Пора в Перу



    Вот вы спросите: почему вдруг Перу? Говоришь человеку: а я в Перу еду.
    - В Перу?… - недоумение в глазах.
    Надеюсь, что прочитав мои заметки, вы получите ответ на этот вопрос.

    22 октября 2005 г.

    На этот раз решила вести что-то вроде дневника. Улетаем из Домодедово. Приехали сильно заранее. Делать нечего. В результате все время ела. Наконец, слава Богу, посадка. Летим испанской авиакомпанией "Иберия". В Лиму надо добираться с ночевкой в Мадриде. Ночь в отеле входит в стоимость авиабилета. Отель предоставляет авиакомпания, выбрать нельзя, поэтому подозреваем, что нас засунут во что-нибудь двухзвездочное. Оказывается, что до Мадрида лететь целых пять часов. Надо же, как долго. Прилетаем благополучно и с неплохим ужином по пути. В аэропорту находим стойку "Мадрид Амигос", где нас таких, кому положена ночевка, собирают полный микроавтобус и начинают развозить по отелям. Кроме нас в микроавтобусе - одни японцы. Но у всех разные отели. К ним приставлен гид, который всю дорогу громко и энергично что-то им рассказывает по-японски, видимо - про Мадрид. Дело идет к ночи, японцев все развозят и развозят,а до нас дело никак не доходит. Отели у них - один шикарнее другого, то Шератон, то Хайят. Мы совсем приуныли. Точно, думаем, сначала их по роскошным отелям, а потом нас в какую-нибудь дыру в трущобах. Но нет, после многочисленных петляний по Мадриду, приехали в самый центр. И остановились на самой главной их улице под названием Гран Виа перед роскошным отелем Сенатор. Даже не поняли сначала, что это уже наша точка, хотя оставались к этому моменту в автобусе одни, но может так - забрать кого-нибудь оттуда или еще чего? Нет, оказалось, нам на выход. Ну что сказать? Отель роскошный. Даже непонятно, чего это авиакомпания так балует своих пассажиров. В номере - все мыслимые удобства, вплоть до электрического гладильного пресса для брюк. Музыкальный центр. Интернет. По ТВ - каналы на всех языках, даже есть болгарский канал и польский канал, правда - русского нет. Пуховые одеяла. И балкон, выходящий на эту самую Гран-Виа. Я сначала не знала, что там балкон, думала - окно. Отдернула занавеску - оказался балкон. Выхожу - батюшки! Последний, седьмой этаж, и внизу горит огнями главная улица Мадрида!

    23 октября 2005 г.

    На завтрак - пожалуйста, шампанское в ведерке, если кто желает. Но мы желали не шампанского, а яичницу-глазунью. А вот с этим как раз вышла промашка. Человек, приставленный жарить яйца, по-английски ни бум-бум. Как я ни старалась втолковать, чего желаю, даже руками изображала круглые желтки, - все равно он сделал омлет. Пришлось кое-кому съесть омлет. Зато по нашей реакции наконец этот повар понял, что получилось не то, чего от него ждали. Тогда он проявил весь свой пытливый ум и изготовил нечто довольно таки близкое к глазунье. Если бы он в процессе жарки не поливал зачем-то самозабвенно сверху желтки, то получилось бы самое то. Ну да ладно. Решили не придираться, съели и так. Кстати, в вестибюле у них там специальная доска с фотографиями: Лучшие работники нашего отеля. Так этого повара на ней справедливо нет. Ну вот. А потом опять приехал бесплатный микроавтобус (на этот раз уже полный, мы были последними) и отвез нас в аэропорт. При посадке выяснилось, что мы летим объединенным рейсом Иберии и Британских авиалиний. Сначала подумали - ну и что, какая разница. Но когда командир экипажа перед взлетом что-то долго объявлял по-испански, из чего мы смогли понять только названия - Каракас, Манаус и Лима, то заволновались. Не придется ли лететь с двумя промежуточными посадками? Может, рейс Британских авиалиний был и не прямой вовсе? Первые десять часов полета прошли в тревоге на этот счет. Потом стало ясно, что промежуточные посадки делать поздно. Ну а потом уже и объявили, что до посадки в Лиме осталось 40 минут. Кстати, кормили в пути преотвратно, и чем дальше от Мадрида - тем хуже. Сначала дали макароны без ничего, даже без сыра. Потом вообще, страшно сказать, чечевицу. И эта ужасная манера всюду пихать тунец. Это ж надо додуматься - положить рядом курицу и какую-то дрянь из тунца. Курица вся пропахла рыбой и есть ее я не смогла. И пирожные ихние тоже были дрянь. И обслуживание плохое. Стюардессы, предлагая кофе и чай, проносились по проходу со страшной скоростью и не очень-то смотрели, реагирует кто-то на их предложения или нет. Так что желающие получить, например, чай должны были буквально хватать их за проносящиеся мимо полы форменного платья. Чуть зазеваешься - и кукуй без чая. По второму разу у них ничего не предлагалось, даже вода. Не то что в нашем Аэрофлоте - по три раза всех обойдут, всем нальют добавки, и никакой тебе чечевицы не подсунут, и стюардессы у нас все молодые и более-менее привлекательные, а у них - будто дорабатывают последние годы перед пенсией (перед их, испанской пенсией, которая в 65 лет). Тьфу. Жаль, Аэрофлот в Лиму не летает. Единственное, что предлагалось в изобилии всю дорогу - это черствые булочки, горой лежащие на подносе. Их никто не брал, но их регулярно проносили по проходу. В Лиму прилетели, когда уже было темно. Из-за близости к экватору темнеет рано, в пол-седьмого уже была тьма-тьмущая. Были встречены представителем турагенства по имени Роберт и доставлены в наш отель под названием Мелиа. Заказали в номер сэндвичи с ветчиной и картофель-фри. Поужинали и легли спать, потому что завтра утром опять предстоял перелет. В город Куско. Откуда и должно было наконец начаться наше путешествие по Перу.

    24 октября 2005 г.

    Сидим в аэропорту Лимы. Наш рейс в Куско задерживается на два часа в связи с неприбытием самолета из Кито (Эквадор). Летим перуанской авиакомпанией Лан. Может, у них есть один-единственный самолет, который всюду и летает? Сидим. Ждем. Разглядываю наших попутчиков-туристов. Боже, какие все пожилые! Средний возраст - плюс\134минус пару лет вокруг пенсии. А есть и совсем старики, на вид лет по 80. И летят, ну надо же, в Куско, на высоту 3800 метров над уровнем моря. Вот молодцы! В связи с задержкой рейса прикатили столик с бесплатной едой: сок, пепси-кола, чай, кофе, бутерброды, кексы. Сразу же выстроилась очередь. Как из голодного края. Действительно, два часа провести без еды - мыслимое ли дело? Мы, правда, тоже взяли - и сок, и кофе, и сэндвич. Наверное, они правы: в путешествиях надо есть в запас. В сэндвиче хлеба было в три раза больше, чем нужно. Зато дальше все пошло как по маслу.

    Прилетели в Куско и были встречены замечательной женщиной по имени Джозефа - представителем турагенства. Шумной, энергичной и деятельной, с громким голосом и манерам пионервожатой. Она встречала нас двоих, пожилого американца из Калифорнии по имени Вирджил, торговца оборудованием для молочных заводов, и молодую японку по имени\134 фамилии Кавамура\134Ямамото, у которой оказался муж в правительстве. Это все про них мы узнали уже позже, так как они часто оказывались нашими попутчиками и в дальнейших экскурсиях и перемещениях по Перу. Да, когда самолет заходит на посадку, то летит насколько близко к скалам, что кажется, что вот-вот коснется крылом горы, и делается даже страшно. И еще с самолета хорошо видны гигантские надписи, сделанные на окрестных горах, например El Viva Peru, или реклама местных политических партий и еще много всяких других. Здесь это популярное дело, такое скальное граффити получается. Делаются эти надписи особым способом - гигантские буквы выкапываюся на склонах поросших травой гор,и получается чрезвычайно эффектно. Мы спросили у гида, кто же все это копает, и оказалось, что солдаты. Наш отель Новотель расположился на узкой улочке в одном квартале от центральной площади, в здании 17 века, с чудесным открытым внутренним двориком, где стояли мягкие диваны и кресла, а также ресторанные столики. Первым делом нам был предложен чай из листьев коки, его подают бесплатно во всех местных отелях. Считается, что кока помогает адаптироваться к высокогорным условиям. Мы его выпили, и свои впечатления от этого напитка я опишу чуть позже. В нашем номере оказалось огромное панорамное окно, из которого открывался дивный вид на Куско.

    Итак, Куско.

    Здесь самое время сделать небольшой экскурс в историю, чтобы пояснить, что это такое за Куско и почему здесь так важно побывать. Империя инков просуществовала не так уж долго: примерно с 1400 до 1532 года, когда на эти берега прибыли испанские конкистадоры. Было время, когда эта империя охватывала почти всю Южную Америку - территории Перу, Эквадора, Колумбии, часть Чили и Аргентины, и столицей ее был город Куско. Правильное индейское произношение - К'оско.

    Так удачно захватить такую большую территорию инкам помогло то, что они не уничтожали местную культуру и ничего не разрушали по пути, а позволяли местным народам жить так, как они жили раньше. Даже наоборот, они сами впитывали то полезное, чем могли похвастаться покоряемые народы, и таким образом нахватались ото всех дополнительных знаний по медицине, ткачеству, орошению, гончарному делу и еще всякого разного. А от порабощаемых требовалось всего навсего почитать Бога Солнца в качестве высшего божества, и ничего больше.

    Инки называли свою империю Тауантинсуйу (четыре стороны света), столицей ее был Куско, а состояла она четырех частей-провинций: Чинчасуйу на севере, Кондесуйу на юге, Кольясуйу на альтиплано (горном плато) рядом с озером Титикака и Антисуйу на востоке. Всю империю пересекала густая сеть дорог, соединящих все сколько-нибудь значащие места. Туристы и сейчас имеют возможность пройти пешком тропою инков, например, от Куско до Мачу Пикчу, это примерно 100 км и дорога эта занимает у туристов 5 дней с ночевками в палатках. А вот во времена инков специальные люди, называемые часкис, проходили этот путь за один день (однако, не без помощи листьев коки). Часкис, что-то типа ходоков или бегунов на длинные дистанции, передавали новости и послания и поддерживали связь между всеми частями империи. Еще инкам удалось оросить перуанскую пустыню - одну из самых засушливых в мире и невероятно развить террасное земледелие. Вода отводилась на черт знает какое расстояние от источника и через сложную систему мелких каналов подавалась отдельно на каждую узенькую горную терраску. Кстати, все эти оросительные приспособления прекрасно функционируют до сих пор, и местные крестьяне продолжают ими пользоваться на своих огородах, расположенных узенькими полосками на крутых склонах. А урожай инки хранили в специальных круглых каменных хранилищах, где хитрым образом создавался особый микроклимат, позволяющий хранить картошку целых 40 лет. Правда, в сушеном виде. Поэтому у них ни разу не было голода. Ну и широко известна их строительная техника. Многие их постройки стоят и поныне, уцелев после многочисленных землетрясений, а между плотно подогнанными без всякого раствора камнями кладки нельзя вставить ни лезвие бритвы, ни листок бумаги. Это потому, что сцепление каменных блоков они осуществляли по принципу конструктора: на одном камне выступ, а на другом в соответствующем месте - ямка; на одном штырь - а на другом паз. А чтобы противостоять землетрясениям делали стены не прямыми, а наклоненными внутрь под углом 12-14 градусов. И при этих вот, с одной стороны, достижениях они, с другой стороны, не знали ни колеса, ни письменности, ни железа. И это не когда-нибудь в глубокой древности, а между прочим уже в 15 веке. Ну было у них там узелковое письмо (когда специальный человек вывязывал на веревочках разные узелки по разным поводам, а потом по этим узелкам можно было определить - что за человек, сколько ему лет, есть ли у него дети, ну и т.д.), но это же совсем не то. И как можно было не додуматься до колеса, поклоняясь при этом Солнцу? Было у них, правда, большое количество золота, так и то содержало в себе много меди. К тому же золото само по себе не имело для них никакой ценности, а использовалось исключительно в религиозных целях. А потом его и вовсе отобрали испанцы.

    Так вот, Куско. Куско - это то место, откуда есть пошла земля инкская. Согласно древней легенде дело было так. Сначала был бог Солнца по имени Инти. Инки - означает " дети солнца", т.е. дети Инти. И вот этот Инти послал на землю брата и сестру, брата звали Манко Капак, а сестру - Мама Окльо. Послал с самыми лучшими намерениями - чтобы помочь людям подняться на более высокую ступень развития. Заметьте: Бог не создавал людей, они были уже до него, а он просто постарался их некоторым образом окультурить. Эти брат и сестра появились на земле из вод озера Титикака с золотым посохом в руках и приступили к выполнению своего задания. Они стали искать место, где посох легко войдет в землю. Таким местом оказался Куско. Ну а дальше уже покатилось. Манко Капак научил мужчин обрабатывать землю, а Мама Окльо научила женщин ткать. С такими умениями инки стали быстро захватывать окружающие земли, и во время правления Инки Пачакутека сформировалась могущественная империя со столицей Куско, не уступающей по размерам в то время любому европейскому городу. Дальше какое-то время все было хорошо. А потом начались неприятности. Последние сорок лет империей правил Инка Уайна Капак, у которого было два сына, один рожденный в браке, а второй - незаконнорожденный. Незаконнорожденного звали Атауальпа. Один сидел в столице Куско, а второй - в северной столице Кито (сейчас Эквадор). Пока был жив их папа, все было в порядке. Но как только он умер, так оба они объявили себя наследниками трона и началась губительная для империи гражданская война.

    А дальше все стало уже совсем плохо. Как раз тогда, когда незаконнорожденный сын Атауальпа таки победил своего брата и привязал к своему поясу отрубленные головы врагов, как раз в это время испанский конкистадор Франциск Писарро высадился на перуанский берег. Было это в 1532 г. Попал он удачно. Во-первых, империя была разобщена и истощена годами войны. А во-вторых, у инков как раз была древняя легенда насчет прихода высоких белых богов, посланных Солнцем. Так вот это они самые и есть - подумали инки. Догадка подтверждалась наличием у испанцев оружия, лошадей и парусных кораблей. Ничего такого индейцы до того и в глаза не видели, и обладать всеми этими чудесами могли, несомненно, только боги. Коварный Франциск Писарро пригласил доверчивого Атауальпу на встречу, которая, ну естественно, оказалась ловушкой. Тысячи индейцев были безжалостно уничтожены, а сам Атауальпа захвачен в плен. За его освобождение Писарро потребовал выкуп: одну из самых больших комнат дворца надо было наполнить один раз золотом и два раза серебром. Бедные инки свозили золото со всех концов империи, и наполнили таки эту комнату (на что ушло, между прочим, целых девять месяцев), но нехороший человек Писарро все равно после этого повесил Атауальпу. Ну а дальше испанцы окончательно показали себя: пошли в поход на Куско, по пути убивая всех, разрушая храмы и грабя золото и серебро ; индейцев обращали в рабство и заставляли работать в шахтах. Все золото увезли к себе в Испанию. Разрушили сельское хозяйство. И насадили повсюду католичество, которое, впрочем, переплелось с местными реалиями и приобрело неповторимый местный колорит, на чем я еще остановлюсь. Примерно в таком ключе все и продолжалось до 1826 года, когда в ходе освободительной войны Перу наконец таки получило свою независимость обратно.

