Хождение за три мира, или в поисках Испании: Саламанка



    Саламанка хороша! Первое, что бросается в глаза – колористика. Правильно отмечают: золотой город. Здания строили из местного камня, особенностью которого является приобретение при солнце теплого золотистого оттенка. Абсолютно так и есть.
    (с) Arial

    Под небом голубым
    Есть город золотой
    /А. Хвостенко/


    Зачем ехать

    Наверное, историю платереско можно начать так: "…жили в Саламанке братья по фамилии Чурригера, Хоакин и Альберто, и создали они множество зданий с причудливым каменным декором, при виде которых до сих пор замирает сердце". И это будет правдой – братья, по сути, создали облик одного из красивейших городов Испании. В моей памяти Саламанка останется как будто из песни "под небом голубым есть город золотой": под синим-синим небом (тут нам повезло с погодой) стоят роскошные здания из золотистого камня, и резьба по камню такая, что стоишь перед таким зданием, задравши голову, и думаешь – воистину велик человек, создавший такое! Саламанка - как будто одна огромная иллюстрация к учебнику по архитектуре, статья "платереско". Происходит это название от испанского "платеро" - "ювелирный", и работа эта по камню была точности и искусства – неимоверных! Видеть это – необходимо!

    Из интересных статей про род Чурригера могу порекомендовать следующую - mediateka.km.ru/bes_2002/encyclop.asp?TopicNumber=72312

    Вторая причина, по которой, на мой взгляд, стоит посетить Саламанку – наличие в ней университета. О нем подробно я расскажу в соответствующем рассказе, сейчас скажу лишь, что наличие в городке известного университета накладывает неизгладимый отпечаток на сам город, его архитектуру, застройку, его образ жизни. Как-то сразу понимаешь: здесь живут студенты. Много студентов. Таковы Левен в Бельгии, Оксфорд и Кембридж в Англии, Болонья и Перуджа в Италии, Гейдельберг в Германии, Фрибург и Невшатель в Швейцарии, Лунд в Швеции, Гарвард в США (несмотря на то, что он гораздо новее всех вышеуказанных), в той же Испании – Алькала-де-Энарес… Такова и Саламанка. Такие города особенно приятно осматривать. Для интересующихся - en.wikipedia.org/wiki/Category:University_towns

    Саламанка сразу похожа и на Болонью, и на Левен, и на Алькалу – типичнейший университетский городок. Толпы студентов, к укромных местах или целуются, или нежатся на солнышке, греются (некоторые студенты, уверяют, что так они готовятся к экзаменам, но я лично им не верю – ну какая, скажите мне, подготовка к экзаменам, когда ты сидишь/лежишь на травке, и теплынь? Спать, только спать!). В дополнение к развеселым студентам многие стены расписаны граффити, самые интересные здания оказываются или университетской библиотекой, или скучнейшим факультетом какой-нибудь прикладной химии, а из парадора в центре города вдруг выходят высокие плечистые девушки в спортивной форме с зорко следящим за ними тренером.

    Гуляя по улицам Саламанки, мне подумалось, что именно таким я представляла себе славный град Ордос из перумовских книг. А факультет малефицистики – то самое здание с черепами…

    Как добраться

    1. Поездом с мадридского вокзала Чамартин. Время в пути 2 ч 20 минут, билет на 1 человека в оба конца стоит 28,60 (если покупать в один конец, то билет стоит 15,85 – в оба конца дается скидка). Билет продается с номером вагона и местом. На посадке контроль почти как на самолет – просветка, проверка багажа (нельзя перевозить крупногабаритные вещи, оружие, острые предметы).

    До Пласа Майор от современнейшей станции (это целый вокзал с магазинами) влево по Пасео де ла Эстасьон минут 15 пешком: мимо площади Пласа де Эспанья, где стоит отель-пятизвездник, затем движетесь по приглянувшейся торговой улочке (Toro или Azafranal), где виднеются шпили церквей – они неизбежно выведут вас к центральной городской площади.

    2. Есть мнение, что автобусом ехать до Саламанки предпочтительнее по той причине, что автовокзал ближе к центру города (судя по карте – не намного). Расписание можно уточнить на www.auto-res.net, автобус идет 3 часа и стоит 12 или 15 евро – в зависимости от типа автобуса.

    Турбюро расположено на Пласа Майор у выхода на улицу Calle Prior – нам выдали карту города и расписание работы музеев.

    История

    Саламанка, вне всякого сомнения, является одним из самых древних городов Испании – еще задолго до римлян здесь обитали племена иберийских кельтов (возле римского моста на краю Саламанки установлен один из знаменитых иберийских быков, найденных у реки Тормес). После покорения края римлянами Саламанка вошла в римскую область Лузитания (Lusitania), а в 217 г. город был удостоен внимания легендарного полководца Ганнибала (имеются противоречивые сведения – некоторые источники утверждают, что город был покорен им, другие утверждают, что Саламанка лишь осаждалась, но не была сдана).

    От времен визиготов и мавров в Саламанке практически ничего не осталось – кроме упоминаний в толедских хрониках. В 1085 г., первой же волной Реконкисты мавры изгоняются из Саламанки и король Альфонсо VI поручает своему зятю, графу Раймундо де Боргонья (Raimundo de Borgoña), женатому на старшей дочери короля, донье Урраке (Doña Urraca), освоить и заселить земли Кастилии и Леона, в частности, Саламанку и Авилу, что вельможа с честью выполняет.
    en.wikipedia.org/wiki/Alfonso_VI_of_Castile
    История Реконкисты www.covadonga.narod.ru/Castilla.html

    В 1218 г. происходит событие, имеющее для Саламанки значение – необычайное: король Альфонсо IX открывает там университет. Это был не первый университет в Испании – первым стал университет Паленсии, открытый четырьмя годами ранее. В Паленсию пригласили французских и итальянских преподавателей, однако богословие им преподавать не разрешили – оно было включено в программу испанских университетов лишь в XV в. Первый университет просуществовал всего 31 год, может, поэтому вся слава досталась Саламанке и Алькале-де-Энарес? В педагоги в саламанкском университете также не допускались представители духовенства, поэтому лишь через 37 лет после открытия вуза местный вуз получил папскую буллу, благодаря которой выпускники Саламанки признавались во всей Европе как закончившие университет и могли заниматься преподаванием. Известно, что в 1254 г., Папа Римский назвал Саламанку "одним из четырех светочей мира" (осталось за кадром, однако, какие города вошли в сей почетный перечень).

    Неизменная часть описания любого университета – перечисление его выпускников, прославивших альма матер. У Саламанки это слава и гордость Испании – литературной и гуманитарной - Мигель Сервантес, Кальдерон, Лопе де Вега, Антонио де Небриха (создатель испанской грамматики), Франсиско де Виториа, Бартоломе Лас Касас (миссионер, историк открытия и завоевания Америки), Сан Хуан де ла Крус (сподвижник Тересы Авильской), Луис де Леон, Мигель де Унамуно (ректор университета при Франко, писатель, философ). Учился здесь и Христофор Колумб.

    Особенно поразила история из жизни Луиса де Леона (1527-1591), поэта, ученого и монаха-августинца. По сути, он был первым профессиональным литератором Испании. "Луис де Леон обладал колоссальной эрудицией в области теологии, философии и литературы и незаурядным поэтическим дарованием - его произведения считаются классикой испанской поэзии. Специфическую пятистрочную строфу, так называемую кинтилью, которой написаны "Песнь Духа" и "Темная ночь души", ввел в поэтический обиход именно Луис де Леон. Он в совершенстве знал латынь, древнегреческий, иврит и арамейский, был великолепным переводчиком. К несчастью, его активная деятельность обратила на себя внимание инквизиции. В 1575 году он был арестован, причем непосредственным поводом для ареста послужил перевод "Песни песней" на испанский язык (в ту пору официальным языком Церкви была латынь). Луис де Леон сам защищал себя в качестве адвоката и сумел-таки оправдаться! Проведя в тюрьме Инквизиции пять лет, он вернулся в стены родного Университета, поднялся на ту же самую кафедру и начал лекцию бессмертными словами: "В прошлый раз мы остановились на том…" (с) www.carmil.ru

    Библиотека университета, основанная в XVII в., сейчас насчитывает около 170 тыс. томов – достойнейшее собрание! Есть здесь и уникальные книги, к примеру, труд "Основы медицины" врача Франсиско Лопеса де Виллалобоса, изданный в 1493 г. на кастильском языке. Его обнаружили при очередной инвентаризации библиотечных фондов только в 1966 г.

