лучшее письмо месяца

    Две недели смешанных чувств на Кавказе



    Близился отпуск. Парочка последних лет сложилась так, что я никуда не выезжал, да и отпуска как такового у меня не было. В этом году поставил себе задачу, во что бы то ни стало куда-нибудь выбраться. Но куда и зимой? В банально-попсовые Египет или заезженную туристами до дыр Чехию? Можно, но зачем? Перебрав множество вариантов, решил остановить выбор на Кавказе. К месту вспомнил старого товарища-армянина Гамлета, живущего ныне в Смоленске. Он очень обещал помочь с размещением в Армении, а затем сказал, что вопрос этот решён, и я могу спокойно готовиться к поездке. Дня за три до отлёта пришла мне в голову мысль посетить и Грузию. Оставалось решить вопрос о том, где там можно остановиться. Пришлось идти к соседу-грузину. Генацвали, правда, ничем кроме добрых советов не помог, расхвалил свою Родину и пожелал счастливого пути, естественно сказав, чтобы я привёз ему грузинского вина. Тогда немного поплутав в дебрях Интернета, я нашёл частную гостиницу в Тбилиси, связался с хозяином, вопрос с проживанием был решён. За день до вылета подумал: а почему бы не наведаться и в Азербайджан? Просмотрел информацию в Сети, поинтересовался у бывавших там товарищей, оказалось, что в Азербайджане особо смотреть нечего, кроме как Баку. Хорошо, выделим ему денёк. Всё время до отлёта меня терзала мысль: Армения, Грузия, Азербайджан, хватит ли мне двух недель всё хотя бы бегло осмотреть? Самолёт Минск-Ереван летает один раз в неделю по воскресеньям (кому интересно билет туда-обратно 315 евро), поэтому если не две, то могу на Кавказе пробыть три недели. В компании "Белавиа" меня уверили, что свой билет я легко могу обменять на нужное мне число в Ереване или Тбилиси. Хорошо, сделаем.

    Армения

    Итак, 2 декабря вылет из Минска, прибытие в Ереван 3 декабря ночью. Российские товарищи пугали меня страшными самолётами типа Москва-Ереван, их ужасным состоянием и т.д. Я предвкушал подобное. Однако нет, всё замечательно, комфортабельный Боинг компании "Белавия", обслуживание на борту и всё такое. Ещё в аэропорту познакомился с армянином Ваганом, проживающим в Литве. Он уже 15 лет не был в Армении. Теперь летел туда за сыном, который ушёл в армию и теперь отслужил. Ваган рассказал историю о том, что когда сынишка заявил, что хочет служить в армии, отец очень за него был рад, мол, не "косит", не прячется, хотя живёт в Литве. Одним словом настоящий растёт мужик! Но дело оказалось несколько иным. Просто кавказский мачо Стёпа (сын) сделал ребёнка, а когда узнал, что подруга беременная, то, испугавшись отцовского гнева и немилости сбежал в армянскую армию, а оттуда прислал будущему дедушке смску, в которой обрисовал сложившуюся ситуацию. Также Ваган мне рассказывал о своей многочисленной (как и у всех армян) родне, показывал фото и видео. Хороший он человек, интересный. Всё не переставал (как потом и почти все армяне) удивлять. Сидит, эдак думает, думает, а потом как выдаст что-то типа: "Какие же мы всё-таки армяне некрасивые, страшные и безобразные". Или, например, долго рассказывал, как он не любит армян! "Могу поговорить немного и всё отхожу, не хочу продолжать общения". Затем он всё это мне наглядно демонстрировал. Забавный человек!

    Наконец забрались в самолёт. На борту ни одной, кроме меня и какой-то пьянющей девчонки, белой морды. Практически все армяне с паспортами, по которым можно гео-графию изучать: Беларусь, Литва, Россия, Грузия, Ливан, Сирия и ещё десяток стран. Кроме того, достаточно было грузин, которые ввиду отсутствия прямых рейсов до Тбили-си из Москвы, добирались до Грузии через Минск и Армению. Тоже народец забавный и весьма общительный. Прилетели в Ереван. Паспортный контроль. Кстати в зоне контроля полно пограничников в российской форме. Девушка-пограничник заявила, что у меня нет белорусского штампа о том, что я вылетел с территории Беларуси. Его действительно не было. Просто белорусские пограничники не всегда ставят штампы о въезде-выезде гражданам своей страны, и в этом нет ничего необычного. Но армянская пограничница втолковывала мне, что я пересёк белорусско-армянскую (!) границу какими-то тайными тропами (это на самолёте!) и т.п. Затем сходила куда-то с моим паспортом, пришла, покраснела, долго извинялась, пожелала приятного пребывания в стране, на этом мы с ней распрощались, нежно облобызавшись и клянясь друг другу в вечной дружбе. Приятный она всё-таки человек, как и почти все армянки. А дальше, что называется, был шок.

    Распрощались мы с Ваганом, я пошёл своей дорогой, он своей. В зоне выхода в город меня встречал нужный мне человек, лучший друг семьи Гамлета, Арут. Сдержанный такой, очень вежливый, доброжелательный. Сразу он меня в машину не повёл, а мы пошли в кафе, но не кушать. Арут стал меня расспрашивать о том, что, собственно, я хочу делать в Армении, хотя за день до этого я ему всё это говорил по телефону. Он сказал, что зря я приехал зимой, некоторые дороги к местам, куда я хотел бы добраться, сейчас закрыты, мол, горы, снежные заносы, сплошной кризис и всё такое. Хорошо, времени у меня пока и так особо не очень много, да и судя по фото в Сети и так многие памятники армянской архитектуры похожи (как в архитектурах других народов), поэтому осмотрим лишь более или менее доступные примеры. А там посмотрим. Дальше был шок. Арут мне заявил, что я у него жить не буду, поскольку он меня принять не может. Почему он долго и пространно объяснял, но всё сводилось к тому, что что-то вроде я не буду у него жить потому, что я у него жить не буду. Он сказал, что я должен жить в гостинице! Я был просто в шоке! Я не знал, что мне делать! Было очень неприятно. О кавказском гостеприимстве я слышал несколько иные вещи. Он сказал, что я могу жить в гостинице в Ереване за 60 долларов в сутки. Затем Арутюн предлагал жить за 8000 (т.е. примерно 25 долларов) или за 5000 драмов в гостинице у его друзей. Я, конечно, выбрал за 5000. Арут говорил, что в Ереване намного дороже. То место, где меня поселили, гостиницей назвать было трудно. Скорее какой-то пригородный притон для привода проституток или для развлечения с девками на час-другой. Здание так называемой гостиницы лучшего друга Гамлета представляло собой здание бывшей администрации какого-то вертолётного завода, в котором, видимо, пытаются устроить то ли гостиницу, то ли дом для "досуга". В общем, всё ещё не достроено, имеется только 4 номера, которые и номерами назвать трудно. Так, комнаты для привода проституток. К тому же номера эти не замыкаются, но хозяин уверял, что это солидное заведение, которое пользуется исключительно хорошей репутацией. Меня, конечно, терзали смутные сомнения, но не тягать же с собой огромный рюкзак. Вода в гостинице тоже подавалась интересно. Если нужно было помыться или сходить в туалет, то следовало пойти в приёмную, там персонал включал вентиль, и вода некоторое время была. Но это так, мелочи жизни, многие в бедной Армении не имеют и таких благ цивилизации.

    Из аэропорта Арут повёз меня в город, сказал, что посидим немного в машине, под дождём, потом поедем в гости "кушать хаш". Я же, наивный, подумал, что в гости поедем к нему. Пока сидели в машине, Арут долго говорил, что он бедный, стеснённый в жилищном плане человек и ему негде меня поселить. На что я заметил, что можно было об этом предупредить по телефону, я бы в Армению или не поехал, или, как потом уже сам выяснил, жил бы за меньшие деньги или совсем бесплатно у других людей и в намного лучших условиях. Арутюн говорил, что у него негде жить, но из разговоров с ним следовало другое. Например, что у него есть холл, друзья сказали, что у него множество комнат. Всё-таки у человека свой собственный завод строительных материалов и несколько подчинённых ему строительных бригад, что-то типа стройфирмы. Если бы я обещал кого-то принять, то сам бы спал на полу на кухне, но гостя бы разместил на самом лучшем в моей квартире месте. Или, в самом крайнем случае, я бы лоб разбил, но нашёл обещанному гостю место у своих друзей. Они бы тоже готовы были бы в ванне с беременной женой спать, но если бы пообещали, то приняли бы любого! Если бы и это (что почти невероятно) не вышло, то лично бы оплачивал проживание приглашённого гостя в гостинице или снятой за мой счёт гостинице. Но это всё так, публицистика.

