лучшее письмо месяца

    Ботсвана или животный рай



    Поскольку мы с моей любимой супружницей уже два раза были в Африке (в ЮАР и в Кении), то встал вопрос, куда на сей раз поехать. То, что ехать в Африку даже не обсуждалось, каждый, кто побывал там однажды "подсаживается" навсегда. Полазив в инете, поговорив с манагерами и посоветовавшись между собой, твердо решили - Ботсвана. Но решили "убить" двух зайцев и посмотреть еще и водопад Викторию, тем более, что такой тур как раз был в компании "Карибу Африка Трэвел Клаб". Сказано – сделано, тур купили, кстати, буквально за месяц до вылета.

    День первый

    И вот, наконец, бросив все бренные дела мы в самолете Эмиратов, взлет, посадка в Дубаях, пересадка до Йоханнесбурга, посадка в Йобурге (это его так местные называют), затем пересадка на местные линии и мы в славном городишке Ливингстон в Замбии. Едем в отель, по дороге водитель делает пару остановок и показывает нам водопад издали (честно говоря, большого впечатления это не производит, не то что потом вблизи, но об этом позже). Приезжаем в отель, в наше случае это "Замбези Сан-3* (рядом есть Роял Ливингстон-5* для тех, кто любит понты). Выходим и сразу попадаем в толпу "разъяренных" аборигенов, они кричат, машут копьями, луками, а также руками и палками. Все это представление сводится к фото вместе с ними и чаевым. Но у нас нет мелочи и они испаряются, не оставив и следа. Кстати, на фоне всего этого бедлама любопытно смотрятся служащие отеля, деловито спешащие куда-то по своим делам и не обращающие на дикарей никакого внимания.

    Заселяемся в номер, кстати, если он не близко расположен, то вас привезут на электромобильчике, он курсирует по отелю и окрестностям. Номер не представляет ничего особенного, но все необходимое есть и для одной ночи пребывания заморачиваться не стоит, тем более, что в Африку мы ездим не для этого. Территория живописная и большая, есть большой бассейн, хотя купающихся мы не видели. Вечером нас ждет экскурсия по реке Замбези на пароходике с гордым названием "QUEEN". Плаваем, кормят, поят шампанским, изредка видим животных на берегу, ничего особенного, водопад далеко, в общем если бы не встретили нескольких братьев – украинцев, то ничего интересного. Это были единственные славяне во всей нашей поездке. Приплыли, ужин и спать, завтра экскурсия на водопад!

    День второй

    Утро, завтрак, вполне приличный на открытом воздухе, кстати, по утрам не жарко, все в каких-то кофточках. До экскурсии есть немного времени, посвящаем его фотографированию окрестностей и группы зеленых мартышек, забредших в отель и ведущих вечный бой с обслугой за обладание пищей. Кстати, очень интересная особенность у самцов (не обслуги, а мартышек), у них голубые яички, уж не знаю для чего, но подозреваю что для того же, что и везде на этой планете - для привлечения самок.

    Но вот, наконец, и экскурсия. Мы идем вместе с каким-то господином, который прикидывается иностранцем и говорит только по-английски, ну да бог ему судья, тем более, что мы уже пришли на водопад! Экскурсии на водопад Виктория отработаны хорошо, только вот надо предупреждать, что обувь нужно брать типа вьетнамок без носков, иначе пройти весь путь до конца не удастся, но об этом впереди. Сначала подошли к реке Замбези выше места падения, кстати, вода очень теплая, над водопадом стоит непрекращающаяся радуга потрясающей красоты. Фотографировать можно без боязни, что она пропадет – ОНА ТАМ ВЕЧНАЯ. Отчетливо видно как из понимающегося водяного пара формируются облака и улетают дальше по Африке, давая столь необходимую влагу иссушенной африканской земле (по-моему красиво загнул).

    Идем дальше, постепенно подходя к месту, где вся масса воды ухает куда-то вниз с чудовищным ревом. Говорить становится все труднее. Везде устроены удобные площадки для кино-фото съемок, но общаться приходится знаками, поэтому уровень взаимопонимания между супругами становиться решающим фактором (ведь у одного в руках камера, а у другого фотоаппарат и надо иногда снимать друг друга на фоне этого великолепия). Водопад очень красив, легкое неудобство в том, что фотографировать иногда мешают ветки близ растущих деревьев и кустарников. Так и хочется перелезть ограждение и отломать парочку особо мешающих, но склон достаточно круто уходит вниз и благоразумно посмотрев на то место куда придется падать в случае чего (в самое лоно водопада) - охота как-то пропадает. Какое-то время стоим неподвижно, наблюдая за ревущим потоком и осознавая, сколько тысяч тонн воды в секунду обрушивается вниз, благоговея перед чудовищным могуществом ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА ПРИРОДЫ.

    Наконец, двигаемся дальше, в смысле ниже и подходим к пункту выдачи огромных прорезиненных плащей с капюшонами. Дальше съемки теряют смысл, ведь внизу идет ВЕЧНЫЙ ДОЖДЬ и объективы камер тут же покрываются каплями. Хотя я видел умных иностранцев, которые брали с собой камеры в непромокаемых боксах для подводных съемок. Поскольку у нас их не было, то мы все зачехлили, спрятали внутрь плащей и пошли дальше, пользуясь уже только оптикой, данной нам природой (т.е. глазами). Надо сказать, что идти становилось все труднее, сказывалось отсутствие необходимой обуви типа вьетнамок (см. выше). Склизкие камни норовили уйти из-под ног и приходилось ступать очень внимательно, памятуя, что у нас под плащами аппаратуры на определенное количество зеленых у.е. Но зрелище, которое открывается внизу, того стоит. Дождь льет уже как из ведра, рев оглушает, но зрелище очень впечатляющее. Дальше можно пройти к границе с Зимбабве, откуда открывается очень красивый вид и на водопад и на мост через ущелье, где собственно и проходит граница, но, увы отсутствие необходимой обуви не позволило нам продолжить сие интересное путешествие.