    ***

    В истории средневековой Саламанки не обошлось без драм, достойных пера Шекспира: в 1465 г. город разделился на сторонников двух враждующих семейств – Манзано и Энрике. Началось все банально – со ссоры после игры в мяч, когда два брата семьи Манзано убили двух братьев из семьи Энрике. Мать убитых, получившая прозвище Марии Храброй, отправилась вслед за убийцами в Португалию и, выбрав момент в гостинице местечка Визеу, убила обоих, привезя с собой их головы, бросив их на гробницы сыновей в церкви Сан-Томе. Город враждовал много лет, обильно поливая кровью врагов мостовые Саламанки. Конец вендетте положили Католические короли, прожив здесь с октября 1505 по март 1506 гг. Здесь умер наследник Фердинанда и Изабеллы, инфант дон Хуан (1497), результатом чего стало правление Хуаны Безумной – одной из загадочных страниц испанской истории, и восшествие на престол Карла V, будущего властителя Священной Римской империи.

    Короли вообще жаловали Саламанку своим вниманием: в 1534 г. город посетил король Карл I, Фелипе II женился здесь на Марии Португальской (1543), Фелипе III в 1600 г. посетил город со своей женой Маргаритой Австрийской. В войне за испанское наследство город принял сторону Фелипе V и история гласит, что в благодарность за поддержку король приказал возвести в Саламанке Пласа Майор, подобную мадридской.

    Война за испанское наследство: ru.wikipedia.org/wiki/Война_за_Испанское_наследство
    Филипп V: en.wikipedia.org/wiki/Philip_V_of_Spain

    В начале XIX в. Саламанку изрядно потрепало наполеоновскими войнами: были порушено многие колледжи университета и дворцы, в том числе и здание Colegio Mayor de Cuenca, считавшееся чудом архитектуры.

    В 2002 г. Саламанка была внесена в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, и в том же, 2002, году, она вместе с Брюгге стала европейским городом культуры.

    ***

    В тот день не обошлось без приключений: билеты на Саламанку мы приобрели мы за пару дней до этого, и из наших голов совершенно вылетел тот факт, что в выходные (а 13 января 2007 года был субботой) завтрак в отеле не с 6, а с 8 часов утра, а выезд из Мадрида с вокзала Чамартин, до которого нам было добираться еще минут 40 (25 на такси) планировался где-то в 8:40. То есть мы или опаздывали на поезд, или оставались без завтрака. Перед таким вот непростым выбором мы оказались в 6 утра дня выезда в Саламанку, спустившись на завтрак и оказавшись вместо улыбающегося метрдотеля перед закрытой дверью ресторана. Не разобравшаяся в тонкостях моего желудка (поесть утром надо обязательно, и чем больше, тем лучше!) девушка на ресепшен посоветовала нам где-то через часик прогуляться по улочкам рядом с отелем – там-де имеется несколько кафешек, где можно позавтракать кофе с булочкой. Девушка не знала, что в эту минуту она была буквально на волоске от…. Ну чего-то ужасного, точно. Предлагать мне попитаться с утра кофе с булочкой – издевательство, которое отелю не прощается, каким бы ни был безупречным сервис и прекрасными комнаты. Муж, особенности моего мировосприятия на голодный желудок прекрасно знающий, эту мысль с негодованием отверг, в результате чего девушка напряглась и выдала на-гора следующий вариант развития событий: она позвонит на Аточа и спросит, можно ли сдать билет на ранний поезд и приобрести взамен на более поздний. Оказалось, можно, что и было выполнено, и мы отправились досыпать еще пару часов до завтрака.

    В этот день нам повезло на сочувствующих испанцев: сначала девушка на ресепшен отнеслась с пониманием к нашей проблеме с билетами, затем дама на завтраке посочувствовала мне по поводу моего подхваченного еще в Авиле кашля, предложив обжигающе горячего чаю с медом. Наконец, по приезде в Саламанку, когда мы выгрузились с поезда и вышли со станции, мы наконец-то опробовали передовую методику ориентирования на местности, неизменно работающую в Италии, Испании и, как выяснилось теперь, и в Португалии. Суть ее проста: когда вы не знаете, в какую сторону двигаться, нужно смело подойти к любому местному жителю и с вопросительной интонацией вопросить его "Синьор(а), Пласа Майор?" (как показывает практика, турбюро, где выдадут карту и вообще сориентируют на местности и где обычно неплохо говорят по-английски, расположено или на главной городской площади, или где-то рядом). Абориген(ка) начнет что-то говорить, обычно на своем, но главное – покажет рукой или головой, в каком направлении двигаться. В Саламанке же пожилой синьор с двумя спутницами так переживал, дойдем ли мы правильно, что львиную часть пути следовал за нами и когда мы оглядывались, преследует ли он нас еще, он одобрительно нам кивал – дескать, не волнуйтесь, я тут, правильно идете. Богата на добрых людей земля испанская…

    У станции нас встретил диковинный всадник в полном боевом облачении, отчего-то имеющий когти на нижних и верхних конечностях. Так мы и по сей день теряемся в догадках – что бы это значило…

    Пласа Майор (Plaza Mayor)

    Испанцы, наверное, как ни одна нация в мире, были подвержены зависимости от разного рода зрелищ (подозреваю, что это свойство характера сохранилось и по сей день): шествия, фестивали, корриды…даже из аутодафе они умудрились сделать шоу.

    "… Испания наша без памяти любила жечь на кострах еретиков и ведьм, иудействующих и чернокнижников. Аутодафе собирали тысячные толпы зрителей, среди которых были и аристократы, и плебеи … могли почтить его своим присутствием и коронованные особы, сидевшие на почетных местах. … пиршество … начали готовить дня за два до назначенного срока: на Пласа Майор поднялась большая строительная суета, и плотники под началом десятников стали возводить здоровенный, футов на пятьдесят, помост, окруженный ступенчатым амфитеатром, затянутым материей, завешанным коврами и драпировками. Даже ко дню бракосочетания их величеств не украшали площадь с таким размахом и рвением: все прилегающие к ней улицы перекрыли, чтобы кареты и всадники не создавали сутолоки; для королевской фамилии предусмотрели места под балдахином. Поскольку длительная церемония грозила затянуться на весь день, устроители озаботились возведением навесов, под которыми горожане могли перекусить, освежиться и выпить прохладительного. Столь велики были ожидания, что на свете в тот день ничто не могло сравниться с вожделенным билетом, дававшим право смотреть на казнь из окна, и многие уплатили очень приличные деньги алькальду Дома и Двора за то, чтобы устроиться поудобней и там, откуда все как на ладони. Входили в число этих многих знатнейшие вельможи, придворные кавалеры, высшие сановники, послы, включая и папского легата: нунция его святейшества даже fumata bianca (белый дымок, сигнал избрания конклавом нового Папы) не заставила бы отказаться от такого зрелища, как коррида, канъяс и, само собой разумеется, поджаривание грешников".
    /Артуро Перес-Реверте "Чистая кровь"/

    Именно по этой причине большинство испанских главных площадей, сохранившихся со средневековья, выглядит именно как огромная сцена, на которой разыгрывались вышеуказанные "спектакли". Пласа Майор Саламанки была построена по приказу Филиппа V в благодарность за поддержку его как претендента на престол в войне за Испанское наследство, и выглядит она почти как мадридская тезка – особая милость короля. До 1729 г., когда началось строительство, здесь было грязное и бестолковое пространство – ситуация, привычная для рыночной площади у местной церкви Святого Мартина, на которой с утра до ночи толкутся торговцы со всей округи, где процветает подпольный игорный бизнес, а по ночам происходят драки и поножовщина. Разговоры в городском совете о том, что кто-то надо с этим делать, велись долго и упорно, но как водится, нужен был повод, чтобы резко изменить действительность. Каковым стало щедрое предложение короля построить за счет казны площадь, подобную мадридской.