    Пока мы сидели в машине, Арут сказал, что сможет меня повозить по некоторым интересным местам, которые стоило бы посетить. Его удивило, что обо всех этих и многих других местах я уже был осведомлён. Ещё бы. Такую гору материалов о странах Кавказа переворошил, перечитал, готовясь к поездке. Привычка у меня такая, всё досконально изучить перед поездкой в новую страну или город. Затем Арут жаловался на жизнь в Армении, на кризис. Действительно, Ереван ночью освещён плохо. Светят в основном рекламы. Затем жаловался на азербайджанцев. Говорил, что ещё в советские времена они были негодяями. Рассказал, что когда он служил в армии, а служба проходила в Азербайджане, однажды ему стало нехорошо. Оказалось – аппендицит. Его прооперировали. Через некоторое время он смог ходить. Пришёл в местный магазин с взятыми у товарищей взаймы копейками. Попросил продать печенья. Продавец, когда увидел, что покупатель армянин сказал, что печенья нет. А то, что лежит на прилавке, то мыло. Молодой Арут говорит: "Дайте мне это мыло с витрины". Продавец достал откуда-то упаковки настоящего мыла, предлагал съесть. Такая вот история братских отношений. Вообще, стоит заметить, что азербайджанцев на Кавказе (да и не только) не любят. Интересно, что даже турки их недолюбливают. Вспоминаю, как раньше в разговоре со мной один турок гово-рил примерно следующее: "Плохой народ азербайджанцы. Пальщики они, мародёры! В то время, как мы под знаменем ислама Мир завоёвывали, они плелись в обозе, пожиная плоды наших побед. Сами воевать не хотели и не умели. Что от нас оставалось, они присваивали, нашим имением прикрывались! Трусы! Мародёры!" Ну и так далее, в том же духе. Ну, буду в Азербайджане – посмотрю.

    Пока сидели в машине решили прогуляться возле здания, которое с одной стороны оказалось филармонией, а с другой – оперой. Армяне говорили, что оно уникальное. Других таких в Мире нет. Может быть. Только, что-то оно очень напоминало здание оперного театра в Минске. Да и построены они почти в одно время. Возне здания имеется площадь, на которой армяне делали свою "революцию". Какие утончённые натуры.

    В ожидании порции хаша поехали посмотреть мемориал памяти геноцида армян в Турции 1915 года. Тогда сначала в Константинополе турки вырезали лучших из армян, затем в Анатолии было вырезано ещё около полутора миллионов. Затем в пустыни Месо-потамии опять миллионами переселяли армян, большая часть которых не получая воды погибла от жажды или была перебита турками или курдами. Турки это дело или отрицают или замалчивают. С мемориала открывается неплохой вид на библейский Арарат, свя-щенную для армян гору, которую они обещались вернуть, также как и земли Западной Армении (названия потерянных армянских городов выбиты на стене мемориала), которые в своё время отобрала у них Турция. Вообще тема Западной Турции и геноцида (армян турки и прочие мусульмане уничтожали с завидным постоянством: в 11 веке турки-сельджуки разграбили Армению (на Анатолийском плато), перебив во время массовой резни значительную часть армян, заставив их перенести своё государство в Киликию, за-тем многие армяне были угнаны в рабство в 1604 году сефевидским шахом Аббасом, за-тем множество армян погибло во время турецких погромов 1890 х годов, а потом – 1909 года. Более миллиона армян – половина всего населения Анатолии – погибло в последние годы существования Османской империи. Многие из тех, кто тогда выжил, были уничто-жены турками в 1915 году.

    После осмотра мемориала мы отправились в гости. По пути миновали местный стадион. Армяне говорят, что там помещается 70 тысяч зрителей. Судя по внешнему виду сооружения, верится в это с большим трудом. Люди, к которым мы пришли "кушать хаш" оказались армянами-беженцами из Баку. Вообще весь квартал, где они жили, заселён та-кими беднягами. Живут они в достаточно ужасных холодных домах. Отопления, как прак-тически во всей Армении нет. Греются от электроприборов. Говорят, что сейчас жить ста-ло хорошо, по крайней мере, свет есть почти всегда. Раньше он появлялся на два часа в сутки. Многих армян спасает то, что в стране есть собственная атомная электростанция. За столом подали хаш. Это такая штука, типа нашего холодца, только подаётся в горячем, жидком виде, когда остывает, это и есть холодец (студень). В тарелке ещё лежит говяжья нога, точнее вареное уродство в виде безобразных огромных хрящей. В тарелку добавляется чеснок и крошится сушёный лаваш до тех пор, пока не образуется однородная кашеподобная масса. Всё это кушают либо ложкой, либо заворачивая в обычный лаваш. Как по мне так редкая гадость. Особенно когда армяне ели варёные огромные хрящи и варёное же сало. Запивалось это всё водкой. Меня очень удивило, что из спиртного армяне пьют почти исключительно водку. До поездки я думал, что они, когда хотят "быть выпимши", потребляют исключительно коньяк или, на худой конец, вино. За время моего пребывания только один раз видел, чтобы они пили коньяк.

    Интересно то, что огромная часть продаваемой в Армении водки произведена или в России или в Украине или по российской лицензии. Вокруг также полно рекламы водок этих стран. Для жителя Беларуси это несколько необычно. У нас российской водки практически нет, да и украинской не густо и стоит она раз в пять дороже местной. А по качеству (и это мнение не только белорусов) она не хуже, а чаще даже лучше привозной. Просто белорусские водочные брэнды не раскручивают. Что до пива, то местное, испробованное мной оказалось так себе, средней паршивости и хуже. Интересно, что в Армении полно пива немецких, голландских и прочих европейских марок. В этом, казалось бы, нет ничего особенного. У нас тоже такого пива полно. Но что удивило, так это то, что всё пиво европейских марок в Армении сварено не в России, Украине или Беларуси, а в самой Германии, Голландии, Болгарии и т.д.! Самое интересное то, что стоит оно почти столько же, сколько и местное (около 1-1,5 доллара), то есть намного дешевле оригинального немецкого пива у нас или в самой Германии!

    Пока сидели за столом, глава семьи рассказывал о жизни в Армении (всё сводилось к тому, что всё плохо), удивлялись качеству жизни в Беларуси, хотя, кажется, ничего особенного. Рассказал о былой жизни в Азербайджане. Когда-то там было очень много армян, много богатых армян. Практически все (или очень многие) лучшие здания в Баку и в Тбилиси (грузины этого позже и не отрицали) построены армянами. Тронул рассказ о событиях 1989 года, когда семья бежала из Азербайджана, о резне армян в Баку и Сумгаите. Хозяин говорил примерно следующее: Когда начались события, к ним в дом ворвались азербайджанцы, мужчин очень сильно избили и связали, его брата убили. Затем они изнасиловали на его глазах и на виду у детей его жену, надругались над ней. Затем надругались над его матерью, которой было уже за 70. Насиловали они её коротким металлическим ломом, затем совали в неё (понятно куда) монтировку, надругались над малолетними дочками. И всё это у него на виду. Затем забрали всё, что было ценного в доме, а жильцов выбросили на улицу, сказав, что, если они здесь ещё появятся, то их зарежут, как их старшего брата. Многих тогда резали сразу. Особенно много вырезали в Сумгаите. Власти на это не реагировали. Многим досталось от самих азербайджанских властей. Такие вот дела.

    Вышли из дома. Съехать с холма, где прилепились дома беженцев, оказалось архисложной задачей. Гололёд страшный, а спуск очень крутой. Спрашиваю, почему местные жители не посыпают спуск песком? Самим же не проехать. Отвечают, что тем у кого нет машины и так можно спуститься (поднимались местные полуползком), а тем у кого есть машина по статусу не положено такими делами заниматься. Странные люди!

    От стола мы поехали осмотреть руины крепости Эребуни, находящейся на юго-восточной окраине Еревана на холме Арин-берд (высота около 65 метров). Крепость эту, согласно клинописной надписи, в 782 году до н.э. построил царь Аргишти I (памятник ему находится у подножия крепостного холма). У подножия же находится музей. От самой крепости остались лиши руины, но всё равно интересно, да и вид с холма замечательный на Араратскую долину.