    Возвращаться можно двумя путями, либо по старой (так и подмывает написать Смоленской) дороге, либо пройдя чуть дальше и поднимаясь другой дорогой, там уже меньше воды и подниматься комфортнее, что мы и сделали. Вышли мы прямо на памятник герою всея Африки товарищу Ливингстону, где и благополучно с ним сфотографировались (благо он не возражал). Мы подошли ко входу в наш отель (кстати забыл сказать, что при выходе нас записали в какую-то книжицу и сейчас мы расписались в прибытии). Для чего сие не знаю, может для того, чтобы мы не остались жить на водопаде, попав под очарование сего чуда природы.

    Вернувшись на территорию отеля, мы (о счастье!) увидели наш электромобильчик, который и довез нас благополучно до нашего номера. Мы приняли омовение и стали готовиться к переезду уже непосредственно в Ботсвану.

    По дороге наш водитель все время пытал нас - как будет по-русски то одно, то другое и добросовестно записывал все в свою записную книжечку. И все бы ничего, только немного напрягало, что делал он это на ходу, и скорость не снижал. Объяснил он свой интерес очень просто: скоро ему встречать русскую группу и он не хочет ударить в грязь лицом. Кстати, он уже общался с нашими соплеменниками судя по всему, так как спросил совета по паре фраз, которые произносить при дамах не стоит и был огорчен и раздосадован, когда мы вежливо объяснили ему, что не стоит эти фразы употреблять.

    Здесь хочу сделать маленькое отступление и обратиться к нашим доблестным согражданам - не устраивайте больше таких шалостей-подлостей, а то мы получим такой же эффект, как в Египте и Турции, где нас уже практически не уважают, зато все хорошо знают значение нескольких русских слов, далеко не самых лучших. И, потом обманывать этих наивных детей природы, которые относятся к нам очень хорошо, все равно, что обмануть ребенка, гадко и подло. (Извините за некоторую горячность).

    Наконец, мы благополучно прибыли на берег реки Замбези и, минуя большое скопление грузовиков, стоящих в очереди на паром, прошли пограничный контроль как-то очень по домашнему (водитель отнес наши паспорта, мы помахали пограничнику, он шлепнул печать, и формальности были завершены). Потом водитель отвел нас на берег, где уже ждала лодка с двумя перевозчиками. Они нацепили на нас не первой свежести спасательные жилеты, наш водитель сердечно с нами простился, не упустив возможности еще раз повторить пройденный урок, и мы поплыли по реке на другой берег, где нас ждала встреча с Ботсваной.

    Высадившись на берег, наши паромщики закрепили лодку, завели джип, стоящий неподалеку, и мы поехали. Но далеко отъехать нам не пришлось, так как впереди ждал еще один пограничный пункт. Он представлял собой вагончик, внутри которого сидел пограничник, который радостно нас приветствовал, немного удивившись - откуда нас занесло в сию благословенную страну, из чего мы сделали вывод, что мы если и не первооткрыватели, то что-то наподобие, и гордые собой, продолжили путь. Да, конечно, пограничник тоже шлепнул печатку (виза в Ботсвану для нас с вами не требуется, пусть вся Европа позеленеет от злости).

    Повезли нас в аэропорт Касане, чему мы были удивлены, зная, что лететь никуда не надо. Загадка отгадывалась просто - нас выгрузили на территории аэропорта, где нас через полчаса должен был забрать водитель из лоджа с многозначительным названием "Мученча". Тут же окрестив его "Мученья лодж", я пошел знакомиться с аэропортом. Собственно, знакомиться было особенно не с чем. Небольшое здание аэровокзала, внутри скучающая продавщица чипсов, воды и прочая, стойка регистрации, ну очень скромная, и, пожалуй все. На улице стояло несколько машин, ожидающих туристов, водители которых лениво беседовали со своими соплеменницами. Оживлял сей неторопливый пейзаж редкий приезд новых автомобилей и отъезд прилетевших туристов.

    Наконец, подъехал вполне приличный лендровер и водитель радостно сказал, что он за нами. Погрузил наши вещи и мы поехали. Водителя звали Замбо, он не только встречал нас, но и был гидом по заповеднику Чобе, мы с ним подружились, он оказался славным малым и сделал наше пребывание в заповеднике очень интересным, но обо всем по порядку. Кстати, машины для встреч и проводов крытые, с кондиционерами, что совсем не лишне по такой жаре. А машины для сафари открытые, чтобы было удобней снимать на фото и видео.

    После недолгого пути подъезжаем к входу в парк, представляющий собой шлагбаум и будку при нем. Надо сказать, что при любом въезде-выезде водители обязательно заходят в будку и их записывают в тетрадочку, в общем, учет и контроль. Надо сказать, что центральная дорога по заповеднику очень хорошая, асфальтированная, не хуже чем в Европе. Практически сразу начинается сафари. Замбо, увидев какое либо животное сразу притормаживает, а то и останавливается и рассказывает все об увиденном, правда на англицком языке, благо мой переводчик рядом (не даром у нее второе высшее лингвистический институт).

    А посмотреть есть что, вернее кого. Дорогу переходят то слоны, то саблерогие антилопы (кстати, больше мы их никогда не видели). По окраине дороги бредет стая бабуинов с детенышами, они недовольны нашей остановкой и весьма недвусмысленно дают нам это понять. Бабуины с удовольствием ковыряются в слоновьих кучах, что-то выискивая там и с удовольствием поедая (приятного аппетита), но так уж устроена природа, ничто не пропадает даром, то, что не нужно одним, с удовольствием подберут другие. В небе кружат орлы и коршуны, Замбо называет их, но названия нам не всегда знакомы. Вдоль дороги важно шествуют птицы–носороги, крупные и неторопливые. В буше периодически мелькают то зебры, то антилопы импала, то живность помельче. Честно признаюсь, на этой дороге мы не встретили ни львов ни леопардов, они предпочитают места поспокойнее, либо переходят дорогу ночью.

    Наконец, подъезжаем к другому концу дороги, опять записи в тетрадку и мы выезжаем из заповедника. Впереди указатель – Намибия 2 км, но нам туда не надо и мы сворачиваем на грунтовку налево. Эта дорога не так комфортна, особенно если перед вами проехала другая машина, клубы пыли еще долго не опускаются на землю, и наш Шумахер, умело перестраиваясь с одного края на другой, доставляет нас к лоджу. Въезд в лодж представляет собой что-то вроде ворот, только без дверей, на которых написано название лоджа. Проезжаем под ним, дорога, немного попетляв, приводит нас к рецепшн, где нас уже ждет хозяйка. Она оказывается англичанкой (уже не помню ее имени), они с мужем управляют сим заведением. После небольшого вводного инструктажа: что можно, что нельзя и когда, нам вручают ключ от домика.

