Что потерял Соломон в лавке древностей



    - Еще чашечку чая? - спросил Сережа.
    - Не откажусь.
    - А сахар-то кончился.
    - Не беда.

    Я люблю сиживать в подвале, где расположен шахматный клуб "Якиманка". Мой друг Серега является его председателем уже более 10 лет. И все это время я провожу в его кабинете, слушая увлекательные истории из клубной и его жизни. Чтобы оправдать мое присутствие в глазах шахматистов Сережа придумал мне звание врача команды. Моя помощь еще ни разу не понадобилась и потому должность моя совершенно номинальная. Иногда я даю какие-нибудь советы или разъяснения, но чаще болтаю с Сергеем – этим гением общения, умеющим всегда поднять настроение и развеять тревожные мысли.

    - Вот, Серега, - хлебнув обжигающего напитка, решаюсь сообщить я, - Предлагают ехать в Эфиопию. А я даже понятия не имею, где это.
    - Это поправимо, - успокоил меня Серж и полез в старый скрипучий шкаф, в котором хранятся самые ценные вещи.
    - Вот полюбуйся, - произнес он с улыбкой, протягивая мне красный буклет с надписью "Мишелин" и нарисованным на нем смешным человечком, опирающимся на большое колесо. Это оказалась карта северо-восточной Африки, исчерченная сетью автомобильных дорог.

    - Итак, давай смотреть.
    Мы склонились над бумажной простыней, водя по ней пальцами. Вот Красное море, вот Йемен, а напротив него Эфиопия. Выше - Судан, а слева Нил. Ну, кажется, все понятно. Сахара осталась в стороне, экватор – внизу.
    - Мне известно только, что эфиопы необычайно красивые люди с европейскими чертами лица. Карту дарю. Надеюсь, что она тебе еще не раз пригодится.

    Вернувшись домой, я решил покопаться в Большой советской энциклопедии выпуска 1958 года, где нашел несколько ничего не говорящих коричневых фотографий и сведения о том, что Эфиопия в течение многих лет воевала с Италией, а в 1935 году Мусолини сделал последнюю попытку захватить страну. Эфиопский император Хайле Силасие вынужден был покинуть Родину и поселиться в Англии, где призывал Лигу Наций расправится с агрессором. Никто в тот раз на помощь не пришел, и в 1940 году эфиопский народ сам скинул с себя иго завоевателей. К 1958 году в стране существовало коалиционное правительство, дружественное по отношению к Советскому союзу.

    В другой книжке, написанной в сороковые годы, рассказывалось о поездке чехов на автомобиле по Эфиопии. Они ехали от Красного моря до Аддис Абебы и по дороге на них не раз нападали какие-то дикие племена, вооруженные копьями. Столица страны в то время представляла собой большую деревню, где не было и намека на цивилизацию.

    Буквально за неделю до отъезда выяснились неприятные подробности - в стране шла война. Часть Эфиопии, некогда отвоеванная итальянцами, решила отделиться и тем самым отрезать выход к морю. Эта часть, называемая Эритреей, сорок лет боролась за свою независимость, и все это время с небольшими перерывами велись военные действия. Как потом оказалось, все эритрейцы, бывшие в основном довольно богатыми людьми, были изгнаны из Эфиопии, но большинство их пожелало жить не в Эритрее, а в соседнем Судане.

    Другой неприятной новостью была эпидемия холеры в Сомали, южном соседе Эфиопии. И это не удивительно, учитывая тот факт, что в стране около 10 лет не существовало никакого правительства, и шли непрерывные вооруженные конфликты между различными племенами и группировками.

    За неделю до отправления мы собрались дома в узком семейном кругу. Мне вспомнилось вдруг, что я читал про французского поэта Артура Рэмбо, за которым я повторяю путь странствий по миру. Он в свое время, бросив сочинительство, решил отправиться в Йемен, где жил в районе Адена и даже имел темную наложницу. Затем Рэмбо перебрался в Эфиопию и жил в Хараре, довольно успешно занимаясь торговлей, откуда через несколько лет тяжело больным он вернулся домой умирать от саркомы бедра. Дома его ждала запоздалая слава, но это было уже не в радость.

    В Красном Кресте, по воле которого я отправлялся в жаркие страны, произошло знакомство с реаниматологом Сашей. Этот плотный парень с темной шкиперской бородкой на широком лице и добрыми карими глазами принес с собой бутылку шампанского и решил выпить ее с заведующей отделом Ниной Николаевной и мной. Нина Николаевна советовала нам одеться потеплей, как будто мы ехали не на экватор, а на северный полюс.

    Когда мы сидели в аэропорту Дубаи, он поведал мне историю, прочитанную в Красном кресте. Оказалось, что первое посольство эфиопов в Россию было во времена Ивана Грозного. Царь, узнав о том, что в тридевятом царстве, тридевятом государстве, за морями и долами тоже живут православные люди, только иного цвета кожи, страшно удивился и немедленно решил отправить ответную экспедицию, возглавляемую попами. Это, наверное, и испортило все дело, так как прибывшие в Абиссинию, как тогда называли Эфиопию, посланники обнаружили страшную ересь. Во время богослужения их братья по вере били в барабаны и пританцовывали, чего никак нельзя было потерпеть истинным служителям веры. Эфиопы не ели свинины, поддерживали связь с коптами и считали себя потомками царя Соломона. Вот почему на долгие 500 лет наши контакты прервались.

    В конце XIX века Италия вероломно напала на Эфиопию, уже воевавшую с дервишами на севере и сомалийцами на юге. Страной в то время правил император Менелик II, слывший великим реформатором. Он открыл почту, телеграф, школы, построил железную дорогу, соединяющую столицу страны с портом Джибути, купил несколько легковых машин и привез из Австралии эвкалипты. Император обратился к европейским странам с просьбой о помощи, на которую откликнулись только Франция и Россия. Россия прислала военврачей и казаков, работавших в качестве сестер милосердия. Эфиопам удалось одержать ряд убедительных побед, одна из которых, а именно битва при Адуа в 1894 году, имела общеафриканское значение как первая победа над колонизаторами. День победы до сих пор отмечается в Эфиопии. Среди военоначальников, отличившихся в битве при Адуа, был генерал Балча, в честь которого впоследствии назван русский госпиталь красного креста, открытый в Аддис Абебе по просьбе императора Хайле Силасие в 1947 году. В этот госпиталь мы и направлялись.

    Нам повезло, что мы не сняли куртки, так как кондиционер в аэропорту работал по принципу холодильника, и мы покрывались мурашками, глядя на арабов, укладывающихся спать на голый мраморный пол. Мы всю ночь не спали, ворочаясь в неудобных креслах. Гостиница оказалась нам не по карману, а шататься по восхитившему нас в начале аэропорту уже надоело. На рассвете в огромный зал ожидания через гигантские окна заглянула тупая морда Боинга, как бы приглащавшая нас продолжить путешествие. Еще немножко и мы доберемся до места назначения. Ранним утром Дубаи, потрясшие меня немецкой аккуратностью и архитектурным модернизмом, оказались сначала под правым крылом, а затем и вовсе за горизонтом. В дорогу я взял сборник рассказов русского поэта Николая Гумилева, подаренного Серегой. Гумилев три раза был с экспедициями в Абиссинии и написал несколько рассказов и поэм об этой стране – поэму "Мик" и "Аббисинские песни". В первую экспидицию Николай Гумилев отправляется через полгода после женитьбы на Анне Ахматовой в 1909 году не смотря на категорические возражения его отца. Эту экспедицию организовал академик В.Радлов. Вторая экспедиция продлилась с сентября 1910 по март 1911 года, а третья с апреля по сентябрь 1913. Причем последнюю экспедицию возглавлял сам Николай Гумилев. Путевые очерки об этом путешествии он опубликовал в журнале "Нива". "Гумилев привез из Африки желтую лихорадку, прекрасные стихи, чучело убитого им черного ягуара и негрское оружие" вспоминал Алексей Толстой. К сожалению, в Эфиопии до сих пор нет музея Гумилева. А жаль.