    Далее отправились заселять меня в гостиницу, которая оказалась на дороге между Ереваном и Эчмиадзином. По пути проехали (потом проезжал часто) большую церковь Сурб Заргис (святого Саркиса), расположенную на левом берегу каньона реки Раздан. Нынешнее здание церкви было построено в 1835-1842 гг. В 2000 году пристроили коло-кольню. Раньше на этом месте (в 1450 году) была построена церковь, разрушенная во время землетрясения в 1679 году.

    На другом берегу реки, у дороги имеются два коньячных завода.

    По дороге заехали в храмовый Звартноц, построенный в середине 7 века и являв-шийся в своё время главным храмом Армении. Сегодня это очень живописные и величе-ственные руины. Особенно интересны колоннада, лежащие на земле капители колонн, ар-ки, резные камни. Возле храма находятся руины дворца католикоса. За вход в комплекс нужно платить.

    После заселения в гостиницу поехали в Сардарапат. Здесь, на самой турецкой гра-нице, расположен мемориал на месте битвы с турками. Также находится памятник вои-нам, воевавшим за освобождение Карабаха или Арцаха, здесь же несколько их могил.

    Вдоль дороги, как и по всей Армении, расположено множество загонов с овцами. Здесь можно выбрать любое понравившееся тебе животное. Его тут же у тебя на глазах зарежут и разделают на мясо. Для европейцев зрелище не очень приятное и не совсем при-вычное.

    После Сардарапата поехали в Эчмиадзин (или Вагаршапат, если так угодно) - ду-ховный центр армян всего мира. В этот день посетил только церкви Шогакат (1694 г.) и Гаяне (1652 г.), возведённые в честь одноимённых святых. Церковь Шогакат по преданию была построена на месте винодельни, где нашли убежище бежавшие от преследований римские монахини. Во время заката обе церкви смотрелись особенно красиво.

    Следующий день посвятил "исследованию" Еревана. Из Эчмиадзина до Еревана обычно, если никто не подвозил, ездил на рейсовом автобусе. Автобусы в Армении ещё те развалины. Их можно осматривать наряду с историческими достопримечательностями :) В большинстве своём это старые, убитые жизнью и местными дорогами ЛАЗы и ПАЗы, ко-торые являются зримым воплощением пословицы "Голь на выдумку хитра". Какими только ухищрениями не продляют жизнь этим раритетам. И ведь живут, сопротивляются. О движении армянских автобусов разговор тоже отдельный, но об этом и так много сказа-но. Удивляло только, что автобус мог остановиться для посадки пассажиров посредине моста с оживлённым движением, да и то не на крайней полосе у тротуара, а посредине до-роги! Проезжающие (вернее, те, кто хотел проехать) водители истошно сигналили, требуя себе места для проезда, но пассажиры с каким-то украинским упрямством (привет брать-ям-славянам), воспетым ещё Шевченко, демонстративно не торопились. Что до того, что армяне любят посигналить, то эта любовь переходит все рамки. Сигналят все и везде, по делу и без дела, когда обгоняют или объезжают, когда едут навстречу, да и просто, когда душа просит, а просит почти всегда. Забавные люди! Кроме всего прочего местные пере-полненные автобусы могли ездить с открытыми дверями. Люди из них свисали на улицу. Очень напоминало видеохронику начала XX века.

    Итак, я в Ереване. Город этот показался мне (местные с этим согласились) несколь-ко хаотичным, каким-то беспорядочным, правда, достаточно чистым. Такое ощущение, что архитекторы Еревана не знакомы с понятием планировки городских улиц. В центре ещё какое-то её подобие наблюдается, но чуть шагнёшь в сторону, зайдёшь во дворы… Полнейший хаос: тут дом, там два. Такое ощущение, что строят здесь по принципу: хочу здесь построить дом – построю! Такая вот городская экзотика. Что до слухов, что в Арме-нии и Ереване одни старые "копейки" ездят, то, как говаривал незабвенный персонаж, "Брехня!". В Ереване, да и в других городах полно хороших и очень хороших, даже слиш-ком хороших машин. Хотя советского старья тоже хватает.

    Прогулялся в Матенадаран – хранилище древних книг, рукописей, документов и т.п. Место замечательное, но я его представлял до посещения чем-то огромным. Оказа-лось, что выставка памятников письменности занимает небольшой зал, предбанник перед ним я не считаю. В зале храниться множество замечательных вещей не только армянской, но и прочих письменностей. Кроме того, в зале обнаружилась группа девушек-студенток, оказавшихся в дальнейшем очень приятными в общении. Вообще лучшее, что я видел в Армении, это были армянки. Может быть это с непривычки, да от обилия коньяка? Вообще, к моему удивлению, с девушками в Армении очень легко найти общий язык, легко общаться и вообще легко… Да и улыбчивые они очень. Подойди к любой, тут-же улыбается, жаждет общения. Очень приятные девушки-армянки!

    После Матенадарана прошёлся по городу. Отмечу памятник А. Бабаджаняну, в ча-стности его нос. Интересное творение! Пока осматривал местные достопримечательности, познакомился с одним местным жителем (вообще-то знакомился со многими, поскольку армяне народ хотя и сдержанный, но весьма общительный и любопытный народ). Тот, ко-гда узнал, что я живу в гостинице, всё меня звал жить к себе. Но зачем создавать людям неудобства? К тому же оказалось, что он приехал в Ереван на заработки (кажется из Раз-дана) и снимал одну комнату да ещё с двумя племянниками. По доброте сердечной он во-дил меня по городу, хотя сам в нём ориентировался с большим трудом, спрашивал прохо-жих, что бы такого показать гостю из Беларуси. В общем, оказался добрейшей души чело-веком!

    Не прошёл я мимо Музея истории Армении. Место интересное, очень советую. Правда, фотографировать там нельзя. В смысле совсем нельзя! Даже за деньги. В Азер-байджане этот вопрос решался мгновенно (не считая времени на то, чтобы поторговаться). Вход в музей стоит 800 драмов (чуть меньше 2 евро). Перед музеем находится несколько десятков хачкаров (они в Армении повсюду), самые старые, кажется, были 11 века.

    Вечером, в сумерках, посетил в Эчмиадзине чудную церковь Рипсиме. Место очень достойное посещения! Можно спуститься в подземную часть, там находится рака с моща-ми одноименной святой. В стене за стеклом находятся камни, которыми по приданию она была побита. Возле церкви сохранился фрагмент оборонительной стены с башнями.

    После Рипсиме оправился в соборную церковь Сурб Эчмиадзин – древнейший христианский храм страны, возведённый в 301-303 гг. Григорием Просветителем. Конечно, современное здание храма построено позднее. Под этим зданием, говорят, сохранилась языческая базилика, однако туда мне попасть не удалось. Рядом с церковью находится резиденция католикоса – духовного главы армян всего мира. Также здесь имеется семинария, где готовят священников для армянской церкви (тоже по всему миру). Постоял на вечерней службе, где присутствовали студенты семинарии. Говорят, что они здесь учатся 6 лет. Стояли они с двух сторон от входа и пели песни. Их расположение напоминало что-то вроде армейского строя: одеты они были по-разному и выстроены были согласно их одеяниям, видимо по старшинству курсов. Точно как в армии строятся "по сроку службы" - дедушки сзади. У семинаристов не знаю.

    Так как было уже достаточно темно, то фотографировать было трудно, поэтому я решил наведаться в кафедральный собор ещё разок, на досуге. К тому же, как мне сказали, там имеется музей при церкви.

