Бангладеш: Республика Зевак



    Часть Первая. Дакка: Сестра и Хаос.

    Международный аэропорт Зиа в Дакке при прибытии удивляет своей зияющей пустотой. По количеству самолетов на летном поле он, пожалуй, ближе к аэропорту какого-нибудь среднего областного центра России, вроде Хабаровска. Сразу возникает ощущение, что самая перенаселенная страна мира исключена из процессов туристической индустрии. 150-местный McDonnel Douglas привез из Колкаты всего около 30 пассажиров, из которых я был единственным европейцем. Но здание "воздушных ворот" страны отделано и обустроено весьма неплохо, во всяком случае, заметно лучше, чем в Колкате.

    Меня встречает сестра, прожившая в Бангладеш уже 8 месяцев и неплохо знающая бенгальский. Благодаря ей сразу снимается языковой барьер, и я смело отдаю в ее руки привилегию торга с рикшами и ориентацию в сверххаотичной Дакке.

    Вообще, быть иностранцем и знать бенгальский в Бангладеш означает непрерывно шокировать всех окружающих. Шок - это очень правильное чувство для тех, кто что-нибудь продает и собирается, как водится, задрать цену вверх для мэм-саиб.

    Знакомство с Даккой начинается с ее наиболее "адаптированных" частей. Баридхара, Гюльшан и Бонани - кварталы армейских офицеров, посольств, иностранного бизнеса и частных университетов. В этих краях даже велорикши просят двойную плату (а ходить пешком просто не принято). Большинство иностранцев, волею судеб оказавшихся в Бангладеш по работе, стараются не покидать этой "зоны комфорта". От внешнего мира ее отделяют естественные преграды (озера), высокие заборы, колючая проволока и спецназ - смешные люди в черной униформе с винтовками колониального образца. Говорят, они - это единственная некоррумпированная структура в Бангладеш.

    В общем новостном фоне Бангладеш в день моего прибытия одно из сообщений касалось визита в страну американского сенатора Уолтона. Выступая перед местной прессой, он сказал пару прикольных вещей:
    - "Соединенные Штаты очень уважают Бангладеш, т.к. это единственная мусульманская страна с работающей демократией".
    - "Мне особенно горько говорить о том, что 98% из 535 конгрессменов США не знают даже, что такое Бангладеш"

    Говоря о работающей демократии, сенатор Уолтон забыл о том, что Бангладеш возглавляет мировой рейтинг самых коррумпированных стран.

    Что же касается "тех, кто не в курсе", что такое Бангладеш, то они зачастую гораздо безвреднее тех, кто знает об этой стране, и знает поверхностно. Вспомним другого американского политика, Генри Киссинджера, сравнившего как-то раз Бангладеш в своем выступлении с "дном мировой помойки". Воистину, иногда лучше жевать, чем говорить.

    Мы пьем чай в ресторанчике, мало чем отличающемся от евростандартов, и едем погружаться в "настоящую Дакку". Для этого мы садимся в настоящий городской автобус. Двухэтажный. Это маршрут для "среднего класса" - с предварительной продажей билетов и не самой низкой их ценой: 12 така (5 рублей). Со второго этажа дабл-дэкера можно наблюдать жизнь в трафике: индийский ее вариант здесь отдыхает. Хаос, помноженный на хаос, и еще раз помноженный на хаос. Ну а сигналы светофора соблюдаются лишь в случаях, когда дорожные полицейские буквально грудью бросаются на поток того, что движется по дороге.

    Пожалуй, Дакка - самый хаотичный и суетливый город, который мне доводилось видеть. Это 12 миллионов жителей в сочетании с отсутствием сколько-либо внятной системы городской планировки и массового общественного транспорта (попробуйте представить слегка раздутую Москву, в которой нет метро и пригородных электричек, но зато есть сотни тысяч велорикш и кварталы трущоб вместо спальных районов - это и будет наказанием российской столицы в аду).

    Мы выходим из автобуса и какое-то время "гуляем". Кавычки опустить здесь весьма проблематично, поскольку прогулка немного напоминает нам обоим компьютерную игру-стрелялку. Отличие: у тебя только одна жизнь и нет оружия.