    Поначалу кресла по бокам от меня были свободны, и я мог разложить свои манатки по всему периметру без всякого стеснения, услаждая свой взор проплывающими под нами ландшафтами, зелеными квадратами, похожими на вельвет, нитками рек и кожаными складками рельефа. Но в Хартуме самолет начал наполняться пассажирами, и я вновь оказался зажат со всех сторон. Рядом со мной путешествовал какой-то черный комивояжер, и было видно, что он сильно нервничает. Когда я сказал ему, что впереди появилась гора, сосед покрылся холодным потом и вцепился в спинку впередистоящего кресла. Разве можно так паниковать?

    Аддис Абеба мне с первого взгляда понравилась – город зеленый с кафешками и многоэтажками, осликами и длиннохвостыми баранами, которых вели на заклание, держа за переднюю или заднюю ногу. Ослики стайками резво бегут иногда на встречу движению. Они нагружены мешками или хворостом и совершенно не капризничают.

    Старенький автобус с эфиопским водителем по имени Иосиф за полчаса довез нас до ворот, за которыми предстояло провести 2 года жизни. Меня встретила старшая сестра хирургического отделения Тамара, проводившая до палаты люкс, где надо было побыть несколько дней. В комнате пахло морилкой для тараканов, так как эфиопы вечно путали ее с дезодорантом. Очутившись в палате, я снял с себя почти все белье, одел сандалеты на босу ногу и открыл настеж окна, в которых как на фотографии красовались пальмы, синее небо и яркое солнце. Нам, северянам, всегда не хватает его тепла. Я прилег на кровать, но отдохнуть мне не дали, и уже через 20 минут пришлось загружаться в другой автобус, отправлявшийся в ресторан "Вабу Шабель", называвшийся среди русских "Седьмое небо" за великолепный вид, открывавшийся из его окон на город и окружавшие его горы. "Вон там отель Хилтон, а там Шератон – один из самых шикарных отелей в мире. Мы часто там отдыхаем" - проводил экскурсию с высоты птичьего полета зав. отделением Юрий Павлович Гуров. В ресторане мои коллеги сидели в свитерах, по верх которых надеты были кожаные куртки. "Когда мы приехали, тоже казалось жарко, а потом с каждым днем становилось как будто прохладнее"- пояснили они нашу разницу в нарядах. Все ждали новостей, но, кроме свежих анекдотов, мне нечем было их удивить.

    Вновь приезжающие по обычаю госпиталя привозят водку, черный хлеб и селедку – продукты, отсутствующие в этой стране вечной весны. Все это у меня было и вскоре стояло на столе среди стейков и итальянских салатов. "В столице проживает около 4 миллионов человек" - "А нейрохирургов сколько?" - "Трое". - "В Москве в два раза больше людей живет, а нейрохирургов работает не менее 200 и всем работы хватает" удивлялся я.

    Обратно мы пошли пешком. Было довольно странно вдруг видеть одни темные лица. Сюрреализм страшный. Еще совсем недавно, сутки назад, негра можно было встретить только по праздникам, а теперь, пожалуйста, - куда ни глянь, всюду эфиоп. Справедливости ради, должен отметить, что эфиопы здорово отличаются от негров. Да, у них вьющиеся волосы, но нет ни широкого вдавленного носа, ни вывернутых губ. Лица похожи на лики святых Микеланджело, но окрашены в темные тона. Порой встречаются довольно правильные черты лица, но красивые – редко. Красота во всем мире подобна бриллианту. Она скрывается за тоннами бросовой породы. Эфиопы обладают особой красотой – они улыбчивы, доброжелательны, благостны и невероятно спокойны. Они умеют радоваться самым незначительным вещам и готовы плясать сутками под свою довольно заводную музыку. Нам – злым и вечно торопящимся европейцам – стоит у них поучиться жить весело и беззаботно.

    Утром, достав из чемодана белый халат, я отправился в отделение за первыми инструкциями. Эфиопские сотрудники приветствовали меня поклонами, и я отвечал им тем же. Между собой эфиопки целовались, а мужчины касались друг друга плечами – правым левого, а левым правого. "Пока все не перецелуются, работать не начнут" - прокомментировал Юрий Павлович. "Для тебя сейчас будет много нового. Сразу ты все не запомнишь, даже не пытайся. Постепенно все в голове уляжется. Разберешься, кто такие забаньи и баштаньи. Язык местный очень интересный. "Сра" у них значит работа, а "Абет" - слушаю. Они говорят абет, а время уж давно ужинать. Смешно. Лекарства называются по-другому и так далее. Разобраться поможет наша сестра Надежда Андреевна. Ну и мы, конечно". Рабочий день начинался с кофе. Мощный голландский аппарат, извергающий клубы пара, вскипятил 3 чашки по количеству врачей в ординаторской. Запах потрясающий и мозги сразу просыпаются.

    В госпитале весь средний медперсонал состоял из эфиопов. Их называют дрессорами, то есть теми, кто умеет делать перевязки. Они же играют роль переводчиков с амхарского на русский, хотя этот перевод порой оставляет желать лучшего. Главный толмач в хирургическом отделении Тафис. Однажды Тафис удивила нас неожиданным сообщением "Вы знаете, что мы теперь друзья?" Она прочитала в газетах и увидела по телевизору отчет эфиопского премьера о визите в Россию. "Тафесу, мы друзья уже более 100 лет" - возразили мы.

    Первый обход был подобен шоку. В палатах было по 4-5 больных, лежавших на койках в верхней одежде под белыми простынями. На тумбочках валялись очистки от бананов перед иконками, рядом с которыми горели свечи или ароматные палочки. Некоторые больные с головой накрывались марлевками под названием шама. Скорее всего, это профилактика трахомы, так как мухи с завидной настойчивостью атаковали лица спящих. Вид накрытого с головой человека у нас ассоциируется с покойником, однако эфиопам такая мысль в голову не приходила. Возле каждого больного сидело и стояло несколько родственников, которые часто забирались с ногами на кровать и доедали завтрак или ужин, оставшийся от пациента. Гуров страшно ругался по поводу этого паломничества. "Тафис, где забанья? Почему он их не выгнал? Ты же знаешь, что к обходу никого лишнего не должно быть в палатах. Хотя все это бесполезно". На самом же деле, он удивлялся и восхищался состраданию эфиопов. "Да, они приезжают с больным целой деревней и будут с ним до тех пор, пока он не поправится или не помрет. А наши. Прибегут на 5 минут и бежать. "Извини, мне некогда". Эфиопы так никогда не скажут. Позднее выяснилось, что эфиопы связаны между собой обязательством помогать своим ближним и соседям, так как если ты не придешь на свадьбу, в больницу или на похороны, то и к тебе никто не придет.

    Эфиопы обычно худые и маленькие, так как ничего кроме инжеры с барбарой не едят. Все это запивается минералкой. Поэтому мы выглядим настоящими великанами среди пигмеев. Если вы видите полного эфиопа, значит его достаток выше среднего. Богачи гордятся своими телесами и не стараются избавиться от лишнего веса.

    Эфиопы часто ездят в кузове грузовых машин и выпадают из них. Травмы получают также после фехтования на палках или кидания камней друг в друга. А еще на них обрушиваются деревья, наезжают автомобили, их бьет током, но они не дерутся сковородками и не режут друг друга ножами. В Эфиопии очень строгое законодательство и потому, наверное, меньше безобразий, чем у нас. Водитель, наехавший на человека, обязан оплатить его лечение. В противном случае он попадет в тюрьму. Для нас было загадкой, откуда у людей деньги в такой бедной стране, но многие ездят на фольксвагенах и тайотах, а то и на джипах, ходят с сотовыми телефонами.

    На следующий день директор - маленький, толстенький, лысенький и необычайно подвижный человек сказал , что он давно мечтал иметь в госпитале нейрохирурга, так как эта ниша не занята, но мой успех зависит только от меня и моей активности. Было решено, что первый месяц я буду работать в госпитале "Черный лев" с доктором Тадеусом, самым главным нейрохирургом Эфиопии. А через месяц я уже должен оперировать вовсю больных в нашем госпитале.