    Вечером в гостинице меня ожидал пренеприятнейший сюрприз. Когда я вечером выходил из номера, туда кто-то заходил, это я понял по оставленному включенным свету. Сразу же я осмотрел куртку, там не оказалось цифрового фотоаппарата и мобильного те-лефона! Когда я у служащей гостиницы поинтересовался, кто только что был у меня в номере, она пожимала плечами и с упорством буддийского монаха читающего мантры, твердила, что туда никто не мог заходить, что в их гостинице никогда ни у кого ничего не пропадало и, вообще, в этом солидном заведении это исключено! Я, видимо, свои вещи потерял где-то сам и хочу всё свалить на них! Я обратился к хозяину гостиницы, он оказался человеком более понимающим, начал проводить своё следствие. Я предложил вызвать полицию, поскольку, если свет включали, то должны были остаться следы. Хозяин заявил, что это нанесёт огромный ущерб его репутации, поэтому он воров найдёт сам. Также он говорил, чтобы я ни в коем случае не звонил Аруту. Время шло, вопрос с пропавшими вещами не решался. Я позвонил Аруту, обрисовал ситуацию. Арут в этих местах человек очень уважаемый, он даже на красный свет ездит, дорогу ему здесь уступают все. Он приехал с каким-то человеком, который как потом оказалось, был местным уголовным авторитетом, что-то типа вора в законе. Он побеседовал с хозяином гостиницы (всё это по-армянски, поэтому я ничего не понял), затем гость попросил меня посидеть в номере. Из номера я слышал крики на армянском, ругань и угрозы. Затем ко мне пришли Арут и авторитетный человек и сказали, что вопрос с моими вещами решён, чтобы я ложился спать и не волновался. Действительно, утром в номер пришёл хозяин гостиницы, вручивший мне мой фотоаппарат и мобильник. Он распылялся в мой адрес в лестных выражениях, обещал даже вечером привести мне хорошенькую девушку (обещание не выполнил). Кто оказался вором, мне конкретно не сказали, но всё же я выяснил, что это были два армянина, приехавших из Грузии. У них не было ни денег, ни документов. Мне они говорили, что приехали на лечение, но, по словам "компетентного источника", это были беглые рэкетиры, которых преследовали грузинские власти. В Армении они, кажется, выбивали какой-то долг, а заодно и прятались от грузинского правосудия, кроме того, источник сказал, что знавал их ещё в Москве, где они на МКАДе промышляли рэкетом и разбоем. А такие приятные в общении были люди! Один по внешности, кстати, ну просто двойник Гоши Куценко. Второй долго жил в Беларуси. В разговорах со мной и не только всё время восхищался белорусами, страной и белорусской природой.

    В это же утро снова в Ереван. Зашёл на рынок (тот, что на проспекте Маштоца). Удивительное место! Можно просто сходить туда на экскурсию. Кроме всего прочего мне нужно было подключиться к местной мобильной сети. Как я не искал салонов связи, ниче-го подобного на глаза не попадалось. Это у нас, куда не плюнь - обязательно попадёшь в подобное заведение. В Армении с этим дело обстоит иначе. На рынке я спросил у одного торговца как мне подключиться. Он бросил свой товар, чуть ли не в охапку схватил меня и бросился решать мой вопрос. Оказалось, что подключиться у местного оператора можно на каждом шагу: в газетном киоске, у продавца лотерей, торговки семечками и т.п. В газетном киоске мне сказали, что для подключения нужна ксерокопия паспорта. Новоявленный друг тут же выполнил эту задачу, причём за свой счёт. Когда в киоск предоставили ксеро, там заявили, что для подключения нужна ещё и армянская прописка. Мне до сих пор не понятно зачем. Ведь подключался я на тарифный план без абонентской платы, а в минус также залезть не мог, поскольку, когда заканчивался кредит, заканчивались бы и разговоры. Армяне сказали, что это русские хозяева мобильного оператора придумали для борьбы со шпионами. Друг-торговец тогда повёл меня к какому-то своему другу, которому он долго объяснял, что прописать туриста дело проблематичное. Друг согласился подключить меня в обмен на ксерокопию штампа о моём въезде в Армению. Интересно, что в Армении, в отличие от Беларуси, при подключении не вся сумма, оплаченная тобой, приходит на счёт. Часть её идёт на покупку сим-карты.

    В обед поехал на машине в Гарни. Пейзажи по дороге один другого были лучше! Всюду заснеженные горы, холмы, долины. Красота! По пути дорогу постоянно перекры-вали отары овец, стада коров. Отмечу, что в Беларуси в декабре коровы и овцы на лугах не пасутся. Кроме того, всюду встречались раритетные трактора "Беларусь". Я уже и за-был, как когда-то выглядели такие старые модели. А здесь они даже ездили! Также как и древнющие МАЗы. Всё-таки надёжную технику моя Родина выпускает!

    Заправок в понимании европейца в Армении практически нет. Да и те редкие экземпляры трудно назвать привычными ля нас заправками. Чаще вместо них стоят соору-жения вроде киосков с надписью "Бензин", "Дизель" (часто "Дизл", "Смаска", Бинзин" и ещё невообразимое количество вариантов), возле которых стоят банки или канистры с топливом. Однако большинство транспорта в Армении ездит на газе, который раза в два дешевле бензина. Говорят бензин дорогой, хотя стоит почти столько же сколько и в Белару-си.

    В Гарни осмотрел храм бога Солнца (I век), похожий на Парфенон, только меньший по размеру. Рядом с храмом руины дворцового комплекса. Сохранились древние бани (точнее их раскопали) с мозаичными полами и остатками системы отопления, основанной на подогреве пола. Гид утверждал, что такой системы обогрева нет больше нигде. Тоже самое о других памятниках мне рассказывали в других странах, в литературе также описывается добрых пару десятков памятников с такой системой отопления. Также в Гарни сохранились фрагменты стен местной крепости. В III тысячелетии до н.э здесь су-ществовала циклопическая крепость Бердшен. Согласно клинописным источникам (стела с клинописью имеется возле храма) эту крепость в VIII веке до н.э. завоевал уже известный нам урартский царь Аргишти. Затем она была резиденцией царей из династий Ерван-дидов, Арташесидов, Аршакидов. Заедете в Гарни, обязательно пообщайтесь с местным гидом – интересный человек. Очень удивлялся моим познаниям в армянской истории. Также от храма открывается прекрасный вид на каньон реки Азат. Во время моего пребы-вания он был несколько заснежен, что придавало ему особую прелесть. Из Гарни, если присмотреться, на горе виден ещё какой-то храм. Кажется (возможно ошибаюсь) это был Авуц Тар.

    После Гарни, естественно, в Гегард, в монастырь, получивший своё название от хранившегося здесь по преданию копья, которым был пронзён Христос (ныне хранится, кажется, в Эчмиадзине). Возле входа в монастырь находится источник, считавшийся в языческие времена священным. Сам монастырь очень хорош. Из всего виденного в Арме-нии он мне, почему-то понравился больше всего. Это не значит, что он лучший для всех. Просто у меня часто свой взгляд на некоторые памятники. Нынешние постройки комплек-са относятся в основном к XII-XIII вв., хотя сам монастырь существовал здесь гораздо раньше. При монастыре имеется средневековая усыпальница князей Прошянов.

    Утром снова заехал в Эчмиадзин, чтобы получше изучить кафедральный собор, что с удовольствием сделал. Также посмотрел музей при соборе. Затем направился в мона-стырь-крепость Хор Вирап, что находится примерно в десятке километров от города Ар-ташат. По пути проезжаем городок Масис. Водитель рассказывает: "Этот город в своё время был более чем на половину заселён азербайджанцами. Когда они нас, армян резали в Баку и Сумгаите, мы им ничего подобного не сделали. Мы просто сказали: "Уходите от-сюда". Они ушли в Азербайджан. Там их приняли за предателей, многих убили. Если бы мы знали, что этих бедных людей будут убивать свои же азербайджанцы, то никогда бы их не отпустили".

    Кроме всего прочего по пути в Хор Вирап удивило то, что вся дорога была бук-вально усеяна собаками, сбитыми машинами! Следует отметить, что в Ереване, а особенно в его окрестностях водится неимоверное количество бродячих собак. Если учесть, что их столько гибнет на дорогах, то стоит удивиться их невероятной плодовитости. Нужно было, наверно, покинутые местными азербайджанцами дома заселить корейцами. Они бы проблему решили.

    7 декабря утром с ереванского автовокзала "Киликия" на маршрутке отправился в Тбилиси. Билет 6000 драмов. Очень неплохо. Дорога относительно сносная, только на пе-ревалах было всё занесено снегом, вокруг туман, видимость – максимум метров пять. По пути проезжали достаточно живописные места, поэтому много фотографировал, правда, через стекло маршрутки, но всё же лучше, чем ничего. Долго не могли выехать из Еревана: то водитель не мог никак заправиться, то искал какой-то дом, потом брал на борт бабулю, которую провожала вся её огромная армянская семья. Сначала были прощальные речи на улице, потом каждый член "клана" подходил к бабушке с напутствием на дорогу, затем следовали лобызания в индивидуальном порядке. Наконец бабушку усадили в микроавтобус. Казалось бы, всё закончено. Но не тут-то было! Многочисленная родня стала по очереди заходить в машину, возле которой образовалось подобие очереди в мавзолей, и повторять процедуру, которая минуту назад происходила на улице. Хотя церемония длилась более получаса, почти все остальные пассажиры смотрели на неё с уважением и неким умилением. Кто побывал в Армении, наверно, сразу заметил, как здесь уважают бабушек. Я это заметил ещё в аэропорту Минска. По пути проехали печально знаменитые Спитак и Кировакан (Ванадзор).