    Современный Куско интересен прежде всего своей архитектурой - индейской и испанской. Расположен город в долине на высоте 3300 метров над уровнем моря и окружен холмами со множеством древних руин на них. Население его сейчас составляет 140 тыс. человек. А 500 лет назад здесь проживало только 15 тысяч, что по тем временам было немало. Уже тогда город мог похвастаться системой водоснабжения, мощеными улицами и отсутствием бедных. Представьте себе, что в те времена лень считалась тяжким преступлением и каралась смертной казнью!! Это сколько бы на Руси людей полегло, с такими-то порядками! А у них там совместный труд лежал в основе жизненной философии. От труда были освобождены только вожди и знать, а все прочие граждане обязаны были совместно и бесплатно участвовать в общественных работах, как-то: строительство дорог, акведуков, оросительных каналов и т.д. Потому и понастроили столько, что до сих пор есть на что посмотреть.

    Основные их реликвии расположены на холмах вокруг Куско, где высота уже - 3800 метров. Одно из самых известных мест - крепость Саксайуман, сложенная из огромных каменных глыб. Вес одной из них - 125 тонн. Здесь начинается река, протекающая под Куско по древним каменным трубам, проложенным инками, и снабжающая город водой. Отсюда открывается замечательный вид на лежащий в долине Куско. Недалеко находятся руины Тамбомачай. Это нечто вроде инкских священных душевых, где имели право мыться только вожди и их жены. Специальная гидравлическая система до сих пор, кстати, подает воду из источников в комплекс больших каменных ванн, - вот прямо хоть сейчас залезай и мойся. Вода подается в ванну сверху, как бы из душа, так что можно и в ванне полежать, и стоя помыться. Только очень холодно. Между руин бродят местные жители, в основном женщины, с детьми за спиной и ламами на веревочках, - в надежде, что кто-то из туристов захочет с ними сфотографироваться. Женщины одеты в национальную одежду, но нельзя сказать, что одеваются они так исключительно для туристов. Здесь, посреди Анд и среди бедного населения, одежда эта остается до сих пор вполне повседневной. Много раз мы видели людей в национальной одежде на улицах и на полях, из окна автомобиля и автобуса. Одежда эта, особенно женская, заслуживает самого подробного описания. Итак, женский костюм состоит из следующих компонентов. Прежде всего - это очень пышная юбка длиной до колен или чуть ниже. ОЧЕНЬ пышная, собранная на поясе в густую сборку, а в ряде случаев еще и дополнительно снабженная множеством оборок. Больше всего она похожа на балетную пачку, знаете, бывают таки пачки - до колен, только пошитую из грубой материи. Часто она бывает даже белого цвета, что особенно нелепо смотрится на старых женщинах. Поверх юбки полагается передник - тоже в сборку. Снизу - простые чулки и какая-нибудь обувь. Сверху, до пояса, одевается какая-нибудь кофта и на спину повязывается сложенное шерстяное одеяло, обычно пестрой местной расцветки. Спереди оно завязывается на груди, а сзади образует нечто вроде мешка - там носят детей или поклажу, а если нести нечего - то просто так его одевают, для тепла. И завершающий и наиболее эффектный элемент костюма - это шляпа. Шляпа есть у всех обязательно, причем самого потешного фасона. Здесь, в районе Куско, два варианта женских головных уборов. Первый явно национальный и представляет из себя совершенно плоскую основу - круглую или прямоугольную, обшитую сверху шерстяной тканью яркой расцветки, с вышивкой. По диаметру эта конструкция заметно больше головы, внутри же имеет мягкий ободок уже соответствующего голове размера, и крепится с помощью веревочек, образуя над головой нечто вроде плоской крыши. Вид в высшей степени странный. Но по крайней мере понятно, что это национальная одежда. Второй же вариант выглядит еще более странно. Это шляпа. Мужская шляпа белого цвета и классического фасона. Ее можно было бы назвать самой обыкновенной, если бы не ненормально высокая тулья, опоясываемая черной ленточкой. Носится такая шляпа на самой макушке, как будто бы она мала своей хозяйке, и в сочетании с этой пышной юбкой-пачкой и одеялом за спиной выглядит фантасмагорически. Да, еще о прическах. Волосы у женщин любого возраста заплетены в две длинные косы, которые в самом низу скрепляются вместе, в одну. И сверху, не забудьте, шляпа. Теперь что касается непосредственно самого города. Вблизи Куско представляет из себя переплетение узких крутых улочек, сбегающих с холмов к центральной площади Пласа де Армас. Дома в основном двухэтажные, старые и зашарпанные, но с необыкновенно красивыми, почти ажурными, резными деревянными балконами. Изготовление такого балкона наверняка требует времени, труда и мастерства, и непонятно почему такая красота - и вдруг прилеплена к жалкой постройке временного вида. Почему бы не потрудиться еще немного и не придать самому зданию ну хоть немного солидности. В конце концов, стены важнее балконов, без которых и вовсе можно было бы обойтись. Хотя - очень красиво. Самое главное здание на Пласа де Армас - это испанский собор, стоящий на древнем каменном основании, оставшемся от индейского храма Инки Виракочи. Колокол этого храма считается самым большим во всей Южной Америке, а отлит он из золота, серебра и бронзы больше 300 лет назад. На изготовление соборного алтаря ушло 2,5 тонны серебра. Еще в этом соборе на почетном месте хранится крест, первым прибывший в Южную Америку с испанцами в 16 веке. Всем туристам, посещающим собор, также обязательно показывают полотно "Тайная вечеря", ярко демонстрирующее собой стиль религиозной живописи под названием школа Куско. Этот стиль образовался из слияния испанской и индейской культур в ходе насильственного насаждения католичества и получился весьма своеобразным. Композиция картины полностью соответствует известному библейскому сюжету, зато вот вкушают Христос и апостолы на своей вечере не что иное, как морских свинок и перуанский сыр. А Иуда для наглядности вообще изображен темнокожим, в отличие от остальных, вполне белокожих персонажей. Всевозможные индейские символы украшают и другие изображения Христа.

    Ну что еще? Еще туристов водят в индейский храм Кориканча - храм Солнца, некогда главный и самый величественный религиозный комплекс в Куско. Когда-то стены его были покрыты золотом, а внутренний двор, сейчас пустой и голый, был наполнен тщательно выполненными из золота и серебра копиями - в натуральную величину- лам, альпак, деревьев, фруктов, цветов и даже бабочек. Сейчас, к сожалению, кроме замечательной каменной кладки посмотреть там больше не на что. А кладка, действительно, что надо. Гид настойчиво предлагал туристам попробовать что-нибудь таки засунуть между камнями - ну там кусочек бумаги, или лезвие ножа, и некоторые пробовали, но ни у кого не получилось. Я тоже пробовала, и с тем же результатом. Кстати, там рядом расположен и знаменитый 12-угольный камень, который несмотря на свою неподходящую казалось бы форму намертво держится в кладке вот уже больше пяти веков. Лично я очень сожалею, что посещение всех этих замечательных мест пришлось на первый день нашего нахождения на высоте, потому что перенесла я это вознесение довольно таки тяжело. Сначала, когда выходишь в Куско из самолета, то вроде бы не чувствуешь ничего особенного. Даже наоборот, думаешь, ну вот, говорили высота-высота, а организму вроде бы хоть бы что. Но это быстро заканчивается. Сначала начинается слабость и головокружение. В самом городе, на 3300 м, еще было ничего. А вот когда мы поднялись к руинам, на 3800, тут уже я стала совсем плоха. Ощущение, что вот-вот потеряешь сознание, перед глазами все плывет и кружится. Хочешь вздохнуть поглубже, делаешь глубокий вдох - а воздух внутрь не поступает. Стоять неподвижно мне еще удавалось довольно сносно. Но вот двигаться, да еще не дай Бог, - подниматься вверх, тут мой организм окончательно сдавал позиции. Настолько, что в одном месте нам даже пришлось не идти пешком вместе с группой, а проехать в пустом туристическом автобусе. Не знаю, как это переносили многочисленные старики, которых было полно среди туристов. Явно плохо было только мне и еще одной женщине, которая тоже повисла на своем муже безжизненным тюком. Только, в отличие от меня, тюком довольно увесистым.

    Если кто соберется в те края, то имейте в виду, что лучше всего в первый день ничем не заниматься, а потратить его исключительно на акклиматизацию. Считается, что лучше всего помогает справиться с высотой чай из коки. Инки, например, постоянно жевали эти самые листья коки, для чего имели на груди специальную сумочку, всегда ими набитую. Любой инка, от знатного, до самого бедного, без этой сумочки - ну буквально никуда. Для справки: кока - это то самое сырье, из которого делают кокаин. Чай из коки запрещен во многих странах Южной Америки. Но только не в Перу. В поезде, идущем в Перу из Чили, на чилийской территории этот чай не подают, а как только поезд пересекает границу с Перу - пожалуйте чайку испить! Здесь, в Андах, он бесплатно подается во всех отелях - обычно в вестибюле сервирован специальный столик: чашки с заранее разложенными в них листьями коки, горячая вода в термосе, пакетированный чай из коки в коробочках, и тот же чай - но уже заранее охлажденный, из другого термоса, к которому прилагаются лимон и лед. Короче, на все вкусы. Подходи да пей. Всегда в меню. Ну как было не попробовать? Ну что вам сказать? На вкус очень даже приличный, можно сказать - вкусный, похоже на чабрец. Но должного эффекта он на нас что-то не произвел. То есть эффект был - но приятным я бы его не назвала, скорее наоборот. Возникает какое-то ощущение отстраненности от происходящего. Как будто бы идешь - и одновременно смотришь на себя со стороны: эка я иду хорошо! И идешь - как по волнам плывешь. И морда делается красная. Но на опьянение это совсем непохоже. То есть толку никакого. Мы пробовали этот чай не один раз. Но ничего эйфорического так ни разу и не почувствовали. Так что не бывать нам наркоманами. Ну и хорошо. Этот день был очень длинным, довольно трудным, полным впечатлений, и закончился чудесным ужином во внутреннем дворике нашего отеля. Мы вкушали альпаку с перечным соусом (дивная, дивная вещь!), а маленький оркестр исполнял всякое на национальных инструментах. Среди исполняемых музыкальных произведений оказались довольно неожиданные. Например, наш романс "Не уходи, побудь со мной", исполненный - по нотам! - с большим чувством, особенно выделялся солист с национальной дудкой, похожей на кларнет, - так что даже заслужил аплодисменты расположившихся поблизости туристов. И еще они сыграли центральную тему из "Щелкунчика". Это при том, что русских туристов здесь бывает очень мало, и исполнение не было рассчитано на реакцию с их стороны. Так что мы можем своей музыкой очень даже гордиться.

    25 октября 2005 г.

    На этот день у нас была запланирована экскурсия с частным гидом по Священной долине с посещением ярмарки Писак. По отношению к Куско Священная долина расположена, разумеется, в долине и этот факт сразу же отразился на моем самочувствии самым наилучшим образом. Вообще, надо сказать, что больше проблем с самочувствием я не испытывала, наверное, организм проявил себя с лучшей стороны и адаптировался таки к условиям высокогорья. Самое заметное место в Священной долине - это Ольянтайтамбо, примерно в 70 км от Куско. Так называется и огромная оставшаяся от инков крепость, и жалкий городишко, прилепившийся у ее подножия. Даже не крепость, а целый комплекс самых разнообразных строений, расположенных террасами на большой горе. Тут и фортификационные сооружения, и храмы и всякие места для отправления религиозных обрядов, и множество сельскохозяйственных террас с подведенной к ним оросительной системой, и особые хранилища для урожая - выдолбленные на большой высоте в скалах пещеры, в которых создавался специальный микроклимат и продукты не портились годами; а также опять целый комплекс купален - душевых и ванн - и опять прекрасно работающих до сих пор. Все это интересно, но радикальных отличий от того, что мы уже видели в окрестностях Куско, нет. Зато современный городишко со своими обитателями - вот что было нашим главным впечатлением от этого дня.

    Городишко совершенно задрипанный, но невероятно живописный. Стоит на реке под названием Урубамба. Улицы грунтовые и узкие настолько, что раскинув руки, касаешься стен домов, расположенных на противоположных сторонах улицы. . Посередине многих улиц протекает в каменном русле искусственный ручей, типа арык, доставшийся горожанам в наследство от инков. И можно сказать, что ручей этот - чистый. Во всяком случае помои туда не сливают. Во всем видна большая бедность - и в домах, и в людях.

    Основной строительный материал для домов - блоки из высушенного коровьего навоза. Считается, что это очень удобно - дешево, тепло и доступно. У входа в некоторые дома мы заметили привязанные к чему-нибудь красные тряпочки.Такие же тряпочки видели мы и из окон машины: у входа в дом у обочины воткнута высокая палка, к верхушке которой привязана красная тряпка. Оказалось, это знак того, что в этом доме изготавливают и продают чичу - местный алкогольный напиток отвратительного мутно-желтого цвета. Раньше традиционно его приготавливали следующим образом: молодые женщины жевали зерна пшеницы и сплевывали их в кувшин, там под воздействием слюны начинался процесс брожения и в результате получалась эта самая чича. Несмотря на такой отталкивающий способ изготовления желающие испить чичи не переводились. Судя по большому количеству привязанных повсеместно красных тряпок, нет в них недостатка и сейчас. Изготавливать и продавать чичу не запрещается никому. Надеюсь, что способ изготовления претерпел с тех пор некоторую модернизацию, хотя достоверной информацией на этот счет не располагаю. Наш гид, молодая перуанка, имя которой я, к сожалению, забыла предложила нам посетить обычный дом обычной местной семьи - если нам это интересно и если мы будем готовы заплатить этим людям за просмотр несколько солей. Боже, за такие впечатления она могла бы содрать с нас гораздо больше! - и было бы не жалко. Идем по узенькой земляной улице, сворачиваем в покосившиеся ворота и попадаем в поросший травой дворик. Со всех сторон его окружают невзрачные постройки, одна из которых, самая большая, оказалась жилым домом, а назначение других осталось нам неизвестным. Во дворе на табуретке сидит древний старик. Он чуть покачивается и что-то не то поет, не то просто бормочет все время себе под нос, ни на кого не обращая внимания. По двору ходят куры. Заходим в дом. Он сложен из навозных блоков и состоит из одной комнаты, удачно совмещающей все возможные функции. Правда, большой. Дальше описываю по порядку, по кругу, против часовой стрелки. Сразу у входа, в углу, расположен очаг - каменная печка. Готовят на открытом огне или на раскаленных камнях. Печка топится по-черному, так что весь дым идет в комнату, но непохоже, чтобы кому-то из жильцов это мешало, а лично мне глаза начало щипать сразу же. Рядом с печкой на полу сложены всякие тазы-кастрюли и прочий кухонный скарб. Дальше идет алтарь - самодельное приспособление на стене. В самом центре алтаря, на почетном месте располагаются два человеческих черепа. На наш изумленный вопрос: чьи это?, гид невозмутимо ответила, что это черепа предков этой семьи. Рядом с черепами в полной гармонии висит несколько католических икон. Перед алтарем, на специальной довольно чистой площадке - плошки со всякими подношениями богам: зернами кукурузы, кашей, фруктами и т.д. Дальше располагается загон для морских свинок: низенькая перегородка выгораживает квадратный кусок комнаты, где живут, едят, спят и все прочее морские свинки, коротая время в ожидании своего печального конца. Про этих морских свинок я узнала из путеводителя - что они являются народным перуанским блюдом, дешевым (этому я сразу поверила) и вкусным и питательным (тут я сомневалась). Называются они там - куй. Такое слово. Что они там вроде наших кур (хотя там и куры есть) - пища на каждый день. Как только все это стало мне известно, я в тот же миг приняла твердое решение обязательно попробовать эту самую свинку. Только до самого последнего момента я сомневалась - те ли это самые свинки, что продаются в наших зоомагазинах? или может все-таки какие-то другие, не такие хорошенькие и умильные? Оказалось - в точности те самые. Пушистые, носики розовые, глазки-бусинки - ну прелесть что за животное! Но от своей идеи попробовать их на вкус я тем не менее не отказалась.