    Городской совет выигрывал от этого многое: во-первых, рассадник преступности и всяческой заразы сменялся величественной площадью, гораздо более приличествующей облику города, и все это – за счет казны! Во-вторых, благодаря тому, что на первых этажах зданий, замкнутых в каре, были сделаны аркадные галереи, там появилась возможность выгодно сдавать места под лавки и мастерские, что обеспечивало городу постоянный доход. В-третьих, город получал прекрасно оборудованное место для спектаклей и аутодафе, и при этом перемещаться можно было как раз по галерее – как людям, так и животным. Положительно, решение поддержать будущего короля было прозорливым…

    В 1729 г. за проект берется Альберто де Чурригера (Alberto de Churriguera), один из архитекторов, стоявших у истоков платереско, и благодаря кому Саламанка стала столицей этого уникального стиля. Между 1735 и 1750 годами строительные работы прерываются по причине тяжбы муниципалитета города с бывшими жителями площади Сан-Мартин, которых оттуда выселили. История умалчивает, что в итоге в качестве отступного получили горожане, но в 1750 г. за работу принимается Andrés García de Quiñones и заканчивает строительство через 5 лет. Примерно до 1869 г. площадь была примерно такой же, как и в наши дни, в упомянутом же году посреди площади возводят восьмиугольный фонтан, вокруг которого разбили садик. Так площадь выглядела до 1954 года, пока мэр Саламанки Карлос Гутиеррес де Себальос (Carlos Gutiérrez de Ceballos) не решил вернуть городу прежний облик, что и было выполнено.

    Здания на квадратной площади выполнены в едином стиле, имеют одинаковую высоту, кроме выдающегося в плане отделки и высоты здания муниципалитета (это единственное, к слову сказать, здание на барочной площади, где имеются элементы французского рококо с его характерной "волнистостью"). Еще одна некоторая несоразмерность – арки, выходящие на улицы, идущие от Пласа Майор, расположены в зданиях несимметрично – рисунок городских улиц менять не стали, и "прорубили" арки там, где улочки вливаются в площадь. Здание мэрии венчают фигуры четырех добродетелей: благоразумия, правосудия, крепости и умеренности. По бокам, на краю крыши, ряд статуй продолжают символы сельского хозяйства, торговли, промышленности и астрономии. Каждый год, 15 августа на фасаде мэрии ставят высокую мачту с испанским флагом и фигурой быка (она называется "Mariseca") – начинается сезон корриды….

    Кроме муниципалитета, выделяется так называемый Королевский павильон, украшенный в верхней части бюстом Святого Фернандо, покровителя испанской монархии, в медальонах ниже размещены изображения короля Филиппа V и его супруги, доньи Исабель де Фарнесио (Isabel de Farnesio). Если присмотреться, то на всей площади над арками в медальонах размещены испанские монархи, а кроме того - первооткрыватели, святые (Тереса Авильская, к примеру), писатели (Сервантес), ученые (Луис де Леон)…

    По соседству с Пласа Майор расположена романская церковь San Martin, некогда давшая имя площади-предтече. Возвели ее в XII веке реконкистадоры, отвоевавшие Саламанку от мавров. Над т.н. епископской дверью – резное изображение легенды о Святом Мартине, поделившемся с нищим куском плаща. Сейчас церковь зажата между подступающими к Пласа Майор домиками, но стеной и окошком/дверью одной из капелл с каменной резьбой можно полюбоваться – сбоку.

    Турбюро расположено на Пласа Майор у выхода на улицу Calle Prior – там охотно дают карту города и расписание работы музеев.

    Восточная часть Саламанки: от рыночной площади до церкви и монастыря Сан-Эстебан

    Взятие города было решено совершать по часовой стрелке, а посему с Пласа Майор мы вышли на Пласа дель Меркадо и мимо здания рынка и епископского дворца по улице Королевы (la Reina) вышли к церквушке Санта-Юлалия (Santa Eulalia), с чертами романского стиля, то есть представляющей определенную ценность, но отчего-то не помеченной на карте. Воистину, только в таком богатом архитектурой городе, как Саламанка, возможно пренебречь некоторыми, не столь существенными, объектами, как какая-то церковь XII-XIII века… Здесь же стоит готическая башня Torre del Aire (XV век), напоминающая итальянские башни того же времени. Окошки по примыкающему к ней дому средневекового вельможи рассыпаны по всему фасаду довольно хаотично и украшены каменной резьбой над оконными проемами тоже вразнобой, но особенно умилили беленькие занавесочки на самом большом окошке. Напротив, через оживленную Гран Виа, на площади Конституции, стоит административное здание в форме буквы "П". Примечательно оно галереей верхнего этажа, украшенной резными проемами, и некоторыми резными же элементами фасада. Здание построено из характерного золотистого местного камня, поэтому хорошо вписывается в облик Саламанки, и, на мой взгляд, это перестроенный дворец одного из местных вельмож…

    В нескольких минутах пешком от площади Конституции расположена церковь Святого Духа (Sancti Spiritus), причудливо сочетающая в себе лучшие черты готики и платереско: характерные готические шпили покрыты такой искусной резьбой, что кажутся мохнатыми А резной портал может похвастаться причудливо переплетенными фигурками – то ли святых, то ли греческих философов. Внутри – ребристый сводчатый потолок и красивый барочный алтарь.

    На соседней площади Сан-Кристобал нас встретила суровая громада одноименной романской церкви, увы – закрытой и судя по всему, не функционирующей. На площади стоит памятник, изображающий великана, держащего на плече ребенка. Великан отчего-то с белым лицом – то ли так было задумано, то ли шалость местного студенчества. Памятник смутно что-то напоминал… ну конечно! Это Святой Кристофер, легендарный покровитель Риги! Если вы бывали в Риге, то должны были видеть в большой стеклянной витрине на набережной Даугавы близ Рижского замка цветную фигурку с веслом. Про основание Риги даже имеется красивая городская легенда о том, как когда-то на месте, где сейчас стоит Рига, жил перевозчик через реку по имени Кристофер. Однажды ночью он спас и приютил заблудившегося ребенка, а утром обнаружил у себя в хижине золото, на которое и было заложено первое здание в Риге. Интересно, каким ветром святого занесло в Саламанку…. На площади же стоит бывшая часовня Милосердия – приземистая, вросшая в землю, но с красивым резным порталом.

    Далее на нашем пути еще одна интересная площадь: театр Бретон под открытым небом, с левой стороны к которому примыкает двухъярусная аркадная галерея. Первый ярус изрядно попорчен граффити, равно как и окружающие площадь дома и стоящее неподалеку единственное увиденное нами в этой поездке по Испании здание, покрытое сграффито (не путать с граффити!)

    Еще площадь, на этот раз – Святой Клары с одноименным монастырем, фасад которого явно с примесью барокко. Через пару улиц – святилище Святого Томаса, та самая почитаемая церковь, в которую Мария Храбрая принесла отрубленные головы убийц своих сыновей (см. история города). Первая романская церковь города посвящена Святому Томасу Бекету, архиепископу Кентерберийскому, погибшему от рук рыцарей короля Генриха, ставшему сразу после смерти святым мучеником.
    en.wikipedia.org/wiki/Thomas_Becket

    "…Весть о страшном злодеянии, подобно огненному смерчу, прошла по всему христианскому миру, от Дублина до Иерусалима и от Толедо до Осло. Папа объявил всеобщий траур. Вся континентальная половина империи короля Генриха была отлучена от Церкви, что означало закрытие всех церквей и запрещение проводить службу. В Англии люди теперь совершали паломничество в Кентербери, который стал такой же святыней, как Сантьяго де Компостелла. Здесь постоянно происходили чудеса. Вода, смешанная с кровью мученика, обрывки его мантии, которая была на нем в день убийства, исцеляли не только тех, кто приходил поклониться праху Томаса в Кентербери, но и оказывали свое чудотворное действие по всей стране.

    …Со дня убийства архиепископа Томаса прошло уже три с половиной года. За это короткое время мистический культ Бекета распространился по всему миру. Филип не мог даже предположить, начало какому движению он положил тогда, возглавив небольшую процессию с горящими свечами по улицам Кентербери. Папа немедленно объявил Томаса святым. На земле обетованной образовался новый орден монахов рыцарей, получивший название Рыцари святого Томаса. Король Генрих не смог противостоять такому мощному народному движению.

    …Коренастый человек с большой головой шел к городу сквозь пелену дождя. Он был босой и без головного убора. Позади него на небольшом расстоянии двигалась группа всадников. Человеком этим был король Генрих…"

    Кен Фолетт "Столпы земли"

    Через дорогу от церкви Сан-Томе стоит колледж рыцарей Ордена Калатравы, основанный в XVI веке, когда Университет Саламанки был на пике славы, и отстроенный в стиле барокко в 1717 г. Хоакином де Чурригерой (Joaquín de Churriguera).

