лучшее письмо месяца

    С Индией на равных



    Туристам о туристких местах

    Пока турист не освоился в Индии, и не попал в волну местного, тихого и одновременно активно-делового, негордого отношения к жизни, на него будут смотреть как на мешок с деньгами. Видимо, нет другого пути преодолеть такое отношение индусов, как поменять в себе европейскую подсознательную привычку к высокомерию и русскую столь же подсознательную манеру иметь претензии. Ведь те же рикши, которые настроены драть с иностранцев плату в 10, а и в 20 раз дороже, и обступают туриста как саранча, донимая его по последней степени, порой могут вам по-человечески объяснить, и где какие достопримечательности, и как туда добраться на автобусе за копейки (если они, конечно, говорят по-английски). Но для этого с ними нужно добиться человеческого равенства. А этому очень мешает европейская претензия (как же мы можем быть равными с этими оборванцами, у которых небось три класса образования!) или наш экскурсионный подход (ну поглядим, что же мне покажут), вместо поискового отношения путешественника.

    Экскурсионный подход — это доехать до гостиницы, выгрузиться с вещами, полежать, сходить в ресторан, потратить деньги в магазинах и узнать, что где когда построено. Всего этого в Индии можно не делать (имея багаж 3 кг и перекусывая на ходу, что я советовала в предыдущих рассказах). Или делать ненароком по ходу общения с индусами, чтобы все складывалось как бы само собой — такой способ путешествия по Индии гораздо приятнее. В первом же случае, кроме не самой стерильной посуды, недостаточно вымытых полов, не слишком белоснежных простынь, тараканов в ресторанах и муравьев в гостиницах, можно вообще ничего не заметить. Если в Индии искать евростандарт, лучше просто туда не ездить. Я помню рассказ одной моей знакомой, привыкшей ездить в Париж, остановившейся в Индии в отеле, который ей рекомендовали как 5-звездочный. Какова была ее реакция, когда утром она увидела прямо на своих вещах огромных тараканов! Хотя все остальное было замечательно. Надо сначала найти комфорт психологический — остальное приложится.

    В отношении гостиниц следует иметь в виду, что верхнего предела цен для индусов не существует. Даже там, где на рекламах указана цена, эта цена откровенно завышенная с точки зрения самих индусов. С вас возьмут столько, во сколько вас оценят. А с точки зрения духовности можно сказать так: во сколько оценят ваше эго: чем больше внутренних притязаний, тем выше цена.

    В скромной гостинице индийского типа можно найти двухместный номер за 100-150 рупий. В Пушкаре, в скромном жилище, мне одной предложили за 70 rs, вдвоем за 90. Когда мы ходили с подругой, в более приличной гостинице, я сама назвала цену 150 rs, и хозяйка сказала: если вам подходит, но не говорите иностранцам, что я сдаю за такую цену. Но подруге понравилась гостиница с кондиционером, и я договорилась остановиться вчетвером за 700 rs. Однако потом пришлось заплатить 1100 rs: когда хозяин увидел всю компанию, он оценил нас дороже, и ничего поделать с этим я не смогла.

    Для людей, кто по-английски не говорит, можно сразу сориентироваться на 200 рупий за двухместную комнату и платить в этом случае 300. Нельзя останавливаться в первой попавшейся гостинице, надо посмотреть несколько: стоит потратить силы ради собственного комфорта (чтоб не нарваться на какие-нибудь неприятные неожиданности: скажем, нет необходимых предметов или чтобы не пришлось ругаться при отъезде, если цена вдруг выросла). Надо также знать, что отопления в индийских гостиницах нет нигде (!), т.е. температура в любое время года ниже, чем на улице.— Но зимой на севере: где температура ночью +5+10, при том, что днем +20, — можно попробовать спросить обогреватель (например, в Куллу, в туристском центре Манали они есть).