    Я просыпался по утрам под дружный птичий щебет. Сколько вокруг было красивых и необычных птиц. Это и воробьи с белыми бровями и вороны, похожие на сорок. Многих птиц я не знал. У одних были зеленые с отливом головки и синяя грудка, у других грудка желтая, а все остальное коричневое, у третьих длинные белые хвосты, кончики которых расходятся в стороны подобно лире. Это райские птицы. Попугайчики ярко зеленые с оранжевыми клювами. Были птички, напоминающие колибри – с изогнутыми клювами, которыми удобно пить нектар цветов черного перца. Эти цветы никак не пахнут и напоминают красный ершик с зеленой метелкой на конце. В отличие от них поистине царский запах у гигантских белых колокольчиков табака. По территории госпиталя ползает гигантская черепаха, обожающая каменные розы. Птицы также любят их мясистые сочные зеленые лепестки.

    Было удивительно, что в Эфиопии нет никаких скорпионов, ползающих по стенам, никаких ядовитых пауков и змей, о которых рассказывала тетушка, побывавшая в Мозамбике. Наверное, мне повезло больше, чем ей.

    На третий день меня повели в местную кафешку, называемую нашими кашашей за необыкновенную грязь, царившую в этом заведении. Посетители, евшие баранину, обычно кидали кости под стол, как это делали кот Базилио и лиса Алиса. Неужели они и дома делают также? На столе тоже было не совсем опрятно. Мне заказали кусок рыбы с картофельными чипсами, предупредив о том, что зелень, лежащую на тарелке, есть не стоит, так как это грозит неприятностями с кишечником. Кроме того, нам принесли по джамбе пива.

    На обратном пути мы зашли в супермаркет Балча, а точнее во фруктовые лавки, ничего общего с супермаркетом не имеющие. Там продавались мандарины, бананы, папая, ананасы, амбашоки и зейтуна, дополнявшие приготовленную нами пищу.

    Среди эфиопов встречаются необычные люди, выделяющиеся в толпе. Это гамбелла, народ, живущий на западе страны, очень худые и высокие негры с узкими плечами и надрезами на лбу, имитирующими складки. Их в свое время продавали в рабство арабам. Теперь они свободны и, хотя дома ходят в набедренных повязках, в столицу приезжают в костюмах. От нашего переводчика Славы я узнал, что черный лев это не абстрактный символ, а действительно существующий редкий вид львов с черной гривой. Эфиопы называют себя черными львами, так как считают себя такими же смелыми и непобедимыми как этот зверь.

    Эфиопы на протяжении многих веков передают из поколения к поколению древние традиции давно умерших цивилизаций. Эфиопию можно без преувеличения назвать лавкой древностей. Их слоговая азбука досталась им в наследство от древних арабов, их календарь, состоящий из 13 месяцев и летоисчисление, отстающее от европейского на 7 лет, происходят из древнего Египта, а религия вобрала в себя традиции практически всех религий мира.

    Эфиопы набожный народ. Три раза в день к церквям движутся похожие на привидения фигуры, укутанные с головой в белые шамы. Их храмы, которые венчают необычные кресты в виде штурвала корабля или розы ветров, издалека напоминают летающие тарелки. По праздникам священники кричат в микрофоны. Песнопения начинаются ранним утром и могут без перерыва продолжаться в течение всего дня. Паства в какие-то моменты службы начинает улюлюкать, а священники бить в большие барабаны и пританцовывать. Эти действия соответствуют темпераменту народа, готовому петь и веселится бесконечно долго. Один наш доктор как-то не выдержал и пошел разбираться к батюшке, пытаясь выяснить, почему тот мешает ему отдыхать после дежурства. "Я же молюсь о здравии ваших больных" - возразил батюшка. Что тут скажешь?

    Священники порой как бы ругаются, но на вопрос "о чем они говорят?" дрессоры всегда отвечают "Хорошо говорит". Может быть, они и сами не понимают о чем речь, так как служба ведется на древнем языке геэз.

    Оглушительная эфиопская музыка несется со всех сторон и у каждого с собой радиоприемник. Несмотря на разные календари, дни религиозных праздников у нас с эфиопами совпадают. Есть незначительные разночтения, такие, например, как раздача гороха Христом вместо хлеба, как принято думать у нас, во время тайной вечери.

    Самый большой праздник, отмечаемый с вселенским размахом, Мескель или крестовоздвижение. Тысячи людей собираются на центральной площади Аддис-Абебы, посреди которой высится деревянная пирамида с крестом на вершине. Под большой палаткой стоит трон патриарха, а за ним располагаются священники из Греции, Италии, а также гости из разных стран. Перед палаткой разворачивается грандиозная театрализованная феерия, рассказывающая о том, как был найден крест, на котором распяли Христа. Действо заканчивается поджогом пирамиды под ликование толпы, наблюдающей, в какую сторону упадет крест, указующий прогноз событий на будущий год. Именно он скажет, будет ли война, голод или засуха. В свое время византийский император Константин прислал поздравление эфиопскому народу в связи с принятием им христианства. Может быть, это послужило толчком к столь помпезному празднованию обретения креста, по преданию связанному с его женой Еленой.

    Кроме знакомства с эфиопской церковью нам представилась возможность сравнить нашу церковь с другими близкими по духу церквями.

    Во время Пасхи мы отправились в греческую церковь на Пьяце. Батюшка был в отъезде и ворота закрыты. Но мы взяли их штурмом, оттеснив маленького охранника. Внутри церковь была украшена белыми цветами. Мы зажгли свечи, помолились, поискали знакомые иконы. Оказалось, что у греков есть даже казанская богоматерь, но много и неизвестных святых. Потом вся наша компания загрузилась в автобус и по дороге домой, увидав армянскую церковь, решила заглянуть и туда.

    Убранство армянской церкви было гораздо скромнее, а священник оказался очень колоритным мужчиной, одетым в темно-зеленую мантию, расшитую серебром. Мне понравилась его речь, хотя, конечно же, ничего не было понятно. Армяне, бывшие в церкви на службе, с неудовольствием на нас косились. У них, оказывается, мужчины в церкви сидят справа, а женщины – слева. Мы ничего этого не знали и, естественно, нарушили установленный веками порядок. Во дворе церкви мы увидели шаткое деревянное сооружение, поддерживающее колокол, грозивший упасть при каждом ударе.

    Эфиопская церковь до 1958 года находилась в подчинении у коптской церкви. Вот почему первый эфиопский святой абуна Арегави принял сан в египетском монастыре. Потом он пошел на юг и шел до тех пор, пока не уперся в высокие горы. И тут на помощь ему пришел гигантский змей, поднявший его своим хвостом на вершину горы, где и был заложен первый в Эфиопии мужской монастырь. Этот змей символизировал архангела Гавриила.

    В церкви троицы похоронены жена и дети последнего императора Хайле Силасие. Предание гласит, что его самого удушили подушкой. Монархический режим сменился социализмом. После окончания социализма в страну вернулся находившийся в эмиграции патриарх Эфиопии.

    Учитывая большую роль церкви в жизни страны, наша администрация взяла на службу священника, которого периодически можно было встретить в коридоре. Он наклонял головы жаждущих причастия к кресту, находившемуся у него на уровне живота, где они его и целовали. Первый раз, когда я увидел этого человека со спины, я подумал, что это какой-то еще не известный мне врач, и был сильно удивлен, узнав, что это батюшка.

    Мы давно просили Славу, изучающего амхарский язык в Москве, прочитать нам лекцию по истории Эфиопии. Слава обещал просветить нас и свое обещание выполнил. Мы собрались в нашем клубе и вскоре узнали, что "аддис" в переводе с амхарского означает новый, а "абеба" - цветок, "маркат" по- итальянски рынок, а пьяца – площадь. Маркат начинался от нашего госпиталя, и вечером трудно было протиснуться среди торговцев и покупателей, выискивающих что-нибудь новенькое среди лежащего на земле товара. В стране проживает множество народов, самые многочисленные из которых амхарцы, тиграйцы, находящиеся сейчас у власти, орома, гамбела и кочевники афары, привозящие на верблюдах из пустыни Донакиль куски соли.