    Справка. Калатрава – религиозно-политический орден, основанный в 1158 г., упразднен в 1838 г. Во главе ордена стоял сам король. На принадлежность к ордену указывал вышитый на одежде крест определенной формы – со стилизованным изображением распустившихся лилий или готической буквы "М" (в честь девы Марии).
    en.wikipedia.org/wiki/Order_of_Calatrava

    Монастырь и церковь Сан Эстебан (Convento de San Esteban)

    Громада монастыря с потрясающим фасадом – гимном платереско - поражает воображение! Глаза разбегаются от обилия резьбы, ее причудливости, и от осознания того, что все это – камень. Построили монастырь монахи-доминиканцы, прибывшие в Саламанку, привлеченные расцветом университета – большинство из них стали его преподавателями. Первый доминиканский монастырь San Juan el Blanco был основан в 1225 г., увы – слишком близко к коварной реке Тормес. Паводки и наводнения постоянно подтопляли церковь, и, наконец, в 1256 г. повредили ее так, что епископ Саламанки, дон Педро Перес, принял решение – предоставить доминиканцам церковь Сан-Эстебан, чтобы они основали монастырь там.

    До 1524 г. монастырь был скромным, готическим, в упомянутом году все снесли, чтобы построить нечто, олицетворяющее славу ордена. Инициатором строительства выступил епископ Кордовы: Хуан Альварес Толедо (Juan Álvarez de Toledo), главным архитектором был назначен Хуан де Алава (Juan de Álava), эстафету мастера-строителя подхватили сам Родриго Хиль де Онтаньон (Rodrigo Gil de Hontañón) и Диего де Сальседо (Diego de Salcedo). Стройка длилась 86 лет и была завершена в 1610 г.

    С монастырем тесно связана история будущих Великих географических открытий: с монахами-доминиканцами дружил тутошний студиозус Христофор Колумб, который в одной из палат монастыря (Sala Profundis) впервые высказал крамольную мысль о том, что можно достигнуть Индий, если плыть на запад, через Атлантику. Монахи эту светлую мысль поддержали, ходатайствовали перед католическими королями за будущего великого мореплавателя, и устроили ему встречу с королевской четой в Алькале де Энарес. Из помещений, которые стоит посетить, отмечу еще Пантеон Богословов. Теперь здание монастыря занимает факультет теологии доминиканского ордена.

    Внутри однонефной (характерной для доминиканских храмов) церкви – простор, не такой, конечно, как в ватиканском Сан-Пьетро, но впечатляющий, украшенный барочным алтарем работы Хосе де Чурригера (José de Churrigera) и изображениями святых Эстебана (Стефана), Франсиско, Доминика (у изображения святого Доминика стоит собака с факелом в пасти, символизирующая верность ордена доминиканцев святому покровителю. В центре алтаря помещена одна из последних картин Клаудио Коэльо на тему мученичества святого Стефана (его забили камнями).

    Ну а теперь можно выйти и насладиться фасадом церкви во всей красе. Рассматривать его запросто можно час, задравши голову, не меньше – проверено. Все богатство резьбы сосредоточено в большой полукруглой арке, которая поделена композиционно на 3 горизонтальных части. На двух нижних помещены изображения святых, особо почитаемых доминиканцами: святой Гиацинт, Бедедикт, Педро Тельмо, Катерина Сиенская, Доминик и Франсиск. Во втором ярусе тоже в полукруглой арке изображена сцена избиения камнями святого Стефана работы Хуана Антонио де Серони (Juan Antonio de Ceroni, 1610), на верхнем ярусе – изображение Голгофы этого же мастера. У ног Христа – Мария и Иоанн, в медальонах над головой Христа – изображения святых Петра и Павла.

    Двухъярусная галерея Клаустро-де-лос-Рейес (Двор королей), расположенная справа от главного фасада церкви, и оттого на его фоне не очень привлекающая внимание, выполнена также в стиле платереско - с колоннами, капители которых украшены головами библейских пророков (1591). Она напоминает флорентийские лоджии дворцов…

    Монастырь Лас Дуэньяс (las Duenas)

    Монастырь находится "через дорогу" от Сан-Эстебана, дорогой в данном случае служит приземистый мостик. В 1491 г. благородная госпожа донья Хуана Родригес де Мальдонадо (Juana Rodríguez de Maldonado) преподнесла дворец, выстроенный в стиле мудехар (из чего мы делаем вывод, что предки благородной доньи были в числе реконкистадоров), в дар обществу доминиканок. Часть монахинь составляли благородные особы (вероятно, с этим связано и название сего богоугодного места), чьим вкладом в бюджет монастыря были немалые средства или земли, эти дамы проводили свои дни в молитве. Часть же монахинь происходила из семей попроще, и большой прибыли от них монастырь не имел, а посему занимались они общественно полезным физическим трудом.

    Строили нынешнее здание монастыря Лас Дуэньяс строители рядом стоящего Сан-Эстебана: Хуан де Алава (Juan de Álava и Родриго Хиль де Онтаньон (Rodrigo Gil de Hontañón), и знатоки утверждают, что получился в своем роде шедевр архитектуры: пятиугольная крытая галерея двора, где арки поддержаны системой колонн. От стиля мудехар кое-что осталось внутри монастыря, в который мы, к сожалению, не попали - остроконечная арка галереи. Будет возможность – сходите за нас, ибо оно того стоит: говорят, что верхний уровень внутреннего дворика украшен скульптурными изображениями совершенно фантастических созданий: здесь есть полуослы, полудраконы, ухмыляющиеся козлы, крылатые чудовища, корчащиеся от боли. Нижний же уровень, напротив, довольно аскетичен. Имеется там и мавританская арка, выложенная изразцами.

    Без платереско, как водится, не обошлось, хотя по сравнению с пышным соседом тут портал входа гораздо скромнее: поверхность поделена на две горизонтальные части. В нижней имеется полукруглая арка, украшенная мифологическими существами (половина человека, половина растения, как мне показалось). В центральной части верхнего уровня – фигурка Девы Марии с изображениями Святых Петра и Павла по бокам (в медальонах), и гербы ордена.

    В 1963 г. здание монастыря было в плачевном состоянии, и было принято решение о восстановлении, буквально несколько лет назад масштабная реставрация была закончена, так что приедь мы сюда лет 5 назад – могли бы монастырь и не увидеть…

    К югу от Пласа Майор: вокруг площади Колумба

    Кусочек города, который мы намерены были осмотреть следующим, лежит к югу от Пласа Майор, к северо-западу от монастырей Лас-Дуэньяс и Сан-Эстебан. Туда нас привела улица Сан-Пабло, идущая сразу "за углом" Лас-Дуэньяс, и, как ни манили нас купола и шпили Старого и Нового соборов, мы твердо были нацелены эту часть города освоить.

    В центре площади Колумба разбит небольшой скверик, скрывающий статую Христофора Колумба, указывающего на запад. Справа видна небольшая, аккуратненькая церковка (капелла конгрегации Христа, как гласит неприметная табличка), украшенная гербами вельмож и фигурами Святых Петра и Павла. Я затруднилась в классификации пары сидящих фигур в центре фасада, но подозреваю, что это могли быть католические короли.

    С правой же стороны площади, чуть поодаль стоит средневековая (XV) башня Клаверо (Clavero). Изначально ее возвели квадратной формы, позднее перестроили, придав восьмиугольную форму. Каждая из сторон украшена круглой сторожевой башенкой. Городская легенда гласит, что некогда здесь стоял дворец завхоз влиятельного ордена, и это все, что от дворца осталось (клаверо – в переводе с испанского означает "ключарь").

    С левой стороны нашему взору предстают сразу 2 примечательных строения: аскетичного вида башня дворца Abrantes со всего лишь парой окошек на суровом фасаде, которую укоротили по приказу католических королей, дабы местное дворянство не слишком заносилось; и дворец Салина (de la Salinа) XVI века, приписываемый архитектору Алонсо де Фонсеке (Alonso de Fonseca), который считается одним из самых красивых ренессансных зданий города. Лоджия первого этажа высоченная, сформирована четырьмя арками и украшена пятью медальонами. Верхний этаж и оконные проемы покрывает изящная резьба.