    Цены в ресторанчиках тоже часто не фиксированные: с иностранцев берут больше. Меню часто как раз на них и рассчитано. Индийский обед (весь целиком) больше 30 рупий не стоит.

    Характерно, если человек договаривается и общается, сбивает цену, отношение к нему становится лучше. Исчезает ажиотаж содрать деньги, заметный у молодых индийских мальчиков, которые видят в иностранцах легкую наживу. Возникает вопрос: из какой вы страны?— это шаг к контакту. От людей постарше и посерьезнее легче добиться нормального отношения. Если туристу лень общаться — ну что ж, пусть платит в десять раз больше. Ведь основное представление об иностранцах сегодня в Индии — что у них непомерно много долларов, и эти их лишние доллары должны как можно активнее перекочевать в карманы индусов ради блага их страны (и третьего мира). А все другое проявляется не сразу.

    Такова государственная политика: в местах, часто посещаемых туристами, цены на осмотр достопримечательностей для иностранцев сегодня в двадцать раз больше, чем для индусов! И если в 1998 году вход в Тадж-Махал стоил 10$, то в 2006 — уже 17$ (750 рупий= 500 рублей)! А для индусов цена 20 рупий (15 рублей, полдоллара: доллар по курсу 2006 г.— 44 рупии). И эти цены, к сожалению, не сбить: правда, можно попросить какого-нибудь индуса (например, вашего рикшу) купить билет по местной цене, но мало шансов пройти с ним: индусы очень внимательный народ, и все замечают. Хотя в Аурангабаде одной моей спутнице это удалось, но там иностранцев немного.

    Другой способ: самим сойти за местных жителей, сказав в кассе "эйк (дос) тикет дэду: дайте один (два) билета" — но для этого надо соответствующим образом одеться и выглядеть, а главное — иметь решимость. У меня таковая возникла, когда я увидела вдвое возросшие цены в Тадж-Махале. Переодевшись в сари и убрав волосы в косичку, я купила индийский билет, просто протянув 20 рупий, и прошла без проблем, затесавшись среди индусок. И потом долго ожидала девочек, которых старательно обыскивали с ног до головы — их самих и все сумки. Так что быть индусом в Индии во всех отношениях приятнее, чем иностранцем.

    Индусы чуть более законопослушные люди, чем русские, но имеют склонность помочь тому, с кем общаются, обмануть местную власть. Преградой к общению на равных для русских может оказаться то, что индусы, даже и с образованием — очень простые люди, обычно внешне лишенные какой-либо престижности. Ни их должность (за исключением полицейских в форме), ни их знания или духовные навыки никак на них не написаны. В отличие от нас, они не восприняли от Запада необходимость иметь имидж и не носят "маску": будь то верующего человека или ответственного лица ("положение обязывает"). (Эту маску слишком хорошо видно в фильмах, но в жизни театральности нет — думаю, даже в официальной элите нет: я с нею не общалась, но и по телевизору не видела у высокопоставленных лиц такого "имиджа", который любят иметь русские в официальных местах, особенно при нынешней бюрократии.) И мы можем просто не заметить человеческих качеств или способностей индусов, поскольку они их никак не выпячивают. Ни лоска, ни стремления "подать товар лицом": особенно если этим "товаром" служит собственная личность.

    Ужас первых впечатлений

    А теперь — о начале путешествия.

    В первую ночь мы остановились в ашраме Шри Ауробиндо в Дели. Такси из аэропорта довезло нас туда за полчаса безо всяких приключений. Потому что, во-первых, мы взяли официальное pre-paid taxi, а, во-вторых, я спросила подошедшего водителя, знает ли он, куда нас везти, и назвала адрес. Он посовещался со своими друзьями, и не то четвертый, не то пятый водитель ответил на мой вопрос утвердительно, сев за руль той допотопной, но просторной машины, номер которой был написан на квитанции. Ашрам далеко от ж/д вокзала, особенно если ехать днем, когда есть пробки, что неудобно с точки зрения билетов. Но самолет прилетал в час ночи, и желательно было выспаться. А поскольку мои спутницы в Индии не были, я забронировала комнаты в ашраме, чтобы миновать привокзальный квартал Мэйн Базар, памятуя собственные первые впечатления от Дели.