    Самым интересным в славином рассказе была история о царице Савской. Эфиопы называют ее королева Шеба или Македа. Чья она была царица, йеменская или абиссинская, понять невозможно. В Йемене до сих пор стоит ее дворец, а похоронена она в Аксуме, на территории Эфиопии. Возможно, в то время это было единое государство. Как бы то ни было, однажды она решила посетить царя Соломона, известного своей мудростью и фантастическим количеством наложниц. Царь Соломон, скорее всего, мешал торговле юга и требовал выкуп за прохождение караванов через его земли. Шеба приехала к нему с богатыми дарами, тканями, бивнями слонов и драгоценностями. Соломон был потрясен красотой царицы и постарался ее соблазнить. В планы царицы это не входило, но хитрый царь предложил сделку. Если царица ночью выпьет воды из кувшина, стоящего возле кровати царя, он зайдет в ее опочивальню. Царица согласилась, надеясь избежать расставленных сетей, однако острый ужин, съеденный перед сном, сломил ее волю. Царица уехала домой, увозя в своем чреве сына, названного при рождении Менеликом, который был очень похож на своего отца. Так начался род соломонитов, самой древней и длинной царской династии в мире, продержавшейся около 3000 лет. Когда Менелик вырос и ему исполнился 21 год, царица рассказала ему об отце и отправила в Иудею повидаться с ним. Соломону понравился статный юноша, и он стал умолять сына остаться и управлять вместо него страной. Но Менелик отказался, и тогда отец решил собрать свиту для сына из старших сыновей знати. Одним из них был сын первосвященника, не желавшего покидать родной дом. Однако приказ царя не имел обратной силы. Тогда сын первосвященника проник в храм Соломона и украл Свиток с заветами бога Яхве. Пропажа свитка обнаружилась не сразу. Соломон пришел в бешенство и послал людей в погоню с приказом найти и вернуть сокровище. Но никто ни тогда, ни теперь не смог этого сделать. В каком эфиопском храме хранятся эти реликвии никому не известно, но они существуют по сей день. По преданию эти заветы бога должны были принести счастье людям и, наоборот, их утрата грозила многими бедами для тех, кто не смог их уберечь. С тех пор религией эфиопов вплоть до четвертого века нашей эры стал иудаизм. Только в Эфиопии вы можете увидеть такой необычный символ как крест внутри звезды Давида.

    Говорят, что эфиопы являются потомками тех евреев, которые бежали из Египта. Часть их пересекла Красное море и направилась в Иорданию, а другая часть пошла на юг, где и ассимилировалась с арабами и неграми. Получилась адская смесь - европейские черты лица, склонность к торговле и обману, дикая гордость и независимость.

    Сейчас трудно восстановить все события дней минувших, однако известно, что в 715 году до нашей эры правитель Эфиопии Сабакон захватил Египет, который при его приемнике Тыркане эфиопы вынуждены были оставить.

    Появление христианства в Эфиопии также было необычным. Летописи рассказывают следующую историю. Греческий философ из Тира (Сирия) по имени Меропиус плыл по Красному морю в Индию с двумя христианскими мальчиками, которых звали Фрументиус и Эдеспус. Вынужденная остановка на аксумском побережье была вызвана необходимостью пополнить запасы воды и продовольствия. Меропиус внезапно умирает, а мальчиков доставили ко двору императора Тазира, где их воспитывают вместе с детьми императора и обучают языку геез. Более способный Фрументиус становится со временем советником императора, а дети императора Езана и Сайзана стали первыми эфиопскими христианами. Они приняли христианство в 320 году благодаря стараниям Фрументиуса и Эдеспуса.

    Первой войной за веру можно считать борьбу Эфиопии с Химьяритским государством, располагавшимся на территории современного Йемена, во главе которого в 517 году становится иудей Зу-Нувасу, стремившийся уничтожить Эфиопию и истрибить христиан. Война эта при моральной поддержке Византии закончилась в 525 году присоединением Химьяра к Эфиопии. Эфиопы построили город Сану и православный храм в нем.

    Третья религия – мусульманство – проникла в Эфиопию в седьмом веке нашей эры, сразу после ее возникновения. Первая группа мусульман поселилась в Эфиопии в 615 году. Никто не запрещал им отправлять свою религию и эфиопский царь Армах, правивший в ту пору, разрешил им жить там, где они пожелают. Сам Мохаммед написал в 662 году письмо царю с благодарностью и предложением принять ислам, отчего тот в деликатной форме отказался. В отличие от других стран, где мусульманство насаждалось огнем и мечом, как, например, это было в Египте, в Эфиопию ислам проник мирно, но противостояние религий еще будет впереди.

    Захват персами Аравийского полуострова в седьмом веке сильно ударил по аксумской империи и подорвал ее монополию на караванную торговлю с южной Аравией, Индией, Цейлоном, были утрачены связи с Византийской империей и средиземноморским регионом. Попытка вернуть утраченное в виде атаки эфиопов на арабский город-порт Джеддах в 702 году привела к тому, что разозленные мусульмане подожгли эфиопские корабли и заняли архипелаг Дахлак. В результате был потерян контроль на всем Красном море. К этим бедам добавилась еще одна. Власть в стране в 850 году захватила королева Йодит, поставившая своей целью искоренить христианство в стране и насадить иудаизм. В результате аксумская империя погибла в огне и терроре. Королеву Йодит называли монстром за те ужасы, которые пришлось испытать ее подданными. Однако после ее смерти христиане вернулись в Аксум, а иудаизм сохранился только у фелашей.

    С четырнадцатого века с юга и востока на Эфиопию начинают нападать мусульмане. В 1528 года шестнадцатитысячная армия мусульман под предводительством Ахмеда Грагна атакует высокогорные области. Решающее сражение происходит в местечке Шимбра Куре, что в провинции Шева. Десятки тысяч погибли в этой битве. Войска императора, вооруженные только саблями и пиками, проигрывают муслимам, которые были снабжены турецкими, арабскими и персидскими купцами и имели пушки и ружья. Шаг за шагом армия Грагна занимает южное высокогорье. К 1531 году Арси и Шева в руках мусульман, потом пали Амхара и Ласта, а к 1534 году Грагн и его армия достигли Тиграя. Тогда король Эфиопии посылает в Португалию просьбу о помощи. Однако португальской армии потребовалось 6 лет для того, чтобы достичь Эфиопии. Этот период был катастрофой для эфиопского народа. Гибель многих людей, церквей, уничтожение ценных книг и манускриптов, разрушение ферм, голод.

    Наконец в 1541 году в Массаву прибыли португальцы в количестве 400 человек под командованием Христофора да Гама, сына известного Васка да Гама. Объединившись с эфиопскими войсками, они выступили в поход и сразу же разбили армию Грагна. Тогда последний запросил помощь у Турции, вскоре приславшей ему 900 солдат и 10 пушек. Теперь победу одержали мусульмане. Христофер да Гама попал в плен и был обезглавлен. Эфиопы собрали новую армию и в последней битве, состоявшейся в 1543 году возле местечка Винадега, расположенного возле озера Тана, Ахмед Грагна встретил свою смерть. Его армия была разбита, а ее остатки вернулись в Адал. Так кончилось 15-летнее противостояние христиан и мусульман.

    Далее последовал длительный период междоусобных феодальных войн, которые привели к ослаблению централизованной власти. Власть нгусе нэгэст (царя царей) или негуса стала лишь номинальной. Важную роль в объединении Эфиопии в 50-х годах 19 века сыграл Каса из Куары, который в 1855 году провозгласил себя императором Эфиопии под именем Теодороса II. В 1867 Великобритания развязала войну против Эфиопии. Эфиопская армия была разбита, а император, не желая сдаваться в плен, застрелился. Его сын был воспитан в Англии и потом, встав взрослым, вернулся на родину, где принял пост губернатора одной из провинций.

    Вскоре английские войска, встретив сопротивление народа Эфиопии, были вынуждены покинуть страну. Следующим императором Эфиопии с 1872 года стал правитель княжества Тигре Каса. Йоханнес IV подчинил значительную часть страны. В 70-80-х годах Эфиопия была втянута в войны с Египтом и Суданом, чему способствовали европейские советники Египта. Ослаблением Эфиопии в результате войн воспользовалась Италия. Итальянские войска овладели портами Ассаб и Массау и начали продвижение вглубь страны. 9 марта 1889 года эфиопские войска потерпели поражение, император был смертельно ранен. Его приемник Менелик II положил конец войнам с Суданом, подавил феодальный сепаратизм и воссоздал единое Эфиопское государство. В мае 1889 между Италией и Эфиопией был заключен неравноправный договор, по которому к Италии отходил район Асмары. В начале 1890 Италия объединила свои владения на побережье Красного моря в колонию Эритрея. В 1895 году итальянские войска развернули широкое наступление на Эфиопию. 1 марта 1896 произошла битва при Адуа, решившая исход войны в пользу Эфиопии. По мирному договору Италия признала полную независимость Эфиопии. Договор с Англией и Эфиопией в 1907 году определил границы Сомали, однако уже через год итальянцы произвольно продвинули границу до горы Доло, отторгнув у Эфиопии территории в 50 тысяч квадратных километров. С тех пор Италия, настраивая сомалийцев против эфиопов, в течение нескольких лет провоцировала "инциденты" на границе.

