детям, если только они с младенчества не приучены ходить в пешие походы по джунглям, отели здесь не проводят дискотек и развлекательных программ, нарядное платье и туфли на каблуке будут смотреться здесь в высшей степени нелепо, и потому-то случайные люди сюда не попадают.

    Конечно, здесь есть множество чудесных пляжей, но совершенно диких – без лежаков и зонтиков, без душа и туалета, без водных мотоциклов, бананов и горок, рядом с таким пляжами нет ни баров, ни торговых точек с напитками и мороженным, а заходить в воду следует всегда в защитных тапочках, так как дно здесь никогда специально не расчищалось от камней. Песок очень мелкий и мягкий, как пудра, обыкновенно черный, но есть пляжи и с белым песком. Как приятно прийти в такое место запыленной после того, как проехала весь остров в открытом кузове джипа, или измотанной долгим пешим походом по тропическим джунглям, бросить вещи на пушистый песок, и броситься в бархатную воду. Усталость сразу же улетучивается непонятно куда, а ты качаешься на волнах, распластавшись как морская звезда, и думаешь: Боже ж мой! это ж я на Маркизских островах! с ума сойти! А впереди вкусный ужин в отеле на открытой террасе с видом на море… А завтра опять день, на который уже напланировано всякого интересного… И совершенно определенно понимаешь, что счастье есть.

    Наш отель, единственный, повторюсь, отель на острове, состоял из четырнадцати домиков, разбросанных по склону горы среди деревьев и цветов, в пяти минутах ходьбы от дикого пляжа. Каждый домик имеет большой балкон-террасу с видом на море, и еще огромное окно во всю переднюю стену – тоже с потрясающим видом на море. Домики расположены в несколько уровней, как бы одни над другими, так что никто никому не заслоняет вида.

    При отеле небольшой бассейн с видом на бухту и маленький ресторан с крошечным баром. Даже если заняты все домики, то больше 28 человек гостей в отеле не бывает. В отеле очень тихо, музыку в ресторане не включают и самыми громкими звуками оказываются пение птиц и шорохи многочисленных ящериц и насекомых.

    Ужин накрывают на открытой террасе с видом на море, почти в темноте, только ставят на стол маленькую свечку в стеклянной колбе. Вот эта свечка, да еще луна и звезды – вот и все освещение, даже меню прочитать трудновато. Зато какая романтика! Да еще и вся еда оказалась такая изысканная и вкусная, какую мы не ожидали здесь встретить, особенно после опыта с Тикехау.

    Должна сказать, что вели мы себя очень скромно, алкоголь почти не употребляли, пили почти исключительно томатный сок, - короче, оставили у местного персонала совершенно ложное представление о русских людях.

    А ведь мы были первые русские постояльцы у этого отеля. Я специально спрашивала у персонала на рецепции, и девушка сказала, что за те несколько лет, что она тут работает, никто из России к ним не приезжал.

    Нам удалось лично познакомиться с бывшей хозяйкой этого отеля. Оказалась премилая старушенция по имени Розе, европейка. Живет безвылазно на Маркизах уже больше 30 лет. Это она самолично, вместе с мужем, создала этот отель с пустого места почти 30 лет назад. Лично придумывала дизайн, подбирала обстановку, высаживала на территории всякие диковинные растения, встречала первых гостей и даже сама помогала готовить. А 15 лет назад муж у нее умер, она продала отель отельной сети Pearl, а сама поселилась рядом в небольшом домике, в котором не только живет, но еще и имеет маленький музей и маленький магазин сувениров. Она увлекается изучением растений, и говорит, что хоть и собирает здешние растения уже 30 лет, но до сих пор еще находит для себя новые виды. Такое здесь небывалое разнообразие.

    Представьте, оказалось что бог знает сколько лет назад она была в Москве в качестве туристки и до сих пор помнит единственное русское слово: балалайка.

    Персонал в отеле состоит из людей того же сорта, что и приезжающие сюда туристы. Потому что не каждый согласится жить и работать на затерянном в океане острове, без магазинов, развлечений и даже почти что без телевизора (потому что здесь всего две программы, и обе местные полинезийские, так что даже новости узнать не просто). В основном это были французские девушки.

    Одна девушка из персонала была без ноги, и ходила на костылях. Когда мы только поселились, и начали устраиваться в номере, то решили срочно выпить чаю, а оказалось, что у нас всего одна чашка. И вот я звоню на рецепцию и прошу принести вторую чашку. Они говорят: как! у вас нет второй чашки! какой ужас! сейчас принесем. И вот не проходит и пяти минут – стук в дверь. Открываю: боже! там стоит девушка без ноги! на костылях! и держит в руках чашку! Это был первый раз, когда я ее увидела. Было очень неловко, что я погнала одноногого инвалида за такой мелочью, как будто сама не могла дойти до рецепции. А потом мы к ней привыкли – она очень все ловко делала несмотря на костыли. И она даже ездила с нами на экскурсию на джипе по всему острову, и в ходе этой экскурсии было много пеших переходов по лесу, и даже в гору, - и она так быстро и ловко ходила на костылях, и не отставала от остальных ,и никто ей не помогал и не подавал руки ( даже в тех местах, где было скользко, и где мне лично, с моими двумя ногами, нужна была помощь), гид никак не выделял ее из других туристов, да она и на самом деле никак не выделялась. Такая молодец! А ведь как часто мужики здоровенные, если потеряют ногу, то уже могут только лежать целыми днями дома и скулить, какие они несчастные инвалиды. Или пить начинают. Позорище.

    Отель предлагает своим постояльцам большое количество экскурсий с местными маркизскими гидами. Большинство экскурсий пешие, но есть и на джипах, и на лодках, и даже на лошадях. Лошади сначала были завезены сюда европейцами, а потом в диком количестве расплодились, одичали, и теперь носятся по острову целыми табунами. Местные люди ездят на них без седел и без уздечки – садятся прямо на спину, а управляют какими-то веревочками, привязанными к шее. Считается, что эти местные лошади очень подходят для того, чтобы туристы могли впервые попробовать свои силы в конном спорте, потому что они низкорослые и смирные. Насчет низкорослые – это правда, а вот смирными они мне совсем не показались, скорее наоборот – носятся как сумасшедшие где попало. Короче, с лошадями мы связываться не рискнули, а вот в пеший поход пошли.

    Это был поход через джунгли в водопаду, третьему в мире по высоте (якобы). Гид может взять с собой максимум шесть человек, но нас было четыре. Мы вдвоем и еще гомосексуальная пара из Швейцарии – очень интеллигентные и приятные на вид мужчины. Они все время делали попытки оторваться и идти только вдвоем друг с другом. Говорили между собой на немецком. Я иногда высказывала всякие на их счет комментарии довольно громким голосом. А на следующее утро в ресторане на завтраке один из них вдруг сказал мне: Здравствуйте! Очень надеюсь, что этим его знание русского языка и исчерпывалось. В противном случае вряд ли бы он захотел со мной здороваться.

    Так вот, собственно пеший поход начинался из укромной бухты, попасть в которую можно только по морю. Сначала все погрузились в катер, к которому сзади еще привязали маленькую лодочку. Примерно полчаса ехали на катере и тащили за собой лодочку, потом остановились, перегрузились в лодочку и завершающую часть пути проделали на веслах. Причалили в маленькой красивой бухте, имеющей совершенно необитаемый вид ( потому что она необитаемая и есть). Здесь построились, облились репеллентами и углубились в тропический лес.