    Грузия

    Вечером прибыли в Тбилиси. Хозяин забронированной мною гостиницы не обма-нул, лично встретил на автовокзале. Поехали к нему по вечернему городу, который ока-зался очень даже симпатичным, по крайней мере, поприятнее и поярче вечернего Еревана.

    В Армении меня предупреждали, что самые ужасные люди на земле и самые подлые – это грузинские армяне. Если вспомнить происшествие со мной в армянской гостинице, то можно было бы подумать, что это утверждение недалеко от истины. Хозяин тбилисской гостиницы, узнав, что я еду из Армении, с гордостью заявил, что он наполовину армянин! Вот, думаю, счастье привалило! Однако нет. В последствии оказался очень милым и порядочнейшим человеком, так же, как и все члены его семьи. Да и все встреченные мною в Грузии армяне оказывались людьми вполне порядочными и приятными. В гостинице меня ждал "лёгкий ужин", так же, как и завтрак, входивший в стоимость проживания (15 евро в сутки). Но "лёгкий" - это по грузинским понятиям. Такого "перекуса" вполне хватало, чтобы долгое время не чувствовать себя голодным. Плюс ко всему домашнее вино в неограниченном количестве! И всё это за такие же деньги, как в армянском подобии гостиницы.

    Тем же вечером с хозяином прошло краткое "оперативное совещание" по поводу моего пребывания в стране, планируемых маршрутах и т.п. Вадим (хозяин) снабдил меня картами, туристическими проспектами и полезными советами.

    Утром я решил сразу съездить в Казбеги, посмотреть на горы, в частности на Каз-бек. Но на автовокзале водитель маршрутки сказал, что дорога туда уже три дня закрыта, поскольку Крестовый перевал завалило снегом. Не беда, поедем в крепость Ананури, она и ближе. На том же (Дидубе) автовокзале с трудом нашёл маршрутку до нужного мне се-ла. Многие грузины даже не знали о существовании такого. Объясняю, спрашивайте, на какой маршрутке нужно ехать до Казбеги, Пасанаури, Млеты, а там по пути выйдете в Ананури (от Тбилиси около 60 км). Билет стоит всего 3 лари. Задача осложнялась тем, что я не понимал грузинской (также как и армянской) письменности. Однако этот вопрос дос-таточно легко решается. Спроси у любого, тут же бросаются тебе помогать, советуют, хо-дят с тобой, расспрашивают окружающих. Особенно хорошо начинают относиться, когда говоришь, что я не из России, а из Беларуси. Всё, полнейший восторг и фонтан гостеприимства. При этом многие не забывают ненавязчиво пожаловаться, что Россия отобрала у них Северную Осетию и Абхазию, да и вообще обижает. Вах-вах! Вообще грузины оказались народом очень общительным и доброжелательным. До поездки я думал о них несколько хуже. Нет, кажется, за редким исключением, прекрасные люди. Сами они объясняли это тем, что всех негодяев и подонков Саакашвили пересадил в тюрьму, а кого не пересадили, те бежали в Москву, где занятий для них предостаточно и милиция очень сговорчива. Вообще ВСЕ с кем я разговаривал в Грузии и Армении говорили, что имеют род-ственников в Москве и Питере! Многие, увидев "лицо славянской национальности", то есть меня, просто подходили и начинали расспрашивать о том, откуда я, как жизнь у нас в стране, очень любили расспросить про Лукашенко и наши зарплаты, удивлялись, жаловались на свои. Тоже самое было, кстати, и в Армении. Многие при знакомстве восклицали что-то вроде: "О, мы же тоже христиане (вариант "православные")! Мы – братья!" и т.п. Приглашали в гости или просто в кафе, чтобы угостить вином. Интересно то, что многие, узнав, что я из Беларуси (это было и в Грузии и в Армении) спрашивали, не военный ли я, не служу ли на их территории. Я всех как мог, успокаивал, говоря, что белорусских военных на территории Кавказа нет. От моих утверждений, что я просто приехал посмотреть их страну люди (особенно грузины) приходили в полнейший восторг.

    Дорога (Военная Грузинская дорога) до Ананури достаточно живописна. Сразу за городом указатель, сообщающий, что до знаменитого монастыря Джвари расстояние 7 км. Несколько метров, и он уже виден на горе. Дальше дорога вдоль Жинвальского водохранилища. В этот день его впадина была заполнена облаками. Очень красиво. В Ананури имеется прекрасная крепость, разместившаяся на берегу водохранилища, но она оказалась закрытой. Я долго ходил вокруг и фотографировал. Затем более трёх с половиной часов простоял на дороге, чтобы уехать назад. Дорога мёртвая. За это время проехало машин пять, да и те были битком забиты. Пока стоял на дороге, около часа дня пришла бабуля с девушкой и мальчиком лет четырёх. Она открыла крепость. Сама она сидела в церкви, а пришедшая с ней молодёжь в порыве какой-то религиозной экзальтации целовала церковные стены и иконы, затем ползала на коленях вокруг храма. Вообще, мне грузины показались народом очень набожным, по крайней мере, внешне. Причём речь идёт не только о старшем поколении, но и о молодёжи. Сколько раз, проезжая мимо всех встречных церквей, наблюдал, как все пассажиры начинали искренне креститься. Часто все (или почти все) крестились проезжая мимо мест, где вообще никаких строений видно не было. Оче-видно, это были просто какие-то священные для народа места.

    Итак, я осмотрел крепость (всем очень советую). Особенно хорошие снимки получаются, если подняться на главную (четырёхугольную) башню крепости. Когда я вышел снова на дорогу, то обнаружил, что те люди (2 человека), которые ждали транспорта до моего ухода в крепость, так и не уехали. Гиблое, в общем, место! Но минут через 15 (о, чудо!) пришла маршрутка. Правда, битком набитая, но люди на остановке пропустили внутрь меня, прикрикнув на остальных пассажиров, чтобы те потеснились.

    По пути проехали памятник, 300 арагвийцам, которые, по преданию, остановили здесь турецкие войска. Что-то эта история до боли напоминала мне сюжет о 300 спартанцах. Наконец почти добрались до Джвари ("Крест"). Я решил не ходить до монастыря 7 км и тем более не ездить. Водителя маршрутки попросил остановить у подножия монастырского холма. По его склону, особо не торопясь, за 16 минут поднялся к Джвари. Позже местные (в смысле "жители Грузии") удивлялись, почему я пошёл пешком по склону, а не подъехал. Я им говорил, что подъезжать – это было бы слишком просто! Мы не ищем лёгких путей. Да и работа такая, что отличная физическая подготовка помогает решать любые задачи. Монастырь Джвари внесён в Список Мирового наследия ЮНЕСКО. От него открывается прекраснейший вид на место слияния у подножья холма рек Арагви и Куры (Мтквари). Это о нём Лермонтов в "Мцыри" писал:
    "Немного лет тому назад,
    Там, где, сливаяся, шумят,
    Обнявшись, будто две сестры,
    Струи Арагвы и Куры,
    Был монастырь".

    Также от монастыря можно осматривать древнюю столицу Грузии – Мцхету. Спускался с холма я уже по другому склону. Этот склон для спуска (так же, как и для подъёма) очень неприятен. Весь поросший колючим кустарником, колючими же деревьями и травами, да ещё засыпанный землянистой грязью, он не очень даёт разгуляться. Я вообще думал, что вернусь оттуда без куртки (колючки!). Но всё относительно обошлось. Полиэтиленовую сумку пришлось выбросить. Теперь предстояла задача переправиться через реку, чтобы попасть в Мцхету. Грузины тоже удивлялись, почему я туда не поехал. Расспросив местного паренька из ресторана, который после моего спуска и странного внешнего вида смотрел на меня с большим удивлением и подозрением, а также (редкое исключение) почти не понимал по-русски, я переправился на нужную мне сторону. Сначала я сходил в местную крепость (многие в Тбилиси о её существовании в Мцхете ничего не знали), которую достаточно легко найти, поскольку она находится на холме, возвышающемся над городом. Внутрь крепости я не попал, поскольку она была замкнута. Возле крепостных ворот висела записка на грузинском (мне потом перевели): "Я ушёл в магазин. Кто хочет попасть в крепость, звоните по телефону". Номер прилагался. Знал бы я, что там написано, подождал бы возвращения этого "стража твердыни". Далее спустился вниз в город. Зашёл в женский монастырь Самтавро, расположенный в северной части города. По преданию здесь была резиденция грузинских царей. Странно, почему не цариц? Монастырь, ведь, женский. Возле монастыря находится усыпальница. Самое старое надгробие относится ко II веку.