    После смерти Менелика в 1913 императрицей была провозглашена дочь императора Заудиту, а регентом Тэфери Мэкконин, ставший в 1930 году императором Хайле Селассие I. В 1931 была принята первая конституция страны. В последние дни декабря 1934 года произошли столкновения между абиссинскими и итальянскими солдатами на границе с Итальянским Сомали, а в 1936 году фашистская Италия напала на Эфиопию. Итальянцам необходим был реванш за поражение при Адуа, над которым потешалась вся Европа, а также восстановление римской империи. После ее захвата правительство Муссолини объявило о включении Эфиопии и Сомали в состав колонии Итальянская Восточная Африка. Находившийся в иммиграции император Хайле Селассие был приглашен на коронацию короля Георга VI. В январе 1941 года англо-эфиопские войска вступили с территории Судана в Эфиопию. 6 апреля 1941 эфиопские патриоты освободили Аддис-Абебу, а к концу года итальянские оккупанты были полностью изгнаны из Эфиопии. Английские войска, принимавшие участие в военных действиях, покинули страну в 1954 году.

    В 1942 году были изданы указы о запрещении рабства и освобождении рабов. 12 сентября 1974 император был низложен и вся власть перешла к координационному комитету, возглавляемому Менгисту Хайле Мариамом. В том же году Временный военный административный совет заявил о выборе социалистического пути развития. Были национализированы банки, страховые компании, крупные предприятия. Революционные мероприятия привели к возникновению контрреволюционного движения в Эритрее. В 1977 резко обострились отношения с Сомалийской Демократической Республикой, развязавшей военные действия против Эфиопии. В феврале 1978 вооруженные силы Эфиопии вместе с Кубой и СССР отразили вторжение сомалийских агрессоров и восстановили прежние границы с Сомали. Сомали, правда, до сих пор претендует на часть территории Эфиопии и Кении. Режим продержался 17 лет. Теперь Эфиопия живет при капитализме, и у нее нет внешних врагов, но сейчас эфиопы погибают от "чумы двадцатого века", а те, кто может, уезжают из страны в Россию, Германию, США, Норвегию.

    Вскоре состоялось и практическое знакомство с историей страны.

    "Хочешь поехать в Лалибелу?" - спросила меня Светлана Михайловна, наш офтальмолог и очень энергичный профсоюзный деятель. "Конечно хочу!" Мы почитали литературу и узнали, что Лалибела имя царя, правившего Эфиопией в XII веке. Он не был потомственным царем, но, когда он родился, произошло одно событие, которое определило его судьбу. В дом, где жили его родители, залетели дикие пчелы. Они ползали по младенцу, но ни одна его не ужалила. Тогда прорицательница, наблюдавшая это, сказала "малыш станет царем". В честь него Лалибелой назвали местечко Роха, куда была перенесена столица страны, и где Лалибела якобы за одну ночь при помощи ангелов построил 13 храмов, вырубленных в скалах. Лалибела считается восьмым чудом света и новым Иерусалимом. Но зачем надо было переносить столицу из Аксума на север? Так или иначе, новая столица создавалась высоко в горах в живописнейшем месте. Мы добрались туда часа за 4, сначала самолетом, пролетев над озером Тана, из которого берет свое начало голубой Нил (Гийон), и над бесчисленными и однообразными горными грядами. В маленьком уютном аэропорту нас ожидал радушный гид и довольно ветхий автобус, долго тащившийся в гору мимо горбатых быков и подсолнухов, одиноких тыкулей и женщин, несущих в кувшине, привязанном за спиной, питьевую воду. Трудно поверить, что раньше здесь был город. Теперь это большая деревня, в середине которой располагается Лал-отель, давший нам пристанище. Комаров, слава Богу, было немного, кровати мягкие, еда съедобная. Кроме нас в отеле были только американцы, путешествовавшие семьей, и какой-то китаец с малюсенькой камерой, фиксировавшей все вокруг.

    Как обычно, мы пили крепкое эфиопское кофе. Потом я не раз был свидетелем кофейной церемонии, сопровождаемой жжением ладана. На полу обязательно разбросана особая трава, приносящая счастье, а на низеньком столике дожидаются 6 маленьких чашечек, пригодных разве что для употребления коньяка. Мы привыкли пить кофе полулитровыми чашками. Но эфиопский кофе в такой дозировке может вызвать гипертонический криз. Кофейная церемония начинается с жарки кофе. Светло-зеленые зернышки кладутся в керамический ковшичек. Последний устанавливают на жаровню с углями. Зернышки постоянно перемешиваются. При этом они становятся жирными и коричневыми. После того как кофе пожарено зернышки ссыпают в ступу и измельчают в ручную пестиком. Из ступы кофе перекочевывает в кувшин, куда заливается вода, и все это доводится до кипения, а затем разливается по чашкам. Считается, что Эфиопия – родина кофе. Оно произрастает в провинции Каффа, и впервые его тонизирующие свойства были обнаружены местными жителями, наблюдавшими за поведением коз. Козы, съев красные ягодки, начинали резво скакать, что и навело на мысль о каком-то целебном свойстве этого растения.

    На следующий день мы проползали по всем церквям Лалибелы, постоянно разуваясь и обуваясь перед ступенями храмов, в каждом из которых в абсолютной темноте сидел монах, выходивший встречать нас в ярких одеждах и с какими-то ажурными крестами на деревянных древках. В одном месте нам показали печать Соломона, представляющую из себя наложенные друг на друга разнонаправленные свастики, в другом изображение святого – покровителя животных. У ног его лежали львы и бегемоты, а на плечах сидели птицы. Интересна так же икона, посвященная святому Габриелю (наш архангел Гавриил), как бы стоящему на головах трех женщин в окружении языков пламени. Он спас этих мучениц веры из рук мучителей. К усыпальнице царя Лалибелы пускали только мужчин, что вызвало недовольство наших женщин.

    Свою экскурсионную программу мы выполнили за один день, и надо было что-то придумать на завтра. И тут наш гид предложил осуществить поездку в дальний монастырь на мулах, тем более что наш автобус сломался. Мулы это прекрасно – решили мы и отправились спать. Каково же было наше удивление, когда пасмурным утром у ворот гостиницы мы увидели поджидавшую нас толпу оборванцев с такими же грязными мулами. Я впервые видел этот плод любви осла и лошади. Глядя на них, в душу закрадывалось сомнение в выносливости этих животных. Им предстояло нести на себе довольно упитанных седоков. По одному мы оседлали наших рысаков, что им не очень понравилось, и, вытянувшись в цепочку, потащились по улицам города, приводя в восторг местных детишек, забывших о футболе ради такого необычного зрелища. Попав в седло ни без помощи погонщика, я чуть было не упал на землю, так как ноги моего коня слегка подогнулись, а седло свободно ползало по его спине. Для того, чтобы унять килевую качку, пришлось крепко держаться за луку седла. Вскоре я приноровился к покачиваниям, но мой Росинант рвался вперед, скользя копытами по мокрому асфальту и резво прыгая через рвы. Наверное, мы представляли собой плачевное зрелище, но каждый был очень занят процессом езды и не имел возможности оглядываться по сторонам. Мой конь дважды чуть не уронил свой груз, но я все-таки удержался в седле. Каким блаженством было ощутить ногами твердую землю в конце пути. Только ради одного этого стоило испытать все мытарства, но впереди нас ждал сюрприз.