    Сначала идти было легко и приятно. Удобная тропинка шла через редколесье по красивейшим местам. Над головой – голубое небо, вокруг – пальмы, и цветущие кусты - выше человеческого роста и сплошь усыпанные розовыми цветами так густо, что зелени и не видно, одни цветы. Вокруг – живописные и довольно высокие горы, густо заросшие лесом. Красота. Под ногами то и дело встречаются манго – падают с манговых деревьев, которые тут произрастают в изобилии, и валяются прямо под ногами. Мы их поднимали, обдирали шкурку и ели прямо на ходу. А еще чего только не росло вокруг! Огромные и очень сладкие грейпфруты ( мы тоже попробовали). Папайя. Бананы. Гранаты. Лимоны ( маленькие и кислые, называются цитроны). Иланг-иланг. Мушмулла. Ананасы. Тамаринды. И еще всякие незнакомые фрукты. Идешь как будто по овощному магазину – все под ногами валяется. По пути проходили через маленькую деревню, всего на 9 домиков. Попасть в эту деревню можно только морем, на катере, по суше сюда дороги нет. И вот один из жителей купил себе машину, джип – привез морем. Проехать этот джип может только 500 метров по дороге из травы. Дальше эта псевдо-дорога заканчивается и начинаются джунгли. И вот так он на нем и ездит – 500 метров в одну сторону и 500 метров в другую. Не знаю зачем. Катается, наверное. А может, ананасы с поля привозит. Или грейпфруты.

    Постепенно лес сгущался. Скоро неба уже видно не было – высоко над головой смыкались ветви огромных деревьев. Тропинка сделалась маленькой и неудобной, превращалась то в камни, то в грязь. По обе ее стороны стеной вставали джунгли – настоящие буреломы и непролазные чащи. Поваленные деревья лежали друг на друге, образуя замысловатые конструкции и издавая зловещий треск. Кое-где под такими деревьями надо было проходить, как в арку, и тогда этот треск казался особенно страшным. Путешествие наше осложнялось тем, что то и дело приходилось преодолевать вброд ручьи и даже настоящие реки. Вообще, пройти по этому маршруту можно только в сухой сезон, когда реки эти еще можно перейти вброд. В сезон же дождей, который как раз должен был скоро начаться, реки эти делаются глубокими, быстрыми и совершенно непроходимыми, так что места эти делаются полностью недоступными для человека. Так вот, переходить реки вброд нужно не просто так, а обязательно в обуви. Потому что на дне тут полным-полно маленьких ракушек с острыми шипами, которые если уж вопьются в ногу, то хорошего не жди. Все это я узнала от нашего совершенно безответственного, как оказалось, гида уже после того, как перешла первый ручей босиком, держа свои туфли в руке. Он дождался, пока я благополучно добралась до берега, после чего подробно мне объяснил, почему так делать нельзя, и даже тут же нагнулся, покопался немного в воде, нашел эту самую опасную ракушку и наглядно продемонстрировал мне, какого увечья я только что счастливо избежала.

    Перед нами во весь рост встала проблема: в чем идти дальше? Потому что рек и ручьев по пути ожидалось великое множество. Сами местные жители подходят к этому вопросу на удивление просто: в чем идут – в том и в реку лезут. Потом выходят на сушу и продолжают путь. Обыкновенно это бывают самые простые кроссовки. Так они в них, в мокрых, и ходят как ни в чем не бывало. Пока они на ноге не высохнут. Если высохнут. А как высохнут – они их опять мочат. Не берегут, короче, обувь, совсем не берегут. Разумеется, что так поступить с нашей единственной имеющейся в наличии парой обуви мы не могли. Потому было принято решение: продолжить путь в тапочках для рифов, которые мы предусмотрительно захватили с собой ( так как думали что будет возможность где-то искупаться). Если кто не знает – то подошва у таких тапочек совсем тоненькая, почти как у резиновых носков ( у наших, по крайней мере, была такая) , и совершенно неподходящая для шестичасовых переходов по лесу - по камням, по грязи и траве, по скользким опавшим листьям, по торчащим корням деревьев… В общем, без ложной скромности могу сказать, что это был геройский переход. Практически – дорога жизни. На третьем часу пути по сторонам мы уже почти не смотрели – все внимание себе под ноги, только чтобы не поскользнуться и не упасть. Представляю, каково волочь из этих дебрей человека с поломанной ногой.

    Хотя посмотреть было на что. Проходили через археологические сайты – древние сакральные места. Местные люди устанавливали в святых местах, где они проводили всякие свои древние обряды, каменных идолов, типа тех, что стоят на острове Пасхи, только не таких высоких. Они до сих пор так кое-где и стоят посреди леса – замшелые, позеленевшие, как будто охраняют что-то. Немного страшно находиться рядом с ними. Еще попадалось множество водопадов – хоть и не таких высоких как тот, что был нашей конечной целью, но зато чрезвычайно живописных, прямо как с открытки.

    Но надо отдать нам должное – мы таки дошли. Дошли до этого самого водопада, который третий в мире по высоте. Сам водопад особого впечатления не произвел. Потому что может быть по высоте он и выдающийся, но вот по наполнению, особенно в конце сухого сезона, - выглядел довольно бледно. Зато он находится в очень красивом месте. Мы подошли к нему снизу, к тому озеру, в которое он как бы стекает со скалы. Мы оказались как бы на дне гигантского стакана – небольшую зеленую круглую плоскую лужайку со всех сторон окружали высокие скалы, тоже заросшие зеленью и деревьями, по одной из которых и стекал этот самый водопад. Высоко вверху голубое небо выглядело как круглое аккуратное блюдечко. В озере можно было купаться, но мы не стали. Сели на берегу, съели помятые сэндвичи, которые гид, как оказалось, всю дорогу пер у себя в рюкзаке, а потом стали остатками сэндвичей кормить огромную желтую мурену, которая плавала прямо у берега в этом самом озере, в котором он нам так настоятельно рекомендовал искупаться. В это самое время сверху, откуда-то из истока водопада вдруг сорвался довольно-таки большой камень и упал в озеро прямо перед нами, произведя много шума и обдав всех брызгами. Мы ошарашено смотрели друг на друга, а гид философски и совершенно спокойно сказал: " Да, такое иногда случается. Опасное здесь место. Красивое, но опасное" . И продолжил есть свой сэндвич.

    После этого швейцарцы сразу же засобирались в обратный путь. Сказали, что пойдут вперед вдвоем. И что будут нас ждать уже на берегу, там, где осталась лодка. Наверное, хотели побыть друг с другом.

    Мы еще немного посидели, погоревали над порванными тапочками и тоже двинулись.

    Обратный путь дался нам нелегко, но мы сделали это! Гид наш опять проявил безответственность и куда-то делся. Очень скоро мы обнаружили, что идем по лесу абсолютно одни. Он, видимо решил, что мы запомнили дорогу, и так оно, собственно, и было. Тем более, что тропинка все равно была только одна и даже при всем желании сойти с нее в окружающие буреломы было невозможно. Но все равно безобразие. Почему он не помогал нам переходить брод многочисленные реки? А если бы мы поскользнулись и упали? Ударились головой, потеряли сознание, захлебнулись? Имел бы два трупа посреди джунглей и кучу проблем. В реальности же на обратном пути мы столкнулись с одной проблемой: уже недалеко от деревни посреди тропинки стояла и не собиралась уходить корова. Даже скорее бык. И как-то он нам не понравился. Смотрел как-то недоброжелательно. И вообще, как убежденная урбанистка, не доверяю я этому крупному рогатому скоту. Черт его знает, что у него на уме. Поэтому сначала мы решили подождать. Может, гид придет, а может, животное добровольно уступит нам дорогу. Сели рядом на камушек и пригорюнились. Ждем-пождем – а ни фига не происходит. Бык твердо стоит на своих позициях. Вокруг – никого. Короче, решили мы обходить его по лесу, что не так просто. Сошли с тропинки, залезли прямо в чащу, продирались сквозь заросли, покарябали все ноги, но зато избежали возможного нападения быка.

    На обратном пути через девятидомную деревню нас зазвали к себе во двор местные жители – старенькие бабушка с дедушкой. Видимо, они получают какую-то часть денег от экскурсии, потому что прямо посреди двора на некоем подобии столика у них уже было приготовлено угощение: почищенные и порезанные грейпфруты, папайя и цитроны, все это покрыто весьма сомнительной чистоты тряпицей для защиты от многочисленных мух. Пока мы, стараясь не заглотить муху, поедали все эти фрукты сюда же подтянулся и гид. Тоже поел за наш счет.