    Так вот, возвращаясь к дому, скопище морских свинок носится прямо по земляному полу, свободно покидая пределы своей выгородки. Не ведая о своей скорой печальной участи, они находятся в прекрасном настроении и с аппетитом поедают корм, который заботливая хозяйка бросает им прямо на пол комнаты. Тут же рядом гуляют заходящие со двора куры. Дальше по кругу располагается обеденный стол. Вся семья как раз обедала, когда мы пришли. На нас никто не обратил никакого внимания, только в первый момент повернули головы, а потом каждый вернулся к своим делам. За столом была женщина и несколько детей. Что они ели - нам понять не удалось. Рядом со столом - несколько железных кроватей, застеленных местными шерстяными одеялами. Шкафов нет. Все вещи или стоят на полу или висят на стене, на гвоздиках. Одежда навалена кучей на стулья. Вот такая вот жизнь. Становится понятно, почему чича кажется им приемлемым напитком. От такой жизни еще и не то пить начнешь. Хотя, справедливости ради, сразу скажу, что пьяного человека мы видели на улице только один раз. А курящего - вообще не видели ни разу! Кажется, что вот индейцы, должны вроде курить трубки или что-то типа этого - а ничего подобного на самом деле. Никто тут вообще не курит. Мы потом специально спрашивали у гида. Ну нет в Перу у людей привычки курить. Это не в их культуре.

    Так, что еще было? Ну, по пути на ярмарку в Писак заезжали смотреть на лам, альпак, гуанак и викуний. Их и так вокруг полным-полно, но для туристов их еще держат в специальном месте, чтобы можно за это было бы брать деньги. Можно подойти, погладить, потрогать и покормить травой. Интересно. Из них из всех я имела четкое представление только ламе. А тут стали, понимаешь, разбираться! Альпака - это с более короткой шеей и более лохматая, чем лама. А викунья - тоже с длинной шеей, но с короткой шерстью, почти голая на фоне своих мохнатых соседок. Зато ее шерсть считается лучшей и стоит дороже всего. Сфотографировались с ними, конечно, и поехали дальше. По дороге останавливались несколько раз: фотографировались с крестьянами, которые поджидают туристов в самых живописных местах - с детьми, ламами и изделиями народных промыслов. Покупали глиняные андские дуделки. Любовались видами реки Урубамба. И приехали в деревню под названием Писак, известную своим рынком. Рынок этот собирается только два раза в неделю, по вторникам и четвергам, так что все туристические посещения здешних мест обычно приурочиваются к этим дням. Рынок очень красочный и зрелищный, особенно продуктовая его часть. Разноцветные горы овощей и фруктов. Среди фруктов есть совсем диковинные, например - чиримоя (довольно вкусная, только со множеством мелких косточек), лукума (с ореховым вкусом) и туна (это плод кактуса и мы его не пробовали). Удивительное разнообразие кукурузы - здесь ее сортов 20 самого разного цвета, есть даже черная, зерна очень крупные, с нашей не сравнить - сантиметра по 2 в размерах. А картошки, картошки! - вообще, чуть ли не 90 сортов. И это только таких, которые употребляют в пищу. А всего - под 400! На вид они отличаются прежде всего размерами и цветом. Картофель здесь принято хранить в сушеном виде. Потом, чтобы сделать его пригодным к еде, такие сухие клубни долго держат над паром и получают сразу съедобный продукт. А варить сухой картофель уже нельзя. На рынке его продают и сырым, и высушенным - маленькие сморщенные комочки, и уже пригодным к еде, после паровой обработки - выглядит не слишком аппетитно. Продавцы выглядят не менее, а может и более живописно, чем их товар. Лица такие, что хочется без остановки фотографировать. Всюду в большом количестве развешаны яркие шерстяные одеяла и прочие изделия из шерсти - это главное, что делают и продают местные крестьяне, и что покупают туристы. В специальном закоулочке расположился местный фаст-фуд: здесь в загончике содержатся - догадайтесь кто? - правильно, морские свинки. Кушают себе травку и ожидают, пока кто-нибудь из оголодавших торговцев не захочет познакомиться с ними поближе. Хорошенькие все - прелесть! Рядом - большая каменная печь. В ней их и будут готовить, если что. А пока что заказов на них, видно, не было и в печи выпекался местный хлеб. Наш гид купила себе несколько лепешек этого хлеба и нам советовала попробовать, но мы не решились. Смутила меня эта печь по своим санитарно-гигиеническим показателям. Хотелось бы для хлеба отдельную печь, без свинок. Накупили мы на этом рынке две большие сумки всякого и поехали в гостиницу.

    Гостиница "Сонеста Посада дель Инка" расположена в Священной долине, на окраине маленького населенного пункта и на берегу реки, опять же, Урубамбы. Немного прогулялись по этому поселку - все то же самое. Узкие улицы, дома из навозных кирпичей, бедность. Огороды, обнесенные изгородями из кактусов. Несколько красных тряпок от производителей чичи. Был вечер, и крестьяне гнали по улицам коров по домам. И, знаете, нельзя сказать, что грязно. От бедности обычно ожидаешь грязи, а тут в целом прилично - арыки, проходящие по середине улиц, не замусорены, рядом с домами все подметено, никакая дрянь под ногами не валяется. Вышли на берег реки, полюбовались мутными водами. Рядом с тем местом, куда мы вышли, оказалась устроена переправа через реку, вместо моста. С одного берега на другой натянуты несколько тросов, к которым с помощью блоков прикреплено что-то типа большой металлической корзины - можно и самому переправиться и груз переправить. Удобно, черт возьми. После прогулки вернулись в отель, показавшийся на этом фоне сказочным дворцом.

    Отель занимает большую территорию и расположен в постройках 18 века, раньше здесь был монастырь. Вход в каждый номер отдельно прямо с улицы. Наш самый стандартный номер состоял из ТРЕХ комнат: в одной стоял круглый обеденный стол и четыре стула, в другой - диван, журнальный столик и два кресла, и третья комната - спальня. Ну и еще санузел. И коридор. Интересно, что же у них тогда в люксах творится. Это при том, что отель - всего 3 звезды. Посидели по очереди во всех комнатах. Пощелкали телевизором - всего 2 программы, не то, что в Куско - целых 60 каналов было. И пошли ужинать. На ужин заказали опять альпаку. Вообще, за время нашего пребывания в Перу альпака стала нашей любимой едой - в виде отбивных, тушеная, жареная - как ее не приготовь, все равно получается вкуснятина. Всем рекомендую.

    26 октября 2005 г.

    Нам предстояло посетить Мачу Пикчу. Мачу-Пикчу - это священный, заповедный город инков. Он был обнаружен в 1911 году, когда американский археолог Хайрам Бингем случайно наткнулся на него на вершине горы. Город был укрыт густыми зарослями дождевого леса и наводнен змеями. В Мачу-Пикчу допускались только избранные: высшая знать инков, жрецы, ремесленники и слуги, и,самое главное, мамакунас - избранные девственницы, посвятившие свою жизнь служению богу Солнца. Этот город всегда процветал и никогда не знал бедности. Никаких упоминаний о Мачу-Пикчу в испанских хрониках не содержится, а письменности инки, как вы уже знаете, не имели и сами никаких свидетельств не оставили. Поэтому все, что мы знаем об этом городе, известно лишь по результатам археологических раскопок, которые оставляют много загадок. Судьба жителей города пока что остается неизвестной. Мачу-Пикчу называется так, потому что расположен на вершине горы под названием Мачу-Пикчу, что означает - Старая гора. А рядом расположена - Уайна-Пикчу - молодая гора. Мы имели намерение покорить эту самую Уайна-Пикчу и насладиться потрясающим видом с ее вершины - на город и долину реки Урубамба (куда ни поедешь - всюду, оказывается, протекает Урубамба, длинная какая река). Это восхождение было нами задумано заранее по результатам изучения путеводителей и отзывов бывалых путешественников в интернете.

    Теперь по порядку. Добираться до Мачу-Пикчу из Священной долины нам предстояло на поезде. На перроне на станции Ольянтайтамбо видели удивительную пару туристов: муж и жена, муж слепой и идет чуть сзади, положив ладонь на плечо жены. Забегая вперед, сразу скажу, что позже мы их встретили еще раз, они летели с нами одним самолетом с Титикаки в Лиму, они выходили из самолета самыми последними - все остальные туристы уже набились в автобус и ждали, пока они медленно спускались по пустому трапу - так же, она впереди, а он сзади, держась за ее плечо. Такие люди меня всегда глубоко трогают и вызывают большое к себе уважение. Вот, с кого надо брать пример. Вот, у кого надо учиться пользоваться своей жизнью полностью, выжимать ее до самой последней возможности . У нас такой человек считал бы себя глубоким инвалидом, поставил бы на себе крест, сидел бы дома и жалел бы себя целыми днями. Отравил бы жизнь и себе, и своим близким. А оказывается, что даже слепым можно путешествовать и видеть мир - пусть даже глазами жены. Возвращаюсь к поезду. Поезд панорамный - огромные, во все стены окна, позволяют всю дорогу любоваться красотами Анд. Даже крыша почти вся состоит из стекла, только по центру идет неширокая металлическая полоса. Интересно, что паровоза в поезде нет. Один паровоз не смог бы втащить состав на такие крутые подъемы, которые здесь приходится преодолевать. Поэтому в роли паровоза выступают первые несколько вагонов поезда, которые едут каждый сам по себе - каждый со своим дизельным двигателем и со своим машинистом, и только парочка последних вагонов уже прицеплена к ним просто так, в классической роли вагонов. Машинист сидит в головной части вагона, сбоку, в маленькой отгороженной кабинке, по размерам не больше туалета. Собственно мы как раз думали, что это туалет и есть, пока не оказалось, что туалет располагается в хвосте вагона. Кабинка эта расположена в уголочке сбоку, а вся голова вагона представляет из себя сплошное панорамное окно, так что когда едешь в первом вагоне (как мы), то создается полное впечатление, что поезд едет сам по себе, без машиниста. Обслуживание - как в самолете. На каждый вагон - два проводника, парень и девушка, катают по проходу тележку - чай, кофе, напитки, горячая еда. Поезд прибывает в городишко под названием Агуас Кальентас (что означает - горячие источники, каковые тут действительно есть). Это ближайший к Мачу-Пикчу населенный пункт, здесь расположены все отели, и отсюда отправляются туристические автобусы. Этот район лежит на 1000 метров ниже, чем Куско, растительность и климат здесь совсем другие. Горы здесь, в отличие от кускианских, покрытых неказистой травкой, заросли густыми дождевыми лесами. Климат жаркий и влажный, сразу же появляются москиты, о которых нас заранее заботливо предупреждали гиды. Туристы начинают копаться в своих рюкзаках и поливаться репеллентами. Туристические автобусы поднимаются по крутому серпантину, дороги грунтовые, узкие и не огороженные, в самых опасных местах колеса буквально нависают над пропастью и делается страшно. Едут быстро, поднимая клубы пыли и непонятно как умудряясь на узкой дороге разъезжаться со встречными автобусами. Если такая встреча происходит в особенно узком месте, то какой-то из автобусов начинает ехать задним ходом, и может так ехать довольно долго, пока не доберется туда, где дорога делается чуть пошире. Некоторые энтузиасты предпочитают не пользоваться автобусами, а проделать весь путь пешком, но мы не из их числа. Все равно к самому Мачу-Пикчу автобусы не добираются, и приходится ползти вверх по узким каменным ступеням. Наконец мы видим его - древний город, лежащий на вершине заросшей лесом горы. Он располагается на узких террасах крутых склонов и весь соединен тысячами ступенек. Площадь города около пяти гектаров. Предполагается, что он был построен году примерно в 1450. Все постройки разделены по секторам, отдельно - жилой район, отдельно - храмы, отдельно - кладбище; сельскохозяйственные террасы, где созревало несколько урожаев в год; множество специальных строений, где хранились продовольственные запасы. В жилом секторе каменные комнатки совершенно целые, с дверными и оконными проемами, только что без крыш (а крыши, как предполагается, были соломенные), есть совершенно маленькие, а есть довольно большие. Можно долго бродить по ним, как по лабиринту, настолько затейливо они соединяются между собой. Как всегда, камни в кладке аккуратнейшим образом подогнаны друг под друга. Кое-где прямо из стен в перпендикулярном направлении растут маленькие цветочки, у которых и стебель, и сам цветочек совершенно одинакового ярко-алого цвета. В самой высокой точке Мачу-Пикчу расположена астрономическая обсерватория и особый камень под названием Интиватана, по форме он больше всего похож на трон, а оказался солнечными часами. Заходили в особую комнату с двойными стенами и небольшими отверстиями по периметру. Если в такое отверстие прошептать что-нибудь, то слышно будет из любого другого. Были в крошечном храме Кондора, где единственное окно сделано таким хитрым способом, что солнце проникало в него только один раз в году - в день - вот забыла зимнего или летнего - солнцестояния. При раскопках в Мачу-Пикчу нашли 173 человеческих скелета, из которых 150 были женскими. Вряд ли мы когда-нибудь узнаем, что бы это значило. Затерянный город Мачу-Пикчу описать словами не получится, и, к сожалению, фотография тоже не в силах передать то, что открывается взгляду. Это город, состоящий из руин. Город, окруженный лесом и горами, вершины которых укрыты снегом и облаками. Город, со всех сторон обрывающийся отвесными безднами, где далеко-далеко внизу, в ущелье, петляет река (ну вы уже знаете) Урубамба, отсюда кажущаяся тонкой веревочкой. Город, ради свидания с которым стоит проделать любой долгий путь. Который мы, собственно, и проделали.