    Далее — небольшое лирическое отступление о моих первых впечатлениях от Дели: не для тех, кто в Индии был, — но, может, пригодиться тем, кто в Индии не был.

    В мою первую поездку (в 1998) Индия встретила нас не так чтобы очень гостеприимно. Правда, при выходе из аэропорта мы с подругами также нашли официальную будку такси, заплатили, получили квитанцию, и таксист без проблем довез нас на привокзальную улицу, где располагались гостиницы. Мы сняли комнату (за 300 рупий на троих, хотя потом видели и за 150). Но пока торговались, располагались да перекусывали, потеряли время — и когда пришли на вокзал, кассовый зал для иностранцев на втором этаже (Reservation for Forein Turist), уже закрылся. Брать билеты в окошечке в толпе индусов мы так сразу не решились, и зашли в несколько турбюро рядом с вокзалом. Цены там были куда выше, чем на вокзале, вдобавок сразу начинали подниматься, как только менеджеры видели, что мы готовы согласиться. Неопытность девушек, которые провели в Индии лишь пару часов, откровенно бросалась им в глаза. “Пошли отсюда,”— решительно сказала одна из моих спутниц, и мы отложили вопрос с билетами до утра.

    Мэйн базар — скопление узких привокзальных улиц, и вправду похожее на базар: с его сутолокой и грязью, которая есть во всех городах вблизи вокзалов, и однообразием многочисленных лавок, где торгуют едой вперемешку с прочими товарами и среди которых с непривычки легко заблудиться, если перепутать и пройти не в тот из многочисленных проулочков. Столь же легко заблудиться и в старых кварталах других индийских городов: и в Варанаси мои спутницы, отойдя несколько кварталов от гостиницы, нашли ее с трудом. Поэтому на первых порах мы не расставались.

    В сумерках мы вернулись в гостиницу и легли спать на одной огромной кровати двуспального номера: на которой поместилось бы человек пять — но было не уснуть. Попадание в совсем незнакомую ситуацию всегда вызывает стресс. И был не решен еще вопрос билетов. Желая увидеть океан, мы колебались: ехать ли более длинным маршрутом: на юг в Тривандрум или Бангалор (оконечность Индостана с заездом к Саи-бабе) или на восток в Пури — я разработала два маршрута. Одну из моих спутниц привлекал Саи-баба. Но ее реакция на Мэйн базар оставляла желать лучшего, и я думала, что надо ехать куда короче: на восток,— если мы вообще куда-нибудь доедем.

    “Спите, девочки?” — спросила она, чтобы разрядить создавшееся напряжение. “Куда там!” — откликнулась я. “А признайся, что ты здорово струхнула!” — “Да я за тебя боюсь! Я-то могу хоть сейчас пойти гулять по улицам. Похоже, на юг нам не доехать.” “Ладно, завтра погуляем,— миролюбиво сказала третья наша спутница, — завтра все выяснится: куда будут билеты, туда и поедем.”