    Дом с ракушками (Casa de las Conchas)

    От площади Колумба по улочке Jesus мы вышли на центральную улицу Rúa Mayor, где все взгляды приковывает, пожалуй, самое узнаваемое здание Саламанки – Дом с ракушками. Построен этот дворец был в 1493-1503 гг. в честь бракосочетания благородного дона Родриго Ариаса Мальдонадо (Rodrigo Arias Maldonado) и не менее благородной доньи Марии де Пиментэль (María de Pimentel). Щедро разбросанные по фасаду ракушки и лилии – символы обеих семей (раковины были символом Ордена Сантьяго, к которому принадлежал новобрачный). В 1701 г. дворец расширили, появился фасад, смотрящий на улицу Майор, и туда тоже добавили раковины. Кроме ракушек, по всей поверхности двух фасадов (один смотрит на центральную улицу, другой - в переулок) имеются гербы обоих вельможных родов.

    Здание в своем роде уникально: с одной стороны, в нем чувствуется влияние итальянского ренессанса. Для гражданских строений того времени вообще характерен декор стен: обработка камня стен как граней бриллианта (такие дома обычно называли Дом пик), но тут – раковины, около 300 штук, да еще расположенные не по-христиански, а в стиле мудехар – ромбообразно. Воистину новатором был автор сего проекта!

    Обратите внимание на фасад, выходящий в переулок и на окна и дверь дома: над дверью – герб рода Мальдонадо, как бы вставленный в рамку из лепных украшений, в нижней части резного портала от дверной притолоки тянется узор из дельфинов (ренессансный символ любви) и цветов. Герб, если присмотреться, коронован скипетром – семейная легенда гласит, что один из представителей семьи победил на турнире герцога Нормандского, и король Франции, дабы спасти сына, присвоил титул победителю, дав ему родовое имя – Мальдонадо (оно скомпоновано из нескольких испанских слов и включает в себя "лилии" и название местечка, где был турнир. Подозреваю, что и лилии в семейной символике появились после этого ж турнира, ибо они – символ прежде всего королевского дома Франции). Четыре окна на этом фасаде тоже уникальны, не похожи одно на другое, и богато украшены резьбой, налицо влияние готики. Стиль раннего платереско, конца XV века, на которое еще оказывают влияние готика и мудехар, в Испании называют исабелино – по имени королевы Изабеллы. Кстати, железные решетки, которые защищают окна пониже, считаются одними из лучших образцов готической испанской ковки.

    Если встать на углу дома, и сделать несколько шагов назад, то видна еще некоторая асимметрия: на углу дворца явно была высокая башня, гораздо выше, чем сейчас. А там, где заканчивается фасад, как будто тоже была башня-близнец. Скорее всего, гордые шеи башен местного дворянства укоротили по приказанию католических королей, дабы те сразу поняли, кто в городе хозяин и прекратили междоусобные свары (прятаться-то негде).

    Внутренний двор также испытал на себе влияние стиля мудехар: его украшения – это смесь средневековой архитектуры, мудехара и ренессанса. Верхний уровень арок выполнен из каррарского мрамора (ренессанс); парапеты балконов украшены мотивами сот и сложным плетением (оно похоже на корзинное плетение) – это уже мудехар. Черепичная крыша имеет парапет, как будто сотканный из лилий с фигурными водосточными желобами. Оба яруса украшены гербами двух породнившихся семей. В центре двора – колодец, который в случае осады мог обеспечивать жителей дворца питьевой водой. Лестница, ведущая в верхние помещения, расположена не напротив входа, как у добрых христиан, а сбоку – это тоже мусульманская традиция строительства. Сначала вы увидите фигуру собаки со щитом рода матери дона Родриго, затем – лев со щитом рода Мальдонадо, и, наконец, третий пролет украшен гербами и символикой Пиментель и Мальдонадо.

    В настоящее время в здании расположена библиотека, а со стороны улицы Майор – еще одно городское турбюро.

    Иезуитский колледж Ла-Клересия /Iglesia de la Clerecía

    Иезуитский колледж в Саламанке был основан в 1611 г. Маргаритой Австрийской, женой короля Филиппа III, дабы распространять католическую веру и искоренять ересь. Злые же языки утверждали, что настоящей целью королевы был камень в огород доминиканцев, которые держали в заключении в Саламанке будущего основателя ордена иезуитов Лойолу и даже судили его за ересь, правда, оправдали, после чего будущий святой покинул Испанию и уехал в Париж. Строительство началось в 12 ноября 1617 года (иезуиты были тогда в большой силе и чуть не снесли стоявший рядом Дом с ракушками), и продолжалось до 1755 г. Сюда вложен труд нескольких архитекторов: стены принадлежат Хуану Гомесу де Мора (Juan Gómez de Mora); купола и свод - работа Педро Мато (Pedro Mato) а башни - - работа Andrés García de Quiñones. После изгнания иезуитов в 1767 г. здание стало собственностью короля и получило название Clerecia. С 1940 г. это часть университета.

    Архитектура здания отражает традиционные идеи того времени, как должен выглядеть иезуитский монастырь: публичная часть, церковь, школа, где иезуиты давали уроки, и приватные помещения, где происходили религиозные таинства. Церковь на первый взгляд не очень похожа на образец стиля – Иль Джезу в Риме, но, приглядевшись, понимаешь, что сходство все же присутствует. Фасад церкви делится на три горизонтальные плоскости, отделенные друг от друга коринфскими колоннами. На нижней части расположены гербы и три простые двери, в центре - образ Святого Игнасия Лойолы, на средней – два больших щита и дверь-окошко, верхняя часть венчается двумя башнями-рожками и фронтоном, на котором высечены изображения Девы Марии, короля Филиппа III и его жены, Маргариты Австрийской. Купол храма поддерживается створками огромной раковины с королевскими щитами и барабаном. После разрушительного землетрясения 1755 г., стершего с лица земли средневековый Лиссабон и докатившегося до Саламанки, чуть не свалившийся вниз купол был укреплен металлическими конструкциями. Интерьер довольно типичен для иезуитских церквей: богато украшенные алтари, часть росписи посвящена Лойоле, алтарные части обрамлены т.н. соломоновыми колоннами.

    Спускаемся вниз по улице Майор, и перед нами – странно тихая и немноголюдная площадь Анайя (Anaya), на которую выходит великолепный фасад соборов, к ним мы сейчас направимся, но сперва остановимся и повернем голову вправо – там стоит небольшая церквушка Святого Себастьяна (1731, Альберто де Чурригера) и примыкающий к ней дворец Anaya, принадлежавший семье Мальдонадо. Старый дворец стоял на этом месте с 1401 г., неоклассическое нынешнее (крайне для Саламанки нетипичное) было возведено в 1760 г. Хуаном де Сагарвинагой (Juan de Sagarvinaga). Через улицу – студенческое общежитие работы Хоакина де Чурригера (Joaquín de Churriguera). А теперь можно и к соборам!

    Старый и Новый соборы (Catedral Nueva и Catedral Vieja)

    Саламанка все-таки уникальный город! Не только по атмосфере или архитектуре, но и даже по тому, что соборов, коих каждому уважающему себя христианскому городу положено иметь один, у Саламанки – два. Один построен в романском стиле, второй – готика и ренессанс, там же платереско, но они удивительным образом – сочетаются и дополняют друг друга.

    Catedral Vieja

    Прибыв в город, отвоеванный от мавров, в 1085 г., граф Раймундо де Боргонья и его супруга, высокородная донья инфанта Уррака (дочь короля Альфонсо VI) сперва были заняты насущными проблемами: обнести город стеной (она не сохранилась, но если смотреть на карту города, заметно, где она проходила), дабы уберечь город от мавров, построить себе дворец, занять население работой и привлечь в город…. Через 17 лет пора было подумать и о душе – и в 1102 г. благородная чета основывает Старый собор, подчинив его юрисдикции все церковные приходы в Саламанке и окрестностях. Строительство собора начинается в 1140 г. и за работу принимаются сразу несколько архитекторов, к примеру, испанец Juan Franco и француз Pierre d"Aix. Громаду собора возводили по частям: фундамент, неф, боковые стены (1150-1175), крытая галерея и своды (1175-1200), башня Петуха (torre del Gallo, из-за флюгера с изображением петуха) и купол (1175-1200). В конце строительства уже чувствовалось влияние готики – появляются ребристые своды, держащие огромный вес стен, остроконечные арки. В башне, кстати, угадывается влияние Византии – видимо, по пути к Сантьяго де Компостелла византийские паломники останавливались в Саламанке в большом количестве и среди них были искусные мастера.