    Здесь мы опять столкнулись с нашими давними знакомыми по Куско - американцем Вирджилом и японкой Ямамотой. Они оказались в нашей группе. Оказалось, что японка знает по-русски слово "пирожки" - она их,оказывается, очень любит и где-то там у себя в Японии регулярно покупает. Маленькая, в черной глухой ветровке и белой панамке, с большим рюкзаком за спиной, она представляла из себя квинтэссенцию всех японских туристов. Потом мы сталкивались с ней еще не один раз, и все время она была одинаковая: панамка, фотоаппарат, за спиной рюкзак, на руках нитяные перчатки, рот прикрыт маленьким платочком, повязанным на шее углом вперед (вроде респиратора), а в руках компьютерная распечатка из интернета, которой она часто тоже закрывала рот, вместо своего платочка. Такую распечатку она имела отдельно на каждый день, и даже кажется каждый час своего путешествия. Сколотые листы формата А4 были тщательно проработаны маркерами разного цвета, она постоянно сверялась с этими листами и делала пометки - что она уже посмотрела, а что нет. Если была не уверена, то могла подойти к гиду, показать ему фотографию и спросить - то ли это самое или еще нет? И меня тоже однажды спросила, уже в конце экскурсии: а вот это вот - мы видели это? Я была не уверена, но сказала, что видели, чтобы не расстраивать ее . В рюкзаке у нее было все. Все карты всех городов, поселков, сел и местностей по маршруту. Тоже - заранее обработанные. А когда однажды, уже на Титикаке, гид спросил нет ли у кого-нибудь с собой компаса, то у нее,у единственной, оказался и компас. Она подходила ко всему и все трогала, она заглядывала во все, во что можно было заглянуть, взбиралась на все горы, если в путеводителе упоминалось, что на них можно забраться, если гид предлагал покричать - она кричала, если предлагал желающим попробовать растереть зерна в муку - она растирала, она гребла на тростниковой лодке на озере Титикака, она рыхлила землю местной сохой, она даже пробовала напиток из глины.... Кажется, что она ни минуты за все путешествие не потратила зря. Не повалялась лишние десять минут в постели, не побродила по городу, не сверяясь постоянно с этими своими листиками. В любом, даже самом маленьком населенном пункте, когда мы бесцельно бродили в отведенное нам свободное время, она четко знала куда ей надо успеть сходить и что успеть посмотреть. При этом, отметившись, она как-то сразу теряла интерес к объекту. Разворачивалась и уходила. Так вот, наше посещение Мачу-Пикчу состояло из двух частей. Сначала мы ходили в составе группы с гидом по всему городу, а потом можно было оставаться там самостоятельно хоть до вечера, точнее до половины шестого, когда вниз спускался последний автобус, и делать что душе угодно .Нашей душе угодно было покорить гору Уайна-Пикчу, которая как бы стоит на страже города. Все желающие подняться на Уайна-Пикчу должны в обязательном порядке зарегистрироваться. Тропа, ведущая к подножию горы, перекрыта металлическим забором с маленькой будкой при входе. Здесь следует записаться в регистрационный журнал: указать свой пол, возраст, страну, и время регистрации. Все туристы предупреждаются, что должны вернуться обратно не позднее 15-30, опять найти себя в этом журнале и расписаться в подтверждение того, что благополучно вернулись обратно. Это делается для того, чтобы если с кем-то что-то не дай Бог случится - то чтобы успеть спасти до наступления темноты. Всего в день туда допускают не больше 400 человек. В 13-00 доступ к горе прекращается, мы заходили без пяти минут час и были 351 и 352 по счету. Сначала подниматься довольно легко, идешь вверх по крутой, но все-таки тропинке, кое-где даже со ступеньками - земляными или каменными. Постепенно подъем делается все круче и круче, становится тяжело. Сначала мы взяли довольно быстрый темп и обогнали две впереди идущие пары. Но вскоре потеряли это преимущество. Один человек еще был о-го-го в какой форме, а вот второй совершенно выдохся и пришлось останавливаться и отдыхать. Сначала нас обогнали обе эти пары. А потом мы увидели, как снизу к нам приближается - догадались кто? - наша японка. Двужильная оказалась. Ну обогнала, конечно, нас тоже. И это она еще какой рюкзак на себе перла! А то бы вообще взлетела, как птица. Это потому что они пережили ядерную бомбардировку, и им теперь все нипочем. Так вот, сначала было тяжело, но не страшно. Страшно становится, когда добираешься до высоты, где уже не растут деревья, а вверх начинает уходить сплошное нагромождение камней. Вот тут вот можно в любой момент улететь вниз далеко-далеко. Никакой безопасностью и не пахнет. Пропадает даже то жалкое подобие тропинки, которое было раньше, и приходится самостоятельно решать как, каким способом и каким маршрутом карабкаться на эти камни. Вниз смотреть невозможно - головокружительной высоты обрывы со всех сторон. Чем ближе к вершине - тем труднее и страшнее.

    Есть горы, у которых вершина довольно большая и плоская. А у Уайна-Пикчу вершина - как наконечник, настоящая горная вершина, состоящая из нагромождения нескольких огромных каменных глыб. На пути к этой вершине есть полувершина - маленькая, довольно удобная площадка с установленной на ней табличкой: гора Уайна-Пикчу, высота 2650 м. Наверное, предполагается, что подъем можно заканчивать здесь. Но так как указателей никаких нет, то все лезут так, как сами думают, и мы, например, на эту площадку наткнулись только на обратном пути. Боже, как было страшно! Чтобы попасть на эту самую-самую вершину пришлось два раза проползти через узкие щели между камнями, один раз - буквально плашмя, на животе, даже не знаю как кое-кто там и пролез, в самом узком месте. Если бы мы не знали, что какое-то время назад где-то здесь растворилась наша японка, то и вообще бы не подумали, что здесь есть проход (точнее - пролаз). В самом конце, когда выныриваешь из такой узкой щели уже буквально в метре от вершины, то обнаруживаешь себя стоящей по грудь среди отвесных камней, и этот последний метр предстоит проделать вертикально вверх. Я была первая, и если бы не ободряющие крики Ямамоты и еще двух девушек откуда-то сверху, то никогда бы не решилась на такой безумный поступок. Боже, как страшно! На сумасшедшей высоте, окруженной со всех сторон обрывами, подтянуться на руках и заползти кое-как на этот камень! И вот в этом месте была уже самая окончательная вершина. Здесь были две девушки, распластавшиеся на камне на фоне невероятного вида, и наша японка. Больше места не было совершенно. Поэтому для финального шага пришлось ждать, пока все они не уползут обратно в щель между камнями. И первой уползла японка, хотя пришла последней, какая-то она была неромантичная, ей-Богу, слишком деловая - отметилась по-быстрому и сразу вниз. Ну, мы-то не таковы. Уж мы-то себя показали. Особенно один храбрый и бесстрашный человек, который буквально вскочил на самый последний камень и гордо встал там во весь рост, открытый всем ветрам! Честно вам скажу, что я лично была категорически против такого поступка, считала его безрассудным и очень опасным. Но разве остановишь горного орла в его величественном полете?! Безумству храбрых поем мы, как говорится, песню. Глядя на эту вакханалию смелости, я тоже несколько приободрилась и нашла в себе силы, не вскочить конечно, но хотя бы заползти на этот же камень и сесть там в живописной позе, безуспешно цепляясь ногтями за абсолютно гладкую каменную поверхность. Какой вид оттуда! - это с ума сойти просто! Стоишь себе выше облаков, а вокруг укрытые лесом горы, некоторые со снежными шапками на вершинах, как на ладони весь Мачу-Пикчу в своем самом живописном ракурсе, и весь серпантин автобусной дороги, и узкая ленточка реки в ущелье.... Эх, красота...

    Посидели-посидели, да и пошли вниз. Вниз идти не легче, чем вверх, а может даже страшнее. Спуск у нас почему-то получился другим путем. Некоторые его участки представляли из себя чудовищно большие и почти отвесные гладкие каменные глыбы. Их приходилось преодолевать по методу: садишься, даже почти ложишься на попу, и ползешь ногами вниз. Здесь мы и наткнулись на площадку с установленной на ней табличкой - эдакую псевдовершину, которая на нас уже совершенно не произвела впечатления. Короче, вернулись мы последними. В регистрационной книге не хватало только наших двух подписей. Я очень собой горжусь, что смогла покорить Уайна-Пикчу. Мало в жизни бывает таких впечатлений.

    Эту ночь нам предстояло провести в отеле "Мачу-Пикчу Пуэбло", расположенном на окраине Агуас-Кальентаса. Отель занимает территорию в 5 гектаров и стоит прямо над рекой. Отель экологический. Все гостевые домики встроены прямо в дождевой лес. Можно сказать, что не отель, а ботанический сад с возможностью проживания в нем. Огромная территория имеет специальные прогулочные маршруты для наблюдения за природой. Здесь собрана большая коллекция орхидей и сколько-то (много) видов колибри, которые летают повсюду свободно. Для них сделаны специальные кормушки со сладким сиропом, у которых надолго замирают туристы с фотоаппаратами. Я тоже провела там некоторое время с объективом наизготовку. Отель очень стильный. Множество помещений общего пользования, типа гостиных, где туристы могут сидеть в свое удовольствие. Все комнаты с каминами, которые зажигают по вечерам. Так как с заходом солнца сразу же делается холодно, то в большом количестве всюду разложены пледы и подушки - так уютно сидеть на мягком диване, закутавшись в плед и наблюдая за игрой пламени в камине. Повсюду расставлены чудовищно большие вазы с мандаринами: некоторые с желтыми - чтобы можно было есть, а некоторые - с зелеными, скорее всего - просто для красоты. Камины также есть и в некоторых номерах, но в нашем не было. Зато был выходящий в лес балкон с огромным мягким креслом. В номере все тоже выдержано в экологическом стиле: тканевые абажуры для ламп, кованые засовы на дверях и шкафах, кованые спинки кроватей, ванные принадлежности - все изготовленные вручную из природных материалов: лимонное мыло ручной работы, шампунь и кондиционер для волос - в аптечных баночках, тоже изготовленные вручную из гелиотропа, притирки от комаров из лаванды, пахучее масло для аромалампы... На двери комнаты висит специальное предупреждение: как вести себя в случае землетрясения, так как землетрясения в здешних местах, к сожалению, случаются часто. Рекомендуется встать в дверной проем или рядом с колонной и переждать толчки. А при первой появившейся возможности - немедленно покинуть помещение и отбежать подальше от строений и стекол. И не возвращаться в домик сразу же по окончании толчков, а ожидать снаружи специального на этот счет распоряжения, т.к. толчки могут возобновиться. Страшноватые такие инструкции. К счастью, нам не пришлось ими воспользоваться.

    В этом отеле мы попали впросак с ужином. Как впоследствии оказалось - ужин входил в стоимость проживания. А мы-то не знали! Если бы знали, что ужин бесплатный - уж мы бы развернулись! А мы наоборот подумали, что ужин влетит в копеечку, потому что ресторан был роскошный, обслуживание по меню и на самом высшем уровне. Я лично остановилась на жареной альпаке, как на уже проверенном варианте (и опять попала в самую точку!). И после раздумий все-таки взяла десерт. Счета ждали с некоторым внутренним содроганием. Заглядываем, а там против названия блюд - сплошные нули в графе цена, и аккуратно выведена итоговая сумма - тоже ноль! Чрезвычайно приятно подписывать такой счет. Конечно, знай мы это заранее, ужин пошел бы по несколько другому сценарию. И еще в этом отеле произошла интересная встреча. Гуляя по территории, мы забрели в магазин сувениров. Там продавалась книга о Мачу-Пикчу на английском языке. И еще там сидел дедок, который оказался автором этой книги. Он хотел, чтобы мы ее купили, а он бы нам ее подписал - с этой целью он и торчит целыми днями в магазине, завлекает покупателей. Мы сказали, что не можем по-английски читать такие сложные книги, так как сами будем из России. И вот тут он проявил удивительные познания.

    Сначала он сказал: А! Юрий Гагарин! На это мы только снисходительно улыбнулись. А потом выяснилось, что он изучал русскую литературу и у него даже есть свои любимые авторы: Достоевский, Лео Толстой, и представьте себе, - Пастернак! Вон оно как! Кто-то в перуанских джунглях имеет в любимых писателях Пастернака. Впрочем, это ему не помогло, книгу мы все равно не купили, как бы он не демонстрировал нам свою фотографию на ее обложке. Кстати, на фотографии он был лет на двадцать моложе себя нынешнего .

    27 октября 2005 г.

    С утра пошли гулять по Агуас Кальентасу. Крошечный, состоящий буквально из нескольких улиц городишко со всех сторон зажат лесистыми горами. Самые высокие из них укрыты снежными шапками. Текущая по большим валунам река разрезает город на две части, соединяемые несколькими мостами. Город развивается исключительно за счет туристов, приезжающих посмотреть на Мачу-Пикчу. Чувствуется, что ускорение туризм получил не так давно, так как весь город представляет собой одну сплошную стройку. Повсюду мостят улицы (иногда большими бетонными плитами, иногда - кривыми и острыми булыжниками, ходить по которым невозможно). У реки с диким грохотом работает древняя камнедробилка: рабочие закидывают в нее взятые с окрестных гор куски каменных глыб, поработав над которыми она выплевывает с другой стороны гравий. На центральной площади - памятник Инке. Рядом - муниципалитет, совершенно неказистого вида. Рядом с железнодорожной станцией - рынок. Все дешево, опять накупили кучу всего. Гуляли. Встретили Ямамоту. Неугомонная, она с утра успела опять побывать в Мачу-Пичку и подняться на еще одну гору (невысокую, нам после Уайна-Пикчу она показалась неинтересной). Но раз туристы имеют возможность подняться на две горы, то, естественно, что ограничиться одной она не могла. Сейчас она опять целеустремленно шла куда-то в своей панамке, зажимая в руке помятую карту Агуас Кальентаса. Оказалось - шла на бесплатный ланч, и именно в тот ресторан, где и нам полагалось бесплатно отобедать. Мы как раз блуждали, не могли его найти. Разумеется, что на ее карте он уже был отмечен жирной звездочкой. После обеда нам предстояло сесть на тот же самый панорамный поезд и вернуться в Куско. На перроне пережили волнение. Наши вещи должны были доставить из отеля прямо к вагону. Так вот, оказалось, что одной сумки не хватает. А уже идет посадка. Какой-то служащий побежал за ней специально обратно в отель. Мы ждали. Волновались, особенно я. Успели. Ехать три с половиной часа, но скучать не давали. Помимо прекрасных панорамных видов за окнами предусмотрены были и другие развлечения . Сначала - ужин и напитки.