    Нет, во взглядах окружающих нет агрессии, есть только любопытство. Просто его концентрация слишком велика. По этой причине во время прогулки лучше не останавливаться. Иначе вокруг начнет формироваться плотный круг из тех, кто хочет просто посмотреть на тебя, попросить денег, либо проявить свое знание английского и спросить: "Уичь кантри?". В некоторых "продвинутых" местах к перечисленным типажам можно добавить бангладешцев с фотоаппаратами.

    Ты белый, и что-то в твоем рассудке позволило тебе доехать до Бангладеш. Этого достаточно. Теперь ты звезда.

    Итак, впечатление второе от Бангладеш: люди. Много. Очень много. Ну, то есть совсем много. Людей.

    И все они смотрят на тебя.

    Мы заходим в очередной "опорный" ресторанчик, и он снова неотличим от евростандартов. Здесь я осознаю схожесть перемещений по Бангладеш с мытьем в бане. Для лучшего эффекта чередуйте "парилку с хлестаньем веником" и "прохладный бассейн". Не имею в виду температуру воздуха, хотя иногда встречать на пути кондиционер тоже не помешает.

    Вечерний чай на крыше дома в элитном квартале Баридхара. Трехбедрумный "дом Карлсона" - последний этаж, снятый для европейских гостей местного отделения AIESEC, а заодно и некоммерческих организаций различного пошиба и назначения. Пятеро арендаторов скидываются по 50 долларов в месяц.

    Впечатления от Бангладеш сильно зависят от социального круга, в который вы попадете. Обычный путешественник рискует составить мнение по глазеющим людям на улицах, рикшам, нищим и безликим архитектурным конструкциям. При этом неважно, что выбрать для проживания - пятизвездочный отель (их два на всю страну) или дорм в хостеле за 80 така. Думаю, что мне повезло пожить вместе с теми, кто в этой стране давно, и благодаря им пообщаться с бангладешцами далеко не среднего уровня. Так я увидел, что в этой стране есть все, что должно быть в обществе, идущем вперед: интеллектуальная элита, по-западному продвинутый бизнес, вовлеченность в мировые процессы. Бангладеш бурно развивается уже сейчас, но "белая" цивилизация этого еще не видит. Она слишком привыкла встречать по одежке.

    На второй день в Дакке мы продолжаем применять "банную тактику".

    Цитадель самостийности Бангладеш: парламент с пасущимися неподалеку коровами. Напротив него большой мемориал-мавзолей с парком и прудом: памятник борьбе за независимость. Это излюбленное жителями Дакки место для свиданий. Здесь впору ставить знак "Осторожно, дети!", но в несколько новом контексте. Малолетние нищие слетаются на белых как пираньи на запах крови. Они кружат вокруг, упрямо преследуют и периодически делают попытки потрогать вас своими смуглыми грязными ручками. Длительный игнор не помогает, равно, как и попытки отогнать детишек. Когда негативные эмоции достигают пика, Таня выплескивает их на бенгальском как заклинание, и попрошаек словно сдувает ветром. В этот момент она похожа на Гермиону Грейнджер, героиню саги о Гарри Поттере.

    Следующий пункт программы, Старая Дакка, загромождена хаотичной застройкой, иногда довольно интересных архитектурных форм. По ее многочисленным узким и кривым улочкам то носится, то медленно проползает дискретно-континуальная змея велорикш, частью которой являемся мы.

    В Старой Дакке становится окончательно ясно, что у города нет лица. Я имею в виду некий архитектурный символ, который мог бы олицетворить этот комок хаоса. Видимо, над этим подумал не только я, поскольку бангладешцы все-таки нашли ключевой элемент.

    И это не что иное, как велорикша. Особый шик этих конструкций на трех колесах - специальная роспись, "рикша-арт". Этот жанр лежит где-то посреди между лубочным искусством, комиксами и национальной орнаментальной росписью.

    Выбор рикши из нескольких десятков, предлагающих свои услуги на каждой стоянке, для Тани искусство. "Молодым мальчикам можно меньше платить, с ними легче торговаться, у них в голове еще нет установки, что белый всегда должен платить больше".