    Далее отправился в собор Светицховели, построенный на месте, где, по преданию, в 4 веке святой Ниной была произнесена первая в Грузии проповедь. В этом соборе происходило благословение на царство грузинских царей. Здесь же похоронены последние из грузинских монархов, а также другие представители Багратионов (Багратиони). Кстати, самые дешёвые сувениры, виденные мною на Кавказе, продавались возле Светицховели. Дальше назад в Тбилиси.

    Следующий день посвятил прогулкам по городу. Тбилиси очень приятное местечко, действительно весь какой-то "тёплый" и люди тёплые, как и все мне встречавшиеся, очень общительные. Многие ходят и просто поют. Причём голоса – хоть в опере выступай. Особенно нищие, которых в городе неимоверное количество. Почти как в Риге. Понравился Старый Тбилиси, застрявший в XIX веке (в хорошем смысле), крепость, особенно вид на неё снизу и с берега (внутри ничего особенного) . В старых кварталах познакомился с девушкой-грузинкой, которая водила затем меня по городу. После приглашала в гости, но у меня вечером был поезд на Баку.

    Азербайджан

    Из всех поездов, виденных мной за свою жизнь, поезд Тбилиси-Баку (состав и бригада были из Азербайджана, цена 43 лари) был самым страшным. Если не вдаваться в подробности, то отмечу дыры стенах между купе, куда пролазила рука, самодельный столик из ДСП, скошенный вниз под углом около 45 градусов и прибитый огромными, выле-зающими гвоздями, полки, кое-как перетянутые каким-то подобием ткани, вернее тем, что от неё осталось. Освещалось купе обычной лампочкой, которая горела только тогда, когда поезд ехал. Вешалок не было, также как и номеров мест. Рубашки у проводников не виде-ли стирального порошка и утюга, наверно, со дня своего производства, а день этот был, наверно, ну очень давно. То, что азербайджанцы по природе своей торгаши, говорили все. Не достигнув их страны, я начал в этом потихоньку убеждаться. Для начала проводник заставлял всех пассажиров брать постельное бельё (это он его так называл). Цену он на-значил в 5 лари. Так-то оно стоило 4, но сдачу проводник дал только одной неместной и очень шумной пассажирке. Чай проводник сам не носил. Кто приходил заказывать у него чай, тому он говорил подождать, а когда всё было готово, то кричал, через весь вагой: "Иди, чай бери!". Чайные ложки выдавались по индивидуальному запросу и в исключи-тельных случаях. Причём, когда свою получал я, она была извлечена из каких-то тайных закромов, вся в грязи, остатках пищи. Мыть, естественно, нужно было самому.

    О спутниках. Из Тбилиси, почти до самой границы, со мной в купе ехала только очень приятная в общении девушка-грузинка. Она же произвела краткий вводный инст-руктаж о пребывании в стране: "Никому не говори, что был в Армении, ни в коем случае не говори хорошо про армян, а лучше вообще не говори. Не пей некипячёную воду, даже не чисти некипячёной водой зубы. (Что вода в Баку очень плохая ("Нэфтам пахнет! Тухлий вода!") я уже много раз слышал). Не говори плохо про Алиева! Азербайджан - республика тоталитарная. Все её жители очень боятся за себя. Даже те, кто думает, что Алиев плохой, вслух этого никогда не скажет, поскольку подвергнется преследованиям. Соседи и друзья доносят друг на друга. Ничего не говори про ислам и не ешь много жирной пи-щи". Затем проводник подсадил к нам (негодяй) двух мужиков, которые оказались грузинами, получившими российские паспорта (грузинские у них также были) и устроившимися на контрактную службу в российскую армию. Уже более четырёх лет они отслужили в Чечне, оставалось им ещё по 7 месяцев. Теперь они через Азербайджан (поскольку российско-грузинская граница закрыта) добирались до места службы. Рассказывали разные истории, показывали фото и видео своих боевых будней, жаловались на азербайджанских пограничников и таможенников, нахально вымогающих взятки. Интересные люди.

    На грузинско-азербайджанской границе (на грузинском посту стоянка 2 часа, на азербайджанском – час) у меня возникли проблемы. Азербайджанский пограничник (целый майор), проверив паспорт, и обнаружив в нём армянские штампы, недовольно зацокал языком и отложил документ в сторону. Затем отвёл в купе к проводнику, сказал закрыть дверь, что сделать оказалось не так то просто, поскольку ручки внутри "апартаментов" не оказалось. Здесь он сказал, что тех, кто бывал в Армении, в Азербайджан не впускают, что мне нужно сходить с поезда и т.п. Затем долго расспрашивал о моих целях въезда, говорил всякие гадости, проклинал армян, но в конце разговора со мной обещал помочь решить мой вопрос с пересечением границы. После некоторых "формальностей" меня всё же пропустили. Утром проводник (о, чудо) сам, без заказа принёс чай. О его стоимости скромно сказал: "Дай, сколько хочешь. Давай 2 лари. Нет, лучше давай 5 лари!".

    В Баку на вокзале сразу по прибытии решил купить билет на обратный вечерний поезд до Тбилиси (29 манатов). За небольшую дополнительную плату кассир обещал, что в купе со мной будет ехать только какая-нибудь одна девушка. Я поблагодарил и отказался. Когда обменивал на вокзале деньги на билет, то курс был 1 евро равен 1,2 маната. Даю 40 евро, получаю 40 манатов. Вопрос: где ещё 8 манатов? Если бы вы видели, как начал причитать работник обменника, говоря, что он меняет по самому справедливому курсу, а 8 манатов – это его доля "на хлеб"! Тут же появились какие-то прохожие, которые начали клеймить меня позором за моё скопидомство и говорить, что меняла в обмениике - кристальнейшей души человек.

    Далее в город. Описывать достопримечательности особо не стану, о них и так в Интернете много написано. Сразу выбрался на приморский бульвар, где дружно фотографировалась группа китайцев (именно китайцев, а не японцев) многие из которых очень хорошо говорили по-русски. Каспийское море оказалось очень грязным, с плавающими разноцветными пятнами на поверхности. Что поделать, нефтедобыча, вон и вышки нефтяные видны. Вообще о нефтедобыче здесь напоминает всё: вышки, плакаты, монеты, вышедшие из обращения купюры, пейзажи за окном поезда, многие цены, как в Эмиратах.

    Долго бродил по Старому городу. Здесь всюду антикварные и сувенирные магазинчики, но упаси вас Бог здесь что-то покупать! В городе найдёте тоже самое в несколько раз де-шевле. Купил я здесь сувенирную бронзовую лампу за 17 манатов. Причём продавец хотел сначала за неё взять 35. В городе на улице Сувенирной или Торговой (на самом деле называется Низами, 5 минут ходьбы от старого города, если не меньше) такая же стоила 10 манатов и это, если не торговаться.

    Старый город практически единственное место, которое стоит осмотреть в Баку. Но и ему, как и всему городу чего-то не хватает. Разрекламированный дворец ширванша-хов внешне красив, но внутри напоминает только что построенную квартиру – голые стены. За то, чтобы показать места, где снималась "Бриллиантовая рука" экскурсовод требовал денег. Мне эти места, в частности место, где было произнесено легендарное "Чьёрт побьери!" совершенно бесплатно (редкость для города) показала девушка из Казахстана, которая сейчас временно живёт в Баку.

    Экскурсоводы, как и всё местное население (одно исключение я всё же встретил), клянут армян, обвиняя во всех немыслимых бедах. Вообще, пока я был в Азербайджане, почти все, кто ни услышит, что говоришь не по-азербайджански, сразу начинали жаловаться на армян, да с такой нескрываемой ненавистью! Говорили, что итак Армения находится на якобы исконных азербайджанских землях, так неверные и нечестивые армяне отобрали ещё и "исконный" азербайджанский Карабах, и всё этим негодяям, которых нужно всех вырезать, мало и мало. Первый раз вижу, чтобы два народа так не любили друг друга. Причём, армяне просто не любят азербайджанцев (у них есть причины), без особой агрес-сии, без выставления, как это делают азербайджанцы, нелюбви напоказ, азербайджанцы же армян ненавидят. На каждом шагу. Интересно, что в центре города имеется заколочен-ная, огороженная армянская церковь. Естественно, нерабочая. Казашка сказала, что азер-байджанцы хотели её снести, но армяне проплатили деньги за аренду земли, дали взятки и церковь оставили в покое. Пока ещё азербайджанское корыстолюбие оказалось сильнее идеологии.