    Алтарь Старого собора украшен росписью работы флорентийца Дельо да Никколо Дельи (Dello da Niccoló Delli) в 1445 г. – это целых 53 картины, на которых изображены самые важные эпизоды из жизни Христа и Девы Марии. Выше – фреска "Страшный суд", также его работы. Венчает алтарное украшение статуя Девы Марии де ла Вега, покровительницы Саламанки, считаемая одним из лучших образцов средневекового ювелирного искусства (XII в.). Выполнена она из дерева, и покрыта пластинами из меди, бронзы и золота.

    Справа от входа расположена часовня Сан-Мартин (San Martin), помещенная под Башней Колоколов (Torre de las Campanas). Основал ее в 1262 г. епископ Педро Перес (Pedro Pérez), который там же и был погребен (напротив входа). Готическая роспись капеллы изображает сцены погребения епископа и сцены из Нового завета. Эта же капелла известна как часовня Масла (Capilla del Aceite), потому что здесь хранили глиняные кувшины с маслом, которое использовалось для ламп собора. Толщина стен здесь внушительная, поэтому часовню во время Гражданской войны использовали еще и как бомбоубежище, в котором скрывался сам генерал Франко.

    Вокруг крытой внутренней галереи вдоль стен расположены гробницы, среди которых выделяется усыпальница архидиакона Гутиеррес де Кастро (Gutiérrez de Castro), с великолепным рельефом. Поблизости расположены четыре часовни, к примеру, часовня Сан-Бартоломе, фамильная усыпальница семьи de Anaya y Maldonado, в центре ее расположена могила основателя часовни – архиепископа Саламанки дона Диего де Анайа и Maldonado (Diego de Anaya y Maldonado). Часовня окружена красивой кованой решеткой (1514). Капелла Сальвадор (Salvador) имеет мавританские своды, а капелла Санта-Барбара (Santa Barbara) известна тем, что по древнему обычаю (известному, между прочим, еще в Китае V-VI вв. н.э.) перед экзаменами на соискание научного звания всех кандидатов запирали там на 24 часа, в потом проводили перекрестный опрос (жестоко по сравнению с испытанием в Китае, где соискателей просто запирали со списком экзаменационных вопросов на сутки). Те, кто экзамен прошел, выходили в специальный зал для празднования, те, кто не сдал – тихо покидали собор через дверь Carros.

    Catedral Nueva

    В течение XV века город испытал сильный прирост населения, и романский собор уже не мог вместить всех желающих. В 1491 г. капитул принял решение о строительстве нового собора, но работы начались только в 1513 г. – комиссия изучала кандидатуры архитекторов. Самым достойным оказался Хуан Хиль де Онтаньон (Juan Gil de Hontañón), предложивший проект, согласно которому Новый собор пристраивался к Старому, причем сносилась только одна стена Старого собора. С первого дня работ мастеру-строителю отравляли жизнь бесконечными тяжбами архитекторы, конкурса не прошедшие. Стройка постоянно приостанавливалась, на площадку приезжали комиссии и ревизоры, в проект вмешивались… в общем, стоит ли удивляться, что закончили работу только в1733 г.? Эстафету перехватил сперва Хуан де Риберо (Juan de Ribero), затем и прочие лучшие архитекторы того времени (отметился там и клан Чурригера).

    Новый собор Саламанки - одна из самых последних работ испанской готики. Фасады украшают сцены Рождества Христова и Богоявления, Голгофа и вход в Иерусалим, все это обрамлено фигурками святых, цветами, мистическими символами - это платереско яркое, впечатляющее, беспримесное. Главный фасад, выходящий на Calle Cardenal Plá y Deniel – пламенеющая готика в очень ярком проявлении, а вот колокольня и купол – уже барокко. Интерьер собора похож на лес и поражает высотой и простором. Сиденья, кафедра и резьба хора, выполненные из орехового дерева, оформление главной капеллы – работы Альберто Чурригера – считаются одним из лучших образцов барокко.

    Достойны внимания две часовни: Золотая часовня (Dorada), или часовня всех святых, и часовня Святого Христа де лас Батальяс (Capilla del Santo Cristo de las Batallas), а в капелле Доре имеются готические скульптуры и азулежуш – португальские изразцы, которыми украшают церкви по всей испанской соседке.

    Золотая часовня - настоящая маленькая церковь внутри собора: она раcполагает собственными хором и ризницей и, по мнению специалистов, даже органом. В ней имеются изображения всех христианских святых с начала времен до XVI века, когда она была закончена. Основал капеллу архидиакон дон Франсиско Санчес де Паленсуела (Don Francisco Sánchez de Palenzuela), погребенный в ней же, под аркой, рядом – коленопреклоненные фигуры его родителей и племянника, и фигура, символизирующая смерть.

    Во второй часовне – Святого Христа, погребен епископ дон Херонимо Виске (Don Jerónimo Visque), а свое название часовня получила по алтарному изображению Христа, ведущему в бой Эль Сида, героя Реконкисты.

    Справка.

    Родриго (Руи) Диас де Вивар (Вивар (Бургос), около 1044 г. — Валенсия, 10 июля 1099 г.), также известный как Эль Сид Кампеадор — кастильский дворянин, военный и политический деятель, национальный герой Испании. Служил при дворе короля Санчо II, а после его смерти — Альфонсо VI, при котором стал главнокомандующим (alférez) кастильской армией. С 1080 г. — в изгнании. В 1094 г. захватил Валенсию и стал ее правителем.

    Сид (от арабского "сиди" — вождь) приобрёл легендарные черты и считался отважным рыцарем, сочетавшим храбрость и гуманность, поскольку он воевал как с христианскими тиранами, так и с мавританскими. После своей смерти в 1099 г. Сид превратился в народного героя, воспетого в поэмах и песнях. Его подвиги послужили сюжетом для "Песни о моем Сиде" ("Cantar del mio Sid") — эпической поэмы, написанной на кастильском языке. В поэме прослеживается явное влияние французской "Песни о Роланде", близко к реальности отражены исторические события, и читатель ясно представляет, какой была жизнь странствующего рыцаря в припограничной полосе Испании.
    en.wikipedia.org/wiki/El_Cid

    Хочу сказать пару слов о злосчастной Башне колоколов собора. Старый собор имел две башни, и одну из них было решено достроить, чтобы она была колокольней для обоих соборов, что и было сделано. Но в 1705 г. в башню попала молния, и самый больший колокол упал на улицу, а после землетрясения 1755 г., разрушившего до основания Лиссабон, отголоски которого докатились и до Саламанки, башня была сильно повреждена, ее чуть не снесли, и лишь смелое решение укрепить металлическими скобами башни ее спасло. Пострадала башня-горемыка и во время Гражданской войны…

    "… вокруг обоих соборов можно ходить до бесконечности, каменная резьба его порталов и колонн завораживает. На капителях – всякие зверушки, чудища, мордочки и фигурки - и ни одна не повторяется. Все ищут там и собрата лягушки – Астронавта. Когда реставрировали портал, что выходит на плаза Анайя, реставраторы сочли возможным слегка его осовременить и вырезали на колонне скульптурку космонавта в скафандре. Местные забулдыги караулят у дверей астронавтоозабоченных иностранцев, надоедливо и небескорыстно предлагая свою помощь – пошлите их подальше, астронавт на крайней левой колонне дверного портала на высоте чуть выше вашего роста, глаза сразу же в него и упираются".
    (с) Arial

    За соборами, кстати, расположен очень милый садик (вход свободный), Huerto de Calisto y Melibea, откуда открываются красивые виды на Саламанку и на сами соборы. Фотографии готических шпилей в обрамлении зелени, кажется, получились очень удачными.

    Университет Саламанки

    Как я уже писала в разделе "История Саламанки", университет здесь был основан в 1218 г., короли жаловали ему привилегии, Папы римский назвал университет "одним из четырех светочей мира" и признал право его выпускников преподавать по всей Европе, несмотря на то, что богословия в Саламанке не изучали. При католических королях университет стал государственным и превратился в один из главных вузов страны. Список выдающихся его выпускников, прославивших Испанию, см. раздел "История Саламанки"

    Главное здание Университета было построено между 1504 и 1528 гг. и является олицетворением стиля платереско. Восхитительный главный фасад, выходящий на патио Escuelas Menores, где стоит памятник Луису де Леону, поделен на три горизонтальных части. На первой (нижней) в круглом медальоне изображены католические короли Фердинанд и Изабелла, держащие единый скипетр, по верху медальона идет надпись: "Короли университету - университет королям". Изречение в принципе понятно: король является защитником интересов университета, монархия нуждается в адвокатах, судьях и юристах.