    Хозяйка посылает с нами своего заместителя, и он проводит инструктаж уже в номере. Церемонно раскланиваемся и он оставляет нас одних (ура). Номер довольно прост, но все необходимое есть. Не нахожу нужным подробно останавливаться на убранствах номеров, потому как считаю это совсем не главным в Африке, но поверьте мне - никакого дискомфорта вы не почувствуете. Итак, приводим себя в порядок, и выходим на веранду ожидать послеобеденного сафари. Надо сказать, что вид открывается весьма живописный. Внизу под нами течет река Чобе, по названию которой собственно и называется парк, на той стороне уже Намибия, но она далеко, ее можно разглядеть только в бинокль. Внизу у реки видно несколько бородавочников и небольшое стадо антилоп импала, а вдоль воды курсируют красивые орлы-рыболовы, их невозможно спутать ни с кем, из-за белой головы и хвоста.

    Наконец, небольшой ланч и сафари. Мы грузимся в джип (уже открытый), туда же грузят энное количество провизии и напитков, предварительно спросив, что мы предпочитаем (а предпочитаем мы красное южноафриканское вино) и мы трогаемся. Пыльная дорога, немного по асфальту и мы снова у входа в парк, процедура с тетрадкой, и, наконец, мы в парке. Маршрут другой, уходим влево и углубляемся в лес из гигантских акаций.

    Надо сказать, что в парке Чобе строго запрещено ездить мимо дороги и мы медленно катим по песчанику. Сначала ничего интересного, буш довольно густой и даже если животные и есть, им без труда удается не попадаться нам на глаза. Но по мере продвижения к реке буш редеет, и мы видим все больше разных животных. Вот несколько жирафов щиплют верхушки акаций, а вот стадо слонов переходит нам дорогу, предварительно прикрыв от нас малышей. Изящные импала, насторожив уши и ноздри, срываются с места и исчезают в буше.

    Продвигаясь все ближе к реке, встречаем все больше животных. Особенно много в Чобе слонов, один огромный самец заходит в реку и минут десять не спеша пьет. Замбо поясняет, что слон может выпить до 100 литров воды. Затем он не спеша удаляется, попутно не забывая пощипывать травку и ближайшую листву. Самое лучшее наблюдение за животными (в смысле многообразия) получается, конечно, возле источника воды, в нашем случае это река Чобе. Вдоль нее идет дорога, повторяя все речные изгибы, и мы медленно катим, глазея во все стороны и щелкая затвором фотоаппарата. Надо особенно остановиться на рэйнжерах-гидах, они, скорее заботливые няньки - покормят, расскажут, подвезут на безопасное расстояние, да еще учтут, где находится солнце, чтобы кадр получился максимально удачным. В общем, лично я работой гидов в Ботсване остался очень доволен.

    Короче, едем фотографируем разных птиц, которых тут превеликое множество, вдруг наш Замбо показывает нам куда-то вперед и влево, смотрим, ничего не видим, как вдруг из травы высовывается змеиная голова с раздвоенным языком. Прикидываем, какая это змея, а оказывается это довольно крупный варан, деловито курсирующий вдоль берега в поисках какой-нибудь поживы. И пожива таки состоялась в виде кладки яиц какой-то несчастной птицы. Варан не спеша сожрал все яйца до одного и преспокойно удалился в кусты, оставив нас с какими-то смешанными чувствами (и птичку жалко и умом понимаешь, что варану тоже кушать надо). Потом перекатывающейся толпой прискакали мангусты, пока я доставал фотоаппарат, они уже скрылись в кустах, успел заснять только одного отставшего.

    Едем дальше, периодически встречаем слонов, то самцов-одиночек, а то стада самок с многочисленным потомством. Надо сказать, что стадо только на первый взгляд кажется хаотичным, если остановиться и понаблюдать, то становится очевидным его устройство. Впереди всегда идет взрослая самка, она определяет путь следования, маленькие слонята всегда находятся внутри стада под зоркой охраной мамок, теток и старших братьев и сестер. А по краям и сзади идет еще несколько взрослых самок. На этом фоне кажется странной картина: проходит стадо слонов, и мы видим, что один слоненок-подросток бредет сзади довольно далеко. Вот он делает попытку догнать стадо, и вдруг самка идущая сзади весьма недвусмысленно отталкивает его. Мы возмущены и обращаемся к Замбо за разъяснениями. Он не моргнув глазом объясняет, что слоненок наказан за какую-то провинность и его таким образом воспитывают. На наш вопрос сколько же его будут воспитывать он говорит, что несколько дней, при этом смотрит на нас лукавыми глазами, так, что не поймешь: шутит или нет. (Вот бы сей опыт перенять нашим "мамкам").

    Начинает смеркаться, и мы потихоньку двигаемся в сторону лоджа, сделав по пути несколько потрясающе красивых снимков заката. Замбо едет, не останавливаясь, потому как выехать из парка мы должны до ночи, иначе ему попадет, да и, если честно, мы не горим желанием провести здесь ночь, так как слышали неподалеку рев льва. Приезжаем в наш "Мученья лодж" и готовимся к ужину.

    О церемонии (иначе и не скажешь) ужина надо говорить отдельно. Уже темно и мы выходим к ужину. Все дамы в вечерних платьях с макияжем, господа в смокингах с бабочками и с маленькой розочкой в петлицах (шутка). Все одеты просто, dress-code нет. Перед ужином предлагается аперитив - вино, виски, коньяк, джин с тоником, пиво, ограничений нет (и, бальзам на сердце - все включено в стоимость). Но самое приятное, что все это можно взять и пройти на смотровую площадку, где уже горит костер, сесть на лавочку и медленно смакуя терпкое вино насладиться настоящей африканской ночью – бездонным черным небом, усыпанным мириадами звезд, больших и маленьких, и все это под стрекот цикад и потрескивание угольков.