    Все рикши бедны и работают за копейки. Это было и будет так, хотите вы этого или нет. Бангладеш лишает чувства жалости: пожалеть сотню с лишним миллионов людей невозможно чисто физически.

    Территория, население и его плотность здесь - это как если бы все граждане России съехались жить в Вологодскую область. Это главная и возможно вечная причина бед и бедности страны. В Бангладеш есть и вполне сложившийся средний класс, и работающая промышленность, и довольно развитая и качественная дорожная сеть, и полноценный внутренний курорт в Кокс-Базаре, и аутентичная массовая культура (кино и музыка), и сеть государственных и частных вузов. Просто всего этого слишком мало на такое количество ртов.

    У английского в Бангладеш гораздо более узкие рамки употребления, чем в Индии, где он имеет длительную историю как государственный язык. Тем не менее, в Дакке, да и не только, можно найти множество вывесок на английском, часты англоязычные меню в ресторанах, есть выбор газет. Молодежь выше среднего класса часто говорит между собой на "банглише" - смеси английской и бенгальской лексики. Напрашивающаяся аналогия английскому в современном Бангладеш - популярность французского в русской дворянской среде 18-19 веков. Из наблюдений сестры, читающей по-бенгальски. Некоторых "европейских" звуков (и букв, соответственно) в этом языке нет: например "с". Вместо этого есть несколько вариантов произнесения и написания "ш". В то же время, бангладешцы очень любят заимствования, ну, то есть, написать какое-нибудь английское слово с помощью бенгальского алфавита. Получается забавно: например, City Bus превращается в Shity Bus (что, впрочем, явно больше соответствует действительности). Shity Bank в Дакке тоже есть.

    Существует распространенное заблуждение о том, что в наши дни мужчины носят юбки только в Шотландии. Однако же, в Бангладеш такой стиль одежды принят у гораздо большего количества десятков миллионов представителей сильного пола. Пожалуй, более половины всех бангладешцев носит лунги - длинную юбку, по фактуре и рисунку чем-то напоминающую огромный носовой платок. Из лунги можно с помощью хитрых и неизвестных мне способов завязки сделать мини, макси или почти шорты.

    Ношение юбок приучило бангладешских мужчин справлять малую нужду сидя на корточках. Причем, делают так даже многие из тех, кто "продвинут" и перешел на брюки. По другой версии, пИсать сидя - это добрая мусульманская традиция.

    Добавлю к мужским курьезам еще и то, что здесь двум мужчинам нормально ходить, взяв друг друга за руку или обнявшись, и в этом нет ничего вызывающего, фривольного или смешного. С гомосексуализмом в Бангладеш как с сексом в СССР: согласно официальным утверждениям его нет.

    Бангладешцы очень любят спорт. Точнее, они любят болеть, и иногда делают это весьма горячо. Вот, например, в недавнем прошлом после футбольного матча Аргентина - Германия бангладешские болельщики устроили массовые погромы. Говорят, Дакка была наводнена людьми с аргентинскими флагами, и все потому, что сам по себе Бангладеш в футболе не силен. Основным же национальным видом спорта считается крикет. За несколько дней до моего приезда крикетная сборная Бангладеш выиграла у Индии, и среди людей и газетных заголовков все еще царила победная эйфория.

    На третий день мы с сестрой становимся настоящими белыми туристами. С помощью местной довольно продвинутой и известной турфирмы Guide Tours Ltd. мы присоединяемся к однодневной речной экскурсии. Маленький раскрашенный кораблик бороздит окрестности Дакки, показывая чуть более чем десятку саибов картины прибрежной жизни Бангладеш. Стоит все удовольствие вместе с двухразовым питанием 2000 така с носа (800 рублей). Приречный образ жизни, наверное, наиболее типичен для этой страны, две трети которой заливает водой во время сезона дождей. Нам досталась чистая протока дельты Ганга: она не пахнет. Лодочные и береговые люди массово машут нам ручками, кричат "ура" и в воздух чепчики кидают. Раскрашенный кораблик здесь только один, да и белых не намного больше.