    А дальше началось целое представление. В котором был задействован весь обслуживающий персонал: проводник, проводница и подсобный работник, отвечающий за прием, закрепление и выдачу багажа. Сначала подсобный работник переоделся в национальную одежду и начал прямо в проходе поезда танцевать национальные танцы. Под национальную же музыку из динамиков. Танцевал туда-сюда вдоль всего вагона. А в середине, там, где расположены двери и образуется немного свободного от сидений места, - там исполнял наиболее сложные элементы танца. Одет был очень интересно, помимо костюма имел на голове вязаную маску, закрывающую голову полностью, с прорезями для глаз и рта, похожую на ту, какие бывают у спецназа. Только белую и более узкую, так что голова облегается плотно-плотно. Поверх маски нарисовано лицо: ресницы и брови, красный рот, загнутые кверху усы и даже уши. И крест на лбу. В руках он держал что-то вроде игрушечной ламы, с которой производил разные танцевальные па. Было прикольно. Все хлопали.

    Дальше - больше. Показ мод. Тут выступили проводники. Проводник и проводница, переодеваясь в разные одежды, по очереди совершали дефиле по проходу. Тоже под подходящую случаю музыку. В центре, там, где свободное место, делали художественный разворот и принимали всякие красивые позы. Демонстрировали вязаные изделия из альпаки - всякие свитера и пончо. Переодевались у себя в каморке. Выходили строго по очереди, девушка - парень, каждый раз в новом образе. Причем парню все, что он демонстрировал, очень даже шло. Прямо красавчик. А девушке, наоборот, почти ничего не шло, кроме одного большого шарфа. Уж как она только ни старалась: то выйдет с распущенными волосами, то - с подколотыми, то - с закрученными наверх, - все без толку. Ну не идут ей эти укороченные расклешенные пончо с оборочками, которые приходилось демонстрировать. Крупная она для них. И такая вакханалия имела место в каждом отдельно взятом вагоне . Между собой вагоны не сообщаются. Вот так непросто работать проводником в Перу. Это вам не чай разносить. Вот поплясали бы наши проводники в проходе поезда Москва-Киев в национальной одежде! В косоворотке и в лаптях, или украинском веночке, или дали бы гопака в шароварах вдоль всего вагона! Один впереди пляшет, а другой идет сзади и наигрывает на гармони, или на балалайке. А пассажиры из своих купе любуются на все это. Кишка тонка. Потом наши проводники продавали все эти вещи, которые показывали. Но купили у них только один свитер. Еще было интересно на подъезде к Куско. Поезду предстояло спуститься с высоты, по которой он ехал, вниз, в долину, где в центре Куско расположен железнодорожный вокзал. Спуск этот очень крутой для поезда и осуществляется следующим образом. Железнодорожное полотно имеет форму зигзага, каждый участок которого на сколько-то спускается вниз. Поезд едет по такому участку и упирается в глухую стену. После этого переводят стрелку и поезд начинает ехать уже по другому кусочку зигзага - причем задом наперед. На сколько-то спускается и опять упирается в глухую стену. Опять переводят стрелку. Опять головой вперед до глухой стены. Стрелка - задом наперед - стена - стрелка - головой вперед - и т.д. множество раз, пока в конце концов не спустится в долину. Такое инженерное решение.

    28 октября 2005 г.

    Весь день провели в дороге. Ехали туристическим автобусом из Куско в Пуно - город, стоящий на берегу озера Титикака. По пути следования останавливались во всяких интересных местах. В городке с труднопроизносимым названием Андахуайлилас осмотрели удивительно красивую иезуитскую церковь постройки 1572 года - с резным деревянным потолком, массивным серебряным алтарем и росписями на стенах, выполненными в кускианской манере - когда канонические религиозные сюжеты сдобрены изрядным количеством перуанских деталей (типа морских свинок, индейских орнаментов, местных животных и т.д.). Две главные картины расположены по обе стороны от входа и изображают дорогу в рай с одной стороны и дорогу в ад с другой. Дорога в ад вся усыпана розами и увита гирляндами, а дорога в рай - утыкана острыми шипами и колючками и вообще имеет неприятный вид. Смысл такой, что дорога в ад очень простая и приятная, и идти по ней легко, а дорога в рай сложная и тернистая, и осилит ее не каждый. Аллегория . Следующей нашей остановкой был архитектурный комплекс в Рахчи, служивший важнейшим религиозным и стратегическим центром в империи инков. Из вообще всех архитектурных памятников, найденных на территории Перу и даже всей Америки (по крайнем мере, так сказал наш гид) этот - самый высокий. Построенный здесь храм бога Виракочи первоначально имел одиннадцать стен высотой 13 метров каждая, а крытую золотистой местной травой крышу поддерживали массивные каменные колонны. Сейчас от всех этих стен осталась только одна, но и она производит достойное впечатление. Рахчи был важнейшим религиозным центром империи инков и использовался для церемоний первостепенной важности. Прямо внутри храма проживали самые заслуженные жрецы, которые и исполняли все церемонии. Также для всяких нужд внутри комплекса проживали и самые отборные женщины - со всех концов империи отбирались и привозились сюда для этой цели лучшие - самые красивые и одновременно способные много и тяжело работать (неожиданное сочетание). Внутри комплекса было устроено искусственное озеро, наполняемое из подземного источника, который не могут обнаружить до сих пор. А, между прочим, вода из него до сих пор продолжает наполнять расположенные здесь каменные инкские ванны (хотя самого озера уже нет). Помимо религиозных целей Рахчи служил также и стратегическим центром, так как расположен точно на границе земель кечуа и аймара, т.е. людей, говорящих на языке кечуа и людей, говорящих на языке аймара (это два главных индейских языка, до сих пор широко используемые в Перуанских Андах ). Первоначально высокая каменная стена, длиной семь километров, окружала два гектара прилегающих к храму земель. В этой стене имелись двое ворот: одни на дороге, ведущей из Куско, вторые на дороге, ведущей в Пуно и Боливию. В дни больших церемоний через эти ворота торжественно входили представители разных регионов империи инков. Здесь же имелось большое количество хранилищ, а именно 156 цилиндрических строений, каждое 8 метров диаметре и 5 метров высотой, где десятилетиями могли храниться продукты и вообще всякие нужные вещи на случай неурожая, голода или войны. Сейчас таких хранилищ осталось лишь несколько. Короче, интересное место и очень живописное.

    Еще опять заезжали смотреть лам, альпак и викуний (как будто мы их не видели, ха!). Здесь со мной случился неприятный эпизод. Желая сделать живописное фото: я в красивой позе рядом с изящной викуньей, я подошла к этому мерзкому животному и склонилась с загадочной улыбкой прямо к ее морде. А эта сволочь взяла и плюнула прямо мне в лицо! Как верблюд. Гадина. Мало того, от неожиданности я отшатнулась и упала на спину. Потом долго вытиралась мокрой салфеткой. А все туристы из нашего автобуса смотрели на меня и весело смеялись. Потом была остановка на обед в затрапезном ресторане. Здесь все туристы почему-то активно навалились на так называемый рисовый пудинг - что-то жидкое и вязкое типа каши, я бы такое и за деньги есть не стала. Странные они, эти иностранцы. Рисовой каши что ли в детстве не ели. После обеда продолжили путь и, наконец, въехали на альтиплано.

    Альтиплано - это совершенно ровное горное плато, расположенное на высоте 3800 метров над уровнем моря. Альтиплано есть еще в Чили и, кажется, Боливии, но перуанское - самое высокое в мире. Пейзаж за окнами изменился. Совсем пропала растительность, ни деревьев, ни кустов, осталась только низкая местная трава под названием ичи - ее едят ламы и альпаки. Приближаемся к самой высокой точке всего нашего путешествия по Перу - 4345 метров над уровнем моря. Это местечко под названием Ла Райя, лежащее на границе департаментов Куско и Пуно. На этот раз чувствую себя отлично, хотя недостаток воздуха все равно ощущается и будет ощущаться все время нашего пребывания на альтиплано: время от времени хочется вдохнуть побольше воздуха, делаешь глубокий вдох - но результаты разочаровывают, воздух все равно не наполняет легкие. Здесь установлен специальный знак с указанием высоты над уровнем моря, под которым мы, разумеется, сфотографировались. Рядом маленький рыночек, даже не рыночек, а цветастый шерстяной развал, очень живописно смотрящийся на фоне заснеженных гор и неба глубокого синего цвета. Одежда местных женщин немного меняется: не смену шляпам мужского фасона с высокой тульей приходят смешные маленькие котелки, будто из фильмов Чарли Чаплина. Сбоку у котелков болтаются на веревочке два маленьких помпончика. Такие шляпы сидят на самой макушке своей хозяйки и непонятно как вообще держатся на голове (позже мы все время старались рассмотреть резинки или какие-то привязки к голове, но ничего подобного не увидели, так что это осталось для нас тайной). Просто смотреть из окна автобуса - само по себе уже очень увлекательно. Пейзажи совсем непривычные нашему глазу. Голые каменные горы. Узкие сельскохозяйственные террасы на крутых склонах. Сложенные из больших камней дома. Удивительно, что постоянно попадаются футбольные поля - это в полной мере касается всех тех мест, где мы были в Перу . В любом, даже самом захудалом селении, через которое приходилось проезжать - обязательно есть футбольное поле, и на нем обязательно кто-то играет, в основном - дети. Ну надо же, как здесь популярен футбол. А здесь, на альтиплано, замечаем, что стоящие отдельно на некотором расстоянии от домов туалеты (по виду - обыкновенные наши деревенские сортиры) имеют трубу на крыше. Видимо, холодное время года отапливаются .Ну что же, это вполне правильно, я считаю.

    Кстати, о туалетах. В самом начале нашей поездки автобусный гид сказал, что в нашем автобусе туалет есть, но он бы просил без крайней надобности им не пользоваться, т.к. в нем очень ограниченный запас и воды, и принимающей емкости. А остановок по пути у нас будет предостаточно, и всюду нас ожидают прекрасные просторные туалеты. И еще сказал, что в поездке можно получать бесплатные напитки, и если кто пожелает - то надо позвать его, и он принесет. Так вот, из всего автобуса получать бесплатные напитки пожелал только один турист - молодой парень, сидящий как раз перед нами. Несколько раз он подзывал гида и получал от него баночки. Этот же турист был единственным, кто воспользовался автобусным туалетом - тоже неоднократно. Ходил туда, провожаемый всеобщими взглядами. Это просто так, к слову.

    Еще была остановка в каком-то невыразительном археологическом музее, который не произвел на нас никакого впечатления. А потом мы въехали в город под названием Хулиака. Хулиака. Город, название которого в точности отражает сущность. Мы смотрели из окна и даже не верили, что наш автобус поедет через все это. Думали, что в последний момент появится какая-нибудь боковая дорога, на которую мы и свернем. Но нет. Въехали прямо в самую гущу.

    Пыльная разбитая грунтовая дорога, по которой автобус ехал с трудом и переваливаясь, проходила по местам настолько совершенно отталкивающим, что они даже вызывали некоторый восторг. Череда недостроенных домов с торчащими во все стороны прутьями арматуры, автосвалка, кучи мусора по обочинам, тут же прилавки со всякими товарами и даже едой, всюду снуют велотакси, ходят деловитые люди с мешками и поклажей за спиной - все это почти вплотную к нашему автобусу, и - фантасмагорическая картина! - посреди всего этого кошмара, прямо под открытым небом, мало того - на маленьком островке посреди проезжей части улицы - установлены три крытых зеленым сукном бильярдных стола, на которых с невозмутимым видом играют мужчины в пестрых вязаных шапочках! Здесь изготавливают почти весь перуанский фальсификат - напитки, сигареты, косметика, текстиль - все эти подделки потом расходятся отсюда по всей территории Перу и Боливии. Короче, полная Хулиака. По-другому и не назовешь. Наконец прибываем в город Пуно - конечный пункт нашего маршрута. Пуно стоит на берегу Титикаки и является столицей одноименного департамента. Город был основан в 1668 году каким-то испанским графом Лемосом. Население его сейчас почти 200 тысяч человек. 15 тысяч велотакси, поездка на которых стоит один соль (0,3 доллара) независимо от маршрута. В наших программах, полученных от турфирмы, значилось: автобус прибывает в международный автобусный терминал города Пуно, где вы будете встречены вашим гидом. Международный автобусный терминал города Пуно представлял из себя глухой двор с массивными деревянными воротами средневекового вида. Автобус остановился и ждал, пока специальный человек их открывал. Как только автобус въехал внутрь - ворота были тут же поспешно закрыты. Внутри оказался маленький дворик, мощенный чудовищно большими и неровными булыжниками, по которым и идти-то было трудно, а чемодан катить и вовсе невозможно. Не представляю, как автобусу удалось проехать по ним несколько метров. Больше ничего вокруг не было - ни подобия автостанции, ни какого-нибудь расписания, т.е. вообще ничего, что возникает в голове у человека при слове "автобусный терминал". Забыла сказать, что в этом же автобусе с нами ехала и наша Ямамота. Нас с нею должен был встречать один гид. Гидом оказалась молодая перуанка абсолютно индейского вида, ни слова не говорящая по-английски. Но говорить было и ни к чему, в принципе. В руках у нее были таблички с нашими фамилиями. На нашей было написано: "семья Гришиных", а на японской - просто и лаконично: Ямамото. Кстати, она сама почему-то не узнала свою фамилию, может, было написано с ошибкой, или она просто растерялась, но она ходила туда-сюда с чемоданом, пока я не взяла ее под руку и не ткнула пальцем в ее фамилию на табличке. Был уже вечер, и мы успели только поужинать и побродить немного по вечернему городу.