    Грейпфруты были отменные, а папайю я не люблю.

    В общем, мы были очень горды собой после этого похода. Хотя на следующий день ноги в коленях еще дрожали.

    В этот же вечер случился ужасный случай с сороконожкой. Вечером, на обратном пути из ресторана в бунгало, Саше на ногу вдруг что-то прыгнуло. Не глядя, он смахнул это существо на землю – и в свете фонаря мы увидели со всех своих многочисленных ног улепетывающую огромную, сантиметров 30 длиной, страшную красную сороконожку. В тот момент мы не придали этому происшествию особого значения , только подивились – какие бывают огромные сороконожки. А через день, от человека, о котором я подробнее расскажу позднее, узнали вот что: сороконожки эти – жутко ядовитые твари. Укус их невероятно болезненный. Курица от их укуса умирает на месте, а человек не умирает, но сильно и долго мучается от боли. Поэтому в сезон активности этих сороконожек, который как раз начинался, люди, собираясь в лес или на природу, берут с собой специальный шприц - и в случае укуса сначала высасывают им яд, а потом сразу же вводят противоядие. Вот какого ужаса нам удалось избежать.

    Вообще, всевозможных насекомых, птиц и ящериц вокруг было огромное количество. Несколько маленьких ящериц жили у нас прямо в номере – бегали по стенам и потолку и шуршали по ночам. А в ванной однажды появилась ящерица настолько большая, что я даже боялась туда заходить. И еще там сидели огромные жуки, типа тараканов, на которых даже просто смотреть – и то было страшно. А ночью, бывало, что-то кто-то жутко топочет по потолку и дурным голосом пищит. В общем, единство с природой ощущаешь непрерывно.

    Отель наш находился на окраине деревни под непростым названем Таиохае - главной и самой большой деревни острова Нуку-Хива. Такой административный центр, где располагались все местные власти, церковь, два магазина и даже было единственное на острове отделение банка. По местным меркам – мегаполис. В магазины, впрочем, нам попасть так и не удалось, потому что в будние дни они работали только до четырех часов, а в выходные не работали вообще. В своих путешествиях я уже неоднократно замечала, что население тропических островов совершенно не склонно к работе. А склонно в основном к отдыху и праздному времяпровождению.

    В большом количестве по деревне разгуливали собаки – очень тощие и на вид совершенно беспризорные. Они вызывали у меня серьезные опасения на предмет их намерений в отношении меня – смотрели недобро и несколько раз гавкали.

    Довольно много лошадей. Одни привязаны, другие ходят сами по себе, а на третьих как сумасшедшие носятся местные жители.

    Местные властные структуры представлены зданием администрации всего острова – крошечной постройкой, больше всего похожей на гараж, а также расположенными рядом объектами судебной системы – собственно судом с гордой надписью "Трибунал" прямо на фасаде и небольшой тюрьмой. Тюрьма эта предназначена для содержания заключенных со всех Маркизских островов и, между прочим, является самым старым зданием на острове ( из сохранившихся).

    Тюрьма имеет вид совершеннейших казематов – сложена из каких-то замшелых, позеленевших от времени больших камней, крошечные, расположенные высоко вверху окна забраны толстыми решетками. На самом же деле тюрьма эта – облегченного содержания. Заключенные обязаны находиться в ней только ночью, а дни могут проводить по своему усмотрению. Парочка таких правонарушителей, видимо, лишенные возможности отправиться домой жители другого острова, проводили день прямо тут же, рядом с тюрьмой, азартно сражаясь на солнышке в настольный теннис.

    Из достопримечательностей в Таиохае имеется еще памятник Мельвилю – герою известного произведения "Моби Дик" – оказывается, что описываемые там события происходили как раз здесь, на острове Нуку-Хива. Еще в наличии памятник в виде большого якоря - собирательный символ : всем морякам, когда-либо погибшим на Маркизских островах.

    День, когда мы совершали эту нашу прогулку, был воскресеньем, и по этому поводу в деревне происходил праздник коммуны Нуку-Хива. Такие праздники случаются здесь каждое воскресенье и являются главным развлечением для местных жителей, лишенных, за полным отсутствием кино, театров, библиотек, баров, клубов и тому подобного , других возможностей культурно провести свой досуг. Даже телепрограмм здесь только две, к тому же обе – местные полинезийские, дающие весьма выборочное и приблизительное представление о происходящих в мире событиях.

    Так вот, каждое воскресенье жители острова Нуку-Хива почти в полном составе наряжаются, украшают себя венками и цветами, и съезжаются в деревню Таиохае. И начинается у них веселье – песни, пляски, всякие конкурсы и соревнования. Например, я с большим интересом наблюдала за таким соревнованием: кто быстрее наколет и начистит большее количество кокосовых орехов. Мужчины и женщины состязались по-отдельности. Я следила за двумя женщинами, с большим азартом махающими немаленькими топорами так, что только щепки летели на зрителей. Работали по двое: одна колет, а другая чистит уже поколотые орехи и складывает горкой белую мякоть. Та, за которую я болела, проиграла. Ну и ладно.

    Потом выступала самодеятельность – ансамбль песни и пляски местных жителей. Я осталась в полном восторге. Местные танцы – это что-то фантастическое. Женщины были одеты в юбки из зеленой травы и такие же венки на головах. А мужчины – тоже в юбки, только длинные и из чего-то типа сена; с голым блестящим торсом; тело большинства мужчин покрыто многочисленными татуировками, и очень даже красивыми. Периодически к танцующим присоединялись обычные люди, выходящие из публики, - и танцевали ничуть не хуже танцоров. А пели как! А в барабаны били – заслушаешься!

    Причем, имейте в виду, что все это не для туристов, которых здесь практически и нет, а именно для самих себя. И здесь же рядом – что-то типа ярмарки: торговля какой-то едой и сладостями, фруктами, цветами – сорванными и в горшках, немного одеждой, немного сувенирами. Люди нарядные, все в живых цветах – на головах венки, на шеях гирлянды. И красиво, и запах приятный.

    Короче, эдакое воскресное всенародное гулянье, давно уже канувшее в лету в российских деревнях, но до сих пор процветающее на маленьком клочке суши посреди Тихого океана. Что-то такое искреннее и подлинное, соприкоснуться с чем было очень приятно.

    Из организованных экскурсий мы ездили еще на джип- сафари. Целый день, с утра до вечера колесили по всей Нуку-Хиве, любовались красотами и осматривали достопримечательности. Помимо гида с нами еще ездили два француза и та самая девушка без ноги, сотрудница отеля. Один француз был в возрасте, а второй молодой, мы их истолковали как отца с сыном, вроде они были похожи. Тот, который постарше, предположительный отец, еще в средней школе изучал русский язык, а во времена Советского Союза работал какое-то время в Кишиневе. С тех пор помнит по-русски три слова: здравствуйте, корова и лошадь ; такой вот странный набор.

    Эти отец с сыном и девушка-инвалид сидели в кабине джипа, а мы вдвоем – сзади в открытом кузове. И получалось, что как будто бы мы одни едем. Гиду приходилось рассказывать все дважды: сначала им там в кабине, а потом он выходил из машины и по второму разу уже рассказывал все нам. В кузове, по-моему, ехать в сто раз лучше чем в кабине – и на воздухе, и обзор прекрасный; правда, мы были все в пыли с ног до головы, но это даже добавляло дополнительный колорит, позволяло почувствовать себя настоящими путешественниками, покрытыми пылью неизведанных дорог.

    Остров Нуку-Хива – дивной красоты место. Почти полностью он покрыт лесами какого-то мезозойского вида. Например, здесь до сих пор сохранились, прекрасно себя чувствуют и в большом количестве произрастают древовидные папоротники, которыми еще динозавры кормились. Очень мало мест на земле, где их до сих пор можно встретить. Они выглядят так же, как маленькие папоротники, только большие – настоящие высокие деревья с покрытым корой толстым стволом.