    Периодически здесь возникает ощущение совершеннейшего средневековья вокруг, и наличие техники на дорогах, высоковольтных линий и работающих мобильных телефонов совершенно не в силах его развеять.

    Речная экскурсия плавно перетекает в береговую: мы выгружаемся, чтобы увидеть пару бангладешских деревень. Эти места были бы полны архитектурных памятников колониальной и не только эпохи, если бы за сохранившимися зданиями хоть немного следили.

    За пределами городов бенгальские дети - замечательнейшие существа. Они машут вам ручками, любопытствуют, охотно фотографируются, улыбаются и совершенно не просят денег. Взрослые более предприимчивы: жители деревни змееловов при нашем появлении немедленно начинают представление с ручными кобрами, надеясь на щедрый буржуйский бакшиш. По окончании кто-то из белых туристов дает девочке бангладешский гривенник, из-за которого мгновенно разгорается потасовка.

    Последним пунктом "береговой программы" идет маленький цех по пошиву сари ручной работы с немеханизированными ткацкими станками и работниками-мальчиками, самому старшему из которых максимум 14.

    Остается только догадываться о возрастном составе многочисленных "потогонных цехов" в Дакке, шьющих по 12 часов в сутки "100% экспортно-ориентированную" одежду, которую вы затем сможете приобрести в весьма престижных магазинах и под известными западными брендами где-нибудь в Лондоне, ну и в крупнейших моллах Москвы, конечно. В стране потрясающе распространен детский неквалифицированный труд.

    Возвращение в Дакку под вечер нужно нам, по сути, только затем, чтобы собрать вещи для пятидневного заезда по стране. Вещей нужно немного, из обуви лучше всего подойдут тапочки. В Lonely Planet последним пунктом в списке рекомендуемых действий в Дакке значится: Gettin' the hell outta there ("Убраться оттуда к чертовой матери"). Что, собственно, мы и сделали.

    Часть Вторая. Кокс-Базар: 50 тугриков за фото.

    Будучи в Бангладеш, удобнее всего быть "бэкпекером премиум-класса", т.е. совмещать рюкзачную форму существования с относительно комфортным уровнем передвижения и ночлега. Уйдете ниже - есть шанс, что вы быстро перестанете замечать иной Бангладеш, кроме того, что алчуще слетается на вас аки комары в лесу. Если же принципиально придерживаться туристических троп высокого уровня, то сильно переплатите, а страну так и не увидите.

    Мы заранее купили билеты на автобус в Кокс-Базар у компании Silk Line. 10 ночных часов в весьма комфортном (можно вытянуть ноги и откинуться назад почти как в авиационном бизнес-классе) и кондиционированном автобусе стоили 630 така (около 10 долларов). Отсутствие шума, плавность хода и хорошие амортизаторы - и уже очень сложно представить себя в одной из беднейших стран мира.

    Первый и единственный бангладешский город-курорт Кокс-Базар чем-то неуловимо напоминает российскую Анапу. Он так же обладает роскошными песчаными пляжами и аналогично ориентирован сугубо на внутренних отдыхающих. В Бангладеш не принято купаться в море, можно разве что порезвиться в волнах прибоя. Тем более, не принято загорать и вообще оголяться. Для бангладешцев, в том числе приехавших в Кокс-Базар из столицы, нормально заходить в воду, будучи полностью одетыми. Для женщин это обязательное правило, для мужчин допустимо оголиться, оставив на себе шорты.

    Белая женщина, надевшая бикини в Кокс-Базаре, привлечет к себе весьма навязчивое внимание сотен, а то и тысяч зрителей. Как только такое положение вещей начнет меняться, мы сможем начать говорить о возникновении международного туристического потенциала Кокс-Базара. Ну а в пору нашего визита мы были единственными бледнолицыми в этом славном городе.

    "Что-то не видно других саибов" - посетовали мы и предположили, что вероятно это потому, что их здесь все саибало.

    Сидя на пляже (в одежде, конечно) и глядя на море, мы вызвали непреодолимое желание трех небедных юношей из Дакки с нами сфотографироваться. "50 така за фото" - не растерялась Таня, и мы получили свой первый заработок в Бангладеш в роли фотомоделей.