    Мы действительно с утра прошлись с ней вдвоем по Мэйн Базару, оставив нашу третью грацию принимать душ, пить кофе и приходить в себя, и полюбовались продававшимися там изваяниями богов. Моя вторая спутница имела ассирийские корни — и ощутив знакомую атмосферу восточного базара: более просторного и почище, если уйти подальше от вокзала, и чем-то похожего на все восточные базары,— уже вполне освоилась и тут же захотела поторговаться и купить какие-нибудь специи. Я же торопила ее идти за билетами — но я зря переживала. Вежливый служащий касс для иностранцев предложил нам все возможные варианты, и поскольку билетов на южное направление на текущий день не было, мы взяли билеты на восток. “На Варанаси сегодня билетов нет, но я выпишу билеты в соседний город — там всего 40 км до Бенареса, доедете на автобусе. Сколько дней вы собираетесь там быть?” “Три дня нам хватит, — переглянулись мы.— А потом поедем на Бенгальский залив.” — “Вокзал в Пури, это конечная ж/д станция: вот билет, отправление с ж/д вокзала Варанаси” Билет в Индии выписывается на несколько человек, а цена билета от Дели до океана: до Бенгальского залива через Варанаси составила 8 $. По Индии удобно ездить транзитом, как раньше по СССР.

    После этого все пошло более-менее гладко. Поменяв доллары в центральном банке (хотя проще менять сразу в аэропорту) и купив путеводитель, мы пешком догуляли по центральной площади Конат Плейс: в двух шагах от вокзала, и располагавшейся неподалеку средневековой обсерватории, сооружения которой фиксировали движение солнца по знакам Зодиака и положение других небесных тел. Круг из 30 колонн с центральным столпом посередине обозначал местоположения лунных стоянок, а длинная лестница была сориентирована на летнее солнцестояние. Затем мы дошли до арки Индийских Ворот, где на берегу бассейна с водой мальчик показывал ручных змей, выманивая у иностранцев рупии. А потом по одной из улиц, лучами расходившихся от Конат Плейс, мы удалились от центра и там наткнулись на большой и скромный магазин с распродажей сари (где они стоили 4$, а не 40, как на центральной площади). Продавщицы предложили нам их примерить, и превращая 6-метровый кусок ткани в изящное платье прямо на моих спутницах, стали с улыбкой объяснять нам все фазы этого непростого процесса. Одна из моих подруг выбрала темно-зеленое сари, другая — сиреневое. Я вовсе ничего не собиралась покупать, но они уговорили меня не отрываться от коллектива и взять оранжевое: “Что ты, тебе так идет! В крайнем случае, пойдет на занавески.” Потом, на первом попавшемся автобусе мы вернулись в центр. Поезд был вечером.

    Вежливый служащий вокзала предупредил нас обо всем, кроме одного: что вагона, в котором мы едем, на конечной станции может и не быть. Я надеюсь, что это бывает не часто — и номера вагонов на поездах обычно пишутся привычными для нас арабскими цифрами, а не индийскими, да еще принято вывешивать на каждом вагоне фамилии пассажиров. Но мы несколько раз пробежали весь поезд из конца в конец, выясняя номера вагонов, которые были написаны по-индийски, а нашего вагона так и не нашли. Поезд тронулся — мы вскочили в него на ходу, и судорожно стали выяснять, туда ли мы сели. Наконец, мы увидели контролера и узнали, что все хорошо: наш вагон через пару часов прицепят к поезду, и тогда мы сможем лечь спать. А пока контролер освободил для нас скамейку, и мы спокойно вздохнули.

    Оставалось лишь порадоваться, что при такой посадке у моих спутниц было на двоих только 6, а не 17 кг вещей, как вначале. (И первое, что они сделали,— сложили все лишнее: европейскую одежду и тяжелые косметички в одну из сумок и оставили её в камере хранения в Дели; с собой же взяли другую и носили её по очереди).

    Встретить контролера тоже было удачей: иметь в каждом вагоне кондуктора — для индусов роскошь. Обычно видишь его один раз за поездку — прошел, проверил билеты — и ищи-свищи его на другом конце поезда из 20 вагонов. Как я уже сказала, опознать нужный поезд из вереницы прибывающих и убывающих — не самая простая задача, хотя платформу служащие на станции обычно называют правильно. Но, как и у нас, разные вагоны идут разными маршрутами, индусы едут на этом поезде в разные места и могут не знать, что этот поезд идет туда, куда едете вы.