    А какие здесь удивительные хвойные леса! Хвоя на деревьях очень длинная, пушистая и мягкая, ничего общего не имеет с нашими привычными колючками, и выглядит скорее как свисающие с веток зеленые волосы. Вид получается тоже доисторический. Хотя именно эти хвойные леса - неродные для этих мест. Когда-то давно их насадили здесь специально, чтобы укрепить их корнями горные склоны. С тех пор прошло много лет, леса невероятно разрослись, заняли огромную территорию, и стало понятно, что это была плохая идея. Сейчас они высасывают всю воду из этой части острова и подавляют другие растения. Местные власти хотели бы от них избавиться, но не могут придумать, как это сделать. Порубить на древесину – так она некачественная, в строительство не годится. Просто так выкорчевывать – большие расходы, нет средств. Короче, нет выхода. Я предложила их сжечь.

    Помимо чисто природных красот, сногсшибательных видов, укромных бухт с черным и белым песком, удалось немного приобщиться и к местной истории.

    К настоящему моменту история коренного населения маркизских островов состоит в основном из белых пятен. Собственно изучение археологических объектов началось не так давно, даже датировать большинство из них пока что не удалось, и временные рамки очерчены весьма приблизительно – между 1400 и 1700 годами нашей эры; не так уж давно в принципе.

    В основном эти археологические объекты представляют собой расположенные в джунглях фигуры каменных идолов – древних местных богов под названием Тики, а также развалины древних сакральных построек. В таких местах собирались жители острова и отправляли там свои религиозные обряды, в основном злодейского свойства. Например, до сих пор прекрасно сохранились каменные ямы в лесу, где содержались обреченные на смерть люди – враги, или провинившиеся. Поступали с ними следующим образом: сначала несколько дней выдерживали в такой яме без пищи и воды, где их к тому же до полусмерти закусывали насекомые. Потом, уже еле живых, доставали оттуда и на специальной каменной плахе, тоже прекрасно сохранившейся, отрубали страдальцам голову. После чего съедали тело усопшего всем коллективом. Так-то вот. Каннибалы они были.

    Во время этой экскурсии, когда мы обедали в небольшом ресторанчике в деревеньке Хакауа, произошла интересная встреча. Сидим себе, едим плоды хлебного дерева. Как вдруг в ресторан заходит группа мужчин , человек 8, по виду – ну точно наши люди. И действительно – начинают между собой говорить по-русски. Мы сначала затаились, послушали, а потом подошли и познакомились. Оказалось, представьте, что это технические специалисты из Днепропетровска, которые работают здесь по контракту, представьте, с НАСА ! Обслуживают какую-то антенну. Работают вахтенным методом, т.е. приезжают недели на три, снимают показатели с антенны, - и назад в Днепропетровск. И так несколько раз в год. Живут в этой самой Хакауе в бунгалах, в каком-то местном неказистом пансионе, питаются три раза в день в ресторане, купаются в море, катаются, короче, как сыры в масле. Страшно довольны. И их можно понять. Прилетать несколько раз в год на Маркизские острова за счет правительства Соединенных Штатов, да еще и получать за это деньги, - большая удача для жителя Днепропетровска.

    Уже потом, когда мы ехали в аэропорт, собираясь покидать Маркизы, то видели у дороги большой камень, валун, с надписью масляной краской огромными буквами: УКРАИНА. Их рук дело. Молодцы.

    Поездка на джипе заняла целый день, в отель вернулись уже в сумерках, с пылью во всех местах и даже во рту. Бросили вещи в номере и уже в полной темноте отправились к морю, точнее – к океану. Никаких уличных фонарей там, разумеется, не было. Да и улицы, собственно говоря, не было – грунтовая тропинка довольно круто спускалась от отеля прямо в дикому пляжу. Полная темнота, даже луны в этот день не было, только звезды. Пришлось освещать дорогу мобильным телефоном. Зато это купание мы запомним надолго: черный песок, неподвижная черная вода и черное небо – так что границы не видно ни между чем; стоило только зайти в воду метров на пять – как берега тоже не стало видно. Висишь в этой воде, температура которой почти что совпадает с температурой тела, как будто в космосе - вокруг тьма, и только над головой – звезды, как будто все укрыто сверху огромным ватным одеялом, расшитым блестками. Фантастика.

    Это был наш последний вечер на Маркизских островах и первоначально мы планировали прощальный ужин со свечами и шампанским. Но после купания сил идти в ресторан и сидеть там в ожидании заказа уже не было. Поэтому остались в номере и поужинали чем бог послал, а именно: были у нас еще с Таити сухие крекеры, а из самолета мы забрали маленькие пакетики с кетчупом, горчицей и майонезом; и вот мы мазали крекеры этим кетчупом и ели. Еще был крошечный сыр – тоже из самолета; еще по ходу экскурсии подобрали упавшие манго и цитроны – это был у нас десерт. Запивали все это, правда, коньяком Курвуазье, который привезли из Москвы. Вот такой вот получился прощальный ужин, и запомнился он, между прочим, даже больше, чем, думаю, запомнился бы очередной ужин в ресторане, пусть даже и с шампанским.

    На следующий день мы улетали. Вставать пришлось в пять утра. И это в отпуске.

    Ну что ж, раньше встал – больше отдохнул.

    Впереди нас ожидал апогей нашего путешествия – остров Бора-Бора.

    Именно остров Бора-Бора заставил нас поступиться принципами и приехать второй раз не просто туда, где мы уже были, а даже в тот же самый отель.

    Случай для нас исключительный, пока что единственный в нашей практике.

    Вот какое сильное впечатление он произвел на нас шесть лет назад. Поэтому было тревожно. Вдруг он нам уже не так сильно понравится, как в первый раз? Вдруг отель обветшал за эти годы? Вдруг нас ожидает разочарование, которое будет не только разочарованием сегодняшнего дня, но и затмит собой волшебные воспоминания шестилетней давности?

    С такими вот мыслями мы и сошли с трапа самолета в расположенном на моту аэропорту Бора-Бора. Напомню, что собственно остров Бора-Бора окружен расположенными на некотором от него удалении узкими прерывистыми кусочками суши, которые называются моту, и больше всего похожи на очерченную вокруг острова сильно прерывистую окружность. На таких моту расположены многие отели, и аэропорт тоже расположен на моту и со всех сторон окружен водой.

    Каждый отель присылает за своими постояльцами собственный катер, который и доставляет уже дрожащих от нетерпения туристов на место.

    И вот когда с борта катера мы наконец-то увидели наш отель – только тогда наконец-то поняли, что страхи наши были напрасны. Как будто и не было этих шести лет! Отель стоял на своем месте и был так же хорош, как и раньше. Все такая же невероятного комьпютерно-бирюзового цвета вода вызывала сильнейшее желание броситься в нее немедленно, прямо с сумкой с борта катера. Все так же в центре Бора-Бора гордо возвышалась гора Отаману, утопая верхушкой в белом пуховом облаке.

    Люди, если у вас когда-нибудь в жизни появится хоть какая-то возможность сюда попасть, - используйте ее, не пожалеете !

    Так вот, напомню немного про отель.

    Отель Ле Меридиен расположен на моту, с которого открывается дивный вид собственно на остров Бора-Бора. Со всех сторон отель окружен водами лагуны: с лицевой, парадной стороны его отделяет от Боры-Боры расстояние, которое небольшой катер проходит за десять минут, позади отеля лагуна продолжается, и в конце концов заканчивается рифами, о которые с жутким грохотом и разбиваются воды Тихого океана. В самой же лагуне вода спокойная, иногда бывают довольно сильные течения, но волн почти не бывает, и очень теплая – при нас было 31-32 градуса, и это почти всегда так.