    Еще в Индии я стал называть про себя авторикши "дрын-дын-дынами". А общаясь с сестрой в Бангладеш, мы наслаждались возможностью комментировать все происходящее и все окружающих по-русски, все равно никто не поймет. Но для пущей конспирации было решено убрать из лексикона слово "така", поскольку кто-нибудь теоретически мог понять, что мы говорим в этот момент о деньгах. Мы заменили така на тугрики. Получившаяся модель контекстного общения выглядела примерно следующим образом: "поедем на дрындындыне за 50 тугриков?". Никуда не делось и выражение "птички на проводе", обозначавшее теперь любую местную группу людей. Эллочка Людоедка может пойти постоять и покурить в сторонке.

    Помимо пляжа и отелей, в Кокс-Базаре есть интересный "бирманский рынок", где представители национальных меньшинств Бангладеш продают одежду, сумки, украшения и сувениры, все, как правило, ручной работы. Торг уместен.

    Мы остановились в отельчике SunMoon, упомянутом в Lonely Planet и довольно удачно расположенном. 300 така (120 рублей) за комнату на двоих с душевой и туалетом. Если смириться с запахом сырости и неизвестно когда менявшимися простынями, то место неплохое. Непосредственно в нем же мы приобрели билеты на остров Святого Мартина. Некое подобие тура включало билеты на паром Keari Sindbad, класс VIP (640 така за билет в две стороны) и транспортировку на микроавтобусе из Кокс-Базара в Текнаф (порт отплытия) и обратно (140 така). Были, помимо того, настойчивые попытки агента продать нам "дополнительные услуги" (т.е. трехразовое питание в придорожных забегаловках) с тем, чтобы довести сумму платежа до 1000 така. Но не вышло.

    В принципе, мы могли бы доехать до Текнафа на автобусе (120 така за "туда-обратно") и сесть на паром в эконом-классе, а не VIP (440 така). Однако сэкономленный эквивалент 90 рублей на человека породил бы массу лишних неудобств, которых и так в Бангладеш предостаточно. Очень рекомендую избавлять себя от ненужных хлопот в этой чудесной стране - это недорого.

    Текнаф считается пристанищем контрабандистов. У народа масса лодок и баркасов, а через реку 2-3-километровой ширины уже территория Мьянмы. Потому по дороге из Кокс-Базара ближе к Текнафу множество блок-постов: армия, пограничники, дорожная полиция. Туристов, однако, всюду пропускают без проблем. Туристы, кстати, в подавляющем большинстве свои, бангладешские. За 3 дня, проведенных в Кокс-Базаре, Текнафе и на острове Святого Мартина мы видели европейскую пару лишь однажды, и были эти люди эстонцами, знакомыми Тани. С уровнем дохода у местных туристов все в порядке, дорогие фотоаппараты и видеокамеры на пароме Keari Sindbad никого не удивят. Людей в паром набивается очень много: несколько сотен, а то и ближе к тысяче. Преимущественно, они едут на остров Святого Мартина, чтобы вернуться назад в тот же день.

    Сам остров имеет уникальное для Бангладеш коралловое происхождение, площадь около 5 квадратных км и местное население около 5 тыс. чел. Это настоящий чудо-остров страны, которая сама по себе может претендовать на звание "Остров Невезения". Находясь в 10 км от берега в Бенгальском заливе, он еще и служит бангладешской самой южной точкой. Это по-райски красивое и неиспорченное большими деньгами место с песчаными пляжами, кокосовыми пальмами и неизменным бангладешским подходом к купанию: только в одежде. Обладая светлой кожей, вы в любом случае будете популярны у местной публики и вполне можете устать отвечать на вопросы о стране происхождения и предложения вместе сфотографироваться.

    Город Кокс-Базар (Cox's Bazar) и остров Святого Мартина (St. Martin's Island) - пожалуй, единственные географические названия в стране, сохранившие заимствования из английского с колониальных времен. Первый назван так в честь некоего британского капитана Кокса, а вовсе не по названию того, о чем вы подумали.