    Во второй части – фигуры короля Карла V и его жены, Изабеллы Португальской – монархов, правящих как раз в то время, когда возводили главный фасад. Но внимание привлекают прежде всего три герба: католических королей справа, герб Карла V (императора Священной Римской империи, вот почему в его гербе содержится множество маленьких гербов стран и областей, входящих в империю) в центре и герб Максимилиана I Германского (деда императора Карла) слева. Гербы символизируют союз испанской короны с немецкой империей.
    en.wikipedia.org/wiki/Maximilian_I%2C_Holy_Roman_Emperor

    Третья (верхняя) часть несет символическую нагрузку: в центре фигура Папы Римского (возможно, Бенедикт XIII или Мартин V) символизирует священный характер империи Карла V. Вместе с ним изображены четыре выдающихся деятеля античности: римский император Траян, Юлий Цезарь, Карл Великий и Александр Македонский (все-завоеватели) и два мифологических: Геракл и Венера. Считается, что фигуры представляют добродетели, которые должны быть у истинного императора: умеренность, благоразумие, сила духа и справедливость. Это проект будущего испанской монархии.

    Рекомендую для прочтения следующую статью о развитии архитектуры - artyx.ru/books/item/f00/s00/z0000007/st024.shtml

    Не могу не упомянуть о знаменитой лягушке. И не благодарите – найти ее сразу все равно не сможете. Впрочем, мы тоже "не шмогли" найти – рассмотрели уже позже, на своих же фотографиях.

    "Ну кто же, задрав онемевшую голову, не станет с упёртостью, достойной лучшего применения, разыскивать в изощренном каменном кружеве знаменитого университетского портала во дворе на Patio Escuelas Menоres не менее знаменитую лягушку?! Там и без оной есть что посмотреть, однако лягушку вынь да положь! Найти ее без бинокля и без наводки из путеводителя невозможно. Бинокль, как всегда в таких случаях, мы оставили в Мадриде, но лягушку нашли. Вроде бы. Правда, для этого пришлось заглянуть в сувенирную лавку по-соседству, найти открытку с этой самой местной знаменитостью – ну а потом, вернувшись к порталу, где-то на самом-самом его верху отыскать череп, на котором она и сидит. Не уверен, что я видел именно лягушку. Череп видел, какую-то пипочку на нем тоже не без труда разглядел – вероятно, это лягушка и была. Ну, и слава богу – "галка" поставлена!"
    (с) Arial

    "– Ведь вы же испанец, Кристобаль. Вы должны знать, что такое платереско. Разве вы никогда не были в Саламанке? Платереско – это архитектурный стиль. Саламанка – это рай для платереско.
    - Архитектура – не самая сильная моя сторона. И о платереско я мало что знаю. Кажется, платереско предшествовал барокко, во всяком случае – в Испании. Орнаменталистика, как основная деталь декора зданий. И вообще – обилие самых разнообразных, в основном растительных, орнаментов. Тончайшая работа, почти ювелирная.
    – Ведь ювелир по-испански будет платеро?
    – Значит, растительный орнамент, – теперь уже я испытующе смотрю на Линн. – Но, надо полагать, и животные встречаются…
    – Какие животные?
    – Разные. К примеру – лягушка. Лягушка, сидящая на черепе. Тоже деталь декора.
    – Лягушка? Откуда вы знаете о лягушке? – Линн явно заинтригована.
    – А вы тоже о ней знаете?
    – Ну конечно. Это знаменитая лягушка.
    – Чем же она так знаменита?
    – Она украшает фасад университета в Саламанке, и есть старое студенческое поверье: стоит только найти ее – и экзамен будет успешно сдан. Энрике рассказывал мне об этом.
    – А что, ее так трудно найти?
    – Это платереско, Кристобаль. Слишком уж причудлив орнамент.
    /Виктория Платова "Анук, mon amour..."/

    Перед фасадом, на который, уставившись, стоят толпы туристов, расположен небольшой и очень скромный дворик-патио, в центре которого – суровая фигура Луиса де Леона. В здании, выходящем на площадь, расположен университетский музей, в котором в зале со старинными учебниками по астрономии и навигации и приборами хранится фреска "Небо Саламанки" (Ф. Гальего, около 1490 г.). Вход в милый барочный дворик, через который проникают в музей, предваряет еще один резной портал в стиле платереско.

    "А еще на этой площади – Университетский музей, в котором выставлена фреска "Небо Саламанки". Фреску не видел, а вот дворик там прелестный. Зашел в большой сувенирный магазин, что прямо у Нового собора – хожу себе, всякие тарелочки, брелочки, открыточки и книжечки рассматриваю, глядь – сквозь небольшой коридорчик виден обалденный дворик. Естественно, я туда. Ляпота! Уж сколько к этому времени мы в Испании двориков перевидали – после Севильи, кажется, всё уже в оскомину, но нет – чудный дворик. А сопутешественники мои на улице остались, в магазин тот сувенирный не пошли. Но как же, ведь не увидят! Я бегом через торговый зал за ними, возвращаемся и - прямиком во двор. Не тут-то было! Бдительная продавщица бросилась за нами – куддда?! К кассе, милые, к кассе! Видать, меня-то она проворонила, приняв за страждущего понакупить лягушек-астронавтов – сдались они мне…"
    (с) Arial

    Внутри университета стоит посетить лекционные залы, к примеру, тот, в котором читал лекции Луис де Леон, говорят, что класс целиком – вплоть до кафедра и потертых пятыми точками студентов скамеек – сохранен с XVI века. Интересное, хотя и вполне логичное наблюдение: студенты садились на грубых сиденьях из древесины, боковые скамьи со спинкой были зарезервированы для преподавателей и почетных гостей. Также интересно взглянуть за зал, где читали лекции Франсиско де Виториа (Francisco de Vitoria), теолог и основатель международного права, и класс Мигеля де Унамуно.

    В левом крыле здания, в помещении с потолком в стиле мудехар расположена университетская библиотека, насчитывающая 160 тысяч сборников, манускриптов и инкунабул. Из галереи мы попали во внутренний двор Escuelas Menores (младшей школы). На стенах, снаружи и внутри, нарисовано бесконечное множество букв "V", которую в средние века рисовали кровью быка. Это "Victor Victoria" - так со времен средневековья чествовали получивших ученую степень доктора, то есть одержавших победу над книгами. Рассказывают, что последняя надпись сделана Пересом де Куэльяром.

    Римский мост (Puente Romano) и церковь Сантьяго (Iglesia de Santiago)

    Поблуждав по улочкам университета, можно спуститься к реке, дабы увидеть своими глазами настоящий римский мост. Но прежде вы пройдете мимо простого каменного креста, где отчего-то прямо на земле сидит множество студентов – видимо, тут место встреч или что-то в этом роде (написала это и поняла, какая я старая Данный мост был возведен во времена императора Траяна, в I веке н.э., хотя некоторые историки придерживаются той точки зрения, что мост тут стоял и ранее – при кельтах. Ну а любители легенд могут порадоваться: есть мнение, что строителем на этом месте самого первого моста через реку Тормес был не кто иной, как сам Геракл! Античный мост имел 26 арок, к настоящему времени сохранилось только 14 арок, тех, которые ближе к городу, остальные были достроены в XVII веке – почти половину моста снесло наводнением 1626 года.

    Мост был важной точкой на пути паломников, бредущих в Сантьяго де Компостелла, поэтому вблизи моста в XII в. возвели небольшую романскую с элементами стиля мудехар церковь, также посвященную Святому Иакову - Iglesia de Santiago. На постаменте стоит каменный зверь – кельтоиберийский боров (Verraco Ibérico), которого местные отчего-то называют Toro – быком.