    Затем все рассаживаются за столы, предлагается какая-нибудь штучка от шеф повара, потом самообслуживание: берутся тарелки, все не толкаясь, с вежливыми церемониями подходят к столам и набирают всяческой снеди. Ну, что сказать про ассортимент блюд – Турция отдыхает (в смысле конкуренции может не бояться). Все очень просто, без особых изысков в смысле десертов, но все есть: и овощные салаты нескольких видов, и бульон и два-три вида мяса, обязательно рыба, зато весь хлеб печется на месте и если повезет, может быть какая-нибудь дичь (в Ботсване есть охота, и лоджи заключают договора с охотхозяйствами). Коротко можно сказать так - голодными не останетесь и все вкусно.

    Но самая изюминка ужина в неторопливой беседе со всем столом (народу обычно немного). Все обмениваются впечатлениями, ахают, охают, если кто-то видел то, что никому не удалось. Причем за столом все: и хозяева или управляющие, и гости, и гиды-рейнджеры. Поэтому обстановка какая-то домашняя, что ли. И, единственный, кому не с кем поговорить это естественно я, по причине отличного "знания" языка. А когда я обращаюсь с естественным вопросом: "а что он сказал?" сами понимаете к кому, то слышу в ответ либо не мешай я разговариваю, либо шипение - когда ты будешь учить язык? Как будто я должен начать изучение прямо посреди ужина и остаться голодным.

    Вот ужин подходит к концу и в номер нас провожает либо хозяин с фонарем, либо рейнджер. И это не просто дань уважения, а суровая необходимость, поскольку лодж не огорожен, и дикие животные могут проникнуть в него запросто (что они и делают). Поэтому выходить из домика ночью без сопровождения категорически запрещено!

    День третий

    Первое, что я услышал, когда проснулся (а спал я хорошо) было: "Ты слышал, к нам приходил ночью слон?" Я начал озираться и, не увидев не только слона, но и даже мышонка, резонно сказал: "дорогая, тебе почудилось". В ответ на это меня выдернули из теплой постели и повели к углу нашего домика, и продемонстрировали слоновий помет. На мое резонное возражение, что его везде полно, мне было сказано, что он свежий (как она определила?) и, кроме того показана сломанная ветка, которой якобы слон ночью стучал в наше окно (может это тот англичанин стучал, с которым она так мило чирикала за ужином?). Со вздохом согласившись, я спросил можно ли теперь умыться и получив утвердительный ответ, быстренько ретировался в туалетную комнату.

    Надо сказать, что сегодня нас ждало героическое приключение. Сафари на полный день, включающее и водное сафари по реке Чобе. В приподнятом настроении мы проследовали на завтрак. Завтрак обычный, обстановка деловая, не то что за ужином. Все торопятся по своим делам, кто на сафари, кто на отъезд, кто на встречу. Надо сказать, что заезд гостей бывает каждый день, так как все приезжают на 1-3 дня, чтобы успеть поездить по разным лоджам и увидеть как можно больше видов животных, поэтому идет постоянная ротация. Наблюдаем, как грузят в наш автомобиль провизию, воду и напитки (предварительно выпытав, что мы любим). Садимся и в прекрасном настроении отправляемся в парк. Традиционная процедура обмена верительными грамотами на границе парка и мы в нем… в заповеднике.

    Едем уже как "свои", поглядывая по сторонам и фиксируя все интересное на фото и видео. Картина достойная пера – обед бородавочника. Он стоит на согнутых в коленях передних ногах и чего-то жует, а когда надо перейти на другое место, он так и передвигается на коленках. Умора, да и только! Следуем дальше, животных много: слоны, жирафы, водяные козлы, зебры, импалы, куду, бабуины, птицы без счета... Подъезжаем к реке, где нас уже ждет лодка-плоскодонка с мотором и проводником в надводный мир Чобе. Грузимся вместе с припасами и поехали, вернее поплыли. На реке попрохладнее, это приятно в жаркий день. По берегам реки много разной живности. Вот идет самец импалы мимо сидящих стервятников, вдруг, ни с того ни с сего, как поддаст им рогами, только перья полетели. Почему, зачем?.. может, подумал, что закончит свою жизнь в их клювах? В Чобе много крокодилов и бегемотов, последние любят отлеживаться на травянистых отмелях, только уши и носы видны. Они очень не любят когда их беспокоят, а поскольку характер у них не ахти, то подплывать к ним близко не рекомендуется. БЕГЕМОТ ОЧЕНЬ ОПАСЕН. В Африке от бегемотов гибнет больше людей, чем от слонов и львов. Затем плывем к группе небольших островов, на которые с берега приходят слоны. Оказывается, на этих островах есть какая-то соль и слоны копают землю и едят эту соль. Причем, здесь приходится встречаться нескольким группам слонов, а они этого очень не любят, и иногда происходят стычки, но, как правило, все мирно заканчивается (вот бы нам так).

    Наступает время ланча, мы причаливаем к берегу прямо возле водопоя. Проводники достают провизию, накрывают на стол (достаются столовые приборы, ложки, вилки, ножи, салфетки) и раскладывают провизию и приглашают нас к столу. Когда мы настоятельно приглашаем их присоединиться к трапезе, они отказываются. Только после того как мы почти закончили, они садятся обедать, причем держатся очень скромно и тактично. Во время нашего обеда на водопой приходит стадо слонов. Мы расположились как раз аккурат напротив их протоптанной тропы к водопою, а животные (не только слоны) всегда стараются ходить проверенными тропами… мало ли чего… В нашем стаде много маленьких слонят и слонихи явно недовольны нашим присутствием, демонстрируя это громким фырканьем и хлопаньем ушами. Но увидев, что мы сидим смирно и не хотим причинить вреда слонятам, успокаиваются и начинают пить, предварительно загнав малышей в середину стада. Пьют они долго и основательно, слонятам это надоедает, и они начинают возню, слонихи наводят порядок и стадо неспешно покидает водопой. В стаде есть совсем маленький слоненок, он очень забавный, совсем не умеет пользоваться хоботом и он болтается у него как инородное тело. Малыш пользуется особенной заботой и любовью всех окружающих, и видеть это очень приятно.