    Кроме того, на моту есть и небольшая внутренняя лагуна – совершенно неподвижная, как бассейн. В этой внутренней лагуне отель разводит больших черепах, вымирающий вид. И даже сотрудничает на эту тему с местным министерством охраны окружающей среды. В прошлый наш приезд сюда таких черепах было только две штуки, а на этот раз их было уже штук восемь больших и еще бесчисленное количество черепашат, которых содержат отдельно в специальных загородках. Большие же черепахи свободно плавают по всей лагуне, и гости отеля могут плавать вместе с ними, и даже их трогать за панцирь, если захотят. Потому что хотят немногие. Дело в том, что вблизи эти черепахи жутко страшные. Когда видишь такую махину, приближающуюся к тебе под водой с неожиданной быстротой и грацией, когда прямо перед твоим лицом оказывается ее здоровенный изогнутый роговой клюв, а мутные глаза под тяжелыми кожистыми складками смотрят недобро – как-то не очень хочется ее гладить. А хочется, наоборот, поскорее убраться от нее на безопасное расстояние. Да еще и сотрудники отеля всех предупреждают заранее, чтобы особо к черепахам не лезли, потому что они могут укусить. Конечно, может это они специально запугивают, чтобы зря черепах не беспокоили, но после столкновения с этим животным лицом к лицу - как-то им веришь. Помимо черепах, во внутренней лагуне живет и большое количество рыб – обыкновенных маленьких разноцветных, большая стая серебристых типа селедок, и некоторое количество больших и ярких – синих, фиолетовых и зеленых, вытянутых в длину и очень эффектных. Чтобы черепахи не убежали, на выходе из лагуны в воде натянута металлическая сетка, так что все они надежно заперты внутри, как в аквариуме, что очень удобно для туристов: когда бы не решил поплавать с маской – они все тут как тут! Пожалуйста – любуйтесь сколько влезет.

    В отеле есть как наземные, расположенные прямо на пляже, бунгало, так и самые интересные – водные. Эти водные бунгало уходят от берега далеко вглубь двумя большими полукружьями. Со стороны это выглядит так: от берега по воде идут узкие деревянные мостки, от которых то в одну, то в другую стороны, как плоды на ветке, и расходятся эти бунгало. Каждое бунгало стоит на четырех сваях, глубоко уходящих в воду, и скрывающих внутри себя все необходимые коммуникации.

    Мы жили не просто в водном, а в глубоководном бунгало. Это означает, что от нас до берега было особенно далеко, а глубина рядом с нашим балконом была не менее шести-семи метров. Балкон двухэтажный: верхний этаж – это открытая терраса с лежаками и столиком; с него на нижний этаж ведет коротенькая винтовая лестница, заканчивающаяся небольшой площадкой с пресным душем и лесенкой, ведущей в воду, в точности, как в бассейне.

    И вот бросаешься в эту воду невероятного, неестественно яркого цвета прямо со своего балкона – трудно придумать что-то лучше! Да еще и прямо перед тобой – Бора-Бора в своем лучшем ракурсе, т.е. с горой Отаману именно в том виде, в котором ее печатают на всех открытках. Разумеется, что мало кто променяет такое купание на купание с берега на обычном пляже. Поэтому на берег мы ходили в основном только в ресторан, или играть в пинг-понг, или в бильярд, или еще посмотреть как кормят черепах, а потом поплавать с ними в лагуне. Пару раз пытались поплавать в бассейне, но вода в нем так нагревалась, что даже если вообще сидеть без движения – и то было жарко, а об плавании речь вообще не шла.

    Что касается номера, то самая главная его фишка – это стеклянный пол. Во многих подобных отелях в комнате делают в полу небольшое стеклянное окно, чтобы гости могли наблюдать за рыбами, но только в Ле Меридиене стеклянной сделана почти вся свободная от мебели часть пола. Первое впечатление, когда открываешь дверь в номер и видишь, как прямо посреди комнаты плещется бирюзовая вода! – это вообще фантастика.

    Прямо под стеклом расположена специальная лампа – расположена снаружи, а включается изнутри. И вот вечером включаешь эту лампу, она освещает воду, - и на этот свет немедленно собираются толпы рыб, больших и маленьких, они начинают кружить у тебя под полом, водить хороводы, даже выпрыгивают из воды иногда! А ты сидишь себе в креслице прямо над ними, попиваешь что-нибудь алкогольное, или просто чай, и думаешь: да-аа-аа... не ошиблась я с выбором места для отдыха ! А ведь еще можно с ними плавать! Однажды мы так и сделали: после ужина, сначала подманили к себе лампой побольше рыб ( причем одна была такая большая, что даже было страшно с ней приближаться), а потом и сами к ним присоединились. Вот представьте: темно, на небе звезды, висишь в воде как в невесомости, и хотя самих рыб в темноте не видишь, но знаешь, что они здесь, совсем рядом, и только слышишь в полной тишине как они плещутся и брызгают водой.

    Кстати, еще очень интересно днем сделать так: взять и подплыть под пол собственной комнаты. Смотреть прикольно с обеих сторон: из воды видишь комнату и человека, который стоит ногами на стекле у тебя над головой; а из комнаты видишь, как прямо у тебя под ногами кто-то плавает как гигантская рыба – даже хочется бросить пловцу хлебушек, покормить.

    Еще в номере из интересного была ванна с окном во всю стену, из которого, если его настежь открыть, открывался дивный вид на лагуну и на Бора-Бора. В такую ванну ложишься не мыться, а наслаждаться жизнью.

    Еще каждый день перед сном под подушку подкладывали ароматическое саше – маленькую подушечку с запахом, набитую всяким пахучим, чтобы слаще спалось. Причем запах предлагался на выбор, один из трех, его надо было выбрать заранее, поставив галочку в специальном меню запахов. Мы выбрали мандарин с грейпфрутом.

    В этот приезд ни на какие экскурсии мы решили не ездить, а только лишь наслаждаться всеми вышеописанными прелестями. Здесь, кстати, действует то же правило, что и на Туамоту: гости, проживающие особо долго, т.е. больше трех дней, получают от отеля подарок. А потому на четвертый ( и последний) день нашего здесь пребывания мы, вернувшись после завтрака, обнаружили у себя на кровати подарки: мужскую рубашку и женское парео. Плохо ли ?

    Питание, кстати, было безукоризненное. Выше всяких похвал. Завтраки роскошные, ужины каждый день разные – тематические: то вечер средиземноморской кухни, то барбекю, то тихоокеанский буфет, то морские деликатесы… Один раз заказывали ужин в номер - макароны с креветками. Принесли настолько чудовищно большие порции, что, хотя мы их конечно съели, потому что не съесть такую вкусноту невозможно, но потом были не в себе. Желудок давил чуть ли не на мозг.

    За пределы отеля выбрались только один раз. Поплыли на бесплатном отельном катере на Бора-Бору, взяли там напрокат велосипеды и доехали до главной островной деревни под названием Ваитапе, а потом вернулись обратно.

    Должна сказать, что велосипеды оказались чудовищной дрянью. Старье. Еле ехали. Еще когда вниз – то еще ладно. А в гору въехать на них было невозможно абсолютно. Зато погуляли по деревне, зашли в местное кафе и поели там мороженного из маракуйи, в местном супермаркете купили дешевое новозеландское шампанское, а прямо на улице насобирали с земли полный мешок спелейших манг. Манговых деревьев очень много, и они как раз плодоносили – были густо-густо усыпаны мангами, которые время от времени падали на землю, и некоторые разбивались, оставляя после себя пятно благоухающей желтой кашицы, а некоторые оставались лежать почти целенькие, такие мы и собирали. И не мы одни, кстати. Другие бережливые туристы тоже не брезговали подбирать их и прятать в рюкзаки, а две женщины европейского вида вообще пришли с огромной сумкой и не успокоились, пока не набили ее доверху.

    И вот вечером этого дня, сидя у себя в номере на мягком диване и любуясь кружащими под лампой рыбами, мы съели все абсолютно манги до последнего, разрывая их на части так, что сок стекал по рукам до локтей, а по лицу до ушей; и еще запивали их новозеландским шампанским. И чувствовали себя великолепно.