    Пройдя метров 300 по ступеням, ведущим к огромному гроту в скале, в нише которого и был построен монастырь, представлявший собой стену, отделявшую площадку над обрывом от самого грота. Перед ней сидело человек 10 паломников, ожидавших чуда и избавления от грехов. Мы вновь разулись перед дверью, ведущей внутрь, и в одних носках шагнули туда, где все было очень просто и ветхо. На полу набросана солома. В углу лежали большие эллипсовидные барабаны и какие-то причудливые железки, используемые во время службы. В одной из комнат находились две лежанки для отдыха монахов, а на стене висела огромная икона, изображавшая царей, скакавших с копьями на конях, поверженного врага, а внизу человека, пронзенного семью мечами. Как нам объяснили, человек внизу олицетворял Христа, мечи же символизируют распятие. Много позже я узнал другую версию этого изображения. Мечи являются как бы испытаниями, через которые прошлось пройти.

    Мы спрашивали монахов обо всем. Как крестятся в этой стране. Оказалось двумя перстами, скрещенными друг с другом. Когда используют барабаны. Переполненные впечатлениями мы вернулись в Балчу.

    "Сегодня выхода в город не будет"- заявил Юрий Иванович, наш азаш. "А что случилось?" - "Студенты бунтуют" Перед этим Тафис предупредила Надежду Андреевну "Надя, в город не ходи. Я смотрела телевизор. У нас не спокойно, особенно в районе арат кило, возле университета". У студентов было несколько причин для бузы: закрыли их газету, на территории университета открыли курсы для военных и поставили танки и что-то еще.

    Студенты вышли на улицы и в тот же день произошли стычки с полицией. 2 человека погибли, 40 пострадавших попало в "Черный лев". "Как же так, они убивают свою будущую интеллигенцию!"- возмущались мы. На следующий день съехались студенты со всей страны, и драка вспыхнула с новой силой. До нас доносились звуки выстрелов. Они звучали до вечера. Неразберихой воспользовались мародеры, напавшие на золотые тиграйские лавки на Пьяце. Было сожжено множество автомобилей и 2 автобуса. К нам в госпиталь привезли 6 раненых, но один из них с ранением в голову скончался по дороге, другой с ранением печени – в операционной. На третий день в 6 утра мы услышали несколько очередей и подумали "Ну вот, опять начинается", однако больше никаких происшествий не было. Студенты переместились бастовать в Дебризейт, потом в Назрет. Аддис-Абеба была перекрыта заграждениями, но требования студентов так и не были удовлетворены.

    Ограниченность в передвижении по началу страшно угнетала. Мы привыкли в Москве куда-то бежать, все время торопиться. А здесь бежать некуда. Время от времени мы выезжали в город для посещения выставок, концертов, церквей. Побывав в тринити черч, мы посидели в креслах с красными паланкинами, где раньше императорская семья слушала службу, посмотрели витражи и панно, посвященное битве при Адуа, дали по бырке священнику и пошли рассматривать могилы богатых людей вокруг церкви. Церковь производит впечатление своими классическими формами, скульптурами явно итальянского происхождения. Вероятно, после изгнания захватчиков из страны в 1940 году вернувшийся домой император сделал ее домашней церковью. Не знаю, что тянет итальянцев в Эфиопию, но их довольно много в этой стране. Они любят заводить себе эфиопских подружек, а в итальянский центр раз в месяц приезжают артисты из Европы. Нам очень понравился джазовый коллектив, устроивший почти цирковую программу с переодеваниями, разбиранием саксофонов на части и прочими веселыми трюками. Раньше и к нам приезжал ансамбль песни и пляски, но танцовщицы так лихо отплясывали, что падали в обморок и их приходилось откачивать кислородом.

    Не со всеми соседями Эфиопия мирно уживается. Наиболее напряженные отношения с Сомали. Сомалийцы давно мечтают о создании великого Сомали, которое бы включало в себя английское, французское Сомали, а также территории Эфиопии и Кении. Сомалийцы совсем недавно устраивали в Адиссе теракты, взрывая гостиницы Гийон и Вабу Шабель. В результате нас до сих пор проверяют на наличие взрывных устройств при входе в эти заведения. После событий 11 сентября американцы объявили войну 50 странам. В этот список входила и Эфиопия, но она каким-то образом сумела доказать свою лояльность и потому была вычеркнута из списков неблагонадежных стран. А Сомали с Суданом остались.

    По улицам Адиссы ездят множество наших машин. Это в основном Лады, играющие роль такси. Состояние машин ужасное, но, вероятно, они дешевы и потому популярны. Таксисты украшают свои любимицы игрушками, иконками, сурами из Корана, гирляндами из цветов и лампочек, создавая неповторимую композицию. Таксисты стараются ободрать иностранцев как липку и мы отчаянно торгуемся, но, если время терпит, стараемся воспользоваться маршруткой. Она раз в десять дешевле, но в ней выше риск подцепить блох. Женщины от них страшно страдают, расчесывая себя до крови. Но ко всему нужно относиться с юмором и мы придумали такую байку: "Чем вы лечите своих блох?" - "А они у меня не болеют".

    Черный смог висит над Аддисой. Это выхлопные газы неисправных двигателей. Эх, сюда бы наших гаишников! Они бы в один миг навели бы порядок.

    В каждой маршрутке сидит мальчишка, собирающий деньги за проезд и выкрикивающий последнюю остановку, для чего они по пояс высовываются в окошко дверцы салона и кричат что есть мочи "казанчес, казанчес" или "болероуд". Казалось бы, куда проще – напиши табличку на лобовом стекле и все дела. Но тогда пропадет весь колорит, создаваемый зазывалами. Они могут выскакивать на тротуар и, раскинув руки, преградить дорогу пешеходу, приглашая его в путешествие, или поймать на лету чей-то взгляд, усиленно лупя ладонью при этом по обшивке машины, давая понять водителю, что нужно срочно остановиться. Эти ребята, как правило, одеты в разодранные на заднице штаны и вьетнамки на босу ногу. "Ворадж!" - звучит приказ остановиться и мальчишка передает его водителю, после чего машина тормозит.

    По улицам в дневное время фланирует множество народу, среди которого выделяются школьники, одетые в яркие одежды. У каждой школы своя униформа, отличающаяся по цвету от униформ других школ. Эти чумазые малявки, таскающие тяжеленные ранцы, всегда очень радуются встрече с иностранцами, стараясь прикоснуться к ним рукой. "Ференчь, ференчь!" - кричат они, завидев белого. А мы в свою очередь пытаемся потрогать их косички. Школьники реже попрошайничают, хотя от этого занятия не отказываются даже взрослые. Вначале от огромного количества попрошаек шалеешь, и мы не выходили на улицу, не прихватив горсть мелочи. Не хочется нарываться на проклятия. Но затем появляются мысли, почему ты, а не эфиопское правительство заботишься о благосостоянии граждан этой страны. Нашей зарплаты не хватит, чтобы накормить всех голодных. Когда однажды за нами увязался какой-то голый с криками "братья и сестры" мы дали ему два апельсина, и он остался доволен.Заведующий инфекционным отделением Виктор Яковлевич любил пошутить над попрошайками и когда в маршрутку, остановившуюся у тротуара, просунулось две руки, принадлежащие двум попрошайкам, он просто переложил деньги с той ладошки, на которой лежали монетки, на пустую. Эфиопы сначала опешили, а потом, сообразив, что это шутка, заулыбались. Вообще очень странно наблюдать целую нацию попрошаек. Мы даже решили, что эфиоп рождается с протянутой ладошкой и этот жест у него врожденный. Югослав Драги называл эфиопов просиками, и мы взяли этот термин на вооружение. Посудите сами. Благосостояния для своей страны эфиопы ждут от мультимиллионера Алямутдина, мать которого была эфиопкой, а отец подданным Саудовской Аравии. Он обещал сделать из страны конфетку. Единственная просьба была не лениться и работать. И действительно он построил ламповый завод, Шератон и самый дорогой госпиталь Хайят, на чем, собственно, и остановился. Эфиопы ждут от него дальнейших шагов, но, не будучи социалистом, он вряд ли станет вкладывать деньги в те предприятия, которые не приносят прибыли. А это не совсем то, что хотели бы бедные слои населения. Всем хочется иметь свой дом, машину, детей с высшим образованием. А получить это образование удается не каждому. После окончания школы выпускников одевают в черные мантии и головные уборы, какие по моему представлению носят только выпускники Сорбоны. Самых способных учеников посылают в вузы, где их принимают без экзаменов. Нам бы перенять этот опыт.