    После сытного обеда едем смотреть крокодилов, они предусмотрительно держатся подальше от бегемотов (чего и туристам желаем). По дороге видим интересную картину – баклан сидит на дереве, растопырив крылья и сушит их, забавно. Проплываем мимо интересного лоджа под названием "Чобе Марина Лодж". Он стоит на самом берегу, и вид из него открывается прямо на реку. Вечером, сидя на террасе и попивая апперитивы, можно наблюдать бурную жизнь африканского водопоя. Подплываем к намибийскому берегу смотреть крокодилов, вдруг завыли сирены и 10 катеров береговой охраны Намибии несутся к нам, стреляя из всех видов оружия (все это могло бы случиться, будь у Намибии хоть один катер). На самом деле нигде нет ни одного пограничника, возникает шальная мысль: а не перейти ли границу? Отбрасываем ее по двум соображениям, во-первых, зачем, во-вторых, больно здоровый крокодил лежит неподалеку, прикидываясь бревном. Сфотографировав крокодила, подъезжаем к месту, где оставили наш джип и (о чудо!) видим несколько джипов. Размышления о том, как быстро размножаются машины в Ботсване, прерывает группа туристов, появляющихся из тенистого укрытия, куда их спрятал заботливый гид. Они приехали на такую же экскурсию и поджидали нас, а их водитель даже не догадался слить бензин из нашего джипа (вот африканская темнота, в смысле чернота, тьфу, совсем запутался). Садимся в машину, машем в след уплывающим, и обсуждаем дальнейший маршрут. Наше жесткое (если не сказать жестокое) условие – львы и леопарды. Замбо соглашается, и мы трогаемся.

    Едем в отдаленную часть парка, где (по словам Замбо) он видел следы больших кошек. Навстречу нам попадается машина, доверху набитая вооруженными людьми (у некоторых автоматы Калашникова). Мы немного встревожились, но поняв, что убивать и грабить нас не будут, успокоились. Оказалось, что это полиция парка (моя образованная супруга назвала фразу из нескольких английских слов), которая следит за порядком и отстреливает браконьеров на месте (шутка). После небольших переговоров с Замбо, они продолжают свой путь и мы машем им вслед, а они (что значит африканское дружелюбие) тоже машут нам и улыбаются абсолютно белыми зубами (мечта стоматолога).

    Продолжаем движение и встречаем еще пару машин с self-driverами. Это люди, берущие машину напрокат и катающиеся по парку на свой страх и риск. У них джип обязательно закрытый и фотографируют они только из окна, что, на мой взгляд менее удобно, хотя, конечно многое зависит от удачи (как и многое в нашей жизни). Останавливаемся (там это вообще принято) и обмениваемся информацией кто что видел и где. Нас, конечно, интересуют львы и леопарды, и они говорят, что видели льва неподалеку около часа назад. Нам больше ничего и не надо, а Замбо продолжает светский разговор. Мы воздеваем глаза к небу, многозначительно смотрим на часы и на клонящееся к закату солнце, наконец, наш гид внимает нашим мольбам и мы трогаемся.

    И тут с нами происходит небольшой инцидент. Дорогу нам переходит крупный слон-самец, поскольку это происходит часто, мы останавливаемся и спокойно пережидаем (в заповедниках преимущественное право движения имеют животные и водители это свято выполняют). Но он останавливается посреди дороги и о чем-то задумывается. Стоим 10 секунд, 15, 30, Замбо засмеялся (чувство юмора такое) привстал и захлопал в ладоши. Сначала я подумал, что он рехнулся с перепугу, а потом понял, что так он сигнализировал слону уступить дорогу. Ноль эмоций, никакой агрессии, но и ни с места. Замбо посигналил в клаксон, задняя нога слона пришла в движение и… он заложил ногу за ногу, показывая нам, кто хозяин в буше. Тут Замбо снова залился смехом (он вообще жизнерадостный) и мы простояли еще полминуты, но ситуация начала изменяться и явно не в нашу пользу. Невдалеке появилась группа слонов, которая направлялась в эту сторону, и наш доблестный водитель, свернув с дороги, быстро объехал слона, который тут же спокойненько направился по своим делам, нимало нами не интересуясь. Но свое черное дело он видимо сделал, так как ни льва, ни леопарда мы в этот раз не встретили, хотя их следы постоянно попадались нам на пути.

    И все-таки мы невольно отомстили слонам в этот день, хотя и не специально. Поколесив по окрестностям, и не найдя кого надо, мы направились в лодж, а времечко то подпирало, солнце вот-вот должно было скрыться за горизонтом (вот он, стоящий слон), и Замбо прибавил скорость, благо никого не было. Как вдруг прямо из-за большого дерева выскочил слон-подросток и, испугавшись автомобиля заметался по дороге. Сразу успокою читателя – сбить мы его не могли в любом случае, так как скорость была все равно небольшой, и Замбо успел бы остановиться, но слоненок-то этого не знал и запаниковал по полной программе. Он испуганно захрюкал, заверещал, а потом жалобно затрубив, сиганул в сторону. Рэйнджер не стал останавливаться и я потом понял, почему: не успели мы отъехать и пятьдесят метров, как со всех сторон на дорогу стали выскакивать слоны (слава Богу, по большей части сзади) и высказывать все, что они про нас думают (думаю, в основном матерились). Если бы они могли, то изрубили бы нас в капусту (в смысле затоптали бы нас ногами). Еще очень долго мы слышали их трубные голоса.

    В лодж попали уже затемно. Процедура ужина повторилась (за исключением того, что наш славный англичанин-то уже уехал, ха-ха). После ужина мы наградили своего верного Пятницу (Замбо) чаевыми (поручили это сами понимаете кому), кои он и взял с присущей ему скромностью (здесь я уже не шучу). Затем мы пошли спать и готовиться к завтрашнему отъезду в Дельту Окаванго.

    День четвёртый

    Встаем на сей раз без приключений, попозже, так как на утреннее сафари не поехали, решили выспаться. После завтрака есть немного времени и мы садимся на террасе любоваться прекрасным видом реки Чобе, состояние благодушно-созерцательное. И тут случилось одно очень неприятное происшествие, которое мы вспоминаем иногда до сих пор. Раздается свист крыльев, какая-то тень падает сверху прямо на дерево неподалеку, мы видим взмывающего вверх ястреба и понимаем, что он остался без добычи. Но все оказалось значительно хуже. Слышим громкое хлопанье крыльев и видим, как бьется лесной голубь, пытаясь взлететь с ветки. Не понимая, что происходит, бежим за биноклем, наводим и… становится ясна картина происшедшего. Несчастный голубь в отчаянной попытке скрыться от ястреба не рассчитал точность приземления и случайно нанизался крылом на огромную иглу акации и сейчас всячески старается освободиться. Помочь, немедленно помочь - бьется судорожно мысль. С земли не достать, высоко. Немедленно бежать за стремянкой мелькает в голове. Но потом приходит отрезвление – дерево усеяно здоровенными шипами, голубь висит метров 15 над землей, и уклон в этом месте градусов 40, загреметь можно ого-го, а если попасть на шип, то госпиталь обеспечен. Да и голубь уже практически перестал биться и безжизненно повис на сломанном крыле. То, что оно сломано видно стопроцентно по его неестественной позе, поэтому даже если мы его спасем (ценой собственной жизни) ему не выжить в условиях естественного отбора. Все эти прагматические соображения конечно верны, но почему же так неприятно щемит где-то в груди и горький осадок остался так надолго?