    Наверное, нам повезло, что мы посетили Саламанку зимой: густой кустарник по берегам реки Тормес, на который жалуются многие путешественники – дескать, Саламанки с моста и не видать – стоял с голыми ветками и потому в кадр не лез…в этом и есть прелесть зимних поездок…

    Церковь Сан-Бенито (Iglesia de San Benito)

    От римского моста мы возвращались снова через университетский квартал, обойдя соборы и бросив сожалеющий взгляд на Дом с ракушками – красивое здание! А затем пошли по улочке, что между старым фасадом Дома с ракушками и Клересией. С правой стороны стоит готическая церковь Сан-Бенито (1104), восстановленная епископом Алонсо де Фонсека (1490), поскольку епископа в ней крестили. С тех пор фасад украшают гербы родов Fonseca (слева) и Acebedo. Напомню, что некогда Саламанку раздирали страсти почище шекспировских – город поделился на два враждующих лагеря, один из них имел в приходских церквях Сан-Томе, второй – эту вот Сан-Бенито. Деньги на восстановление пожертвовали также Мальдонадо, построившие заодно в церкви фамильную усыпальницу. Капелл-пантеонов в церкви предостаточно, выделяется надгробье сеньоры Эльвиры Эрнандес Кабеса де Вака (Elvira Hernández Cabeza de Vaca), где благородная дама изображена в одежде эпохи Рейес католикос. Интерьер выполнен в готическом стиле, а вот алтарь работы Хуана де Саргавинага (Juan de Sargavinaga) датируется XVIII веком и является неоклассическим.

    Монастыри францисканцев и августинцев, колледж Фонсеки

    От Сан-Бенито трудно не заметить огромный купол Церкви Непорочного зачатия (la Purísima) при августинском монастыре, основанном епископом Фонсекой. Этот массивный купол был построен в 1657 г., упал, не выдержав собственного веса и позже был восстановлен. Ретабло алтаря на тему Непорочного зачатия выполнено Хосе Рибера (José de Ribera).

    Прямо перед нами – дворец Монтеррей, и мы обязательно уделим ему внимание, но сперва сделаем небольшой крюк – дабы осмотреть остатки бывшего монастыря францисканцев, основанного герцогом Альбой в XIII веке, где сейчас разбит скверик подозрительного вида (местное бомжеобразное население сидело с чем-то смутно напоминающим бутылку алкоголя и косилось на туристов, которым не искалось лягушку у университета. В остатке от монастыря была церковь капуцинов, скромная и обнесенная строительными лесами. Рядом стоит взглянуть на колледж Фонсеки (1525), который, наряду с колледжами Сан-Бартоломе, Куэнка и Овьедо был студенческими общежитиями, но неповрежденным сохранился только этот. К строительству были привлечены лучшие из лучших: Родриго Хиль де Онтаньон (Rodrigo Gil de Hontañón), Хуан де Алава (Juan de Álava) и Диего де Сило (Diego de Siloé).

    Дворец Монтеррей (Palacio de Monterrey)

    Ренессансный дворец, ныне принадлежащий семье Альба (они в нем живут по сей день), был построен графом Алонсо де Асеведо и Цунигой (Alonso de Acevedo y Zúñiga), графом Монтеррей в 1539 г. по проекту Родриго Хиль де Онтаньон (Rodrigo Gil de Hontañón). Здание проектировалось как большой прямоугольник с башнями по углам, но когда дело дошло до возведения такой громады, денег на все не хватило и башен оставили две. Нижняя часть дворца поражает простотой – каменная кладка интересного рисунка, пожалуй, единственное ее украшение, зато верх башен богато украшен резьбой, гербами и имеет галерею, по которой прогуливались доньи, не желающие быть увиденными.

    Монастырь урсулинок (Convento de las Úrsulas)

    Основанный неугомонным епископом Саламанки Алонсо де Фонсекой в 1512 г., монастырь урсулинок стал место его погребения. Церковь монастыря относится к позднеготическим сооружениям, но с течением времени ее несколько раз перестраивали, так что теперь уже в ней переплетены и готика, и барокко, и ренессанс. Фронтоны украшены гербами семей Фонсека и графа Монтеррей. Главное украшение интерьера – надгробья Алонсо де Фонсека и Франсиско де Риваса. Первое, из белого мрамора, со львами и евангелистами, работы скульптора Диего де Силое (Diego de Siloé) по праву считается одним из шедевров ренессанса, второе изображает рыцаря и мальчика-пажа у изножья. Часть от пластин бывшего алтарного украшения выставлена в настоящее время в музее Прадо.

    Дом мертвых (Casa de las Muertes) и музей Унамуно

    Дом мертвых на самом деле не так страшен, как о нем рассказывают – ну здание, ну XVI века, ну раннее платереско. Строил его для себя местный архитектор Хуан де Алава (Juan de Álava), и свое название дом получил предположительно из-за резных черепов на консолях окон. Но мрачного впечатления здание не производит – в той же резьбе присутствуют и ангелочки, и узоры. Местные, правда, рассказывают зловещим шепотом леденящие душу истории о якобы убитой семье священника и их духах, что являются сюда каждый вечер, а некоторые так и вовсе вспоминают дела давно минувших дней, когда Мария де ла Брава обезглавила убийц своих сыновей, и тело одного из обезглавленных нашли потом, когда рыли котлован для постройки этого самого дома… Судя по всему, философ Мигель де Унамуно в россказни не верил и поселился по соседству, невзирая на духов и привидения. Перед домом, где он провел последние годы жизни, стоит его статуя.

    Дом Святой Тересы и церковь Святого Иоанна (San Juan de Barbalos)

    Заключительную часть прогулки по Саламанке мы прогуливаемся по Calle Zamora, дойдя по площади Plaza de los Bandos. Взгляните на дворцы Garci-Grande (XVI) и Solís с гербами на фасаде (здесь объявили о помолвке Филиппа II и Марии Португальской), и, конечно, на дом Марии де ла Брава (Храброй). К площади примыкает маленькая романская церковка Святого Иоанна (San Juan de Barbalos), построенная в XII веке для ордена госпитальеров и монастырь Святого креста (XVII). На довольно оживленной улице не пропустите дом Святой Тересы, где монахиня останавливалась, будучи в Саламанке. Считается, что здесь были написаны ее знаменитые вирши "Vivo sin vivir en mi".

    Церковь Святого Марка (Iglesia de San Marcos)

    Последним объектом, который мы посмотрели в Саламанке, была необычная церковь Святого Марка, построенная между XII и XIII веками. Необычность ее состоит в том, что она круглая! Таких церквей, насколько я помню, в мире всего-то 3 штуки, в том числе римская Сан-Стефано Ротондо и Храм Гроба Господня в Иерусалиме. Когда-то Сан-Марко была расположена возле городских ворот Puerta de Zamora и прибывшие короли и вельможи здесь давали клятву не обнажать оружия в городе. В 1967 г. после реставрации внутри можно посмотреть готические фрески.

    Есть что-то этакое в Саламанке, что хочется туда вернуться…

    Саламанка

    www.aboutsalamanca.com
    en.wikipedia.org/wiki/Salamanca
    en.wikipedia.org/wiki/New_Cathedral%2C_Salamanca
    www.tourspain.org/salamanca
    www.aspainattraction.com/spain-attractions-qt/salamanca.html
    www.tourspain.org/salamanca
    www.salamanca.es
    Фотографии nat-ka.livejournal.com

    источник: www.talusha1.narod.ru

    nat_ka
    11/12/2007 16:43


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Смотрите также:

    Новости из Испании

    24.10.14 Москва лидирует по поездкам из Санкт-Петербурга на ноябрьские праздники
    23.10.14 Новые трассы и подъемники - на курорте Бакейра-Берет
    22.10.14 На пляжах Испании туристов могут оштрафовать
    21.10.14 Новая экскурсия о хамоне создана в Испании
    18.10.14 В Мадриде можно попробовать блюда на тему ароматов Christian Dior
    16.10.14 Кулинарные фестивали в Каталонии познакомят с уникальными блюдами
    14.10.14 Уход крупного туроператора из регионов не должен пугать туристов
    На Коста-Дораде открыт экстремальный развлекательный парк
    13.10.14 Испания предлагает винные маршруты для туристов с ограниченными возможностями
    Таллин, Прага и Рига - лидеры рейтинга поездок россиян на ноябрьские праздники
    Расширяем границы путешествий!
    Самые необычные поездки месяца:
    Франция, Изола
    1 турист
    США, Кайента
    2 туриста
    Австрия, Линц
    4 туриста
    Бельгия, Левен
    1 турист
    Португалия, Олхао
    2 туриста