    Что до цен. Во многих магазинах в центре ценников вообще нет. Цену продавец назначает исходя из внешнего вида покупателя и собственной алчности. Вообще, цены в Азербайджане оказались самыми низкими на Кавказе (самые низкие – в Грузии).

    Снова Грузия

    Вечером назад в Грузию. Утром грузинский пограничник выклянчил у меня взятку: "Давай денег. Мы за тебя тост за эти деньги поднимем! Если не дашь, то мы тебя с поезда снимем. Потом всё равно отпустим, но, генацвали, время потеряешь, нервы. Давай деньги и едь дальше спокойно!". Кстати, грузинскую границу я пережал в сумме в трёх местах, и везде для граждан России была возможность сделать визу.

    По прибытии в Тбилиси решил наведаться в этнографический музей. Здесь под открытым небом собраны оригинальные дома со всей Грузии. Для этого я планировал по канатной дороге подняться до Черепашьего озера, там пройти пару шагов до возвышаю-щейся над городом башни на горе, которую привезли, кажется из Сванетии (область в Грузии). Но канатка работала только по выходным. Пришлось топать (местные говорят 3 км) на гору по довольно нудной дороге. Поднялся к башне. Затем назад, несколько вниз к этнографическому музею. Так себе местечко. Белорусские Дудутки лучше.

    На следующий день (последний в Грузии) планировал съездить или в Гори или в горы. На вокзале узнал, что дорога на Казбеги (примерно 150 км, кажется, 10 лари) оказа-лась открыта. Вопрос куда ехать был решён.

    Снова проезжаем по Военной грузинской дороге. За Ананури начинаются краси-вейшие виды. Проезжаем несколько крепостных башен, прилепленных к горам. Ближе к Гудаури дорога становится труднопроходимой: завалена снегом, скользкая. Маршрутку сильно заносит в стороны. Глядя в проезжаемые пропасти, становится страшно. Водитель нервничает. Всех мужчин (в машине ещё ехала одна бабуля) пересадили назад для утяже-ления экипажа и увеличения устойчивости. Несколько помогло. Виды очень красивые: заснеженные горы, посёлки. Горы не такие низкие, как возле Тбилиси. Настоящие горы. Наконец Казбеги. Погода хорошая. Над посёлком, на горе, виднеется церковь Святой Троицы в Гергети. Водитель маршрутки говорит, что её лучше рассмотреть в бинокль, а не ходить туда. Осматриваю. Кажется, действительно, с виду типичная грузинская цер-ковь 14 века, т.е. достаточно осмотреть снизу. Но ведь сам процесс подъёма. Говорят, что летом к церкви ходят такси. Сейчас же дорогу замело и нужно (то есть совсем не нужно, то есть не стоит) подниматься пешком. У мающегося от безделья местного полицейского спрашиваю, как подняться. Объясняет дорогу, но в таком как у меня виде идти не совету-ет. Поскольку одет я очень легко, шапки нет. Говорит, что если в посёлке так холодно и такой сильный ветер (факт), то чего можно ожидать вверху? Обещаю коллеге справиться с трудностями. Чтобы попасть на тропинку, ведущую к церкви, нужно пройти через посёлок. Несколько поплутав среди дворов, покрытых страшнейшим гололёдом, оказываюсь на нужной тропе. По пути встретил праздно курящих аборигенов (это не обидное, просто "местные жители") среднего возраста. Перед тем как объяснить дорогу, как обычно долго расспрашивают о Беларуси, о Лукашенко, о зарплатах. Затем говорят, что ходить в данное время в церковь не советовали бы. Я говорю, что всё равно пойду. Один говорит, что без шапки туда соваться нечего. Предлагаю ему отдать мне его шапку, пока я спущусь. Он отвечает, что даёт 200 процентов, что я назад живым не вернусь (оптимист!), а шапка у него одна, а так как я не вернусь, то шапка пропадёт и ему будет без неё очень холодно. В подкрепление своих слов он снимает головной убор и демонстрирует свою обширную лысину. Остальные согласно кивают. Хорошо, иду дальше.

    Тропинка, обнаруженная мной, оказалась несколько не той, что мне была нужна. Вернее, может быть и той, но она шла где-то по кругу, прибавляя расстояние. Поскольку она и так сильно была заметена снегом, решаю проделать часть пути прямо по склону, тем более, что выше видны некие подобия террас, то есть там должна быть дорога. Склон сильно засыпан снегом, ветер – сильнейший. Выхожу на то место, где должна была быть дорога. Место это очень сильно засне-жено, но видно, что под снегом находится дорога. Чтобы не сбиться с пути, поскольку здесь уже уточнять, куда следует идти просто не у кого, иду по этой "дороге". Там где снега до колена, идти ещё можно, где по пояс – проблем. Нужно успеть подняться и спуститься до 17.00 (последняя маршрутка). Плюнуть бы да назад. Но нет, как людям в глаза смотреть буду? Идти жарко, голове же от ветра очень холодно. Ко всему прочему, забыл взять с собой воду. Весь взмок, пить страшно хочется. Вспоминаю детство – ем снег. Местами, где дорога покрыта льдом, снег посдувало, но от этого не легче – сильнейший ветер сносит в сторону обрыва. Удерживаюсь с трудом. Наконец, следы дороги вообще теряются под снегом. Церкви давно уже не видно за горой. Ориентироваться совершенно не на что. Думаю пройти немного вперёд, поскольку по идее, дальше идти некуда, там, судя по всему должен быть склон. Действительно склон. Идёт вниз. По карте, где-то в той стороне находится какая-то деревня. Кажется, иду не туда. Повернул назад. Ветер такой, что следы мои уже занесло! Их не видно! Прошёл часть пути. Думаю, неужели так и не увижу церкви? Вернее не поднимусь туда, куда хотел? Тогда по склону, что справа от меня, просто начинаю подниматься вверх, надеясь, что сверху что-нибудь да увижу, а там сориентируюсь. Идти очень трудно, постоянно глубоко проваливаюсь в снег, голова отваливается от холода.

    Наконец, выхожу наверх. Слева от меня виднеется церковь. Оказывается, я её прошёл. Теперь по верху плестись. Сил почти не осталось, но надо поднажать. В крайнем случае, думаю заночевать в Казбеги, что не есть гут, поскольку имею планы на вечер. Приплёлся к церкви. Признаков жизни – ноль. Поползал вокруг, слышу за одной из дверей голос. Захожу. Стоит заросший грузинище в спортивном костюме с религиозной книгой в руках. Смотрит на меня как на инопланетянина. Спрашиваю, нет ли у него воды. Приглашает с собой, спускается в какой-то подвал, мне говорит постоять на улице. Через пол-минуты завёт войти. Захожу в помещение, там сидят монахи. Внешний вид у них несколько отличается от привычного для меня вида иноков. Здесь, вдали от глаз, видно, решили дать слабину. Вместо воды отпаивают меня чаем с печеньем. Смотрят с большим любопытством. По-русски хорошо говорил из них только один. Он же был за переводчика. Может, кто ещё умел, но в основном все молчали. Вопросы задавал в основном настоятель. Спрашивал по-грузински, но ответы мои почти все понимал, что хотел, то уточнял у "переводчика". Потихоньку начинали спрашивать и остальные, в основном на смеси грузинских и исковерканных русских слов. Но всё было понятно. Спрашивали про всё подряд: как обычно про Лукашенко, зарплаты, экономику. Много интересовались церков-ной жизнью Беларуси. Поругали "еретиков"-армян. Затем спросили как поживает Юлия Тимошенко, при этом братия хитро оживилась, заулыбалась и вообще вела себя несколько неестественно. Говорю, что Ю.Т. живёт на Украине. Отвечают, что им всё равно, хитро просят обязательно передать ей привет. Обещаю сделать это при первой возможности. Затем вниз. Монахи показывают место, где шла тропинка. Спускаться также дело хлопотное: то глубокий снег, то лёд под снегом. Хорошо, что берцы родное государство выдало качественные, почти не скользят.

    Я внизу. В одном из киосков продавец долго меня расспрашивает о Беларуси. И тут вопрос: "Кто у Вас президент?". Я в шоке! Обычно, когда я говорил, что прилетел из Беларуси, первый вопрос был, как ваш Лукашенко? Наконец сел в маршрутку. Заходит водитель. У него звонит мобильник, он смотрит на меня, понимаю, что разговор идёт обо мне. Он говорит, что мне нужно купить билет в кассе. Касса – обычный коммерческий киоск, в котором стоит кассовый аппарат. Думаю, неужели я получу первый свой билет на Кавказе (и это за 2 недели). Даю деньги, жду билета. Кассир говорит, что сам билет мне не нужен. Странная система.