    С такими грустными мыслями мы покидаем "Мученья Лодж" (а ведь это название мне пришло на ум задолго до этого происшествия). Дорога назад в аэропорт была похожей на дорогу в парк, мы останавливались, рассматривали животных, но получать удовольствие на 100% мешал осадок от случившегося недавно. Хотя мы и увидели птицу-секретаря, занесенную в красную книгу. Перелет до Дельты Окаванго прошел без всяких приключений, за исключением того, что наш небольшой самолетик садился и взлетал несколько раз. Это объясняется тем, что наземное сообщение не всегда возможно, и самолеты выполняют роль рейсовых автобусов как для туристов, так и для местного населения. Наконец мы сели на свой аэродром (в парках аэродромы всегда грунтовые). Встретивший нас рейнджер был малоразговорчив (потом мы узнали, что он недавно работает и стесняется).

    По дороге возле нашего кемпа увидели большого слона, который невозмутимо обламывал ветки с дерева , растущего около дороги. По приезду в кемп, который по-русски звучал не очень благозвучно: "Каканака" (слава Богу хоть слитно, а не раздельно), нас встретила радушная негритянка, быстро исполнившая все формальности и поселившая нас в домик (палатку). Здесь самое время сделать отступление и рассказать о различиях между лоджем и кемпом. На фотографии кемп, в котором мы жили в Окаванго. Он представляет собой большую палатку, стоящую на помосте из свай, в которой помещаются: большая двуспальная кровать, шкафы для одежды, прикроватные тумбочки и все, что обычно бывает в номере. Номер герметичный, входная дверь застегивается на молнию, по бокам окошки из сетки, которые можно закрыть опустив полог. Дальше интереснее: с задней стороны дверь ведет в туалетный блок, где есть унитаз, душ и умывальник, но все это имеет наверху сообщение c улицей, то есть не герметично (кстати, в этом есть особый колорит). В туалетном помещении ночью постоянно горит керосиновая лампа, так как электричество дается только днем для зарядки кино-фото аппаратуры (к сожалению электростанцию в заповеднике не поставишь). Территория кемпов не огораживается, поэтому вся живность может беспрепятственно ходить туда-сюда. Кемп мобилен – его можно быстро разобрать и перенести на другое место или временно убрать по каким-либо обстоятельствам (наш зимой снимают по причине разлива Окаванго и снова ставят весной). Лодж же представляет собой капитальное сооружение и часто огорожен сеткой или забором, хотя и не всегда (пример "Мученья лодж"). И в лоджах и в кемпах всегда есть горячая и холодная вода, необходимый запас продуктов и напитков (многообразию последних я лично всегда удивлялся).

    Ну, продолжим наше повествование. Заселились мы в кемп и пора бы ехать на вечернее сафари, но моя переводчица заявляет, что ее утомили эти автобусные перелеты и она категорически отказывается сафариться (потом она страшно пожалела об этом). Никакие уговоры не помогли и я, захватив фотоаппарат, направился на полдник для прилетевших. Слегка подкрепившись я и чудесная парочка англичан-пенсионеров (из всего количества западных туристов не менее 50% составляют пенсионеры, ау, президент и правительство) погрузились в машину и поехали. Сразу же на выезде мы увидели антилопу бушбока, кстати тоже очень редкую. Умная антилопа таким образом спасалась от хищников (жила возле кемпа).

    Пейзаж Окаванго отличается от пейзажа парка Чобе. Здесь чередуются участки заросшие деревьями с открытыми пространствами лугов и протоков дельты. Обзор гораздо лучше, видно дальше и можно заметить животных издалека, хотя местами высокая трава мешает обзору. Подъезжаем к небольшому, наполовину высохшему водоему и видим удивительную картину: посередине плавает импала, но почему то на боку и голову не видно. Оказывается ее убил крокодил и не спеша откусывает куски, даже не показываясь на поверхности. А куда торопиться – ни лев, ни леопард, ни гиена не достанут и не отнимут. Немного понаблюдав за идиллическим обедом, едем дальше, и вот тут-то нас ждала встреча, которая заставила мою супругу пожалеть о том, что она бросила меня на съедение диким зверям. Мы увидели охоту небольшой африканской кошки - сервала.

    Сервал намного мельче гепарда, леопарда и тем более льва. Он больше похож на крупную домашнюю кошку, только пятнистую. У сервала длинная шея, огромные уши и море грации и обаяния. У него отличная реакция, он очень часто ловит птиц прямо на лету, но сейчас он охотился едва ли не на самых опасных зверей Африки… на мышей. Вот он осторожно идет по высокой траве, аккуратно ставя лапки точно туда, где они издадут наименьшее количество шума. Потом замирает, чутко поводя ушами-локаторами, напряженно вслушивается, затем расслабляется и идет дальше. Вся картина повторяется несколько раз, он нисколько не обращает внимания на щелчки фотоаппаратов и звуки подъезжающих машин, только подрагивание больших ушей выдает его неудовольствие (чего еще ждать от этих людей). Наконец, он снова замирает надолго, и я прилипаю к фотоаппарату боясь пошевелиться и… прыжок. Давлю на спуск и (о счастье) мне удается снять сервала на лету. Мой щелчок был единственным, и я принимаю поздравления и ловлю на себе завистливые взгляды из соседних машин. Мои английские спутники просят показать кадр, и я со снисхождением бывалого фотографа разрешаю им разделить мой успех. Они восхищенно покачивают головами и я вырастаю в их глазах несмотря на незнание языка.