    Мы едем из Текнафа назад в Кокс-Базар уже в темноте. Бангладешцы, сидящие в микроавтобусе, начинают игру в песни. 2 команды, и нужно начинать петь кусок следующей песни с той буквы, на которую закончилась предыдущая. С бенгальской эмоциональностью и увлеченностью участники быстро забывают о разделении на команды и начинают просто петь все вместе. Их репертуара и сил легко хватает на все 2,5 часа движения по темной трассе. Пение мелодично, а смех оглушителен. Кажется, все бангладешцы пришли в этот мир, чтобы петь. В который раз я жалею о том, что в зеркальных "цифровиках" нет функции видео- и звукозаписи.

    По классификации ООН Бангладеш относится к наименее развитым и наиболее бедным странам мира (80% населения живет менее чем на 2 доллара в день). В рейтинге наиболее коррумпированных государств - просто лидирует. Но вот согласно другому рейтингу Бангладеш входит в пятерку... самых счастливых стран. Вывод прост: не в деньгах счастье.

    Часть Третья. Рангамати: По брежневским местам.

    Из Кокс-Базара, ровно в 5 утра (кто бы мог подумать?) мы выдвигаемся в Рангамати, намереваясь сделать короткую пересадку в Читтагонге. В Читтагонге нас встречали Брежнев и другие официальные лица. Брежневым зовут паренька лет 22 местного племени чакма. Племя живет в холмистой местности к востоку от Читтагонга у границы с Мьянмой и Индией. Это буддисты с монголоидным разрезом глаз. Мама Брежнева решила назвать так ребенка после того, как еще в эпоху развитых советско-бангладешских отношений ей как-то раз приснился наш покойный Леонид Ильич.

    Ну а нынешний Брежнев учится в Читтагонгском университете английской литературе и мечтает после окончания уехать жить и работать в Канаду или Австралию. "Там мало людей, и я смогу найти много места для себя" - говорит он.

    Эмиграция в "лучшие" страны очень популярна среди тех бангладешцев, которые в состоянии себе это позволить. Канада, Австралия и Великобритания - эти названия чаще всего встречаются в рекламе фирм, способствующих иммиграции. Здесь принято получить степень бакалавра на родине, а за магистерским дипломом уехать за рубеж. Уехал и закрепился сам - вывози всех возможных родственников "до седьмого колена". Они-то и пополнят армию иммигрантской неквалифицированной и дешевой рабочей силы развитых стран.

    Благодаря Брежневу в хаотичном и шумном 4-миллионном Читтагонге мы без проблем пересаживаемся с автобуса из Кокс-Базара на рейс в Рангамати.

    Рангамати - нынешняя столица чакма, но столица павшая. Будучи народом совершенно мирным, чакма испытывают на себе продолжительную бенгальско-мусульманскую экспансию на уровне государственной политики, вытесняющую их письменность, язык, религию и культуру, более близкие к бирманской и тайской. Притеснение чакма началось со строительства ГЭС в Каптае, что неподалеку. Проект был завершен еще в период пакистанской власти, в начале 1960-х. Водохранилище (озеро Каптай) залило значительную часть земель чакма, в том числе дворец короля. Ни Восточный Пакистан, ни независимый в последующем Бангладеш не компенсировали нанесенный народу ущерб. Вместо этого сюда были введены войска, поскольку народ был недоволен и увлекся сепаратистскими волнениями. Сегодня, чтобы доехать до Рангамати, иностранцу нужно проинформировать военного комиссара района за 3 дня по факсу. На въезде в округ, а затем в город, нужно будет дважды зарегистрироваться. За пределами Рангамати и на озере Каптай с вами, согласно директиве, должен присутствовать вооруженный полицейский, чтобы вас вдруг не похитили.

    По иронии судьбы мы появляемся в этих чудесных местах тютелька в тютельку в день независимости Бангладеш.

    Гостиница Anika приютила нас в Рангамати за 200 така с двоих (1 евро на человека). За эти деньги ровно столько, сколько нужно, чтобы переночевать. Бесплатный бонус - чудные виды из окон гостиничных холлов.

    Единственная в Рангамати точка доступа к Интернету (модемный дозвон и самая медленная загрузка из всех виденных мной когда-либо на этой Земле), которая не числится в Lonely Planet, находится на территории буддистского монастыря и содержится монахами. Вход только босиком.