    Этот наш приезд пришелся на сезон дождей, который одновременно является и более теплым сезоном. Когда я планировала поездку, то беспокоилась на этот счет, но оказалось, что зря. Все дни нашего пребывания стояла чудесная солнечная погода, и только в день нашего отъезда с самого утра зарядил дождь. Да какой! Настоящий тропический ливень то лил стеной, так что с нашего балкона не было видно берега, то немного затихал, но не прекращался ни на минуту. Мы стали волноваться, что наш чемодан промокнет насквозь, пока его дотащат сначала от домика до катера, а потом от катера до аэропорта. И придумали сделать так: в каждом бунгало на случай дождя, помимо зонтика, для гостей имелись еще и пластиковые дождевики – прозрачные длинные накидки с капюшоном. И вот мы взяли такой дождевик, разрезали его по краям и обмотали им чемодан. А капюшоном обмотали ручку от чемодана. Получилось так здорово, что уже в аэропорту другие туристы со своими мокрыми чемоданами смотрели на нас с завистью. А у нас еще и через весь чемодан получилась гордая надпись: Ле Меридиен, это так было на дождевике. Может они подумали, что это наш отель так заботится о своих постояльцах, что всем все обматывает.

    А дождь тем временем и не думал прекращаться. Мы ждали самолет с острова Таити, он должен был прилететь, выгрузить туристов, забрать других туристов и улететь обратно на Таити. Не тут-то было. Прилететь-то он прилетел. Но сесть не смог из-за дождя. Покружил над аэропортом минут сорок, сделал несколько безуспешных попыток приземлиться, и улетел обратно на Таити. Все прочие рейсы, с других островов, тоже были отменены из-за погодных условий. На какое-то время остров Бора-Бора оказался отрезанным от мира. В аэропорту скопилось большое количество туристов. Ожидание затянулось на пять часов.

    Хорошо, что у нас с собой были игральные кости. Мы расположились за своевременно и мудро нами захваченным столиком кафе, и все эти пять часов с азартом резались в кости. Авиакомпания питала всех бесплатными сэндвичами и поила бесплатными напитками. Думаю, что крошечный буфет аэропорта Бора-Бора сделал в этот день полугодовой план

    А потом наш самолет все-таки прилетел. И из него вышли довольно таки невеселые вновь прибывшие туристы. Потому что нам-то хорошо – мы-то уезжаем в такую погоду. Нам-то уже все равно, и даже хорошо уезжать в дождь. А они-то только приехали - а тут такое. Тем более, что большинство приезжает сюда всего на два-три дня. Вот можно влипнуть…

    А мы преспокойно долетели себе до острова Таити, где остановились на ночлег в небольшом отеле Мандарин, в центре города Папеэте – столицы всей Французской Полинезии.

    Всего за эту поездку отель Мандарин принимал нас трижды: между Туамоту и Маркизами, между Маркизами и Борой-Борой, и между Борой-Борой и Японией. Отель этот совсем простой, но находится в самом центре города и одновременно близко к аэропорту, т.е. очень удобен для того, чтобы переночевать в ожидании рейса и заодно успеть осмотреть кое-что в здешней столице. К тому же в хранилище отеля всегда можно оставить часть багажа, чтобы не таскаться по всей Полинезии с кучей чемоданов и зимней московской одеждой, а взять только вещи, нужные на ближайшие несколько дней.

    Город Папеэте производит довольно приятное впечатление, хотя и начисто лишен достопримечательностей. Весь его центр можно обойти пешком меньше чем за час. Наш отель располагался непосредственно на главной площади, окна в окна с муниципалитетом Папеэте – чудесным двухэтажным зданием с колоннами в колониальном стиле. Самое интересное место в Папеэте – это центральный городской рынок. Безумное разнообразие овощей и фруктов, все это яркое, блестящее, разноцветное, как будто нарисованное; длинные благоухающие рыбные ряды с аккуратно в ряды выложенными рыбами и всякими морскими гадами; приправы, какие-то невиданные корнеплоды; а сколько там корзиночных рядов – большие и маленькие плетеные корзинки самых разных размеров, форм и расцветок способны, кажется, единовременно удовлетворить потребность в корзинках всего населения Французской Полинезии включая туристов.

    Широкая, с высаженными на ней деревьями набережная является главным местом прогулок и туристов, и местного населения. Каждый вечер к шести часам на эту набережную съезжается большое количество фургонов с китайской кухней. Буквально за считанные минуты они разжигают свои плиты, выставляют столики и стулья и под открытым небом разворачивается огромный ресторан. Каждый фургон готовит и предлагает что-то свое: китайскую или японскую кухню, или только жареное мясо, или только пиццу, и даже были фургоны с блинами. Место это очень популярно, так как порции большие, а цены умеренные. И мы там были, суп ели - чай пили. И по усам текло, и в рот попало. Вкусно.

    В порту Папеэте останавливаются огромные туристические лайнеры, совершающие круизы по всей Полинезии. Вечером они горят в темноте огнями, как небоскребы.

    Вообще вечером город практически вымирает, и не имеет ничего общего с привычными приморскими южными городами, гудящими с вечера до утра.

    Большинство организаций, типа всяких офисов, банков, авиакомпаний и тому подобного закрываются в 16-00 или в 16-30. Самые трудолюбивые магазины работают до пяти часов, но это уже предел. В пять часов всюду гасится свет, опускаются железные жалюзи, и после этого времени купить уже невозможно ничего – ни куска хлеба, ни глотка воды. Примерно в это же время с улицы исчезает и большинство прохожих. На часах только пол-шестого, а уже как будто ночь, тем более, что в шесть часов здесь делается уже совершенно темно. Кое-где остаются работать бары и уличные кафе, но, во-первых, их совсем мало, а во-вторых, даже они в большинстве своем пустуют. Героически, до 22-00 продолжает работать только Макдональдс. Да еще почему-то аптеки, которых для такого маленького города ненормально большое количество, тоже работают до восьми вечера.

    Папеэте – лучшее место для того, чтобы купить украшения из черного жемчуга. Жемчужные лавки расположены на каждом шагу, и предлагают действительно большой выбор. Цены кусаются, но все равно дешевле чем здесь, черный жемчуг вряд ли где в мире удастся купить. Хоть он и называется "черный", но на самом деле он может быть разных цветов: от действительно почти черного, а точнее очень темно-серо-зеленого до просто серого, фиолетового, розового и даже бежевого.

    Все наши путешествия мы стараемся организовать так, чтобы не возвращаться из дальних стран сразу домой в Москву, а сначала остановиться в какой-нибудь еще стране по пути, побыть там несколько дней, и только потом уже брать курс на Москву. Потому что так, получается, не жалко уезжать.

    Вот и сейчас нам не было жалко покидать эти расчудесные заморские территории Франции, потому что это был еще не конец. Впереди еще была Япония.

    До Токио долетели без приключений. Опять преодолели линию смены дат, только теперь в обратном направлении, и получилось, что по календарю летели почти двое суток, хотя на самом деле – всего 12 часов.

    При прохождении паспортного контроля в аэропорту Нарита нас сфотографировали и взяли отпечатки пальцев (!), все это электронным способом. Так что теперь если я, будучи в Японии, совершу не дай бог какое-нибудь преступление, то избежать ответственности вряд ли удастся.

    Первое впечатление от Токио – это впечатление от нашего отеля и от нашего номера. Планируя эту поездку, я долго не могла выбрать между сетью Мариотт с ее международными стандартами и чисто японской сетью отелей "Мицуи". В конце концов решила, что будучи в Японии надо попробовать побольше всего японского, и остановилась на Мицуи. Оказалось, что это было исключительно верное решение.