    Проезжая по Аддисе, можно увидеть монахов в желтых одеждах, звонящих в маленькие колокольчики, и европейских монахинь в сером, рассекающих в огромных джипах. Куча нищих сует вам в лицо свои обрубки вместо рук. Кто-то изображает слепого, другой показывает торчащую из руки спицу, которую можно убрать плоскогубцами за 5 секунд и тем лишить его заработка. Ходит много детишек с пучком волос на макушке или с прической а ля крест.

    На улицах продают кувшины для варки кофе, кожаные ремни и солнечные очки. Когда же нам предложили купить какие-то металлические ошейники, скорее всего, для баранов, мы показали на своих жен "Для них что ли?". Продавец смутился и ретировался. Наших женщин ужасно раздражают писающие на улицах мужики. Они даже не отворачиваются и в лучшем случае могут изобразить свободной рукой домик над своими причиндалами. Поистине символом Адиссы вместо Брюсселя стоило сделать мальчика-пис, хотя Аддис-Абебу ни один писающий юноша не спас от беды. Только вонь одна со всех сторон. Придя домой с прогулки, мы приникаем к экранам телевизоров, по которым можно посмотреть что-нибудь по ОРТ, СиНН, индийскому музТВ или юаровскому каналам. По ОРТ показывают игры и американские боевики, СНН лучше смотреть в выходные, когда какой-нибудь журналист рассказывает о разных странах, куда его занесло по приказу редакции. Очень хороши индийские видео клипы, превращающиеся иногда в целые баллады с прекрасными видами этой сказочной страны. Радио мы тоже слушаем по телевизору, что привело в дикий восторг Таню Визбор, ведущую программы "Шуршалочка", которой я послал письмо со своими заявками. Для меня она поставила песню "Водосточная труба" группы "Оловянные солдатики". .

    На день госпиталя директор купил 15 баранов и одного быка. Последний недолго позировал детям и их родителям, вооруженных фотоаппаратами. Наступил час казни. Коротким ударом в шею были повреждены крупные сосуды и бык, истекающий кровью, упал на землю, а еще через 5 минут с него содрали шкуру. Когда мадам Кухня пришла за печенкой, чтобы положить ее в холодильник, оказалось, что ее уже съели в сыром виде палачи бедного животного. Всю ночь варили национальную еду - кетфо, тыпсы и дуравот, а на утро на волейбольной площадке уже высились палатки, стояли столы и два флага, олицетворяющие российско-эфиопскую дружбу. Выступали представители нашего посольства, профсоюзный лидер эфиопской организации, вручались подарки ветеранам госпиталя, а после застолья начались бесконечные танцы. Все обнимались, фотографировались, объяснялись друг другу в любви. Было очень здорово. Эфиопы ели сырое мясо.

    Вообще, обычай есть сырое мясо, широко распространен в Эфиопии. Это считается деликатесом. "Вы попробуйте, это вкусно!"- убеждали нас эфиопы. – "Нет уж, увольте. Вы не боитесь получить вместе с мясом червяков? Потом замучаешься зентель глотать". Симптомы глистной инвазии очень характерны и мы даже обходились без лабораторного подтверждения, когда больной жаловался на жжение в области пупка и тошноту. Сразу давали 6 таблеток зентеля, и через 2 дня жалобы прекращались.

    Одним из мест нашего отдыха было Содери, где протекает река Аваш, бегают обезьянки и бьют горячие радоновые источники. Тюльпановые деревья и плантации папаи приводят в восторг неискушенных европейцев. Обычно мы брали с собой разбавленный джин для себя и орешки для обезьян. Мы нежились, растянувшись на одеялах, подставляя солнцу свои бледные тела.

    Тамара Михайловна рассказывала, как однажды у порогов Аваша они столкнулись с афарами, ведущими на водопой верблюдов. Этих животных в Эфиопии не так много, и потому наши быстро вытащили фотоаппараты и начали снимать. Афары пришли в бешенство и, подняв над головами копья, бросились на обидчиков. Наши бежали до автобуса целый километр. Как выяснилось позже, афары считают, что фотографирование отнимает душу их любимых животных.

    В принципе эфиопы народ миролюбивый, но если их разозлить, ничем хорошим для обидчика это не кончится. Однажды со мной случилась такая история. Я ехал на такси через маркат в английскую библиотеку на Пьяцу. Вдруг на машину бросился какой-то парень с оцарапанным лбом. Сначала казалось, что он шутит, упершись ладонями в ветровое стекло, но затем он забрался с ногами на капот и вцепился в дворники. Выражение его лица стало злобным, взгляд бессмысленным. Вокруг машины, которую пришлось остановить, собралась толпа, пытавшаяся оттащить неожиданную помеху. Люди били его по рукам, разгибали пальцы, отчего сумасшедший (в диагнозе я нисколько не сомневаюсь) пришел в ярость. Полиции по близости не было. Водитель был в шоке от происходящего и с грустью смотрел на безумного. Мысленно он уже расстался с дворниками. Чудом удалось сбросить нападавшего, его оттащили в сторону и даже пнули ногой под ребра, а нас просили срочно уехать.

    Вот так всю жизнь мы сталкиваемся с каким-то безумным, безмозглым, но довольно яростным сопротивлением. Всегда находится кто-то, кто не дает идти вперед. Ничего не объясняя, не доказывая, не спрашивая, этот кто-то встает на пути, раскинув руки и его не всегда удается спихнуть. Приходится обходить, а иногда даже отступать. К чему все это? Зачем?

    В Эфиопии живет художник Афеверк Текле. Это величина мирового значения, хотя о нем у нас мало кто знает. В свое время он отправился в Англию для того, чтобы выучиться на инженера, однако страсть к рисованию победила, и вместо диплома инженера он получил диплом живописца. В дальнейшем он учился и в других странах Европы, после чего вернулся на родину. Первое полотно, прославившее его, было посвящено встрече царицы Шебы с царем Соломоном. Потом было написано множество полотен, но прославили его витражи, воспевавшие африканское единство и борьбу африканского континента за независимость. Один его витраж находится в здании ООН, другой в организации африканского единства. Со временем Текле стал почетным членом всех академий художеств мира. Он много ездит по миру, выступает с докладами. Однажды перед поездкой в Англию на симпозиум по искусству он споткнулся дома и, упав , разбил себе верхнюю губу. Мне пришлось зашивать ему рану, но через два дня он обратился с просьбой снять ему швы, так как надо будет выступать перед телевидением. Я снял, опасаясь того, что швы разойдутся, но этого, слава Богу, не случилось. Позднее он пригласил врачей нашего госпиталя посетить свое жилище. Это был маленький дворец, битком набитый книгами, картинами и сувенирами. Он был и в России, сохранив об этом добрую память. В гостиной на видном месте висит портрет художника в европейских средневековых одеждах со шпагой и в шляпе с перьями. Этот портрет был написан в Ватикане, где висят портреты всех выдающихся художников мира. Сначала портрет был написан в белых одеждах, так как художник накинул на плечи шаму, сшитую его матерью. Но это противоречило общей концепции галереи художников, где предпочтение отдавалось темным тонам. И тогда портрет пришлось писать снова. На этом портрете Афеверк Текле выглядит просто генералом.

    У него нет наследников, он решил завещать все свои картины своей стране. Если кто-то из иностранцев хочет купить его полотно, он должен подписать контракт, по которому купленная картина должна возвратиться в Эфиопию через 20 лет. Многие возмущаются, но, как говориться, не хочешь – не бери.

    Одним из мест отдыха было местечко Дебри Леванос, расположенное высоко в горах над африканским разломом. Это место интересно тем, что там имеется мост, построенный португальцами еще в 16 веке, водопад и один из главных монастырей, до недавнего времени считавшийся центром религиозной жизни страны. Когда-то в этом месте жил святой, много лет простоявший на одной ноге. Он прославился многими чудесами, которым позавидовали бы наши святые.

    Выше монастыря в пещерах живут монахи–отшельники. К ним можно попасть только по веревке.