    Тронулись. На улице уже темно. В маршрутке холодно. И тут на тебе: на Крестовом перевале пробили колесо. Дело-то обычное. Но это на первый взгляд. Просто у водителя не оказалось фонаря, но это ещё полбеды. У короля горных дорог не было домкрата! Вокруг ни души, ни огонька. Машин тем более. Хорошо, что в ГАЗели нас ехало шесть мужиков минус водитель. Да и тяжёлой атлетикой я, что ли зря занимался? Подняли микроавтобус вручную, подручными средствами (камней под снегом, благо, хватает) зафиксировали "экипаж". Светили мобильниками. Справились. Но пришлось покопаться изрядно.

    Тбилиси. Прогулялся последний раз в ресторан, где местная "братва" спела своими оперными голосами грузинскую песню в мою честь (знаете ли, знаменитое грузинское многоголосое пение без музыкального сопровождения). Приятно. В гостинице, что я под-нялся в Казбеги к церкви мне не поверили.

    Снова Армения

    Утром снова в Армению. Даже не знаю, чего больше не хотелось, уезжать из Грузии или въезжать в Армению. На вокзале в Тбилиси возникли некоторые проблемы: я планировал заехать к Вагану в Кировакан. Маршрутки, идущие на Ереван, проезжают этот город, но водители сказали, что сегодня людей не набирается и они, поедут завтра. Может быть. Если наберут человек 6-7. Но мне и семейной паре нужно было ехать сегодня. При-шлось взять по два билета до Еревана. Кроме того, села ещё одна пассажирка – армянка, у которой бизнес в Тбилиси. В дороге она говорила, что так сейчас многие живут. До этого она была учительницей. Зарплаты хватало только на то, чтобы ездить на работу и с рабо-ты. Поговорили также о кавказских народах.

    Дорога до границы, а возвращался я по другой дороге, не по той, по которой въехал в Грузию, убитая на столько! По пути проезжаем церкви в Болниси и Цугругашени, какую-то крепость (кажется Самшвильде или что-то типа того). Предвкушаю, как меня будут напрягать расспросами армянские пограничники, когда обнаружат в паспорте азер-байджанские отметки. К моему удивлению – ноль реакции. Тем лучше. На Армянской стороне дорога оказалась не лучше.

    Кировакан оказался городком страшненьким. Полузаброшенным. Мрачным. Когда-то здесь, говорят, жило 160 тысяч человек. Следов землетрясения почти незаметно. У Вагана оказалась замечательнейшая, гостеприимнейшая семья. Живут, как и почти все в этом городе, в нашем понимании ужасно. Центрального отопления давно нет. Греются одним на всю трёхкомнатную квартиру газовым обогревателем. Вода подаётся через сутки. На два часа. Бедные люди! По поводу несколько лучшей жизни в Грузии говорят: "У Грузии есть море, железные дороги. А мы? Сколько уже лет в блокаде?! 85 процентов наших дорог проходит через Азербайджан, с которым граница закрыта, остальные 15 процентов проходят через Грузию, но это ладно, из них значительная часть проходит через Абхазию. Вот в чём проблема. Остаются практически только воздушный транспорт".

    С сыном Вагана, только что отслужившим, вспоминали армию. Он служил в Арца-хе (Карабахе), на границе с Азербайджаном. Рассказывал он примерно следующее: "Да, с тюрками постоянно перестреливались. У них по нам постоянно стреляли снайпера. Часто убивали наших солдат. Однажды, когда я стоял под деревом, в 30 см от моей головы пролетела пуля. Даже листок с ветки сбила. (Далее перечислял друзей, убитых азербайджанцами и способ их убийства). Я однажды, когда стоял на посту, увидел пастуха, который вёл свою отару. До него было далеко. Я в него 24 патрона выпустил, только одним попал. Да и то в ногу. Просто он очень быстро убегал. А так я хорошо стреляю. Вот мой друг, который заходил сегодня вечером, так он молодец, он пастуху в голову попал. Его приехали в ЗИЛ тюрки закинули, в кузов. Увезли. А вы в армии из РПГ стреляли? У нас командир взвода стрельнул по азербайджанскому посту из РПГ. Так граната в землю на крыше поста воткнулась, не взорвалась, до сих пор торчит. А ещё тюрки ночью любят подползти к нашим постам и оставить мины. У нас начальнику штаба полка ноги оторвало, когда он за куст отошёл в туалет". И всё это рассказывается с такой простотой, как будто о походе в магазин. А вообще в Армении пребывают в полной уверенности в силе своей армии. Говоря, что если начнётся война, то Азербайджан будет легко побеждён, что азербайджанцы воевать не умеют, а только торговать.

    Семья Вартана предлагала оставаться у них ещё, до самого отлёта. Но не хотелось создавать людям помехи (глава семьи сам спал на полу, а меня положили на кровать, так, что не все армяне оказались негодяями) и я поехал в Ереван, в гостиницу. До Еревана из Кировакана с вокзала шла попутная машина. Водитель сказал, что довезёт до Еревана за 1500 драмов (хорошая цена). В самом Ереване он спросил, куда мне нужно ехать в самом городе. Я сказал, он довёз. Когда рассчитывались, водила заявил, что 1500 драмов – это до города. По городу – ещё 500 драмов. Ну армяне! Ведут себя, как азербайджанцы.

    Утром отправился посмотреть на Севан. Автобусы отходят от ст. метро "Молодёж-ная". Когда приехали в город Севан, я спросил у одного пассажира, как добраться до Се-ванского монастыря. Он как мог, рассказал. Помогала и одна женщина. Когда вышли, оказалось, что автобус до монастыря только что ушёл. Женщина настойчиво предлагала мне ехать на такси. Я узнал о цене. Сговорились с таксистом доехать за 1000 драмов. Когда я садился в машину, обнаружил, что туда садится и эта женщина. Спрашиваю: "Вам тоже до монастыря?". "Нет, мне до больницы". За городом она вышла. Водитель поинтересовался, откуда мы с ней знакомы. Я сказал, что я её не знаю. Водитель: "Она сказала, что твоя подруга, и ты за неё заплатишь". Опять же, ну армяне! Конечно, пока мы ехали в такси, они разговаривали по-армянски (есть у них такой несколько невежливый, как мне кажется, недостаток в присутствии тех, кто не понимает их языка разговаривать почти только по-армянски, но это их дело), и пассажирка могла наплести всего чего угодно, я бы всё равно не понял ничего.

    Осмотрев Севанский монастырь (от него открывается очень красивый вид на озеро Севан, который, думаю, зимой в окружении заснеженных гор смотрится красивее, чем летом), сговорился с таксистом съездить к монастырю Айраванк (местные его называют Ай-риванк). Водитель согласился свозить туда, а затем в город Севан за 3000 драмов. Поехали. Посмотрел. Симпатичное местечко.

    Возле церкви какие-то бандюганы охотились на уток и пили коньяк. Только ради того, чтобы убедиться, что коньяк в Армении всё-таки пьют, сюда следовало поехать. Также я обнаружил, что охотники были вооружены винтовками "Сайга". Не плохо. Однако первый раз вижу, чтобы на уток с "Сайгой" охотились! Кстати, а на уток зимой охотятся? Дали мне стрельнуть пару раз. Удивились моей меткости. Да я ни во время учёбы, ни на работе никогда ниже, чем на 5 (по пятибалльной системе) ни разу из автомата не стрелял. Затем пили за дружбу народов, христианское братство и т.п. Водитель такси тоже пропустил рюмку-другую.

    Из Севана в Ереван. Последний поход по городу, закупка сувениров и подарков. Самолёт Ереван-Минск. Опять летят одни армяне! Дом.

    Rubon
    24/12/2007 01:05


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из Азербайджана

    11.10.17 Самые популярные зимние курорты стран СНГ
    13.02.17 В топ-3 направлений прошлого года у россиян - Абхазия, Таиланд и Грузия
    17.11.16 В Азербайджане открылся роскошный отель с оздоровительным центром
    06.10.16 Один день в Баку: успеть за 24 часа
    29.09.16 "Победа" начала продажу билетов из Ростова в Баку и Тбилиси
    27.09.16 Топ-5 лучших отелей Азербайджана
    18.07.16 В Азербайджане туристам начали возвращать НДС с покупок
    28.06.16 Самые популярные у туристов из России зарубежные страны
    22.06.16 Топ-10 самых популярных для горных походов курортов России и СНГ
    08.06.16 Санкт-Петербург и Сочи лидируют по популярности путешествий на День России
    [an error occurred while processing this directive]