    Так, в эту поездку на станции, ближайшей к Аджанте, где находятся знаменитые пещерные храмы, пропустив пять поездов, которые по времени уже должны были быть нашими, я точно выяснила, куда идет следующий поезд, лишь в вагоне-ресторане: другие индусы не знали. Если бы я послушала работника железнодорожной службы, мы бы в него не сели. А поезд оказался наш.

    А в Агре мы на сей раз познакомились с соотечественниками, которые умудрились сесть не в тот поезд чуть не на наших глазах. Это были новороссийка, украинец и латышка — приехавшие поработать в Дели по студенческому обмену. В будни они работали в какой-то фирме, и далеко ездить им не удавалось, еще и в силу незнания страны, но посмотреть знаменитый Тадж-Махал (до Агры 5 часов от Дели) они сумели. Мы общались, наш поезд опаздывал, потом они куда-то делись. Когда мы, наконец, дождались его, несколько раз подтвердив у разных людей, что поезд наш, рядом оказалась латышка, которая сообщила, что ее попутчики уехали куда-то совсем не в Дели, а она в результате осталась без билета. Правда, занять место рядом с нами ей не удалось, потому что на эти места села семья с ребенком, но она присоседилась неподалеку, сообщив потом кондуктору свою историю (который, к счастью, ее не выгнал и не заставил платить: наверное, привык к бестолковости иностранцев).

    На билете стоит номер поезда, но наизусть его мало кто знает: хотя кое-где на платформах есть табло, где этот номер должен высвечиваться, вперемешку с номерами вагонов, но не везде. А найти нужный вагон всегда проблема, если поезд проходящий. Стоит он несколько минут, а вагоны нумеруются не от 1-го к последнему, как у нас, а имеют разряды: несколько вагонов класса А (air-conditioned: с кондиционером), 10-12 класса SL (sleeping: спальные), несколько общих вагонов G (general), есть GL (общий для женщин), могут быть еще S (sitting: сидячие места), и все это в разных концах поезда. Сами индусы примерно знают в принципе, где что находится, но будет ли приходящий поезд пронумерован от хвоста к голове или наоборот, этого сказать обычно не может никто.

    Хаос жизни и беспорядок, обрушивающийся на голову иностранцу, — а точнее, непонятный нашему уму порядок, с которым сами индусы вполне управляются, шум и гудки на улицах, а в Дели пробки автобусов и рикш: мотоциклетных кабинок и велосипедов с коляской, — все это производит шокирующее впечатление на русского туриста. Особенно в больших городах, поэтому лучше их сразу миновать.

    Правда, убедить русских людей миновать Дели невозможно, пока они сами не получили впечатление от индийской столицы на всю оставшуюся жизнь. На сей раз мы час ехали от ашрама Шри Ауробиндо до автовокзала, на ходу выпрыгивая из одного автобуса и впрыгивая в другой между движущимся и застревающим в пробках транспортом. Потому что первый автобус решил свернуть в сторону, ближе к концу маршрута. Но это — в порядке вещей, да и индусы сразу подсказали, какой номер следует догонять. Однако моим спутницам не хватило впечатлений: они явно засиделись на вокзале, пока я брала билеты, и захотели куда-нибудь прогуляться. Ближе всего находился Ред Форт, и я предложила пойти туда — но вскоре пожалела, что повела их не в старый полуразрушенный форт тут же у автовокзала, а в туристское место. Правда, до главного форта мы добрались сравнительно легко, если не считать, что пришлось отбиваться от вело-рикш, захотевших подвезти иностранок, а потом содрать несусветную цену. Но в сам Ред Форт не пошли: оглядев километровую очередь и познакомившись с ценами для иностранцев (всего в 10 раз больше индийских, а не в 40, как в Тадж Махал, но на первых порах в русских людях срабатывает экономия). Смотреть там особо нечего, да и времени до автобуса оставалось немного. Я сочла за лучшее пойти на ближайший рынок купить индийскую одежду. Поторговавшись, мы купили пенджаби (сразу одеться в сари не решились, хотя, если есть желание, это лучше) и вернулись обратно — тоже бегом, в сумасшедшем ритме индийской улицы. Хотя потом поймали автобус, и еще с полчаса у нас осталось в запасе.