    Отель "Мицуи" расположен в Гинзе, одном из центральных районов Токио. Он находится в высотном здании и занимает этажи с 16-го по 25-й. Т.е. первые пятнадцать этажей занимают офисы всяких организаций, и только на 16-м располагается вестибюль отеля. Заходя с улицы, попадаешь сначала в довольно небольшой предбанник с лифтом, который поднимается только на 16-й этаж, других кнопок там просто нет. И только выйдя из лифта на 16-м попадаешь в отельное лобби, которое было бы обычным, если бы не панорамное остекление во все стены. Вся передняя стена представляет собой одно огромное стекло, за которым во всей своей красе с высоты 16-го этажа сверкает огнями вечерний Токио: переливаются рекламой небоскребы, сияет красным цветом Токийская телебашня, горят многоуровневые автомобильные эстакады, а сами автомобили смотрятся сплошной текущей огненной рекой. Вид такой, что перехватывает дыхание, и сразу же понимаешь, что приехал ты не куда-нибудь, а именно в Японию. Вдоль этих огромных окон стоят большие диваны, предназначенные, видимо для того, чтобы с них удобно было наслаждаться видами. Диваны эти неординарного дизайна – без спинок, даже скорее не диваны, а огромные мягкие плоские поверхности, на которых трудно принять иное положение, кроме положения лежа. Уже в этом лобби мы поняли, что с отелем не ошиблись.

    Не разочаровал нас и номер. Вообще, панорамные окна – фишка отеля Мицуи. Поэтому передняя стена в каждом буквально номере представляет собой одно сплошное целое стекло, от пола до потолка и от стены до стены. Из нашего окна, помимо эстакад и небоскребов еще был виден горящий огнями Токийский залив.

    По площади номер совсем маленький, можно сказать – крошечный. Но оформлен очень стильно. Оформлением всего отеля занимался какой-то известный дизайнер с мировым именем. Весь номер выдержан в двух цветах – коричневом и белом. Две стены обиты мягкими темно-коричневыми панелями из материала, больше всего похожего на кожу, одна стена оставлена белой. Мебель и половое покрытие коричневые, постельное белье – коричневое с белым. Все очень стильно и лаконично. Весь номер управляется с единого пульта в изголовье кровати: там включаются все лампы, кондиционер, там же регулируется температура, можно запрограммировать телевизор, будильник, можно управлять световым табло, расположенным снаружи номера – срочно уберите номер, просьба не убирать номер, не беспокоить и т.д.

    Большим потрясением оказался для нас туалет. Это было нечто космическое - унитаз, конечно, все-таки был похож на унитаз, но весь горел компьютерными огнями и управлялся с единого сенсорного табло. Табло, замечу, предоставляло пользователю информацию исключительно на иероглифах.

    Доступными нашему пониманию оказались всего три кнопки: на одной была нарисована попа большого размера, на другой – попа поменьше, и на третьей – сидящая женщина. Все прочее меню, а оно было довольно большое, состояло из иероглифов.

    Прежде чем воспользоваться этим унитазом впервые, пришлось долго изучать функции опытным путем. Удалось выяснить следующее. Сиденье подогревается, а температура подогрева регулируется с пульта. После того, как пользователь располагается на сиденье, унитаз первым делом сканирует то, с чем ему работать, т.е. попу – где именно она расположилась. После завершения физиологических процессов пользователь имеет возможность выбрать несколько различных режимов обмыва, в каждом из которых – отдельно выбрать температуру воды и напор струй. Слив осуществляется автоматически, достаточно лишь встать с сиденья. Также возможен дополнительный слив в ручном режиме. В завершение унитаз производит ароматическое дезодорирование. И это только то немногое из большого меню, что нам удалось освоить без знания иероглифов. Не могу даже предположить, какие еще возможности таились в этом замечательном изделии.

    Унитаз жил своей жизнью. Стоило только зайти в туалет и подойти к нему достаточно близко, как он тут же начинал приветственно помигивать разноцветными огоньками, начинал потихоньку издавать какие-то звуки, жужжал, и всячески давал понять, что вот он здесь и полностью к нашим услугам.

    Забегая вперед скажу, что в точности такие же унитазы установлены практически везде: в кафе и ресторанах, в магазинах, в музеях, на остановках транспорта. Обыкновенных, не компьютеризированных унитазов в Токио, судя по всему, не осталось. Зато в качестве альтернативы этому привету из будущего кое-где еще присутствуют традиционные японские ретро-туалеты по типу: дырка в полу. Их традиционно предпочитают люди пожилого возраста.

    Да, в общественных туалетных кабинках еще почти всегда есть специальный звонок этикета: особая кнопочка, на которую нажимаешь – и очень громко раздается звук сливающейся воды. Это чтобы заглушить всевозможные физиологические звуки, издавать которые для японской женщины крайне неприлично, но при этом чтобы не расходовать на это настоящую воду.

    Чтобы закончить описание номера расскажу последнее. Ванную комнату от самого номера отделяла стена из особого жидкокристаллического стекла, которое мгновенно меняло свою прозрачность от одного нажатия на специальную клавишу. Нажал: раз! – и стекло сделалось совсем прозрачное, нажал опять – и оно мгновенно превратилось в совершенно матовое. Изнутри комнаты это стекло еще закрывалось раздвижными деревянными панелями. И вот если сначала раздвинуть эти панели, а потом сделать стекло прозрачным, то прямо из ванной с высоты нашего 22-го этажа открывался шикарный вид на Токио. Здорово.

    Мы оказались в Токио в начале декабря и погода стояла такая, которая у нас бы называлась золотой осенью. Вообще зима в Токио обыкновенно бывает сухая, с синим небом и ярким солнцем, без осадков, но довольно холодная и ветреная.

    В начале же декабря было еще довольно тепло, вполне хватало легкой куртки.

    Это очень красивое время года, особенно в парках, за которым тут очень следят и поддерживают в безукоризненном состоянии. На токийских улицах деревьев мало, но это полностью компенсируется здешними парками. Мы гуляли в парке Ёёги – очень большом и больше всего похожем на лес. Листья на деревьях были настолько насыщенных цветов, что казались подкрашенными. Особенно красивы японские клены с маленькими ярко-красными листиками. Да и все прочие деревья – золотистые, желтые, оранжевые – на фоне синего неба и сияющего солнца стояли такие яркие и нарядные, что каждое дерево хотелось сфотографировать отдельно. Опадающую листву тут не убирают и она лежит на земле шуршащим желтым ковром, который так приятно шебуршить ногами.

    Иногда налетали порывы ветра, и тогда начинался настоящий классический листопад – листья опадали так густо, как будто шел крупный желтый снег, а потом еще долго-долго кружили в воздухе. Обалденная красота.

    В этом парке видели забавную поилку: тройной фонтанчик для питья. Выглядит так, как выглядит спортивный пьедестал почета: самый высокий столбик с фонтанчиком – для взрослых, с одной стороны от него столбик пониже – для детей, и с другой стороны совсем низенький – для собак. При нас подошли девушка с болонкой и культурно попили каждый из своего фонтанчика. Прикольно.

    Любопытный факт – в Японии можно брать домашних животных напрокат, и эта услуга довольно таки популярно среди жителей Токио. Потому что квартиры здесь очень маленькие (наша хрущевка на их фоне смотрится хоромами), и возможности держать животных дома постоянно у людей нет.

    Поэтому любители животных обращаются в особые пункты проката и берут себе собачку или кошечку – или на выходные, или всего на несколько часов, только чтобы прогуляться с ними в парке. Очень удобно, к тому же можно каждый раз брать разное животное: сегодня настроение для крупной собаки, завтра – для маленькой, а послезавтра вообще для кошки. Кошечки здесь, кстати, тоже на поводках. Почти все собаки и кошки гуляют в нарядных одеждах – в каких-то жилеточках, попонках, многие в тапочках, раздетых нам почти не встречалось.

    Токийцы очень любят свои парки, и вообще любят природу. Приходят сюда и по одному, и целыми семьями. Многие с фотоаппаратами, снимают деревья и друг друга. К фотоаппарату почти всегда берут с собой штатив, долго и тщательно выбирают место съемки и ракурс, а не щелкают наспех что попало. Вообще, люди с фотоаппаратами встречаются в Токио постоянно, и не с какими-нибудь маленькими мыльницами, а с настоящими большими фотоаппаратами. Идет себе обычный человек с сумкой или с портфелем, а на плече – фотоаппарат в чехле; если вдруг видит на улице что-то, показавшееся ему заслуживающим внимания, то останавливается посреди тротуара и фотографирует. Обычно это бывает что-то изысканное: или какая-то ветка, изогнутая особым образом, или барельеф на стене дома, или распустившийся цветок. Тонкие люди эти японцы.