    Обычно мы шли к водопадам и там перекусывали тем, что взяли с собой. И вот однажды наш доктор Спорт Женя Петров придумал новый аттракцион – кормление орлов. Забравшись на самое высокое место над каньоном и обглодав курочку, он, раздевшись до пояса, поднимал над головой кость. Через пару минут появлялись орлы и начинали кружиться над ним, не пытаясь отнять лакомство. Тогда Женька подбрасывал вверх приманку и один из орлов ловко подхватывал ее, устремившись прочь от своих сородичей.

    Другим местом отдыха было озеро Лонгано, куда мы ездили 2-3 раза в год. Это озеро с бурого цвета и мыльной консистенции водой было пригодно для купания, так как в нем не водились шистосомы. Оно с трех сторон окружено горами, в которых обитают бабуины. На берегу озера располагаются виллы посольских, а на другой стороне – зона отдыха и наши два домика, охраняемые непонятного возраста маленьким мужичком по имени Адунька. Его худоба позволяла заподозрить тот факт, что питается он раз в неделю, когда приезжает группа из Балчи. Мы привозили с собой воду, еду, выпивку, газ и белье. Быстренько окунувшись в озеро, мы накрывали на стол, разводили костер и включали музыку. Дальше шли карты, лото, мужички спешили с удочками к воде и уже в первый день ловили сомиков. На следующий день все шли на пляж, где нас разглядывали местные жители. Поездки прекращались на сезон дождей, так как в это время повышалась опасность заболевания малярией.

    Однажды в госпиталь привезли Адуньку. Он был в критическом состоянии с малярией двух видов – вивакс и овале и низким давлением. Но Адунька не собирался умирать. Как только он немного оклемался, он стал отказываться от капельницы с хинином и потребовал себе новые носки и штаны. Мадам Кухня, интересовавшаяся, как там поживает ее "жених", с удовольствием исполнила все его желания.

    Эфиопы по сравнению с нами не умеют развлекаться. У них нет казино, игральных автоматов, правда, есть боулинг, где кегли выставляют вручную. Единственно, что они могут себе позволить - это чашка кофе или бутылка пива. Но часто в ресторане вы можете видеть, как за столиком сидит 4 человека перед бутылкой минеральной воды Амбо.

    Любимым развлечением эфиопов являются свадьбы и похороны, а также футбол. Свадьбы растягиваются на очень длительное время, так как после самой свадьбы, на которую нужно пригласить как можно больше людей, в следующие выходные накрывают стол родственники жениха и невесты и тоже приглашают всех кого могут, затем другие родственники. Так может продолжаться до бесконечности. Однажды мы были приглашены на свадьбу в Хилтон, где кроме нас было еще полторы тысячи гостей.

    На похороны также собирается куча народа. Обычно на улице выставляется большая армейская палатка, где находится тело усопшего, и каждый желающий может с ним проститься.

    Ну а то, что твориться во время футбола трудно передать словами. Если эфиопы выигрывают, вся столица ликует, водители гудят, пассажиры синхронно хлопают в ладоши, молодежь бегает с национальными флагами, ну а если проигрывают, всеми овладевает уныние, и даже могут наблюдаться беспорядки. Иностранцам лучше сидеть дома и не высовываться. Если идут какие-то олимпийские игры и побеждает, к примеру, бегун Хайле Силасие, твориться что-то невообразимое. Все население вываливает на улицу и стоит просто непрерывный рев. Трубят в трубы, пляшут, скандируют какие-то лозунги. Мы почему-то не радуемся так победам наших соотечественников. Может, мы просто разучились радоваться чужим победам? Еще одно развлечение это религиозные праздники. Половина населения православные, исправно посещающие церковь дважды в день. Так например, на вербное воскресение, символом которого является пальма, из листьев пальмы делают тонкие ободочки, надеваемые на голову или плетутся амулетики в виде креста с торчащими в четыре стороны веточками. Этот амулет повязывают на лоб, а две стрелки торчат вверх как перья индейцев или как усы тараканов или как лапки кузнечика по определению Юли. Все эти причиндалы бесплатно выдаются в церкви, но предприимчивые дети пытались продать их нам за бырр. В церкви устраивался настоящий спектакль. В храм вводили осла, на спине которого вместо Христа располагалась икона с его изображением.

    Мусульмане отдыхают отлично от других. Обычно они где-то в тихом месте стелят подстилку, кладут на нее подушки, ложатся сами и курят кальян с какой-то травкой или жуют чат, обрывая молоденькие листочки с драгоценных веточек. Нажевав определенную массу надо еще покурить и запить все это кока-колой. Тогда будет кайф. Традиция жевать этот психостимулятор, родившись в Эфиопии, перекочевала в Йемен, где его жуют все поголовно, включая президента страны.

    Поездка в жаркие страны позволила понять одну простую истину: все люди, независимо от цвета кожи, одинаковы. У них те же цели и задачи, что и у нас, они также как мы любят, ненавидят, радуются и тоскуют. И они умеют лучше жить, чем мы, не смотря на свою бедность.

    Небольшой асловарик

    Але - есть
    Амбо - эфиопская минеральная вода
    Амбу – прибор для проведения вспомогательного дыхания
    Арат кило – пятый километр
    Афары – кочевое племя, пасущее верблюдов. У афаров почему-то не принято ездить на верблюдах
    Аддис-Абеба – столица Эфиопии
    Адуа - местечко, расположенное на границе с Эритреей, возле которого произошла битва эфиопских войск с итальянцами, увенчавшаяся победой эфиопов
    Азаш - заместитель директора по хозяйственной части
    Амхарский язык – официальный язык Эфиопии
    Аксум – древняя столица Эфиопии времен царицы Савской
    Афеверк Текле – великий эфиопский художник
    Балча – один из военоначальников эфиопской армии времен первой войны с итальянцами и название госпиталя российского красного креста
    Барбара – острый соус, в основе которого красный перец
    Бахар Дар – город на берегу озера Тана, с которого берет начало голубой Нил
    Баштанья – больной по амхарски
    Бырр - валюта Эфиопии. Один бырр равен 3 рублям. В ХIX веке официальной валютой были австрийские таллеры Марии Терезии. До них денег никаких не было.
    Ворадж - остановка
    Гамбеллы - африканское племя, живущее на западе Эфиопии
    Гомеостаз – состояние баланса в организме
    Дебризейт – город, расположенный возле Аддис-Абебы
    Дуравот – блюдо из курятины
    Елем – нет
    Кашаша - грязь
    Забанья - охранник
    Зейтуна - фрукт зеленого цвета с пупырчатой поверхностью и белой мякотью кисло-сладкого вкуса
    Зентель – противоглистный препарат
    Зыр зыр – мелочь по-амхарски
    Маркат – рынок по-итальянски
    Мамуш – мальчик
    Назрет – город в Эфиопии названный по аналогии с Назаретом
    Порфирия – наследственное заболевание, проявляющееся сочетанием неврологических и хирургических симптомов
    Рикавери – по-английски выздоровление, у эфиопов название реанимации
    Тиграйцы – одна из народностей, населяющих Эфиопию
    Тыкуль – дом сельского жителя в Эфиопии, топится по-черному
    Тыпсы – блюдо из баранины
    Ференчь - иностранец
    Чат – растительный психостимулятор
    Шама – легкая накидка белого цвета
    Шеба – еще одно имя царицы Савской

    Штанге Леонид Андреевич
    28/12/2007 18:49


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из Эфиопии

    28.11.18 Ethiopian Airlines снова отложила запуск рейсов из Аддис-Абебы в Москву
    20.11.18 Ethiopian Airlines решила летать из Аддис-Абебы в Москву напрямую
    19.10.18 Ethiopian Airlines меняет Шереметьево на Домодедово
    11.09.18 Ethiopian Airlines отложила запуск полетов в Москву
    07.08.18 Ethiopian Airlines сократила частоту будущих полетов из Аддис-Абебы в Москву
    04.06.18 Ethiopian Airlines хочет летать из Аддис-Абебы в Москву через Стамбул
    11.03.16 Свияжск, Севастополь, Кольский полуостров и Бурятия входят в топ-20 главных направлений года
    21.11.15 Ethiopian Airlines поставила на рейс экипаж, целиком состоящий из женщин
    01.06.14 Исторические дворцы Эфиопии откроются для посещений
    13.02.14 Туристам будет проще ориентироваться в Эфиопии
    [an error occurred while processing this directive]