    Сразу заметили, что очень многие в городе, особенно женщины, одеты в национальную одежду. В эти свои юбки-пачки, фартучки к ним, шляпы-котелки и с одеялами за спиной. Мы уже привыкли к этим нарядам и перестали дергать друг друга за руки. Да здесь и не надергаешься, столько их всюду. Ужинали в ресторанчике рядом с гостиницей. Порции оказались чудовищно большими. Я ела куриный суп и альпаку в перечном соусе. Вкуснота. Присмотрела в меню морскую свинку и наметила ее себе на завтра на ужин. Завтра активная часть нашего путешествия заканчивалась, и если бы даже я вдруг отравилась этой свинкой, то уже не рисковала пропустить какую-нибудь экскурсию. Вернулись в отель. Он располагался рядом с главной площадью и назывался "Каса Андина Плаза". Отель маленький и заурядный. Когда я читала о нем отзывы в интернете, то основной их смысл сводился к следующему: ну, а что вы хотите?... Вообще, выбор отелей на Титикаке небольшой. Есть два роскошных отеля прямо на озере, номера там стоят больше 300 долларов в сутки. Все остальные отели расположены в городе и довольно простые, каждый всего на 18-20 номеров, зато дешевые. У нас был не простой номер, а королевский сьют! (это я заранее побеспокоилась, так как опасалась, что местные условия меня сильно разочаруют) - и только благодаря этому у нас в номере оказался телевизор и фен. Зато шкафа не было все равно. Была небольшая комнатка с кроватью, стулом и обогревателем. Стола тоже не было. Обогреватель в здешних местах - вещь необходимая. С заходом солнца сразу же делается очень холодно. Днем на солнце у меня за 20 минут сгорели плечи буквально до мяса, а вечером я дрожала в свитере и куртке. Кроме того, наконец-то, первый раз за всю поездку мы получили возможность постирать наши вещи и высушить их на обогревателе, а не таскать мокрыми в чемоданах. Да, вечером оказалось, что все мои тюбики с кремами сильно раздулись - это из-за большой высоты и перепада давления. А один крем вообще при попытке его открыть выплюнулся из тюбика под большим напором почти весь. Было жалко.

    29 октября 2005 г.

    С утра поехали к озеру Титикака. По пути захватили японку из ее отеля. Вот что вам конкретно известно об озере Титикака, кроме его названия? А это, между прочим, самое высокогорное судоходное озеро в мире, расположено на высоте почти 4000 метров над уровнем моря. Большая его часть принадлежит Перу, а меньшая - Боливии. Озеро большое и холодное, площадь его больше 8000 квадратных километров, а вода круглый год не теплее 11 градусов. Длина Титикаки 147 километров, а ширина в самом широком месте - 78 километров. Глубина колеблется от 20 до 270 метров. Напоминаю, что по легенде именно здесь возникла цивилизация инков: мифологические брат и сестра Манко Капак и Мама Окльо вышли на землю как раз из вод озера Титикака. Кстати, современное название Титикака, оказывается, оскорбляет индейский слух. Правильная транскрипция: Титихаха. Тити - означает: пума (священное для инков животное), а Хаха - означает: рыба на языке кечуа и золото, серебро, драгоценности на языке аймара. По-любому получается благозвучно. А "кака", между прочим, на этих языках означает примерно то же самое, что и на русском.

    Народы кечуа и аймара, главные индейские народности в Перу на сегодняшний день, живут, как и жили, по разные стороны озера. Языки кечуа и аймара по сей день находятся в повседневном народном употреблении. Особенно интересен язык аймара, он очень близок к японскому и еще четырем другим каким-то (забыла) языкам. Кто говорит на аймара, то может понять японский. Да и сами здешние индейцы больше всего похожи на японцев. Прямо не отличишь иногда.

    Титикака известна своими плавучими тростниковыми островами, на которых живут индейцы Урос - старейшая местная этническая группа. К ним-то мы сегодня и собирались поплыть. Эти тростниковые острова - удивительная вещь. Представьте себе острова, сплетенные вручную из тростника, как плоты, которые свободно плавают по поверхности озера. А на их поверхности живут люди. Конечно, цивилизация внесла свой вклад в их сегодняшнюю жизнь, но вклад этот не такой уж значительный. Они по- прежнему ловят рыбу (в Титикаке полно форели),охотятся на птиц и ткут-вяжут вручную всякие шерстяные изделия. Выловленную рыбу возят на сушу, на рынок. Конечно, сейчас они имеют возможность дополнительно зарабатывать и на туристах, местные женщины с удовольствием предлагают купить свою продукцию - в основном, тканые и вязаные изделия. Мы купили прямо на острове премиленькое покрывало. Но все равно, уклад их жизни остается прежним. Жилые хижины тоже построены из этого же самого тростника. До сих пор широко используются и тростниковые лодки, похожие на ладью и настолько несовременного вида, что как будто доставлены сюда прямиком из краеведческого музея. Точно на такой лодке совершил свое плавание Тур Хейердал. Если помните, его лодка называлась Кон-Тики .Так вот, кон-тики на местном языке означает просто "лодка". При ходьбе по нему тростниковый остров прогибается под ногами, ступаешь как будто по пуховой перине. Очень необычно. Индейцы получают отчисления от турфирм, и поэтому по всему острову можно ходить свободно, заглядывать во все хижины и фотографировать сколько влезет. Живут очень бедно, обстановка в хижинах самая убогая. Готовят тут же у каменного очага. Тут же держат свиней - морских и обыкновенных - в маленьких тростниковых загончиках. Но обыкновенные свиньи не такие, как у нас, а маленькие, размером с поросенка, и покрытые шерстью. Вообще, этот тростник, тотора, он у них используется для всего. Из него строят дома, крыши, лодки и сами острова, им топят эти свои каменные печи, через него фильтруют воду, чтобы она сделалась пригодной для питья, кроме того - сердцевину его можно есть (я попробовала - довольно безвкусно). Острова эти по размеру небольшие, но зато их много. На каждом – несколько домов. На отдельном острове - школа. Это маленький домик, построенный из чего-то, по виду напоминающего фанеру, с большой надписью по фасаду: Школа островов Урос. Представьте, ребенок садится в лодку и плывет в школу. Отучился - плывет домой. Было очень интересно.

    Я пробовала молоть зерно в муку индейским способом: одним большим камнем о другой. Оказалось, это довольно просто. Почти без усилия зернышки под камнем превращаются в пыль. Разумеется,что Ямамота тоже пробовала. Честно говоря, это она первая попросилась попробовать, а я уже за ней. Она же попросилась погрести на тростниковой лодке, в которой нас катали по озеру индейцы. И опять подала пример другим туристам. Когда я готовила это путешествие, то турагент предложила такую опцию, как ночевка на таком тростниковом острове прямо в индейской хижине. Я тогда не решилась на это, и, как оказалось, правильно сделала. Хотя турагент сказала, что нас бы обеспечили спальными мешками. Представляю себя в спальном мешке на полу тростниковой хижины посреди озера Титикака... Нет уж... Даже думать боюсь, что из себя представляет местный туалет. Бр-рр-рр... А так было очень красиво: яркое солнце, пронзительно голубое небо, золотисто-желтый тростник и озеро, насыщенного синего цвета. Теперь при слове Титикака я всегда буду вспоминать эту картину. В этот же день после обеда нам предстояла еще одна экскурсия в окрестностях Пуно - к гробницам Силлустани. Ехали туда маленькой группой на микроавтобусе по очень живописным местам.

    Все альтиплано покрыто низкой зеленой травой - ичи. Время от времени встречаются вольно пасущиеся стада лам, альпак и овец с пастухами самого живописного вида - котелки у женщин и разноцветные вязаные шапочки у мужчин, одеяла за спиной - все то же самое. Ближе к горизонту - голые каменные горы с заснеженными вершинами. Часто встречаются небольшие ярко-синие озера. Миллионы лет назад все альтиплано было покрыто водой, позже океан отступил, оставив после себя более 400 озер. Титикака, кстати, одно из них. Приехали к каменным руинам, разбросанным по довольно большой территории. Это и есть Силлустани - погребальный комплекс пре-инкского периода. Священное место. Поднимались в гору по древним каменным ступеням. Сразу почувствовалось, что находимся на большой высоте - дышать трудно, не хватает воздуха. Из интересного сейчас здесь сохранилась высокая погребальная башня и множество строений цилиндрической формы - это гробницы и ритуальные сооружения. Все они сложены из больших камней и имеют одну-единственную маленькую дверь, точнее не дверь, а лаз или проем, всегда ориентированный строго на запад. Он расположен у самой земли и человек смог бы в него протиснуться только худой, да и то с большим трудом. Впрочем, все индейцы маленького роста. И плотного, коренастого телосложения . Кстати, по этой причине очень трудно купить в Перу что-нибудь из одежды - все для нас короткое и широкое. В одной из гробниц гид показал нам магнитный камень: если один компас положить на него, а другой на соседний камень, то они будут показывать север в совершенно разных направлениях. Перед этим он обратился к туристам: может быть, у кого-нибудь есть с собой компас? И компас оказался - как вы думаете у кого? Правильно - у Ямамоты. Она извлекла его из недр своего все такого же большого рюкзака, с которым не расставалась. Еще видели в кладке 12-угольный камень. Четырехугольных камней здесь вообще не много, но 12 углов - это слишком. Особенно если учесть, насколько плотно они подогнаны друг к другу. Рядом с этим местом есть озеро, расположенное в кратере бывшего вулкана. Красота неописуемая. Солнце, небо, это озеро - с неподвижной водой и овальным каменным выступом точно в центре, а на зеленом берегу пасутся меланхоличные альпаки. К которым я, памятуя о недавнем оплевании, уже не рисковала подходить близко. На обратном пути гид предложил заехать посмотреть типичное жилище местных жителей. Если мы согласны заплатить им за это по нескольку солей. Некоторые, представьте себе, не хотели, но мы стали громко выражать свое настойчивое желание, и в результате поехали. Типичное жилище в этих краях представляет собой одиноко стоящий комплекс сложенных из камней строений, обнесенных общим каменным же забором. Большинство так называемых комнат представляют из себя маленькие сообщающиеся внутренние дворики под открытым небом, и только одно-два помещения имеют крышу и более-менее похожи на комнаты. В конкретно этом доме живет пожилая пара, женщину зовут не как-нибудь, а - Лукреция, а мужчину нам не представили. У них есть некоторое количество лам и альпак, которые в дневное время пасутся поблизости, а на ночь они их загоняют внутрь своего хозяйства. В одном из двориков без крыши расположена кухня, где на каменном очаге Лукреция как раз пекла картошку - видимо, рассчитывала на наш приезд. Эту картошку, прямо горячую и в золе, а также другие местные блюда она тут же выставила на некоторое подобие стола (из камня, разумеется), чтобы желающие могли попробовать. Сначала туристы как-то боялись пробовать, видимо эта кухня внушала им некоторые санитарно-гигиенические опасения. Но потом сначала один взял картошечку, потом другой, ну а дальше уже и я осмелела. Должна вам сказать, что все продегустированные мною блюда оказались вполне пристойными на вкус: эта самая картошка - мелкая и более вязкая, чем наша- но очень даже ничего ; вполне достойный местный сыр типа адыгейского ; жареная на камнях кукуруза получается похожей на поп-корн и может даже считаться вкусной. Единственное, что я не решилась попробовать - эта местная приправа, изготавливаемая из особого сорта глины. Вторым ее ингредиентом является вода. Других составляющих эта приправа не содержит. То есть берется некоторое количество глины, разбавляется водой - и дальше, в зависимости от концентрации, получается или что-то вроде жидкого пюре - тогда в него макают картошку, сыр и пр., или получается мутный напиток, который просто пьют, лучше всего - натощак утром. Считается, что это очень полезно для желудка и кишечника. И что человек, регулярно употребляющий эту глину, застрахован от всех желудочно-кишечных болезней. Не знаю, может какая-то правда в этом и есть.

    Осмотрели ткацкий станок с натянутым на него недотканым одеялом. Осмотрели сельскохозяйственные орудия: древнего вида палка с поперечной перекладиной, чтобы переворачивать пласты земли вручную. До сих пор в полном ходу. Желающим предлагалось попробовать порыхлить ею землю прямо тут же, во дворе. Желающих оказалось двое: конечно же,первой была Ямамота, а затем, глядя на нее, воодушевились и мы. Я заглянула в одно из помещений, имеющих крышу: оказалось что-то вроде спальни. Убогая лежанка от стены до стены накрыта шерстяными одеялами, такое же одеяло висит на стене, рядом на стуле горой навалена то ли одежда, то ли какие-то тряпки. Больше в комнате ничего не было. Конечно, хозяева имели маленький загончик с морскими свинками, которым мы от всей души посочувствовали. Я не заметила никаких электрических лампочек. По-моему, света у них нет.

    Это был наш последний вечер в Андах. Завтра мы должны были возвращаться в Лиму. А на сегодняшний вечер у меня было запланировано поедание морской свинки. Мы выбрали ресторан, и я приступила к осуществлению чудовищного в своей жестокости плана. Ресторан был выбран со смыслом, так как предлагал в своем меню несколько способов изготовления морской свинки: под соусом, тушеную и запеченную на камнях в инкском стиле. Я заказала запеченную на камнях. Кое-кто пошутил, что сейчас мне вынесут корзинку, полную этих милых, пушистых существ, и мне придется самой указать, какую именно умертвить для последующего запекания. Но, слава Богу, обошлось, и я увидела ее уже только в готовом виде. Да, для ее приготовления была разожжена глиняная печь с открытым огнем внутри - стоящая прямо тут же рядом в зале ресторана. Так как я была совершенно не уверена насчет свинкиных вкусовых качеств, то заказала и кое-что еще. Кое-что - это местный густой суп из морепродуктов под названием чупас, про который я читала восторженные отзывы в интернете, и который мы заранее включили в свой обязательный список. Отзывы оказались правдивыми - суп очень вкусный. Чего в нем только нет: много креветок и один большой рак целиком, кукуруза, горох, фасоль, местный мелкий злак типа ячневой крупы, только лучше, кусочки андского сыра (типа адыгейского), жареный хлеб и даже - яичница-глазунья! Прямо в супе плавала. И всего этого - огромная тарелка. И вот, наконец, настал волнующий момент, когда официант поставил передо мной тарелку с художественно разложенной на ней морской свинкой, расчлененной на четыре части.

    И что вы думаете? Оказалось обалденно вкусно! Мясо очень нежное, похоже больше всего на кролика, но только гораздо нежнее и вкуснее. А самое вкусное - задние ножки. Я теперь удивляюсь, почему в других странах не разводят специально в пищу морских свинок. Кроликов же разводят. А свинки вкуснее. И, наверное, дешевле. Говорят, что в свинкином мясе совсем нет холестерина и много протеинов. Одной свинкой, правда, не наешься - мяса мало, а костей много. Так можно взять две-три. Они недорогие. Короче, будете проходить мимо зоомагазина - задумайтесь.

    30 октября 2005 г.

    Рано утром стоим в холле гостиницы и ждем машину, которая повезет нас в аэропорт. От нечего делать берем с полки первую попавшуюся книгу (на нескольких полках устроено что-то вроде маленькой библиотеки для туристов - книги на разных языках). На обложку не смотрим, а сразу открываем первую страницу. Читаем первую фразу. И хотя фраза эта написана на непонятном языке, но чем-то она нам кажется смутно знакомой. Язык явно европейский, значение некоторых слов угадывается по корням, близким к английским, понятны также некоторые местоимения и отрицательные приставки, и само построение фразы - что-то все это нам напоминает... Смотрим на обложку: Лео Толстой, "Анна Каренина". На голландском языке. "Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему". Оказывается, это понятно на любом языке.