    Мы приходим на пристань и, длительно торгуясь, договариваемся с одним из лодочников на "обзорную экскурсию" по озеру Каптай: примерно 2 часа плавания за 400 така. Это водохранилище не только погубило часть земель чакма, но и создало удивительной красоты ландшафт. Без всяких сомнений, это самое живописное из виденных мной мест в Бангладеш, да и вообще одно из красивейших. Изрезанностью берегов и количеством островов, островков и островочков Каптай сильно смахивает на наш Селигер. Периодически озеро преподносит сюрпризы, например, торчащие из воды и почти окаменевшие ветви вековых деревьев, затопленных почти 50 лет назад.

    Мы ужинаем в ресторане, принадлежащем чакма, с местной кухней. В ресторане 2 зала: "для всех" и "секретный", для особо приближенных местных. В меню "секретного" зала есть немыслимые для мусульманской страны свинина и алкоголь (местный самогон, именуемый вином). Индостан - это место, где религии находятся совсем близко друг к другу.

    Увидев ребят, прошедших в "секретный" зал с гитарой, мы решаем присоединиться к ним. Следующий час проходит за русскими, бенгальскими и чакмийскими песнями, а также за стаканами с самогоном, разливаемым как в добрые школьные годы из бутылочки с надписью "Спрайт". Недавние столичные студенты, вернувшиеся в родные места, они невероятно мелодичны, а их игра на гитаре восхитительна. Ну а мы обеспечиваем культурный обмен, играя русский рок.

    Итак, представьте себе: темный бангладешский вечер в день независимости, зона ограниченного доступа иностранцев, посиделки компании чакма и русских с самогончиком и... хоровое пение песни "Чайфа" "Никто не услышит": "Ой-йо, ой-йо!"

    "А что по-русски означает "ой-йо"?" - спрашивают потом ребята, прежде чем начать следующую песню на языке чакма, алфавит которого они уже забыли. Происходящее кажется совершенно нереальным, это как Алиса в Зазеркалье и Тайна Третьей Планеты вместе взятые, и самогон тут ни при чем. Какая турфирма продаст вам такой эксклюзив?

    Следующий день в Рангамати был посвящен общению, так уж сложилось. Мы забрели в буддистский монастырь и вызвали живейшее и искреннее внимание монахов, которые здесь вообще стремятся шагать в ногу с прогрессом, а здесь прогресс олицетворяли мы.

    Один из них совершенно безвозмездно, т.е. даром, провел нас в запретную для простых смертных часть монастыря. Там мы встретились с настоятелем. Этот пожилой монах 87 лет так долго и успешно достигал просветления, что почитается здесь святым, "наравне с Иисусом Христом", как нам, христианам, объяснили, без всякого прикола. При встрече с нами этот человек был в инвалидной коляске, и у него сильно болело ухо. Вокруг вились другие монахи. Последовав примеру нашего проводника, мы пали ниц перед живой легендой. Старик попросил нас встать, и на этом, по сути, наше с ним общение закончилось.

    Привлекши внимание уже другой группы монахов на выходе из монастыря, мы задержались еще на полчаса для беседы на общие темы. Все монахи с большой охотой фотографировались. Из монастыря мы переместились в близлежащую деревню чакма. Чай в местном трактире, стайка местных ребят, сопровождавшая нас, местные достопримечательности: школа и красивые виды окрестностей.

    Таня уже была в Рангамати однажды, и у нее есть с тех пор знакомая семья чакма. Как добраться до их дома она не помнит, однако мы практически на голой интуиции находим их жилище среди закоулков города. Нас радушно принимают и кормят ужином за те два часа, которые остаются до отъезда. "Вам повезло: у вас есть своя страна" - говорят эти весьма небедные люди.