    За пределами парков Токио – классический каменный мегаполис под завязку набитый людьми. Кто думает, что в Москве много людей, тому надо побывать в Токио, и его мнение изменится бесповоротно. Кто жалуется, что в московском метро слишком тесно, тому стоит один раз прокатиться в токийском метро в утренний или вечерний час пик, и после этого свой родной набитый пассажирами отечественный вагон покажется почти пустым. Кстати, японские пассажиры не ломятся всей толпой в двери прибывающего поезда, а выстраиваются на платформе в организованные очереди в тех местах, где у вагона будут двери, а места эти заранее размечены на полу.

    Лично мы в часы пик в метро даже и не пытались заходить, потому что уже только на входе в метро выстраивались такие чудовищно длинные очереди, что казалось невероятным, что все эти люди могут поместиться внутрь. А внутри им еще предстоит отстоять очередь на платформе. Ужас.

    На улицах – та же самая картина. Людей очень много. В рабочий день в рабочее время – еще ничего. А в выходные, да еще во второй половине дня начинает твориться что-то невообразимое. Толпы людей мечутся во всех направлениях. Даже просто идти по улице – и то непросто, все время передвигаешься внутри толпы. Просто гигантские толпы собираются на уличных переходах. Подземных переходов нет, а наземные обыкновенно устраиваются на перекрестках и таким образом, что переходить можно сразу во всех направлениях. И вот за время, пока едут машины, со всех четырех сторон накапливаются людские толпы, которые, стоит только загореться зеленому свету, немедленно устремляются навстречу друг другу, схлестываются, как гигантские человеческие волны, мгновенное заполняя весь перекресток полностью; встречные потоки проникают друг в друга во всех направлениях сразу, интерферируют, образуют маленькие водовороты и в конце концов растекаются бурлящими рукавами по окрестным улицам.

    Особенно эффектно это выглядит, если понаблюдать за таким переходом откуда-нибудь с высоты, например из окон ближайших зданий.

    Забиты не только улицы, но и магазины. Нас угораздило попасть в магазин бытовой техники воскресным вечером, и могу сказать, что магазин этот вполне способен вызвать эпилептический припадок. Семь этажей под завязку забиты покупателями. Только заходишь в дверь, и сразу же оказываешься в настолько плотной толпе, что двигаться можно лишь маленькими шажочками, и не туда, куда хотелось бы, а туда, куда несет толпа. При этом вокруг все орет, сверкает и мигает огнями. Из динамиков несется громкая музыка; по радио транслируют рекламу товаров; мигают экранами многочисленные телевизоры; через каждые несколько метров установлены столики, за которыми, пытаясь перекричать весь этот гам, надрываются промоутеры – рекламируют что-то особенное, доступное только у них и только именно сегодня вечером. Да еще и японские покупатели имеют обыкновение ходить в магазин с чемоданом. Да-да, это здесь очень популярно: отправляясь в магазин (хоть за вещами, хоть за продуктами), брать с собой вместо сумки – чемодан на колесиках, чтобы можно было купить много всего сразу и не занимать руки пакетами. И вот, представьте, среди всего этого чудовищного хаоса, они еще и прутся на эскалатор со своими чемоданами !! Никогда, никогда больше в жизни, ни за что не пойду в японский магазин в воскресенье вечером.

    Улицы Гинзы – района дорогого и престижного – плотно застроены бутиками известных мировых брендов. И во всех бутиках полно покупателей. В Москве, проходя мимо витрины какого-нибудь Гуччи, я никогда не видела чтобы внутри было больше 1-2 человек, это если там вообще кто-то был. А здесь, не поверите, в бутике Гуччи стояла очередь в кассу. Кроме того, здесь нам встретились магазины таких невиданных ранее марок как Пуччи и Туччи. Они были расположены как раз недалеко от Гуччи и были нами восприняты анекдотически. Тоже, кстати, ломились от покупателей.

    Это притом, что цены в Японии очень высокие, и ничего дешевого купить здесь нельзя в принципе. В моем путеводителе на этот счет было написано: откуда бы вы ни приехали в Японию, можете быть уверены, что в вашей родной стране цены на аналогичные товары окажутся ниже.

    Японские продавцы дают сдачу только непосредственно в руку покупателю. Покупатель кладет свои деньги на специальную тарелочку, а продавец сдачу на эту же тарелочку не кладет, а ждет, пока покупатель подставит для этой цели свою ладонь. После этого продавец берет пакет с упакованным товаром, выходит из-за своего прилавка, и с поклоном вручает этот пакет в руки покупателю. Какой бы длинной ни была очередь, церемония остается неизменной, что сильно тормозит обслуживание.

    Большие универмаги имеют в своем штате специальных девушек. Одетые в нарядные платья и обязательно в небольшие шляпки с круглыми, загнутыми вверх полями, эти девушки стоят сначала у входа в универмаг снаружи, потом внутри, потом у входа на эскалаторы и во всякие разные отделы, и даже просто посреди зала; их задача - улыбаться и кланяться всем проходящим мимо покупателям, а также говорить что-то приветственное, типа: универмаг Мицукоши очень вам рад ! Работа – не позавидуешь: представьте, проводить целые дни в поклонах и стоя.

    Кстати, начет покупок. У меня была ностальгическая мечта: купить себе в Японии зонтик "Три слона". Такой постсоветский синдром. Думала: вот поеду в Японию и куплю себе там настоящий качественный японский зонтик "Три слона". И что вы думаете? С ног сбилась! Обшарила все магазины – ну нет зонтиков "Три слона". Скажу больше: вообще нет приличных японских зонтиков, одна дрянь дешевая. В результате, так как я была уже нацелена на эту покупку, купила, смешно сказать, в Японии немецкий зонтик!! Зонтик, правда, оказался очень хороший и качественный, и впоследствии зарекомендовал себя наилучшим образом, но все-таки он был не "Три слона", и мечта моя так и осталась недостигнутой.

    О достопримечательностях много писать не буду. Если кто соберется посмотреть – сможет подробно прочитать все в путеводителе.

    А примерно через полтора месяца после нашего возвращения в Москву случилось вот что. Получаем мы по почте на домашний адрес письмо, из Швейцарии, от компании, управляющей всеми отелями Ле Меридиен в мире.

    В письме анкета с вопросами: все ли нам понравилось в их отеле на Бора-Бора? всем ли довольны? может, есть какие претензии? Вопросов на две страницы. И приложен особый конверт с оплаченным ответом. Не успела я заполнить и отправить эту анкету, - как опять нам письмо! Теперь уже непосредственно с Бора-Бора, от генерального менеджера отеля. Тоже, бедный, беспокоится, остались ли мы довольны своим пребыванием в их отеле. Буквально ночей не спит. А уж как он нам благодарен, что мы вообще их посетили – слов нет! Теперь без нас скучает и надеется, что мы когда-нибудь еще порадуем его своим приездом. Будет ждать с нетерпением. Такое вот письмо.

    Действительно, задумаешься... Так ждет человек... Может, порадовать его еще разочек как-нибудь?… Бог ведь троицу любит.

    Ирина
    18/12/2008 11:28


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из Французской Полинезии

    02.08.12 На атолле в Тихом океане откроется отель имени Марлона Брандо
    10.02.12 Названы самые романтические отели мира
    07.08.10 Катамараны - новое предложение роскошных отелей
    25.10.09 Отели Four Seasons предлагают сервис для владельцев iPhone
    07.06.09 Разнообразные подводные сафари – для гостей Бора-Бора
    03.12.08 На Таити стало отдыхать меньше туристов
    01.09.08 Лучшие недорогие отели по версии Times
    23.08.08 На Таити отметят День туриста
    02.02.07 Forbes опубликовал список самых дорогих островов
    20.08.06 Серфингисты нашли у берегов Таити кокаин
    [an error occurred while processing this directive]