    С ума сойти: в Перу, посреди Анд, в каком-то Пуно, в третьеразрядной гостинице - стоит на полке "Анна Каренина". На голландском языке. Погружаемся в автомобиль, забираем по пути шумных бразильских туристов, которые, оказывается, перепутали время и проспали, и которых приходится ждать, потом забираем нашу японку, и едем в город, не побоюсь этого слова, Хулиака, где расположен аэропорт. Аэропорт города Хулиака называется очень значительно: Международный аэропорт имени Манко Капака. Так и написано большими буквами на фасаде. Напоминаю вам, что Манко Капак - это мифологический персонаж. По-русски это звучало бы примерно как: международный аэропорт имени Ильи Муромца.

    До нашего рейса остается еще вроде бы много времени, но при регистрации нас предупреждают, чтобы не расходились далеко, так как вылетим раньше. Тоже правильно. Собрались все и полетели. Чего ждать? Подумаешь, расписание. Ерунда какая. Вот и все. Бросаем из окна последний взгляд на Анды. Вряд ли еще раз мы увидим здешние места. Голые горы. Кое-где маленькие селения, непонятно как лепящиеся на крутых безжизненных склонах. Интересно, зачем люди селятся в таких неподходящих местах? Есть же здесь и долины, в конце концов. Через проход сидит наша японка. Из Лимы она еще полетит в Наску - смотреть известные рисунки, которые видны только с самолета, а потом еще в Икитос - в джунгли, на Амазонку. А мы на этом закругляемся с Перу. Остается только три дня в Лиме.

    30 октября - 1 ноября 2005 г.

    Лима. Лима производит странное впечатление. Тревожное какое-то. И неуютное. Начиналась она в XY веке с поселения на берегу реки Римак. И называлась - Рима (Римак - Рима, улавливаете?) А Лима - это уже испанское искажение индейского названия. Впоследствии росла и ширилась, и к настоящему моменту растянулась до берега Тихого океана, где сейчас располагаются самые респектабельные и дорогие районы столицы. Берег океана здесь крутой и неприветливый. Обрывается вниз почти отвесными скалами, оставляя океану лишь узенькую полоску невзрачного пляжа. Вода в океане круглый год не теплее 11 градусов, хотя до экватора совсем близко . Горизонта не видно, все тонет в мутной дымке, и - ветер..., все время дует ветер с океана. Этим пользуются многочисленные парапланеристы, взлетающие с крыш расположенных на набережной отелей и парящие над океаном, пляжем, близлежащими домами и едва не задевая граждан, отдыхающих на открытых террасах модного торгово-развлекательного центра, встроенного прямо в скалу. Живописно. И серферов тоже много. На океанской набережной располагаются самые дорогие и фешенебельные отели города. Прилегающий к океану район называется Мирафлорес. Это один из двух приличных городских районов. Второй называется Сан Исидро, и мы жили именно в нем, в прекрасном пятизвездочном отеле Мелиа. Лима расположена на высоте всего 150 метров над уровнем моря. Из-за перепада высот, теперь уже обратного, все мои косметические тюбики, наоборот, втянулись внутрь. А средство для волос втянулось настолько сильно, что даже треснула пластмасса. Температура в Лиме колеблется от 12-14 градусов зимой до 26-30 летом.

    Местную погоду особо не похвалишь. Во-первых, солнце на небе появляется исключительно в летние месяцы, все же остальное время года небо затянуто плотной, совершенно однородной серой пеленой. Очень часты плотные влажные туманы. Называются - гаруа. Из-за них в зимние месяцы влажность воздуха часто доходит до 100 %. И при этом - практически не бывает дождей, а часто бывает наоборот - засуха. Так, местная река Римак бывает собственно рекой довольно редко, только когда где-то там далеко, даже не в Лиме, вдруг проходят дожди и тогда она наполняется до более-менее приемлемого состояния. В остальное же время она представляет собой жалкий замусоренный ручей, протекающий по середине сухого и довольно широкого русла, обрамленного традиционными парапетами. Называется - набережная. Люди гуляют-отдыхают. Заодно сбрасывают туда, в эту псевдореку, всякий оставшийся от отдыха мусор. Все это расположено в центре старого города рядом с президентским дворцом. Так себе зрелище. Еще про дожди. Гид рассказывал, что так как их практически не бывает, то ничего для них и не приспособлено - ни крыши, ни канализация. Вот он помнит, как 15 лет назад однажды был дождь, который шел подряд семь часов, так это был конец света. Всех залило. Все были в ужасе. Да, и торговля зонтами тоже в Лиме большого успеха не имеет.

    Зато бывают землетрясения. И часто. И немаленькие. Вот прямо в любую минуту может случиться землетрясение, а то уже давно не было - это так нам гид говорил. Мы, говорит, жители Лимы, говорит, все сейчас ждем - когда же тряхнет. Надеюсь, говорит, что хотя бы не во время нашей экскурсии. И кроме шуток, трясет Перу постоянно. Только за то время, что мы готовились к поездке, случилось два землетрясения, достаточно крупных для того, чтобы о них сообщили в российских новостях. И еще одно до того, летом, вообще - разрушительное. Такие вот дела. Но нас не испугаешь. Такие уж мы люди. Так вот, про Лиму. Все началось, как вы уже знаете, в 1532 году, когда на этот берег высадился испанский господин Франциск Писарро. Конкистадор. Быстренько раскидал всех инков, и 18 января 1535 года основал Лиму. От зданий тех времен из-за многочисленных землетрясений осталось мало что: пару соборов на центральной площади (в одном из которых и похоронен сам Писарро), фонтан, построенный в 1650 году, чудом переживший не одно землетрясение и до сих пор работающий как ни в чем не бывало, и монастырь Сан-Франциско с замечательными катакомбами, о которых позже. Сейчас в Лиме проживает 8 млн. человек, это треть всего населения Перу. Застройка в основном одно-двухэтажная, поэтому территорию город занимает большую. По карте посмотришь - вроде все близко, а меньше чем за сорок минут на такси - никуда и не доедешь. Едешь и едешь. Пешеходов почти нет. Да и тротуаров почти нет. Все какие-то развязки, эстакады, бетонные ограждения. Черти-что. При этом движение - сумасшедшее. Правил никаких нет, во всяком случае незаметно, чтобы кто-нибудь их придерживался. Каждый едет как ему удобно, с какой удобно скоростью, куда надо- туда и сворачивает. Даже велосипедисты едут не где-нибудь с краю тихонечко, а посреди общего потока, смело лавируя между мчащихся машин. Да что велосипедисты, мы видели бегущего человека, впряженного в груженную тележку - бежит себе в потоке машин, ни у какой не у обочины, а не хуже других - прямо посреди ряда. И все движение, несмотря на кажущийся хаос, происходит быстро, слаженно, в едином ритме, без заминок и остановок, как-то все наловчились и обходятся без видимых аварий. Туристов в городе совсем мало. Все туристы в Андах или на Амазонке, а в Лиме обычно проводят не больше одной ночи. А мы вот задержались на три. Вообще европейские лица почти не встречаются. Считается, что Лима для туристов - опасный город. Преступность и все такое. Да и вообще - нет согласия в обществе. Велико расслоение местного населения. Шикарные виллы в богатых районах (наглухо обнесенные металлическими решетчатыми оградами - боятся, эксплуататоры, народного гнева) и жалкие обшарпанные домики трудящегося пролетариата в центре. На главной площади - Плаца Майор - удобно расположился полицейский броневик вокруг которого постоянно кучкуются полицейские (а может это даже военные и военный броневик?). Спереди этот броневик оснащен устрашающего вида массивной остроугольной металлической насадкой, окрашенной в красно-белую косую полоску, - видимо, чтобы удобно было рассекать толпу; и кроме того - пушкой! Да-да, из броневика торчит настоящая пушка, предусмотрительно нацеленная прямо на гуляющих на площади граждан. Уж не знаю, чем она стреляет. Кровавые империалистические собаки. Все бы им трудящихся угнетать. И этот броневик - не единственный, в других местах тоже есть. А рядом с президентским дворцом постоянно тусуются полицейские в полном боевом облачении, с пластиковыми щитами в полный рост и автоматами за плечами. Неспроста все это. Подозревают, видимо, свои народные массы в чем-то нехорошем. Да и есть за что. Бедность там у них. Преступность большая. Есть в Лиме только два района, из новых, где более-менее безопасно появляться туристам. И то - если рот не разевать, а смотреть за своими сумками-карманами. Обычно в отелях выдают карту города, а в Лиме выдают карты только вот этих вот двух районов. Дескать - тут вот еще можете походить, а в другие места даже и не думайте соваться. Еще разрешается немного походить в центре старого города на Плаца Майор, но тут уж надо быть особенно начеку. Мы отважились на прогулку по соседним улицам - ходили, прижимая сумки к животу и вцепившись в них смертельным объятием, и надо сказать, что ни разу нам не попалось ни одного европейского лица навстречу. Перемещаться по городу туристам рекомендуют исключительно на такси. И проверять, чтобы у водителя была лицензия, а то еще сядешь к бандиту какому-нибудь. Счетчиков в такси нет, и всегда надо договариваться о цене заранее. Если твердо стоять на своем, то первоначальную цену можно сбить минимум в два раза. Таксомоторных компаний в городе очень много, но гид рекомендовал пользоваться только желтыми такси, потому что они единственные, контролируемые государством. Так мы и делали. К сожалению, все эти желтые такси - это совершенно крошечные машинки, наверное, как наша "Ока", и довольно обшарпанные. И вообще без багажника. Забегая вперед, расскажу сразу, как мы ехали на такой машинке в аэропорт. Вышли из нашего роскошного отеля, откуда большинство гостей отъезжает на лимузинах (доехать до аэропорта на машине, которую предоставляет отель, стоит 70 солей) и тут же у обочины поймали старенького дедушку на этом драндулете. Он прямо ошалел от счастья, когда понял, что мы имеем намерение поехать в его коробчонке в аэропорт. Так как багажника нет, то пришлось запихивать наши многочисленные чемоданы прямо в салон, и они заняли почти все место, мы еле-еле пристроились рядом. Зато доехали всего за 20 солей и дедушку порадовали. Один из главных местных аттракционов - ежедневная смена караула у президентского дворца на центральной площади. Поглазеть на это зрелище собираются туристы и просто местные зеваки. Так что к 12 часам дня напротив дворца, перед оградой, образуется небольшая толпа зрителей. К сожалению, вплотную к ограде подойти нельзя, за этим следят специальные полицейские, опять же со щитами, оружием и баллонами со слезоточивым газом. Они стратегически располагаются вдоль всей ограды и следят, чтобы никто из прохожих не останавливался на месте. Можно только пройти быстрым шагом, а стоять и смотреть - нет. Поэтому смотреть приходится с некоторого расстояния, что обидно. Смена караула сопровождается выступлением военного оркестра, и в этом самая суть. Потому что играет этот оркестр совершенно непонятно что. Какие-то джазовые импровизации, в которых мелодия почти не угадывается. Одеты все в форму старинного образца, больше всего похожую на гусарскую. Сначала оркестр выполняет всевозможные художественные перестроения, наигрывая при этом музыку, более всего подходящую какому-нибудь диксиленду, но уж никак не военному оркестру. А ровно к 12 часам занимает окончательное положение по центру событий, и затягивает местную главную мелодию - Эль Кондор Пасо (Кондор летит), это что-то типа неофициального гимна Перу, вы ее наверняка слышали. Но в исполнении конкретно этого оркестра она больше всего напоминает оперу, особенно по первым аккордам. Под эту музыку и происходит собственно смена караула. Маршируют гвардейцы самым потешным образом, поднимая в шаге абсолютно прямую ногу чуть ли не к подбородку, так что некоторым балеринам остается только завидовать. Или еще одно па: делают шаг и замирают с поднятой и согнутой под идеально прямым углом в колене ногой. И так некоторое время стоят. А потом продолжают движение. Будете в Лиме - не поленитесь, сходите посмотреть, не пожалеете. Остается написать еще про монастырь Сан-Франциско. То есть - Святого Франциска. Монастырь существует с 15 века и постоянно бережно восстанавливается после каждого из многочисленных землетрясений. Больше всего поражает резной деревянный потолок 16 века невероятной красоты. Отдельные комнаты облицованы плиткой 16 века, специально привезенной для этой цели из Севильи. Много картин того же времени, всякой церковной утвари, и дивные деревянные интерьеры во всех монастырских помещениях. До сих пор здесь живут 30-40 монахов.

    Но самое главное в этом монастыре - катакомбы. Катакомбы представляют из себя переплетение подземных тоннелей и коридоров, которые служили городским кладбищем со дня основания Лимы и вплоть до 1821 года. Началось все с того, что когда Франциск Писарро высадился в 1532 году на берег здесь неподалеку, то сразу же приступил к конкистации, в результате которой образовалось довольно большое количество трупов. Собственно, он убил всех инков, которые жили на этом месте. Встал вопрос - что делать с трупами. Решили похоронить аккуратно всех вместе одной кучей. Так и сделали. Как только Писарро разобрался так радикально с местными инками - то сразу же основал Лиму, а место это похоронное стали использовать в качестве городского кладбища. Ну а потом уже и монастырь рядом построился. С тех пор так и повелось, что всех городских жителей хоронили только здесь и нигде больше. Потому что считалось, что быть похороненным в стенах монастыря, - значит быть близко к Богу. Это большая удача, и никто не хотел ее упустить и покоиться где-то в другом месте. По мере накопления останков их просто как следует утрамбовывали не знаю чем, и сверху хоронили по новой. Сейчас это кладбище представляет из себя три подземных этажа, полные человеческих костей. И это только то, что доступно обозрению. Кости заботливо рассортированы по типоразмеру: в одном колодце - только берцовые, в другом - одни тазобедренные, а в третьем - исключительно черепа. Представляете, заглядываешь в колодец диаметром метра три и глубиной десять метров - а он доверху набит человеческими черепами, эффектно оттеняемыми боковой подсветкой. То еще зрелище. А если задуматься: здесь лежат останки всех, АБСОЛЮТНО ВСЕХ людей, живших в Лиме в период с 1532 по 1821 год, когда городские власти, наконец, закрыли это кладбище. Все люди, жившие в городе на протяжении трехсот лет, сейчас лежат аккуратными кучками с красивой подсветкой и являются развлечением для туристов. Ужас. Страшно. Чтобы закончить описание Лимы следует упомянуть еще о музее золота.