    Сервал, устав от повышенного внимания к своей персоне делает несколько гигантских прыжков и исчезает в высокой траве. Продолжаем нашу прогулку и подъезжаем к еще одному маленькому озерцу, в нем плещется небольшая стая пеликанов. Делаем снимки и вдруг замечаем далеко-далеко двух лежащих львов, вернее льва и львицу. Но они находятся так далеко, что сделанный снимок я стираю по причине бесполезности. Подъехать нет никакой возможности, так как нас разделяет болото, но встреча с этой сладкой парочкой ждет нас завтра, и я обязательно расскажу об этой опасной встрече и покажу отснятый материал. Солнце клонится к закату и мы поворачиваем в сторону кемпа, куда благополучно прибываем вовремя. Я с гордостью демонстрирую свои снимки прогульщице и она так долго досадует и переживает свою неудачу, что мне становится искренне жаль ее (я же люблю ее глупенькую). Ужин в Окаванго проходит немного по-другому. Везде зажжены факелы, атмосфера очень романтическая, мы идем по дорожке и наши тени причудливо изгибаются переходя от факела к факелу. Ужин проходит на веранде, нависающей на ближайшей протокой. Сначала как всегда аперитивы, неторопливая беседа и плавный переход к ужину, главным блюдом которого, как вы догадываетесь, становится ваш покорный слуга со своим чудо-кадром (фотоаппарат-то я, конечно, захватил, а то, что снимок "смазан", не знал). Хозяином кемпа был обаятельный родезиец, он переехал сюда всей семьей, купил этот кемп и был совершенно счастлив. Охотно делился разнообразной информацией, шутил и балагурил, не забывая следить, чтобы все наелись. После ужина нас проводил до кемпа рейнджер, водя фонарем из стороны в сторону и мы вновь увидели нашего бушбока, предусмотрительно перебравшегося поближе с темнотой.

    День пятый

    Утром следующего дня нас будит служащий кемпа (кстати, это в Африке в норме вещей, так как утреннее сафари раннее, чтобы никто не проспал). Быстро завтракаем, пьем кофе и идем к машине. Рейнджеры, как всегда, уже грузят в джип кофры с провизией и напитками (а вдруг туристы умрут с голоду?), и мы выезжаем. С нами в машине парочка "наших" англичан – Пол и Пэм. Разговор идет веселее (я же уже не один, а с переводчиком), потом моя чуткая супруга Инга втягивает воздух ноздрями и говорит очень уверенно: "пахнет кошками". Я пытаюсь шутить на эту тему (и совершенно зря!), но ее не собьешь, она стоит на своем. А потом происходит мое полное посрамление. Нашего гида вызывают по рации, он что-то отвечает, разворачивается и едет в другую сторону. На наш вопрос, в чем дело, многозначительно помалкивает. Мы с Полом понимаем, что дело пахнет жареным и приводим аппаратуру в полную боевую готовность (он-то хочет реабилитироваться).

    Подъезжаем к опушке леса, видим еще две машины и понимаем, что нам крупно повезло. Прямо на нас идет огромный самец леопарда, его круглые как бочка бока говорят, что он недаром провел эту ночь. Идти ему тяжело, и он плюхается в траву прямо на опушке, нисколько нас не опасаясь. Мы воодушевленно щелкаем фото и кинотехникой, немного досадуя на густую траву, мешающую нам. Какое-то время леопард лежит закрыв глаза и прислушиваясь к собственному пищеварению но, поняв, что ничем не сможет ему помочь, нехотя встает и пропадает в густых зарослях. Переводим дух (все не дышали, боясь спугнуть зверя), лихорадочно отсматриваем снятые кадры и, убедившись, что все хорошо, расслабляемся в полном восторге (жизнь прожита не зря). Надо сказать пару слов об одежде на сафари. По утрам и вечерам бывает достаточно прохладно, хотя почти везде выдают одеяла (ими можно прикрыть ноги), лучше одеться потеплее (ветровка подойдет), так как при езде на открытой машине ветер пробирает насквозь (вот тебе и Африка!). Но, когда взойдет солнце, становиться жарко и все разоблачаются, а вечером все наоборот.

    Отступления кончились, едем дальше. На лугу видим антилоп, я говорю: "импалы", и ошибаюсь. Оказывается эти антилопы называются красные личи, отличаются они от импал тем, что у них передние ноги немного короче и круп слегка приподнят, но издалека их очень легко спутать, тем более, что и тех и других здесь очень много. Проезжаем знакомый луг и рейнджер показывает нам вечную спутницу леопарда - гиену. Она лежит на лугу и тоже видимо отдыхает от трудов праведных (скорее всего отобрала часть добычи у нашего знакомого леопарда). При нашем приближении она неохотно поплелась в заросли (а вдруг еще что обломиться). Ну, а впереди нас ждет еще одна волнующая встреча, ну да обо всем по порядку.

    Неподалеку от гиены по полю важно ходит седлоклювый аист с красным изогнутым клювом, и собирает всякую мелкую живность. По краю открытого пространства идет большая стая бабуинов вместе с группой импал. Импалы и бабуины часто соседствуют вместе, извлекая взаимную выгоду из этого сосуществования. Дело в следующем: у бабуинов глаза расположены впереди, а у антилоп сбоку и это дает больший обзор и соответственно большую безопасность. Кроме того, чем больше глаз, тем больше вероятность увидеть хищника и остаться в живых. Хотя надо честно признать, что у бабуинов есть еще одна корысть – крупные самцы иногда убивают больных или только что родившихся детенышей импал и таким образом пополняют свой запас необходимого им белка. Так вот впереди как всегда идет вожак – самый крупный и сильный бабуин, он внимательно поглядывает по сторонам, его облик передает напряженность, ведь кругом открытое пространство и мало ли кто внезапно может появиться и создать угрозу его стае. А один детеныш как назло задерживается и сев на поваленное дерево "переобувает валенки" (судите сами). Как вдруг вожак издает какой-то испуганно-суматошный крик – что-то среднее между лаем, стоном и возгласом "атас". Импалы и бабуины напружиниваются, готовые в любое мгновение сорваться с места и рвануть куда подальше от опасности.