    Бангладешские бенгальцы (этническое большинство) называют "чакма" всех, кто живет не на равнине и имеет узкий разрез глаз. На деле в Бангладеш обитает 13 различных малых монголоидных народностей общей численностью около миллиона человек. Чакма - самый многочисленный народ с населением до четверти от этого числа. Племена сильно отличаются от бенгальцев этнически и культурно. Фактически, они ближе к народностям Мьянмы и Таиланда. По сути, можно говорить о том, что этнокультурная граница между Южной и Юго-Восточной Азией проходит именно здесь, по бангладешским холмам к востоку от Читтагонга.

    Уезжаем назад в Дакку из Рангамати на автобусе государственной компании BRTC (Bangladesh Road Transport Corporation). Он труден, как и все государственное в Бангладеш. Автобус убитый, пассажиры напоминают персонажей из страшных снов, путь до столицы занимает 10 часов. И трудно найти что-то более неторопливое и делающее больше остановок. "Все равно нет смысла уезжать из Рангамати позже 7 вечера, и нет смысла приезжать в Дакку раньше 5 утра" - расшифровывает логику автобуса Таня. И все же, рекомендую по возможности не пользоваться услугами BRTC.

    Мой последний день в Бангладеш наполовину проводится во сне после автобуса, на другую в заботах вроде покупки обратного билета в Индию и захода в Интернет. Ну а вечером мы совершенно бесплатно попадаем на фестиваль танца Бангладеш.

    Традиционный бенгальский танец, равно как и индийский, имеет свой сюжет и разворачивается в нескольких сценах, что роднит его с европейским балетом. В отличие от балета здесь еще и поют, но не танцоры, а специально обученные люди, сидящие на заднем плане сцены. Среди них есть и представители "оркестра", состоящего из традиционных индостанских музыкальных инструментов.

    До отъезда успеваю отметить еще пару наблюдений.

    Бангладешское отделение MTV ограничивается показом клипов к бенгальским песням. В сюжете типичного такого клипа обязательно присутствуют мужчина и женщина, танцующие и выражающие любовные жесты на фоне каких-нибудь красивых пейзажей (если клип бюджетный, то пейзажи бангладешские, если дорогой, то можно лишний раз посмотреть на Тауэрский мост или Версаль). Певицы в клипах иногда снимаются потрясающе оголенными: они, видимо, служат главным источником бангладешской эмансипации. Мужчины и женщины в видеоварианте могут позволить себе обниматься, иногда весьма откровенно. Но никаких поцелуев, даже самых невинных. Бангладешское кино, столь же самодостаточное как индийское, снимается в том же стиле.

    Если вы женаты / замужем, то и в Индии, и в Бангладеш до сих пор нормален вопрос о том, состоялся ли ваш брак по любви, либо был назначен родителями. Такие спланированные браки чаще всего имеют мотив экономического самосохранения. Обычно предопределенность судьбы больше относится к девушкам, которых выдают замуж сразу по окончании средней школы за "первого встречного" экономически самостоятельного кандидата.

    На следующий день, вновь на рассвете (итак, 3 недели почти каждый день я вставал в 5 утра) едем в аэропорт. На этот раз народу ощутимо больше: почти одновременно вылетает несколько международных рейсов. Сцена прощания с сестрой смазана, поскольку провожающих не пускают в здание аэровокзала (как и в Индии). Мы мельком обнимаемся на фоне восходящего солнца и висящих на решетке забора зевак - птичек на проводе местного розлива. И вот, самолет уже летит назад в Калькутту - город, где после Бангладеш кажется, что никто не обращает на тебя внимания.

    Андрей Се
    31/08/2010 00:09


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из Бангладеш

    17.09.15 Как мусульманские отели намекают туристам на возможность выпить
    16.09.15 Роспотребнадзор: россияне привозят лихорадку Денге из тропических стран
    24.07.12 Бангладеш развивает туристическую сферу
    01.11.11 В Бангладеш появятся заповедники для дельфинов
    25.08.09 В Бангладеш появилась туристическая полиция
    03.04.09 В Бангладеш запрещается попрошайничать
    14.01.09 Фанатики в Бангладеш запретили женщинам ходить по некоторым улицам
    09.12.08 В Бангладеш появился свой Тадж-Махал
    30.07.07 Между Индией и Бангладеш пойдут поезда
    28.06.07 Визу в Бангладеш можно получить по прибытии
    [an error occurred while processing this directive]