    Сам по себе музей золота ничего особо интересного из себя не представляет, так как все главное золото было разграблено испанцами и вывезено из Перу. То, что все-таки удалось сохранить, представлено в подвальном помещении здания музея. Да, есть там интересные вещи, но лично мне гораздо интереснее было смотреть на инкские мумии, чудесным образом сохранившиеся в захоронениях - с волосами, высохшей кожей и элементами одежды - выставленные прямо тут же, между витрин с золотом. Так вот, на первом этаже этого музея золота расположен совсем другой музей - музей оружия (о чем, кстати, наш путеводитель умолчал, и потому мы сначала подумали, что мерзавец-таксист вообще привез нас не в тот музей). И вот этот самый музей оружия, при всем моем безразличном в принципе отношении к оружию, - уникален. Он содержит дикое количество экспонатов, плотно набитых в многочисленные шкафы и витрины почти что без всякого порядка. Представлено, кажется, все оружие, какое только было создано за всю историю существования человечества во всех странах. При этом хронология и исторический порядок соблюдаются весьма приблизительно. Так, французское ружье 16 века соседствует с современным американским пистолетом, и тут же рядом - морской кортик. В таком же порядке - образцы военной формы всех времен и народов. В одной из витрин нашли советскую военную шапку из овчины - с кокардой, прикрепленной вверх ногами. Из интересного - множество вещей, принадлежащих известным людям. А именно - личные вещи Мао Цзэдуна, Фиделя Кастро, диктатора Франко, Германа Геринга и других известных фашистов, короля Таиланда, короля Испании, нашего царя Александра 1 (шашка), королевы Елизаветы, несколько личных шашек Наполеона, вещи Трухильо, Сальвадора Альенде, Пиночета и еще много кого, всех и не упомнишь. Некоторые исторические личности, даже и из ныне живущих, представлены в виде манекенов. Думаю, что манекены эти были взяты из магазина готового платья, так как туловища имеют все одинаковые, а вот головам кто-то попытался придать некоторое сходство с объектами. Но совершенно в этом не преуспел. Что только подтверждается выставленными рядом для сравнения фотографиями оригиналов. Больше всего повезло тем, кто имел усы, или очки, или бакенбарды - эти имеют хоть что-то общее со своими прототипами. Одеты манекены или в подлинную одежду своих объектов или имеют хоть какие-то подлинные ее элементы. Манекен, демонстрирующий форму полковника Советской Армии, имеет лихо закрученные вверх усы и чудовищно густые брови а-ля Брежнев. И еще один штрих. Перу славится своими изделиями из шерсти альпаки. Туристам постоянно их предлагают и навязывают во всех магазинах, лавочках, а также всякого рода коробейники. При этом наиболее ценятся изделия из шерсти детенышей альпак (называется - baby-альпака), как обладающие наиболее ценными потребительскими свойствами. Так вот, оказывается, что у всех торговцев все изделия - только исключительно из этой самой baby-альпаки, а из взрослых альпак ну буквально ничего не продается. За что ни возьмешься - тут же тебя начинают уверять, что вот именно эта вещь - ну точно из baby-альпаки. На этот счет один американский турист из нашего автобуса в Лиме остроумно пошутил: это говорит, baby-альпака или maybe-альпака? Получилось смешно. Кстати, состав туристов в Перу абсолютно интернациональный. Нет никаких преобладающих групп, как это обычно бывает. В Лиме гид попросил каждого из сидящих в нашем автобусе туристов назвать свою страну. Люди оказались отовсюду понемногу: США, Англия, Бразилия, Испания, Италия, Нидерланды, Япония, Ирландия, ну и мы сами знаете откуда.

    На центральной площади Плаца Майор мы имели две интересные встречи. Во-первых, мы были проинтервьюированы студентками перуанского университета, проводящими исследование для факультета туризма. Они ходят по Лиме, отлавливают туристов и задают всякие вопросы - что вас, собственно, привело к нам в Перу, и - ну как вам тут? Потом фотографируют туриста, разумеется, с его разрешения, и приобщают фото к отчетности. Так что где-то в закромах университета Лимы теперь будут храниться наши фотографии. Приятно. А вторая встреча - в такое и поверить трудно. Стоим себе на площади. Фотографируемся у фонтана. И вдруг слышим: Это вы русские люди? В удивлении оглядываемся. Подходит к нам дядечка. Довольно пожилой, с усами, симпатичный. Начинает говорить по-русски и вполне хорошо. И что же выясняется? Что это обыкновенный перуанский гражданин по имени Луис (он сказал: меня зовут Луис, ха-ха-ха, Корвалан, ха-ха-ха), который изучает русский язык, представьте себе, для собственного удовольствия. Больше того - состоит в каком-то обществе Максима Горького, которое тут мало того что есть, так еще и действует - объединяет таких вот любителей российской словесности, они там собираются, говорят по-русски, чай пьют, читают газеты, обмениваются книгами. Удивительно. Наши три дня в Лиме пролетели быстро и совсем не показались нам лишними. Напрасно большинство туристов здесь не задерживаются. В последний день, коротая остающееся до самолета время, еще раз приехали к океану. Расположились в кафе, на обращенном к океану балконе. Пили кофе с гвоздикой и ели мороженное. Прощались с Перу.

    2 ноября - 5 ноября 2005 г.

    Эти три дня мы провели в Мадриде. Мадрид мне очень понравился, показался уютным и подходящим для жизни. В отличие от, например, Амстердама, который мне тоже очень нравится, но для жизни, по-моему, совершенно не годится. Отель "Карлтон", где мы остановились на этот раз, конечно, не такой шикарный как тот, куда нас поселила Ибериа на пути в Лиму, но вполне достойный. И по крайней мере повар в нем умеет делать глазунью. И вообще, завтраки были - обильные, разнообразные и очень вкусные. Это касается не только Мадрида, но и всех прочих отелей, где мы останавливались за это наше путешествие. Никто не пытался отделаться просто колбасой, сыром и круассанами. Три дня на Мадрид (даже два с половиной) - это мало, учитывая тот факт, что один из дней мы полностью посвятили магазинам, поэтому в голове у меня остался полный сумбур. Старались побывать всюду, куда можно было успеть.

    Разумеется, начали с музея Прадо. Будете в Мадриде - можете пожертвовать чем угодно, но только не музеем Прадо. Самое большое впечатление получили от Босха - Прадо имеет самую большую коллекцию его картин. После того, как я с ней ознакомилась, пришла к убеждению, что весь Сальвадор Дали проистекает полностью и исключительно из Босха. И сильно до него не дотягивает. Особенно учитывая, что один из них жил в 15 веке, а второй - в 20. А вот Гойя мне что-то не очень... И чего в нем находят? По-моему, так себе.

    Конечно же, мы не могли не посетить музей монет. Помчались туда сразу же из аэропорта, только забросив чемоданы в гостиницу. Музей большой, толковый, и что приятно - бесплатный. Но, конечно, на любителя. Удивительно, но мы там были не единственными посетителями. За полтора часа нашего там пребывания туда заглянули еще две пожилые женщины и одинокая девушка. Это можно считать аншлагом. От старого, средневекового Мадрида осталось только несколько кварталов в центре, но и они настолько сильно реконструированы, что почти лишились своего колорита. Мне запомнился дом писателя Лопе де Веги, который стоит на улице Сервантеса. При том, что сам Сервантес похоронен совсем рядом - и как раз на улице Лопе де Веги. Трудно понять, чем руководствовались отцы города, давая названия этим соседним улицам. Лопе де Вега, между прочим, за свою долгую жизнь написал около 1800 произведений, все в стихах, и ни на одно из них не потратил более трех дней. Сам был большой любитель женщин, за что бывал неоднократно бит их мужьями, имел какое-то невероятное количество детей, пережил их всех - и детей, и женщин, благополучно дожил до очень преклонных лет и только в самом конце жизни отошел от распутства и обратился к Богу. А дом этот его - большой и 4-х этажный. То есть - жил богато. Но окна в доме все равно не мог позволить себе застеклить. В те времена стекла стоили невероятно дорого. И пришлось все равно затягивать окна тканью и какими-то пузырями животного происхождения. Еще запомнилась конная статуя одного из королей Филиппов (их было несколько, порядковый номер я забыла). Суть в том, что это первая в мире статуя на вздыбленном коне и центр тяжести для нее рассчитывал сам Галилео Галилей. Символом города Мадрида является довольно необычное сочетание: Медведь и Земляничное дерево. Символ этот появился еще в 11 веке и происхождение его покрыто тайной. Какой медведь? При чем тут медведь? И слышали ли вы раньше про земляничное дерево? Рядом с одной из центральных площадей, Пуэрто дель Соль, установлена соответствующая бронзовая статуя: медведь стоит на задних лапах и тянется к земляничному дереву. А прямо рядом растет это самое земляничное дерево в своем натуральном виде. Оно имеет маленькие красные плоды, по форме отдаленно напоминающие землянику, за что и получило свое название. В открытом кафе на главной площади Плаца Майор я заказала чай с лимоном. Попросила большую чашку. Для наглядности даже показала руками, насколько именно большую чашку я хочу. Приносят: крошечный стеклянный стаканчик, чая в котором миллилитров может быть сто, если не меньше. Зато большую часть стакана занимает четвертинка огромного лимона. В итоге я заказывала чай еще три раза, но уже без лимона. Выпила четыре таких стаканчика, каждый раз перекладывая лимон из пустого в полный. Официант следил за моими манипуляциями с нескрываемым интересом. Наверное, подумал, что я хочу сэкономить на лимоне. А в другом кафе на одной из узких средневековых улиц мы пили, даже скорее ели, настоящий горячий шоколад. Очень густой и почти не сладкий. К нему подаются длинные тонкие, жареные в масле, палочки из теста. Положено их макать в шоколад и так есть. Получается очень вкусно.

    Знаете ли вы, что шоколад, когда только первоначально попал в Европу, - совсем не был сладким? А напротив, его употребляли с большим количеством перца и всяких прочих специй. И только потом уже придумали добавлять туда сахар. И поняли, что это хорошо. Писатель Хемингуэй, как известно, провел некоторую часть своей жизни в Мадриде. Здесь же происходит действие одного из его романов. По этой причине все кафе поблизости от того места, где жил Хемингуэй, совершенно заслуженно для завлечение посетителей вывесили у себя таблички: Здесь был Эрнест Хемингуэй. А поскольку Хемингуэй был много где, то кафе с такими табличками получилось изрядное количество. И тогда одно из вновь открываемых в этом районе кафе пошло на неожиданный маркетинговый ход и повесило у себя над входом внушительных размеров объявление: Хемингуэй никогда не был здесь. За эти дни в Мадриде я полюбила жареные каштаны. Когда по вечерам мы выходили из отеля на прогулку, то всегда их покупали. Арабы жарят их тут же на тротуаре в маленьких жаровнях и продают горячими по 6 штук за одно евро. Мы брали на 2 евро. А еще однажды на улице к нам присоединился удивительный человек. Он услышал русскую речь и спросил, можно ли ему тоже походить с нами и послушать про Мадрид интересное. Это был невероятно худой человек, с большой беспорядочной бородой и на велосипеде. Одет был едва ли не как бомж. А к велосипеду его со всех сторон были привязаны всякие сумочки, пакетики, свертки - тоже самого неопрятного вида. Выглядел он как бездомный, который возит с собой весь свой скарб и ночует где попало. А оказалось, что это известный путешественник из Риги Юрис Соколовский. И что он совершает одинокий велопробег по Европе. И уже не в первый раз. На этот раз он выехал из Риги еще 1 мая, конечным пунктом его путешествия должен стать Лиссабон, откуда он повернет обратно в Ригу и весной рассчитывает быть дома. Это еще не все. Оказывается, раньше он был дрессировщиком в цирке - работал с буйволами и куланами. Во всем Советском Союзе только у него был номер с этими самыми куланами (по-моему, это что-то типа джейранов). В этом месте я вслух усомнилась в правдивости его рассказа. Ну ладно - путешественник, но еще и дрессировщик куланов - не слишком ли для одного человека? Он совсем не обиделся, а тут же развязал один из своих многочисленных свертков и продемонстрировал аккуратно сложенные в целлофановый пакетик, пожелтевшие от времени и от испытаний газеты, "Вечерняя Рига" и всякие другие. Боже, он действительно дрессировал куланов - там про него большая статья и фото: он на арене, а вокруг куланы. Правда, на фото он совсем молодой. И еще у него было много статей про его путешествия на велосипеде, и про вот это последнее тоже: что он собирается в Лиссабон и что все читатели желают ему удачной поездки. Некоторое время он ходил вместе с нами, а потом мы попрощались и он поехал в другую сторону.

    Вот это, пожалуй, и все, что я могу вам рассказать про Мадрид. С удовольствием остались бы там еще на пару дней. Но - увы! - пора было возвращаться домой. В нашем гостиничном номере, как всегда, в специальной папочке, была всякая нужная информация про отель. И вот там мы прочитали следующее: если вы по какой-то причине не имеете возможности посетить наш завтрак, который начинается в ресторане 8 утра, то администрация с удовольствием приготовит для вас завтрак на вынос. А почему бы и нет? - подумали мы. Завтрак ведь входит в стоимость, а в аэропорт мы собирались выезжать в семь утра. Короче, в день накануне отъезда предупредили их, что желаем получить завтра наш завтрак на вынос. И хотя они и сделали на этот счет специальную пометку в каком-то своем журнале, но что-то я сомневалась ... Уверенности не было. Будут они еще с этим возиться, все равно люди спешат в аэропорт и не имеют времени скандалить насчет завтрака. Как я была не права! Они не просто приготовили завтрак, они повергли нас этим завтраком в смятение. В половине седьмого утра в холле нас ожидали две внушительного размера картонные коробки с надписью на них: "Пикник". Каждая коробка имела сверху ручку, чтобы удобно было нести, а размером они были с маленький чемоданчик. Учитывая, что у нас и так уже было с собой два своих немаленьких чемоданчика, да еще две сумки, да еще саквояж с косметикой, да еще пару магазинных пакетов, которые никуда не поместились, - все это мы с большим трудом распределили на двоих, но и руки, и плечи у обоих оказались полностью заняты и завешены. А тут еще эти две коробки, взять которые было уже ну совершенно не во что. Тем не менее, мобилизовались, изыскали внутренние резервы - взяли.

    Наверное, мы довольно глупо выглядели в аэропорту, - все увешанные с ног до головы багажом, и с коробками с надписью "Пикник". Но хорошо смеется тот, кто смеется последним. Багаж сдали, и сели в зале ожидания на мягкие удобные кресла со своими хорошенькими аккуратными коробочками. И не стояли в очереди в кафе, и не тратили последние евро на ерунду. А достали из коробочек всякое вкусное - и там поели, и еще в Москву привезли.

    Ирина
    02/01/2009 15:50


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из Перу

    30.06.17 Поток туристов в древний город Мачу-Пикчу ограничат
    09.12.16 Посещение Мачу-Пикчу дорожает
    03.01.16 Самые опасные места для туристов-одиночек
    21.11.15 Куда туристам отправиться на поиски сказки
    18.11.15 В Перу создан новый национальный парк
    16.09.15 Роспотребнадзор: россияне привозят лихорадку Денге из тропических стран
    25.04.15 В Мачу-Пикчу появились новые экскурсии
    21.04.15 Монастырь в Перу открыл для туристов музей
    20.02.15 Все больше стран мира упрощает визовые режимы
    05.02.15 В Лиме снова открыт Парк фонтанов
    [an error occurred while processing this directive]