    Ну а мы-то наоборот смело устремляемся туда, куда напряженно всматривается вожак бабуинов (какие мы молодцы!), и наша отвага приносит таки свои плоды. Неподалеку, метрах в 300-500 мирно отдыхает парочка львов – самец и самка, они лежат на травке и нежатся под утренним африканским солнцем и совсем не обращают внимания на поднявшийся гвалт. Вокруг уже стоят два автомобиля, и мы присоединяемся к избранному кругу этих счастливчиков. Гид вполголоса предупреждает нас, что лучше не разговаривать и не вставать в кресле. Дело в том, что зверь воспринимает машину и сидящих в ней людей, как одно целое, а вот, если выйти из нее или начать двигаться, то можно выпасть из этого целого (упаси вас Бог), и тогда вы будете "законной" добычей со всеми вытекающими. Хотя на моей памяти охотников не находилось.

    Наконец, львица то ли просто устала, то ли ей стало жарко (солнце уже припекало, но снимать куртки никто не решался), только она встала и, отвергнув вялые попытки самца намекнуть на былую близость, решительно направилась в густые заросли травы. Но на пути к заветной прохладе стояли наши машины, только ее это нисколько не смутило. Львица прошла как раз между нашей машиной и соседней, при этом слегка покосившись на нас, превратившихся в пресловутые соляные столбы (прости нас, жена Лота). Лев тоже было направился в нашу сторону, но что-то ему не понравилось, и он предпочел обойти джипы стороной. А так как шел он не спеша (царь зверей все-таки), то когда он завершил обход, то львица уже давно упала в траву и ее не было видно. Тут лев забеспокоился и не на шутку встревожился, глянув в одну сторону, в другую, он не увидел свою возлюбленную (скорее всего было так, потому что во время спаривания лев и львица уходят из прайда, дабы никто не мешал им в сем деликатном деле). Наконец ему пришло в голову, что мы могли быть причастны к похищению принадлежащей ему собственности, что он и выразил, многозначительно посмотрев на нас. По-моему не только у меня мелькнула такая мысль, судя по судорожно вцепившимся в поручни рукам соседей и мгновенно напрягшемуся телу рейнджера (в сущности, кто мог помешать самцу произвести обыск наших авто поочередно, не спеша… жарко ведь?). Но справедливо рассудив, что мы бы не посмели, он негромко рыкнул, самка отозвалась ко всеобщему облегчению, и лев направился к ней, подошел, обнюхал и убедившись, что никто не посягал на нее, упал как подкошенный рядом. Мы еще немного постояли (чтобы наше бегство не было расценено как соучастие) и поехали дальше, постепенно осознавая, как нам повезло во всех смыслах.

    Хочу предупредить читателей, что упаси вас Бог оказаться между каким-нибудь зверем и его детенышем или между самцом и его самкой в период их "любви". Лучше не надо, целее будете. Солнце пекло уже вовсю и мы подъехали к большому раскидистому дереву, гид вышел, проверил нет ли кого поблизости и предложил выйти нам, что мы и сделали с удовольствием. Он достал всякую снедь и все подкрепились с большим удовольствием, попутно обмениваясь своими впечатлениями и рассказывая, что они нисколько не испугались (мы бы ему показали в случае чего…). Во время полуденного зноя сафари не делают, все животные прячутся в тени, и найти их бывает очень трудно. Поэтому сафари бывают утренние (6.00 -12,13.00), вечерние (16.00 – 19.00) и ночные (после ужина с фонарями и фарами), но ночные бывают не всегда и не везде.

    Перекусив, мы поехали в свой кемп, по дороге фотографируя птиц, во множестве снующих туда-сюда. Среди них выделялись живописные hornbillы различных окрасов. Прибыв в кемп, приняв душ, и почувствовав себя на седьмом небе, поставили на подзарядку аппаратуру, пошли погулять по территории, а посмотреть было на что. Прямо возле нашего домика росло огромное сосисочное дерево, на котором созревали плоды. Величину дерева можно оценить по сравнению с женщиной, стоящей рядом (кто бы это мог быть). Специально сфотографировал плоды, они являются любимой пищей множества африканских животных, начиная со слонов и жирафов, кончая всеми видами антилоп, бородавочников и гиппопотамов. Потом прошли к маленькому бассейну с довольно прохладной водой, где рискнул искупаться только я, и легли загорать в тени под навесом. Рядом был бар самообслуживания, представляющий из себя два огромных промышленных холодильника, набитых всевозможными напитками от кока-колы и пива, до джина, рома, виски, нашей водки и коньяка. Все это без ограничения можно было употреблять, закусывая орешками, чипсами и еще чем-то. Принеся Инге колы, взяв себе пива, только собрался было расслабиться, да не тут-то было.

    Слышу какую-то подозрительную возню в бассейне, подхожу и вижу, что звук идет от упавшей в воду ящерицы, которая барахтается, пытаясь выбраться. Спастись самой ей не удастся никогда, слишком высоко, да и холодно, ящерица уже окоченела и почти не шевелится. Мне в приказном порядке велено достать бедненькую, и мои робкие возражения типа может она сама попробует, были безжалостно отметены, как не состоятельные. Делать нечего, опять лезу в холодную воду и спасаю бедную ящерицу. Ее тут же берут в руки и согревают собственным дыханием, намекаю, может лучше положить животное на солнце и оно само отогреется, но нет, необходимо личное участие в спасении дикой природы (прямо гринпис какой-то). Зато есть время расслабиться, наконец-то выпить свое пиво и поглазеть на парочку белок, крутящихся здесь неподалеку. Так незаметно (если не считать подвига спасения ящерицы) проходит время до ланча (полдника), после которого нас ждет водное сафари по водной же глади Окаванго.

    Вячеслав
    28/02/2008 10:58


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из Ботсваны

    11.03.16 Свияжск, Севастополь, Кольский полуостров и Бурятия входят в топ-20 главных направлений года
    22.02.16 20 лучших мест для сафари
    14.01.16 Приостановлена выдача единой визы Зимбабве и Замбии
    28.08.14 В Ботсване появится туристический поезд
    26.08.14 Африканские театры выступят на фестивале в Ботсване
    09.07.14 Африка отпразднует Всемирный день львов
    14.02.14 В Ботсване можно самостоятельно отправиться на сафари
    31.07.13 В Ботсване за слонами можно наблюдать из "бункера"
    11.05.13 Лучшие сафари-парки юга Африки
    12.01.13 Охота на львов и леопардов в Замбии запрещена
    [an error occurred while processing this directive]