    Гуляли мы по Дели от силы часа два с половиной — но психическая измотанность от шума, гама и хаоса все равно дала о себе знать на следующий день, когда мы уже приехали в долину Куллу. Ведь ехать туда пришлось на автобусе 19 часов (хотя индусы, продававшие нам билеты, заверили, что 13)! А автобус, хоть и считался повышенной комфортности, и имел верхние полки, для того, чтобы спать, но, во первых, водитель решил нас уложить туда по двое, а во-вторых, индийские автобусы дают гудки на каждом повороте, через каждые пять минут, особенно в горах. А горы начались ночью: автобус трясся и переваливался с боку на бок так, чтобы если бы мы лежали не по двое, верно, катались бы по полке. Но гудки периодически будили пассажиров, давая им удостоверится, что они крепко держатся за ручки и загородки. И когда мы добрались до пункта назначения, у самой молодой из моих спутниц, которой последние пару часов в автобусе уже было совсем нехорошо, возник вопрос: зачем она вообще поехала в Индию?

    На самом деле она давно мечтала об этом — но ее поколение не закалено советским образом жизни и уже привыкло к европейскому комфорту (хотя, как гибкий человек, она смогла перешагнуть через материальные неудобства и быстро адаптировалась). И, наверно, она не единственная, у кого такой вопрос возникает: если не в первые сутки пребывания в Индии, то на вторые. Хотя потом он всегда исчезает. Но совсем минует лишь тех, кто не замечает трудностей — и у них путешествие с самого начала складывается легко. А если людей беспокоит материальный комфорт — преград не избежать. Потому что самих-то индусов он не беспокоит!

    Один человек, собираясь в Индию, спросил меня: чем вы можете меня напугать? Я силилась это сделать, но кроме тараканов в гостиницах: с которыми лично я знакома не была — ничего в голову не приходило. Для меня Индия всегда была очень комфортной страной, где хорошо любому человеку. Правда, он спрашивал до моей третьей поездки — а теперь, взглянув глазами других людей, я вижу почти непреодолимые трудности для европейцев и теперь уже по-европейски ориентированных россиян воспринимать Индию, как она есть. Быть с нею на равных. Вот такая странная закономерность: чем больше хочет человек в Индии по-европейски расслабиться, тем больше испытаний его ожидает. Чем он активнее, мобильнее и внутренне собранней — тем вернее он попадет в созерцательный настрой.

    Индия остается прежней, но Россия уходит все дальше от Индии. И в Индии остается то, что мы потеряли.

    Семира
    02/04/2007 09:03


    Мнение туристов может не совпадать с мнением редакции.
    Отзывы туристов, опубликованные на Travel.ru, могут быть полностью или частично использованы в других изданиях, но с обязательным указанием имени и контактов автора.

    Новости из Индии

    09.10.18 Новый чартер в Гоа из Москвы
    09.08.18 Билеты в Тадж-Махал для иностранцев подорожали
    12.07.18 На пляжах Гоа запретили делать селфи
    13.04.18 В Индии пассажирский поезд укатился со станции без локомотива
    02.04.18 Тадж-Махал ограничивает время посещения для туристов
    17.11.17 Названы самые опасные и безопасные страны для туристов
    19.09.17 Штат Гоа продолжает борьбу с алкоголем
    24.05.17 Air India прекратит полеты из Дели в Москву
    20.04.17 График работы консульств и визовых центров в майские праздники
    18.04.17 Половину отелей Индии оставили без алкоголя
    [an error occurred while processing this directive]